Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » То, что на улицах не говорят – ни другим. Ни себе, в одиночку ©


То, что на улицах не говорят – ни другим. Ни себе, в одиночку ©

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

То, что на улицах не говорят – ни другим. Ни себе, в одиночку ©
http://sg.uploads.ru/iISN4.jpg
Вместо марки - пятно от чая.
Шлю привет и еще слов триста,
Из которых - сложи молчанье,
Молчанье, лишенное сна и смысла.

1. Места действия
Англия, Лондон, квартира Айена МакФаса
США, Нью-Йорк, квартира Белиала
2. Время
Период с сентября 2019 г. по февраль 2020 г.
3. Действующие лица
Айен МакФас, Белиал

Белиал не любил электронную почту. Он даже смс не любил, хотя иногда пользовался. Поэтому после того, как кельпи оставил свои координаты, он даже не особо раздумывал, какой способ связи выбрать. Бумажное письмо. Обычное, но редкое в современном мире. Электронные буквы никогда не смогут заменить какого-то тихого ожидания и еле уловимого любопытства при виде лежащего в почтовом ящике конверта, который не терпится вскрыть.

0

2

Обычный белый конверт. Куча наклеенных марок, одна на одной, словно бы почтальон решил впихнуть невпихуемое в маленький уголок. В строке получателя красовалось только одно имя, выведенное аккуратным витиеватым почерком. Черные чернила чуть смазались в конце. Написано перьевой ручкой.


7 сентября 2019 г.
05:36 p.m.

Абхайен,
нет, я не извращаюсь над произношением твоего имени в свое отсутствие.

В это время на телефон Белиала приходит оповещение о вручении письма адресату. Илай улыбается и немного выжидает, не зная, насколько может быть занят фолкс для того, чтобы прочесть письмо. Голосовое сообщение с записью произношения имени получателя. Белиал не сдавался, но в интонации отчетливо слышалась улыбка.

Уже находясь в салоне самолета и глядя на металлическое крыло, я уже думал протестить твой мотоцикл на умение летать. Но тебя огорчит, если он утонет через несколько метров, а я бы пока не хотел возвращаться в Ад Вниз.
Я не очень люблю электронную почту. Точнее, просто забываю необходимость ее проверять. Интернет неосязаем, электронные буквы невозможно потрогать или почувствовать шероховатость при нажатии на «Новое письмо». Надеюсь, тебя не смутило обычное письмо?
По крайне мере, теперь хоть знаешь имя, которым меня называют в этом мире. Периодически приходилось менять, но это настолько утомило. Было странным, если бы в строке Отправителя было истинное имя Падшего. Таможню бы не прошло точно. Это даже забавно.
Так что, бумажно познакомиться, Айен. Я за это выпил, но не чай.
Увидеть твою родину я смог лишь через иллюминатор. А ты видел? Видел. Видел же. Что ты чувствовал, Айен? Душа рвалась точно не в небеса, а вниз.
Никогда не думал, что мне захочется переехать куда-то. Все это время, возможно, не хотел себе признаваться, что иногда нужна компания. Вот такая. Когда за спиной не вырисовывается отчетливый шлейф презираемых подвигов, но лишь еле различимая дымка. Будто бы легче. Будто бы не тянет за плечи и можно почувствовать себя чистым листом, на котором еще нет ни одной буквы.
Если у тебя будет свободное время, буду ждать продолжения твоей сказки. В любом формате.

твой вечный должник,
Илай

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

3

В белый конверт завернут другой, абсолютно чёрный.
В уголке белой гелиевой ручкой написано "Илай".

Дорогой Илай, (заметно,что добавлено уже позже)
Я похож на того, кто будет против бумажных писем? Сложный вопрос, так что сразу отвечу: нет. В этом есть определённый шарм и я ценю, что ты написал мне именно так. Задумался об отправке письма голубем. Скажи, как будешь где  ни будь подоступнее. Сейчас. Так. 23.36, вроде 16 сентября и твоё письмо я прочитал сразу. Темно. На улице дождь, на столе слабый свет лампы. И лучше я расскажу тебе нормальную сказку. Я напишу её отдельно, прямо сейчас и вложу в письмо. В противовес твоим словам скажу, что нет, я никогда не видел Шотландию из самолёта. Тогда, когда я ездил туда последний раз, самолётов просто ещё не было. А так, я и не часто пользуюсь этим средством передвижения. Я не умею им управлять, это заставляет чувствовать себя... Грустненько. Хотя он и выходит быстрее. Чаще всего я летаю на восток. По делам работы. И мы летим прямо на восток.

Я рад твоим словам.
Не убейся.
P/s. Слишком простое имя.

В конверт оказалось была всыпана корица.

Далее, уже на тетрадных листах и была написана сказка.

Сказка, да не совсем. Ложь, но без намеков. Тереза жила на маленьком острове. У неё были неудачно крашенные блондинистые волосы в вечном беспорядке, детское лицо и взрослые руки с длинными пальцами и крашенными тёмным лаком ногтями. Она всегда точно бы чуть-чуть нервничала и часто уходила в себя. Из-за этого её сейчас и уволили из кафе. Владелец терпел, жалел чудачку, но все же любому сочувствию есть предел и когда Тереза в очередной раз засмотрелась на небо вместо того, чтобы обслуживать клиента, он подозвал её к себе для разговора.
Впрочем, нельзя сказать, что в её вечных неудачах виновниками были только эти черты. Иногда все точно бы оборачивалось против неё. Буквально. Такси обрызгает, собака пристанет, толкнет прохожий. Шумные соседи, ссорой  разбивающие тишину утра. И вроде по мелочам, но иногда так тяжело.

Так тяжело.

И вот, после очередного неудачного дня, Тереза пришла в кафе к своему другу Элу уже после закрытия и, спрятав лицо в ладонях, непонимающе запричитала:

- Как так? Я же вроде стараюсь. Я же вроде стараюсь держать себя в руках. Следить за всем. Стараюсь. Что же не так.
Она работала горничной, няней, помощницей в воскресной школе, флористикой, кассиром и кем только не побывала на их маленьком островке. Да только все сквозь пальцы.
Друг успокоил её и сказав мудрое: "Утро вечера мудренее", напоил кофе с ликером и отправил спать.

-Только не трогай эти кучи. - сказал он, указав на кипы бумаг.- Все не могу с бухгалтерией разобраться после бабушки. Наследство - тяжкая ноша. Доброй ночи, Рез.
Сморенная тяжёлым днём, с не спокойным сердцем, Тереза все же уснула. Алкоголь делает дело. Какие бы мысли не обуревали разум.
Но …
Ночью она проснулась от странного шума. Точно кто-то тихо засмеялся. Девушка попыталась пошевелиться и не смогла. Её тело точно сковало.

- Тереза, Тереза. – вкрадчиво произнес низкий голос. - Это я, твоя судьба. Я оставила подарочек тебе. Утром посмотришь.
И Тереза снова провалилась в сон, успев разглядеть лишь озлобленный темный взгляд, исчезающий в полумраке комнаты.

