Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Iren


Профиль Iren

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Часть 1. Вопросы на знания.
1.1. Оцените, пожалуйста, свои знания в области истории:
б) не знаю историю, но интернет мне в помощь, в случае чего.  (Выбрала этот вариант, но некоторые исторические периоды знаю вполне неплохо. Хотя перед любой игрой лучше углубиться побольше.)
1.2. Оцените, пожалуйста, свои знания в области грамматики и пунктуации русского языка
в) это мой родной язык, но я тоже человек и могу допустить ошибку. (Из разряда людей с «врожденной грамотностью» (Вообще тут нечем гордиться. Серьёзно), так что правил как таковых не знаю.)
1.3. Оцените, пожалуйста, ваши знания в области эзотерики, сверхъестественного и религии:
а) я хорошо разбираюсь в этих областях, в случае затруднений знаю через какие ресурсы в сети и литературе себя проверить.
1.4. Оцените пожалуйста уровень вашего ознакомления с матчастью форума:
а) прочитал всё, что есть в матчасти. (Я надеюсь.)
1.5. Укажите, пожалуйста, те области знания, в которых вы, дополнительно от указанных ранее, разбираетесь (если нет в списке, то вы можете его дополнить): 
- Психология
- Психотерапия
- Медицина
- Криминалистика
- Юриспруденция
- Выживание в тяжёлых условиях
- Изобразительное искусство (Это может быть я себе и польстила. Я просто интересуюсь, но не связана по жизни).
Часть 2. Вопросы о специфике игрока.
2.1. Какие образы персонажей у вас самые любимые?
Сильные волей одиночки, грубые снаружи, но верные, преданные и готовые любить внутри. Да. Люди-герои, короче.  Если пробежаться по известным персоналиям, то нечто похожее на Герольда из «Ведьмака», Снейпа из «Гарри Поттера» и огроменной кучи таких парней в различных мангах и аниме. Так же симпатизирую гениям, у которых всё плохо с социумом и личной жизнью (Это не только Шерлок. Этих господ пруд пруди.)

2.2. Что для вас более важно - активное участие в общем сюжете или личные ветки?
Общий сюжет.
2.3. Играете ли вы романтические отношения? Слеш (яой, юри, гомосексуальные отношения)? Постельные сцены? Готовы ли играть отношения с человеком, который предложит вам свести персонажей или предпочтёте посмотреть по игре?
Я очень «за»! Но о юри я подумаю (Я не против, просто не уверена в своих силах).
2.4. Как вы относитесь к несерьёзным отыгрышам?
Хм. Наверное не вижу в этом смысла.
2.5. Что вы любите больше: политические интриги, детективные ветки, экшен или спокойный быт персонажей? Можете выбрать несколько вариантов или и вовсе заявить о своей "всеядности".
Да я вообще-то не против всего, но политика…  Если предложат, я буду тяжко думать.
2.6. Что для вас "хороший партнёр по игре"? Какой он должен быть?
Это человек, который вкладывается. Думает о том, как и что написать, шерстит в интернете нюансы.  Человек, который будет заходить и писать, потому что его зацепила история (А не тот,кого нужно выжидать и насильно пинать, прося проду).
2.7. Что для вас "плохой партнёр по игре"?
Тот, кого надо пинать, соответственно.
2.8. Как вы относитесь к убийствам своих персонажей?
Если это логически вытекает, то вполне. Не я такая, жизнь такая.
2.9. Вели ли вы когда-нибудь отыгрыш боя?
Хах. Бой от лица человека – нет. От лица котов, лошадей – да.
2.10. Играли ли вы на форумах тематики подобной нашей?
Нет.
2.11. Перечислите, пожалуйста, свои любимые жанры в играх/фандомах. Можете указать так же любимые фандомы.
Детектив, фэнтези, историческая… Исторический жанр.
2.12. Если вам есть что добавить о себе, как об игроке - этот пункт для вас.
Я прежде не играла за людей и на подобных вашему, сайтах, не была, так что мне нужно время, чтобы въехать. Так же не очень разбираюсь в сленге, даже если вам он кажется привычным. Например, я гуглила слово «фандом».

Часть 3. Проверка игровых навыков.

3.1. Умение отвечать на чужие посты.

+

Это было так давно, что большая часть воспоминаний успела исчезнуть. Он уже не помнил лиц, диалогов и если честно, с трудом мог вспомнить точное место, где происходили те события. Но какие-то моменты, укоренились внутри настолько прочно, что, даже желая их забыть, кельпи не мог.
А он хотел.
Та зима была особенно холодной, а год, самый голодный из тех, что пришлись на его жизнь. Именно поэтому, а может и по неопытности, он позволил себя выманить. Это был всего лишь мальчишка: хитрые, как у кошки глаза, которые не скрывали страха и ужаса, молодая плоть с горячей кровью, а в руках небольшой мешочек, полный овса.

«Ну… Давай же.» - Он медленно отступал по запорошенному льду, позволяя черному коню выбраться из полыньи, что рыбаки прорубили совсем недавно.  Мальчишка терпеливо ждал, пока кровожадное чудовище, о котором он слышал лишь из местных легенд, подойдет ближе. Пока медленно опустит голову к мешку. Но стоило темному коню сделать рывок к его ноге, как мальчишка отскочил в сторону, накинул на оскаленную морду уздечку и что есть мочи закричал слова, от которых у кельпи подкосились ноги.

«А я уж боялся, что не сработает.» - Он дернул за уздечку и ухмыльнулся. – «Но я сомневался и в том, что такие чудовища, как ты, существуют».
Они долго шли по глубокому снегу, среди леса. Водный дух и невысокий парнишка в поношенной одежде, имевший смелость и дерзость, обуздать его. Несмотря на то, что заклинание заставляло кельпи подчинятся, он брыкался, мотал головой, то резко уходил вперед, то долго не сдвигался с одного места. Так, с ворчание и препиранием, они дошли до ветхой избенки на самом краю небольшой деревни.  Кельпи знал её и её жителей.  А некоторых отдельных жителей даже слишком хорошо.
Мальчик привязал коня к крыльцу и зашел внутрь, выпуская из дома тепло. Через пару мгновений он вышел с потертым тонким плащом и звенящим металом, тряпичным кульком. Видимо, кошельком. Не спускаясь до конца с крыльца, он неуклюже залез на кельпи.
«Ну… Давай». – Он шлепнул по крупу и чуть не упав с лошади, двинулся к лесу.
Снежная пурга застилала глаза,лезла в нос и уши. Мальчишка наклонился ниже и крепче прижался с разгоряченной спине коня. Ближайший город был далеко, до него не то что пешком, а на обычном коне не доберешься- заколеешь по пути и найдут лишь когда сойдёт снег, а на подгнивающих остатках прорастут первоцветы. Келпи фыркнул. Парню повезло. Даже слишком.
Высокие тёмные ели, обступали со всех сторон все гуще, идти становилось все труднее.
"Стой!"- Всадник резко дернул поводья и сам чуть не слетел с кельпи. Впереди на невысокой,покореженной штормами сосне висели четыре трупа. У одного уже не было нижней половины туловища-он висел чуть ниже остальных и скорее всего его обглодали дикие собаки или волки. Конь почувствовал, как пальцы сжимают упряжь сильнее, болезненно захватывая заодно и волоски гривы. Кельпи злобно дернулся и подошёл ближе к висельникам.
"Война не жалеет. Хорошо, что ты не знаешь, что такое война."- Зачем-то тихо проговорил парень. Конь ткнулся мордой в свисающие внутренности и толкнул носом вверх.
"Что ты делаешь?!"- Опомнившись,мальчик дернул за поводья.
"Пошёл,давай!"-Он ударил пятками по богам и хотя силы в этом ударе было столько же, сколько в дуновении ветра, келпи все же развернулся и вновь пустился вперёд по снегу. Весь оставшийся путь они проехали каждый в своих мыслях.

***
Несмотря на то, что лекарь в городе был лишь один, он согласился поехать в далекую, богом забытую деревню. Может потому что был молод, а может потому что в войну любые деньги были важны. Обратный путь был гораздо дольше - лошадь лекаря не поспевала.
"Какой у Вас добротный конь!" - Тяжело дыша, восхищенно заметил мужчина.
Мальчик промолчал.
Они поехали в объезд казненных.
Когда до деревни оставалось немного, они сбавили ход.
"И как давно заболели Ваши родные?"- Поинтересовался лекарь.
"С неделю как. Сначала сестра, после мать. Кашель, лихорадка. Бабушка легко излечивала подобное. Но бабушки больше нет." - Отстранённо сказал мальчик.
Впереди уже виднелась небольшая крыша избушки.
Оставив коня, лекарь вошёл внутрь, придерживая капюшон плаща, а мальчик остался снаружи. Внутри дома тут же вспыхнул слабый желтоватый свет, освещая в темноте искрящийся снег перед домом. Кельпи жадно взглянул на серую лошадь тяжеловоза.
Мальчишка вздохнул.
"Держи."- Он кинул наземь злосчастный мешок с овсом и пнул в любопытную морду лекарского коня. Кельпи жадно набросился на пищу.
Спустя пару минут, доктор выглянул на улицу и подозвал мальчика.
"...Сожалею..".
Келпи поднял голову и прислушался.
"А что же это? Как называется заболевание?"- Испуганно спросил женский голос.
-"Петля удавленика. И к сожалению... Я ничем не могу помочь."
Чёрный конь застыл, придвинулся ближе, опаляя дыханием морозный узор на окне, но человеческие голосу звучали уже более приглушенно и совсем невнятно, даже для отличного лошадиного слуха.
Кельпи вернулся к овсу,но когда скрипнула дверь тут же поднял голову. Лекарь замер. В темноте свернула его неуверенная улыбка. Неотрывая взгляда от грозного скакуна,он подошёл к своей серой лошади и отвязал от крыльца упряжь. Бледный мальчишка вышел следом.
"Чтож... До свидания. Я приезду.. Ещё. Завтра." - Неуверенно, но ободряюще сказал лекарь и получив в ответ кивок, сел на лошадь. Кинув последний взгляд на чёрного коня, он умчался прочь.
Мальчик сел на ступеньки, укутался в плащ и подобрал ноги, сразу став меньше и растеряв всю свою удаль. Свет в доме потух, оставив их в синеве ночи, освещаемой лишь звездами и белеющим снегом. Мальчик согрел дыханием руки, и словно что-то решив для себя, сначала уверенно поднял взгляд к небу, а после медленно опустил и закрыл лицо ладонями. Спустя мгновение его плечи содрогнулись и раздался тихий плачь. Озадаченный кельпи сделал шаг назад. Ему были не чужды люди. Он видел, как они смеются, как поют и танцуют, вплетая яркие ленты в кроны деревьев. Видел, как умоляют и плачут от ужаса, предчувствуя собственную смерть. Мальчик поднял раскрасневшееся лицо с еле заметными в лунном свете дорожками слез, и подавленно улыбнулся коню. К такому кельпи не привык.

«Я тебя отпускаю. Можешь идти. И…спасибо.» - Мальчик поднялся и направился к лошади, не зная, что стоит лишь снять упряжь, как та, разорвав его тело, утащит в ледяную воду.
«А! Да.» - Он на миг остановился и вытащил из-за пазухи покрытое с одного бока плесенью, яблоко.
«Моченные. Получше твоего… питания.» - Он протянул на раскрытой ладони небольшое яблоко и келпи, чуть подумав, подхватил его губами.
«Теперь можешь идти.»- Он сдернул упряжь.
Келпи отряхнулся и жадно смотря на человека, угрожающе двинулся вперед. Мальчик растерялся.
«Я останусь здесь до весны. Пожалуй.»

Он не понимал, почему сделал тогда именно так и эти воспоминания, порой казались чужими. Он стыдился того поступка и вряд ли хотел бы кому-то рассказать о тех двух месяцах. Но вспоминая бледное лицо девочки, тонущей в ледяной воде и слезы матери, тяжесть тела на спине, тихо сверкающие звезды над избой и вкрадчивый голос мальчика, внутри появлялось какое-то странное теплое чувство. Чувство, которое он тоже хотел бы забыть.

3.2. Ваш пост за самого любимого персонажа.
-
3.3. Ваш пост/анкета за самого ненавистного персонажа.
Знаете, не думаю, что у меня есть любимые или не любимые. Любой образ будет интересен, в любой, я вложу себя. Я лояльный и нет для меня таких, которые «фу-фу,не буду я им».

Часть 4. Информация об игроке.

4.1. Связь с вами.
https://vk.com/id274708251

4.2. Часовой пояс (+/- к Москве)
По Москве.
4.3. Как часто вы будете появляться на форуме?

Я бы хотела часто, слишком уж мне нравится как все началось.

4.4. Через какой период вашего отсутствия нам вас искать/пинать?
Не было неделю – что-то случилось.

4.5.1. Есть ли у вас проекты, где вы являетесь администратором?
Нет.

