Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Архив эпизодов » Не смешивать со льдом


Не смешивать со льдом

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Место действия
Америка, Нью-Йорк.

2. Время и погода
24 февраля, 2020 год. Поздний вечер, прохладно.

3. Действующие лица
Джереми-Луи Наварро, Долорес Маллиган.

Когда счётчик случайностей начинает зашкаливать, люди, как правило, пугаются. Если они не журналисты.

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-03-01 12:30:32)

0

2

[ava]http://savepic.net/7745959.jpg[/ava]Когда она покупает крепкий кофе в маленьком уличном киоске, она чувствует себя Ло. Солнце щекочет ей нос и бегает по распущенным светлым волосам, ей хорошо и легко. День только начинается, так что впереди, вне всяких сомнений, много интересного. Вот, например, молодой мужчина с очень странным лицом — это интересно. Она пытается угадать, кровь каких народов течёт в его жилах, и у неё есть очень много вариантов, но все они в равной степени случайны и на верную мысль не тянут.
Когда она открывает зонт, ярко-красным пятном разбивающий серость улицы, она скорее Лола. Её внимание привлекает парень с потерянным взглядом, который неподвижно застыл на другой стороне дороги. С мимолётной кофейной угадайки прошло больше месяца, и она не сразу вспоминает, где видела его раньше; будь он чуть менее приметным, она потратила бы намного больше времени, но его необычная внешность подаёт маячок из солнечного дня, и девушка улыбается. Она чувствует себя так, словно видит старого знакомого. Она вообще любит узнавать на улицах людей, которых встречала раньше — это такая игра для тренировки памяти.
Когда она бродит среди бесконечных стеллажей с книгами, тетрадями, логическими играми и разного рода интересными вещами, она представляет себя птичкой Долли. Конечно, колибри, и на мгновение ей кажется, что татуировка на запястье разгорается приятным теплом. Она вспоминает, что хотела найти Юстинуса Кернера, печального и прекрасного, отправляется к интерактивному информационному стенду, который, по её воспоминаниям, находится в центре зала, и обнаруживает его занятым. Украдкой разглядывает профиль склонившегося над ним молодого человека — узнаёт его почти мгновенно, хотя прошло около трёх месяцев с того проливного дождя, когда он изображал памятник задумчивости.
Когда она поздним вечером заходит в круглосуточный магазин бытовой электроники, ей немного тревожно и звонко где-то внутри, так что теперь она Лолита. Её чайник перегорел сорок минут назад, оставив на память запах горелого пластика, так что она решила купить новый, пока проветривается квартира. Она случайно слышит, как кто-то спрашивает у консультанта, бывают ли у них аккумуляторы для мобильных телефонов, и поворачивается на звуки голоса.
— Через дорогу салон связи. Там спросите, — советует она, когда консультант, промычав что-то невразумительное, растворяется в горизонте. Мужчина кивает, невнятно благодарит и решительно покидает магазин. Девушка какое-то время смотрит ему вслед, улыбается и берёт в руки коробку с приглянувшейся моделью. Ей кажется, что должно быть специальное слово для таких односторонних знакомств. Она помнит его лицо так хорошо, что может представить с закрытыми глазами, теперь знает и голос; он не знает о ней ничего — и это нормально с её заурядной внешностью, а всё-таки что-то здесь немножечко странно. Потому что… четыре мимолётные встречи меньше, чем за полгода, в таком огромном городе, как Нью-Йорк — не многовато ли?
Она загадывает, что в следующий раз случится что-нибудь совершенно особое, так что они не смогут не познакомиться. В том, что они столкнутся ещё, девушка уже не сомневается.
Через полтора месяца она затемно идёт дворами по незнакомому пути, проходит мимо компании из троих парней. Она не смотрит на них, но один всё-таки окликает:
— Эй! Что такая милая девушка делает одна поздно вечером?
— Ничего. Она со мной, — слышит она ледяной ответ откуда-то из-за спины.
У неё был очень долгий и очень тяжёлый день, поэтому она долго думает, стоит ли удивляться тому, кто её защитник.

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-03-01 14:58:20)

+1

3

Жизнь - интересная штука.
Ещё пару лет назад Джереми и подумать не мог, что солнце ему больше не видать, как собственных ушей. Что больше никакого кофе с корицей в том киоске ему не купить, не насладиться его вкусом, пока солнечный свет нагревает сумасбродную тыковку, а девчушка с золотыми волосами так забавно рассматривает его, видать, высматривая в нём знакомого или просто глазея, от нечего делать.
Кто бы мог подумать, что он будет скучать по тому, как когда-то, давно, мерзкий дождь барабанил по улице и заставлял мурашки пробегаться по коже, а дождевая вода так гадливо забиралась в ботинки, что замёрзшие пальцы начинали чуть неметь, и всё, что тебя беспокоит, пока ярко красный зонт раскрывался на другой стороне улицы - это сколько дождь ещё продлится и успеешь ли ты добраться до дома, пока окончательно не простудился...Тогда всё это казалось то незначительным, то отвратительным, то обыденным, а сейчас только и оставалось, что вздыхать об утраченном. Правильно кто-то сказал: что имеем - не храним, а потерявши - плачем. Только Наварро не плакал, нет. Просто сожалел иногда, когда оставался один на один с сигаретой, после потраченного в никуда днём и перед обещавшим быть таким же никчёмным вечером.
Когда его обратили, помнится, он даже пытался найти в книжном магазине книжки о вампирах. И всё, что находил - грёбаные любовные романы, от которых лицо кривилось как-то само собой, а глаза закатывались вверх, как у страдальца номер один. Впервые тогда он понял, насколько отличается бытие вампиром от человеческого: биение сердца девушки, что прервалось на мгновение, когда она его увидела, он почувствовал издалека. Может, узнала в нём кого? Кто знает, её уж и не спросить... А дальнейшие вылазки на улицу стали приходиться постоянно на ночь. Как прекрасен современный мир со всеми этими круглосуточными магазинами, в которых можно купить почти что угодно, только выбери нужный - и дело в шляпе! И даже если тебе понадобится новая зарядка для новенького телефона, который ты вытащил у кого-то из кармана, ты найдёшь её где-нибудь. Или того, кто подскажет, где искать. Например, девушка с золотыми волосами и голубыми глазами. Прямо как добрая полуночная фея.
Такая же полуночная фея сейчас шла по улице. Он был готов поклясться, что где-то её видел или...может, ощущал. Поди разбери. Сухпаёк недавно отменили, как меру наказания, спасибо Дэниелу за это, поэтому он даже мог похвастаться тем, что почувствовал, как проклятое сердце дрогнуло, когда она прошла мимо него, курящего около мусорки. Из-за угла, что был вне зоне видения Наварро, вырулила троица, решившая, видимо, что докопаться до Феи - отличный способ провести вечер. Джереми нахмурился, поняв, что нельзя позволить этим троим вести с ней дискуссию дольше минуты и, отшвырнув сигарету в сторону, пошёл к ним.
- Эй! Что такая милая девушка делает одна поздно вечером? - осведомился один из компании.
- Ничего. Она со мной, - максимально холодно произнёс Наварро, бросив на них недоумённо-презрительный взгляд. - Прости, что задержался.
Он приобнял Долорес одной рукой и отсалютовал им двумя пальцами.
- Спасибо, что побеспокоились о моей девочке, но ваши услуги здесь не нужны, - он широко заулыбался и повёл её вперёд в своём темпе, чуть побыстрее, чтоб те даже сообразить ничего не успели. Меньше всего ему хотелось сейчас поставить кучку дегенератов на место, расквасив паре из них лица и снова получив сухпайком в желудок.
- Не оборачивайся и иди спокойно. И вообще, засмейся. Я даже помогу тебе, чтоб естественно получилось. Мой друг недавно назвал меня Кеном с близко посаженными глазами, представляешь? - он рассмеялся, даже не наигранно, припомнив и прочие прилагающиеся к этому нелестному отзыву обстоятельства, чмокнув Маллиган в висок, как образцовый бойфренд.
Когда он понял, что за ними никто не идёт, он резко отпрянул от девушки и выдохнул с облегчением - повезло сегодня, ничего не скажешь.
- Извини за фамильярности, во мне умирает актёр и это была его предсмертная конвульсия. А вообще, нечего тут шататься такой хорошенькой голубоглазой девушке в одиночку. Чего ты тут забыла? Заблудилась? Может, до метро тебя провести? Я могу. Кен не может быть плохим, даже если чутка бракованный... Кстати о глазах. Бьюсь об заклад, где-то я тебя уже встречал. Или...нет?
Он чуть наклонился, всматриваясь в черты её лица. Не особо это было вежливо, конечно, но... как-то всё изначально не заладилось, не правда ли?

