Special Forces

Объявление

.


{УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАЙДБУК ПО ФОРУМУ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus Здесь живёт вдохновение...


О ПРОЕКТЕ | НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Golden Days


Golden Days

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Golden Days
http://sa.uploads.ru/K9gTJ.jpg
"And I swear that I'll always paint you golden days..."

1. Место действия
Великобритания, где-то недалеко от Брайтона.
2. Время и погода
04.04.2020 года, 14.40 и далее,
+16, ясно, ощущается сырость вчерашнего дождя.
3. Действующие лица
Эрик Галлахер (Крысолов), Ирма Росси

Дом, который Росси сдавала довольно продолжительное время, покидают жильцы. Нужно заехать и проверить все ли в порядке и можно ли предлагать его для сдачи уже другим людям – короткая поездка, только лишь и всего. И, конечно же, Ирма захватила Эрика с собой. Или он напросился?
Да и так уж ли просто отпустит их дом, полный тысячи воспоминаний о том, что уже забыто или ещё даже не вспоминалось?

Отредактировано Iren (2017-10-12 23:59:11)

0

2

Эрик стал смиренным и благопорядочным гражданином общества.

- ОТЦО-О-ОМ, АХАХАХАХ! – Кричал Эрик на прохожих, свешиваясь с балкона. – Эй, парень, вот ты! – Он тыкнул в проходившего мимо мужчину и тот замер, точно под прицелом винтовки. – Вот у тебя есть дети?
Мужчина покачал головой и, побледнев, отступил назад. Эрик так шумно и резко вдохнул, что казалось, увидел что-то страшное.
-Да как так!

Эрик и не думал, что отцовство настолько сильно меняет людей. Делает их спокойнее.

-Хм. – Эрик нагнулся над полкой журналов в магазине, всматриваясь в заголовки. «Воспитание детей». – О!
Эрик элегантно вытащил журнал, пролистнул для вида и вдруг тихо засмеялся.
-Ха…ха… хахахах…. Хахах……
Люди рядом напряглись и скосились на Крысолова.
-АХАХАХАХАХАХАХА! ОТЦОМ НУ КОШМАР ЖЕ! – Вскрикнул он, отбрасывая журнал и пролетая, скользя по полу к отделению с детским питанием. – Но, чур сначала все это попробую я.

Теперь он чувствовал себя по настоящему взрослым человеком.

Войдя домой, Ирма обнаружила Эрике в горе стружек и с пакетиками детского пюре.
-Мона. Я тебе оставил. Только со сливками не вкусное, я бы подумал ещё несколько раз прежде, чем… - Он скосился на диван. – Сейчас уберу, в общем.

...

Одним словом, отцовство шло Эрику на пользу.
В каком-то роде.

-Ещё варианты будут?
-Киану. – Предложил фолкс с ярко-красными зачесанными волосами.
-Э, без эротических фантазий. – Сказал Эрик и, закрыв глаза, выставил ладонь, точно бы физически отклоняя мнение парня. Вокруг сидящего на барной стойке Галлахера образовалась настоящая толпа из разношерстных фейблов, демонов и прочего всякого сброда. Все выбирали имена для ребенка.
-Викто-ория. – Протянул старый тролль, сидевший сейчас в своем истинном облике, и улыбнулся так мечтательно, что стало сразу ясно, что Виктория вполне конкретна.
-Неплохо.
-А кто будет? Девочка или мальчик?
Эрик нахмурился.
-Только бог знает.
-Так к врачу ходили.
-Только. Бог. Знает. Говорю же. – Эрик хмыкнул. А кого бы он больше хотел? Ой, ему было так все равно. У него будет мелкий Эрик или Эрика и это чудесно.
Хм. А между прочем.
-Я кажется, придумал! – Эрик восторженно встал на стойку с ногами, оказавшись выше всех, и поднял руки. На заднем фоне как-то обреченно вытирал стаканы бармен.
-Ну!
-Это будет… ЭРИК!

Все дружно застонали.

Так что, когда утром четвертого апреля Ирма куда-то засобиралась, Эрик очень смиренно, кротко и он бы даже сказал, вежливо-любезно, поинтересовался:
-Мона, я с тобой!

Он сидел, и все утро строгал из бруска новую дудочку. Специально для колыбельных. Она была почти точной копией его первой свирели, ещё той, что была до флейты. Маленькая, полная, короткая из светлого клена очень редкой породы. Пахло ароматно. Эрик уже сделал заготовку, осталось самое сложное и это он оставит на вечер.
Он составил договор на сотрудничество с музыкальным магазином и буквально, теперь был денежно обеспечен. Флейты для него делать было увлекательным и быстрым делом, так что за этим не стояло. Аренду за квартиру на следующие несколько месяцев он выплатил. Хотя и не знал зачем. Но он уже не представлял, что кто-то может там жить после него. Или представлял… Он просто собственник, пора признать.

Он отложил свое дело, поднялся и, захватив с собой бутылку  водой, вышел в коридор к Росси. Улыбнулся.
Он бы мог сказать, чтобы одевалась теплей, но она знала. Он мог бы спросить, не переутомилась ли, но знал, что она следит и за этим.
Поэтому просто взял водички и молча улыбался.
Потом, точно спохватившись, открыл перед ней дверь и выпустил ее из квартиры. Закрыл дверь за нее.

-Куда едем?
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-17 20:36:59)

0

3

Гармония. Они вместе были ею. Удивительным образом понимая и подхватывая друг друга. Хах, идя нога в ногу.
- Туда, где я оставила кое-что важное и от чего имею деньги, - небрежно бросила Ирма, доставая по пути ключи от машины. - Мне просто понадобится твоя помощь. Раз уж ты поставил меня в такое положение, что мне уже тяжело наклоняться.
Она усмехнулась, снимая авто с сигнализации. Жаль, что Эрик водить не умеет. А может и не жаль. Ну, сейчас было точно жаль, потому что руки периодически сильно крутило, как и ноги, а последние ещё и отекали. Да и вообще, тело тяжелело, как казалось Ирме, каждую минуту, и это раздражало. Ей приходилось ездить медленно и очень осторожно, чтоб и без нервотрепки с другими водителями, и в ситуацию, где резко нужно будет выкрутить руль или вдавить педаль газа не попасть, поэтому если бы Эрик умел водить, то это было бы сейчас очень кстати.
Но он водил, как камикадзе. Поэтому нет, спасибо.
Машина тронулась с места. Эрик сидел с ней на переднем, потому что задние сидения были завалены какими-то вещами. Да он вроде и не рвался туда.
- Ремень, - Росси указала ему пальцем на замок ремня безопасности. - В общем. Мы поедем в тот дом, где я раньше жила. Жильцы съехали неожиданно, надо проверить всё и определить нужен ли ремонт и всё остальное... Может, поменять что-то нужно, помимо замков... Чтоб следующие заехали. Если там всё будет в норме, то можно будет и плату даже поднять. Там красиво и уютно было последний раз, когда я там была... Отец любил тот дом.
Автомобиль встал в небольшую пробку на светофоре и Ирма устало вздохнула. Время будет тянуться, похоже.
- Нельзя лишаться этого места, как источника доходов. Особенно сейчас, да и в будущем... Это будет дом Криспина. Ему он точно подойдёт. Вдохновлять будет...
Росси откинулась на спинке сидения и взяла Эрика за руку. Ей нравилось держаться его, это успокаивало и все вот эти ощущения, будто из-за тебя сейчас машина прогнётся, сразу исчезали.
- Наверное, тебе там тоже понравится. Очень тёплое место. Даже... Запахом, что ли.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

+1

4

-Да ладно, продали бы труселя Гитлера и зажили бы счастливо. – Эрик хмыкнул, легко потерев теплую ладонь Ирмы. Вздохнул.
-В следующий раз поедем на такси. Или ты доверяешь только себе в этом плане? Нет, конечно я тоже могу. – Эрик призадумался. – Но от кого у меня ещё будут маленькие  Эрички?
Он хмыкнул.
- К тебе вчера любовник заглядывал.

