Special Forces

Объявление

.


{УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАЙДБУК ПО ФОРУМУ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus Здесь живёт вдохновение...


О ПРОЕКТЕ | НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Вторая грань. Часть 1.


Вторая грань. Часть 1.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Вторая грань. Часть 1.

Skillet - Not Gonna Die

1. Место действия
Япония, Токио. Стратегическая точка 6: Крыша башни Шинджуку.

2. Время и погода
19.03.2020
20.35
Ветер, темно.
3. Действующие лица
Вводная: мастерский пост.
Далее: Белет, Крысолов, Лорелея, Курояма Шизука, Анна.

Крысолову удалось победить своего двойника. Но война ещё не окончена, хоть бой и выигран. Новые солдаты с обеих сторон уже здесь.

[dice=5808-11616-1936-36]

0

2

Все собрались здесь, на башне Шинджуку.
Лорелею, Курояму и Анну доставили сюда его птицы. Пенелопа, Белет и Крысолов здесь и были. Тот играл на флейте и загонял полтергейстов в астральные дыры.

Анна спрыгнула с птицы и подбежала к краю крыши, глядя на Кроатоана. Вторая грань выпускала своё нутро и тульпа нахмурилась, поджимая губы. Девушка села в позе лотоса, вскинув лицо вверх и будто оказалась "не здесь".

У Пенелопы зазвонил телефон и она взяла трубку.
- В смысле... В смысле? И что это значит? - фрейлина округлила глаза. - Демонов же нельзя убить. Как он мог просто исчезнуть? Как это возможно? Грань же открылась! Не может быть!... И что делать?... Да. Хорошо. Конечно. Мы будем делать всё возможное и ждать дальнейших указаний...

Пенелопа повесила трубку и повернулась к присутствующим.
- Они потеряли Левиафана. На радаре его нет. Ни его, ни Инженера. Они сказали пока не паниковать и оставаться на своих местах. Сказали концентрироваться на рассеивании полтергейстов и не приближаться к Кроатоану...демонов ведь нельзя так просто... Что это может значить вообще?...

Анна открыла глаза и встала, отряхнувшись.
- Крысолов и Лорелея. Вам нужно играть ту мелодию, что ты пела. Вместе. Делая перерывы максимум на пять-шесть минут. Шизука, призывай всех своих духов... Я посмотрю получится ли у нас сделать построение в тех точках, что я наметила... А что до Левиафана, так мы и без него справимся. Открытие головоломки дальше пойдёт как по маслу, вероятнее всего. Так что не думаю, что это большая потеря на данный момент... Разберёмся, собственно.

Она глянула на Белета.
- И не надо меня ненавидеть. Он знал на что идёт. Умереть-то не умер, наверное, но... Может, того. Пропал. Или попал внутрь. А может испугался и сбежал. Всякое бывает. Мне жаль, но сейчас не до стенаний и глупых распрей. Я вернусь.

Девушка разбежалась и прыгнула с крыши вниз, исчезая ещё в полёте. Пенелопа, пытаясь её остановить, упала в обморок от этого зрелища.

0

3

[AVA]https://pp.userapi.com/c621513/v621513490/25d1c/G1ScIleZsJE.jpg[/AVA][NIC]Beleth[/NIC][STA]Можно верить и в отсутствие веры[/STA][SGN]Word travels fast
When you’ve got an ass like mine
Sweet design
[/SGN]Генри очнулся вместе с Крысоловом, освободившись от "кошмара" фейбла и оставшись в довольно смешанных, по большей части мрачных, чувствах. Если у второго была задача, с которой ему предстояло справляться, Белет же остался опять ни с чем. Продолжая сидеть, поджав ноги под себя и с редкой молчаливостью наблюдая, демон размышлял о своей роли в этом представлении и вообще нужно ли ему какое-либо участие в этом? Ведь ничего особенного он не сделал, вряд ли его недалёкий юмор и шутовская болтовня помогли Крысолову. Судя по тому, что он увидел "там" и услышал, Эрик способен со своими демонами справиться сам. А Генри должен ждать Левиафана. На берегу. Он должен быть готовым. Не здесь.

