Special Forces

Объявление

.


{УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАЙДБУК ПО ФОРУМУ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus Здесь живёт вдохновение...


О ПРОЕКТЕ | НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » [Lost in the Echo]


[Lost in the Echo]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ЗАРИСОВКИ ОТ ПЕРСОНАЖЕЙ В РАМКАХ ИНТЕРАКТИВА

0

2

"Момент, когда Винсенту Дамеру сказали, что его тетя мертва, а Лидия и Джарретт похищены".

0

3

"Айен: первое убийство кельпи по заказу таинственной незнакомки".
В итоге само убийство осталось за кадром то,но мне кажется,что то,что сыграно, важнее.

0

4

"Существование Кельпи рядом с людьми влияет на его чувствительность, на эмоциональное состояние, ведь еще в самом начале, когда он таскал зевак в озеро - кажется, его не сильно волновало. Так что поменялось и из-за чего?"
Опять же, так вышло, что не все высказано, но думаю, суть вопроса ясна.

0

5

Момент из детства Хиро с украденной монетой из мешка лепрекона

+1

6

"Крысолов в очередной раз перепродает подаренную некой девицей флейту. Но на этот раз она его застукала за этим".

0

7

Второе убийство Кевина. Первое описано в его био, но интересно, какое было второе, запомнилось ли, вспоминал ли первое и т.д.