Утро началось с тихого возгласа Эла.

Все бумаги были смяты, разбросаны, разорваны, перепутаны. Чтобы восстановить это потребуется пара месяцев не меньше. Тереза только с сожалением прятала глаза, и еле сдерживая слёзы, засобиралась домой.  Подальше от всех. Чтобы не причинить новых проблем.
Она медленно брела по полупустым утренним улицам. В такой час всегда обращаешь внимание на других прохожих, именно поэтому Тереза сразу замутила фигуру, выплывающую из молочной кисевы морского тумана. Высокая, рыжеволосая девушка в длинных цветастых юбках. Ее руки украшали десятки браслетов, а в пряди были вплетены яркие перышки. Взгляд был направлен прямо на Терезу. Она остановилась прямо перед ней, преграждая путь.

- Я знаю, как тебе помочь.- сказала та.- Я судьба Эла. И мне жаль тебя, дитя, потому вот совет: выйди на закате к морю и когда солнце уже почти - пойти зайдет за горизонт три раза позови свою судьбу. Все мы живем там, где тонет солнце в морских волнах, разбиваясь и рассыпаясь звездами. Она и прейдет. Таков закон, он не сможет сбежать.
И незнакомка исчезла. Ее укутал туман, скрыл от глаз, унес куда-то, только ласково- насмешливые глаза блеснули на последок.
Тереза хоть и сомневалась, но все же послушалась совета. В конце концов, терять ей было уж точно нечего. И вот...

- Судьба моя, приди!

Третий раз.

Ничего. Конечно же ничего.

- Ты? - Раздалось грубое позади.
Тереза обернулась.

Её судьба...

Была ужасна.

Тёмные заселенные одежды, коричневые круги под глазами, отросшие неряшливые волосы. И взгляд издевательский.

- Ничего тебе не положено ,ясно? Думаешь, у судьбы своих проблем нет?
Тереза кивнула.

- Ясно-ясно.
И схватила свою судьбу за руку.

- Что? Что ты делаешь?

- Пойдём. Покормлю, помою, выспишься, одежду купим.
Судьба вырывалась, как могла, когда её мыли, стригли и расчесывали. Злобно сидела за обедом. Подозрительно щурилась на новую одежду. Смиренно легла спать.
На следующее утро её было уже не узнать. Она выглядела, как молодой и красивый парень, опрятный, чистый, любо дорого смотреть. А самое главное – это выражение глаз.

-Спасибо. -Сказала судьба.- Извини, что я так.

-Да ничего, я понимаю.- махнула рукой Тереза. – Оставайся пока. А потом пойдешь к себе.
И судьба ещё часто заглядывала к своей подопечной на чай, а Тереза часто приходила говорить с ней на закате по берегу моря. Иногда к ним подсаживалась и судьба Эла, тихо позвякивая браслетами и задумчиво накручивая пряди огненных волос на пальцы.

И наверное, все было бы иначе, продолжай они бессмысленно сетовать друг на друга.

Человек и его судьба.


[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-05 01:44:51)

+1

4

Снова белоснежный конверт. На обратной стороне пририсованы чернилами крылышки, будто и летело само письмо, а не доставлялось почтальоном, самолетом, снова почтальоном. Конверт плотный, будто картон. Туда и правда вложен картон, чтобы ничего не помялось. Само письмо обернуто веревкой, какой в современном мире упаковывают подарки. Концы залиты бордовым воском, неровно. Явно виден отпечаток, напоминающий перья.

25 сентября 2019 г.
4:39 a.m.

Здравствуй, Айен.
Ты уже натаскал голубей на доставку писем? Не думал, что этим еще кто-то занимается, но звучит многообещающе. Ради такого можно и внеочередной отпуск взять, но тогда меня точно выгонят с работы. Не то, чтобы меня это волновало, но где еще найдешь такую концентрацию существ? Знаешь ли, я уже приобрел репутацию не самого ответственного сотрудника. Ахах. А что они хотели от Падшего? Знаю, что не оправдание. Ты когда-нибудь прогуливал работу? Люди могут заболеть, а у нас даже отмазки нет =D Мне не стыдно. Совсем не внезапно.
Сегодня 25 сентября. Осень до нас еще не добралась. Ночью Нью-Йорк кажется живее, чем при свете дня. В этом он чем-то похож на Лас-Вегас. Продавщица в канцелярском странно на меня посматривает при бурчании об отмене печатей. В Средние века это доставляло проблем, когда письма были от аббатств или монастырей. Но есть в этом что-то. Личное, возможно. Как запечатанный секрет. Эдакое письмо, но вдруг приобретающее тень важности и серьезности, бугага.
Не знаю, был ли ты у нас когда-то, а если и был, то я скорее всего был в очередном незапланированном…загуле отпуске за свой счет. Здесь бывает довольно весело, когда собирается побольше нашей братии. Лорелея даже поет как-то по-особенному. Никогда не говорил ей об этом. Думаю, она и сама об этом знает.
Почему ты не научился до сих пор управлять самолетом? Одно из наших преимуществ это…время. Исправим это досадное недоразумение. Честно говоря, я все жду, когда человечество уже изобретет телепорт или что-то в этом роде. Насколько бы это экономило ту самую пресловутую вечность и насколько сократило бы трепетное чувство в ожидании предстоящей встречи, что даже как-то…не по себе. Вот и скажи, к чему приведет этот технический прогресс? Кажется, это выглядит, будто я похож на брюзжащего старичка, не признающего инновации. Какой кошмар.
Спасибо за сказку. Если не возражаешь, я буду читать их перед сном. Так будто бы все, как в Лондоне, и ночь заканчивается на самом рассвете. А еще рассказчик с труднопроизносимым именем не засыпает на полуслове и не сопит, а жаль.
Но на самолете полетай. Вместо, как ты написал «не убейся», посоветую тебе не урониться.


В конверт оказался вложен сертификат на уроки пилотирования самолета.

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

5

По щеке провели бумагой.
- Айен. – Тихо окликнули за спиной.
Айен повернулся, отрываясь от работы над новым глобусов и взглянул на Сюзан.
- Тебе письмо. И кажется, это совсем не о предстоящей командировке.
МакФас опустил глаза на конверт, косо взглянул на измазанные в голубой краске руки, и улыбнулся девушке. Он знал от кого он.
- Положи на стол, не могу забрать. – Он показал свои руки.
Сюзан ехидно положила конвертик поближе.
- «Илай». Не плохое имя. Значит «Превосходный».
Айен скептически взглянул на Сюзан.
- А ты-то откуда знаешь?
Девушка нахмурилась.
- Вообще-то, я еврейка.
Айен вздернул брови.
- Что… Но… Ты же рыжая.
Коллега хмыкнула и отошла от его стола, направляясь в комнату отдыха.
- Да с каких пор, Сюзан? – В след вяло крикнул Айен. Чертова загадка.
МакФас взял отложенную кисточку, но замер. Взглянул на конверт.
- Ай-й, ладно. – Он отложил инструменты вновь, вытер руки о рабочие джинсы и, вытащив канцелярский нож, вскрыл конверт. «Превосходный» однако. Он вытащил рукописное послание, читая его, почти не меняясь в лице. Судорожно влез в конверт снова, вытаскивая что-то еще.
- Тысяча фурий…
***