Казалось, что нахождение "здесь" только отдаляет возвращение Трэвиса. Казалось, что как только Белет ступит на то место, ему останется совсем немного, чтобы увидеть усталого, но невредимого Левиафана, с хозяйством на голо, ясен пень, голодного, измученного за дела праведные, чей взгляд смягчится при виде Белета. А он, как благоверная хозяюшка, со стопкой свежего белья, одежды, принимает в свои объятия, угощая штруделем и крепким кофе. Не здесь.

Не там. Генри уткнулся в сцепленные руки, оперевшись локтями о колени, - проблема в том, что сейчас демон не принадлежит себе, связан обязательствами, на которые начихать не позволят последствия. Что-то вроде потери уважения. Ещё одна проблема: неизвестно когда и как всё кончится, битва лишь в разгаре, точное время выхода Левиафана из пены морской неизвестно. Так что Генри дрейфует без цели и направления. Небесно-астральное шоу красочно, но Белет мог бы и без этого зрелища обойтись. Он ощущал смутное раздражение от своей бесполезности и бездействия. Что дальше? Куда дальше? Ожидание - самое ненавистное ему занятие, которое вновь приходится терпеть.

Пополнение действующих лиц его слабо заинтересовало, - Генри оглянулся на прибывших, чтобы просто отметить их присутствие и выгнуть бровь на транспортное средство. Да уж, теперь подобное наблюдать можно лишь во время Апокалипсиса. Никто из присутствующих не был способен сейчас отвлечь Белета от самокопания, кроме Левиафана. И возлюбленный сделал это, хоть и косвенно, сладким женским голоском. Именно так, как он боялся: протянув когтистую лапу из неизвестности, царапнул подозрением по всем нервным окончаниям. Из тусклой безмятежности начало телефонного разговора перевело Генри в состояние исколотого на вылет ледяными шипами. Медленно, но он успел встать, когда женщина повернулась и пояснила те обрывки фраз, ранивших его.

«Нет...» - в голове опустело. Генри сжал зубы и нахмурился. Никто не должен догадаться, насколько он сейчас растерян. Левиафан не мог погибнуть, но исчез... демон прокрутил это слово несколько раз, будто пытаясь осознать его и понять своё отношение к этому. Естестенно он в тревоге, инстинктивно. Но вдруг это хорошо? Блять, сначала он исчез жизни, потом из поля зрения, а теперь из этого плана. Что за привычка такая?!

«Что мне делать... кто-нибудь, скажите мне...» - взмолилась одна часть его сути, но остальные, услышав уверенные указания пичужки в красном тут же презрительно заголосили, - «Не тыыы!» Она привлекла внимание демона не в самом светлом смысле. Она бесила, раздражала, только посмотрите на неё. Интриговала. Откуда такая уверенность? В окружающих, в ситуации, в его чувствах? Что за блоха такая умная? Блоха?

- Блоха, - повторил он мрачно почти с удивлением, подставляя руки под опадающую женщину. - Собака не испытывает ненависти к блохе, как бы она не кусала собаку, - пробормотал под нос, будто поясняя сам себе, косясь на обморочную. Вот ведь... а это вообще кто? Вроде из людей здесь могут быть только СФники, тогда почему такая реакция...

Надменное обращение исчезнувшей девушки в адрес Левиафана его задело, действительно, до ненависти, до гнева. Которые не найдут выхода до поры, Белет ещё не осознал ситуацию. Что он понял: все присутствующие при деле, а ему досталось поработать подставкой для припадочных дам. Генри кинул взгляд на грудь женщины и по привычке подумал, что это не так уж плохо на данный момент.

+1

4

Эрик с сочувствием поглядел на Генри.