**
Эрик сидел в гостиной, закинув босые ноги на кофейный столик, и задумчиво выводил карандашом на бумаге план детской кроватки. Нужно было продумать форму, рисунки, которые после он вырежет на ножках и спинке. Ему нравилось заниматься вот такой вот… фигней, если честно. А может быть и нет. В его мире детская колыбель значила очень много. Считалось, что с какими мыслями ты ее вырежешь, какие узоры нанесешь, какой материал выберешь – все это повлияет на маленькое чадо. Кедр. Это будет только он. Совершенно не музыкальное дерево, но это было и не столь важно. Он не хотел, чтобы дети шли по его стопам, о нет. Они выберут сами. Но кедр способен сделать их сильными, волевыми и уберечь от всего, от чего не сможет защитить Эрик.
Крысолов насупился, поджал губы и, закрыв глаза, кинул тетрадь за спину.
-Ой, да кому это нужно… Как будто бы я без чертежа не могу. Взял доски, фигак, а потом можно вырезать… Или нет.
Эрик вдруг понял, что он сделает. Он не вырежет рисунок, а выложит его из другой древесины. Облепихи, например. Галлахер подскочил и перевесившись через спинку дивана подобрал тетрадь. Именно тогда-то и хлопнула дверь. Эрик замер – для Ирмы было слишком рано, неужели Криспин? Он страдальчески прикрыл глаза. Вряд ли разговор будет веселым.
- Мисс Ирма?
Голос незнакомый, тихий, но звонкий. Как будто бы даже моложе, чем у второго Росси. Эрик тихо приподнялся, бросая взгляд в коридор и близоруко щурясь. Молодой парень, действительно.
- Да, дорогой, а если ты хочешь спросить, почему у меня такой маленький ростик… - Протянул Эрик тонким голоском, плюхаясь обратно на диван, открывая тетрадь и шаря руками по дивану в поисках карандаша. – Она на работе, парень.
Эрик вдруг замер, уставившись в никуда.
А парень то открыл своими ключами.
Любовник?!
Эрик развернулся к мальчишке и задумчиво почесал висок. Пальцы наткнулись на карандаш, засунутый за ухо.
- О! – Эрик вытащил пропажу и принялся за работу вновь, выводя ажурные цветки вьюнка и длинные колосья ржи. Криво, косо, рисовать он не умел от слова «Ого, какой слоник! А. Кошечка? Ну ладно».
Повисло какое-то задумчивое молчание.
- Мистер Эрик, полагаю?
Эрик развернулся к юноше вновь. Тот стоял прямо, как-то даже слишком гордо для такого мелкого мальчишки. Вроде не шибко высокий, в черной футболке, поверх которой была накинута поношенная толстовка. Неясного, стертого цвета джинсы заправлены в побитые ботинки, перевязанные шнурками за щиколотки. Но казалось, что на нем как минимум мантия монарха. А то и три: одна поверх, другая под низ и ещё под ножки, чтобы не ступать на пол плебейский. 
- Допустим. – Галлахер даже с интересом развернулся к нему уже всем корпусом. – Я так понимаю Ирма тебе что-то рассказывала про меня?
- Что-то рассказывала. – Мальчик тыкнул пальцем в сторону спальни. – Я забрать вещи. Не помешаю?
- Да нет, иди. – Эрик безразлично пожал плечами и вернулся к листку бумаги. Ему было все равно, что это за парень и что он делал у Ирмы. Вряд ли она бы стала ему изменять с таким маленьким. Да ещё и нося под сердцем детей. Хотя она могла и не знать.
Эрик оторвался от работы, чуть стукнул себя по голове и вновь наклонился, работая карандашом.
Мыслей в голове уже не было, точно бы те и в правду выбежали.
-Глупые тараканы. – Пробурчал он. Раздалось тихое шипение, и Эрик заинтересованно поднял взгляд. Парень держался за коленку, отходя назад от дивана.
- Извините.
- Да ни… - Эрик только сейчас заметил, какой у мальчишки был отсутствующий взгляд. – Ты… - Эрик помахал рукой, но глаза собеседника не среагировали на движение. – Да ты слепой!
Мальчик поджал губы, но постарался не выдать раздражения.
- И?
- Что реально слепой?
Юноша закрыл глаза и, приподняв брови, кивнул.
- Да, реально.
- Да ладно! – Эрик аж вскочил от возбуждения. – А кофе будешь?
Мальчик опешил и отшагнул назад.
- Что? Да я ненадолго.
- Надо! – Эрик взял парня за руку и повел на кухню.
**
- А вот это вот выше или ниже? – Эрик сыграл очередную ноту.
- Выше. – Пожал плечами Винсент, отпивая от уже второго стакана кофе.
- А вот это? – Эрик сыграл ещё выше.
- Выше. Зачем все это?
- Как, так, разве самому не интересно? Разве слепые не должны лучше слышать?
Винсент хмыкнул.
- У меня была травма барабанных перепонок на обоих ушах, так что я не думаю…
-А-а-а… - Эрик махнул рукой. – Эт фигня парень. Мне однажды в ухо выстрелили. Вот это было дело. – Крысолов отложил флейту на стол и подлил себе чая из чайника.
Винсент молчал.
- Так вы существо.
- Фейбл.
- Крысолов.
- А ты охотник. – Эрик пожал плечами. – Давай драться.
- А Мисс Ирма… знает?
- Знает.
- И… все хорошо? – Парень как-то напрягся и чуть ссутулился.
Эрик прищурился.
- Ну да.
Винсент вдруг расплылся в улыбке и Эрик поперхнулся чаем, чувствуя, как то заливается в нос.
- ГОСПОДИ, ЧТО ЭТО?!
Улыбка тут же слетела с лица мальчишки, он побледнел, хмурясь, недоумевая.
- Что?
- А ты знаешь, что у Росси будут детки?
Винсент снова улыбнулся.
- Знаю.
Эрик хлопнул по столу.
- ДА ЧТО ЭТО ТАКОЕ!
Улыбка снова слетела с лица Винсента.
- В чем дело?
- Ты из этих вот, да? Знаю я таких. – Эрик тыкнул  указательными пальцами в щеки Винсента с обеих сторон, глядя в его удивленное лицо. Какой кошмар, он готов был поклясться, что стало чуть светлее, когда тот улыбнулся. Он уже видел таких вот, из следов, которых цветочки вырастали.
- Нельзя так красиво улыбаться. Это… ну нельзя так. – Эрик нахмурился, закрывая глаза и вознося руки к потолку. Потом покачал головой. Скосился на стушевавшегося парня. – Ладно, брось, это был комплимент. Почему ты спросил?
Винсент пожал плечами.
- Мисс Росси сильно волновалась.
Эрик хмыкнул.
- Верю. Но поверь, на все были причины. Я не хотел уезжать. – Он толком не понял, почему стал оправдываться, просто вдруг все это сказалось само собой.
- Ах. Да. – Винсент почесал затылок и обернулся. – Я уже слышал Ваш голос.
- Ну, я популярный вообще.
- Это кое-что… Сейчас… Я нашел это в университетской библиотеке…
Парень встал и направился в спальню Росси.
- Университет? Сколько тебе лет?
- Двадцать три. – Донеслось из комнаты.
- Ско-о-олько? – Эрик задумался. – Значит, мы можем шалить, и меня не посадят?
Звуки замерли.
Эрик замер тоже, вслушиваясь и с улыбкой пытаясь прикинуть, поймет парень шутку или нет.
- Это… это была нудачная шутка.
Эрик засмеялся и хлебнул чая. Ему нравился этот парень. Спустя пару минут он вышел с диском. Эрик сразу же его узнал.
- А-а. Это. – Он повертел его в руках. Парень не мог увидеть, но на нем была надпись: «GP -343». – Надо же. Все приходит на круги своя. – Задумчиво протянул Эрик.
- Что там? Я слышал, но не понял.
Эрик поднял тяжелый взгляд на Винсента.
- А ты до конца ее слушал?
Парень задумался.
- Нет.
- А что ты слышал?
Диалог стал каким-то слишком серьёзным. Этот переход с расслабленного и несерьёзного Крысолова к деловому пугал.
- Разговор двух летчиков.
- И что же они говорили? – Эрик поднялся с места и пошел за компьютером Ирмы. Благо, что пароль он знал.
- Что-то о… - Винсент пожал плечами. – Я не понял.
Эрик отмахнулся.
- Да ты просто боишься говорить.
Парень кивнул.
- О… белой пустыне посреди моря.
Эрик кивнул.
- Если ты нашел эту запись, то так тому и быть. Ее действительно сделал я. Собрал. – Галлахер провел по экрану, стирая пыль. – Двадцать лет назад.
Он включил компьютер и вставил диск. Посмотрел на парня.
- А… песня? Что за песня там была?
Эрик хмыкнул.
- Это из моего мира. Я перевел, как мог.
- А Вы все ещё помните Ваш язык.
Эрик откинулся на спинку стула, сложив руки на груди.
- Да. Иногда мне кажется, что помню. Может быть все помнят. Но вряд ли что-то смогу сказать, если ты об этом.
Эрик вновь посмотрел на молодого парня, что сидел напротив.
И одним нажатием выключил компьютер.
Нет.
Нельзя ему такое слушать. Только не парню с такой улыбкой. И Ирме не покажет. Точно не сейчас.
- Чтож. Если ты не против, я оставлю ее у себя, эту запись? – Эрик улыбнулся. – А песню, если она тебя так заинтересовала, я могу написать.
- Я… не увижу.
- Ну, на аудио запишу, проблем то. Ты забрал вещи?
-А ,да. И правда пора. – Винсент встал и, закинув рюкзак за спину, развернулся и пошел в спальню снова, выволакивая оттуда остатки гитары.
- Оу, парень. Оставь это, я бы сделал.
Винсент поколебался.
- Да нет, спасибо.
Эрик хмыкнул и мягко вытащил из его руке гриф.
- Зайди через два дня. В благодарность за диск и случай.
Они перебросились ещё парой фраз и Эрик, широко улыбаясь и махая рукой, проводил Винсента, настояв, чтобы тот, раз уж Ирма дала, оставил ключи у себя.
Но стоило двери затвориться, как его лицо стало мрачным. Он развернулся, смотря на оставленный ноутбук.
Не спеша подошел. Включил его, вводя пароль вновь. Чуть поколебавшись, вывел окошко аудиозаписи и включил.
Кухню заполнил невыносимый шум. Эрик сполз по стулу, запрокинув голову и глядя в потолок. Кто-то начал говорить, перекрикивая шум. Трое мужчин. Голос одного был очень слабый, точно бы механический.
- Сворачиваем. Сворачиваем. Сворачиваем.
- Куда? Бля..
- Держи, на себя. Просто, держи, его на себя!
- Я не хочу. Я… Боже мой.
- Не паникуй. Не паникуй!
- Что? Что? Я не хочу, я не хочу!
- Тяни на себя, черт возьми!
- Боже мой!
- Тысяча.
- Не убивай, не убивай, пожалуйста, не убивайте.
- Земля!
Затем раздался леденящий душу крик и запись оборвалась.
Тишина.
Щелчок.
- Девять один один, что у Вас происходит?
- Спасите меня.
Шепот. Тихий. Молящий.
Спасите меня.
- Что у Вас случилось, мисс?
- Он уже зашел. Он уже зашел… - Девушка заплакала. Эрик прикрыл лицо ладонью. – Он найдет меня.
- Мисс, у Вас есть оружие?
- Нет. Нет. Он уже почти нашел меня.
- Мисс, Вы можете спрятаться?
Но девушка только заплакала.
- Я слышу… Его шаги.
- Мисс, я полиция уже едет по Вашему адресу, мы увидели, откуда звонок. Прошу, ещё немного.
Пауза.
- Мисс? Мисс?
Тихий всхлип и звуки выстрела.
Запись закончилась.
- Доброго времени тебе, Эрик.
Эрик открыл глаза.
- Знаешь, дальше тебя ждет ещё кое-что и ещё чуть-чуть сверх, но пока что. Как ты там? Как жизнь? А я вот умер. Глупое стечение обстоятельств. Совершенно случайно поскользнулся на подоконнике. Но я насобирал тебе вот, тебе понравится. А Эм я отправил фотографии. Но ты… Я же знаю, что ты жив, Эрик. И не умрешь. Ближайшее никогда. – Пауза. - Почему ты уехал, Эрик? Потому что не хочешь брать ответственность? Неплохо. Хорошо сработанно. Хорошо, да. Как всегда. Ты вообще идеальный, знаешь. Весь такой вот. Эрик. Если это твое настоящее имя, конечно. Ну, не буду отвлекать. Тебе ещё много чего нужно услышать. Верно же? Ждешь? Нет. Не ждешь. Ты никого не ждешь.
Запись снова оборвалась. Включилось что-то другое, но Эрик лишь не моргая, смотрел в потолок.
**
Эрик сглотнул.
-Милый парень. Как будто бы.
Эрик попытался сосредоточится на том, что говорила пару минут назад Мона.
- О, да, я не сомневаюсь, что понравится. Где это вообще? – Спросил он, хотя было не столь важно.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-30 01:54:21)