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

4

[ava]http://savepic.net/7821762.jpg[/ava]На одно короткое мгновение она подумала, что будет забавно, если её спаситель сам окажется маньяком с недобрыми намерениями. Она как раз писала статью об одном таком уникуме полгода назад, тот действовал по оригинальной схеме: сначала спасал девушку от очевидно неприятной компании, а затем труп находили в какой-нибудь симпатичной канаве. Вероятно, другая на её месте поостереглась бы принимать помощь, обладая подобной информацией о человеческой изобретательности.
Долорес слегка боднула спасителя в плечо, что должно было означать нечто вроде «ты, конечно, зараза, но я не в обиде», и, позволяя прижать себя плотнее, подстроилась под его шаг. От него пахло сигаретами, скорее приятно, чем нет; рекомендация и последующая цитата пришлись очень кстати, потому что груз накопившихся событий грозил вот-вот выплеснуться нервным смехом. Благодаря стараниям спасителя, получилось скорее весело, чем истерично.
— Твой друг ничерта не понимает в нестандартной мужской красоте, — доверительно сообщила она, отсмеявшись. Сделала вид, что не обратила на поцелуй никакого внимания, только внутри что-то чуть дрогнуло. Непривычное ощущение.
Когда опасность миновала, он резко дёрнулся в сторону, словно уходя от пощёчины — почти обидно — а затем заговорил, не дав и слова вставить. Когда прочувствованная речь закончилась, он принялся разглядывать Ло так пристально, словно та была картиной в музее современного искусства. Не сказать, что это могло её смутить, однако…
— Да, нежно целовать на публику ты умеешь, — насмешливая фраза сорвалась с её языка прежде, чем она успела подавить порыв. Мысленно обругав себя за эту реплику, она продолжила чуть серьёзнее: — просто пыталась срезать дорогу и, вероятно, ошиблась поворотом.
Девушка сделала паузу, прикидывая, стоит ли честно рассказать, где и когда они виделись, или ему эта информация ни к чему, и стоит просто отпустить парня с миром. Напряжённое любопытство в его взгляде показалось ей почти диким — какая ему разница, в общем-то? Это она ненормальная девчонка, которая ищет знаки в случайных встречах, и… и раз так — пусть теперь терпит её, сам напросился своим героизмом и интересом!
Она сделала вид, что сильно задумалась.
— Хм… Киоск «Старбакс», дождь на Гранд-стрит, навигационный стенд в книжном, круглосуточный магазин электроники… Да, четырёх раз, пожалуй, достаточно, чтобы сказать, будто мы виделись раньше, — по её губам пробежала лукавая улыбка. — Но ты можешь не согласиться. На самом деле, до дома мне ближе пешком, чем через метро, — «поэтому особого смысла в твоём предложении нет», — поэтому ты на правах благородного рыцаря можешь проводить меня до конечного пункта назначения и получить награду за спасение в виде чая с пирогом. А лучше — полноценного ужина.
Присмотревшись к герою повнимательнее, она отметила, что тот не особенно похож на человека, которому часто выдаётся нормально поесть. Почему бы не исправить эту досадную оплошлость в качестве благодарности?
— И… да. Я так и не сказала тебе. Спасибо. Беседа с этими парнями не входила в список моих дел на ближайшее будущее.
Девушка заправила прядь волос за ухо, скользнула взглядом по его лицу и добавила:
— Даже неловко, когда меня спасают и целуют незнакомые парни, — «и чего ты к этому поцелую прицепилась?» — поэтому предлагаю познакомиться. Долорес.
Она машинально протянула руку для пожатия.
На маньяка мужчина решительно не был похож. С другой стороны, маньяки редко ходят с оповещающими табличками, однако ядерная смесь слабоумия и отваги не позволяла ей задумываться над целесообразностью всего сказанного. Усталость, которая ещё несколько минут назад давила на плечи, забылась сама собой.
Одна фраза из его короткого монолога засела в её голове очень прочно, но обсуждать её девушка не спешила, намереваясь сделать это чуть позже, когда они разберутся с первичными расшаркиваниями при знакомстве.
Последняя их встреча произошла больше полутора лет назад. Она бы давно забыла, если бы не сочла нужным записать подробности; с тех пор она почти перестала ждать очередного стечения обстоятельств. Три часа назад она твёрдо решила завязывать с поиском знаковых событий, а теперь — здравствуйте, вам посылка от судьбы, красивый до предательской дрожи в коленях рыцарь, одна штука, распишитесь, получите, напоите чаем.

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-03-01 14:47:00)