Дорогой Илай,

Такого поворота я правда не ожидал и я очень благодарен. Если честно, пилотировать у меня выходит гораздо хуже, чем водить мотоцикл и уж точно хуже, чем управлять парусником. В небе я чувствую себя гораздо менее уверенно, хотя мне и нечего бояться. Однажды я встретил одного парня. И не однажды, я довольно часто его вижу и, хотя он не проникся ко мне симпатией с самого начала, как-то раз я застал его в очень задумчивом расположении духа, стоящего на крыше одного из зданий, где порой бываю я. Он спросил, если бы мне дано было выбрать одно: небо или море, чтобы я выбрал?
Я ответил море.
Это был очень странный вопрос. Ведь мальчик был абсолютно слеп и не видел никогда ни неба, ни моря.
Но он ответил небо. Думаю, ты бы ответил так же, и возможно моя любовь к обратному тебя печалит, как несхожесть вкусов. Но знаешь, ты же вроде как попросил отвезти тебя в Шотландию. Поверь, я отвезу морем. И я могу показать, как порой они, эти две противоположные стихии, если можно так выразиться, схожи. Напомни мне.
Но занятия прошли достаточно увлекательно и захватывающее. Странное дело, но отпуская руль и падая вниз, сердце сковывает страхом, точно бы ты действительно можешь разбиться. Теперь могу тебе предложить ненадежные услуги ненадежного пилота. Вообще, я задумываюсь об этом всерьез.
Сегодня второе октября, я уезжаю завтра в командировку в экспедицию по делам работы. Буду ходить с кучей людей, летать, да, на самолете, делать фотографии и измерения. Цель – снова восток, Китай. Куда без него. Слишком большая страна. Над ней можно летать вечно и так ничего и не сделать. В ней огромное количество рек из-за этого рельеф постоянно меняется. Так что заказы от Китая и для Китая всегда… долгие. Наверное я пробуду там месяц. Но, твое письмо или письма будут ждать меня здесь и это приятно. А впрочем, я может напишу оттуда, если будет такая возможность.

Мне интересно.
Опиши свой дом. Существующий и идеальный.
Кстати.
Насчет Шотландии. Это будет надолго. Серьёзно надолго, обдумай это еще раз. Возможно, я не удержусь и заеду в Исландию. У меня там есть дом. Я уже даже забыл о нем. Думал, что продал, но нет, стоит.
Что до вопроса, который ты задал, о модернизации и все такое. Знаешь, думаю это не так и плохо. А люди, которые предпочитают другое, будут и дальше предпочитать другое. Никто не остановит тех, кто хочет идти пешком или летать.
Береги себя, пока я берегу Китайцев.
Айен.

В конверт вложена два сложенных листка. На одном список музыкальных композиций. Другой – карандашный рисунок. Вид из кабины самолета вниз, на землю. Вдалеке виднеется Лондон. Стиль минималистичный, четко выверенный. Что еще можно ожидать от картографа и чертежника?
[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-05 01:44:56)

+1

6

Белиал успел не один раз пожалеть о своем решении написать ответ, будучи в баре. Он раздобыл имитацию пергамента. Вернее, ему принесли именно сегодня, а откладывать он не хотел.
— Еб твою мать, ты не видишь, что тут занято?! — из-за покачнувшегося стола и легкого удара он чуть не поставил кляксу.
— Братан, прост… Херануть мне по ебалу, Бел, сорян-сорян, меня уже тут нет, — поддатый вампир хотел было развернуться, но слишком любопытным оказался, заглядывая за плечо.
— Ты ждешь, пока я херану тебе по ебалу? — не поворачивая головы, Илай кинул пепельницу в зеваку. Та разбила стакан в руках парня. Жаль, что не голову. Бордовые брызги окропили чуть желтоватую шероховатую поверхность, но от свидетелей он избавился. Белиал цокнул языком, но пытаться стереть не стал. Только хуже сделает. А вот убираться Лей его заставит. Придется ехать домой, чтобы продолжить.

10 октября 2019 г.
01:39 a.m.


Привет, Йен.
Вижу, что ты еще и без рук учился летать, рисовать и умудрился не убиться, так что из тебя вполне надежный пилот. Не принижай свои умения, когда факты можно увидеть и даже потрогать.
Меня совсем не расстроил твой выбор, это твоя стихия. По-моему, это нормально и естественно, как любить Шотландию. Я буду только за подобный способ передвижения. Почувствовать себя на краю мира можно либо в небе над облаками, либо на Северном полюсе в белоснежной пустыне, либо в океане, где небо и вода сливаются воедино.
Я рад, что смог подарить тебе эмоции. Не такие, какие хотелось бы, но может быть, это поправимо в будущем. Главное — не потеряйся в Китае, иначе придется прошерстить эти полтора миллиарда смертных. Им может не понравиться. Не заставляй китайцев страдать.
У меня…нет…дома. В смысле дома. Самого дома как объекта недвижимости. У меня есть квартира, в которой я бываю очень редко. Например, когда пишу тебе. Она находится в одном из спальных районов, на окраине. На самом верху. Здесь витражное окно во всю стену, потому что первоначальное металло-пластиковое я разбил. А на крыше есть целый сад. Люди настолько ленивы, что мало кто сюда наведывается. Если я остаюсь на ночь, то рано утром, когда только небо окрашивается заревом персикового цвета, слышу щелканье садовых ножниц. Миссис Фостер. Она живет на тридцатом этаже. Я знаю это, потому что только с ней и вижусь в саду. От нее всегда пахнет землей и свежескошенной травой, что неудивительно.
У меня есть второй этаж, хотя его сложно назвать целым этажом. Это спальня, на которую ведет винтовая лестница. Никогда там не спал. Стены и потолок полностью стеклянные, но закрыты. Наверное, там красиво, я не знаю. Иногда кажется, что эта комната какая-то…для особенных случаев, которых еще не было. Она слишком хрупкая, чтобы я там бродил или спал. В основном, я снимаю квартиры на месяц или более продолжительный срок. Мне не нравится чувствовать запах крови, которым, кажется, пропитываются даже стены. Запах смерти, которой нет. Он будто выедает изнутри, вгрызается в кожу, забивается под ногти и цепляется за волосы.
Надолго перестало пугать на десятом веке, или около того. Я хочу этого, а ты хочешь сильней, и мне нравится данный факт. Нравится, что ты уверен и что «надолго».
Дом, в котором осталось много воспоминаний, или который просто ждет, пока его хозяин одумается, наконец, и вернется?
Если не дождусь ответа через неделю, обязательно напишу еще.
Не затеряйся в китайцах. Пусть ангелы не так надежны, как верилось, но хранят тебя.

P.S. Айен, пусть я дождусь.