0

5

Ирма глянула на Эрика и покачала головой.
- Скажешь тоже... Это просто юноша, который был в беде, - пробормотала женщина недовольно, вернув внимание дороге. - Это за пределами настоящего, одно могу сказать. Так уж важно ли где этот предел конкретно?... Место - это лишь отметка на карте. Важны... Вещи, наверное? Они как бы тоже могли бы быть где угодно... Но они вот там, в той точке, в том доме, их много, они не живые и даже не тёплые, никакой призрак там точно не ходит, а, касаясь их... Физически ты не меняешься и, в общем-то, всё, что происходит - это простые прикосновения к вещам. Но будто бы... Через них тебе в голову приходит что-то из прошлого, обрывками, ты чувствуешь запахи, которых уже давно нет и слышишь звуки, которые давно перестали звучать. Закрываешь глаза и кажется, что вот-вот ты окажешься там снова, откроешь их и всё вокруг снова такое большое и странное, непонятное и ты такой значимо-маленький во всём этом...
Машина выезжала из города, а Ирма всё смотрела вперёд, не поворачиваясь на мужа, продолжая говорить о доме отца не как о доме, а как о чём-то... Эфемерном.
- ...И я одновременно люблю это и ненавижу. Я бы не смогла там жить, растить детей вот, нет, ни за что. Но я не могу без него, мысль о том, что его вдруг не станет меня пугает. В нём должен кто-то жить, в нём должны быть какие-то люди. Возможно, Криспин сможет там жить, но я нет, я не могу. Слишком много сожалений, а моя жизнь значительно короче, чем у него... Чем у тебя я вообще молчу и даже не хочу поднимать эту тему, забудь немедленно. Просто... Прошлое всегда оставляет за собой и счастье, и горе, да, и... Оно должно там оставаться, а не цепляться за тебя и тянуть, тянуть, тянуть на дно, сжимая горло.
Ирма остановила машину у обочины дороги, не вынимая ключ из зажигания, и вышла, ничего не говоря, лишь жестом показав, мол, минутку, да взяла бутылку с водой. Она отошла на пару метров, к дереву, опёрлась о него и её вырвало. Врач говорил, что резусы у неё и детей в порядке и токсикоз у неё от запахов и нервов, "скорее всего". Голову и желудок ещё мутило и она решила пару минут ещё постоять на воздухе, глубоко дыша, пытаясь настроиться не на запах дороги, а на запах, идущий с другой стороны. Прополоскав рот и умывшись водой из бутылки, она сделала ещё и пару глотков и только потом вернулась в машину.
Пристегнувшись, она вымученно посмотрела на Эрика, но улыбнулась.
- Извини, это всё никак не кончится, - отозвалась женщина, кладя руки на руль и откинувшись на спинку сидения. - Давай заведем чёртова попугая. Большого и зелёного. Назовём его сложнопроизносимым именем и будем добиваться, чтоб эта зелёная падла его произносила без запинки. Хочу зелёного. И большого. Чтоб ты потом наряжался пиратом, с повязкой на глазу и живым попугаем на плече, и ходил с детьми на Хэллоуин. А я буду дома ждать вас и бухтеть, что ты поздно пришёл... Хаха... Господи, о чём я думаю.
Она хлопнула себя по лбу, глупо рассмеявшись, а потом поехала дальше.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

0

6

Эрик хмыкнул.
- Мне нравятся твои мысли, я рад, что ты думаешь об этом. – Он оглядел Росси с макушки до… колен. Ниже не разглядеть, все мутно-смутно. Прищурился.
-На самом деле, это важно еще и по одной «особенной» причине и говоря «особенной», я имею в виду «особенной», ты уже поняла, как я люблю слово «особенный»? – Эрик засмеялся и откинулся на сиденье, повернув голову к Моне. – Я не могу иметь детей.
Эрик внезапно подался вперед, всплеснув руками.
-ВОТ ЭТО ПОВОРОТ! Значит мой брат близнец – Хуан использовал мои ключи, пока я лежал пьяный в баре, чтобы окрутить мою возлюбленную, а потом сбежать с деньгами и недопитым мартини в Колумбию и открыть бизнес по производству тростникового сахара, который закроется через месяц, потому что там не растет сахарный тростник! Ирма! – Он повернулся к Росси. – Я никак от тебя не ожидал! У него же родинка в виде портрета Линкольна, почему ты не догадалась! Или… Или он тебе понравился больше?!
Эрик в ужасе закрыл лицо и провел по нему пальцами, почти натурально сбледнув.
-Боже…
Он замер.
-Но все куда более прозаично. Это «истинная любовь». – Эрик важно поднял указательный палец. – Если ты думаешь, что это сказочная фигня, то…
Эрик закатил глаза и фыркнул.
-Не, это серьёзная штука. И как ни странно, Ирма, но она действует и в этом мире. – Эрик сполз на сиденье и протянув ладонь, положил Ирме на живот, смотря на дорогу так же, следя за всем происходящим. Чуть погладил, словно бы он болел и так он мог убрать эту боль. – И так вышло, что за всю свою долгую жизнь. «До»… - Эрик прищурился. – И «До» я не мог ни с кем завести семью, кроме тебя. Конечно, можно сказать мол, а там просто пожениться и взять дитятко из детского домика? Ну. Можно. Но эта штука «истинная любовь» она хитрее, чем любой контракт Румпеля. Ничего бы не вышло. Не сказать, чтобы я особо там думал об этом или решил, что все, не буду тогда и пытаться, раз такая вещь. Но в конечном итоге, Мона…
Эрик положил подбородок на плечо девушки, не отпуская руки и смотря на ее профиль.
- Все равно только ты. Поэтому, я безумно рад, что ты говоришь об этом.
Эрик откинулся обратно к себе и развел руками.
-А попугая можно назвать Румпельштильцхен,поверь, хуже этого имени может быть… Да любое в принципе, но это было бы забавно. А ещё! Я предлагаю не ограничиваться одним попугаем! Давай купим клетку под три метра и заведем там штук двадцать маленьких. Или будем ритуально их выпускать каждый четверг. Но это потом.
Эрик снова взглянул на Ирму. Его беспокоило ее состояние, и он очень не хотел, чтобы так вела машину сама.
-Давай я поведу. – Легко предложил он, сохраняя серьёзный вид. – Я аккуратно. Я самолет водил. Правда, потому что в салоне рожали, а второго пилота вырубили. Ну и не долго… Но–о. Опыт-опыт-опыт.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-26 01:53:55)

+1

7

Ирма почувствовала, что у неё внутри всё сжалось так и подпрыгнуло, счастливо и радостно. Такие слова звучали слишком хорошо и сказочно, но она понимала, что это правда. Вот такая вот сказочная, но правда.
- Неплохой такой контрацептив, уберегающий от нежелательных детей... То-то я думаю, "долго и счастливо". Не припомню ни одной сказки, где сын или дочь были бы уж совсем внезапными и нежеланными, - она усмехнулась по-доброму. - Я предполагала, что ты бесплоден. Почему-то. Чисто интуитивно и потому, что, в общем-то, ты сам знаешь, что мы никогда "этим всем", - женщина даже отняла руку от руля на пару мгновений, чтоб пальцами изобразить кавычки, - не пользовались. И так было только с тобой, если честно. Я тебе доверяла, думая, что... Ты бы не стал так рисковать и всё такое. А тут... Боже, да у нас же тут истинная любовь, дети и мы уже почти женаты. Потрясающе...
Она рассмеялась ещё раз и глянула на него, сощурив глаза и изогнув одну бровь.
- Серьёзно? Ты? За руль? - она вернула внимание дороге. - После тех виражей, что ты устроил тогда, мне страшно, честно тебе скажу. Если ты пообещаешь быть осторожным и ехать спокойно, то я, может быть, соглашусь. Ты точно справишься, милый? Я, конечно, чувствую себя ужасно, но не так ужасно, чтоб совсем не суметь ехать дальше...
Задумавшись, она всё-таки остановилась, так же, чуть съехав с дороги.
- Ладно, чего я, действительно. Я обойду машину, ты тогда перелезай, - Росси открыла дверь со стороны водительского и обошла машину спреди, чтоб усесться на пассажирское. - Минутку, сейчас...не поезжай пока, я отрегулирую сидение...
Она чуть откинула спинку назад, замялась, а потом всё-таки обняла Эрика, потеревшись лбом о его плечо. Не то чтоб она не могла поверить в то, что всё по правде, нет, тут другое. Просто это такое счастье. Быть с ним, где угодно. Знать, что всё только начинается. Она прикрыла глаза ненадолго, молча. Это было сейчас очень нужно.
"Истинная любовь". Как же это обволакивает, расслабляет и нежит, затягивает... Словно кокон. Тепло, безопасно, спокойно. Ей хотелось буквально ни на минуту не отлипать от него. Глупое такое желание, вызванное гормональными скачками, но какое же сильное. И вроде умом-то ясно, что всё, вот, никто никуда уходить не собирается, по доброй воле-то точно, надолго точно нет, вот прям сто процентов, но... Как же хочется вот так ещё, ещё, ну подольше, больше. Слушать, как он говорит или играет, а может просто молчит и любит.
Росси-старший определённо знал о чём писал, но для Ирмы реальное ощущение описанного казалось чем-то абсолютно чужеродным и пока слишком новым.
- Ладно, да, - она прокашлялась, как-то виновато даже, не глядя на него и указала вперёд на дорогу. - Сейчас прямо до конца, а потом перед деревьями налево... И дальше просто по прямой...

