Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Take your heart and let it love again


Take your heart and let it love again

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Take your heart and let it love again
"Этот мир сумасшедший, поэтому всё, что мы можем — быть cлегка тронутыми, чтобы спасти этот день."
1. Место действия
Англия, Лондон
Апартаменты Дунфана Шо
2. Время и погода
26.03.2020
+13, ветрено, морось
21:00
3. Действующие лица
Дунфан Шо, Александр Лайтвуд

Дунфан Шо вернулся из поездки в Японию, явившись участником событий, способных уничтожить весь мир. Алек Лайтвуд недостаточно удостовериться по телефону о целости и невредимости китайского бога. В аэропорту присутствовало слишком много желающих встретить Шо, поэтому охотник направился сразу в его квартиру в Лондоне.

0

2

Тихий выдох. Он почувствовал себя идиотом, а еще паникером впервые в жизни. С идиотом еще как-то можно еще смириться. Алек смотрел на Шо, на его руки, на его движения, на каждый шаг, удивляясь самому себе. Если бы это был не Дунфан, он бы давно развернулся и ушел, а тут даже мысли не возникло. Скорее, упрямство какое-то, баранье, которое впервые дало сбой системы. Он не улыбнулся, но глаза агонизировал выражали благодарность и нежность. Прикосновения и забота, уже не первые, но от них становилось тепло.
Алек никогда не слушал раньше музыку, не считая кратковременных посещений клубов по долгу службы или заведений общепита. Да и в принципе не воспринимал песни, не понимал, почему Изабель так любит вечеринки. Но если это могло помочь…. Пусть даже в ключе поиска общего языка с окружающими, то он готов был попробовать.
— Я так понимаю, что предлагать тебе его надеть, глупо? — конечно, глупо, это ведь Дунфан, а не кто-то там.
Мелодия, наполнившая комнату, звала сделать что-то, еще неизвестное. Только ему неизвестное, но Шо задал нужное направление. С ним Алек узнавал о себе же много нового.
— Я… — хотел сказать, что не умеет танцевать, но вовремя заткнулся, неуверенно обхватывая бога за талию. Он старался слушать музыку и слова, а не мозг, вещавший не наступить Дунфану на ногу, но об этом беспокоиться следовало в последнюю очередь. Пожалуй, песня выражала его мысли, сомнения и неуверенность, озвучивала, легко и просто. В отношениях все совсем не так, но может быть, им просто не хватало слов? Алек быстро поймал ритм, спокойный, уносивший за пределы четырех стен. Так естественно и единственно правильно. Т а н ц е в а т ь. Отпускать мысли, чтобы почувствовать глоток свободы, прижать к себе ближе, но выдержать расстояние, чувствовать, тонуть и дышать им. Эти три минуты существовал только Дунфан.
Охотник осторожно высвободил руку, положив ладонь бога себе на шею, и обнял его. «Ежик» черных волос на затылке щекотнул пальцы. Алек остановился, не выпуская его из рук и комкая пальцами ткань рубашки, тут же разглаживая тихонько.
— Я недалекий кретин. Прости меня, — тихо прошептал, касаясь губами виска. То, что Шо вернулся, не значило, что он в безопасности. Да еще с этой штуковиной наедине, - Позволь мне сопровождать тебя, пока это не передадут СФ? Я не буду привлекать внимания, – что он мог сделать против этой твари? Ни хрена ничего. Но неизвестность еще хуже.
— И расскажи мне все, от начала и до конца…? — он уткнулся носом в жесткие от лака волосы, колючие, так и продолжая стоять посреди комнаты в обнимку, подумав, что никогда еще не был так беспомощен. Его это только подначивало и прибавляло решительности. Безопасность близких и родных всегда стояла на первом месте в его жизни. Дунфан это понимал в масштабе целого мира.