В конверт вложен гербарий дельфиниума.

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

7

Белиал прекрасно знал, что письмо обычно заказное, так и принесут его точно адресату, но все равно каждый день заглядывал в почтовый ящик. Только это заставляло его заходить в дом, в котором находилась его квартира. Потому что адрес именно этот. Потому что адрес съемной квартиры всегда может поменяться. Айен становился своеобразным якорем в его существовании. Незаметно. Просто. Легко. Так, что Илай сам не замечал. Начинало казаться, что соседи стали его узнавать. Это бесило. В ответ на вопросительные или приветственные взгляды демон молчал и никак не реагировал, будто никого вокруг не существует.
Только конверт в почтовом ящике.

17 октября 2019 г.
07:10 a.m.

Здравствуй, Йен.
Уж не знаю, как там китайцы, но пусть возвращают тебя домой поскорее. Негоже письмам пылиться и ждать, когда их прочтут.
Утром на улице уже довольно прохладно. Но тут лучше обзор над городом. Сейчас время восхода солнца, минута в минуту, которая растянется на чуть подольше, пока пишу тебе. Сюда, в сад, иногда залетают птицы. Но очень редко. Довольно непривычно видеть среди серого камня и стекла живых существ, которые принадлежат совершенно другой природе. Естественной. В Нью-Йорке вообще с этим беда. Один центральный парк, существующий по воле людей и с каждым годом будто уменьшающийся в размерах, потому что сам монстр из бетона и камня растет, пожирая все на своем пути. Даже не знаю, кто из нас чудовище в большей степени.
Сегодня у меня выходной, и я понятия не имею, что делать. У людей есть..хобби. Кажется, так это называется. По-моему, у меня его нет. Коллекционирование душ не считается. Ха. Ха.  Может быть, это краски.
Писать на лавочке чертовски неудобно, а идти за чем-то вроде книги мне лень, прочти за корявый почерк, которым управляет, если не ошибаюсь, бывший дуб. Я пишу тебе на трупе дерева, ни хера не романтично, зато честно! И я занял всю лавку, потому что потому. Надеюсь, китайцы предоставили тебе нормальные условия. Человеческие? Наверное, не то слово. Комфортные. Ты успел продемонстрировать свои умения управлять самолетом коллегам? Или умения ронять самолет?
По поводу идеального дома. Я описал свой существующий. Теперь расскажу об идеальном. Мне бы хотелось, чтобы в доме обязательно был мансардный этаж. Есть в этом что-то. ХарАктерное и успокаивающее. Неприкрытые деревянные балки. Обязательно деревянные, не металлические. Запах дерева ничто не сможет перебить. Дерева и смолы. Слуховые окна. И выход на какой-нибудь до жути маленький балкон, который непонятно для чего вообще построен. С одной стороны дома поле, с другой — хвойный лес. Может быть, поэтому я выбрал квартиру в доме, где есть сад.
Надеюсь, у тебя все хорошо и командировка удалась. Уже не люблю китайцев.
До следующего письма, Айен.


В конверт вложен маленький пакетик с древесной стружкой. Своего рода наркота. Но обычная древесная стружка, еще влажная, и пропитанная древесной смолой. И кусок засохшей масляной краски в форме жеребца немыслимых цветов. Глубокого синего, чистого лазурного, серебристо серого, и даже солнечно желтого, что накладывались друг на друга слоями и пробивались в разных местах, конкурируя между собой.

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

8

Письмо на фирменном рабочем бланке. На обратной стороне какие-то измерения и карандашный чертеж. Конверт очень помят, весь зажеван и проштампован.

«Дорогой Илай,
Извини, что долго не писал и не знаю, насколько быстро дойдет это письмо, так как способы доставки будут очень ненадежные. Надеюсь, ты там не особо скучаешь без наших редких писем.
Работа выдалась достаточно трудной, полной совершенно, скажем так, непредвиденных сюрпризов. В Пекине мы пробыли от силы дня два. Красивый город, ничего не скажешь. Но их страна мне не близка, ни по климату, ни по культуре, как бы я ее не принимал. Слишком скрытный народ, умеющий скрыть свое истинное отношение. Люди в больших городах ещё прогрессивны и умны, как специалисты хороши, что дает им возможность и к тебе отнестись так же, а вот глубинка…
Если честно не знаю о чем писать. Я очень устал за последнее время и вроде хочется рассказать о многом, но сил писать нет. Наша задача состояла в том, чтобы проделать определенный маршрут через почти что всю страну. Целый день летим на самолете и делаем фото и какие-то замерения, потом останавливаемся, чтобы составить планы карты, сделать уже более четкие выводы. На самом деле, это дело нисколько не стало проще с течением времени, только усложнилось, учитывая, что все данные нужно проектировать на компьютере. Люди пользуются навигаторами, составленными нами. По крайней мере на территории Великобритании. Казалось бы, есть спутники, но нет. Настолько мелко еще ни один спутник не научился видеть. Может когда-нибудь, а пока…
Пока мы вынуждены путешествовать в зараженных холерой областях и делать вид, что нас это не касается. К сожалению не шибко хороший климат Китая и на это предрасположен. От этой болезни нет лекарства, нужен лишь хороший уход. А в таких далеких районах это затрудняется. Лекарей мало. Заражение происходит быстро. Конечно, власти отправляют кого-то, все это купируют, но пока. Эти синюшные трупы не дают покоя моим спутникам. А мне не дает покоя вода. Черт, что-то с их реками и озерами не так. Не со всеми, но со многими, никак не могу понять что. Какая-то дрянь неизвестная здесь водиться. В такую воду не хочется заходить, потому что… не знаешь что на глубине? И это не мне говорить, но все-таки. Может, я себя загоняю. С этой погодой я и забыл, что дело к новому году.
Я думаю.
Только думаю. Просто думаю.
Может, я приеду на новый год? По крайней мере у меня есть хорошая мысль для подарка.
Потому что он не
Навыки владения самолетом
До списывания.
Айен.»

- Да, да, да. Все. Все. Я написал, да. – Айен быстро запечатал конверт, написал по памяти адрес и отдал невысокому китайцу – жителю ближайшего городка. Кельпи устало вздохнул и рухнул на спальник.
- Господи, я уже слишком стар для всего этого. Ненавижу Китай.
За стенками палатки что-то стрекотало. Сдавлено рыкнула дикая кошка. Это будет душная длинная ночь. За которым последует не менее выматывающий день. Но письмо уже ждать не могло.
Айен потер уставшие глаза.
Он все время это делает.
Все время идет работать туда, где забираются все силы. Специально, иначе как.
Мужчина вздохнул и потушил лампу.
[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-05 01:45:21)

+1

9

Илай хмурился, строча ответ и пробегаясь глазами по письму, чтобы не упустить ничего в ответе. Задерживался взглядом на единственной строчке «Я очень устал….сил писать нет».

26 октября 2019 г.
9:03 p.m.