— Выкинь женщину, брось каку. — Эрик постучал флейтой по своему плечу. — Все нормально. Забей на ее слова.
Видимо он и Левиафан были знакомы. У демона на лице все было слишком написано.

— Если ты знаешь его лучше – ты знаешь его лучше. — Пожал плечами Крысолов. — Другой вопрос, что может что-то действительно сталось. Стряслось в смысле.  Буди эту «каку», пусть выносит свои распоряжения. Если она вообще выносит что-то полезное.

Он развернулся к девушке.

— Ловокрыс. — Он отдал честь девушке. Лорелею он не мог не знать. Но никогда прежде ему не доводилось встречаться с ней. — Честь. Я не очень понимаю, о какой мелодии речь, потому прошу начать, я подхвачу. Предлагаю не останавливаться вообще – будем отдыхать пополам. Пока один отдыхает, второй все же играет. Сначала это будешь ты – распеваться сложнее.

«Че за баба спрыгнула с крыши? Че творица?» - Задумчиво задумался Эрик о том, чтобы задуматься над этими вопросами, но передумал и кивнул девушке. Красивая. Какой-то особенной красотой, теплой.
Крысолов хмыкнул.
У его Моны другая, более мрачная красота. Которая ассоциировалась у него со светом прожектора, проходящего через граненый стакан коньяка, с запахом сигареты, доносимым сырым ветром из приоткрытого окна.
Он покачал головой и, прищурившись, проследил, как Лорелея поворачивается к городу, приоткрывает губы и…

Эта мелодия.
Она вдруг забилась, затрепетала в ее голосе, заставляя приятные мурашки путешествовать по телу. Тянулась вверх, полноценная. Идеальная.
Он влюбился. Быстро, остро, мгновенно и колко, прямо в сердце, минуя все преграды.  Пальцы Эрика мелко дрожали, когда он подносил холодную флейту к губам.  Подобрав нужный момент, он взял самую высокую ноту, подстраиваясь под голос Лорелеи, и почувствовал невероятное наслаждение, прикасаясь своей игрой к ее стройной красоте голоса. Вплетаясь и ведя её ещё выше, чем она могла быть, чем могла достать сама, растворяясь и рассыпаясь над ночным городом. Ветер разносит, разносит их музыку. И она оседает разбитым светом на лицах людей. Заставляет уйти не только астральных существ, но и вообще все злое, что было вокруг. А может и в мире. Слушая подобное, нельзя не верить, не знать, что все будет хорошо, что все может быть даже лучше.
Лорелея взяла самые высокий открытые верхние ноты, и Эрик последовал за ней с не меньшей силой. Он нахмурился в блаженной боли, ссутулился, стараясь ее унять, то быстро нажимая на клавиатуру флейты, то выводя ее нарочито аккуратными размеренными движениями. Он играл, как ещё никогда не играл. Деликатно, изящно, виртуозно, но в тоже время сильно и не жалея. Не себя, ни кого-либо ещё. Эта музыка – девственно открыта. Такая, какая есть. И только так ее можно взять.

Крысолов забылся, отдавая всего себя этой бессловесной вечности, украшая ее, иногда вдруг отклоняясь, уже не просто ведя, а подпевая вторым голосом. Каждый звук проходил через его тело и разум, преломляясь в душе, выцарапывая уже давно разбитое и роняя к его ногам.
Если сейчас над ними не было звезд, он их создаст, вспенивая серые тучи в бирюзовый закат, открывая миру солнце. Он усилит этот ветер, сделая его прохладно-теплым, нежно-свободным. Под такой бы шагать над верхушками темных елей, оставляя весь искрящийся город внизу. Яркий лимонный, красный кабаре, взрывающиеся, тонущий в воде синий, вспыхивающая неоном зелень.
Наверное, не играй он сейчас, то упал бы на колени, плача от такой красоты.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[STA]Что ты будешь делать
                        На пепелище этих миров ?[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/AGseQ.jpg[/AVA]

Отредактировано Iren (2017-10-14 21:26:34)

+1

5

Чем больше пела Лора, тем больше эта песня проникала в неё. В ней было что-то не отсюда. В ней было что-то из другого мира. Именно это и отправляло их, одного за другим восвояси, будто бы они вспоминали что-то важное, вспоминали дорогу домой.