[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

3

Шо, наконец, почувствовал то, что хотел. Почувствовал себя, можно сказать, дома. Почувствовал себя понятым и его это действительно успокоило. Он расслабленно выдохнул и чуть отстранился, заглянув Алеку в глаза.
- Нет, сопровождать не стоит. Меня, скорее всего, они встретят в моих более официальных апартаментах, - бог улыбнулся и иллюзия рассыпалась. - Я согласен. Ты - недалёкий кретин.
Это было сказано без злобы, скорее так, в шутку. Толика правды была, конечно, но совсем малая. Он же, всё-таки, признал свою ошибку, официально можно сказать. И вправду, хиппи в мире Таро, только вот с любовью переборщил немного, но то в силу неумения правильно выразить свои желания.
Китаец кивнул.
- Да, расскажу, но... наверное, уже не прямо сейчас. Я и так был слишком перевозбуждён и тоже зазря тебя обидел, поэтому, думаю, стоит по-нормальному извиниться за это всё.
Мужчина чуть склонил его к себе и поцеловал. Не просто так, не рвано, не быстро. Уже дольше, наверное даже как-то почти настойчиво, отказываясь от плавного и мягкого романтического настроя с каждым движением губами. Это всё больше походило на страсть и он не заметил даже, как они отошли уже почти к дивану обратно, да так, что, в итоге, Алек сел и Шо резко прервался, отпрянув, усевшись рядом с ним и покачав головой. Он часто поморгал глазами и прикрыл их в итоге, нервно усмехнувшись.
- Ой, это...Меня занесло. Опять, - он приложил ладонь ко лбу и зашипел на самого себя, чувствуя, как приятно пульсируют губы и как жарко ему успело стать. - Я просто... На эмоциях, вот, это моё оправдание. Понимаешь, да?
Он открыл глаза и поднял их на него, как-то виновато скорее, потом отвёл в сторону и говорил уже дальше не глядя.
- Моральный откат. Сначала травмирующее событие, потом страх, злость, агрессия, желание забыться, а потом...вот это. Желание. Полный хаос в эмоциональном состоянии, я сам себя не узнаю. Будто бы... залез кто-то и отлично поковырял в голове палкой, всё перемешал так, знаешь. Слишком много я там видел... Это был локальный апокалипсис. Смерти, астральные твари, которых никто из нас не видел, эта девочка...
Китаец оправдывался во всём и сразу, по его лицу было видно, что совершенно искренне. Он, может, и хотел близости, но Алеку тут решать, никак не ему - это раз, два - он сомневался, что это хорошая идея. В конце концов, Алек, видимо, не ощущает между ними связи, раз упомянул про срок их знакомства...или это было тоже от обиды? Да кто его знает. А спросить как-то и глупо. Неуверенный в себе бог получится какой-то... А тут дело не в неуверенности в себе, нет, а в нежелании навредить человеку, задеть его своим поведением ещё сильнее, чем было. Как-то ведь и впрямь странно получается, настоящие качели из эмоций.
- Я рад, что ты здесь. Правда. Я на самом деле рад. Ты очень славный человек и ты мне нравишься, ты мне дорог. Я думал о тебе там. Думал, как встречусь с тобой снова и что всё сразу будет хорошо, встанет на свои места...И я тут такой, злобный и помятый. Но, чёрт... Хочешь повторить? - Шо опять повернулся к нему и искренне улыбнулся. - Очень легко становится сразу и готов задвинуть свои переживания хотя бы до утра.


[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

+1

4

Эмоции Алека были написаны на его лице. Нет, он, конечно, подозревал, что у Дунфана много недвижимости, но не думал, что она подразделяется на официальную — которая представлялась теперь в виде одного большого кабинета или чего-то в этом роде, — и вот такую жилую. В последней, по словам же бога, тот особо не задерживался. Удивление быстро сходило на нет, потому что виноватым он считал себя. За несообразительность. И за неумение правильно выражать свои мысли.
Извиняться Дунфан умел. Алеку только учиться и учиться, не только вовремя обнимать и успокаивать. Пугающе напористо и слишком быстро. Он даже очухаться не успел, не понимая, что с ним самим происходит. Поцелуи стали раскованнее, жадными, до легкой боли, но это странным образом сближало. И все бы ничего, если бы не страх. Александр до ужаса боялся перейти черту, потому что был не уверен…в себе. Стеснение и замкнутость настолько прочно въелись в его существо, что не давали двинуться дальше. Дыхание сбилось к чертям, глаза заблестели и тут же потухли. Это как дикий всплеск и адреналин, но они не дают насладиться этим, потому что не могут вытеснить боязнь.
— Все..все хорошо, — голос его не особо слушался, но он не хотел, чтобы Шо чувствовал себя неловко, — После пережитого и не такое бывает, это нормально, — Алек улыбнулся, сначала слабо, но по мере понимания, что сейчас вот все уладилось и рядом сидит нечеловек, но тот, которого так жаждал увидеть, улыбка становилась увереннее. Будто он только что запустил счастье, и от него становилось тепло.
— И вовсе ты не злой. Я бы не хотел, чтобы ты..задвигал свои переживания из-за меня. Наоборот. Я хочу знать о тебе все, — правду, оказывается, говорить так легко. Раскрываться потихоньку, неспеша. Алек облизнул губы, посмотрев как-то странно на Дунфана. Потому что он никогда еще этого не делал. И прикоснулся пальцами к его щеке. Другая рука оказалось у бога за спиной, на спинке дивана, и он придвинулся ближе, чтобы можно было обнять его и прижать к себе.
— Все будет хорошо, Дунфан. Мы со всем разберемся. Черт, — Алек уткнулся лбом в его лоб, чувствуя его жар и готовый утонуть в этом тепле. Шо показался ему таким не потому, что все плохо. Нет, все действительно пиздец. Но он показался ему УЯЗВИМЫМ, а это дорогого стоило и вызывало непреодолимое чувство сделать все возможное и невозможное, чтобы защитить его.
— Просто…не пропадай так надолго больше. У меня душа не на месте. Мысли путаются еще сильнее, чем когда я с тобой. Знаю, что прошу невыполнимого, но я хотя бы попытался, — прошептал, смотря в глаза, в те же яркие кошачьи глаза, от которых в груди ухало, а мир вокруг переставал существовать, - Я знаю, что ты бессмертный, знаю. Но это не означает, что беспокоиться не о чем. Не о ком. О тебе, - Алек чуть отстранился, но не выпустил его из рук, - Звучит, наверное, ужасно. Но кто сказал, что будет легко, - скорее, мысли вслух. Сложно говорить что-то связное в такой близости, но Алек учился. Шо был слишком идеален во всем для него. Он просто по уши влюбился и теперь сомнения в том, что он достоин Дунфана, Братства, только усиливались.
Алек поцеловал его, сначала с осторожностью коснувшись губ. Он видел ранее этот бешеный заводной огонёк в глазах Шо и хотел увидеть еще. Только сейчас он сам вел, углубляя поцелуй, обнимая его более уверенно и чувствуя, как снова начинает задыхаться, утопая в ощущениях и расслабляясь. Только привыкнуть, что с Шо не нужно бояться.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