+1

5

- Точно! - Джер отодвинулся и хлопнул ладонью о ладонь, усмехнувшись. - Надо же, как тесен мир. Не благодари - пустое. Я думаю, что любой нормальный парень поступил бы так же на моём месте, хотя я, пожалуй, каюсь, переборщил с игрой в твоего бойфренда. Джереми. И спасибо за комплимент, я запомню и другу своему передам что обо мне думают нормальные люди.
Наварро пожал её руку, легко сжав ладонь девушки в своей руке, выпрямился и кивнул ей.
- Естественно я провожу тебя. Раз уж я вызвался побыть сегодня твоим спасителем, то надо доделать дело до конца. Веди, милая, - парень подмигнул ей и сунул руки в карманы пальто. - Или хотя бы назови адрес, чтоб мы отсюда вырулили, как надо. Это, конечно, не Бронкс, но здесь по вечерам много всякой швали ошивается.
"Такой, как я, например. И ты не захочешь с ними познакомиться, в отличие от меня," - договорил он про себя.
Вечер заиграл золотом волос Долорес и лазурью её глаз. Вдохновляющая у неё внешность, самое то для художника-любителя. Интересно, какова на вкус её кровь? Не то чтобы он хотел попробовать или поставил себе задачу выяснить это в будущем, но, с тех пор, как он стал вампиром, вкусовые качества крови того или иного человека его нет-нет да и интересовали. Омароза посадила бы его на сухпаёк, вздумай он попробовать - обычно именно эта причина останавливала нездоровое вампирское любопытство. В данном случае любопытство останавливал сам светлый образ Долорес. Может, она и окажется какой-нибудь стервой или истеричкой, но она была приятной внешне и ей можно было бы это простить - уж больно милая.
- Но не переживай - объедать тебя не буду. Я уже поел, - как же двусмысленно звучала бы эта фраза, знай она, что он вампир. Джереми ухмыльнулся этой мысли. - Знаешь, зря ты так беспечно относишься к таким местам. Уж прости, что звучу как занудный старикан, но... Чёрт, серьёзно, в это время лучше ездить на такси или ходить по освещённым и оживлённым улицам, даже если так длиннее путь. Вот кто знает, что было бы, если бы меня или другого какого-нибудь парня тут не оказалось? Беречь себя нужно, Долорес. Ты у себя одна, понимаешь? Если тебя...ну... что-нибудь с тобой сделают - второго шанса жить дальше припеваючи может не быть.
"Или он тебе очень не понравится, этот второй шанс. Поверь на слово, красотуля," - снова договорил он про себя, мысленно пообещав себе надрать задницу тому, кто вздумает обратить её в вампира или вервольфа. Не дай бог он однажды встретится с ней в "Рогах и Копытах". Это уже точно будет неприятной случайностью, в отличие от этой и всех предыдущих.
- Ладно, режим занудного старика выключен. Думаю, тебе меньше всего нравится, когда какой-то невнятный парнишка пытается учить тебя жизни.
[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

6

[ava]http://savepic.net/7821762.jpg[/ava]«Очень приятно, Джереми, — озвучивать столь банальную фразу она не стала, решив оставить это впечатление при себе. — Джереми. Джерри? Джей? Джем?»
Пробовать его имя на вкус оказалось интересно. Мысленное ‘J’ щекотало разум, мешая сосредоточиться на разговоре, зато позволило разорвать ехидную зацикленность на лёгком поцелуе.
— Берген-стрит, 17, — ответила она, понадеявшись, что он ориентируется на местности лучше. В любом случае, вдвоём заблудиться не страшно. То есть, ей изначально не было страшно — откровенно говоря, она просто не успела испугаться, — но теперь можно представить себя маленькой девочкой под надёжной защитой и вообще ни о чём не думать.
— У меня очень плохо с инстинктом самосохранения, как, наверное, у любого журналиста, — сообщила она, — не привыкла к осторожности, и сегодня это могло бы стоить мне как минимум здоровья, если бы не ты. У меня всегда так, прохожу по краю, и не всегда сразу понимаю, что делаю.
Пояснение вышло, кажется, довольно корявым, но полностью соответствовало истине.
Пока рыцарь разглагольствовал о необходимых мерах предосторожности, она искоса следила за выражением его лица. Это действительно можно было принять за обычное ворчание любого человека, который застал подобную ситуацию, если бы не…
«Кен не может быть плохим, даже если чутка бракованный», — слова, которые она услышала несколько минут назад, всё не давали покоя, а в умении находить связь между случайными фразами ей нельзя было отказать. Это что-то вроде профессиональной деформации — искать второе дно даже там, где его, вероятнее всего, просто нет.
Она неопределённо повела плечами.
— Видимо, второй шанс «невнятного парнишки» оказался не настолько приятным, как ему бы хотелось. Стремление уберечь других от своих ошибок естественно для человека, — тихо заметила Долорес, не решившись проговорить уточнение, мелькнувшее в голове: «если он не садист, не психопат и не похуист».
Ни под один из этих пунктов Джереми решительно не подходил, и даже комплимент из этого вышел бы более чем сомнительный: мол, парень, ты меня спас и вообще классный, так что я не считаю тебя садистом, психопатом или похуистом! Восхитительно.
Лезть в душу едва знакомого человека — это вообще не самая тактичная идея на планете, так что, если он не захочет об этом говорить, это будет логично. Тем не менее, она не могла промолчать. Возможно, ей просто померещился крик о помощи, спрятанный в этой оговорке, и всё-таки Долорес была из тех, кто предпочитал проверять свои предположения. Даже если они подразумевали большую вероятность возникновения неловкой ситуации. К тому же, она чувствовала себя обязанной и не собиралась упускать даже иллюзорную возможность помочь ему.
Конечно, Джереми имел полное право одёрнуть её или просто перевести тему; если с ним и правда произошло что-то неприятное, вряд ли он горит желанием это обсуждать, так что её намерение поиграть в личного психолога как минимум идиотское. Девушка коснулась кончиками пальцев его плеча, надеясь показать этим жестом, что она не настаивает, и никто не просил её лезть, и…
«Мам, мне кажется, я у тебя дура», — подытожила она.

0

7

- Берген-стрит...Берген-стрит... - Джереми осмотрелся по сторонам, задумчиво потирая подбородок. - Нам сюда.
Он кивнул головой налево и парочка свернула на более-менее оживлённую улицу, где какие-то полуночники, в одном из которых он разглядел собрата и едва заметно кивнул ему, медленно прогуливались на ночь глядя.
Её слова и её жест, полный какой-то заботы, что ли, заинтересованности в его судьбе, он воспринял несколько нервно и даже враждебно, но, чтоб не обидеть девушку, не стал отторгаться от неё, одаривать её хмурым взглядом или, боже упаси, хамить ей. Парень лишь покачал головой и хмыкнул, облизнув губы.
- Не забивай себе голову всякими глупостями, Лори. Я просто побеспокоился о тебе, с позиции человека, который мастерски находит себе приключений на пятую точку. Ряд убогих решений в линии моей судьбы. Такие у всех найдутся, - парень махнул рукой и заулыбался, даже не натянуто. Когда о тебе заботятся такие приятные девушки хочется улыбаться.
Но такие ли решения "найдутся у каждого"? Пожалуй, согласиться на вампирское существование может далеко не любой индивид, равно как и попасть в тот боекомплект травмирующих событий, в которые попал он. Утешало и мотивировало лишь то, что, как всегда, абстрактным "некоторым" приходилось куда как хуже. Джереми был из тех немногих людей, которые реагировали на это сомнительное утешение.
- А раз ты журналистка и тебе по долгу службы приходится сновать по тёмным улицам в такой поздний час, я тебе свой номер оставлю, когда доберёмся до твоего дома. Ты сможешь написать мне, если тебе понадобится ночная помощь могучего рейнджера в чёрном пальто. Я не обещаю, что всегда смогу составить тебе компанию, у меня ночная работа, но в большей части случаев - вполне. Здесь мы срежем, направо.
Улица снова стала менее людной, но отнюдь не казалась "опасным кварталом". Наварро мог довести Долорес совсем коротким путём, но не горел желанием этого делать. Не дай провидение ему встретить ещё кого-то из своих "знакомых". Эти граждане могут неправильно понять наличие у Джереми спутницы и "показать зубы". Одного уже встретил. Его вполне хватало уже для того, чтоб у него спросили "куда ты шёл и кто она?". Низовье семьи Эзра не отличалось обилием интеллекта и такта, распустили бы слухов на тему "Наварро сожрал бабу", что заставило бы более власть имущих вампиров проверять его.
- Вообще, мне кажется, что когда парень даёт номер девушке - это правильней, чем когда наоборот. Некоторым девушкам нужно время подумать, решить, стоит ли звонить. И всё зависит уже от их желания. Им не приходится сидеть и ждать звонка. Эта участь постигает мужчину, а он такое ожидание переносит спокойнее. А ты как думаешь? - он вопросительно изогнул одну бровь, лукаво ухмыляясь. Он стал похож на самодовольного кота, объевшегося сметаной. Прям "плохой парень, папин бродяга, мамин симпатяга, сама загадочность и недосказанность". Такие должны нравиться девушкам.
Ну, наверное.