Флейта Крысолова так красиво ложилась на её голос, что она подумала невольно и играючи, что им бы так всегда. Или это её голос красиво ложился на неё? Кто знает. Он дополнял её своей игрой, его трель заполняла паузы, вторя, убирая пустоту...

Лора пела с закрытыми глазами и перед ней пролетали картины её прошлого. Ей неожиданно жаль стало ту девушку, что, опозоренная, лишённая чести, никогда не любимая, бросилась в бурные воды реки, желая одного: умереть, не чувствовать боли. Ей было жаль её за радостный смех, за тёплые улыбки, за такую глупую жизнь... Маленькую. И такую хорошую. Глупая. Зачем ты побежала? Зачем, плача, понеслась туда?

Этой мелодии не хватало пианино и скрипки.

Дело даже не в приказе невнятной девицы. Лей понимала зачем они здесь и понимала, что нет времени на глупые вопросы и нет времени задумываться слишком глубоко: надо петь.

Сгусток золота и солнечного света в простой одежде. Волосы, двигающиеся, точно живые. Эта песнь слышалась отовсюду...

И ей вспомнилась древняя песня. Эльфийская. Она не сомневалась, что Крысолов знает её. Наверняка, наверняка он бывал в тех же местах, что и она. Их, музыкантов, они часто звали к себе. Девушка продолжала петь тот же мотив, но только Крысолову в голову пришла совсем другая мелодия. Она не помешает ему, просто наведёт на воспоминания.

В них она, с царственно красивыми, статными, тонкокостными эльфийками, во время, когда мир казался ещё совсем юным, рыдала и пела, глядя на выжженную дотла рощу, на обезглавленные тела их, Высокорожденных. Уничтоженные охотничьим племенем с инквизиторами, они так и не вернулись. Ни один. То были их дочери, их жёны, их сёстры и матери. Они пели, их голоса дрожали, а они пели, пели, пели. Их одежды блестели, от них всех исходил свет, но холодный и мрачный. И Лора была в ужасной, страшной печали, но и испытывала странную гордость и ощущение, близкое к религиозному экстазу, когда тебе дозволили прикоснуться к чему-то святому, поучаствовать в чём-то прекрасном.

Мужчины стояли позади них, припав на одно колено, каждый. Среди них видны были и древние боги, и Король Фей, и Пак, и... Кого же там только не было. Они все молча слушали их Плач. Женщины держались за руки, а когда допели, поднялся один из богов и, тяжело сомкнув веки, прикрывая лицо ладонью, что-то прошептал на другом языке.

Земля поглотила тела, а маленькие ростки священных деревьев поползли вверх. И все эти чудесные, загубленные создания были отпеты так, помянуты добрыми словами. Они молча уходили, а видение менялось.

И вот уже Лорелея осредь пустых улиц Токио, полных тел и снующих туда-сюда чудовищ повернулась к Эрику и слова, не проговариваемые вслух, мысленные, иллюзорные, повисли в воздухе:
- Отпевать невинных - худшее, что мне доводилось делать. Эта песня похожа. На ту.

[NIC]Lora Lei[/NIC]
[AVA]http://i66.tinypic.com/107q4iu.png[/AVA]
[STA]Lorelei[/STA]