4.5.2. На скольких проектах вы еще играете?
0


http://forumfiles.ru/files/000b/3d/29/33149.png
Удобная навигация в профиле:

Важные темы

Полезные разделы

Личная Хронология
Мой новый персонаж
Способности персонажа
Список внешностей
Список персонажей
Личное звание
►  Выяснение отношений
Поиск партнёра для игры

Нужные персонажи
Персонажи
Лента новостей
Обратная связь
Эпизодная мастерская
Игровые новости

Отредактировано Iren (2017-08-01 15:57:15)

0

2

http://s7.uploads.ru/t/koZ9O.jpg

Айен  МакФас  (Кельпи)
Фолкс
Картограф
Годы жизни: 1299 – и по настоящее время.
Место жительства:
1299 – 1600 – Шотландия

+

1299 - 1359 – Лочавич

1600 – 1605 – Англия
1605 – 1610 – Индия
1610 – 1700 – Англия
1700 – 1717 – Шотландия
1717 – 1720 - Шетландские острова
1720 – 1816 – Исландия
1816 – 1830 – Ирландия
1830 – 1831 – Шотландия (короткая поездка)
1831 – 1836 – Англия, Кругосветное путешествие Чарльза Дарвина

+

Атлантический океан
Бразилия
Уругвай
Огненная Земля
Ла-Плата
Уругвай
Патагония
Фолклендские острова
Санта-Крус
Чили
Перу
Галапагосские острова
Австралия и Океания
Индийский океан
Африка

1836-1848 – Англия
1848 – 1908 – Шотландия
1908 – 1999 -

+

???

1999 – 2003 – США
2003 – 2017 - Англия
2017 - Короткая поездка в Финляндию
2019 - короткая поездка в Америку
2017-2020 - Англия, Лондон
О персонаже:
Кельпи появился на свет в те далёкие времена, о которых детям рассказывают сказки перед тем, как затушить свечу и окунуться в мир грез. Однако же история жизни самого Айна была не столь воодушевляющей. Долгие годы он жил в глубинах Лох Авича, выбираясь на берег днем, лишь чтобы утащить на мутное дно очередную жертву. Ночью же он в человеческом облике выбирался на прибрежные камни и прислушивался к звукам празднеств на противоположном берегу, ловя на бледной коже отсветы костров, или гулял в лесах, а иногда, черным конём, еле заметным в средневековой тьме, скакал вместе с ветром в высоких, чарующе благоухающих, травах. Именно такой ночью он и встретил ее – красивую дочь владельца замка, что стоял на острове посреди озера. Красавица с нежной кожей, длинными рыжими волосами и глазами цвета горечавки. Она не заметила его, но судьба сама вскоре дала им второй шанс: когда девушка возвращалась с деревенского рынка, на нее напали разбойники. Но нет никого быстрее кельпи. И он, так вовремя оказавшийся рядом, унес её далеко от людских глаз. Страхи,что молодая дева испугается его, не оправдались и два сердца забились в унисон.
Это была не любовь и не страсть – это было тихое счастье от осознания того, что может существовать человек, понимающий тебя без слов, настолько близкий, что, казалось бы, можно бесконечно долго лежать среди полыни на склоне древнего озера и смотреть в ночное небо. Лишь бы быть рядом. Но как и во всех преданиях и сказках, истории не всегда бывают счастливыми. У девушки было много поклонников, но один из них отличался особой страстностью. Однажды узнав, что его пассия ходит к кому-то каждый день в лес, он решил проследить и узнать с кем же она встречается. Его охватил настоящий первобытный ужас, когда он увидел, как из чащи к рыжеволосой красавице выходит черный конь со сверкающими глазами и копытами наоборот, как девушка садиться на него, и они уносится вдаль. Вечером он пришел в ее замок и просил разрешения поговорить с ней на небольшой площадке на крыше замка. Хорошо знавшие молодого человека, как возможного будущего мужа их дочери, родители не были против, посчитав, вероятно, что юноша таки решился просить ее руки. Там, наверху замка он и рассказал, что даже несмотря на её связь с демоническими силами, он согласен взять её в жены. Когда девушка возмущенно отказала ему, он, случайно ли или намеренно, столкнул её вниз. Айну никогда не забыть белый летящий силуэт и звуки переломанных костей хрупкого человеческого тела.
Тогда и в самом Айне что-то надломилось.
Его жажда убивать росла день ото дня, подстегиваемая горечью и обидой.
И внутренней пустотой.
Жертв становилось все больше и больше: это было не трудно, ведь Айн был красив, какой бы образ он ни выбрал. И черный лоснящийся жеребец, и стройный темноволосый юноша с загадочными карими глазами и такими необычными для Шотландских земель, чертами лица, привлекал и девушек и парней. Жители всех деревень, что располагались на берегу огромного озера, паниковали все больше и больше, и в один вечер надумали убить чудище. Все мужчины встали через километр друг от друга вокруг озера и, прочесав лес, принялись ждать на берегу. Конечно же, Кельпи им поймать не удалось, но вот ему самому пришлось покинуть родные земли и через реку Авич он вышел в гигантское, точно море, Лох Эйв. С этих пор Айен держался подальше от больших городов и почти никогда не задерживался долго на одном месте.  Время шло то быстро, то медленно, мелкие деревни и села сливались в шумные, кипящие жизнью, города. Многое менялось. Замок опустел и превратился в руины, но Айну не становилось легче. Наоборот, варившийся в собственных повторяющихся воспоминаниях и чувствах, он зверел все больше. Чтобы хоть как-то отбросить прошлое, он в облике человека, сев на поезд без билета, уехал в Англию. Там он поступил работать моряком и эта сложная, тяжелая работа стала для него освобождением. То, чего боялись  другие – смерть в пучине или от цинги ему не грозили, и он совсем скоро сыскал себе имя отважного, храброго и даже бесшабашного  матроса. Он побывал и лучшим боцманом и талантливым помощником штурмана, но сходя с корабля на землю, Айен терялся. Он не знал, как общаться с людьми, как жить в маленьких, отведенных тебе апартаментах, как ходить на светские вечера. Отговорки, что для моряка дом – лишь море перестали срабатывать и люди со временем начали подозревать его во многом. Гнев, отвращение и постоянных страх раскрыть самого себя пробудила у шотландского духа жажду крови. Тогда он вновь сбежал, но уже не от себя, а от людей.

Во многих городах часто видели ладного юношу. Где-то метр восемьдесят, совсем без вещей, со взъерошенными в художественном беспорядке волосами и привлекательной улыбкой. Он приезжал откуда-то и уезжал вновь. Наконец, его дорога закончилась в небольшом Исландском городке Боргарнес. Именно там, среди холода и спокойствия, он понял что из себя представляют люди. Все жители знали друг друга, никто не настаивал на общении и любая дружба начиналась неспешно. Размеренная жизнь от восхода до заката солнца, наполненная чтением книг, прогулками по знакомым местам и тихим смехом у камина. Именно там он подружился с прекрасной хульдрой,которая подарила ему медальон с волосом из собственного хвоста. Этот дар позволил ему скрывать от людей свое происхождение. Именно тогда Айен почувствовал, что пришло время возвращаться назад в Англию. Жизнь показала новые грани, новые пути.

Долгие спокойные годы обычной жизни в Англии оборвались как-то случайно. Раньше Айен если и встречался с другими мистическими созданиями, то старался их избегать. За редким исключением. Но тот оборотень подошел к нему в порту сам и раньше кельпи его никогда не видел в городе. От него пахло псиной, хорошим вином и совсем чуть -чуть отчаянием. Айену предложили купить билет на ближайший поезд до Берлина – незнакомцу срочно нужны были деньги и кельпи согласился.
О том,что было дальше, Айен не любит рассказывать.

Или не может.

Из Германии он вернулся не скоро, и уже явно не тем, кем был. Даже не заезжая на свою родину он улетел в США с таинственной незнакомкой. Она предложила ему то, от чего не отказываются. Великолепную сделку для такого, как он: он убивает ей красивых девушек, она ему платит.

Айен убивал их в ванной, в воде. Как дань прошлому, хотя это было совсем не обязательно. С каждым днем он все больше терял себя. Однажды незнакомка исчезла, перестала выходить на связь, приходить утром в комнату, мерзко пахнущей сыростью из ванны, и открывать жалюзи на панорамных окнах.

Недолго думая, кельпи оставил все как есть и уехал в Англию. Но это ему не помогло.
Все больше и больше на него давило то, на что хладнокровному озерному чудищу должно быть все равно.

Способности:

Бытовые:
-Обладает знаниями «наузистики» (Завязывать разнообразные узлы).
-Понимает значение сигнальных флагов, азбуки морзе.
-Владеет базовыми знаниями морской навигации.
-Врожденное чувство направления, неплохой картограф, очень хорошо знает географию Британии, Ирландии и Исландии.
-Умеет вязать и вроде бы неплохо.
-Знает несколько языков:

Хорошо

Латынь (церковного плана),английский ,шотландский,исландский валлийский.

Приемлемо

немецкий

На базовом уровне

хинди, польский

-Неплохо разбирается в ботанике, но без углублений в науку. На житейском опыте.
-Сносно танцует, особенно рил и джигу.
-Неплохо поет.
-Водит мотоцикл и автомобиль. С некоторых пор обладает навыками пилотирования.
Магические:
- Умеет ходить по воде.
- Владеет не очень сильной способностью ко внушению.
- Может принимать образ черного коня или черноволосого мужчины, а так же истинный облик, нечто среднее между лошадью и рептилией. 
- Пониженная чувствительность к холоду.
- Находясь в одном водном пространстве с человеком, может понять чего больше в его душе. Зла или добра. (Остаточное явление особо древних времен, когда кельпи утаскивали под воду только темных душой людей).
Дополнительно:
- В каждый шторм идет к большому водному пространству и воет.
- Не любит собак.
- Аллергия на печень (в любом виде).
- Не любит, когда его называют «оборотнем», так как свои способности считает скорее магией. К вервольфам и баргестам вообще относится не очень хорошо после некоторых событий в 1930-1945 годах.
- Каждый раз напиваясь, вспоминает, что он шотландец: тянет петь песни на родном языке, надеть килт, уехать на родину, отделиться от Великобритании. Поэтому не пьет с малознакомыми людьми и в общественным местах.
- Не ест треску по этическим соображениям.
- Несмотря на собственную принадлежность к этому рангу, трепетно относится ко многим фолксам. Считает их существование удивительным.

Отредактировано Iren (2018-03-20 01:50:48)

+1

3

http://s3.uploads.ru/t/0nJ39.jpg

Винсент Дамер
Человек
Безработный
Годы жизни:07.03.1997 – по настоящее время.
Место жительства:Англия, Лондон

О персонаже:
Мир в котором родился Винсент отказался дать ему место, отказался оправдывать значение его имени. Отказал он даже в том, чтобы дать возможность этот мир увидеть.
Стоило младшему сыну Рейнольда Дамера появиться на свет, как все поняли, что он абсолютно слеп.
Мальчика выкинуло в мир с предложением помереть сразу или разбираться со всем самому.

Винсента грубо говоря воспитывали его дядя и тетя – Абрахам и Надин. Они оказались единственными, кто смог подарить ему немного тепла, дать почувствовать себя нужным. И несмотря на то, что его никто не учил быть охотником, они подарили ему гораздо более важные вещи – научили ощущать этот мир, видеть его без зрения. Но тихие сказки тети перед сном, разговоры за ужином и другие вещи, ставшие Винсенту дорогими, прервались, когда маленький народец пришел отомстить бывшему охотнику: Надин умерла во сне от остановки сердца, не пересилив чары, а Лидию и Джарретта  похитили. Винсент надеялся на лучшее, но в глубине души ожидал чего-то подобного. Он знал, что сломанному человеку дана только сломанная жизнь.

Тогда его забрали обратно в дом к отцу. Он не винил дядю, понимал, что так нужно.
Одиночество, тихий ужас от того, что твоя жизнь совершенно не нужна и бесполезна, тонны оскорблений и грубость, которые вдалбливают в тебя настолько, что они становятся частью тебя, твоей сутью – вот что его там ждало. Винсент выносил это с героической обреченностью, ожидая, что завтра станет легче и в тоже время, желая, чтобы завтра не наступало никогда. Время тянулось, и последние блики надежды на лучшее тонули в ненависти к себе, борьбе желания жить, любить и быть любимым с желанием легко, раз и навсегда прервать свои мучения вместе с жизнью или скрыться ото всех там, где его не найдут.
Однажды его старший брат – Клинт – стал все чаще заглядывать к нему, рассказывая о том, о сем, а в один день, даже принес пару боевых клинков. Казалось, может вот оно то самое «завтра»,когда все станет лучше.
Все остальное, конечно же никуда не исчезло. Осталось и презрение отца, и привкус крови во рту, и накатывающая по ночам горечь.
Все, что могло бы быть в одночасье сломал Рейнольд. Это начиналось медленно, но так неотвратимо, как ощущение своей собственной гибели у пассажира в падающем самолете.

Он ушел.

Его выбросили, как некогда выбросили вещи, что остались от его матери – ненужный мусор. Ненужный человек.
Его домом стал Лондон. Он изучил изнанку города, пробыл в нем так долго, что, наверное, стал его частью. Он любил бродить по бесконечным улицам: никто не обращал внимания на невзрачного паренька с бледными глазами, смотрящими  в никуда. И хотя ему не дано видеть призывный блеск витрин, красоту архитектуры или цвета, сгорающего перед наступлением ночи, неба, город многое открывал ему. Он слышал голоса и обрывки разговоров, чувствовал запахи и представлял, как и чем живут все эти люди. И чем больше он представлял, тем больше понимал, что среди всего этого ему нет места. Может и его уже почти нет.

Человек из тени ждущий своего часа или своей смерти.

Способности:
-Неплохо обращается с холодным оружием.
-Владение шрифтом Брайля.
-Слепота позволяет другим чувствам обостриться,следует это учитывать.
-Невероятное чувство равновесия.

Дополнительно:

+

Раздались быстрые шаги. Сейчас скрипнет ступенька. И эта тоже. Винсент знал звуки этого дома слишком хорошо.

..Он в страхе отступает назад,вовремя обходя предметы интерьера,ставшие теперь препятствием. Он никогда не думал,что от человека можно бежать,словно от зверя...