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

8

[ava]http://savepic.net/7745959.jpg[/ava]«Лори», — мысленно повторила она. Ей понравилось. Таким вариантом имени её ещё не называли.
Она успела почувствовать отблеск вины за неуместный вопрос, так что легко поддалась смене темы. Истории о тёмном прошлом целесообразнее оставить на потом, если это «потом» случится.
На словах о могучем рейнджере она разулыбалась, наглядно представив себе картину сражения со злыми силами.
— Я поняла! — с победным видом заявила она, — твоя работа заключается в защите невинного населения от жутких монстров, которые выходят на охоту по ночам. А неприятные компании — просто досадный плюс к обязанностям, но в общем и целом ничего серьёзного.
Ей ужасно нравится эта теория, хотя она, конечно, всего лишь шутит. Он продолжил тему телефонных номеров, заставляя девушку улыбаться всё шире и шире — так, что в конце концов разболелись скулы.
«Ты что, флиртуешь со мной? Нет, ты правда сейчас рассуждаешь как парень, который собирается позвать меня на свидание, но даёт шанс мне самой решить, нужно ли мне это? Мне не кажется?»
Улыбаться ещё сильнее стало невозможно физически, а его выражение лица, сочетающее самодовольство и наглость, послужило кульминацией. Не выдержав всего этого, Долорес заливисто расхохоталась.
— Не делай так, — попросила она сквозь смех, — у тебя очень смешной вид. То есть, не могу сказать, что мне не нравится, но не уверена, что ты хочешь выглядеть так… глупо.
Она не смогла подобрать более точного слова, однако это не было отрицательной или насмешливой характеристикой. Её веселье звучало по-доброму, как будто от давнего друга, и едва ли могло задеть.
— Джереми, — мягко окликнула она и взяла мужчину за рукав, — мы пришли.
Сделать это её заставило осознание, что увлечённый дорогой Джереми собирается целеустремлённо прошагать мимо её дома. Сделала — и тут же пожалела. Могла бы уйти с ним дальше, погулять ещё, пока бы он не осознал, что дорога затянулась. Оставаться в одиночестве ей не хотелось.
— В общем... Кажется, тебе пора дать мне свой номер телефона, — сказала Долорес, вытаскивая из кармана смартфон, — вдруг мне, действительно, потребуется помощь? Отец уже староват для таких приключений, не хочу тревожить его, а больше меня выручить и... некому.
Её большой палец замер над экраном. Девушка хотела поднять взгляд, чтобы увидеть выражение лица Джереми, но отчего-то не смогла.
Она уже знала, как назовёт контакт. «!Тёмный рыцарь». Восклицательный знак — чтобы был первым в списке. Настроит быстрый набор, но это чуть позже. Не сказать, что она действительно собирается попасть в опасную переделку, но... Хочется.
Тёмный — не синоним злого. Просто ей показалось, что это очень про Джереми. Этакий таинственный герой, который ночами спасает из передряг неосторожный жителей Нью-Йорка.
— Что ты решил насчёт чая, кстати? Зайдёшь? — она очень старалась, чтобы вопрос прозвучал нейтрально и ровно. Словно это не ей смертельно хотелось побыть рядом ещё какое-то время. Посмотреть на него она так и не решилась.

0

9

Да уж, Джереми, это тебе не феечек и молодых вампирш в "Рогах" клеить на одну ночь, когда надо показывать, какой ты крутой вампир и как тебе всё нипочём и какой ты дерзкий, и отнюдь не как с красивыми дурами, которым достаточно сделать пару комплиментов, не-е-ет. Тут искорка пробежала, опасно тупить и делать глупости. С другой стороны, видимо, ей было и так приятно находиться с ним рядом.
- Моя Ночная Леди меня раскусила. Вот во всём, - с картинной тоской и заламыванием рук изрёк Джереми, тут же выпрямившись и рассмеявшись. Приятное ощущение жизни внутри, которое в нём вызвала эта, в общем-то, обычная встреча с обычными обстоятельствами, казалось бесценным. - Быстро пришли.
Наварро покрутился на месте, запоминая окрестности на всякий случай. 
- Диктую, - развернувшись к ней на одних пятках констатировал он и дважды повторил свой номер телефона. - Знаешь...я... Недавно отравился, поэтому сейчас сижу на диете. Вода, сухари и свежий воздух. Чего я буду, как дурак у тебя сидеть и от всего отказываться?
Парень склонил голову набок и прищурился. Потом его глаза забегали и он с какое-то мгновение переминался с ноги на ногу, почесал нос, прокашлялся и всё-таки выдал:
- Лори...а тебе прям очень надо домой и выспаться перед завтрашним днём? Я бы мог тебе предложить одеться потеплее и поудобнее, скинуть вещи и погулять над городом. Если ты не боишься высоты. Если ты хочешь. Если ты там...работаешь, занимаешься чем-то важным, устала и всё такое - ничего, в другой раз.
Он пожал плечами и отвернулся, чтоб не смотреть ей в лицо. Вдруг откажется? Вот же по-идиотски он будет выглядеть. Недобитый романтик хренов.
- Я бы показал тебе, что нарисовал на одном доме. Я не то чтоб гениальный художник, но пейзажи мне удаются. Я как-то даже ютился в кругу художников, писателей и просто творческих личностей. Они все такие... странные...и каждый второй - наркоман или алкоголик, пропагандирующий свободные отношения и чайлд-фри. А потом меня укусил радиоактивный рейнджер и я стал одним из них и мне пришлось расстаться с этой компанией.
Забавно, насколько в этой шутке есть доля шутки. Когда Луи произносил её, он даже не задумался над этим, а после - даже вздрогнул. Язык за зубами надо держать, не то так какой-нибудь такой вот шуткой он и спалится, а потом СФники выпишут ему штраф, когда в какой-то газете появится статья с заголовком "Интервью с вампиром".
- К слову, я только травкой баловался. Было очень смешно, когда мой укуренный  знакомец представлял меня девушкам: "Привет, это мой друг Джереми. Он играет на кларнете и отлично рисует." А я ему: "Какой, на хрен, кларнет?". И он так, серьёзно-серьёзно, для синего-то динозавра: "Заткнись, Джереми."
"Чёрт. Кажется, эта история была лишней. Я просто не хочу, чтоб ты уходила. Ты слишком живая, слишком нормальная. Не уходи. Скажи, что ты хочешь поговорить ещё и не удаляй мой номер, потому что я идиот. Пожалуйста. Чёрт. Джереми, тебе надо чаще общаться с людьми, ты совсем стал придурком," - отчитал он сам себя,  приложив руку ко лбу и потерев виски.
- Господи, какой же я идиот. Нашёл что рассказывать, - рассмеявшись, пробормотал он вслух, доставая сигарету и закуривая её, выдыхая дым в сторону от Долорес.