5

Поцелуи, всё-таки, удивительны.
Дунфан придавал им особое значение давно.
Они могут быть поцелуями любви страстной и пылкой, любви безнадёжной и жаркой, любви родителя к своему ребёнку или ребёнка к родителю. В касании губ к ладони передаётся уважение и покорность, благоговеяние, признание авторитета и красоты. Касаясь губами ко лбу люди и существа отдают свою нежность и заботу, провожают в последний путь мертвеца. Поцелуи могут быть воздушными, кокетливо-игривыми. Они могут быть мерзко пошлыми или эротично спускающимися вниз. Они могут успокаивать и распалять. В них вкладывают приветствие, прощание, дружбу, любовь, секс, уважение, страх, радость, скорбь, веру, мольбу... В поцелуи. Всё в них. Удивительно.
Отстранившись, он провёл ладонями по предплечьям юноши и улыбнулся, уже окончательно придя в гармонию с собой.
- Да, я понимаю, - кивнул он. - Страх оправдан. На самом деле... Есть вещи, что страшнее смерти. Я говорил это или нет?
Дунфан задумчиво посмотрел вверх, приложив пальцы к губам.
- Не помню, - он пожал плечами. - Гораздо хуже жить и страдать. Или находиться где-то между жизнью и смертью. Когда Охотники разбирают на запчасти... Удовольствие ниже среднего. Я, благо, этого на себе не испытывал, но многих знал, кого постигла эта участь. А ещё есть страшное место... Может, слышал о Рюгене?
Шо отошёл от молодого человека и достал испаритель из ящика под телевизором. Повертев его в руках, он сделал вдох и выдохнул клубы дыма, пахнущие мятой.
- Проживать вечность в безумии или забытьи... Страшное дело. Не хотел бы, чтоб со мной это случилось, - Шо скривился, покачав головой. - Так что, бессмертным есть чего бояться. Неизвестность пугает всех. И вот это... Существование до конца неизвестно чего. Кстати. Знаешь, что мне неожиданно вспомнилось?
Дунфан всплеснул руками и широко улыбнулся.
- Хочешь покажу, как я выглядел раньше? Ну в смысле когда жил в Китае, как Бог? С эффектом Сейлор Мун...а, ты же её не знаешь. Ладно, пусть будет так.
Шо провёл ладонью в воздухе вниз от своего лица до бёдер. Его тело медленно покрывалось иллюзией. Волосы отросли до поясницы, одежды стали длинными, расшитыми золотом, серебром и яркими драгоценными камнями. Ногти стали длиннее, острее и вообще Дунфан стал выглядеть слишком женственно, без единого волоска на лице и без малейшего изъяна кожи, хоть и стал чуть выше и, безусловно, царственнее. Он с серьёзным лицом посмотрел на Алека, величественно так вздёрнул подбородок и хмыкнул, будто презрительно.
А потом он громогласно расхохотался и быстро смахнул с себя эту иллюзию и ещё раз затянулся паром и выдохнул дым.
- Представляешь? Вот представляешь как раньше модно было? - он широко улыбался и казался беспечным и весёлым, как всегда. - Тогда все так ходили. Ты если бы посмотрел на древних Богов, то точно решил бы, что все геи поголовно. Стариком меня только при жизни рисовали. А там мы все были такие, что поди разбери, где женщины, где мужчины. Хотя у некоторых богов были бороды и усы. Но со спины... И это только мы!... У остальных только хуже всё.
Он махнул рукой и взял Алека под руку.
- Пойдём спать, м? Я тебя завтра не пущу никуда, кстати. Останешься здесь до вечера. Это не предложение, если что.
[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