Он приложил пальцы к оконному стеклу. С улицы едва уловимо,пробиваясь сквозь окна,дул ветер-еще с утра воздух наполнялся влагой,скоро должен начаться шторм.

...Отец ближе,а пути отступления уже нет. Каково это умерать? Нет. Нужно бежать! Он сможет убежать! А что потом?...

Парень,задержав дыхание,осел на пол. Он не собирался плакать,но рыдания,судорожными конвульсиями прорывались сами собой. Он задышал чаще,по щекам покатились слёзы. Он закусил собственный кулак,чтобы в комнате наверху не было слышно его судорожных всхлипов.
Почему он?
Зачем?
Новая волна горечи поднялась из глубин тела и Винсент сильнее сжал зубы на коже-нужно-переключиться на боль. Сейчас не время для этого.
Он слышал голоса,но не мог понять,что конкретно обсуждают его отец и брат.
Хотя мог представить.
"Если ты это сделаешь,я пристрелю тебя собственными руками! Ты понял?"- Грубое и нарочито громкое. Винсент встал на колени,утер слёзы.
-Винсент...-Раздалось сзади.
Винсент натянуто улыбнулся в сторону Клинта.

...-Отец,что ты делаешь?! Положи это на место!
Винсент дернулся. Клинт вернулся. Все закончилось.
Что-то звякнуло.
-Уходи. Слышишь,выродок? Чтобы через пять минут тебя здесь не было. Ты мне не сын и никогда им не был! Подобное не могло родиться от меня. Отныне,в моём доме тебе делать нечего. Если не уйдешь,я собственноручно тебя придушу....

Винсент поднял рюкзак и сделал шаг к двери.
-Это мой выбор. Все хорошо.- Он нагло соврал. Не впервые в жизни,но впервые своему брату.
-Ты...
Винсент остановился.
-Ты пиши. Не пропадай насовсем.- Впервые,наверное, он почувствовал в его голосе какую-то неуверенность.
-Конечно.
За первым враньем недалеко и до второго.
И нащупав дверную ручку он вышел под дождь. Вышел в никуда.

Теперь его ничего не держит.

Но почему же тогда и внутри так пусто?

Отредактировано Iren (2018-09-26 13:34:14)

+1

4

Три мелодии

Llorando - Rebekah Del Rio
onuka - other
kari rueslatten - hor min sang
(+Hurts-the road.
Hurts-mother nature
Не по стилю,но его).

http://s7.uploads.ru/t/Sd7Kr.jpg

Сильван Тускул
Бог
Директор благотворительной организации "Форест".
Годы жизни: 700 век д.н.э.- наши дни.
Место жительства: До шестого века территория современной Италии,после нескончаемо путешествует по миру.
Способности:

Не магические:
-Знает почти все языки.
-Играет на лире,свирели и неплохо поёт.

Магические:
-Умеет общаться с животными
-Понимает природу,как никто другой: отлично ориентируется,предсказывает погоду,чувствует климатические изменения.
-Прекрасно чувствует проблемы живого существа и может их исцелить.
-Обладает способностью дарить сновидения или изменять их (но не может усыпыть человека).
-Может чувствовать жизнь в том или ином объекте. Если что-то произошло,то Сильван точно скажет был ли виной живой человек или нет.
-После падения этрусских богов потерял способность перемещаться в загробный мир,но при наличии достаточного количества магии,может забрать силы у живого существа,что это приблизит его к смерти

Дополнительно:
-Вынужденный левша,так как плохо слушаются пальцы правой руки (старая травма).

Откуда появляются боги? Есть ли в этом мире что-то более совершенное, чем  эта верховная сила, точно небо, раскинувшаяся над всем человечеством? Люди тысячелетиями возлагали им свои молитвы, приносили жертвы, порой, даже шокирующие самих богов. Хвалебные гимны оглушали сердца. Но даже сверкающие, далёкие и прекрасные звезды, так величественны лишь из далека.
Все берется из грязи.
И боги выходят из неё же.
Моя мать родилась в древнем городе Тускул. Ныне от него не осталось даже пыли, но некогда это был один из самых богатых городов регионов Лация, точно жемчужина, сияющая мрамором храмов.
Я никогда туда больше не приезжал.
Там, среди вечнозеленых камелий она сама, точно цветок ,взросла из влажной сырой почвы и раскрылась яркому южному солнцу: красавица с пышными тяжёлыми локонами, ясными глазами и звонкими мелодичным голосом. Бабушка умерла ещё при её родах, успев шепнуть лишь имя - благословение своему единственному чаду - Валерия. Её отец, от горя  потерявший всякую бодрость духа, окунулся в работу, а дочь сослал в загородный дом, далеко в горах, отдав на попечение нянькам. Мать никогда не держала зла за это на отца, понимая, что он трудиться на благо их города и семьи. Время шло, тягостные воспоминания растворились вместе с ним, и отец решил навестить свою дочь. Дорогие шелка и драгоценности выпали из его рук, когда он увидел ее. Валерия была точной копией его умершей жены. Пораженный, он не мог отвести взгляда от такой нежной кожи, идентичной, хотя ещё и недоразвитой фигурки, вороных волос.
В тот же день Валерию вернули в Тускул.
Лучшие комнаты и кушанья, несколько слуг, личная стража - все это вмиг окружило, непривыкшую к подобному, девушку. Её отец с горящими глазами приносил все новые и новые подарки - масляные благовония, красивые гребни, диковинные шкатулки из далёких стран. Валерия растерянно, но счастливо, улыбалась, принимая все, что ей преподносили, и с трудом пыталась гнать неловкость и страх прочь. Однажды, спустя пару месяцев такой жизни, отец пришёл к ней в спальни поздним вечером и небрежно махнув рукой, отправил музыканта, что наигрывал тихие мелодии на арфе для Валерии, прочь. Оставшись один на один с дочерью, он спросил всем ли она довольна и все ли её устраивает. Дочь чуть улыбнувшись, кивнула, но сердце сжалось от тяжёлого предчувствия беды. Тогда он попросил ее принять ванну, как она всегда это делала перед сном. Девушка вышла в оббитые мраморными узорами, комнату и упав на колени взмолилась всем богам, которым знала. Она, юная девушка, ещё ни разу не бывала в храмах. В тёмной богатой комнате она шептала о помощи кому-то, кто её услышит, не сдерживая горячих слез, что лились по бледным щекам, супротив её воле. Страх сжал горло спазмом и она так и не дошептала просьбы, сказав лишь единственное "прошу...". Когда она вышла, отец поспешно поднялся с постели и зачарованно оглядел дочь.  Нет.  Уже почти совсем созревшую девушку. Он подвел ее, замершую от ужаса, к ложу и склонившись над , благоухающим цветами, телом, принялся целовать, кусать, шептать что-то о том, насколько она прекрасна. Ещё не знавшая мужчину, она была взята собственным отцом. После той ночи все изменилось. Валерия больше не пела, щеки не красил привычный румянец. Днём она избегая любого общения, гуляла по саду и часами смотрела на виднеющееся вдали озеро, а ночью содрогалась от прикосновений пальцев на своих бедрах и молила. Уже не богов, отца.
Но тот никого не слушал.
Потеряв остатки всего, что делает человека человеком, он брал дочь все грубее, не сдерживая бранных слов и силы.
Когда девушка уже не могла скрывать слез от других, она распустила всех слуг и проводила дни дома у окна, почти не кушая и больше не зная веселья. Когда Валерия поняла, что понесла, она попыталась сделать хоть что-то, чтобы смягчить все происходящее - попыталась полюбить отца. Но тот, узнав, что девушка носит ребёнка, ожесточился ещё больше и позвав лекаря, купил горькой травы, что по советам, могла разрешить их ненужные проблемы. Дочь отказалась - после всего, что произошло, она не могла совершить ещё и убийство.
Пусть и того, кто не был рожден.
Потеряв после этого интерес к дочери, отец оставил сорванный цветок засыхать в дали от чужих глаз. Да Валерия и сама не хотела никого подпускать к себе. Она тонула в собственных мыслях и образах, что повторялись в голове раз за разом, приходили даже во снах, заставляя её не смыкать глаза до рассвета. Она корила и жалела себя и отца, спрашивала, почему боги отвернулись от нее. Она потеряла все, что когда-то составляло её: голос стал глухим, глаза потухли и хотя былая красота все ещё была заметна, взгляд уже не открывался от пола, а руки всегда что-то нервно теребили и перебирали. Частые истерики, сделали её нервной и неустойчивой к потрясениям, даже незначительным.
С трудом и горем на свет появился нежеланный мальчик. Как ни странно, здоровый и красивый, но это никого не радовало. Мать даже не взглянула на сына, сразу отдав его кормилице.
Так и появился бог - из кровавого, оскверненного женского чрева.
Нарекли мальчишку Солум, что значит "почва".
Он любил свою мать (она больше не слушала игру музыкальных инструментов), не смотря ни на что. Да... Любил. Любил её тихие песни, без какого-либо сопровождения, с надрывными фальшивыми нотками. Она пела их в тишину ночи: о судьбе, о любви, о ненависти. Любил её редкий холодный взгляд. Любил слабый запах цветов, что исходил от её одежд. Любил сидеть у её туфель и проводить пальцами по цветным кусочкам смальты.
Но это было глупое юное чувство. Я не стыжусь его, но теперь знаю, что это было естественным периодом. Я должен был это пережить.
Однажды ночью Солум проснулся от звона колокольчиков на окне. Со смутным чувством, которое свойственно лишь детям, он подошёл к окну и уцепившись пальцами за подоконик, подпрыгнул. Он увидел лишь скачущий на коне в ночной тьме, знакомый силуэт и какого-то мужчину ,что бежал впереди на другом коне. Он крикнул "Мама!" и побежал. Босиком в одной рубахе, как был, сквозь заросли роз.
"Мама, не уходи!".
"Мама, останься."
"Мама... Что я сделал не так, мама?"
Двое уже давно скрылись вдали, а мальчик бежал в абсолютной тишине, уже не слыша даже собственного крика. Неловко споткнувшись о камни, он упал и покатился по крутому склону вниз, к озеру. Он упал на скалы спиной, размозжил пальцы на руке и погрузился в Неми, слыша из под толщи воды последнюю материнскую песнь.
Он не умер тогда.
Ему везло ещё меньше, чем матери.
Но кто знает, может это было для того, чтобы исполнить своё предназначение.
Чтобы стать тем, кто я сейчас.
Солума подобрали утром рыбаки из соседней деревни. Подлечили, вымыли, напоили. Говорить своё имя мальчик не хотел, потому ему и дали новое - Сельванс. Так звали недавно погибшего сына одного из рыбаков. Все это я помню очень смутно, точно бы какими-то образами. Но все то, что произошло уже после, до сих пор ясно и чётко, точно было совсем недавно, а не несколько веков тому назад. Помню кровавые мозоли на руках, синяки и ссадины от тяжёлых, воняющих рыбой, мешков.
Помню стертые в кровь пятки, гниющие раны на плечах. Помню сальные взгляды изголодавшихся по телу, мужиков и как впился одному особо назойливому в руку и прокусил вену, получив даже какое-то удовольствие от его ругательств и безумного взгляда. Помню гонения на наши деревню, изъеденные  мухами и личинками трупы.
Первый секс.
Ну, это если тебе интересно, как он там происходит у богов в первый раз, а то у кого не спроси, никто и не помнит.
Она была далеко не девственная - попробуй в почти полностью мужской рыбачьей деревне - и даже не красива. Но я подумал... Что может смогу вывести из её души что-то давно позабытое. Я подарил ей букет фиалок, а она подловила меня вечером и лукаво озираясь по сторонам, подняла юбку, разрешая себя потрогать.
Во мне что-то тогда обломилось. Я развернул её лицом к стене и сделал то, что делали собаки, быки и коровы. Она не сопротивлялась и даже наслаждалась тем, что происходит, делая что-то привычное для неё. Смотря, как после всего, она брезгливо прыгает ,изгоняя из себя моё семя ,я только жалко улыбнулся - любви нет и никогда не было между людьми. Можно любить вещь или место, еду или песню. А другого человека любить невозможно. Это лишь инстинкт.
Единственной отрадой в тяжёлой жизни рабочего была природа вокруг. Наша страна была поистине прекрасна: глубокие голубые озёра с мириадами разноцветных рыбешек, грациозные длинноногие птицы, тихие дурманящие вечера, когда светлячки, такие же красивые как и звезды, но живые и настоящие, вылетали из лесов и кружились вокруг кустарников. Все это было точно естественным и честным - без ненужных слов, без лести и обмана. Смотря на серые горные цепи, моё сердце переполнялось восторженной лёгкостью. Тогда страстная человеческая натура успокаивалась, словно озерная гладь и глаза иначе смотрели на мир. Я никогда не мог поднять руку на животное. Оно безвинно по своей природе, живя, лишь следуя данному, заложенному в крови природой, порядку.
Умер я тоже совсем неожиданно. Всего одной чужеродной для этого мира стрелы, придуманной рукой человека, хватило, чтобы убить. Оборвать чужую, не созданную тобой жизнь, стереть все воспоминания, все чувства, отправить человека в небытие.
Спасибо, мне не нужно твоё сочувствие.
Я очнулся, потому что какой-то дурак светил мне в лицо и громко звал по имени.
Странное дело, но я не мог открыть глаза, пока голос мне не сказал сделать этого. Надо мной сидел строгий мужчина и внимательно всматривался в лицо, точно что-то принимая для себя. Я не чувствовал своего тела, не мог пошевелиться. У меня не было не единой мысли в голове.
Тем временем, мужчина поднялся. Из-за ярко светящего солнца я почти не видел его лица, но заметил протянутую руку. "Вставай, Сельванс. Ты мне нужен." И я не мог не протянуть ему руки, не мог не повиноваться. Этот строгий бородатый мужчина был Тиния - бог громовержец. Я никогда особо не задумывался о богах ,хотя как и все жители, присутствовал на традиционных гаданиях перед каждый праздником - красивые девушки или мужчины разрезали ритуального агнца и вытаскивая его печень, предсказывали следует ли делать что-то или нет. Но сам жертв я никогда не приносил.
От Тинии веяло силой и могуществом. Он оказался моего роста, но все же был точно бы выше. Так я и стал богом-по велению другого бога.
— Вдохни а себя ветер, прислушайся к шепоту трав. Все вокруг живое, Сельванс. И этому нужен хозяин.
Я смог лишь ошарашенно взглянуть на мужчину, но тот был серьезен и даже не собирался шутить.
— Ты будешь охранником, хозяином, другом тому ,что сотворено.
— Я не люблю людей, я не смог...
— Ты и не должен любить людей. —  Бог вздохнул и посмотрел куда-то вдаль, точно бы не было перед ним деревьев. — Твоя стезя - все это, Сельванс. А люди, лишь малая часть.
Изменилось очень многое. Я словно бы стал чувствовать и мог потрогать всю ту тонкую связь, что паутиной опутывает будущее и прошлое, соединяя в настоящем всех людей, существ и животных. Слышал песни древ. А после, стал слышать и тихие молитвы, где бы они не произносились. Этрусский народ был очень верующим. Они читали каждый наш знак, будь то сильный ветер, молния или дождь. Они знали, что все, что происходит вокруг-не просто так и уважительно относились к лесу и его обитателям. Они трудились и жили трудом. Я знал, какого это - жить простым крестьянином и порой помогал люду.
По мелочи конечно: послать дождь или перенести корешки деревьев ,чтобы впитали лишнюю влагу ,отогнать мор от скота ,аль уберечь от напасти. И все больше и больше людей шептали мне благодарности. Но все больше просило чего-то ещё. Я строго карал тех, кто решил, что на бога можно перекинуть все заботы, но был благосклонен к тем, что старался сам. Но веры этрусков не хватило, чтобы уберечь нас. Когда пришли Римляне, боги стали терять свои силы один за другим. Появлялись новые, более сильные, более властные - неудержимые. Пал и Тиния, уступив место Зевсу. Остался только я. Сменилось лишь имя - Сильван, но простые крестьяне слишком крепко верили в мою помощь. Какой бы народ ни был, но рабы и рабочие везде одни. Они хотят простых вещей, желают завтра, а не далекого будущего. Я буду существовать столько же ,сколько будет существовать лес. Ибо каждый, кто один входит в мои владения, чувствует, что рядом кто-то есть. Он понимает, что нужно иметь благосклонность и уважение. Знает, что лес сильнее его: он умрёт, а деревья оплетут его кости корнями и будут увести ещё века. Стоит лишь человеку ослабить хватку...
Вечная борьба.