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

10

[ava]http://savepic.net/7847181.png[/ava]«Значит, твой ответ — нет?»
Она быстро глянула на Джереми исподлобья и тут же снова уставилась в экран, словно у неё было невероятно важное дело, без которого мир рискует провалиться в огненный ад. Она надеялась, что это пауза, а не конец разговора, и оказалась права.
«Я ужасно боюсь высоты, нечеловечески устала и действительно планировала выспаться, чтобы завтра на свежую голову закончить статью, которую нужно отправить не позже двух часов дня, если я не хочу лишиться головы за проваленный срок».
Она медленно поднимала голову, пока он говорил. Убрала телефон в карман. Откинула волосы за спину.
«Радиоактивный рейнджер? Что, СПИД подхватил? — подумала она, но тут же одёрнула себя: — эй, парень старается, а ты ёрничаешь».
— Никогда раньше не встречала людей, которым синие динозавры приписывали умение играть на кларнете, — серьёзно ответила она, внимательно наблюдая за процессом изъятия сигареты из пачки. Отметила красивые руки, засмотрелась на пальцы чуть дольше положенного. Сделала неопределённый жест головой в ответ на самокритичную характеристику, вытаскивая ключи из кармана, и решительно отправилась к двери подъезда. Открыв электронный замок, она обернулась к Джереми:
— Так ты идёшь, или будешь мужественно мёрзнуть на пару с сигаретой, пока я переодеваюсь? Это долгий процесс, а у меня в квартире — вот совпадение — можно курить.
Лучезарная улыбка прогнала непроницаемую маску спокойствия с её лица. Девушка протянула руку вперёд, всем своим видом показывая, что не намерена оставлять рыцаря в одиночестве, что бы он ни сказал.
Её квартира располагалась на втором этаже. Гораздо спокойнее жилось бы на первом, но за возможность иметь балкон она была готова забраться чуть повыше.
— Чайник, это Джереми, Джереми, это чайник, — сообщила она, не прекращая улыбаться, — я за ним приходила, когда ты искал аккумулятор для телефона.
Совершенно бесполезная информация, и всё же Долорес показалось, что ему будет приятно посмотреть на то, что почти связало их в прошлом.
— На подоконнике должен Кернер лежать, небольшой коричневый сборник с чёрной лентой-закладкой. Трофей из книжного. — Того-самого-книжного, разумеется, но уточнять это она не стала, — на холодильнике, кажется, пепельница. Была. Не могла же она убежать просто потому что её почти никогда не используют, правда? Устраивайся, а я пока… да.
Конец реплики получился скомканным. Она хотела сказать что-то вроде «приготовлюсь к прогулке», но проглотила эту фразу и юркнула в комнату.
— Так.
Сумка полетела в дальний угол. Красное платье отправилось в шкаф; после некоторых душевных метаний Долорес выбрала белую майку — под клетчатую рубашку, он же говорил одеться теплее — и раздолбайские голубые джинсы. Она собрала волосы в тугой хвост, смыла остатки старой косметики. Подкрасила глаза и брови заново, привычно нанесла на губы слой помады…
«Стоп».
Тут же промокнула её салфеткой, а через несколько секунд убрала полностью.
«Даже не думай, Долорес».
Какие бы мысли в её голове ни бродили, она твёрдо решила обойтись без помады. По загадочным женским причинам.
Осталось только вытащить из-под шкафа удобные ботинки, потому что ноги за день здорово устали от каблуков, и надеть куртку в прихожей.
— К ночной прогулке по крышам готова, — шутливо отрапортовала она, появляясь на кухне. В пальцах Джереми оставался небольшой окурок, на один-два вдоха, и Долорес, внутренне удивляясь собственной наглости, осторожно его отобрала. Сделала затяжку — одну, зато глубокую, — дождалась, пока чуть-чуть закружится голова и с довольным лицом оставила сигарету в пепельнице.
— Идём? — спросила с такой невозмутимостью, словно ничего не произошло.

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-03-02 15:53:52)

+1

11

Сказать, что парень удивился - ничего не сказать. Он даже проморгаться не успел, как поймал себя на мысли, что он уже выкинул сигарету и пошёл за ней. Так нельзя, ай-яй-яй. Нельзя так вот полностью, бесповоротно, безвольно, непродуманно бросаться в омут с головой...Нельзя. Но ведь если нельзя, но очень хочется...
- Ага... - как-то очень уж медленно отозвался Джереми на всю процедуру знакомства с предметами из квартиры Долорес, которые можно было справедливо обозвать "важными квестовыми предметами".
Он взял пепельницу и закурил, глядя в окно и потирая лоб, мысленно ругая себя за то, что он здесь находится: "Как ты будешь объяснять то, что от тебя пахнет мёртвым дядюшкой Стюартом, если вы вдруг встретитесь ещё раз, когда ты будешь абсолютно вампиром? Как будешь выкручиваться, если она предложит тебе поесть или выпить? Как будешь объяснять свою бледность и трясущиеся руки, если тебе будет смертельно хотеться выпить её крови? Как будешь объяснять заживающие порезы? О чём ты вообще думаешь, Джереми? Ты мёртв. Ты мёртв вот уже два года. Понимаешь? Тебе нечего предложить, нечего дать. Ты бесполезен для девушки вроде неё. И так будет всегда. Каждую минуту, когда ты весь такой классный, общаешься с ней, ты мёртв. Она же захочет увидеть тебя днём. Обязательно захочет. Рано или поздно. А если ты пропадёшь неожиданно, то она обидится... стоп!"
Он схватился за телефон и начал спешно искать в интернете болезнь, название которой уже успел забыть. СФники говорили о ней, как о неплохой легенде. Он порылся, порылся и понял, что не может вспомнить её названия.
Бычок из его рук исчез и он ошарашенно глянул на Долорес.
- Ты...? Да ладно? - он нахмурился и покачал головой. - Дерзкая же ты девчонка.
Он подмигнул ей, быстро оглядел её внешний вид и кивнул удовлетворённо.
- Самое то для ночной вылазки на крышу. Жаль, что я не смогу побывать там днём... Знаешь, когда мы встретились тогда, у ларька, я совершал уж больно большую глупость. Не мог себе отказать, но едва не загремел в больницу. Потому что я кто? Я дурак.
Ложь давалась легко. Он просто представил, что говорит о себе в текущем времени.
- Дело в том, что...ну, я думаю, что тебе стоит это знать... Чтоб потом ты не обижалась. Я болен. У меня генетическая болезнь...Дабы не пугать тебя страшными словами, скажу просто в чём смысл. Солнечный свет может вызвать у меня рак, гораздо быстрее, чем у всех остальных. Я могу быстро пробежаться по улице за кофе, но... вынужден вести ночной образ жизни, преимущественно. Я много играл с огнём в этом плане, особенно по юности-глупости, и поэтому сейчас вообще не выхожу на свет. Меня периодически обследуют и пичкают лекарствами, я могу казаться бледным и худым от этого, но я, в принципе, живу активной жизнью. Просто ночной. Так что я врядли увижу, как солнце играет в твоих волосах. Если ты не сделаешь для меня клёвое селфи, конечно.
Он хлопнул в ладоши и заулыбался беспечно, будто бы ничего важного не сказал. Его воодушевил тот факт, что он хоть какую-то толику вещей, которые могут показаться странными, объяснил логически и сразу, не растягивая.
- Что ж, моя Ночная Леди. Если моя уникальность со всех сторон вас всё ещё не напугала, то я готов провести вам экскурс по самым крутым крышам этого района. Наденьте курточку, шарф и вперёд. Как говорил мой кумир: "Бесконечность - не предел!"*
Он вытянул одну руку вперёд, как бы в боевом кличе. Дурачиться - это его конёк, безусловно. Это часть его жизни, что уж там. Если бы он не творил глупостей, давно бы покрылся плесенью тлюхи и безысходности.