Здравствуй, Йен.
Первый вопрос, который бы я хотел задать: Из какой задницы ты вытащил этот конверт? Но за него спасибо. Потому что думал, что ничего не дождусь до самого твоего прибытия домой.
Не думал, что твоя поездка выльется в серьезное испытание. Очень надеюсь, что за оставшиеся дни ты не вознамерился проверить парочку рек и озер. Особенно те, что вызывают тревожное чувство. Может быть, лучше отправить наводку СФ? Я не очень жалую этих ребят, но они могут помочь. Если хочешь, могу связаться с сотрудником, они у нас бывают редко, потому что по работе и не заказывают выпивку. Дай знать, если не хочешь пускать на самотек.
Не знаю, переживаешь ли ты при виде эпидемии и больных, которых уже не спасти. Раньше это вызывало чувство глубокой скорби у Ангелов. Раньше. Души смертных, оплакиваемые Хранителями и Карателями, воспринималась как великая потеря и чудовищная жертва по слову Его. Теперь я не уверен, что этого желал Отец. Не удивлюсь, если это устроили небеса. И оправдания найти не смогу, потому что его нет. Мне очень жаль, что ты стал свидетелем трагичных событий.
Мне нравится, когда ты ДУМАЕШЬ : D Потому что это выливается в довольно заманчивые планы. Может, давай без «может»? Я никогда не праздновал новый год. Довольно раздражительно находиться в этот день и ночь на работе, потому что все напиваются до такой степени, что я удивляюсь, как от стоящего стойкого перегара не воспламеняется воздух при чирке зажигалкой. Эта суета…. Люди ценят каждый год своей жизни. Это даже…как-то торжественно? Наверное. Праздновать очередной год, приближающий к смерти. Какая-то странная ирония в этом есть. Иногда кажется, что бессмертные потеряли счет времени, а год это как очень долгий день или непрекращаемая ночь. Но до какой же степени надо было верить, чтобы сотворить существ? Удивительна и непобедима вера человечества. Новый год тоже их затея, да настолько прижившаяся и сохранившаяся традиция, что диву даюсь. Особенно прекрасна вера детей в Санту и северных оленей, которые умеют летать. Уж не знаю, насколько ребята выполняют сейчас свою работу, но если до сих пор верят, значит, исправно.
Так что, приезжай без «может». Как минимум, квартира в распоряжении у тебя уже есть. И я.
Береги себя. Не ныряй никуда.
Твой Илай.


Тихонько позвякивает маленьким бубенчиком, из-за которого конверт чуть смялся. Вложена бумажка с надписью

"Кто-то сказал мне, что его слышит только тот, кто верит. Херня. Его все слышат, я проверял! Но он самый рождественский"

Откуда Белиал его взял, он и сам не помнил. По-моему, оторвал у Рудольфа, когда олени гуляли в «Рога и Копыта».

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

10

Посылка была небольшой и невероятно легкой, точно бы там и вовсе лежал лишь один бумажный листок. Но объем говорил об обратном. Развернув не слишком приятный на вид и ощупь пакет из плотного полиэтилена, первое, что можно было увидеть – желтоватую пергаментную бумагу. Внутри – брелок в виде маленькой панды и открытка с видами Пекина (именно такими, как можно было вообще представлять этого город). И лишь пару слов: «Что еще можно было купить в Китае? Еду домой. 29.10.19».
[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-05 01:45:34)

+1

11

«Дорогой Илай,
Все три письма, как ты понимаешь, я прочитал только сейчас. И, хотя сил не прибавилось ни на пару узлов, думаю, нужно все же постараться и написать ответ. Как и принято начинать, письмо номер один: Несмотря на то, что ты не считаешь эту съемную квартиру домом, твои описания очень даже ничего. Так или иначе, я думаю, что постепенно, даже это место окрашивается твоим присутствием. Относительно себя могу сказать, что домом могу считать считал всю Шотландию. И тот самый дом в Исландии. Хотя… Он очень странный. Этот дом ассоциируется у меня лишь с частью моей жизни, уже давно позабытой. С каким-то межжизненьем. Точно бы уехав туда, все замерло в мире. Как личный Лимб. Только для меня. На какое-то время, пока льды вокруг не начнут таять, а время снова не пойдет. И люди с которыми я там познакомился, словно бы и тоже не реальны. Так что даже не знаю, можно ли его считать домом. Сейчас подумал, что там все осталось, как было тогда. Сотни вещей, лежащих уже сотню другую лет. На это будет интересно поглядеть. Относительно тебя, я могу сказать – все еще будет. А может уже есть, но ты не замечаешь? Опять же. Если говорить об описании твоей квартиры…..*

***
Айен поднес бубенчик к глазам и ударив пальцами другой руки, медленно проследил за его покачиваниями.

- Мда. Вы только гляньте.
Кельпи перевел взгляд на лежащий рядом телефон и перевернувшись со спины на живот, взял тот в руки и легко прицепил, словно брелок. Скосился на цветок дельфиниума.

- Нептун помилуй… Гуглить значение или нет?
Айен поколебался, но все же зашел в брузер на телефоне.

- Скромность, непритязательность. – Спустя пару мгновений тихо сказал он темной комнате.
Айен выдохнул.
А что он ожидал увидеть. Во-первых, не все обращают внимание на подобное, а во-вторых,  кто-то из них мог глупо ошибиться. Например, значение такое, а вот Илай ничего подобного вовсе и не имел.

Это у его народа было принято так признаваться.

И это было очень давно.

Он бы потом не смог разговаривать с ним, не вспоминая про себя этот цветок.

***

«…Ты рисуешь? Ты не говорил или я не запомнил? А почему у меня нет еще… Сфоткай и пришли что ли. Интересно же. Если нет хобби, придумаем. Я не знаю, можно ли называть вещи, что я делаю, хобби, но если есть, то их отвратительно много и пожалуй мы что-нибудь тебе подберем. Потом. Запомни…»


***
Айен отпил мяты, залитой крутым кипятком, и взглянул за окно. Снег еще выпадет не скоро. В Лондоне он вообще редкость, хотя эта зима обещалась быть особенно холодной. Сделать что ли кормушки для птиц? Кельпи постучал карандашом о стол, глянул на бумагу, перечитал письмо, покачал головой, зевнул. Задумался о чем-то. Снова перечитал письмо.

***

«…Нет, не думаю, что нужно привлекать СФ тебе. Если что, они и сами там прознают. И… Знаешь, было бы очень хорошо, если бы они вообще забыли про меня и не знали, где я и что. До последнего тянул с паспортом и стараюсь им не пользоваться. Разговор не для письма, но ты может, знаешь, о чем я. Может…»


***
-Ен?

Айен смотрел на мутную воду. Реки восточных стран были совсем не такие, как Европейские. Вода, точно и вовсе не вода, а какой-то раствор из извести. Что-то поднялось из глубины, чернея темной гладкой спиной и даже не показываясь на самой поверхности, снова скрылось вглубь. Айен не был любопытен. И слава богам. Иначе бы он сейчас не развернулся и не зашагал к своему напарнику.