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

+1

8

Эрик хмыкнул, чуть приподняв брови и стянув с себя пальто, укутал в него Ирму, погладив по плечу.
Просто ему нравилось так делать, этому вообще не нужна причина.
В его жизни вообще не нужно было причин для того, чтобы создавать и творить некоторые вещи, желания – уже были основанием, на котором возводились сумасшедшие планы.
Эрик закатал рукава рубашки, готовясь к манипуляции.
Автомобиль.
Как же он не любил все это. Честное слово, на коне удобнее, тут хоть понятно, как управляться. Он бы не сказал, что совсем уж не ясно: руль, педали, переключение скоростей, а вот остальные магические кнопки.
- И кто придумал, что мужчины должны разбираться в машинах и технике в принципе?
Эрик хмуро нажал на газ, как можно плавнее, выезжая на дорогу.
«Господь, если ты помнишь все те хороши… Ой, ладно, давай просто договоримся? Доедем, я тебе помолюсь. Ну, немного».
«Теперь Крысолов сделал все, что в его силах».
Он фыркнул себе под нос.
Откуда у него была привычка иногда думать о себе в третьем лице, он уже даже не знал.
- Что значит «почти»? Это потому что у меня кольца нет? Думаешь, я должен его себе сам сделать? – Эрик покачал головой, улыбаясь. – Это не по правилам. Или ты про…
Эрик чуть вздрогнул. Еле заметно.
Но внутри аж засветилось, точно сверх-новая.
- Свадьба.- Пробубнил он. – Мона, я тебя приглашаю на свою свадьбу. Ты не можешь мне отказать, там, говорят, будет интересно.
Эрик потер переносицу и, прищуривая глаза, вгляделся в зеркало заднего вида. Свернул.
Забыл включить поворотники, но пронесло же? И он точно видел, что никого не было. А если никого не было, то для кого включать эти самые поворотники.
Вообще, он бы наверное мог даже сдать на права, ради успокоения Моны. Правда вот вряд ли он сдаст, но он бы мог попытаться. И даже не сделает попытки купить себе права и принести Моне, похваставшись, что просто бог вождения на сам деле то… Просто он это скрывал. Очень тщательно.
- Если хочешь, можешь не надевать платья, но если честно… - Он оглядел ее. – Если честно… - Он понизил голос. – Если быть совсем честным… - Ещё более низко. Это уже походило на соблазнение.
Эрик хмыкнул.
- Ну ладно. Как хочешь. Ты ведь… не откажешь мне в свадьбе? Снимем на прокат церковь или поехали в Ватикан. По мне там плачут. Выделят отдельную камеру, всегда весело, всегда шумно. Эх, красота.
За окном начали появляться какие-то дома, огороженные высокими заборами или зарослью кустарников.
Эрик задумался на миг.
- А, да, слушай. Я написал список с … э-э, травами, скажем так. Они были бы для тебя полезны, я думаю. Ты можешь спросить про них у своего врача или сама прочитать, чтобы проверить. – Он задумался. – Некоторые вещи, конечно, доктор не подтвердит… Но-о.- Эрик стал подбирать слова медленно и не спеша.- То, что ты себя плохо чувствуешь… Я, конечно, не разбираюсь в женском организме и организме как таковом, человеческом в смысле. Конечно, наш не особо отличается, но ты поняла в общем. Но то, что ты плохо чувствуешь себя – это нехорошо. В смысле, не плохо, но и нельзя не делать чего-то. Так недолжно быть.
Эрик нахмурился.
- Я не стал бы использовать на женщине, носящей ребенка, амулеты или какие-то… Потому что какими бы хорошими и «чистыми» они не были бы, но это так или иначе воздействие, а я как-то за то, чтобы оно было само. Но есть абсолютно… нежные травы и не думаю, что было бы что-то плохое в них. А может… Может уедем?
Эрик покачал головой.
- Хотя смена климата – тоже не хорошо, наверное. Но если захочешь. Можно просто в пригород Лондона. Не сюда, ближе. Где-то, где более тихо, где можно…
Эрик сделал красивую паузу.
-Только ты и я.
Галлахер поглядел вперед и чуть притормозил.
-Куда дальше?
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-30 01:58:18)

0

9

- Налево, - бросила Ирма, задумчиво глядя в окно и кутаясь в его пальто. - Я не о кольце и не о свадьбе. Я о документах. Наверняка же вас там регистрируют как-то, когда вы себя с людьми повязали... И в целом. Документы... Свадьба это не так важно. Это вообще не нужно.
Она усмехнулась.
- Просто я не вижу смысла в этом. Да и скажет кто-нибудь точно, что по залёту, ага. Я ловлю себя на мысли, что даже если бы не дети... Наверное, я бы сама тебе предложила уже. В порыве чувств, скажем, - женщина глянула на дорогу. - Теперь прямо, потом направо и через лес постоянно прямо. Что же до твоих трав... Ну, только если они не будут мерзко пахнуть. Я бы, наверное, согласилась бы. Мне не нравится, что тошнит постоянно, в купе со всеми остальными неприятными ощущениями это просто выводит. Врач говорит, что это всё нервное и реакция организма на резкие запахи и вкусы. Плюс, я отказалась от курения очень резко, а организм чуть было не привык, освобождение от токсинов тоже может быть... Он вообще странный, этот врач. Какие-то пространные заявле...
Вдруг она аж подпрыгнула на месте, совершенно неожиданно что-то осознав и похлопав глазами.
- Свадьба, - она повернула к нему голову. - Ты типа что, хотел, чтоб... как у вас там? Поющие птички, несущие фату, белое платье, какой-нибудь шкет, кидающийся рисом, звон в церкви и всё такое?... Боже. Да я же в платье буду выглядеть, как идиотка, не надо, нет нет нет.
Ирма помотала головой, перекрестив руки в жесте-отрицании. Пальто чуть съехало вниз к её талии.
- Нет!
Она обратно укуталась в пальто, ещё что-то пробормотав, очень похожее на "нет ну какое платье вообще боже какие там птички церковь что вообще". Вот белое платье, как в книжках отца, - точно не то, что ей подойдёт, ну уж нет, неа, неееет. Сама мысль о свадебной церемонии, Марше Мендельсона, гостях и сопровождающем всё это кипише её отталкивала... Хотя, вместе с этим, что-то в такой фантазии было. Росси потёрла лоб и снова усмехнулась.
- Вспомнила, кстати, - журналистка повернула голову к Эрику, - я спросила у него ещё по поводу секса. Он сказал, что это последний месяц, когда ещё можно. Так что я реквестирую: в ближайшее время, верни мне мои два месяца физического нытья моего тела по тебе, гад, - она показала на него указательным пальцем, сощурившись. - Иначе буду будить тебя в три часа ночи и требовать какой-нибудь рыбный шоколад или солёный сахар, а когда ты его найдёшь и принесёшь, а я не сомневаюсь, что ты найдёшь, я сначала буду рыдать, какой ты хороший, а потом говорить, что теперь я хочу арбуз и копчёный сыр в виде канапе и артезианскую воду с двенадцатью каплями кленового сиропа. И не давать тебе спать, спрашивая, мол, а ты меня точно любишь, а помнишь, когда мы познакомились? О, быть беременной даже весело, можно выдумывать вот такие штуки.
Ирма легко ткнула Эрика локтем в бок и поиграла бровями, лукаво ухмыляясь.
- Ты попал, детка, - сказав это, с видом заправского ковбоя и даже поправив "пистолетом" из среднего и указательных пальцев невидимую широкополую шляпу, выдержав небольшую паузу, Росси рассмеялась. - Ой, я же представила, боже. Вот так истинная любовь и пройдёт, да.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