*если вдруг не узнала - Базз Лайтер, История Игрушек.

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

12

[ava]http://savepic.net/7847181.png[/ava]От реакции на выходку с сигаретой уши Долли порозовели в смеси смущения и удовольствия. Ей показалось, что это прозвучало, как комплимент. Она вряд ли могла бы объяснить свои действия хоть сколько-нибудь адекватно.
Головокружение мешало думать, так что она даже не пыталась сосредоточиться на серьёзной теме.
— Будет тебе селфи, самое солнечное в мире, мой Тёмный рыцарь, — девушка улыбнулась. — Это жутко напоминает истории про вампиров, но, во-первых, я отважная и, как ты сам только сказал, дерзкая, а во-вторых — ты меня спас от той компании, и почему такие мелочи, как отсутствие возможности погулять при свете, должно меня смущать?
Она смутно почувствовала, что её фраза плохо связана логически, однако сизый дым в голове ещё клубился.
— К тому же, в прогулках при луне гораздо больше романтики.
«А вот это уже совсем зря».
Не зная, как перевести тему со своей неудачной реплики, Долорес скопировала его супергеройский жест:
— Приключения ждут нас!
Жаль, нельзя было надевать куртку и держать руку вытянутой одновременно. Как назло, замок на куртке начал заедать, так что застегнуть её с первого раза не вышло. Или это из-за затяжки? Она стянула с вешалки красно-жёлтый шарф и накинула его на шею Джереми.
— Упс. Ошиблась, — усмехнулась, забирая шарф обратно, и наконец-то обмоталась им сама, — а теперь наперегонки!
Вниз бежала, прыгая через ступеньку; даже жаль, что лестница закончилась слишком быстро.
Свежий воздух прояснил её сознание. Сигареты Джереми были определённо крепкими, а она курила слишком редко. «Курила» — это вообще слишком громкое слово для её баловства, начатая больше двух лет назад пачка так и не закончилась. Неудивительно, что её захлестнуло неадекватным порывом.
— Так вот, о твоей болезни, — ей вдруг пришло в голову кое-что, — я слышала о подобном. Болезнь Гюнтера. Но явно не твой случай, ты бы выглядел кошмарно. Ну, знаешь, язвы и всё такое — слишком много нарушений в работе организма, и одной бледностью ты бы не отделался…
Она начала искать в памяти похожие случаи.
— Я ходила на немецкий кинофестиваль, когда почувствовала, что уже могу воспринимать происходящее на экране без перевода, — вспомнила она, неосознанно перебирая пальцами пряди волос из хвоста, — там был фильм, ‘Mondscheinkinder’. В переводе — «Дети лунного света». Я плохо его помню, но одним из главных героев был маленький мальчик с непереносимостью солнечного света. Я тогда спросила у отца, что это могло быть, потому что никаких конкретных указаний не встретила. Или просто не уловила. Он сказал, что с точки зрения медицины это сомнительный случай. Бывают, конечно, уникумы, которые болеют чёрти-чем, но в конкретном случае это, вероятно, просто сюжетный ход, чтобы сделать картину более драматичной.
Она больно потянула себя за кончик волос, издала приглушённое «ой» и отпустила многострадальный хвост. Зато принялась теребить вязаный шарф.
— Так что по замечательной характеристике моего отца, ты — уникум, который болеет чёрти-чем, — фыркнула она, — по-моему, звучит очаровательно, но врачи вообще нередко забывают оставить циничность в своём кабинете и зачем-то берут её с собой в нормальную жизнь. Какой с них спрос… а вот я могла бы не озвучивать всё то, что приходит мне в голову, и быть хотя бы немного тактичнее.
Последние слова Долорес уже смущённо пробормотала, а не сказала во весь голос, как остальные. Она прикусила губу, метнув на спутника виноватый взгляд. Болтливый язык её совершенно определённо когда-нибудь погубит.

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-03-27 17:34:28)

+1

13

- Каких ещё вампиров? - скривившись, поинтересовался Джереми. - Я лучше Эдварда Каллена!
Девушка устроила небольшой забег, в котором Джереми пришлось постараться, чтоб проиграть. Силы сами собой наполняли тело, но им нельзя давать подчинить разум. Он даже показательно запыхался в конце бега и хмыкнул:
- Шустрик Лори, - резюмировал Наварро, слушая монолог Долорес дальше. Пока она говорила, молодой мужчина пытался вспомнить, как же всё-таки СФники называли его болезнь. - Ничего. Но говорить то, что приходит в голову, следует с правильными людьми. У меня другая болезнь...
Неожиданно, нужное слово пришло в голову и пришлось постараться, чтоб не выпалить его с характерным "ТОЧНЯК!"
- Ксеродерма. Не ярко выраженная форма, плюс стабилизированная лекарствами...в общем и целом, я ещё легко отделался. Таких, как я, не то чтоб много, но и не мало. По сути, действительно, болею чёрти чем, - он потёр шею и огляделся по сторонам. - Что же, идём. Первый пункт нашего назначения через три дома отсюда.
Он кивнул в сторону направления движения, подмигнув ей, лукаво улыбаясь. Темп ходьбы был выбран средний, чтоб не плестись, как черепахи, но и не торопиться особенно.
- Над каким расследованием работаешь, если не секрет? Бьюсь об заклад, что-нибудь интересное. У нас в городе постоянно происходит что-нибудь эдакое, из-за чего у журналистов крышу снесёт, но не каждому дано увидеть нечто интересное за серыми буднями, - они подошли к многоквартирному дому и Наварро повёл её на задний двор, к пожарной лестнице. Забрался на неё первым и протянул девушке руку, чтоб помочь ей.
Когда та оказалась рядом, продолжил:
- Только иди тихонько, а говорить будем тише, - прошептал он. - Иногда, надо сказать, лучше заглядывать не в настоящее, а в прошлое. Ведь, что ни говори, а любое событие минувших дней находит отражение в нас всех. В той или иной степени. Вот, когда я был совсем мелкий, я любил залезать на крыши, но начал это делать из-за того, что мне рассказали, что на какой-то из них можно увидеть призрак девушки, которая сбрасывается с неё ровно в полночь. Я даже искал эту крышу. И нашёл. Собственно, на неё мы и лезем. Призрака там нет, потому что их не существует, но именно здесь я всегда думал о том, что никогда не расстанусь со своей жизнью, какой бы сложной она ни была и что бы со мной не случилось. Поймёшь почему.
Да, всё это правда. С той лишь разницей, что призрак здесь был. Вернее, фантом. И отсюда его "убрали" СФники. Ему потом в Рогах рассказывали.
Пара лестничных пролётов и вот, наконец, крыша.  Проявляя чудеса галантности, он снова помог девушке забраться, не принимая никаких попыток отказаться.
- Вот. Видишь? Это она написала. Перед смертью, - уже в полный голос полизнёс Наварро.
На стене, в которой синела дверь на чердак дома, белой краской красовалась надпись: "One step - you're alive, two steps - you're dead. Think before you go."
- Так и не стёрли. Люди знают, что подобное тянется к подобному. Тут ещё пытались суициднуться некоторые. Надпись, по мнению многих, должна заставить задуматься. Не знаю как большую часть из тех, кто сюда приходил, но меня заставляла.
И сейчас заставила, если так подумать. К сожалению, уже было поздно. Свой второй шаг он сделал. Просто после него была возможность продолжать шагать дальше. К добру или к худу - уже вопрос другого порядка. Даже этот суррогат жизни лучше смерти от СПИДа.
- А потом, когда я увлёкся рисованием, я нарисовал здесь вот это. В память о ней. Я даже не знаю, как её зовут.
Он провёл её вокруг коробки чердака и показал нарисованное во всю стену закатное солнце, на фоне которого, раскинув руки в стороны, будто собираясь взлететь, стоял женский силуэт, нарисованный абстрактно, но читающийся ясно. Она стояла на краю обрыва, готовая полететь в неизвестность. Вверх или вниз - думайте сами.
- Мне было, кажется лет восемнадцать... Краска уже не такая яркая. Да и вон, ироды, граффити понарисовали по бокам. Но, впрочем, смотрится оно не так плохо, как я ожидал. Вот такой вот экскурс. Ваши вопросы, критика, предложения?