Отредактировано Iren (2018-03-17 20:08:42)

0

5

Три мелодии

Time's Scar (From "Chrono Cross")
Pharrell Williams - Freedom
Solomon Burke - Cry to me

http://sh.uploads.ru/t/PO1im.jpg

Эрик Галлахер (Гаммельнский Крысолов)
Фейбл
Официальной работы нет

Годы жизни: с 1940 по настоящее время.
Место жительства: Англия
Способности:
Магические:
-Воздействует на разум,настроение и желания людей с помощью музыки. Без ограничений. (На данный момент для подобного ему необходимы Чары

Конкретно:

Прозрачные Чары - почти не употребляет.
Золотые Чары - раньше составляли подавляющую часть, на данный момент он от них отказался. Но бывает всякое.
Перламутровые Чары - редко удается достать, почти не употребляет.
Чёрные Чары - на данный момент основные для применения. Попытки найти безопасный способ и меру для их употребления увенчиваются переменным успехом.

Бытовые:
-Резьба по дереву (почему нет?).
-Совершенная музыкальная память. Может запомнить любую мелодию с первого раза с невероятной точностью.
-Абсолютный музыкальный слух (всех форм).
-Знает английский и немецкий языки

+

(Акцент нижнефранкский, что больше похоже на нидерландский язык,нежели на немецкий. Очень заметно, если много и быстро говорит, любому немцу сразу станет ясно, что он из северной Германии.)

-Играет на всех деревянных духовых музыкальных инструментах и немного на тромбоне и саксофоне, но это было давно и не правда.
-Неплохо танцует, но чисто "по-Эриковски".

Дополнительно:
-Вредные привычки. Много.
-Имеет коллекцию виниловых пластинок и довольно часто ее пополняет.
-Всегда перепродает подаренные флейты. У него только ОДНА флейта. Всегда.
На данный момент: Классическая посеребренная поперечная флейта тональности С
итальянской фирмы AMATI. Купил сам.

+

http://s4.uploads.ru/h7Cnk.jpg

На небольшом экранчике мелькнуло, погасло, и снова появилось изображение мужчины в простом коричневом свитере. Он поправил камеру рукой, точно бы двигая весь мир, что видит зритель и неловко сложил руки на столе, не зная как лучше их пристроить. Комната позади была погружена во мрак и было довольно трудно различить предметы, но некоторые силуэты, выплывающие из тьмы все же виднелись.
Мужчина кашлянул, прочищая горло.
"Ну... Сегодня вроде как... А впрочем, без чисел обойдемся."
Он задумчиво прикрыл глаза, собираясь с мыслями.
"Думаю, я оставляю эту запись конкретному человеку. Вряд ли я когда-нибудь её смогу отдать тебе. Но... Ну пусть будет. Всякое бывает. Я никогда тебе не смогу сказать. О том, кто я. О том, что устал один. Ты может уже догадывалась обо всем этом и не только в пользу меня, но и вообще. Так что пусть будет хотя бы эта запись".
Он вдохнул и на выдохе быстро произнес: "Я - фейбл."
Он на миг замер, прислушиваясь к тому, как прозвучала фраза в пустоте комнаты и расплылся в улыбке.
"Смешно звучит, я бы пошутил на этот счёт, но тебе никогда не нравились мои шутки."-Улыбаясь сказал он.
"Есть ещё всякие. Вампиры там, оборотни, всякой всячины полно. Тебе бы понравилось. Но я  не о том хотел сейчас. Когда я появился в этом мире, то не сразу понял, что в полной заднице. То, что было в мире том, не так уж и важно, я для себя как-то перечеркнул то, что было раньше и отдался новой жизни".
Эрик замолчал и устало закрыв глаза, потер руками лицо.
"Да что я несу... Даже здесь."
Он поднял лицо и как-то злобно и решительно взглянул прямо в камеру.
"Нет, я не забыл. Я всем говорю мол "нормально", "это прошлое", "забыли", но тот суд, тюрьма и все то дело тоже оставило след, знаешь. Что именно я там натворил, знает вся ваша страна. Да даже не это важно. Там у меня было все. Там был Я. Все знали Крысолова и ценили его силу, а что теперь? Что сейчас? Ладно.» - Пауза. – «Продолжим. Все было так хорошо: красивые девушки, благосклонность и радость. Время что надо для меня, как-то вот в самый раз, несмотря на то, что творилось у людей. А потом... оп!" - Он хлопнул в ладоши. - "Точно бы все это время я слушал прекрасную музыку из-за занавеса, а когда я открыл его, оказалось, что это лишь запись. Не настоящий концерт, с чудесными инструментами и талантливыми музыкантами. У меня отобрали то, что было для меня всем. Было моим позвоночником, поддерживающим меня. Мою… флейту. -Крысолов замер и посмотрел на сцепленные руки.- Это тяжело. Я просто стал никем и ничем. Сукины дети... Она до сих пор где-то там, у них, этих...
Эрик замер и прислушался к неслышному для зрителя звуку.
«Я что чайник не выключил?» - Он резко поднялся и исчез с поля зрения. Тишина, потом лёгкая возня и стук. Спустя минуту, другую он снова опустился на стул перед камерой.
«Реально забыл. Весь выкипел.  Ладно, о чем мы там. Ну да. Потом было не особо хорошо, наверное нет смысла об этом рассказывать. Совсем не хорошо. А уже после появился Румпельштильцхен и остальные. Он сказал: "А ты чары то пробовал?" и просто протянул мне бутылочку. Это... Вроде как нелегально. Такую штуковину делают из разной гадости, типа сердец младенцев или страха. Такие как мы, фейблы, не можем колдовать без них. А если не можем, то какой в нас смысл? Сказочные существа не способные творить эту самую сказку – зачем это вообще? И я… Согласился. И оно сработало! Я снова мог заставлять людские сердца биться чаще, лица улыбаться, пускать в пляс самых угрюмых! Я благодарил Румпеля, жал ему руки, чуть ли не целовал, знаешь. Тот только лукаво улыбнулся и отстранившись, сказал: "Не благодари. Мы же одной крови, брат." И я подумал: "Господи, ну ведь есть же в этом мире нормальные люди! Готовые помочь." Ну а потом, понял к чему он все это делал. Он просто приходил из ниоткуда с очередной вроде бы небольшой просьбой. "Попробуй тому немного мозги прочистить, этому", "Нам вот тут бы помощь не помешала". Все больше и больше". - Фейбл замолчал. Он закатал рукава свитера и показал в камеру ладони. Кисти крупные, пальцы длинные, чуть узловатые, но эти руки можно было бы назвать красивыми.
"Что ты видишь?"
Он помолчал, точно давая время на ответ и после провёл пальцем одной руки по ладони другой.
"Я вижу мозоли от тела флейты и краев ее клапанов". - Он опустил руки, давая возможность снова видеть лицо.
"Я вижу пустоту".
В тишине послышался звук стучащего по стеклу дождя и грома. За окнами бушевала не шуточная гроза.
"Я не могу видеть сам себя, только свои руки. И сколько я разного видел в них. И бутылку с алкоголем или чарами и ворованные деньги, и ... Наркотики. И женские тела. Но вот знаешь... Они все равно пусты. Все, что я получал, тут же ускользало через пальцы. А быть может я бы хотел, чтобы кто-то держал так, в своих ладонях, моё сердце? Или чтобы его держал я. Да только вот никому оно не нужно. Мы всегда одни. Рождаемся одни, умираем тоже. И живём только со своими мыслями, да страхами. Я знаю, что не нужен им. Ни Румпелю, ни остальным. Да только…. " - Эрик пожал плечами.
"У тебя мне было спокойно. У тебя своя жизнь, я понимаю. В ней мне тоже места нет, и может я лишь насильно вклинивался. Как-то все это сумбурно произошло, я даже толком и не понял. Мы встретились совершенно случайно, потом снова, и снова и я подумал... Может это судьба? Глупо да. Может быть".
Мужчина взял что-то под столом. В свете тусклой настольной лампы появилась маленькая деревянная шкатулка.
"Смотри. Сам сделал эту штуку. Так, хобби небольшое, ничего серьёзного." - Он пододвинул стул ближе к камере и облокотился на стол, показывая разную крышку тёмно- коричневой лаковой коробченки.
"Если ты найдешь эту запись, то обязана найти эту шкатулку. Я оставил кое-что тебе здесь. Может и не стоило, но как-то... Захотелось. Смотри. Я тут даже имя твоё вырезал". - Эрик повернул шкатулку кверху дном, показывая небрежно вырезанное женское имя.
"А здесь травы и цветы". - Он снова показал в камеру крышку, украшенную резными изображениями.
"Эта штука открывается очень хитро, сама не разберешься. Но никто кроме тебя и не откроет. Смотри ка ещё". - Он ловко сдвинул основание шкатулки кончиками пальцев и вытащил одну из граней с её бока. За ней оказалась замочная скважина.
"А ключ тут же, просто нужно перевернуть и ..." - Он перевернул шкатулку и снова сдвинул грань с основанием. На стол с лёгким звоном упал маленький серебряный ключик.
"Вот так вот". - Эрик взглянул в камеру и отодвинулся.
"Она будет у меня на квартире. Не раздолбай подарок. Но... Вряд ли все это потребуется. Да ты даже и не знаешь, где я живу."- Эрик постучал пальцами по столу, а потом как-то ссутулившись, вздохнул.
Он взглянул куда-то за камеру и вовсе лег на стол, вплетая пальцы в волосы.
"Я устал, Ирма. Очень устал. То, что я любил раньше уже не вызывает у меня прежних чувств. Чувств как - будто бы вообще ничто не вызывает". - Пробубнил он в стол и поднял голову, упираясь подбородком в столешницу.
"Вдруг я скоро... Даже играть устану?" - Он закрыл глаза.
"Ладно. Надо, наверное, что-то ещё сказать, чтобы резко так не заканчиваться. Береги себя. Сходи в то кафе на углу улицы. Слушай побольше нормальной музыки - Велосо знаешь ли не так уж и плох. Найти себе нормального мужика".
Эрик усмехнулся.
"Да кто тебя такую полюбит то".
Крысолов взглянул прямо в камеру и замер. Минута, другая - он просто смотрит, точно бы и без мыслей просто. Смотрит через камеру туда, в будущее.
"Глупо это все". -  Прорывает, наконец, он молчание, выпрямляясь.
"Прощай, Ирма".

Он протягивает руку и запись обрывается. Сохранено.