- До встречи в понедельник, Кев!- окликнула его Джейн, очкастая и умная не по годам девочка с соседней парты. Кевин неуверенно помахал рукой в ответ.
- До встречи, Джейн...- желудок тоже проявил чудеса этикета и жалобно пропел на прощание. Серые глаза за большими квадратные очками рассмеялись.
- И начни уже завтракать перед школой, Кев. Лишние полчаса сна того не стоят,- с умным видом сообщила Джейн и, поправив свои очки, пошла к машине родителей. Кевин посмотрел ей вслед. В животе снова заурчало от голода, а болезненный спазм заставил покрепче сжать губы.
В субботу уроки были сокращенными. Радостная детвора рассыпалась горошинами по территории средней школы, сверкая значками на пиджачках. Редкое осеннее солнце освещало серое здание школы, бликами отражаясь в стеклах. Крики и смех отдавались в ушах неприятным гулом, смешиваясь с руганью со стороны парковки. Как всегда по субботам, она была набита машинами родителей, которые не могли разъехаться и развести своих чад по домам. В субботу школьный автобус не ходил.
Обычно Кевин ездил по субботам на городском транспорте. Но сегодня, вздохнув, он прошел мимо остановки и медленно побрел по тротуару. Мимо проходили торопящиеся взрослые, дети кричали что-то вслед. Кевин не слушал, засунув руки в карманы потрепанной курточки и пониже опустив голову.
Будь осторожен.
Последние слова отца, которые он произносил каждый день перед уходом в школу, эхом стояли в голове. Быть осторожным значит быть незаметным. У него не было ярких вещей, каких-то отличительных знаков на рюкзаке или одежде. Все было обыкновенным, самым простым, но надежным. Кевина часто не замечали в толпе детей, забывая на перекличке или уроках гимнастики. Таких как он было много. Даже сейчас вокруг все еще было много детей, что шли с родителями за ручку.
После школы - домой.
Он становился на перекрестке, поднимая голову и устало глядя на большой торговый центр справа от дороги. Мерцающие и меняющие друг друга рекламы различных кафе и ресторанов заставили живот снова заурчать. Острая резь голода ударила по желудку, но Кевин только поморщился. Если не обращать внимания, то пройдет.
Светофор напротив загорелся зеленым и большой комок людей побежал вперед. Кевин держался с краю, боясь заходить в толпу. Мама однажды рассказала, как гибнут люди от давки, и, если честно, ему хватило этого убедительного примера. К тому же, все стремились внутрь торгового центра, а его путь лежал мимо.
Автоматические двери открылись, выпуская сладкие ароматы выпечки и кофе. Кевин зафырчал, демонстративно отворачиваясь от здания. Он знал, что после школы надо идти домой. Родители будут волноваться.
- "Они умерли..."- мелькнула в голове мысль, и стало грустнее. Прошло уже три дня, как дома никого нет. И никто не ждет и не волнуется, не ходит из угла в угол и не смотрит на улицу сквозь тонкую щель между прибитыми к стенам шторами.
- "Все равно у меня нет денег, чтобы купить еду",- отрезвил Кевин сам себя, насупливаясь и сворачивая в переулок. Живот печально протянул свою песню, но заткнулся после удара кулаком.
Нигде не задерживайся, но быстро не иди.
Всегда можно было идти по большой улице, но Кевин ходил переулками и крошечными улочками между домами. Ему не нравилось скопление полицейских на Мейн стрит, а здесь, хоть и дольше, но тише и спокойнее.
По случаю субботы из палисадников и с игровых площадок доносились детские голоса. Кто-то делил мячик, кто-то играл в прятки. Кевин с завистью покосился на большую, новую площадку. Он, конечно, взрослый, но горка, труба и сказочно выгнутый мостик соблазнят кого угодно. И большая песочница, и качели, и шведская стенка. Даже голод отошел на задний план.
Кевин в нерешительности застыл на тротуаре, глядя на красивую площадку. Детство, хоть и притупленное осознанием долга и правильной картины мира, ошеломленное ранним пониманием смерти и крови на своих руках, все равно жило где-то в глубине сердца. Дома его никто не ждал, а здесь, среди малышей и их мам, разве может быть что-то плохое?.. В конце концов, разве нормальные дети не гуляют в субботу после школы?..
- Мальчик, что случилось?- раздался за спиной мужской голос. Кевин вздрогнул и резко обернулся, сжимая лямку рюкзака на плече и задирая голову. Капюшон упал с черной макушки.
Сзади стоял обыкновенный мужчина, каких очень много в Англии. Темные волосы, темные глаза, воротничок белой рубашки выглядывает из-под осенней куртки. В руке у него был портфель и свернутый зонт.
- Ничего...- пробормотал мальчик, крепче сжимая лямку и отходя в сторону, чтобы дать мужчине пройти. В животе снова заурчало от голода, под ребра ударила резкая боль.
- Ты голоден?- тон незнакомца стал еще более встревоженным. Почти не контактирующий со взрослыми людьми помимо семьи и школы Кевин напрягся. Отец учил, что каждый в мире опасен, если он не Охотник. Ты никогда не знаешь, чью личину примет существо - безвредной девочки или грозного мясника. Но голод диктовал свои условия. А завтра воскресение - день, когда никто не ходит в школу. А значит никто и не накормит.