+1

6

Александр пристыжено опустил взгляд и уставился в пол. Нет, ему не доставляло удовольствия участвовать в расчленении, но это не значит, что он не видел, не слышал или не знал. Роберт и гордился сыном и недоумевал, почему тот не проявлял инициативы. Лайтвуд съежился. Он выполнял приказы, но это не отменяло вины. Разочаровать и ослушаться казалось немыслимым, а выполнить противоречило здравому смыслу. Все это время Алек отгораживался от воспоминаний тем, что занимал себя делом или думал о том, как все исправить, а потом бесился от своей беспомощности и безвольности. Ему не доставляли удовольствия пытки, даже если существо действительно отбитое на голову и безжалостный убийца. Проще найти способ уничтожить и тем самым спасти жизни. Но его соратники так не считали, и в какой-то степени оказывались правы. Жертвы во имя спасения большинства это обыденное дело. Если они действительно виновны.
Можно не пытаться представлять, что могла бы сделать его семья, дабы избавиться от отношений несносного отпрыска и стереть с имени династии такой позор. Язык такое вслух не повернется сказать. Как можно ненавидеть таких существ? Вот таких, ослепляющих одним взглядом. Стремящихся сохранить жизни и смертные и бессмертные. Мир во всем мире? Алеку впервые захотелось в это верить, как только он впервые вошел в тот бар.
— Почему мне кажется, что у тебя очередь стояла на жертвоприношения, которых не было, но их все равно сложновато было разогнать? — медленно проговорил, потому что боялся нарушить иллюзию, казавшуюся абсолютно реальной, аж потрогать захотелось. Казалось, что комната освещается самим богом, но никак не предназначенными для этого приборами. Он никогда не думал, что Дунфан может быть еще ослепительней. Куда дальше-то? Куда, если Алек и так никого не видел, если в зоне досигаемости находился Шо. Или телефон с сообщением от Шо. А нет, ошибся. В боге того времени угадывались знакомые и полюбившиеся черты, может быть, с ноткой властности. Лайтвуд не мог сказать, какой Дунфан ему нравится больше. Невозможно не восхищаться и не тонуть в человеке — нечеловеке — в которого по уши втрескался так, что становится страшно барахтаться в эмоциях и не иметь возможности рассказать о чувствах кому-то. Это секрет, о котором хотелось говорить и говорить, озвучивать то, что происходило впервые. Алек сам себя похлопал по щекам, приводя в чувство и возвращая на грешный пол. Вряд ли он был безгрешным здесь, но он все равно не спросит никогда в жизни. Если только…сам его осквернит. Щеки тут же вспыхнули.
Ойкнув, Алек тихо засмеялся, по-доброму, не улетая под потолок от взыгравших гормонов только потому, что Шо держал под руку.
— Ты мне нравишься в любом виде, — пожал плечами, поднося его руку и касаясь  ладони губами в легком поцелуе, так и зависнув, переваривая слова Дунфана, — И я не собирался отказывать, — наконец, ответил, подозрительно смотря на испаритель.
— Только предупрежу брата, чтобы ни у кого вопросов не возникло. И его не съел Фор утром во сне, а то забудет покормить же, — он показал на дымящую штуку в руке Шо — Что это такое? Это вкусно? Никогда не видел, чтобы ты что-то курил, — что было весьма логично, если учесть слишком недостаточное количество свиданий.
Где спальня у бога он помнил хорошо. Пожалуй, только это направление он и помнил с прошлого раза. Поэтому потянул его в комнату, все также неуверенно. Хотя бы потому, что теперь контролировать себя становилось сложнее. А утром станет вообще никак, спросони или во сне.
— Я еще не познакомил вас с Форестом! Он тебе понравится, — Алек отпустил его руку и стянул с себя серый джемпер, стараясь не смотреть на бога, чтобы не смущать себя самого. Разве только украдкой, чтобы охуеть от совершенства в который раз.
— Он..единственный уцелел из своей семьи в Лесу, тогда в ночь Прогулки в Год, — охотник говорил о нем, как о человеке, считая маленьким мохнатым братом, — По-моему, с ним даже Кевин стал человечнее, что ли. Или мне так только кажется. Общение с животными иногда творит чудеса. Например, воскрешает по утрам в такую рань, что хочется выть на пару с требующим гулянки волчонком. Даже не знаю, кому из нас сильнее сочувствую. Наверное, Фору, — смешок. Алек чувствовал себя скованно и отвлекал разговором. Сложил аккуратно вещи, оставаясь в одних боксерах  и залезая на кровать, с той самой стороны, с какой спал тут в прошлый раз, на автомате, будто так надо.
— Но сейчас он может самостоятельно выходить, если захочет. Только гуляет по закрытому двору. Чтобы людей не пугать и не вызывать подозрений и волнений зоозащитников, знаешь.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