Отредактировано Iren (2018-03-17 20:07:42)

+2

6

Три мелодии

The Hives –Tick Tick Boom.
Smash Mouth –I'm A Believer.
Kansas–Carry On My Wayward Son

http://se.uploads.ru/t/ZkDcI.png

Майкрофт Смит
Человек
Школьник
Годы жизни: 22.01.2006 - наст. время
Место жительства: США, Нью-Йорк
Способности: -
Дополнительно: -

-Так. Цель... Цель видна.
Кусты зашуршали и скрытое узорчатой тенью листвы, из них показалось загорелое мальчишеское лицо. Внимательным взглядом Майкл оглядел стадион и снова скрылся в тёмной зелени кустарника. Показать полностью…
-Ну что там? - Спросил Джой заговорщеским шепотом, смотря на Майкла фирменным взглядом:" Выкладывай все, я вообще не понимаю, почему не был там вместе с тобой". Джою вообще никогда не нравилось чего-то не знать. Совсем другой попорот событий был, когда Джой знал что-то, чего не знал сам Майкрофт. Вот тут его довольное лицо готово было треснуть от улыбки, но выдавать информацию он не собирался.
-Ну бутылку то я вижу. А как мы её заберем, слабо себе представляю. -Майкл лег прямо на землю и грустно вздохнул. А ведь победа была так близка! Они уже три дня ходили за Сюзан, чтобы разгадать тайну загадочной бутылочки, что висела на её сумке. Не примечательная, небольшая с какими-то мутноватыми блестками внутри. Обычный брелок, можно подумать. Если бы Майкрофт не видел своими глазами, как старшеклассница разговаривает с ним, как с живым человеком. Нет, серьёзно!
Она легонько склонилась к своему шкафчику и нашептывала что-то, чуть поглаживая стенки бутылки.
Когда Майкл смеясь, рассказал обо всем своему другу, тот отнесся ко всему гораздо более серьёзно.
-А вдруг там джинн? Тебе ли не знать, что порой загадочное встречается во всякой безделице, на которую глаз позарит только Мадам О'Коши из дома напротив.

Парни оба передернулись, вспоминая жуткую старушку, но сошлись на том, что с бутылкой девушки может быть действительно что-то да не так. Либо Сюзан была сумасшедшей. Либо простой девочкой, но это ещё хуже, потому что их поступки не объяснялись уже совсем никак. В отличие от поступков сумасшедших.
И вот, они шпионят за рыжеволосой долговязой ровесницей уже который день, пытаясь подыскать возможность украсть бутылку с сумки. Для проверки, конечно, не больше. К этому занятию клуб изучения мистики они с Джоем решили не подключать. Во-первых, информация не проверенная, а во-вторых, слишком рискованное дело. Они даже пытались проникнуть в женскую раздевалку, во время урока физкультуры. Но почему-то именно в этот момент Лохматой Джесс стало плохо, и она отпросилась посидеть этот час именно в раздевалке. И именно перед шкафчиком, где кое-как вдвоём вместились Майк и Джой.

"Нам кранты, сделай что-нибудь" - Кричал он взглядом, на что его друг только пожал плечами и... Исчез. Именно тогда Смит понял, что из всех существ он ненавидит больше всего именно Брауни. Когда в раздевалку стали втекать смеющиеся женские голоса, обсуждающие прошедший урок, Майкрофт закрыл глаза, и резко пихнув плечом металлическую дверь шкафчика, под дружные крики, децибел так на сотню другую, выбежал в общий коридор, вдыхая чудесный легальный воздух.
И сейчас, после стольких мучений и объяснений, они так близко к цели. Но так далеко. Вот нужно было прийти на занятия черлидершам именно с этой стороны поля?
-Как-как.-Нахмурился Джой.-Пойдём да возьмём. Думаешь, они обратят внимание? Скажем, что сумка сёстры. Ониж тебя не знают.
Майкл задумчиво посмотрел в вечно хитрое лицо друга и мудро кивнул.
-Может ты и прав. Тогда... Идём?
Задом на перед они выползли из кустов и встав с колен, отряхнулись.
-Мама убьет...-Вяло отряхивая земельные разводы с белой футболки, пробурчал Майкл и скрыл его с глаз долой, застегнув лёгкую клетчатую рубашку.
Вроде прилично. Можно идти.
Он взглянул на Брауни и дождавшись его утвердительного кивка, нацепив уверенные мины, они направились к куче женских рюкзаков и сумок.
Гора. Женских. Шмоток.
Жуткое зрелище. Все разные: пёстрые и не очень, с какими-то пушистыми брелками и жуткими надписями, обещающими скорую смерть, типа:"Проходи мимо, а то огребешь". Майкрофт поежился и перевёл взгляд на разминающихся черлидерш. Вроде бы их ещё не заметили.
-Знаешь... Сейчас я вдруг понял, для чего все это затевалось. Для чего ТЫ все это затеял.-Задумчиво протянул Джой и вдруг хихикнул. Майкрофт непонимающе проследил за его взглядом, уперевшись в короткую юбку и длинные ноги. Закатил глаза.
-Ой-й. Жди здесь, я возьму сумку. Два брата-это слишком.
Он уверенно зашагал быстрее, оторвавшись от друга и вперился взглядом в сумку. Но как бы так... Ненавязчиво.
"Пятьдесят метров. Тридцать. Двадцать пять. Десять...".
Девушки выстроились полукругом и принялись скандировать что-то. Он никогда не мог понять, что они там кричат. Зато прыгали весело.
"Пять метров и..."
Майкрофт протянул руку к мятного цвета поношенной, абсолютно бесформенное сумке и безразлично повесил её себе на плечо.
"...и Миссия удалась. Браво, Майкрофт из Вас бы получился бы прекрасный детектив".-Он развернулся к Джою ,бросая ему победную улыбку, как вдруг...
-Эй, парень... Это сумка моей подруги, куда ты её поволок?
Майкрофт застал и медленно повернулся обратно. Одна из девушек в сине-желтом повернулась и поставив руки в боки, вместе с помпонами, подозрительно и даже, как Майку казалось, злобно, смотрела на него.
-Отдать её ей. Она попросила.
-Да ты что? И как мою подругу зовут?
-Сюзан.
-Фамилия?
Майк замер. Повернулся к Джою, тот незаметно пожал плечами.
-Эм...ну...Смит?-Предположил неуверено он.
Девушка грозно свела брови и уже собиралась, что-то сказать, как позади послышался крик Джоя.
-Её фамилия:"БЕГИ-ГРЕБАНЫЙ- МАЙКРОФТ!"

Смит вздрогнул, но слова брауни оказали нужное воздействие и он побежал в сторону кустов, где остался их велосипед. За спиной что-то кричали. Уже не только подруга Сюзан, но и другие девушки тоже. Кажется, чуть позже им с Джоем будет явно не сладко. А хотя, тот просто скроется, чего уж. И Майк его даже не винил.
Загнанно дыша, он подбежал к велосипеду, схватил тот за руль и не останавливаясь, покатил рядом, пытаясь заскочить на ходу. Сумка тяжело била по бедру, все время наровилась съехать, мешая передвигать ноги. Отвратительно неудобная вещь. И как её только носят? Крики послышались как-то совсем близко, и покраснейвший от бега, Майкл, таки оседлал велосипед.
-Гони-гони-гони-и!-Подначивал уже сидящий на багажнике брауни.
Майкрофт крутил педали, как последний раз в своей жизни. Так не крутят даже, если за тобой цунами или смерч. Так гонят только от группы разъяренных черлидерш.
Они оставляли их позади, все дальше и дальше, пока те не скрылись совсем, за углом одной их улочек. Но даже тогда Майк проехал в быстром темпе ещё минут десять. Кто знает, что взбредет этим в голову? Он остановился только неподалёку от своей собственной улицы.
-ФуФ. Ещё то дело.- Устало сказал Майкрофт, тормозя. Зато теперь они стали полноправными обладателями бутылки. Школьник снял её с сумки и поднеся к глазам, покрутил, наблюдая, как мутная жидкость, сверкает на свету. Посмотрел на нее, направляя не солнце.
-Так вроде ничего необычного. Но нужно открыть. Где-то в безопасном месте, если вдруг что.
-Может и камеру захватишь? -Напомнил Брауни.
Майкл щелкнул пальцами.
-Точно.
Они слезли с велосипеда и молча направились к дому, до которого было уже совсем близко. Отворили нехитрый замок - от воров защищала сигнализация, а это скорее так, для приличия. Не держать же дверь вечно открытой. Майкрофт поставил велосипед у входа, прислонив к стене и стянув рюкзак, закопошился в поисках ключей. Те как всегда наверняка были где-то не самом дне. Предатели.
-Майк, задняя дверь открыта. - Дал знать Джой.
Значит, дома кто-то был, но это явно не мама. Чтож, тогда они просто незаметно пройдут к себе, возьмут все, что нужно и уйдут на пустырь неподалёку. Не обязательно всем знать, что он уже дома. Особенно когда по времени ты должен быть на футболе.

Майкрофт бесшумно прокрался по коридору к лестнице, аккуратно заглянув в гостиную. Там никого не была, но с кухни раздавалось невнятное мычание, напоминающее чем-то исковерканный "Битлз" и звон посуды. Неужели дядя Оз?
Джой уже ждал его наверху, развалившийся на кровати и уминающий остатки печенья.
У этого парня не было проблем с незаметным проникновением куда-либо. И везде он чувствовал себя, как дома.
Комната Майка была не большой, но ему на одного хватало. Он устало кинул сумку к кровати и открыл верхний ящик тумбочки, разыскивая небольшую переносную камеру.
-Они такие счастливые.
Майк непонимающе взглянул на брауни. Тот смотрел на фотографию, что стояла на тумбочке. Его мама и папа. И он. День рождение Майкрофта. Десятое или девятое, он уже не помнил. Никого не приглашали, отмечали только семьей. Они все никак не могли заставить его улыбнуться (еще бы, в таком душном свитере то!), потому просто взяли и насильно растянули его губы в улыбке. Папа справа, мама слева. Глупая фотка.
Майк вздохнул.
-Ну да. Давай не будем. – Он выкопал из закромов камеру. – О! Пошли быстрей, пока мама не пришла. А то будут люли.
Брауни ухмыльнулся.
-И так будут. И не только люли. У меня чуйка на такие вещи. – Он гордо поднял указательный палец.
Майк закатил глаза вновь. Уже который раз за день?
-Крошки с лица сотри, чуйщик. Пошли.

До пустыря было всего ничего. Он располагался недалеко от их дома, и до него можно было дойти с их заднего двора. Раньше там была импровизированная площадка для футбола, потом кто-то пытался выкупить участок и построить там что-то нужное. Но как это обычно бывает, ничего «нужного» не вышло, и остался на участке только фундамент, да две стены. К ним друзья и шли. Джою доверилось снимать, а Майкрофт...
-Ну! Открывай ты уже! – Джой нахмурился и выглянул из – за камеры.
Майк помялся.
-А если джинн, что делать будем?
-Загадаем скутер, что ещё? – Брауни пожал плечами.
А чтобы загадал Майкрофт, будь там действительно джинн?...
Он боялся, что у него есть только одно – самое заветное – желание.
Господи, пусть там будет Джинн.
Майкрофт решительно откупорил мягкую пробку.
-Хм. Ничего.
-Выливай. – Предложил Джой.
Майкрофт вылил на землю сверкающую, но мерзко пахнущую застоявшейся водой, жидкость.
Оба удивленно уставились на грязноватую лужицу.

***
-Нет! Это ты предположил!
-Но ты же согласился!
-Но я-то думал, ты прав!
-Но я-то думал, что я прав!
Майкрофт замер, задумавшись.
-Звучит логично вообще – то.
-Мне вообще в этом не окажешь. – Брауни пожал плечами и стукнул пальцами о пустую тарелку, пытаясь нащупать печенья.
Может зря Майк так кидается на все. Поездка в Корнвилл, расставившая столько вещей по своим местам, слишком … Ну вообще там все было слишком. И Смит младший начал присматриваться и к своему городу. Уж где-где, а в Нью-Йорке должно быть что-то сверхъестественное.
В дверь постучали.
-Ма, не сейчас. – Отмахнулся Майк.
-Эм. К тебе… Сюзан.
Майкрофт ошарашено взглянул на Брауни. Тот сбледнул и … исчез.
-Джой! Нет! – Шепотом крикнул он.
-Майк? – Раздалось из-за двери.

Боже… В окно? Так высоко же. Боже. Куда бежать?!

Но от решения проблем вообще сбежать было трудно.

Отредактировано Iren (2018-03-17 20:07:05)

+2

7

http://sh.uploads.ru/t/41HTQ.jpg

Мейсон (Моисей) Аттвуд
Человек
Агент СФ Медицинского назначения.
Член ученого совета и врач отделения психиатрии Рюгена.

Годы жизни: 27.01.87 - наст. время.
Место жительства: До 2018 года – США, после - Пхеньян, Северная Корея

-

До 2005 года – Нью-Йорк
С 2005 по 2012 год – Филадельфия, штат Пенсильвания
С 2012 по 2018 год – Нью-Йорк

Внешность:
Рост: 175
Вес: 73
При иных обстоятельствах мог бы быть достаточно симпатичным и привлекательным молодым человеком, но вечные круги под глазами и худоба, да и в принципе душевное состояние делают свое дело. Взгляд в основном отсутствующий, если не загорается какой-нибудь идеей.

Искусственное имя. Искусственная фамилия. Приблизительная дата рождения.
Ну и жизнь какая-то такая. Приблизительная.
В принципе все было очень даже не плохо. Приют пресвитерианской церкви конечно накладывал свои рамки и ограничения, но при грамотном подходе их можно было легко обходить и нарушать. Главное с умом. Ну и что, что нет родителей. Их здесь таких десятки и все держатся, стремятся к тому моменту, как повзрослевшие, выпорхнут из гнезда и на правах других людей начнут вершить не просто дела, а делища. Он впитывал знания, как губка, таскаясь хвостом за служащими и задавая подчас далеко не детские вопросы почти во всех сферах, что мог предложить этот мир. Делился этим со своей компанией, слушал, что те рассуждают в ответ.
Перелом случился очень глупо и внезапно.