+1

10

Эрик в ужасе застыл. Нет. Он вообще не помнил, когда они познакомились. Вроде бы была осень. Наверное, сентябрь и даже вроде бы начало. А какой год? Прошлый или позапрошлый? Или поза-позапрошлый? Нет.
Такого нельзя допустить.
Эрик хмыкнул и, скользнув взглядом по Ирме, засмеялся. Этот жест с ее стороны был так естественен и беспечен. Так ему близок.
-«И, наверное, если бы раньше он не понимал, почему они сошлись вместе, то именно в тот момент, когда она так озорно ему улыбнулась, он осознал бы это. Но так как он понимал, ему оставалось лишь подтвердить свои уверения» - громко процитировал Эрик, имея в виду самого себя, и указал куда-то вперед пальцем.
-Вон, смотри, там такой съезд и можно увидеть, что есть пространство. – Эрик провел невидимую линию по кронам деревьев и действительно, за узкой полоской деревьев не было ничего. – Так вот, я там очень неожиданно прямо поверну, типа «не ожидала», ты должна очень удивиться, но не пугаться, потому что тебе нельзя, ясна команда?  - Эрик свернул, даже если бы Росси возражала, поэтому аккуратно вывел автомобиль на соседнюю полосу и в нужный момент нарочито медленно выкрутил руль, съезжая, и направляясь за деревья, приминая пышные кусты колесами.
Эрик затормозил, медленно убрал руки с руля и повернулся к Моне.
-Аха. Ха. Не ожидала? – Так же медленно, с нарастающей улыбкой спросил он. – Что ты там про два месяца упомянула? Ты знаешь, что это распространяется в обе стороны, а мужчина за рулем, как… Как… Короче че ты под руку говоришь? Иди сюда, разберемся по-мужски.
Он отстегнул ремень безопасности Ирмы и вклинился на ее место, разворачивая и усаживая девушку на себя сверху. Было тесно, сиденье слишком близко пододвинуто вперед, из-за чего длинные ноги Эрика, коленками упирались в бардачок, но на все это неудобство было как-то глубоко все равно.
Он опустил руку в карман своего пальто, что все ещё было на Моне, вытаскивая часы.
- Почти четыре вечера. Мы останемся там на ночь? – Галлахер не уверен насколько то место окутано воспоминаниями и какими, именно поэтому остановился здесь и сейчас, эгоистично решив забрать у Ирмы время. Быть может потом ей понадобиться его поддержка, а не это вот…
Галлахер взглянул Росси в глаза. Долго. Слишком открыто. Как всегда. Провел рукой по ее шее, переходя на затылок. Та свадьба, что она описала… У него и была такая. Когда-то давно, с другой. Любил ли он свадьбы? Безумно. Хотел бы отгрохать что-то масштабное, пригласив весь Пекин и Москву погулять? Конечно да. Но вот хотел ли он соединить их с Ирмой именно таким способом?
- Знаешь, ты не будешь выглядеть в платье, как идиотка. – Он провел по ее плечам ладонями, значительно надавливая. – Может ты не привыкла, но тебе бы пошли многие вещи. Многие, которые не пошли бы другим. Странно это слышать от мужика, но с другой стороны то, вообще нефига не странно. Но…
Эрик прикрыл глаза, расслабляясь и запрокидывая голову на сиденье. Легко фыркнул.
- Я помню, как меня пригласили свидетелем на одну свадьбу. Это был мой… друг. Ещё там. Давно и далеко. Он просто пришел утром в наш дом и сказал: «Приходи вечером на мельницу». Она стояла недалеко от нашего городка, уже как бы за его приделами, заброшенная, но вечная, честное слово. Я и пришел, как был, даже не нарядный. – Пауза. - Мы оба были молоды. Но я все равно не ожидал, что когда приду, увижу своего друга красивым, счастливым рядом с молодой Эленор в шелковом платье цвета фиалок, скромный букетик из которых, она и держала в руках. Не думал, что она может быть так красива. «Будешь свидетелем» - легко сказал он, и мы вошли в мельницу. Там везде пахло сеном и зерном, все усыпано цветами, которые они весь день собирали вместе. Маки, ромашки, тюльпаны, колокольчики. Самый разгар лета, все цвело и этот аромат, тоже витал в старой скрипучей деревянной мельнице. Небольшой импровизированный  пьедестал для священника, что пришел из ближайшей церкви. Древний старик, ласково улыбающийся этим двоим. Я так и стоял у входа, облокотившись на косяк, сложив руки на груди, смотря на этих вот и ухмыляясь. Я тогда тоже хотел пышно, ярко, чтобы куча риса, денег, карета и фата. Но знаешь. Среди всех свадеб, я запомнил только ее. Их тихие слова согласия, в темном зале, как они сбегали по траве из мельницы к реке, как кружили рядом с ее распущенными волосами светлячки, как они улыбались друг другу.  Он ее ещё так поднял и покружил забавно и все время смотрел только на нее.
Эрик призадумался, открыл глаза.
- Мы можем поехать пожениться хоть сейчас. А документы…
Эрик покачал мудро головой.
-О, да, Миссис Галлахер, как-нибудь.
Крысолов провел обеими руками по бедрам девушки, чуть приподнимаясь сам, влекомый этим движением. Он сглотнул, сосредоточенно проводя по спине Моны и замерев так.
-Хо. – Выдал Эрик и хмыкнул.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-31 22:24:29)

0

11

- Да, останемся. Я не поеду ночью... Ох, что, серьёзно? Здесь?
Она от чего-то не сомневалась, что будет вот так, где-то в глубине души, наверное, даже ждала этого.
Когда он только начал говорить, она закатила глаза, покачав головой и как-то снисходительно-вяло улыбаясь, но, по мере того, как он говорил, всё-таки прониклась его идеей и образом, что он передал словами. Да, в сказках бывает и нечто подобное. И в жизни тоже, наверняка. В это не то чтоб сложно поверить, нет, просто всё ещё не про неё, ну так не получится... Или да?
Женщина ласково погладила его по щеке, смотря в его глаза и кивнула.
- Хорошо, - усмехнулась Ирма. - Свадьба, так свадьба. Платье, так платье... Подожди, я чуть опущу спинку... Тебе везёт, что я относительно компактная. В крайнем случае, я влезу в чемодан.
Ей нравились его такие прикосновения, кажущиеся даже не соблазняющими, а само собой разумеещимися. Соблазн шёл изнутри. Он знал её тело. Тот последний раз был слишком шикарным, чтоб окончательно не расставить все точки над ощущением друг друга физически. 
Ирма почувствовала, что низ живота победоносно сжался, говоря, мол, наконец-то, наконец-то ты это делаешь, женщина. Ты же об этом думала, снова и снова, довела меня до ручки уже.
Она рассмеялась, проводя ладонями по его груди, животу, вниз. В конце концов, молнии и пуговицы на брюках никто не отменял.
- Секс в машине... Последний раз даже не припомню когда это было, но... Это точно было очень спонтанно и быстро, а тех неудобств не стоило, - женщина усмехнулась, положив ладони ему на плечи. - Но знаешь, любая минута, в которой мы вместе, стоит слишком дорого. А раз мы начали, то я уже не хочу останавливаться.
Она подалась к нему вперёд.
- Как же я люблю тебя, Эрик, - тихо и будто бы спокойно, уверенно произнесла Ирма, мягко целуя мужчину в шею, под самым ухом. - Будем считать это первым взносом, да?...
[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

+1

12

- Первый взнос?... – Эрик фыркнул и зачесал пальцами волосы Ирмы, вглядываясь в лицо.  – Такие ассоциации подразумевают, что я когда-нибудь выплачу всю сумму, а я как-то собрался быть должником вечно.
Он уже успел пожалеть о своем решении ровно два раза. Первый, стукнувшись ногой о бардачок, пытаясь подтянуться чуть выше. Второй, осознав, что как бы он сейчас не хотел Ирму, чувствуя медленно распаляющее все тело возбуждение, ему была неприятна мысль о чем-то быстром, спешном, после чего они должны будут ещё и куда-то ехать. Эрик прокашлялся, легко вздрогнув под прикосновениями Моны.

- Ирм… А до дома вообще-то далеко, нет? – Он поймал ее запястья, выжидательно взглянув, напрягшись всем телом, готовый в любой момент сорваться и рвануть на минуты.
- Час. Может полтора.
Эрик выдохнул, закрыв глаза.
Нет, не сможет.
Он приподнялся, настойчиво целуя Росси, одной рукой вплетаясь ей в волосы, другой, придерживаясь, ещё чуть отползая выше, утягивая девушку за собой. Чтобы там не говорил её врач, с которым он обязательно побеседует сам, сейчас нужно быть гораздо более аккуратным, чем когда-либо вообще. В противовес этому, он чувствовал все более и более нарастающую страсть внутри.
Эрик отстранился, снова взглянув Ирме в глаза.

- Хах…
Чуть-чуть успокоиться. Галлахер прикрыл глаза, принявшись неспешно покрывать её лицо поцелуями, проводя ладонями по предплечьям, застыв вдруг и нарочито медленно, смотря ей в глаза, подцепив пуговицу рубашки большим пальцем. Усмехнулся. Он ловко перевернул её на спину, хотя совсем не собирался этого делать, решив про себя, позволить Моне остаться так, сверху, но он действовал абсолютно импульсивно сейчас, расстегивая вторую пуговицу и проходя цепочкой поцелуев от шеи девушки, ниже, к ключицам, и ещё ниже. Грудь девушки вздымалась чаще, но так… точно бы спокойно. Эрик поднял взгляд, ловя губами ее улыбку и улыбаясь в ответ, чуть щурясь, проводя носом по ее щеке. Он поднял руку, потерев ее переносицу указательным пальцем и вновь пригладив волосы. Ему хотелось засмеяться от накатывающего счастья, но он лишь фыркнул. Взял ее руку, целуя пальцы.

- Мона-Мона-Мона. – Легко сказал он, проводя двумя пальцами по ее животу, расстегивая остальные пуговицы. – Ирма. – Он поцеловал ее там же, так же, как поцеловала она его – чуть ниже уха, разгоряченную кожу шеи. – Ирма. – Его голос становился все тише и глубже, его спина напряглась, низ живота сковало, когда он повел еще ниже. – Ирма…
Он легко, плавно провел внизу, через ткань брюк имитируя знакомые движения, двигаясь сам в след. Наверное, зря, только распалял сам себя, сжигая собственные силы на то, чтобы сдержаться дальше.
Эрик обижено засопел, пытаясь в тесноте стянуть с девушки брюки. Инстинктивно разогнулся, пытаясь расслабить мышцы, ударяясь затылком в потолок автомобиля.