+1

6

Шизука с остальными добрались до места достаточно быстро, что не удивительно так как он гнал своих бумажных птиц во весь опор. На месте их уже встречали остальные двоих – Крысолова и Лорелею оммедзи видел в первый раз, хотя девушку-певицу признал почти сразу, в конце концов это её предназначались слова той песни, которую он должен был передать вместе с ветром. Белета он уже видел, когда Левиафан готовил свой ритуал и честно говоря Шизука до сих пор не понимал в чем роль этого демона, но очевидно в чем-то есть. Что касается крысолова, то смазливый европейский мальчик вызвал у Шизуки легкую неприязнь, главным образом тем, что он смазливый и европеец. Белет для неприязни слишком крупная шишка, а Лора девушка, притом красивая, к такой нельзя испытывать неприятные эмоции.
Тульпа Анна, ставшая учителем Шизуки, тем временем всматривалась в море где Кроатоан начал меняться. Она предупреждала, что скоро из Кроа полезут полтергейсты и скорее всего эта тварь сейчас готовиться к извержению. Как и ожидалось от учителя она не стала тянуть резину (тем более после новостей полученных их попутчицей) и сразу стала раздавать указания всем, кроме Белета. После звонка полученному Пенелопой он ушел в какую-то прострацию и получив нагоняй от Анны. Так твердо, рационально, эффективно звучали её слова, Шизука едва ли не дрожал от восхищения, он даже начал ловить себя на мысли, что он становиться одержимым своим учителем. Он даже ухом не повел, когда та прыгнула с крыши, настолько он в неё верил.
- Фух, надо успокоиться, - сказал он самому себе с широкой улыбкой.
Надо сказать, сейчас он тут был единственным человеком с хорошим настроением, ну и Крысолов возможно, который на музыкальной почве стал подкатывать к Лорелее. А вот Белет явно был не в духе после слов Анны. Крайне не в духе, он даже назвал её блохой, словно пытаясь принизить ценность её слов для себя. Но даже произнесенные блохой слова все равно будут иметь силу.
Шизука уже догадался, что Белет присутствовал на их «собрании» только из-за Левиафана, ни Япония, ни мир во всем мире ему нахрен не сдались. Тем не менее сколько бы Шизука не смотрел на него как на демона похоти и разврата, он не мог не заметить, что он сам мучается от любви. Мда, жалкое зрелище на самом деле, Курояма даже позволил себе легкую ухмылку по этому поводу. Хорошо хоть та парочка музыкантов делают свое дело.
- Ладно, мне тоже стоит начать.
Едва он сказал это как бумажные птицы разлетелись на мелкие талисманы и скрылись под одеждой Шизуки. Сразу после этого Оммедзи достал из-за пазухи четыре талисмана и бросил на пол.
- Акару, Братья-Тенгу, выходите! – Скомандовал он и из талисманов повалил густой дым, в котором через некоторое время проявились фигуры его Шики. – Простите, что не дал вам отдохнуть, времени на это нет.
Перед Шизукой из дыма явилось четыре его слуги, краснолицый и длинноносый бугай Ямабуси-тенгу и трое вороноголовых воинов Карасу-тенгу в одежде горных отшельников.
- Всё в порядке Шизука-сама, мы понимаем ситуацию, - произнес Акару и повернулся к Белету с остальными. – Сей недостойный приветствует соратников господина.
Длинноносый тенгу сделал идеальный приветственный поклон в 45 градусов, за ним повторили вороноголовые.
- Акару-сан, вы все никак из 16 века не выйдите, - раздался словно гром басистый голос из вновь появившегося дыма. – В наше время нет нужды быть таким формальным мы все равны.
Владельцем голоса оказался огромный красный они с дубиной-канабо наперевес, рядом с ним стояла бледная девушка-онрё.
- Ну, зачем вызывал Шизука? – спросил Они, уставившись на Оммедзи.
- Ара, Кубо-чан, Юи-чан, если не заметили у нас тут конец света и мы пытаемся не дать ему случиться.
- Хорошо, - кивнул Они по имени Кубо и указал дубиной на незнакомых ему людей. – А это кто?
- Лорелея-сан и какой-то парень-сан, они своей музыкой изгоняют осаждающих нас астральных тварей, - то, что Анна назвала парня Крысоловом, он уже забыл. – А этот важный демон, Белет-сама.
- А он что тут делает? - непонимающе спросил Они
«Как это что? Привносит долю романтики и любовной драмы в наше апокалиптическое повествование, и служит материалом для фанфиков девушек-яойщиц» - так хотел ответить Шизука, но не решился, вместо этого он честно ответил.
- Не знаю. Учителю виднее, - улыбнулся он и взглянул на город. – Сейчас она проверяет места для создания формации. Думаю, мы все станем столпами в каком-то магическом массиве. Скорее всего это будет барьер.