Как всегда, не правда ли?

Новые работники, тихий разговор, отдаваемый шепотом по каменным сводам и маленький, никем не примеченный, рыжий мальчишка, вжавшийся в стену. Казалось бы, ничего не должно было поменяться. Ведь уже не маленький, уже привык. Но насколько тяжело было узнать, что его родители вовсе не умерли, а намеренно отдали его сюда? И что они не какие-нибудь безработные алкоголики, а одни из самых видных лиц в стране. Ему вдруг стало казаться, что сверстники вокруг тоже знают об этом. А может быть и знали всегда? И просто глупо насмехались над таким, никому не нужным. Он закрылся в себе, запретил называть себя идиотским, данным ему наставницей, именем, придумав другое, выбивая память о старом угрозами, а порой и кулаками. Его сверстники тоже росли. Дичали. Они больше не нарушали правила, считая себя вольными и всемогущими, они устанавливали свои, присматриваясь к окружению, как к врагам, бродя маленькими группками. Оставшиеся годы до часа «икс» шли тяжело. А перспективы впереди бледнели все стремительней. Разве у детей, чьи родители могут оказать им поддержку, как моральную, так и денежную, не в больше шансов? Разве сможет он дотянуться туда, куда замыслил.
Он старался, очень много, хватался за любую возможность узнать и научится чуть – чуть больше и при первой же возможности уйти, покинул приют, держа в сердце лишь одно желание – не упустить свой шанс.
Первая попытка поступления – провал.
Он остался жить и работать в Пенсильвании официантом в баре. Ночные смены, подготовка к следующему поступлению, он и не замечал, что за ним следят. Он вообще ничего вокруг не замечал.
Вторая попытка поступления – снова провал.
Неужели он такой неудачник? Бар, в котором он работал, стал местом для забытья. На последние деньги, что он должен был отдать арендодателю или хотя бы истратить на билет до Нью-Йорка он выпивал один стакан за другим. Что там ждет его в этом Нью-Йорке? Ничего там нет. Разве что прийти вновь в приют и просить поддержки. Но он не посмеет. Мейсон даже не обратил внимание, как к нему подсел собутыльник. Слово за слово, алкоголь в крови. Незнакомец предложил помощь на что получил взрывную реакцию. Мейсон ударил кулаком по столу, опрокидывая стаканы и закричал, что не смирится пока не поступит, пока не докажет, чего стоит и ничья помощь ему в этом не нужна. Ни странных незнакомцев, ни его долбанных родителей.
Собственно, один из них и сидел прямо перед ним.
Не так себе Мейсон представлял знакомство с собственным отцом.
Его взяли в том же году во вторую волну.
Он учился самозабвенно. Вначале бессонными ночами и затворничеством выкарабкался на первое место, получил стипендию, снял комнату в общежитии. Ушел с любимой, но забирающей все остающиеся силы, работы. Затем вдруг расслабился, забывая и о неудачах, и о приюте, и даже о родителях. Мейсон стал чаще улыбаться, не отказывался от компанейских посиделок, в тоже время, не забывая об учебе. Вдруг оказалось, что он не такой уж и хмурной парень: умеет и пошутить и спеть, да и на разные глупые шалости был выдумщик. Между тем, он полюбил свое дело и когда поднялся вопрос о выборе направления, ушел на психиатрию. Ему это казалось сложнее прочих факультетов. Эта наука никогда бы не оставила его без новых, загадочных, нерешенных вопросов. Всегда бы ставила перед ним задачи, тянущиеся от самой глубины человеческой души.
Студенческие годы, пожалуй, стали самыми счастливыми в его жизни и запомнились не только тусклыми фотографиями и старыми конспектами, но и небольшой компанией хороших знакомых.
Закончив Пенсильванский медицинский, он уехал на интернатуру в Нью-Йорк. Там и познакомился с будущей женой, матерью их маленького Стивена. Познакомился глупо и внезапно.

Как и всегда, не правда ли?

Вылил на нее, бежавшую в чистенькой белой блузочке на собеседование, кофе. Свое и своего коллеги заодно. Долгие извинения, растерянные улыбки, странное замирание на взгляде глаза в глаза. Второй раз их встреча состоялась там же. Потом, уже после свадьбы, оба узнали, что пришли туда намеренно в надежде снова встретить незнакомца(ку).
Она приняла все его странности, а он соглашался на частые путешествия, выбивая выходные в клинике, уже не как практикант, но как лечащий доктор. Он писал работы, становился известным уже не только в своих кругах, но и среди врачей всех специальностей. В научном мире как таковом. Новые методики, новые открытия. Книги. Все шло хорошо. Разве что забеременеть его жене все никак не удавалось, но они никуда не торопились, еще молоды, да и Стивен, хотя и взятый из того же приюта, где провел свое детство Мейсон, был с ними одной души, любимый и обожаемый.
Все шло хорошо.
И оборвалось внезапно.
Сгорело, потухло под проливным ливнем, а пепел смыло в водосток.
Грейс ночью стало плохо. Симптомы не ясные, но все походило на маточное кровотечение. Мейсон в ужасе посадил жену и сына в машину и выехал в ночь до ближайшей больницы. Погода была отвратительной, никто бы не рискнул выйти на улицу в такой ливень, но до пункта назначения совсем близко.
Однако же, он ошибся. И, наверное, несколько раз.
Лобовое столкновение на перекрестке. Стивен умер мгновенно. Грейс успели госпитализировать и после сорока восьми часов борьбы, она умерла. Тихо, словно бы сдалась. На Мейсоне ни царапины, разве что сотрясение мозга. Удача? Нет, скорее проклятие.
Как ни старался, сам и с помощью других специалистов, он не смог вспомнить подробности той ночи. Точно и не было вовсе. Оставило за собой чистый лист. И с насмешкой жизнь.
Водителя встречной машины не нашли. Ни живым, ни мертвым.
Похороны, соболезнования, пустой дом – все как в тумане. Он не плакал, он не бился в тупой злобе о стены. Он как будто бы выключился. Коллеги предлагали уйти в отпуск или уйти совсем. Стоит ведь позаботиться о себе, а остальное не пропадет. Но в противовес всем просьбам, Мейсон почти не уходил с работы. Все меньше спал ночами, принимал успокоительные, часто говорил сам с собой, часто вовсе даже не замечая коллег. Его уволили. Попросили по собственному желанию, но в конце концов, все же уволили. С возможностью бесплатно посещать терапию в их же клинике. Мейсон только усмехнулся и выкинул направление в ближайшую мусорку. Вместе с халатом. К черту! Как он вообще мог кого-то лечить, когда… На самом деле…
Поступления от продажи книг гасили долги за дом, но все же вскоре этого стало не хватать.
В этот момент в его жизни снова появился отец. Эта внезапность уже сидела где-то посередине глотки, да и к черту эту помощь, но Роджер предлагал интересную вещь. Работа в совершенно новой сфере, то, чего Мейсон никогда не видел раньше.
С теми, о ком даже не мог бы и подумать.
Порой, он строил относительно занятий Роджера различные предположения, от самых хороших до тех, о которых другим говорить не стоило. Сам он не раскрыл правду в их первую встречу. Но вряд ли он мог подумать о том, что его отец имеет дело с теми существами, о которых слагают мифы, легенды, снимают фильмы, но уж никак не отводят разделы в учебниках по анатомии и психиатрии.
Быть может дело было в самом Мейсоне, а может быть в том, что в тот момент он был готов на все, но открытие нового мира, не видимого ему раньше не шокировало, а скорее привлекло. Дало новую возможность, путь к действию.

Нет, он не упустит свой шанс.

Снова пришлось учиться. Не все пять лет, перешел разом на третий курс, параллельно работая в Рюгене. Конечно, пока что ему ничего не разрешали, в конце концов, как человеческий врач по основной задаче заведения он был бесполезен. Но шаг за шагом, он поднимался все выше, понимал все больше. И вот, новые методы… Новые изобретения… И все ближе к бездне какого-то полнейшего полоумия.

Способности:
Магические: отсутствуют
Околомагические: Гипноз (включая самогипноз).
Бытовые:
- Водил автомобиль. На данный момент яро их избегает.
- В студенческие года бренчал на гитаре, ну да кто этого не делал? Кочевала вместе с ним с места на место. Валяется где-то до сих пор.
- Вполне прилично играет в шахматы.
- Знает латынь и корейский.

Дополнительно:
- Все о пагубных привычках доподлинно не известно, но смотря ему в лицо предполагается список веществ страницы на полторы.
- Психиатр, психотерапевт, гипнолог, сомнолог, какое-то время работал судебным психиатром.
- Его признают, как хорошего специалиста-теорета и ученого, но многие считают безосновательным его работу с живыми пациентами.
- Обладает странной привычкой при озарении идеей писать на любых поверхностях. Включая спины медсестер и ассистентов, стены, полы и простыни.
- Имеет некоторые проблемы с законом по мелким нарушениям. Жить не мешает, но порой всплывает, да еще и не в самых лучших ситуациях.

Отредактировано Iren (2018-03-09 17:37:01)

0

8

http://s7.uploads.ru/t/1YWMJ.jpg

Гавриил /Дина Лейн
Архангел
Глашатай, Вестник Рая
Годы жизни: от начала времён и по настоящее время (Дата рождения нынешней оболочки: 01.09.1999 года)
Место жительства: Нью-Йорк, США
Внешность:
Рост: 162 см.
На первый взгляд кажется личностью, находящейся глубоко в себе. Не закрытой, нет, просто создается впечатление, что она беспрерывно думает о чем-то далеком и совершенно отрешенном от реальности. Зачастую, несмотря на симпатичную внешность в целом, ее оторванность и странноватое поведение отталкивает новых знакомцев. Да и относительно своей внешности Дина не ставит таких идеалов, как человеческие девушки вокруг: пройтись в центре города без обуви или не обратить внимание на растрепанные волосы, спеша выйти из дома по "особо важному делу" – вполне нормально. Однако же, так только лишь на первый взгляд. Присмотревшись, можно заметить и довольно внимательное выражение в светло-голубых глазах и скользящую в ответ собственным мыслям решительность. В ее гардеробе, как и интерьере, преобладают светло-серые и белоснежные цвета. Возможно, дань сути, возможно, просто искренняя любовь.
О персонаже:

Глаза ребенка.
Глаза Вестника.
Что  вы видите перед собой?
И созданы ли лишь для того, чтобы наблюдать?
Слово Глашатая.
Слово Господа.
Приговор оно или возможность?
Созданная, чтобы нести Слово Божие, Гавриил обладала и будет обладать  возможностью находясь в человеческом облике, видеть сны, в которых Господь показывает, что и кому она должна рассказать. Верное решение, радостная весть или предречение смерти – все запоминалось и с наступлением утра беспрекословно доносилось Гавриилом до получателя. Именно она являлась Моисею, веля вывести свой народ из Египта.  И именно она некогда говорила с фараоном, но он не послушал её, тем самым навлекая на свои земли мор и гибель от казней Египетских, творимых руками Карателей в чьи ряды входила. Была ли на то ее воля, совпадали ли слова, что она говорила с мыслями и желаниями? Нет. Но то была воля Господа, и зная, что она единственно верная, единственно правильная в своей совершенности, любые другие мысли исключались. Какими бы ни были пути, их итог, их конец  абсолютен. И он к лучшему, а это главное. Порой она могла жизнями напролет беседовать о том с некоторыми из своих братьев, например с Михаилом, выслушивая мнение и скорее соглашаясь с ним, нежели противореча.  В чем же замысел? Куда они идут? Ну а если и доводилось вести спор, то тот был легким, точно бы между старыми добрыми друзьями. И спором то не назовешь.
Но время двигалось вперед, хоть никем и не замеченное, и  на земле творилась история. История, порой неприятная. Шокирующая. После учиненного Карателями в Египте, Гавриил замкнулась в себе, отдалилась, а затем и вовсе «сбежала» скитаясь по земле от тела к телу, от жизни к жизни, уходя в тишину, стараясь думать как можно меньше. Что-то тогда изменилось в ее взгляде. Безусловно, Гавриил до сих пор была Глашатаем и беспрекословно передавала волю Бога. Но вот задумываться об этом уже больше не задумывалась. Да и поговорить стало не с кем: уходя сразу, как только лишь последнее слово срывалось с ее уст, не вслушиваясь в политику земли и небес, она перестала понимать то, что творилось среди ее братьев.
С тех пор она занималась многим и была одной из многих. Самые посредственные вещи обличались красотой в ее руках. Но ничто не смогло бы сравниться с красотой людей вокруг. Они были совершенны, и Гавриил бывало все же возвращалась мыслями к чему-то, о чем уже думалось на небе. И не раз.
Ее мерное существование продолжалось до последнего, на данный момент, вещего сна. В 1990 она увидела сон, в котором являлась к группе детей, чтобы сказать, что завтра те умрут. И как они умрут.  Должен ли ангел, как и сам Бог, смотреть дальше и выше? Разве не должен он ценить каждую жизнь и судьбу – как чудо? Получается, все их слезы - обман, если они должны смотреть на то, как легко начинаются войны, на то, как для укрощения единого, умирают сотни в Египте, и мириться с этим? В тот день, она впервые не выполнила повеления Отца. Смотрела в глаза «приговоренным», пытаясь понять, а может просто не решаясь,  пока ее не вывели из здания, расценив за сумасшедшую.  Иронично или нет, но спустя двадцать минут она умерла. Видела, как на нее несется автобус, но не остановилась, лишь подняла затуманенный мыслями взгляд, ловя отсветы фар.
Ее следующая жизнь будет совсем другой...
Хотя и начнется та так же.
Снова в женском теле, как и вечность до этого. Насмешка или дар – она так и не пришла к определенному мнению на этот счет. Не желая вспоминать о посылаемых ей отцом вещих снах и купаясь, в необычных, но совершенно бессмысленных фантасмагорических сновидениях, она решила прожить эту жизнь как человек. Обычная девочка, чудом выжившая после тяжелой болезни. Когда-то там, в детстве. Закончила школу, поступила в институт и даже вылетела из него, не желая показывать особых умений и знаний. Конечно, даже так ее вычислили СФ, но ей удалось заключить с Роджером Коллинсом небольшой договор и она снова была свободна, готовая забыть. Всё это время она жила, стараясь подавлять в себе всё, что было в ней от Создания Неба. Никакой телепатии, никаких ангелов.
Никакого(ой) Гавриила.
Почти удалось.
Почти.
Единственная смерть на ее глазах, одна из тысячи и сотни других предшествующих, перечеркнула все, сломала, а может быть наоборот, подняла то, что скрывалось и копилось годами. 1 марта 2020 года, когда террористы «Матрёшки» устроили теракт, а ангел в своем последнем теле, по стечению обстоятельств или же с ведома Господа, оказалась там, все перевернулось вверх тормашками. Слова, сказанные доведенным до отчаяния, но все еще маленьким, мальчишкой, оказались гораздо более верными и истинными в ее глазах, нежели любой вещий сон до этого.
Нет. Она такой же архангел, как и все другие. Она не должна лишь наблюдать. Она может делать.
И будет.
С той поры она словно бы "проснулась". Переставая сбегать от самой себя и того, что происходит, она стала прислушиваться к каждой молитве, взялась за поиски своих братьев, дабы суметь наставить их на верный путь помощи людям. Она держится за надежду образумить и тех, кто на небе,дабы они навели порядок в рядах ангелов так же.
Выйдет или нет?
Конечно да. Гавриил искренне в это верит.