0

7

- Я даже уже и не помню как тогда было. Вроде бы...кто-то был, - он неопределённо пожал плечами, скорее не желая вспоминать, нежели на самом деле не помня. - Забудь, это всё уже даааааавно в прошлом. А это испаритель. Я курю всякое. Просто это табаком не пахнет.
Мужчина потёр шею и поглядел на Алека в кровати. Какое-то возмутительно непорочное зрелище. Ну нельзя быть таким, ей богу. Бедолага-Алек, всё никак не может принять свою сексуальность и испытать возбуждение без оглядок на свои страхи и прошлое. Ну да ладно, пройдёт, куда денется. Со временем. Торопить не нужно.
- Я в душ. Я не помню принимал ли его. Но мне снова нужно, даже если принимал. А Форесту привет заранее. Куплю ему вкусняшек перед визитом, предупреди меня заранее.
Дунфан вышел из комнаты и направился в ванную.
Алек мог слышать только как там что-то упало, потом пошуршало, потом включилась вода.
Шо ничего криминального в ванне не делал. Действительно просто душ, чтоб смыть с себя груз дня и вообще всего. Правда сначала он мылся в кипятке, а потом в ледяной воде, лишь после этого странного моциона перейдя на нормальную температуру воды. Тёмные мысли уходили вместе с водой. Подняв взгляд на своё отражение, он заприметил, что они вдруг стали жёлтыми. Мужчина недовольно нахмурился и потряс головой. Спало. Эти иллюзии из-за эмоционального дисбаланса не самое приятное, что может быть. В Рюгене говорили, что такое может быть, от пережитого. Что-то вроде ПТСР. Как никак, в Токио были прямо-таки сплошные потрясения.
Выйдя из душа мокрым, но довольным, завёрнутым в банный халат, он сразу двинулся в спальню к Алеку. Сняв халат, остался так же в нижнем белье и лёг рядом, тяжело вздыхая и потирая лоб.
- Вот так-то лучше... - Дунфан повернул голову к Алеку. - Расслабься уже. У тебя вид совсем какой-то напряжённый.

[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

0

8

Все то время, что Дунфан был в душе, Алек рассматривал комнату, на которую в первый раз не обратил внимания из-за охвативших эмоций. Он достал телефон и написал сообщение Кевину: «Сегодня не вернусь. Ложитесь спать. Кевин, заправь мою кровать потом. И не залазь в обуви.»
Взлохматил макушку и сполз по подушке вниз. Он все еще пытался вести себя непринужденно при Шо, но не получалось. Это угнетало и расстраивало еще больше. Когда Дунфан вернулся, Алек все еще пребывал в мрачноватом от самого себя настроении, анализируя свое дебильное поведение до. Он все еще рассматривал варианты выставления себя за дверь спальни или и вовсе ночевку в подъезде.
— Действительно, — пробормотал сам себе, поворачиваясь к богу и рассматривая его уставшее лицо. Лайтвуд своей миной, наверняка, не способствовал поднятию настроения. Он поднялся, чуть приподнимая подушку и полусадясь, и потянулся к руке Дунфана, накрывая своей и чуть сжимая. Мягко, трепетно, чувствуя тепло. Перевернул ладонь, переплетая их пальцы и смотря на этот простой жест, дававшийся с каждым разом легче и естественней. Он словно изучал каждое прикосновение, смотря на него по-новому и находя новый смысл для себя. Что-то, чего никогда не замечал раньше и не задумывался.
— Иди ко мне, — тихо попросил Алек, желая обнять одного из самых дорогих ему людей и разрушить еще один маленький барьер, тщательно выстроенный за короткую жизнь. Почувствовать уют, тяжесть чужого тела, оградить руками, скрыть от мира и попробовать подарить толику спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Дышать им украдкой, боясь шевельнуться, чтобы не нарушить его покой и охранять от мрачных мыслей. Последнее ему вряд ли удастся, но попытаться всегда стоит. Наверное, удары сердца причинят некоторые неудобства. Алек не мог их контролировать, как бы ни старался, и очень надеялся, что это не станет причиной отмены простых человеческих объятий.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+1

9

Дунфан улыбнулся ему и подвинулся ближе. Критическая такая близость. Обычно в таких случаях Шо уже давал себе волю и вовсю приступал к прелюдии, потому что...ну а чего время терять? У него его, конечно, много, безусловно, но терять его всё равно не стоит. Да и, если честно, он никому не уделял такой особой почести, за последнюю сотню лет точно, просто лежать с ним в обнимку в постели. Для него постель становилась местом секса. Красивого, приносящего удовольствие, усыпляющего и расслабляющего.
Очарование Алека его не возбуждало. Он нравился ему таким неуверенно-смущённым, желающим просто тепла. Это желание заразительно. Шо поцеловал губы Алека и, вздохнув, прикрыл глаза.
- Не сочти за наглость или за странность. Или за то, что я тороплю события. Я просто хочу поговорить об этом, - он взял одну руку Алека в две своих. - Ты думал о физической близости? О сексе. Я знаю, что у тебя этого не было и ты волнуешься. Может, ты что-то представлял, чего-то хотел, у тебя были фантазии или, наоборот, какие-то страхи? Я хочу, чтоб ты поделился со мной этим, когда будешь готов. Потому что это важная часть отношений, не первостепенная, но важная. Секс. Первостепенная - это доверие и заинтересованность. Я выражаю к тебе заинтересованность и хочу, чтоб ты выразил доверие в ответ. Повторюсь, я не говорю о конкретно текущем моменте. Я хочу, чтоб ты подумал. Спросил у меня, если что-то тебе нужно, а не бегал по каким-нибудь, например, Фениксам, которые насоветуют тебе всякой чуши.
Дунфан рассмеялся и сжал руку Алека покрепче.
- Понимаешь меня? - он посмотрел ему в глаза мягко улыбаясь, он не давил с этими попытками в откровения, ни в коем случае. - Взамен тоже можешь чем-то заинтересоваться, а потом воззвать к моему доверию. Это нормально. Нужно разговаривать. О проблемах, тайнах и желаниях. Иначе ничего не получается и не получится.
Он притянул Алека к себе и прижался к нему, уткнувшись в его плечо. Он был крупнее, чем Дунфан. Забавно. Крупнее, но в разы неопытнее. Тело, однако, делало своё дело: рядом с таким человеком он почувствовал какой-то отклик безопасности, человеческой такой. Дунфан понимал, что ему ничего и никогда, в общем-то, не будет угрожать так уж чтобы сильно, но...Это не те опасности и не та безопасность.
Это была безопасность чувственная, внутренняя. Безопасность личности, мнения, желаний. И это было здорово.
[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