[NIC]Kuroyama Shizuka[/NIC]
[STA]К познанию нет короткой дороги[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/t/rLwAv.jpg[/AVA]

Отредактировано Da Horse (2017-10-17 20:16:29)

+3

7

Лавелин постепенно приходила в чувство. Хлопая своими длинными пушистыми ресницами, она продирала глаза и тихо мычала. Женщина поглядела на Белета и окончательно пришла в себя, отстранилась и села, глядя на Крысолова и Лорелею.
- Ох... Как красиво... - прошептала она с блаженной улыбкой. - Надо же...

Вернулась Анна. Она буквально материализовалась из ничего. Оглядев призванных Куроямой существ, она задумчиво потёрла подбородок, по-старчески значимо кивая головой.
- Так так... Хорошо. Хорошо, - пробормотала она. - Этих четверо... Этих двое... Плюс сам Шизука, плюс я, плюс эта...
Анна выдохнула и повернулась к Шизуке.
- Итак, точек всего семь. Онрё недостаточно сильна в данном случае, поэтому, мисс...

Она встретилась взглядами с весьма удивлённой Пенелопой.

- Ла...Лавелин, - представилась фрейлина. - Если я могу чем-то помочь, то я с радостью.
- Лавелин. Вы пойдёте с ней. Ничего сложного не потребуется. Мы пойдём в центр, как только формация из шести точек встанет, как нужно, - она опять глянула на Шизуку. - Но как только врата откроются, я вернусь сюда. Необходимо будет перенаправить силы Лорелеи и Крысолова. Итак, сейчас приводим себя в боевую готовность, господа. Образуйте вокруг Куроямы круг, все. Шизука, пожалуйста, трижды повтори печати, что мы разучили для особенного зрения. Каждый из тех, кто стоит в круге, должен вспомнить ситуацию, в которой чувствовал себя наиболее беспомощно. Шизука, ты сможешь их увидеть... Приступайте. Белет...

Анна улыбнулась ему обезоруживающе-вежливо.

- Кроатоан съел Левиафана. Есть способ ему помочь. Интересует?

0

8

[AVA]https://pp.userapi.com/c621513/v621513490/25d1c/G1ScIleZsJE.jpg[/AVA][NIC]Beleth[/NIC][STA]Можно верить и в отсутствие веры[/STA][SGN]Word travels fast
When you’ve got an ass like mine
Sweet design
[/SGN]«Если бы всё было так просто...»
Просто.
Простопростопростопросто.
Просто жизнь. Ему бы стало легче от слов Крысолова. Белет умилился поддержке устало сведёнными на переносице бровями. Впрочем, ехидства здесь лишь капля - у Эрика были основания понимать реакцию демона.
Просто смерть. И вот этой вот всей хероборы не случилось бы. Наличие смертной души влечёт за собой ощутимые последствия. С этим были проблемы до Падения, теперь и после расхлёбывать. И почему он?! А, ну да, потому, что Левиафан. Без него, возвращается ощущение чуждости сему масштабному действу.
Просто песня. Ею Белет насладился бы в иное время, как истинный ценитель прекрасного. Сейчас это шум для него, поглощённого, застывшего, замёрзшего. Это состояние сродни тому, когда изо всех сил пытаешься выучить... стих, параграф, что-то внимательно прочитать, вспомнить, осмыслить, а вокруг каждый разговаривает на свою тему, занимается своим делом, что сводится в слишком громкий гул, который не замечаешь обычно.
Просто кольца.
Внутри тоска испустила немой стон.