Способности:

Бытовые:
- Знание практически всех известных и забытых языков
- Владение холодным оружием (некогда у неё самой был огненный меч, аналогичный мечу Михаила, но Гавриил утратила его много тысячелетий назад)
- Гавриил безупречно владеет практически любым хобби, какие существуют, но видное предпочтение отдает искусству, а конкретно рисованию и музыке

Магические:
- Телепатия и эмпатия
- Ангельское влияние на поля вероятности
- Способность создавать иллюзию крыльев за спиной
- Божественные послания: Гавриил видит в своих снах разговоры с людьми, которые должны случиться.
- Вещие сны: Иногда Гавриил может увидеть в своих снах завуалированную информацию о будущем, вот только она завуалирована настолько, что, на самом деле, архангел пока что даже не догадывается о наличии у себя подобной способности.
- Знание истины: Посланник Рая способна узнать какой-то случайный факт о человеке или существе, просто взглянув на него. Она не знает, как это работает, и не может это контролировать, просто Астрал сам скидывает ей рандомную информацию.
- Списки ангелов: Гавриил всегда знает обо всех ангелах, находящихся на земле – их имена, имена и внешность их настоящих оболочек, а так же то, чем они занимаются в данный момент.

Отредактировано Iren (2018-03-19 00:38:00)

+1

9

http://s5.uploads.ru/t/phcs6.png
Викус Варга (Викус Гловер)
Годы жизни: (внегласно - 18 ноября) 1990 - настоящее время
Место жительства: США, Нью-Йорк
Внешность:
Рост: 185 см
Безусловно, привлекательный мужчина, однако, впечатления у людей после встречи с ним остаются абсолютно различны. Кто-то чувствует угрозу от его молчаливого читающего взгляда, кого-то привлекают его черты, другие же, наоборот, считают их странными и напрягаются, если не могут поймать или прочитать его выражение. Из тех людей, что создает странную атмосферу вокруг себя и ею же и берет. Но, каким бы он ни был, ни ранее, ни сейчас, ему это не мешает умело строить людей, впечатывая верность и преданность даже в тех, кто физически куда сильнее его.

«Бог» криминального пласта Нью-Йорка, известная личность закадрового мира о чьем прошлом мало что в действительности известно, а то, что имеется, не каждый рискнет пересказывать, даже шепотом. И это не столько из-за фигуры Левиафана, готового пустить в бетоне на дно реки каждого, кто причинит его сыну вред, сколько из-за самого Варги, о группировке которого ходят легенды и о чьей мощи не спорят даже существа, в том числе и вампиры, единолично державшие некогда власть над городом. Удивительно, что при таком раскладе он до сих пор не знает о мире сверхъестественного. Впрочем, смотря на фигуру Викуса, а так же и на многих членов его банды, многие выводы напрашиваются сами собой. Его невзыскательность в одежде, пренебрежение к роскоши и ровное отношение к изыскам, манера говорить и держаться… За плечами у него явно трудное прошлое.
Но, опять же. Это не то, что стоит обсуждать с собутыльником вечерком сидя в одном из клубов. И стоит внимательно следить, чтобы заведение, в котором вы находитесь, не оказалось под покровительством Варги.
Одно известно доподлинно точно: дела связанные с наркотиками и сексуальным рабством его не касаются и Варга их всячески пресекает.

Отредактировано Iren (2018-03-20 18:08:56)

0

10

http://sg.uploads.ru/t/5a98u.jpg

Мика (Мишель) Ривьера
Человек
Агент Социальной Адаптации СФ

Годы жизни: 18.08.1984 - по настоящее время. (36)
Место жительства: Франция, Париж.
Способности:
Бытовые:
- Обладает довольно развитым чувством вкуса.
- Хорошо готовит, хотя и не использует эту способность.
- Обладает набором качеств Великого Тусовщика: разбирается в алкоголе и составлении коктейлей, хорошо знает кафе, рестораны и клубы города, способен на один шикарный и один средней степени танец, может внезапно неплохо спеть, поддержать беседу на любую тему, знает, к кому когда присоединиться и кого позвать, чтобы было удачно, всегда в курсе, что нравится людям и по одному взмаху ресниц, и языку тепла понимает кто чего хочет.

Профессиональные:
- Довольно наблюдательный.
- Легко сходится с людьми и вызывает у них доверие.
- Знает несколько языков и это знание ему дается просто:

-

Французский (родной), Английский (хорошо), Арабский (достаточно на разговорном уровне), Иврит (достаточно на письменном уровне), корейский (на бытовом уровне, без углублений в какие-либо сферы).

- Располагает довольно обширными познаниями о существах и о их истории.
- Владение огнестрельным оружием.
Дополнительно:
- Голос – Mika
- Его называют «Мика» даже официальные лица, не смотря на то, что во всех документах указано его настоящее и полное имя. Причины сего не известны. Так же откликается и на другие сокращения и переводы своего имени.
- Весь Париж у него в записной книжке, а записная книжка, как Париж.
- Не смотря на вольность во взглядах и поведении, любит побухтеть, как старый дед, на какие-то рандомные вещи. Один бог ведает, что это будет в следующий раз.
- Ведет блог. Но о чем, никто не знает.
- Носит на шее ключ. Говорит, что это "от чего сердца", но в действительности никому о его назначении не распространяется.
- О его семье так же мало что известно, только тот факт, что во Франции он абсолютно один.
- Любит сериалы.
- Очень позитивный человек, так и излучающий своим присутствием добро и вдохновение. Ко многим вещам относится гораздо проще остальных. Мало кто видел его действительно расстроенным и уж тем более депрессивным. Может погрустить над печальным фильмом или над тем, что киты голодают, но тут же прийти в себя и ринуться заниматься чем-то важным.


На узенькую улочку, больше напоминающую тупик между какими-нибудь забегаловками среднего класса, въехал небольшой, точно бы игрушечный фольцваген жук травянисто-зеленого цвета. Ехал медленно, аккуратно, крадучись, словно бы нарочно.
- Женщина. – напористое.
- Мужчина. – легко, но уверенно.
Жан скептически поднял бровь, но даже не обернулся взглянуть на своего товарища. Он слышал, как тот подошел со спины, но просто молча начал их привычную игру, зная, что он не растеряется и подхватит. Машина тем временем замедлилась совсем и чуть вильнув, остановилась вдоль бордюра, почти напротив. Дверца открылась, и из «жука» вылез невысокий, слегка полноватый, мужчина. Двигался он, однако, довольно живо и даже грациозно, если позволительно так сказать. Его тело не доставляло ему забот.
- Не пойму, как ты это делаешь. – Жан со вздохом достал из нагрудного кармана сигареты и, поднеся пачку к губам, вытащил одну, поворачиваясь к товарищу. -  Видимо знаешь дураков куда лучше меня. Какой мужчина будет покупать себе такую машину, ты мне скажи.
Мика улыбнулся и дал прикурить, слегка склонившись вниз: он был куда выше своего коллеги. Или скорее, тот ниже. Затем отрешенно посмотрел на полупустую зажигалку и пару раз чиркнул в холостую колесиком.
- Ты накушался в университете стереотипов, как и все мы. – он взглянул на мужчину, что взяв с заднего сиденья кейс и пиликнув сигнализацией на брелке ключей, вошел в здание напротив. – Женщина хочет привлечь внимание, поэтому выбирает яркие цвета автомобиля. Красный, белый, желтый. Женщина любит маленькие вещи и плавные линии. Честное слово, я бы мог прочитать это в каком-нибудь учебнике по анализу. Нужно быть немножко наблюдательней, Мой Жан.
Жан блеснул темным взглядом и затянулся. Он был смуглым, коренастым и явно старше. Ребенок Мира.
- Так ты поясни. Глядишь хотя бы от великого Мики Ривьера научусь тому, чему не доучили.
Парень сосредоточился. Закатал рукава легкого темно-коричневого кардигана, от чего стало видно, что вся левая рука у него увешана разнообразными пестрыми браслетами и тряпичными фенечками. Затем протяжно хмыкнул. Зачесал непослушные вьющиеся волосы, отросшие за последнее время. И снова задумчиво хмыкнул. Подпер рукой бедро и хмыкнул уже прищурившись. Жан засмеялся и хлопнул друга по руке.
- Да хватит придуриваться то.
- Это просто не его машина.
Жан оглянулся на фольцваген, словно этот факт мог быть написан на его дверце, затем удивленно поглядел на Мику.
- Его… девушки?
Ривьера кивнул.
- Жены, если точнее.
- Но ты ничего не объяснил! Это только усложняет ситуацию! – Жан прокрутил сигарету из одного угла рта в другой и нахмурился так, что стала заметная типичная для думающего человека морщинка меж бровей.
- «В чем же секрет о великий Ривьера»? – громогласно сказал Мика.
- И в чем секрет…?
Мика приподнял брови.
- …О! ВЕЛИКИЙ РИВЬЕРА? – хохотнув, и закатив глаза, с сарказмом принял правила игры Жан.
- Все дело в том… - Мика прикрыл глаза, и слегка покачав головой, очень драматично приложил ладонь ко лбу. А затем выпрямился и вполне обычным тоном продолжил: - Что я просто обедаю в том кафе. Это Трой – хозяин. И с женой я его знаком.
Жан открыл рот и сигарета выпала из его рта.
- Чертов обманщик! – захохотал он.
- А чего ты хотел? – развел руками  Ривьера.
- ТЫ! ЧЕРТОВ! ОБМАНЩИК!  -  шутливо накаляя тон, начал возмущаться Жан.
- А ЧЕГО. ТЫ. ХОТЕЛ! – точно бы возмущаясь на самого себя, подхватил Мика.
- А Я ДУМАЛ! ВЕЛИКИЙ МИКА, НУ-НУ! – Жан обернулся, смотря на еще один автомобиль с черными тонированными стеклами. – А ТАМ КТО? МОЖЕТ БЫТЬ МУЖЧИНА? О, НЕТ! СЛИШКОМ ОЧЕВИДНО!
- ЖЕНЩИНА!
- НУ, КОНЕЧНО ЖЕ! И ЕЕ ТЫ ТОЖЕ ЗНАЕШЬ?
- КОНЕЧНО ЖЕ! – Мика прищурился, следя за тем, как упомянутый автомобиль притормаживает рядом с вытяжкой ресторана. Пар скрывал номера и не давал разглядеть водителя.
- ДА И…
- Мика Ривьера.
Мика одновременно с Жаном обернулся к двери черного входа. Там стояла их главная. Женщина строгая, деловая и неимоверно красивая, по мнению всего коллектива, которая держала в своих ежовых рукавицах крепко и почти по-армейски.
- Доброго утра. – получив должное внимание, продолжила она.
- Доброго. – одновременно сказали парни, и Жан, вдруг опомнившись, отпустил воротник Ривьеры. Тот, выпрямившись, отряхнул свою одежду, не поднимая взгляда.
- К Вам сейчас подойдет Ваша новая пациентка.
Мика непонимающе поднял лицо, смотря в безэмоциональное женское лицо.
- Но у меня больше не было никого на сегодня.
- Во фразе «новая» пациентка что-то не понятно?
- Понятно. – Мика глянул вскользь на Жана, и поднялся по железной лесенке к двери.
- Дюран. – сказала женщина. – Идите к себе. Черный ход должен быть свободен сейчас.
Ривьера и Жан оглянулись. Один уже в дверях, держась за косяк, другой все еще стоя рядом с мусоркой – привычным местом для курения персонала их центра. Двери черного тонированного авто открылись. Сначала оттуда вышла женщина, цокнув тонкими шпильками, а затем, молодая девушка. Мика прищурился и, отвернувшись, вошел внутрь, следуя за главной.
- У Вас что-то случилось?- вдруг спросила она.
- Да. Я вчера смотрел сериал.
- И. – протянула она, намекая на продолжение.
- И он закончился. – трагически сказал Мика, мыслями пребывая все еще у странного авто. Не любил он все эти поползновения в его душу на ходу.  Почему ее привезли, а в том, что эта та самая пациентка он не сомневался… Так вот, почему ее привезли к черному входу? Такого он еще не видел.
- Она молодая. Восемнадцать лет. Не говорит. Совсем. – точно бы не обратив внимания на его ерничество, сказала женщина. – Дело лежит у Вас на столе и до того, как она придет, Вы успеете ознакомиться.
Мика кивнул, хотя понимал, что этого не видно. Потер запястье.
- Удачи.
Он зашел к себе в кабинет и осмотрелся, точно бы впервые, хотя лишь недавно вышел отсюда после очередного сеанса. Он только начал практиковать и все давалось удачно, творилось легко и с каким-то творческим порывом, но все же, страх неудачи присутствовал.  А в его случае неудача – это другой человек. Он глянул на дело, действительно уже лежащее на его столе, затем прошел к чайнику, наливая в него воду из фильтра и включая в розетку. Это казалось важнее чем все то, что он мог прочитать. Но все же и это необходимо.
Ведь это дело казалось сложнее прочих.