- Что там?
- Да что-то померещилось.
- Нужно больше спать, тогда не будет мерещится.

***

«… Не переживаю. Так или иначе, это происходит. Если не вникаешь в истории и личности, никогда и не будет жаль. Разве что совсем маленьких. Ладно. Не важно. Вряд ли я могу изложить достойно свои мысли на этот счет в письменном виде. Я приеду, но когда не скажу. Про «И я» я разглядел, теперь завтраки с тебя.
Напишу еще, чуть позже.
Айен.»


***
Айен свернул листки, закинул в конверт и, поставив небольшую фигурку лошадки на стол, устало откатился на стуле назад и сполз на кровать. Он прикрыл глаза, нащупал пальцами медальон на груди и чуть помешкав, снял его.

[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-05 01:45:46)

+1

12

Белиал потоптался возле ступеней, ведущих наверх, опустил взгляд на смешную панду, снова посмотрел на ступени и решил остаться внизу. Игрушечный медвежонок занял место на ключах, а вот фотокарточки куда деть, он недоумевал. Наверху в спальне стояли фоторамки. Иди дна. Или несколько. Пустые точно. Но он не пошел наверх, прицепив на двусторонний скотч все к зеркалу в прихожей. Он никогда не думал привозить что-то из путешествий. Наверное, потому что не думал никогда об этом, да и зачем. А вот стало зачем-то на зеркале.

06 ноября 2019 г.
2:25 a.m.

Здравствуй, Йен.
Нет, я не говорил, что имею какое-либо отношение к живописи. Вообще-то я не вижу в ней ничего особенного, но мне нравится запах свежей краски, которая сама при засыхании почти также вечна, как мы. Это нечто удивительное, что смогли создать люди. Вещи, которые переживают их самих. Почти вечное, почти нерушимое, напоминание о душах создателей. Что-то в этом есть.
Так чем ты занимаешься в свободное время? Ты так и не написал. Рисунок я видел. Но это само собой разумеющееся для картографии. Точность и минималистичность. Может быть, ты рисуешь что-то еще, кроме видов сверху?
Тогда я жду тебя, чтобы поговорить о твоем путешествии более конкретно и подробно при встрече. Заодно расскажешь почему так не любишь СФ. Славные же ребята. Местами.
Ты приедешь, но не скажешь когда. Впрочем, адрес у тебя есть, хм. Ключи теперь тоже. Не знаю, обнаружишь ты меня дома или я тебя. Или вовсе не дома, но теперь я понимаю, что в отгулы мне нельзя, чтобы потом взять.


Белиал запустил пальцы в волосы и растрепал еще сильнее. Когда это он думал о будущем не в плане, когда все предатели сдохнут и Михаил будет барахтаться как насекомое, которому только что оторвали крылья?

Раз завтраки с меня, то и выбор за мной. С голода точно не умрешь. Да и так и не умрешь. Но если ты собираешься приехать на Рождество и Новый Год, то процесс украшения дома на тебе. Я в этом ничего не смыслю. И никогда его не отмечал. Танцевать вокруг трупа дерева удовольствие на любителя. У тебя есть шанс увидеть, как я раздолбаю свой первый новогодний шар и уроню звезду тебе на голову. Совсем не специально. Но ты наверх поглядывай. Не каждый день со стремянки ангелы падают. Так что, предупрежден, значит вооружен.
Но я люблю фейерверки. Правда, чтобы их запускать, надо лезть на крышу, оттуда здорово смотрится. Потому что разбивать окна ракетами уже не так смешно. Можно сорить конфети в гипермаркете, желательно под закрытие. Поставить рупор на крышу авто и орать, что мы все сдохнем в следующем году, нацарапать поздравления на машинах СФ и еще миллион советов от Илая, как навести немного смуты в скучную человеческую жизнь. Устроить шабаш с костром из мертвых елок, чтобы никому больше не досталось, ибо пусть стоит пластмассовая и никому хуже не станет. Запах хвои прекрасен, но не когда он постепенно угасает, вывязывая ковер из собственной плоти.
Добро пожаловать домой.


Белиал уместил на листке, размером примерно одинаковым с открыткой, рисунок маслом в виде силуэта кельпи на фоне раскрытого окна и ночных огней вдали. Следующий: профиль кельпи, освещаемый рассветными лучами солнца. Что запомнил. Конверт перевешивает в один угол ключ от квартиры.

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

13

От 18.01.2020 года.


Дорогой Илай,
Никогда еще на работе не было так неприятно. И дело не только в Сюзан, которая решилась слишком часто, много и настойчиво спрашивать про «того мальчика». На этом можно было бы закончить, но мне есть, что еще сказать.
Забавно замечать, что все города кардинально различаются в плане атмосферы. Почему-то вернувшись домой, я не то чтобы впервые, но снова достаточно близко задумался над этим вопросом.  Запахом, людьми, ощущениями – буквально, кажется, всем. Мне не нравится Англия.* Однако, отчего-то, я искренне симпатизирую Лондону. Создается впечатление, что вокруг этого города закручивается какой-то непреодолимый ворот событий. Людей, встреч, разговоров. Историй. Их можно обнаружить везде. Особенно ночью на крыше. Если взглянуть вниз, на автостраду, то точно заметишь парочку. Или даже больше, если особенно внимательно.
Чем больше прислушиваешься к чужим окнам, тем больше их замечаешь. Долговязый мужчина в черном пальто, который явно никуда не спешит. Слепой, безмерно счастливый юноша, ловящий руками снег. Невысокая женщина с темными печальными, но решительными глазами, что вылезает из автомобиля и шагает к подъезду.  Кудрявый рыжий парень в странной шапке. Суровый мужчина, курящий на углу дома. Сколько там за ними историй и сами они истории.
Рождество закончилось, новый год тоже, а зима все еще в самом разгаре.
Иногда кажется, что каждому из них нужно сделать такие простые вещи, чтобы пододвинуть за нити судьбу поближе. Ты видишь чужие шаги так легче. А что нужно сделать мне?
После того, как я вернулся, я понял, что нужно что-то менять. Просто что-то. Возможно жизнь и сама подкинет вскоре такую возможность.
Как Кокс? Уже продал его куда подальше?

Надеющийся на то, что кот еще жив,
Абхайен.


*Айен не считает Шотландию частью Англии с:
[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

+2

14

27 января 2020 г.
6:59 a.m.