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

14

[ava]http://savepic.net/7847181.png[/ava]«Конечно, лучше. У Эдварда дурацкая причёска, дурацкое лицо, а ещё крайне оригинальные представления о том, что нужно девушке, и сверкает на солнце он, как гламурная принцесса. Ты — совсем другое дело».
Мысленные ответы давно вошли в привычку. Она слишком любила говорить, и просто не могла оставить без ответа некоторые реплики. Однако разговор имеет обыкновение течь дальше, и постоянно возвращаться к давно сказанному или перебивать — что саму себя, что собеседника, — по меньшей мере глупо.
«Шустрик Лори» прокатилось где-то внутри тёплым комком. Ло-ри. Так просто и непривычно, так... нежно?
«С тобой-то можно, ведь ты — правильный», — думала она без тени сомнения. Доверять едва знакомым людям опасно, и кому, как не ей, это знать. Западать на них тоже не желательно, но с этим Шустрик Лори поделать ничего не могла.
— Пока ни над каким. Или правильнее сказать «уже». Вот завтра отредактирую статью, и начну искать новые приключения, — улыбнулась она, с удивлением отметив, что события этого тяжёлого, бесконечно длинного дня, кажутся чем-то давно пережитым. Так или иначе, говорить об этом ей не хотелось. Ей вообще не хотелось говорить, только слушать Тёмного Рыцаря, потому что его голос... Ох.
«А тебе — дано?» — задалась она логичным вопросом после слов о серых буднях, однако спрашивать посчитала бессмысленным. Скоро сама увидит, да или нет, сделает выводы и расставит по полочкам все впечатления. Торопиться некуда... да?
Пожарная лестница стала для неё настоящим испытанием. Выше, ещё выше, ступенька за ступенькой, вниз не смотреть, ни о чём не думать. Смотреть только на него, ступенька, ещё ступенька, давай же, Лори, поднимайся, это всего лишь лестница. Он говорил, она умирала от страха, но карабкалась следом, изо всех сил цепляясь пальцами за железо, а сердцем — за его голос. Можно было просто сказать ему о страхе, можно было попросить найти другой путь, вместе они, верно, нашли бы выход, но она не хотела показаться трусихой или диктовать свои условия. Согласилась на прогулку — будь добра потерпеть, тебя же предупредили, что будет высоко.
— ...собственно, на неё мы и лезем, — на этих словах она зажмурилась на несколько секунд и бесшумно сглотнула ком в горле. Главное, ничем не выдать, что испугалась. Рассказ, тем временем, продолжался, только думать над ним не было никаких моральных сил. Джереми говорил, и это было главным, его голос помогал девушке собрать всё своё мужество и удержаться от позорного визга.
Когда юноша протянул ей руку, она сделала пару робких попыток отказаться, аргументируя тем, что она сама молодец, и вообще справится, но Джереми настаивал, и она поддалась довольно быстро. Из опасения, что тот передумает, и оставит её, такую вредину, один на один с переходом от лестницы к крыше. От одной мысли о подобном исходе ей становилось нехорошо.
Паническое осознание «я на крыше!!!» затмилось спокойным тоном Джереми, который обратил внимание девушки на надпись. Теперь она, наконец, осознала смысл слов, которые слышала во время подъёма, и, сложив в голове кусочки мозаики, поёжилась. Получалось жутковато, и Долорес, никогда в своей жизни не допускавшая суицидальных мыслей, твёрдо пообещала себе подняться на эту крышу, если вдруг однажды захочет свести счёты с жизнью.
~
А затем он показал свой рисунок.
Долорес замерла, до боли в глазах вглядываясь в творение Джереми. Её взгляд блуждал по стене, отмечая каждую деталь, каждый переход цвета и каждую выбоинку на стене. Она молчала, когда он закончил говорить, молчала, когда ненавязчиво-дурашливым вопросом спросил её о впечатлении, молчала, когда подошла к рисунку почти вплотную и приложила к стене ладонь. Кончики её пальцев скользили по рисунку; с таким вниманием касаются только слепые, когда хотят изучить наощупь то, что им не дано увидеть. Охваченная бурей ощущений, она никак не могла оторваться от созерцания или хотя бы разрушить ею же созданную паузу.
Побледневшая, местами чуть облупившаяся краска и чужие граффити не имели никакого значения. Всем вниманием Долорес завладела совершенно особенная магия: это была красота.
Продолжая рассматривать рисунок, она отступила от стены. Подошла к Джереми, прислонив голову к его груди, и очень тихо сказала:
— Держи меня крепко, ладно? Я боюсь высоты.
Она нашла в себе силы перевести взгляд на него, и впервые за очень долгое время не находила слов. Все эпитеты, которые приходили в её голову, казались нелепыми и напыщенными, пустыми фальшивками, которые при всём старании не могли выразить её ощущений. Долорес надеялась, что её взгляд и доверительная поза скажут намного больше.
— Спасибо. — На грани слышимости.
«За то, что показал. Не картину — себя».
Человеку, способному создать такое, она без колебаний доверила бы всё, что у неё есть.