Отредактировано Iren (2018-05-01 19:32:21)

+1

11

ВЕРА: Imagine dragons - Beliver
http://s9.uploads.ru/t/nijt8.jpg
Дэвид (Дэйв) Смит
Человек
Наставник Ордена Священнослужителей

Годы жизни: 01.01.1973 -  по настоящее время.
Место жительства: неизвестно
Способности:
- Неплохие общие познания в медицине, углубленные в травматологии и общей хирургии.
- Хорошее владение огнестрельным оружием.
- Хорошие навыки в фехтовании.
- Управляет автомобилем, мотоциклом, вертолетом.
- Навыки ближнего ножевого боя.
- Навыки рукопашного боя.
Будет пополняться.

Дополнительно:
О прошлом персонажа мало что известно, а то, что известно, вряд ли можно без доли сомнений принять за правду. То, что написано в анкете является исключительно разговором с самим собой персонажа. 


"Что толку от религии, спросите вы?
Да собственно, откуда мне знать.
Наверное, никакого.
Тогда какого хрена Дэйв, уточните вы?
Ну, наверное, я бы мог ответить, но скорее, я просто расстегну рубашку и покажу небольшой равный шрам где-то у ключицы. Вы можете сделать какой-нибудь удивленный или понимающий вид и прекратить расспросы. Но если будете достаточно пьяны или настырны, чтобы променять тактичность на безобразие и узнать, что это обычное не смертельное пулевое ранение, да ещё и прошедшее на вылет... Может быть вы и узнаете почему.
Знаете, просто иногда ничего больше и не остаётся".

Мужчина шёл по набережной, запахнув куртку, но, отчего-то не застегивая ее. Небо близкое, темно-синие, фонари насыщенно - жёлтые, почти что оранжевые. Растушевывают свой свет по сырому асфальту.
Навстречу идёт женщина с ребёнком. Светловолосая. Она склонилась и что-то объясняет мальчик, одевает шапку, поправляет ворот.  Они чуть не врезались друг в друга, если бы засмотревшийся Дэвид в последний момент не увернулся, легко засмеявшись. Женщина слегка улыбнулась в ответ. Такая... минутка благодарности.
Он взглянул на подсвеченный подвесными фонарями вход церкви, что скрывался за линейкой магазинов и киосков, мимо которых он как раз и прогуливался.

"Вера бывает разная. Знаете, иногда я хочу зайти в церковь, чтобы... вот просто. Чтобы не чувствовать себя к этому причастным более, чем обычный прохожий, которого потянуло внутрь любопытство или чувство, что нужно высказаться. Тяга к высокому, возможно. И хочу помолиться без чувства, что отмаливаю собственные грехи. Мне кажется, моя молитва не может быть чистой. Поэтому... За неё я прошу молиться детей. Ну, знаете... У каждого есть тайная "она"".

Мужчина засунул руки в карманы, и немного постояв напротив входа, пошёл дальше. Было несколько прохладно, особенно у воды, но, в общем-то довольно комфортно для этого времени года. И его настроение в этот момент можно было бы назвать таким же.

"Так вот. Иногда, не остаётся ничего другого. И я очень рад, если вы пришли к вере от большой любви, из-за нежности. Не из-за страха. Иногда. Иногда ты перестаешь верить во все. Даже самого себя. Оно все рвётся, ломается. Хотя я бы назвал это водопадом. С гигантской скоростью обнажается пустота и неправда. Но что есть человек без веры? Часто я слышу слова о том, что легко верить в высшую силу и уповать на неё. Думаете действительно легко? Верить. Не читать молитвы, не соблюдать все правила и предписания, не болтать о своей религиозности, а верить. Действительно. Верить. Вера на самом деле страшная сила".

Мужчина медленно отошёл к гранитным ограждениям и поглядел на залив. Здесь его никто не знал. И Дэйв чувствовал какую-то странную расслабленность из-за этого факта, и может даже немного счастья. Он достал из кармана помятую, но еще не открытую пачку сигарет. Купил специально ради этого момента. И зажигалку. Обычную, дешевую из супермаркета. Денег больше не было, но завтра Она поймет, что что-то не так и пришлет кого-нибудь за своим не слишком адекватным подчиненным.
"Надо же. Подчиненный". - только и подумал он об этом факте и приложив фильтр к губам, закурил. Его выражение лица, его черты как таковые говорили о приподнятом настроении и доброй душе. Но глаза оставались печальны. Они точно бы вообще не меняли своего потускневшего выражения.

" Я благодарен лишь за одно".

Мужчина вздохнул и выдохнул дым из лёгких, потерев пальцами лицо. Он склонился, опираясь локтями на ещё тёплый после жаркого дня, камень.

"Что тогда и там не было тебя. Теперь ты живёшь хорошо. Выросла нормальным и хорошим человеком. Ты не смотрела им в глаза. И себе самой в зеркале можешь".

Мужчина хмыкнул.

"Ты никогда не спрашивала меня. А я бы и не ответил. Ведь это хорошо, что ты не знаешь. А может быть и знаешь. И все же..."

Мужчина снова затянулся.

"Хорошо, что там не было тебя".

Сзади пробежали дети, и Дэйв обернулся, отстраненно, однако с улыбкой посмотрев им в след.

"Война сама по себе неприятна, но к ней мы хотя бы были готовы. На самом деле, все не так уж и страшно, если знать, где ехать, как идти. Война очень... Тихая, знаешь. Очень тихая”.
Он не заметил, как стал обращаться мысленно к кому-то одному.
«Ты едешь в кузове, идёшь пешком, а вокруг... большинство людей пытаются вести обычную жизнь. Иногда наталкиваешься на разбомбленные, почти полностью разрушены дома, все еще чем-то напоминающие об этой, нам тогда не известной, обычной жизни и трупы на камнях, которые никто не убирает. Потому что трупы тех, кто мог бы оплакать и позаботиться о погибших родных, лежат рядом. Знаешь, я даже думал прихватить оттуда камушек. Чтобы хвастаться. Подобрал и вижу - что-то странное. Мне понадобилось пару секунд, чтобы осознать, что это чёрные очерченные брови, посеревшие от пыли губы, нос, закрытые навечно глаза. Почему я запомнил именно её, до сих пор понять не могу. Она была красива, да, но... простой красотой. Волосы не похожи на настоящие. В них запуталась бетонная крошка.
Камушек я не взял. А затем и вовсе сделал все, чтобы забыть. Чёрное марево забытья. Тонны забвения - но ничто не способно уничтожить то, что уже является частью тебя. Уже ничто. Бесполезно. Поэтому ты и ушла".

Дэйв затянулся снова. Ветер, трепал ворот чёрной куртки, волосы, но в общем-то у воды все равно было приятней, где чем-либо ещё.

"Нам сказали, что все будет просто. Заминировать и подорвать объект с отступниками. В общей сумятице кто бы понял - враги это или приехавшие специально люди. Война скрыла много разных вещей. Мы шли туда с чистой совестью - людям дали шанс. Люди отказались от него. Но ведь... Кто мы, чтобы вершить этот выбор? Кто мы. Если бы ты узнала об этих сомнениях, уже давно погнала в зашей. И была бы права.
Все начиналось, как обычная поставленная задача. Цель. Средства. Время. Все рассчитано. Все. Кроме возможности того, что охотники сами уберегали людей от войны. Мы видели, как они вводят в дом обычных людей. Детей. Женщин. Молодых парней. Людей, которые не держали в руках автомата. Которые, наверное, и о существовании существ то не знали".

Мужчина слегка сжал пальцы, чувствуя кожей приятную шероховатость камня

"Никто из нас ничего не сделал. Мы знали, что оставалось всего несколько мгновений и все закончится. Ведь это решили заранее. " Во имя Господа". А ведь знаешь, Господь здесь был совсем не причём. Думаю, он и сам был в шоке".

Дэвид затушил сигарету о камень.

"Такая короткая история. Но длиться она уже... сколько? Тридцать лет? А помнишь, что ты сказала про "Марка", когда узнала о его самоубийстве? Ты не знала, что я там тоже был. Нам бы застрелиться вместе. Но вместо этого я отговаривал его. Зачем? Знал же, что всем нам уже поздно. Что всем нам уже не протащить этого груза. Н,у ты можешь сказать, подумаешь. У кого-то и кладбище побольше то размерчиком".

"Оно стало началом."

"Мы катимся вниз. Скоро там окажусь и я. И знаешь... Я все же рад. Что тебя не было там. Смотри на звезды и плачь. Но живи. Внутри".

Дэвид оттолкнулся от ограждения и, поискав взглядом мусорку, выкинул туда сигареты, и зажигалку. Это все было лишнее. Хотя, наверное, разумнее было просто кому-нибудь отдать.

"Какой же все-таки толк от религии? Иногда ночью только и остаётся, что молиться. Молиться за то, чтобы не было больше этих разрушенных домов, не было бы этих трупов на камнях, перешагивающих через них людей. Потому что добро оно есть. Мы свободны... Теперь мы свободны. Нет больше тех, кто будет приказывать нам убивать, не думая о том, насколько это правильно. Но... Мне кажется, что я так и не освободился. Я думал. Я верил, что это так. Но..."

Дэйв огляделся, смотря на прохожих. Он не знал куда идти, но, кажется, и затеряться не мог. Слишком хорошо натренированно внутреннее чувство ориентирования.

"Что же такое вера и зачем она нужна? Для себя? Было ли много или мало веры у Марка, когда он нажимал курок? Для других? Сделал ли я хоть что-то хорошее после того ужаса? Для искупления?
Для жизни? Я знаю только одно".

Мужчина потер грудную клетку пальцами и снова взглянул на церковь.

"Не будь у меня веры..."

Он шагнул в её направлении и дойдя до ступеней, заколебался.

"Я бы не выжил".

+2

12


0

13

http://s7.uploads.ru/XFdYp.jpg

Жан Дюран / Jean Durand
Годы жизни: 1974 – наст. время (46 лет)
Место жительства: Франция, Париж
Внешность: 176 см. Цвет глаз: черный, цвет волос: темно-каштановый, телосложение нормостеническое; коренастый, плотный. Одевается преимущественно в не очень качественные костюмы из секонд-хенда. Выражение лица по большей части пассивно – агрессивное или безразличное.

Бухгалтер, с недавних пор владелец модного дома и сети магазинов «Riviera's», лучший друг Мишеля Ривьеры, а так же близкий знакомый для всей его семьи и круга друзей.
Сын автогонщика французской команды формулы-1 – Фернандо Диас Дюрана и автомеханика Филиппы Дюран (Форет). С юности мечтал пойти по стопам отца, усердно занимался картингом, получил права, прошел курсы экстремального вождения, учувствовал в юношеских соревнованиях. Однако после регулярных ссор, вызванных в основном недопониманием и полной идентичностью упрямых характеров отца и сына, поступил в медицинский университет. После аварии на соревнованиях, повлекшей смерть отца, так ни разу и, не приехав на его могилу, переехал в Париж и, бросив прежнее место учебы, поступил учиться на экономический факультет. С этих пор принимает довольно интенсивное участие в жизни семьи Ривьера, у младшего сына которых в свое время проходил психотерапевтическое лечение. Свое прошлое не скрывает, довольно многие люди знают кто он и чей сын, но чем больше времени проходит, тем меньше заинтересованных становится. Работал в мелких государственных конторах и учреждениях, иногда подрабатывал таксистом. На данный момент отвечает за всю финансовую часть работы модного дома.
Много курит, много пьет. Поздно женился. От брака имеет дочь – Аврору, в которой, как ни странно, души не чает. Считает единственной женщиной, у которой получилось захомутать такого женоненавистника, как он.
Характер можно описать, как «сложный». Не переносит пустозвонства, бесполезного растрачивания денег, слезы, щеночков и котиков, сериалы, поэтому довольно трудно представить, как именно он переносит Мишеля. Довольно лоялен к политическим взглядам, но не к ориентации. От геев, лесбиянок и прочего сброда садится на один стульчик подальше.

Отредактировано Iren (2018-10-23 10:33:48)

0


Вы здесь » Special Forces » Картотека » Профиль Iren