Здравствуй, Йен.
Возможно, когда ты останавливаешься в этой бесконечно долгой жизни, тогда и замечаешь моменты, которые в жизни других значат куда больше, чем в собственной. У тебя есть любимая работа. А что в ней есть еще, что по душе тебе, помимо карт и карандашей? Передай Сюзан привет. Пусть порадуется.
Ты чересчур ужасного мнения обо мне. Кокс торжественно сорвал шапку с Санты, обвинив того в плагиате и, кажется, сожрал помпон, иначе я не знаю, куда он его дел. Пожалуй, это пушистое создание в курсе, что ты уехал, потому что неделю он выглядывал тебя по всем углам, но обнаруживал только меня или осыпающуюся ель. И если раньше причиной посещения квартиры был ты, то теперь этот наглый зверь единолично властвует и творит здесь, что пожелает его кошачья душонка, воспринимая меня только как раба, доставляющего еду.
Ты забыл книгу по ботанике. Я мог бы переслать ее, но нет. Подождешь до Шотландии.
Надо что-то менять, когда есть с чем сравнить. Или просто жить, а не пытаться существовать. Не плыть в своих мыслях, но останавливать момент, чувствуя здесь и сейчас. Возможно, новые краски появятся сами по себе, а возможно, нужно приложить усилия. Ты умеешь раскрашивать жизнь не только в темные цвета.
Недавно заходила соседка и спрашивала, куда подевался тот самый голый молодой человек. Сказал, что ты не готов к таким серьезным отношениям с миссис Фостер, она ответила, что все мужики одинаковые и первая звонить не будет. А я позвоню с твоего позволения.
После отъезда город будто умер. Не уверен, что горожане дружно решили уехать. Скорее, они оставались дома. Пустые заснеженные улицы — довольно унылое зрелище, но появляется место и время для размышлений. Напрочь отбивает желание скрыться, ведь здесь и так никого нет. Кроме фигурок ангелочков. Зачеркнутая ненормативная лексика. Прости.
Время теперь тянется медленнее, и я понятия не имею, что с этим делать. Его стало слишком много. Оно накатывает волнами, в каждой из которых таится угроза быть утянутым на самое дно.

P.S. Надеюсь, в полнолуние ты не выходишь на крышу.

По листу отпечатки кошачьих лап, измазанных в бирюзовой масляной краске. В конверт вложены фото полароид в усмерть пьяных Айена и Белиала, уже без костюмов.
Первое фото: раскрасневшиеся и смотрящие в разные стороны, потому не могли найти камеру.
Второе фото: тыкающий пальцем в ту самую камеру Айен, у обоих чрезвычайно серьезные  сосредоточенные на поиске лица.
Третье фото: уткнувшиеся лбами в друг друга с идиотскими улыбками.
С обратной стороны внизу подпись черным маркером: «Ель того стоила». На следующей фотокарточке Санта Кокс в позе летящего облачка, держащего в зубах что-то яркого красного цвета. Следующее — спящего идеальным круглым комочком, что торчит один розовый нос. Скорее всего, на подушке.
[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+2

15

Письмо прибыло 06.02.2020.

Дорогой Илай,
Слишком ранее утро для адекватности разума и через чур неудобное место я выбрал для написания письма. Но, пожалуй, оно того стоило. Отсюда, с крыши, видно больше, хотя и воспринимается точно бы отстраненно. С твоими словами из последнего письма мне стоит только согласиться. И решиться. На будущее. Полное жизни, но не существования.
Сюзан я привет передал.
Она была очень… рада. Если ты понимаешь, насколько она может быть рада. Теперь намеки будут преследовать меня до момента Апокалипсиса. А в том, что эта женщина будет жить вечно, я сомневаться уже перестал.
Позволь мне в этот раз просто поделиться историей. Правила: читать перед сном. (И никому не рассказывать о тайном сообществе, конечно же).
Здесь так много огней.
Йен.

Сказка четвертая.
Музыка:
"Сын луны" (на французском языке) - Dis Moi Lune D´argent