- Честное словно, если я хоть ещё раз… Напомни мне… Чтобы больше… Хотя я не уверен.
Эрик поцеловал Ирму в живот, мягко проводя после губами. Ее тело менялось и дело не только в очевидных вещах. Менялось все. Совсем неуловимо, но ему казалось, что даже запах ее волос стал иным, что говорить и о ее фигуре. Дополнено. Законченно. Так бы он сказал, но ему нравилось в любом виде.
Поэтому молчал, передавая все делом.
[NIC]Eric Gallagher[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/Auvcr.jpg[/AVA]
[STA]pam-pam-pam[/STA]

Отредактировано Iren (2017-10-31 22:25:35)

0

13

Ирма тоже ощутила, что её тело неожиданно изменилось в совершенно другую сторону. Нет, не то чтоб она верила, что настоящей женщиной её и всех остальных может сделать только материнство, точно нет, но какие-то ощущения изменились. Тело воспринимало касания совершенно иначе, всё казалось каким-то слишком важным и проникающим гораздо глубже. Может, тому виной разлука, а не... Да нет, нет.
Она впервые не смогла сдержать какой-то по-девичьи громкий и даже, наверное, тонкий вскрик в конце. И даже покраснела от этого, несколько смущённо, хотя и понимала, что это глупо. Отогнав призрачное желание за это как-то оправдаться, Ирма, чувствуя, как горят губы от частых поцелуев, просто встретила его взгляд. Расслабленный, глубокий, страстный.

У них будут его глаза. По-другому и быть не может. Они слишком выделяются. Они слишком потрясающе выразительные. Будут потом втроём отпрашиваться на какие-то дурацкие приключения с одинаково хитро-весёлыми бесовскими глазками. Они ещё не родились, эти двое, а они уже точно, сто процентов, засранцы.

Эта мысль заставила её хихикнуть, покачав головой под его тень удивления, скользнувшую на лице. Ну как бы да, последнее, что любой мужчина хочет услышать - это вот такой какой-то странный смешок после секса.

- Потом тебе расскажу, - шепнула Ирма, поцеловав его в губы. - С тобой неудобств особых и не заметишь.

***

Настроение и состояние как-то сразу заметно улучшились, особенно после лёгкой дрёмы. Ирма достаточно подробно описала ему дом и уснула с чётким пониманием того, что её точно никуда не завезут, они не разобьются и вообще всё будет в порядке. Может, во многом этом и поспособствовали события часом раньше, начисто усыпившие её бдительность, но уж как-то так.
Выйдя из машины, Ирма оглядела здание. Два этажа, чердак. Просторная веранда. Уже видно - красить надо. Пара шагов по ней - скрип. Значит, доски ещё. Женщина провела ладонью по перилам и глянула вдаль, за озеро, всей грудью вдохнув запахи природы и дерева. Эрик пах таким же деревом, когда она впервые его встретила. Возможно, это тоже во многом повлияло на образовавшуюся между ними связь, пусть и так, скорее подсознательно. Она осознала сходство этих запахов только здесь, сейчас и во многом потому, что запахи теперь для неё были в принципе довольно резкими.

Перед глазами возник образ Алонсо, стоявшего здесь и курящего, заставивший её невольно поёжится и грустно улыбнуться. Он будто повернулся к ней и подмигнул, растаяв в недрах памяти. Как же здесь было хорошо. Слишком хорошо, чтоб возвращаться.
Достав ключи, Ирма подошла к входной двери, повернула его в замке и прошла внутрь. В доме было прохладно, тихо и темно. Оно и понятно: никто не оставил бы включёнными генераторы и печь в котельной. Включив фонарик на телефоне, Росси подошла к двери в подвал и, светя себе под ноги, осторожно пошла вниз по ступенькам, считая их тихим шёпотом. Генератор был в углу подвала и дойти до него было тем ещё приключением в темноте, но, благо, Ирма, в силу комплекции и своей профессии, была достаточно вертлявой и ловко лавировала между наваленным здесь мусором и мебелью. Спустя пару мгновений шебуршания и тихой ругани, затрещало электричество. Алонсо был практичным мужчиной и в подвале у него было два выключателя света: один был в начале пути, у лестницы, другой у генератора и входа в котельную. Заходить туда не было смысла: они врядли будут пользоваться всем домом. Первый этаж отлично обогревается камином в гостиной и силы электрического водонагревателя вполне хватит, чтоб два человека приняли душ с перерывом в десять минут.
Когда Ирма была маленькой, ей казалось каким-то чудом, что, выключая свет у лестницы, она слышала, как щёлкает выключатель у генератора. Сейчас она понимала, что это всё продумал папин друг-электрик-изобретатель, который умер ещё до совершеннолетия Ирмы (острая сердечная недостаточность, прямо как у отца), но даже не пыталась понять, как именно он это сделал, но предполагала, что это легче, чем кажется неосведомленному человеку.

Эрик уже включил свет и крутился у камина. Ирма прошлась взад-вперед по помещению и оглядела мебель.
- Ну, думаю, что здесь только уборку заказать и чистку дивана. Не вижу никаких проблем. И из подвала надо всё-таки всё выбросить. Там слишком много хлама. Даже не нашего. Сломанную мебель надо проверить... Много чего из дерева, может, тебе пригодится.
Женщина с сомнением посмотрела на лестницу на второй этаж. Ей не хотелось туда подниматься в одиночку, поэтому она ушла в кухню-столовую. Та была просторной и светлой, стены и потолок украшала нарисованная виноградная лоза. Алонсо считал, что без этого никак и Ирма не спорила с ним даже после его смерти: реставраторов она всегда приглашала перед въездом новых жильцов. И сейчас придётся.
В кухне пахло чем-то тухлым. Прям вот резко. Ирма поморщилась и выскочила оттуда, показывая Эрику пальцем на холодильник.
- Умоляю, проверь его, пожалуйста. И вообще всё там. Тут что-то умерло, я не могу там вообще находиться... Ну и вонь.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

0

14

Эрик элегантно влетел на кухню, улыбаясь невидимым зрителям,закрывая глаза,расставив руки в стороны.
Пахло действительно отвратно, да ещё и с трудом понималось чем же именно.
Он открыл холодильник и оглядев полки, обернулся, крикнув:
- Не, нормально, Мон, это просто расчленённоое тело, все в порядке. Я знаю, че делать.
Он засучил рукава и осмотрев кухонную стенку, выгреб пустые пакеты, скомканные в неприглядные комочки. Подержал их в руке, вздохнул. Откашлялся. Держа пакеты в вытянуто руке и не меняя позы,прошёл в гостиную, вытащил из кармана оставленного там пальто, белую тряпицу - очень важная вещь. На самом деле лучше не знать, что Эрик носит в карманах. И сколько там может поместиться. Он порылся там ещё немного и вытащив маленькую деревянную коробочку, потряс перед глазами Моны и всучил ей прямо в руки. Там лежали конфеты из настоящих трав, он купил этот пустяк в аптеке и ел сам. Раньше Галлахер носил с собой обыкновенные леденцы, и хотя никогда не ел их сам, иногда, притворяясь маньяком для местных мам, предлагал их детям. Хотя делится не очень то хотелось. Но они так смотрят...
-Шалфей-фиолетовое,оранжевое - облепиха, зеленое-мята,если что зови.
Все так же держа пакеты подальше от себя, Эрик вернулся на кухню. Пробежался взглядом по потолку. Он не мог быть уверен, что видел уже это где-то. Но что-то такое смутное крутилось в голове, какие-то ассоциации.
Ему нравился этот дом.
У него была душа, а старые воспоминания бродили тут и там, еле различимые боковым зрением. Эрик повязал белую тряпицу на лицо и вновь открыл холодильник. Пару минут мурлыча что-то под нос, он выгребал оттуда остатки всего, что казалось, имело вечный срок хранения и не должно было испортиться. Пакет жадно шуршал.
Эрик отчистил весь холодильник, пооткрывал все ящики, без разбора выкидывая все подряд, что хоть чуть походило на продукты питания. Эрик не станет разбираться пригодно или нет. Просто купит новое. Оставил только чай, да пакет гречи - та точно его переживёт. Пакеты перевязал, и выставил за входную дверь подумать о своём поведении, уже входя в раж и не только напевая во весь голос, но и пританцовывая.
Прокатился по полу до середины кухни, короткими пружинистыми шагами дошёл до окна, открыл, пуская в помещение свежий воздух. Отбил чечетку до холодильника и открыв его, вытащил оттуда все полки и шкафчики, складывая их друг на друга. Забрызгал все внутри каким-то средством, то ли для труб, то ли для посуды и отнеся полки в ванную удовлетворено выкатился в гостиную.
Но вообще-то.
Разве он мог заставить её домывать то, что он начал.
Господи, как он ненавидел убираться.
Неизменившись в лице и даже не застав в раздумьях, он пройдя полукруг, вернулся в ванну и принялся намывать полки. Полки перешли в весь холодильник, а тот в столешницы, ящики, шкафчики и когда Ирма его окликнула, он уже намывал полы. Чем-то. Вроде для полов, но он не проверил, слишком классно это средство наливалось под ритм его песни.
Когда все было закончено, он осознал, что скорее всего Ирма бы заказала уборщицу и это бы все делала она. Может Мона даже это ему и говорила, пока он с азартом натирал полки. Эрик стал тут же искать причину в оправдание своих действий и свел все к "Ирма бы не стала тут находится в противном случае, а нам нужна еда" удовлетворенно кивнул.
-Ирм. Я выйду на секунду. Или две. Покурить и бросить.
Эрик прикрыл за собой входную дверь и застыл. Вдохнул воздух сумерек и как-то хныкнул. Этот запах казался таким родным. Галлахер провёл по перилам пальцами.
В глубине сознания проскользнула мысль, как бы он мог его украсить, но он тут же отогнал её, подхватывая пакеты и оттаскивая их чуть дальше. Глянул на водную гладь и подозрительно чистое отражение луны. Он поднял взгляд и обомлел.
-Ничего себе.
Крысолов быстро спустился вниз и по высокой сухой траве, что неприбраная так и осталась напоминанием прошлого, умершего уже года и мешала расти молодой, все же кое-где пробивающей свои свежие стебли, дошёл до кромки воды. Недолго думая, снял ботинки, закатал брюки. Носки он так и не смог заставить себя носить. Вошёл в воду, пуская по озеру светло-желтую рябь. Плеск воды, шелест сохой травы. И это желто-багровое небо с персиковыми мазками, точно бы на каком-то удивительном полотне.
Эрик замер.
-Чёрт,Мона!
Небо меняется каждую секунду, она может и не увидеть этого.
Крысолов выскочил из воды, босиком добежал  до окон гостиной, опперся о стену и ухватился за раму окна. Постучал, привлекая внимание.
-Мон. Выходи.- Он позвал к себе жестом. Постучал по стеклу ещё раз и тыкнул в сторону своего пальто.
-И оденься, женщина.
Он вдруг заметил в своём прозрачном отражении,свои взлохмаченные волосы и пригладил. Те не слушались.
-Ой ну и...
Он озадаченно уставился на травинку, что вытащил из волос.
Ладно.
Не важно.
Он спрыгнул и подошёл к веранде, нетерпеливо ожидая Мону.
Когда та появилась, он грозно нахмурился.
- Какая ты. Пошли, пошли, пошли.
Он поднялся по ступенькам сам и взяв девушку на руки, пошёл к берегу.
-Смотри.- говорил он на ходу, смотря на добавившийся к общей картине темно-сереневый, подступающий ночью с горизонта. - он сразу зашёл в воду. Ещё глубже, уже ему по бедро, начихав на штаны. Прижал Ирму ближе и крепче, чтобы руки не дали слабину и вода не задела бы ни ее, ни пальто.
- Не знаю. Смотри. Мы тоже в небе.
Эрик застыл, дожидаясь, когда рябь вокруг уляжется. Где-то начали уже зажигаться первые мелкие звёздочки, точно бы не дождавшись, когда же небо сбросить краски. И луна. Луна светила. Уже.
-Такое бывает вообще?- Прошептал Галлахер. - Луна и звезды на бледно- багровом небе. И хоть синева подступается снизу...
Он прижал Ирму и усмехнувшись и тихо запел то, что все это время крутилось в голове, прикрывая глаза. Флейту он с собой не взял. Вот так. После того, что случилось, он ещё не играл. Впервые в своей жизни, наверное. Но музыка была, всегда и везде, он отбивал её пальцами, насвистывал или мычал под нос. Или пел. Чем голос не инструмент? Не такой хороший, как флейта. Не такой. Это не было колыбельной как таковой. Это была песня про любовь. Очень грустная песня. Но почему-то Эрик её любил. Ему нравилось, как его странный акцент, коверкая слова, делает их красивее. Они были подобраны таким образом, что звучали вместе так, что хотелось повторять. Снова и снова. Эрик пел для себя. Потом задумался о детях. Потом об Ирме.
А потом.
Как мимолетное подсознательное воспоминание.
Он поёт тоже самое, сидя недалеко от своей первой жены.
Эрик удивленно открыл глаза и медленно приглушаясь, замолк.
Она знала о чем он поёт. Она думала, что это очередные проявления его затянувшейся апатии. Заунывные пения. Но это была попытка выбраться из этого.
Надо же. Он никак не думал, что окажется здесь.
Галлахер положил ладонь Ирме на живот, подхватывает её удобнее, и погладил. Аккуратно наклонился ниже и тихо прошептал.
- Sterbe für sie.*
Сглотнул. Снова взглянул на небо.
Пожал плечами.
- Просто запомни. - он шагнул назад как-то неуверенно. Наверное сейчас, он в полной мере начал осознавать... Кое-что очень важное. Эта мысль все ещё никак не сформировалась и лишь мутно гуляла в сознании, но он чувствовал, что уже совсем скоро...
Это было что-то серьёзное. Что-то очень важное для него и в тоже время простое.
- Пойдём, извини, что вытащил. Поднимемся на верх?