- Да...- тихо ответил он, опуская ангельски грустные глаза. Незнакомец как-то прерывисто вздохнул, крепче сжимая в руке зонт.
- Пойдем ко мне?..- в его голосе сквозила вопросительная интонация, но это было больше похоже на... Желание?.. Мольбу?.. Родители Кевина не молились и он не знал, как это должно было звучать.
В животе снова затянуло, болезненно отзываясь где-то в груди. Тело ослабевало с каждым днем, а угроза остаться на день без еды вообще пугала. Не сколько из-за возможной смерти, сколько из-за ощущения собственной слабости и никчемности.
- Угум,- кивнул мальчик, сжимая бледными пальцами протянутую руку взрослого мужчины.
В чужом доме было непривычно тепло и тесно. Пахло пылью и книгами, кондиционером для белья и хлебом. Кевин принюхивался, как дикий зверек, шныряя глазами от двери к стенам и обратно. Незнакомец снял верхнюю одежду и, оставив портфель и зонт на специальной полке, закрыл дверь изнутри на ключ. Кевин покосился на щелкнувший замок, но ничего не сказал.
Оставив в коридоре мешковатый рюкзак и собственную куртку, он неловко прошел дальше. От запахов еды и чего-то домашнего желудок снова скрутило резью.
- Родители не кормят тебя?..- с жалостью покачал мужчина головой, открывая большой холодильник. Кевин тихо сглотнул.
- Да...
- Ужас,- негодующе выдохнул незнакомец, доставая из холодильника тарелку с ломтиками холодной картошки в каком-то соусе и мясом. Правильно поняв настроение голодного ребенка, он достал вилку и поставил еду перед Кевином. Благодарно кивнув, единственный живой отпрыск Розери накинулся на еду.
Холодная, чуть пересоленная картошка казалась необычайно вкусной, а жаренное твердое мясо - чем-то неземным и непривычным. Мужчина сел напротив, глядя как-то взволнованно и обеспокоенно.
- "О чем он думает?"- механические движения и пережевывание пищи не мешали думать.- "Сделает мне плохо? Я ни разу не видел его... Папа говорил, что всех надо бояться..."
- Съел? Хочешь еще?- голос мужчины нарушил тишину, когда вилка стала слишком часто звенеть, ударяясь о тарелку. Кевин молча кивнул, кладя металлический прибор на стол. В животе чувствовалась приятная тяжесть, но чувство голода все еще не уходило.
- Как же долго тебя не кормили...- грустно покачал незнакомец головой, накладывая еще порцию холодной картошки из сковороды на плите. Кевин мотал ногами под стулом, наблюдая за всеми передвижениями человека. Он не вызывал какой-то антипатии или страха, но Розери справедливо полагал, что это лишь временное явление. В конце концов, не все же монстры сразу показывают свои клыки.
Вторая порция еды уничтожалась медленнее, а темные глазенки внимательно следили за передвижениями мужчины по кухне. Свободная от вилки рука, лежащая на коленях, как у примерного мальчика, залезла в карман школьных брюк.
Была одна вещь, с которой он никогда не расставался.
Мужчина обошел кухню, доходя до дверей и прикрывая их. У него были тяжелые и усталые шаги трудящегося человека. Кевин сильнее сжал теплый металл в руке, продолжая есть.
- Может тебе стоит остаться у меня?
Шаги прошли до холодильника, замирая у него.
- Родители будут искать...
Кевин царапнул вилкой керамику тарелки, отправляя в рот последние куски холодного лакомства.
- А ты хочешь вернуться к ним?..
Шершавые мужские ладони легли на узкие детские плечи.
- Нет.
Наточенное стальное лезвие вонзается в плоть. Сдавленный крик разносится по кухне, но руки вонзают ножик еще глубже, распарывая живот и роняя взрослого мужчину на пол. Голова ударяется  стену, оставляя на ней красный след, а белая рубашка пачкается и липнет к телу.
Он неровным и дерганным движением распарывает ему живот, но мужчина все еще пытается ползти куда-то. Грузно переваливается на бок, но перочинный ножик втыкается в спину, вызывая новый крик боли. Длины лезвия не хватает на то, чтобы достать до сердца, из-за чего с губ срывается раздраженное цыканье.
С хлюпаньем ножик извлекают из спины, а терзающееся от мук боли тело пинают по голове. Мальчик ставит ногу на чужую макушку и изо всей силы втыкает испачканное в крови лезвие в висок. Мужчина конвульсивно содрогается, захлебываясь в собственной крови. Руки дрожат, а пальцы сокращаются без его воли, будто сжимаясь на чужом горле.
Несколько секунд длится агония, а потом тело затихает. Для надежности пнув руку и убедившись, что реакция отсутствует, Кевин выдернул нож из чужой головы. Кровь матово блеснула под лампами кухни.
- "Он мертв..."- проскользила в голове простая мысль. Взгляд опустился на собственные руки. Пальцы и ладони были в бурой, грязной крови, как и нож целиком. На душе было как-то пусто и спокойно, мысли замедлились и исчезли из головы. Он посмотрел на мертвое тело, растянувшееся на полу в луже собственной крови, и поджал губы.
В животе снова заурчало.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » [Lost in the Echo]