0

10

Алек радовался, что они лежат не при свете дня, иначе он бы смутился того, что смутился. Покраснев до кончиков ушей. Естественные процессы никто не отменял. Смех Шо немного расслабил, убирая напряженность, с которой он пытался сообразить, как можно вот так просто лежать и разговаривать об интимной стороне жизни, которой у бога предостаточно. Лайтвуд никогда вот так просто не обнимал никого, а физически чувствовал потребность. И не только в этих безобидных объятиях.
— Ну, — он запнулся, переводя дух и обхватывая Шо одной рукой, второй потирая собственные глаза, жмурясь и пытаясь привести дыхание в порядок, — Было бы глупо утверждать, что нет. Я не просто волнуюсь, Дунфан, — он даже умудрился посмеяться над собой, тихо, с очевидным испугом, — Просто. Чертов. Страх, — опустил вторую руку ему на спину, погладив, — Я не столько боюсь тебя, сколько боюсь своей криворукости, — он поморщился, — Не то слово. Одно дело знать в теории, совсем другое, когда дело касается практики. И в общем-то, я понимаю, что просто надо довериться тебе и…. Но я понятия не имею, смогу ли ответить тем же. То есть, — Алек покусал щеку внутри, думая, как бы лучше выразиться, — Боюсь сделать что-то не так. Или хуже — не сделать ничего в ответ. Не оправдать ожиданий. Разволноваться и просто сбежать, — он горько усмехнулся над самим собой, — Я никогда не был в подобной ситуации. Даже не могу предсказать, как себя поведу. Боюсь обидеть тем, что перестану соображать или думать больше, чем чувствовать. Собственно, так и происходит, потому что пока я…не могу расслабиться. Если ты понимаешь, о чем я, — он переместил руку на затылок Дунфана, улыбаясь слегка на то, как практически высохший после душа «ежик» мягко покалывает пальцы.
— В конечном итоге все сводится к тому, что я просто боюсь разочаровать тебя, — тихий вздох, будто воздуха не хватает, а просто не хотелось шевелиться, чтобы не беспокоить Дунфана и оставаться его подушкой. Алек осторожно наклонил лицо, утыкаясь носом во влажные волосы и вдыхая запах.
— Безусловно, в моей жизни были…Какие-то мимолетные симпатии, заканчивавшиеся осознанием, что я только испорчу чужую жизнь своим присутствием. Господи, да я даже за тебя боюсь. Бессмертие не значит неуязвимость для съехавших охотников. А я просто в твоей жизни как перекрестие снайперского прицела или огромный красный крест на мишени с указанием куда бить.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+2

11

Опять всё сводится к этому, да что ж за наказание такое. Бог закатил глаза, зная, что Алек этого не видит. Ну, что поделать, он замутил с Охотником, вот чего они вечно...ай, ладно.
По крайней мере, Алек - не такой запущенный случай. Некоторые в разы хуже, этот хоть тянется к обычным удовольствиям и к жизни, предал идеалы семьи вон, по идее. Но его, Дунфана, откровенно напрягали его страхи. Он же не совсем глупый и он не беспомощный, он знает, как избавиться от нежелательных гостей, может защитить себя. У него есть культисты, есть вера. В нём больше силы, чем в некоторых богах, которые могли бы делать больше, если б у них были силы. Впрочем... Наверное, эти переживания - отголоски романтики. Такой, своеобразной. Пассаж про прицел явно перебор, если он хотел проявить заботу.
Дунфан чуть отодвинулся и скептически глянул на Алека.
- Расслабься, - заверил он, - я не такой беспомощный. У меня есть связи. У меня есть способы избежать попадания в свою шкурку. А по поводу разочарований... Куда уже больше?
Он рассмеялся, подмигнув Алеку.
- Шучу. Я понимаю о чём ты говоришь. Все боятся. Не думай, что ты одинок в этом. Не боятся не доставить удовольствие и не разочаровать только те, кому плевать на партнёра. Даже проститутки боятся. Это их деньги - доставление удовольствия. В нашем случае речь о... том, чтоб нам было хорошо. И я тоже боюсь разочаровать тебя. Напугать боюсь. Сказать что-то не то. Опять сорваться. Это всё тоже очень страшно, если хочешь знать. Ошибки существуют, безусловно, но если человек уважает тебя и ценит, то он не будет к тебе жесток и строг, когда ты их допускаешь. Я разве похож на того, кто сделает твоей душе больно, Алек?
Он улыбнулся, глядя ему в глаза. Не издеваясь. Он понимал Алека и все его сомнения и страхи.
- Верь мне. Это всё пройдёт. Просто нужно с чего-то начинать борьбу со своей зажатостью. Я знаю много способов и все они покажутся тебе дикими, наверное. Если ты хочешь, я расскажу тебе то, что я имею в виду. Не буду ни на что намекать, не буду давить, просто мы откровенно поговорим на откровенные темы. Не думаю, что тебе довелось попасть хотя бы на один урок сексуального воспитания. Слышал лишь о том, что вас насильно женят или выдают замуж и там как-то само собой должно получаться, что, по идее, в наше время совсем неправильно. И я не буду говорить с тобой с позиции какого-то там наставника, нет. Исключительно с позиции человека, которому ты нравишься и которому хочется тебе помочь. С позиции человека, который, в конце концов, лежит с тобой в одной постели и чувствует себя максимально хорошо. Дальше этого места разговор никогда никуда не уйдёт.
[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