+1

15

Реакция девушки удивила его. Она была слишком...яркой. Горячей. Она вся была из огня и жизни. Как же было сейчас стыдно ему, мёртвому, холодному, что он так цепляется за неё, за её жизнь, хочет заразиться ею.
Он неловко приобнял её, погладив по волосам. Наверняка, раньше, он бы почувствовал, какие они на самом деле. Все ощущения будто суррогат настоящих. Притуплены. Скупы. Но насколько же она хороша, что даже сквозь вуаль смертельного проклятья он может это чувствовать? Химию, которая притягивала их?
- Лори, стоило сказать, что тебе страшно, - укоризненно сказал Джереми, легко щёлкнув девушку по носу. - Но пожалуйста.
Время ещё было. Сердце билось медленнее. Скоро снова остановится. Как всегда. Он тяжело вздохнул и покачал головой.
- Ты такая...не знаю. Трогательная? Настоящая? Восхитительная? Не знаю какой эпитет тебе подойдёт. Как придумаю - скажу.
Наварро отошёл от неё и встал на край крыши, закурив и посмотрев вниз, потирая шею.
- Я давно ни с кем так не разговаривал. Откровенно. Нараспашку. Предельно. Чувствую себя будто под кайфом. Всё из-за тебя, Лори. Ты мне сразу понравилась, я буду с тобой честен. И я не знаю, что из этого выйдет.
Он пожал плечами и посмотрел в небо, держа сигарету во рту.
"Ничего хорошего. Знаю."
Вампир усмехнулся.
- Думаю, что ты пока не готова идти дальше. Останемся здесь ещё ненадолго.
Парень отошёл от края и подошёл к рисунку, проводя рукой по его поверхности. Солнце. Когда ещё его удастся увидеть? Только если он решит самоубиться. Можно будет прямо здесь, для гротеска. И никто даже не узнает.
- Расскажи, чем занимаешься последнее время? Может, какие-то интересные расследования? Вдруг я что-то смогу узнать для тебя? Верчусь в таких кругах, где все всё знают. А если не знают сами, то знают тех, кто знает.
Подумал, потерев подбородок и выкинув сигарету. Добавил:
- Может, надо куда-нибудь сходить с тобой глубокой ночью? То, что мертво днём и видно только боковым зрением, ночью становится живым.
"Прям как я."
- Я могу пробраться в любое закрытое помещение и подержать тебе дверь. Станешь журналистом номер один.
Он обернулся на девушку через плечо, улыбаясь.
- А всем будешь говорить, что тебе помог Человек-Паук или Супермен. Они же тоже журналисты были.

[nic]Jeremy-Louis Navarro[/nic]
[ava]http://2.firepic.org/2/images/2015-10/15/inrhl6u28fpa.png[/ava]
[sta]выхухоль обыкновенный[/sta]

+1

16

[ava]http://savepic.net/7847181.png[/ava]Касание Джереми напомнило девушке о детстве. Отец похожим жестом гладил её по голове, и от этого сходства ощущений ей стало теплее.
Долорес забавно повела кончиком носа, ничего не ответив на упрёк. Разве могла она сказать ему: «я так хотела побыть с тобой ещё немного, что высота не имела значения»? Слишком громкое завявление, и слова — не те. Как человек, вынужденный очень точно подбирать формулировки, она отмахивалась от всех банальных фраз, которые приходили в её голову по поводу Джереми. Нужные всё никак не желали найтись, это заставляло её чувствовать себя почти беспомощно.
Кажется, с поиском слов проблемы были не только у неё. Парень отчего-то помрачнел и отправился к краю — задумчиво курить. Девушка хотела шутливо напомнить о просьбе держать её, но не стала, то ли почувствовав, то ли просто угадав, что момент для этого не самый удачный.
«Сразу понравилась», — эхом отозвались его слова в её голове. Да, она уже догадалась. Несомненно. Коснулась кончиками пальцев своих губ, пока Джереми стоял к ней спиной, вспомнила, как решила стереть помаду. Специально, чтобы...
«Нет, нет, нет, так нельзя, Долорес, ты его знаешь не больше часа, успокойся, пожалуйста!» — одёрнула она себя.
— И я не знаю, что из этого выйдет.
«Прекрати немедленно, он говорит не о том, что ты думаешь, дура романтичная».
Долорес очень старалась не показывать, насколько слова парня её... удивили? Нет. Вызвали взволнованное недоумение, скорее. Обычно люди как-то знакомятся лучше, долго общаются, а уже потом начинают намекать на отношения. Наверное. Не сказать, что у неё есть личный опыт в вопросах такого рода.
«Да что с тобой такое сегодня?»
Никогда не видела в словах мужчин намёки, которых нет, никогда не думала о чём-то большем, чем «он симпатичный», особенно с первых минут, а тут вот что-то вдруг...
«Переклинило в двадцать четыре, захотелось любви и надёжного плеча едва знакомого парня? Так, может, это внезапное девичье "хочу замуж и деток", а не симпатия к данному конкретному индивиду?»
Долорес старательно глумилась над собой в слабой надежде унять своих внутренних демонов, однако уже понимала, что проиграла. Себе же. Потому что ни замуж, ни деток ей не хотелось, а вот снова обнять Джереми — да. Очень.
— Думаю, что ты пока не готова идти дальше. Останемся здесь ещё ненадолго.
Долорес почувствовала, как её уши полыхнули огнём.
«Гос-по-ди».
В этих словах, в отличие от всех предыдущих, никакого «такого» смысла не было точно. Он говорил только о маршруте, ни больше, ни меньше. Тот факт, что ей показалось: речь совсем не о прогулке, кое-что говорил о происходящем.
Он перевёл тему на расследования и супергероев, и болтал непринуждённо, как будто ничего только что не случилось, как будто не было откровенных слов всего несколько минут назад.
...Дым его сигарет кружил голову.
— Какой же из тебя Человек-паук? — хмыкнула она, — не говоря уже о Супермене. Не заметно ни яркого обтягивающего костюма, ни идиотской причёски, так что на них ты не тянешь. А вот Бэтмен уже вероятнее. Таинственный Тёмный рыцарь, который, используя лишь силу своего разума и обычного человеческого тела, умудряется быть круче всех этих клоунов со сверх-силами.
В её тоне слышались лукавые нотки. Она понадеялась, что за нагромождением слов он не услышит почти щенячьего восхищения в свой адрес, которое сорвалось с языка совершенно самостоятельно, и, больше того, против её на то воли!
— Спасибо за предложение. Это и правда может оказаться очень полезным, ведь... — она прикусила нижнюю губу, — я планирую всерьёз взяться за этот новый музей, о котором недавно говорил весь город. У меня нет пока ни единого доказательства, что с ним что-то не так, но я всей кожей чувствую какую-то фальшь. Было бы полезно прокрасться туда ночью и посмотреть, что там происходит. Слишком много странных типов рядом с ним ошивается как бы между прочим. После закрытия. И холст на экспертизу бы сдать хоть один...
Последнюю фразу она практически промурлыкала. Так мечтательно, что сразу понятно — это и есть её главная цель на ближайшее время. Трудновыполнимая, если не сказать абсолютно нереальная, и всё же.
Она подошла к краю, остановилась с закрытыми глазами. Сердце билось часто-часто. Очень медленно она раскрыла веки, намеренно направляя взгляд высоко в небо. Так, чтобы не видеть даже горизонта.
— Джем, — позвала она чуть хрипло и замолчала. Как будто сама не знала, что собиралась сказать дальше. На самом деле, ей просто хотелось обратиться именно так. — Какие сигареты ты куришь?

Отредактировано Dolores Mulligan (2016-04-03 16:26:24)

0


Вы здесь » Special Forces » Архив эпизодов » Не смешивать со льдом