---
*"Умру за вас".(нем.)

0

15

Она пыталась убедить его, что убираться не обязательно, но быстро сдалась, наблюдая за этим со стороны, прислонившись к стене.
Она пыталась протестовать на тему ледяной воды, но быстро сдалась, просто слушая его и понимая, что его в очередной раз окутало внутреннее озарение.
Наверное, он не может заболеть, как человек, раз так делает. Но ведь... Ладно. Это его решение и с ним спорить бесполезно.

Сочетание бытовой заботы, приземлённо заставляющей её думать о его здоровье, вместе с возвышенным сакральным осознанием важности момента. Невероятные эмоции.

Здесь красиво и хорошо. Здесь прошлое, настоящее и будущее. Всё вместе, в одном паззле.
- Сначала тебе стоит переодеться, - Ирма нежно провела ладонью по его волосам. - Вода холодная, Эрик. Наваждение пройдёт и ты замёрзнешь. Идём.
Как только они вышли из воды, Ирма достала ключ от машины и подошла к багажнику. Выудив оттуда сумку с вещами, она ухмыльнулась и подмигнула ему.
- Я взяла нам одежду и шерстяной плед. Чтоб не шататься в пальто по дому и было во что завернуться перед камином. Давай, не стой.
Женщина потянула его в дом и, серьёзным взглядом, добилась того, чтоб он всё-таки сменил штаны.
- Вот теперь продолжим, - кивнула Ирма, чувствуя, что на первом этаже уже тепло.
Наверху будет холоднее.
Ступеньки скрипели под их ногами. Каждая. Точно придётся всё менять. Затраты сейчас принесут больше прибыли потом, с другой стороны. На втором этаже был коридор и четыре комнаты. В конце коридора - лестница на чердак.
- Это была моя комната... Вон то - мамы и отца. Это - Криса... Между моей комнатой и его была дверь, сейчас её нет. А это был кабинет отца. Там были окна в пол, теперь они обычные... Они выходят на озеро. Хороший вид. Он сидел там и писал, а мама разминала его плечи. Но курил он либо на веранде, либо, когда я стала постарше, в моей комнате, на подоконнике. Ветер всегда уносил запах табачного дыма, но руки его и одежда всё равно пахли. Чердак закрыт для тех, кто снимает дом, потому что... Там вещи отца. Сейчас покажу всё.
Ирма тяжело вздохнула и открыла дверь в кабинет. Он так и остался кабинетом: стол, стул, пустые шкафы. Место выглядело безжизненно и покинуто. Всё, что тут было, принадлежало жильцам и они всё забрали.
- Мебель новая... Стол и стул на чердаке теперь. Вместо этого шкафа здесь был другой, со стеклянными дверцами. На нём стояли четыре длинных горшка с кактусами. Вот здесь, на стене, были его грамоты... Так, здесь, в принципе, всё в порядке.
Она подошла к розетке и посмотрела на неё внимательно.
- Да... В порядке.
Вышла спокойно, не обернувшись. В другую комнату.
- Здесь была их кровать. Её пришлось выбросить, эта новая. Термиты поселились. Не знаю как их занесло сюда. Комод старый. Видишь, тут углы у него обточены? А вот шрам... - она показала небольшое пятно над виском в волосах. - Это я врезалась. Боялись, что сотрясение. Крови было... А больно-то как, ужас. Раньше не делали накладок на острые углы, чтоб дети не убились. Мама сказала, что если отец их не сточит, она его выгонит.
Ирма хихикнула, проводя по его поверхности. Осмотрев ящики комода и прикроватных тумбочек, глянув под кровать, под матрас, одеяло без пододеяльника и "голые" подушки, она убедилась, что никаких вещей от жильцов тут тоже не осталось.
- Здесь, вон... На стене. Висели большие часы. Очень красивые. Они сломались, а чинить их оказалось дорого, поэтому родители держали их, как элемент декора. Они по форме походили на книгу. Отцу подарил его знакомый из Швейцарии... Здесь тоже порядок.
Ещё комната. Дверь открылась со скрипом.
- Надо будет смазать. Вон там была дверь. Кровать Криса была около окна... Теперь, как видишь, это спортзал. Модная тема, хорошо продаётся. Тренажёры нет смысла проверять, потому что я в этом не разбираюсь. Вызову специалиста.
Ирма даже не заходила - махнула рукой, закрыв дверь обратно. И последняя комната. Рука женщины дрогнула, но она всё-таки открыла её.
- Тут... - она замялась и опустила глаза, - жила я. Здесь был мой стол, здесь шкаф, здесь кровать. Теперь всё в других местах. Мебель тоже новая. Это детская, поэтому тут стены такие светлые. У меня были обои с рыбками и водорослями. У Криса, по-моему, с облаками. Забавно, я раньше страдала от боязни воды. И какое-то время мне даже снились кошмары здесь. Потом я переборола это. Сейчас я... Ну. Боюсь воды, да, но не так сильно. Раньше я боялась даже с кем-то, а сейчас знаю, что я не утону, если не одна и всё будет в порядке. Но вот мысли об открытом море меня пугают, если честно.
Ирма подняла глаза. Интерьер вообще не тот. Всё казалось неправильным из-за этого. Хотелось поскорее уйти, но она застыла на середине комнаты. Молча. Она не могла осознать, сколько времени она молчала, но ей показалось, что достаточно долго.
Как-то стало так гадко внутри, что сентиментально хотелось заплакать, но она загубила это желание в зародыше. Чего толку горевать о прошлом?
Почувствовав руку на своём плече, Ирма вздрогнула.
- Да, здесь тоже всё в порядке, да... Всё в порядке.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