+1

12

Алек понимал, что расслабляется с каждым сказанным Дунфаном словом. Чувствуя себя если не уверенно, то хотя бы в «своей тарелке». Это как поговорить, наконец-то, за столько лет без опаски быть объявленным изгоем. Желательно, с последующим умерщвлением, ибо Кодекс. Ничего себе так перспектива. Только даже она порой не пугала настолько, как понимание, что придется жить под давлением практически всю жизнь. Как в клетке.
Он засмеялся, замотав головой и смотря на бога:
— Мы даже в обычную школу не ходили. О каком социуме вообще может идти речь, когда в детстве-то ни с кем из нормальных детей не общались. Моим новостным каналом всегда была сестра. Это она устраивала нам ночные вылазки в кинотеатры или просто побродить по улицам. Вляпаться в неприятности. Сходить куда-то еще, развлечься, — пожал плечами, посмотрев на Дунфана смиренно, — Доктор, вы уверены, что справитесь с половым воспитанием двадцатичетырехлетнего охотника? — он оперся щекой на кулак, не скрывая улыбки. И смешно и стыдно. Хотя глаза его оставались серьезными.
— Я доверяю тебе. Это очень странно. Ты….ммм, — он пытался подобрать слово, — Располагающий? Нет. Ты какой-то. Как солнце. Извини, я недостаточно коммуникабелен, — между бровей его залегла складка от того, как лицо нахмурилось. Видно было, что Алек не доволен собой. Впрочем, никогда и не был.
— Но почему нет? От тебя я готов слушать любые дикости. Дозировано. Если ты не хочешь, чтобы я вышел в окно от смущения, — засмеялся, кутая Дунфана в одеяло и сгребая в объятия, — Иногда моя семья, да и другие, напоминают какой-то прошлый век, когда выдавали замуж и женили по воле родителей. Это чересчур смахивает на…животных, господи, для продолжения рода и все в таком духе. Долг семьи, долг крови, долг всего рода Охотников. Прочая чепуха. Как породу выводят, отсеивая самых слабых. Благо, что не топят, как котят. Хотя, как еще посмотреть, что хуже. Не понимаю, как в нас еще осталась щепотка здравого смысла, чтобы не превращать свою жизнь в копию своих родителей. Мои родители друг за друга глотку порвут, но ни никогда не испытывали каких-то трепетных взаимных чувств. Дети обычно это чувствуют.
Алек вздохнул как-то тяжело и глубоко.
— Не думаю, что твои методы покажутся мне еще более ужасными, чем происходит вокруг. Мне, конечно, может так показаться. Наверное, поначалу. Но…. — он ослабил хватку, правда одеяло не дало ему особо размахнуться руками, показывая, что сопротивляться Лайтвуд не намерен, — Я готов, сенсей. Командуйте. Или…с чего ты хочешь начать? Только медленно, — улыбнулся в макушку.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+2