Женщина выскользнула из руки невесомо, не встретив сопротивления со стороны Белета, если вообще какого-либо движения. Он просто сунул руку в карман, оттопырив край пиджака. Его напускная галантность давно вышла на уровень рефлекса: не знаешь, где найдёшь клиента, а красивым отношением заманить так же просто, как и дерзостью. Любому поведению время и место... даже если все всё про тебя и так знают. Бесит. Белет повёл плечами, сбрасывая неприятное ощущение, которое появляется каждый раз, когда о нём говорят в его присутствии же. Приковывать внимание приятно, когда сам к этому стремишься. Хотя... ладно, к чему врать? Зуд в паху его мало волнует, просто не к месту, демон аж скрестил руки на груди, демонстрируя независимую позу. Он крут, ох*енно важен. Главное - самому поверить, а не мусолить одни и те же мысли, сверлить горизонты в поисках знакомых силуэтов и бестолково нервничать.

С исчезновением Красной блохи он занимался этим ровно до её появления, теперь недоверчиво сверлил взглядом именно её. Это всезнайство Белет терпел, играя желваками, - он ничего не знал, а она знала... мало того, что это нечестно, так ещё и завидно. Можно даже сказать, что ненавидел демон её именно поэтому, а не за нелестные слова в адрес мужчины его мечты. Сомнения отпали: этому существу доступно то, чего прямо сейчас хотел он сам. И уже когда очередь дошла до него, Белет будто ждал этого, ловко имитируя уверенность в себе. Как и многое другое.

- Я думал, ты не спросишь, - умудрился кокетливо улыбнуться, будто внутри ничего не дрогнуло и не подпрыгнуло, ликуя от одной возможности заиметь шанс связаться с Левиафаном. Даже не просто связаться, а помочь ему. Белет достаточно увидел и узнал, чтобы понимать в какую ж*пу попал возлюбленный. Волнение демона выдали серьёзный взгляд и рваный выдох в конце: - Рассказывай.

+1

9

Эрик приоткрыл глаза и, взглянув на Лору, взял очередной легкий пассаж, перебегая длинными пальцами по клавишам флейты. Он бывал, да. Он видел, конечно. Он знал. Как иначе. Они все жили рядом, так или иначе связанные со Священной Рощей. Эрик относился к произведениям и жизни эльфов, как к чему-то ещё более магическому, чем все они вместе взятые. Они были апогеем их странности, их близости с природой. Странное дело, но их деревья никогда не говорили напрямую. Они сами общались с ними, точно бы  внутри, душами. Видя такое впервые раз, Эрик был в благоговейном… то ли восхищении, то ли ужасе. Его привлекала, но в тоже время пугала их возвышенность. Она давала возможность чувствовать себя маленьким, неказистым, каким-то неправильным. Именно «давала» и именно «возможность», никак иначе.
Эрик не мог сказать, он не умел делать так, как Лора, но.
Это были совершенно некрасивые бетонные комнаты. Точно бы здание заброшенного завода или подвал какого-нибудь жилого дома. Да они и были порой заводами. Концлагеря. Он знал, что рано или поздно его заметят, он знал, что рано или поздно окажется здесь, но никогда не думал…

Нет, о таком он точно никогда не думал. Даже подсознательно, хотя всегда предполагает все варианты развития событий – даже свадьбу с вон той проходящей собакой, чтобы если что не удивляться. Он был не один, но его инструменту отведена ведущая роль. А то, как же, это ведь тот парень, который играет лучше самого Голдмана. Это тот парень, который имел глупость играть на праздниках своей знакомой, чей дом постепенно стал местом сосредоточения СС. Это тот парень, который отказал самому…
Поэтому он и плачет теперь. В ужасе смотря, как внизу, по узкому, точно коровий кишечник, коридору медленно бредут голые дети.

Тебе ничего это не напоминает?