+1

16

Эрик ходил за Ирмой не произнося ни единого слова и даже двигаясь более бесшумно, дыша через раз. Осматривал комнаты, с остатками, намеками прошлой жизни, но тут и там ему открывалась другая. Мона не знала, что делала: она говорила, говорила, идя вперед, а позади, мягко вторя её словам, шлейфом старой сепии медленно, как волна, накатывали образы. Старый интерьер, те же обои, фраза о которых только-только была ею произнесена. И то ли оно было на самом деле, то ли это так видел Эрик, да только для него в любом случае все было абсолютно не удивительным. Это был большой дом. Полным всякого. Полным всякого...
Галлахер мотнул головой.
Он оглянулся назад, на то, что было. Посмотрел вперёд. Взглянул на Ирму. Они шли дальше.
Эрик молча взирал на право. На Ирму. На лево. На Ирму.
Когда та застыла посреди комнаты, скованная воспоминаниями, Эрик не трогал её. Он обернулся, взглянув на маленькую кучерявую фигурку. И ухмыльнувшись, положил Ирме руку на плечо, развеевая, возвращая этот мир туда, где ему должно. Он бы мог создать ей любую иллюзию, ей нужно только попросить.
- Ирма, ты рисовала на обоях?
Эрик обнял жену и второй рукой, сцепляя пальцы на её груди.
- Если хочешь по плакать... Что ты хочешь рассказать, Мона?
Эрик говорил тихо, неспеша. Не желая поворачивать девушку к себе лицом, решив, что так, может ей будет комфортнее. Или...
Эрик усмехнулся. Чтобы в нужный момент посмотреть так как это нужно.
- Schatz. Как-то я сказал твоему отцу про это слово. Ему понравилось. Сейчас это просто ласкательное. Как и "милая".
..
Эрик ухмыльнулся шире.
Убрал пальцами волосы Моны,обнажая ее шею.
- ... "любимая"," возлюбленная"...
Он поцеловал её нежную кожу и отпустил, делая пару шагов назад.
- Но когда-то оно имело большее значение, как и все в этом мире. Сокровище. Маленькое, интимное. Как битое цветное стекло, что вспыхивает на солнце, озаряя лучами вокруг все. И глаза, и сердце. Твоё маленькое сокровище. Персональное. Не думаю, что твой отец называл тебя так. Но ты точно была его Schatz.
Эрик погладил дверной косяк.
- Никогда не поздно рисовать на обоях. - Задумчиво сказал он. - У меня есть уголек.
Эрик хмыкнул. На вряд ли Мона помнит его. Он и сам её не помнит. Не помнил. Забавно.
Он взглянул Ирме в глаза.
- Что хочешь рассказать, я буду слушать. Мы можем говорить только об этом. Всю ночь. О том, что было здесь. - Эрик окинул комнату взглядом. - Здесь.
Эрик положил руку на грудь.

0

17

Ирма задумалась, тихо хмыкнув и помотав головой в отрицании.
- Никогда. Нет, - ответила она. - Я не рисовала. Один раз только на столе выцарапала стихотворение про Ворона Эдгара По. Не знаю зачем. Не помню, правда. Тот стол тоже выкинули.
Она скривилась, отмахнувшись.
- Всё не так плохо, на самом деле. И я даже не удивлена, что вы знакомы... Ты прав, меня он так не называл. Так звали героиню его книги. Одной из таких, что стали популярны в узких кругах. Она - частный детектив, он - знаменитый флейтист, у которого украли его флейту. Ну и всё завертелось. Как всегда у него бывало...
Женщина прошлась по комнате к окну и провела ладонью по подоконнику, глядя на пейзаж за стеклом.
- Когда мы познакомились, мне показалось, что это он этого хотел. Когда его ручка покатилась в твою сторону... Она никогда не падала. Просто была на нагрудном кармане, всегда, как мой личный талисман для работы, - Ирма улыбнулась, не поворачиваясь: отражение в стекле её и так выдавало. - "Едва он начинал играть на своей флейте, как преображал вокруг всё: от преломления света и запаха, до лица собственного и окружающих его людей." Так он писал. Наверное, это было про тебя. О, знаешь, он так мне не понравился, этот Дерек Хофферман. Точно, да, так его звали.
Женщина повернулась к нему и рассмеялась, оглядев его и сложив пальцы в эдакий "кадр", помещая в него Эрика, сощурив один глаз.
- О да, я прямо-таки вижу портретное сходство!... - опустив руки, она подошла к нему и обняла его крепко.
Её ладони сжимали ткань его одежды на спине. Тело дрожало от внутреннего натяжения струн души и сердца. Его запах, его кожа, его сердце, дыхание, его прикосновения. Как же, оказывается, любовь делает тебя зависимым. Легко, играючи. Так красиво. И всё так, как писал этот Алонсо. Совсем не так, как думала Ирма. Она рисовала рядом с собой идеал собранности, серьёзного человека, который будет совсем не сказочным, ох, как часто она думала о том, что она представляла и как же она поражалась тому, что всё случается и взаправду вот так просто и случайно, что вот так две половинки одного целого находят друг друга и соединяются, заполняя пустоты друг друга. Становятся Schatz.
Может, опять же, гормоны безжалостно стреляли в голову и всё становилось вот таким, запредельно эмоциональным. Может, Эрик изменил в ней что-то, разбудил её настоящую, спящую. Может быть, это чувство ностальгии так всё будоражило. Может, всё вместе.
Она медленно ослабила хватку, стоя так же с ним в обнимку, но чуть отстранившись и рассматривая черты его лица.
- Я готова говорить с тобой о чём угодно, наверное. Даже с Крисом я... Так часто не вспоминаю всего этого. Не потому, что не доверяю или ещё что-то такое. Скорее потому, что... Наверное, будет звучать дико, но ты даёшь мне то чувство, которого мне не хватало без папы. Чувство, что мне нужна защита, помощь, что я слабее, чем пытаюсь казаться, намного слабее и что... Я могу с тобой отдохнуть от самой себя и своего вечного "я справлюсь".
Она закатила глаза, покачав головой и усмехнувшись. Снова встретила его взгляд и выскользнула из его рук, поманив его за собой. Настало время проверить чердак.
- Люди не просто так говорят, что нельзя возвращаться в те места, где ты когда-то был счастлив. Всё меняется вокруг. Мы сами меняемся. Воспоминания статичны. Как старые плёнки, они где-то рвутся, становятся мутными, ты склеиваешь их, как умеешь, но, в целом, они примерно показывают то, что было. И когда то место, где было счастье, оказывается чужим, не таким, как там, на этих плёнках, ты понимаешь, осознаёшь, насколько много ты потерял, сколько не сделал, сколько не успел, сколько всего мог тогда и сколько всего не можешь сейчас.
Она пошла по лестнице наверх, доставая из кармана брюк маленький ключ. Замок покряхтел и открылся. Женщина подтянулась наверх. Дождавшись, пока Эрик поднимется, она включила свет, дёрнув за верёвку под потолком. Пахло пылью и старостью. Ирма чихнула, потерев нос, и подошла к двум широким окошкам под самым потолком. Взобравшись по стремянке, она легко открыла оба окна, впуская пусть и холодный, но свежий воздух. Спустившись вниз, опираясь на руку Эрика, она выдохнула и вяло улыбнулась, благодарно кивнув ему.
- Здесь, под старыми тряпками, в этих ящиках. Всё прошлое этого дома. Моё, его, мамы, Криса. Плёнки воспоминаний начинают проигрываться, едва ты начинаешь на что-то смотреть или что-то читать. Понимаешь, я... У меня никогда не хватало мужества прийти сюда. Я всегда откладывала это и даже не собиралась приходить сюда, когда решу показать это Крису.
Ирма прошлась по чердаку к столу, накрытому тканью. Она сдернула её вниз. Мимо куда-то пробежал паук, но она не обратила на него внимание. Обычный письменный стол из крепкого дерева, гладкий, блестящий. В нём было четыре ящика. Один с замком. Оказалось, что и стул был тут. Ирма выдвинула его.
- Это... Его стол, - Ирма услышала, как голос предательски дрогнул. - Его стул... В первых трёх ящиках всякая дребедень. А что в нижнем я не знаю. Я так и... Не смогла... Открыть...
И тут она заплакала всё-таки. Не навзрыд, просто слёзы сами по себе побежали по щекам.
- Я не хотела открывать. И не могу позволить себе этого. Будто я нарушу что-то... Но его уже давно, так давно нет, а мне кажется, будто вчера я слышала, как он говорит, что туда нельзя залезать, потому что это секрет... Двенадцать лет. Двенадцать лет, Эрик. Прошло столько лет, а я так и не... Открыла... Этот дурацкий...ящик. Я чувствую себя так глупо, я постоянно плачу, когда говорю с тобой о нём.
Она рассмеялась невесело, нервно вытерев глаза.
- Я бы очень хотела, чтоб эта боль ушла окончательно. Я думала, что с годами она хотя бы притупится. Я отпустила его и держалась молодцом. Да, я плакала, я горевала, потом собралась и жила дальше, но, в последнее время, я чувствую, будто я просто задвинула свою боль в дальний ящик, закрыла её на такой же замок, так и не дав ей отболеть... Это началось ещё в Венеции, осознание того, что это так. Когда мы говорили на крыше. Я мало что помню дальше, но помню, что вспоминала о нём и ревела, точно так же. Я приезжала сюда, бегло осматривала дом, запоминала где какие проблемы, а потом уезжала, даже не взглянув на эту дверь. Ох, Эрик...
Она закрыла лицо ладонями, проводя по нему и тяжко вздыхая. Его руки снова были рядом, чтобы обнять её, он снова был прямо позади и держал её. Ирма позволила себе чуть расслабиться и опереться о него, облокачиваясь о него спиной, восстанавливая дыхание.
- А я ведь знаю, что ты сказал там, - прошептала она ему. - Умру за вас. Кажется так, да? Скорее догадалась, по глаголу. Не надо умирать. Живи за нас.

[NIC]Irma Rossi[/NIC]
[STA]Up high in the middle of nowhere[/STA]
[AVA]http://i062.radikal.ru/1707/14/ca8a774a53d3.png[/AVA]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Golden Days