13

Дунфану всё нравилось. Это положение, эти разговоры... Всё вместе. Мужчина рассмеялся.
- Долг не так уж плох, но... он должен вытекать из любви, как мне кажется. В случае отношений, я имею ввиду. Ты должен защищать того, кого любишь. Должен оберегать его, потому что любишь. А не любить или делать вид, что любишь потому что должен... Хорошо. Сейчас кое-что сделаю и посмотрим.
Он выпутался из одеяла и залез на Алека, прижавшись к нему всем телом и страстно целуя его в губы. Одной рукой проводя по его телу сверху вниз, а другой упираясь в кровать. Не то чтоб это было пошло...скорее, раскованно. Зависнув над ним после поцелуя, он лёг рядом.
- Поговорю с тобой о таких вещах, как психологическая готовность к близости и физическая, - он повернул к нему голову и провёл ладонью по его лбу, убирая волосы назад. - Тело всегда отзывается на ласки. Это... инстинкты. Оно отзывается на симпатичных девушек или симпатичных мужчин. Оно правдиво. Ты ощущаешь, как у тебя, будем откровенны, начинается эрекция и, чёрт возьми, не говори мне, что ты не понимаешь, что значит это слово, я ужасно хочу избежать пояснений. Тело может кричать тебе: "Я хочу его!" Может шептать: "Возьми её, она очень хороша, дай ей коснуться меня!"
Бог вздохнул и потёр лоб. Странно вообще-то - объяснять такие вещи. Он был не уверен, что сейчас, всё-таки, не травмирует Алека своими словами и вопросами.
- Сейчас тихо, успокойся, всё нормально. Я тебе помогаю. Я задаю тебе вопросы. Я не смеюсь над тобой. Я забочусь о тебе.
Дунфан не менял тона, он говорил спокойно, мягко, медленно, с расстановкой, чтоб Лайтвуд не слёг с сердечным приступом. Второй рукой он взял руку Алека и легко сжал, погладив большим пальцем.
- Это может ещё происходить от фантазий. От того, что ты представляешь себе в голове. От того, как это по-твоему должно быть. От фильмов, где люди занимаются любовью. От порно. Ты хочешь секса физически, хотя, психологически, ты можешь бояться его, быть не готовым, зажиматься, стесняться себя и своего тела, каких-то своих изъянов, бояться того, что увидишь партнёра без одежды. Много что может мешать, там, в голове. Я об этом поговорю с тобой ещё, но пока я хочу узнать совершенно простую вещь, Алек. Скажи мне, ты когда-нибудь мастурбировал? Не пугайся вопроса и пойми верно: многие молодые люди, живущие в условиях недоверия к родителям и в страхе перед своими собственными желаниями и своим телом, не могущие откровенно спросить кого-то об этом, не ублажают себя. И если всё же да, то скажи, что ты представлял себе? От чего ты возбуждался, от каких мыслей? Какие у тебя были смелые фантазии? Самые смелые. Да, это важно, да, это первые шаги к принятию себя и своих желаний. Не переживай, хорошо? И говори как есть. Тоже медленно.

[icon]http://s019.radikal.ru/i637/1706/e8/1738a8b75f61.png[/icon][nick]Dunfan Sho[/nick][status]Written in stars[/status]

+1

14

У Лайтвуда перехватило дыхание от поцелуя. Это всего-то второй раз, когда Шо ТАК его целовал. Настолько близко чужое желание чувствовалось впервые и вызывало смесь страха и удивления. Страх по понятным причинам. Пожалуй, он никак не мог  представить себя рядом с Дунфаном, потому что не понимал, чем зацепил внимание бога. Не понимал и млел во всех смыслах. Так что смысл сказанного дошел не сразу из-за затуманенного желанием мозга.
Алек округлил глаза, никак не ожидая, что разговоры сегодня коснутся подобной темы. Вспыхнув от смущения и стыда, охотник помолчал, ловя разбегающиеся в панике мысли.
— Знаешь, — он не верил, что произносит это слово вслух, — мастурбировать, находясь в одной комнате с братом, это извращение какое-то, — нахмурился, смотря перед собой и размышляя, как сказать. Мотнул головой, хмыкнув и еле улыбнувшись, перевел взгляд на бога, — Дунфан, я могу показаться странным тебе, возможно. У меня не возникает желания при виде…кого-то, к кому я ничего не испытываю в плане чувств. Вот ты, — он неуверенно поднял свободную руку, остановившись на полпути. Но все же коснулся его лица, осторожно, трепетно, чувствуя себя мотыльком, который может рассыпаться в прах от жара, — Помимо желания заботиться и защищать тебя, несмотря на то, что ты и сам лучше меня с этим справишься, вызываешь желание касаться тебя, обнимать. Дышать твоим запахом. А еще, по-моему, у меня случается тахикардия в твоем присутствии. Не смейся, пожалуйста. Для меня это ново. Я даже не знал, какие эмоции могут вызывать обычные, казалось бы, прикосновения. Никогда не задумывался, зачем люди держатся за руки. В свое время я просто выбрасывал это из головы, как несущественную информацию, потому что это мешало.
Алек судорожно вдохнул воздух. Он ощущал себя каким-то неполноценным и ущербным, откровенно говоря. Понимание, что это глупо, в данный момент не котировалось.
— Я уже готов выпрыгнуть в окно, — честно признался, — Потому что сейчас  кажется, что моя неосведомленность в подобных вопросах, это один большой и жирный минус. Только что это понял, — поднял брови, разочарованно смотря на свои руки, — Даже не знаю, что ты во мне нашел, — пробормотал, сползая по подушке вниз и взяв Шо за запястье, потянул на себя, заглянув в глаза и выдохнув, — С физической готовностью у меня-то все в порядке, а вот с психологической гораздо сложнее, и я тебе сказал уже почему. Я не знаю, что я могу и чего не могу заранее. Могу только догадываться, как бы глупо не звучало. Надеюсь, ты не предложишь посмотреть порно вдвоем, — поднял указательный палец вверх и приложил к губам Шо, — Все, что я сейчас представляю и о ком думаю, находится со мной в данный период времени. Не торопи меня, пожалуйста. Я вообще впервые лег в постель в одном белье на третьем свидании. Подожди. Даже на первом, считай, — посмотрел на Дунфана, развеселившись вдруг, — Это все твое божественное влияние. Это не я.
[icon]http://s6.uploads.ru/ctleo.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick]

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Take your heart and let it love again