Поэтому он и вздрагивает, слыша надрывные, срывающиеся ноты виолончели позади. Музыканты с силой надавливали на смычки, мягкий конский волос которых разрывался от беспощадных движений. Сами музыканты точно бы пытались перерезать глотку своему инструменту, заставляя замолкнуть на веки. Они бы сыграли детям что-то другое. Но играли регламентированное танго. Жестокое, морально готовящее к отвратительной смерти, которую они якобы заслужили. Заслужили чем?

О, Эрик, дорогой, тебе это точно ничего не напоминает?

Отпевать невинных - худшее, что доводилось делать Лорелее.
А дарить последнюю песнь готовящимся к смерти невинным – худшее, что доводилось делать Крысолову.
Это было его наказанием. Возможно.
Та мелодия. Эрик пытался вкладывать в нее чувство победы. Борьбы со смертью, с их участью. Заставить маленьких детей поверить, что, не смотря на все то, что происходит сейчас, дальше, за гранью их ждет что-то светлое. Через гору зловонных трупов они выберутся к солнцу.
Что…
Но виолончель резала, резала, резала.
Удар. Скрипичные позывы. Удар. Колкие поступательные надрывы альта.
Его впервые тошнило от звука скрипки.

Эрик прикрыл глаза и мотнул головой, прося девушку передохнуть.  Нельзя петь непрерывно постоянно, иначе кто-то из них не выдержит и упадет от недостатка кислорода. Поэтому, сейчас время Лоры отдохнуть.
Эрик сделал шаг вперед, замерев на самом краю крыши. Это просто проигрыш. Просто музыкальное спокойствие перед очередной более сильной волной. Если они будут играть вместе по десять минут и делать перерывы каждый по три… Вроде неплохо, пойдет. Крысолов вдохнул глубже, чувствуя легкий аромат моря. А ведь и, правда. Море же. Если бы не все это дерьмо, наверное здесь было бы даже красиво.

Галлахер вновь открыл глаза, спокойно глядя вперед, на молчаливо темнеющий город. Кое-где вспыхивали источники света неясного происхождения. Внизу что-то творилось. В море и подавно. Но почему-то… Почему-то Эрик чувствовал себя очень умиротворенно сейчас, глядя с этой высоченной отвратительной стеклянной махины на чернеющую даль бесконечного моря. Он приподнял брови, играя особо чувственно и закрыв глаза, понял, что уходит. Мысленно. Куда-то туда, вперед. В сплошную темноту зеркальной глади, сливающейся с таким же угольным непроглядным небом. Легко скользя по стройным переливам нот, водя носком ботинка по черноте и пуская рябь еле заметную, отливающую молочным светом на грани. Ведь можно украсить все это. Собрать чуть-чуть себя и рассыпать вокруг бледно-серебристыми искрами-зездами. Вальсировать в полном одиночестве, не отпуская флейты, не прекращая играть, лишь иногда, ощущая чье-то незримое присутствие рядом. Чьи-то ласковые руки, касающиеся его сердца, через ребра, через рубашку, через плащ. Наверное, звезды осядут пылью на его теперь уже вечно-черном костюме, некогда сверкающем пестрыми красками. Эрик покачнулся вперед и назад, разрушая собственную иллюзию, открывая глаза и видя бледную осыпающуюся дождем  серебристо-золотую пыль.
И правда создал что-то. Неосознанно, вокруг себя. Ну да ладно. Не важно. Иногда это невозможно держать в себе. Он прислушался к некоторым людям, что находились совсем близко от башни Шинджуку. Чувствовалось плохо, но Эрик попытался подумать, представить, материализовать какие-то совсем другие краски. Не фиолетовый. Не черный. И только не это сочетание. Пусть и в душах этих бедных будет эта, хотя и пыль, но звездная.

Эрик взглянул на Лорелею, пытаясь сказать, что теперь его черед отдохнуть.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[STA]Что ты будешь делать
                        На пепелище этих миров ?[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/AGseQ.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Вторая грань. Часть 1.