- Эта история  произошла со мной в юности, когда я была такой же малышкой, как  ты. – сказав эти слова тихо и доверительно, точно древний сказитель, а они сидели у костра, посредь окружавшей их темноты, женщина  ласково погладила внучку по волосам. Да – да, именно «женщина», не «бабушка». Ведь ее лицо все еще было красиво, пускай уже время и огладила ее своей уверенной рукой.
- Но я уже не малышка! – насупилась девочка, но как-то не возмущенно и даже с затаенной улыбкой.
- Конечно же. Тогда, эта история произошла со мной, когда я была уже почти взрослой. Стояла снежная зимняя ночь, как сейчас. Улицы утопали в новогодних огнях, а люди спешили по своим делам. Даже трамваи трещали как-то по-особенному. И звук этот грел сердце.
В приюте тоже не спали – все были взволнованы предстоящим праздником. Каждый новый год у нас устраивался настоящий праздник, но скорее для гостей, нежели для самих сирот: мы пели, рассказывали стихотворения и разыгрывали шуточные пьески. Если закрыть глаза и посидеть в тишине, сосредоточившись, я до сих пор могу услышать приглушенные голоса детей: вступал первым в хоре всегда Эдвард – у него был звонкий хорошо поставленный голос и порой он пел так, что трудно было отличить от звука музыкального инструмента. К нему уже присоединялись остальные. Обычно мы не выбирали песни – воспитатели делали это за нас и всегда что-нибудь про бога, родителей или уютный дом.
После небольшого ужина мы расходились по комнатам. Но у меня была своя маленькая традиция: каждый раз в ночь нового года я приходила в библиотеку. Там я брала наугад с любой полки книгу, раскрывала на первой попавшейся странице и читала строки, на которые первым пал мой взгляд. Это было небольшое предсказание на будущий год. С течение времени ритуал усложнился: прийти нужно было не замеченным, в белой длинной рубашке, с распущенными волосами… В общем, для меня этот обряд стал почти магическим. Обычно мне предсказывалось что-то смутное и неясное. Какие-то философские путаные мысли, не говорящие ничего дельного. Но в тот новый год не я выбирала книгу. А она меня. Когда я, крадучись, зашла с чашкой чая внутрь, то на столе библиотекаря лежал неубранный фолиант. Он словно бы меня ждал. Я открыла и с замирающим сердцем прочла:
«…заглянул через окно и, протянув руку, сказал: «Побежали!»»
Конечно же, я прочитала и дальше, не поняв смысл сразу. На удивление книга привлекла мое внимание так, что оторваться было все труднее. Она была о пиратах. Об их смелых и дерзких приключениях, фрегатах, разрезающих волны…
Из небольшой темной комнаты я словно сама попала туда и клянусь, почувствовала соль на собственных губах!
В окошко что-то застучало и, оторвавшись от книги, я увидела за окном силуэт. Да, за окном, цепляясь за раму, стоял мальчик!
Из-за ледяных узоров на стекле, я не могла его разглядеть, но, кажется, это был мой сверстник.
Я испуганно открыла окно и впустила его внутрь помещения.
- Уф, ну и холодина на улице, что ни говори, а лето я люблю куда больше! – он согрел дыханием сцепленные руки и слегка потер их, разгоняя кровь. На нем была голубая пижама в мелкую полоску – такие носили почти все мальчишки в нашем приюте, но ноги… Боже! Да он же совсем босой! На сгибе его локтя висел длинный зонт сине-серебристого цвета.
- Ох. Нет ли чего теплого?
Я озадачено поглядела по сторонам и сняла со спинки стула шаль, которую библиотекарша видимо, забыла в праздничной суете.
- Спасибо! – радостно улыбнулся незнакомец и укутался в пахнущую пылью и потерянными знаниями шерсть.
- Но надолго оставаться нельзя – праздничная ночь коротка, нужно все успеть! – мальчик шмыгнул покрасневшим от мороза, носом  и огляделся.
- Да кто же ты такой? – наконец вымолвила я.
-О-о. – мальчишка загадочно улыбнулся. Его глаза таинственно заблестели. – Я…
Тут он застопорился, как-то растерянно, словно бы забыл или не должен был отвечать на вопрос.
- На самом деле я так ещё и не придумал себе поражающего названия.
Он принялся бубнить под нос какие-то варианты. Я расслышала только «Таинственный мальчик», «Новогодний вор» и какое-то еще безумие.
- Ну да ладно, это не так важно. Сейчас главное, что часы уже пробили полночь, а значит, времени у нас не много. Поэтому…
Мальчик встал и скинул с себя шаль.
- Пойдем.- и он уверено направился к окну.
- Куда?
- Иди-иди сюда. – он улыбнулся и отворил окно, впуская снопы снежинок. Я подошла ближе, а мальчишка открыл свой огромный зонт. Я ахнула. Точно на синем небе рассыпались снежной вьюгой серебристые снежинки, сверкающие в лунном свете.
-Давай руку. – Мы переплели пальцы – его рука была очень теплой, по-мальчишески грубоватой. Он подтянул меня к себе на подоконник, и мои ноги обдало ледяным январским ветром.
- Что ты зад…
И тут он спрыгнул вниз. Я глухо вскрикнула и замолчала, до цветных всплесков, зажмурив глаза и поджав ноги.
- Да открой ты глаза. Дурочка, совсем, что ли?- засмеялся парень. Я аккуратно открыла один, потом второй глаз. Мы парили в воздухе! Прямо напротив окна библиотеки.
-А... Как же так..
Я поглядела на свои босые ноги на фоне заснеженной дороги, по которой проезжали шумные автомобили. Подняла голову и заглянула в глаза волшебному мальчику. Тот улыбнулся и прищурился.
-  Вот как-то так. Ну чтож! Не теряем времени! Полете-е-е-е-елииии
И держа перед собой зонт, он взмыл ввысь. Мое сердце волнительно билось  все быстрее, а кожу покалывали холодные снежинки. Парень оглянулся на меня.
- Выше, выше. – Крикнул он, выпуская в воздух облачко пара, и действительно взлетел выше. Мы летели над кромками крыш, сквозь сизый дым, что валил из каменных домоходов. Ошарашенные коты провожали нас удивленными взглядами. Две маленькие тени неслись над сверкающим в праздничном уборе, городе. Я то и дело выглядывала знакомые строения. Вот цветочная лавка, закрытая на зиму. А вот и детская школа, где девочки носят такие красивые дорогие наряды, сшитые в мастерской. И конечно же, здание приюта. Все меньше и дальше!
-Эй! Прокричи что-нибудь, чего молчишь?
-А. .. а что?
-Ну..не знаю..с новым годом поздравь, там.
Я набрала в легкие побольше стылого воздуха и что было сил прокричала:
- С НОВЫМ ГОДОООМ!
Подняв пылающее лицо, я улыбнулась мальчишке, и мы вместе засмеялись.
- С новым счастьем…- глухо донеслось откуда-то снизу.  И мы залились смехом ещё пуще.
Пролетая над центральной площадью, мы застыли на какое-то время, поглядев на алые крыши ярмарки и хоровод вокруг елки. Полюбовались на серебристую звезду на самой её верхушке и взмыли чуть ли не к самой белоснежной луне. Все выше и выше. Казалось, что поблескивающих звезд можно коснуться рукой и собрать, точно яблоки в подол ночной рубашки. Люди внизу пели песни, благодаря бога за ещё один год, полный счастья и невзгод, но все же такой неповторимый и дорогой для них.
И мы ещё долго летели над не спящим городом, вместе с новогодними духами.
Но вскоре мы начали снижаться.
- Это же море.
- Точно. Оно самое.- сказал мальчик  тихо, и мы ненадолго замерли, всматриваясь в бесконечную белую гладь. – Спускаемся.
На скалистом берегу, нависая над застывшими волнами, расположился белый  дом. Он был сделан так искусно, что казалось, что это не деревянные доски, а настоящее ледяное кружево.
- Вот мы и прилетели. Добро пожаловать в мастерскую снега!
Мы опустились голыми ногами прямо на снег и мальчик закрыл зонт. Но руку не отпустил, а сжав крепче, повел в дом.
Внутри было очень уютно и тепло, а обстановка ничем не отличалась от обычной, человеческой и ни единым предметом не намекал на свою волшебность.
-Слишком просто, да? – понимающе кивнул мальчик.
-Ну… как-то по человечески.
Он засмеялся.
- Так мы и есть люди! Просто люди, которые делают снег.
- А как же полеты?
- Это дедушкин зонтик всё. – он кивнул на зонт, который уже отдыхал в специальной подставке. – Ну да ладно, пойдем. Я чаю наведу, согреешься.
Я действительно довольно сильно замерзла и мои плечи иногда содрогались из-за холода, накатывающего откуда-то из нутрии. Мы вошли в уютно обставленную гостиную, и я присела на диванчик у камина. На меня тут же скинули ворох пледов.
- Укройся, простая смертная. – многозначительно подчеркнул он, намекая на мои недавно сказанные слова.
Я засмеялась и, подобрав ноги, зарылась в теплый флис. Вскоре мне в руки дали небольшую фарфоровую чашечку с нарисованным сбоку оленем.
- Пахнет очень вкусно.
- Бабулины сборы. Они поднимают настроение. И лечат душевные раны.
Я отпила насыщенного ягодно-травяного напитка и словно почувствовала свет солнышка на языке.
- М-м… - протянула я.
- Ага.  – понимающе улыбнулся он.
Мальчик присел рядом и уставился на огонь. Только теперь я хорошенько смогла его рассмотреть. Встреть я такого на улице или увидь в окно, подумала бы, что обычный мальчик. Ничего примечательного. Каштановые волосы, внимательные карие глаза. Чуть вздернутый нос.
- Когда отогреешься, пойдем к деду, поглядишь на снежинки.
-Ой, пошли! Я уже согрелась! – моментально отозвалась я.
Мальчик скептически взглянул на меня, но рвение поддержал и, распутал меня. Мы двинулись по коридору, которого я сразу не заметила. Лесенка вниз, ещё одна лесенка вниз и мы оказались в прохладном зале, сияющим всеми цветами новогодней елки: алые, синие, зеленые, желтые всполохи то и дело скользили по ледяным стенам.
- Деда, мы прибыли!
-Охо-хо, как прошел полет?
- Нормально! – мальчик махнул рукой, но явно гордился совершенным делом.
Из-за станка, похожего на небольшую мясорубку, показалась седая макушка, а после и весь дедушка моего нового друга.
- Ну здравствуйте, миледи. Я надеюсь, мой внук не приврал и вы действительно нормально добрались.
-Да. – Я неловко поклонилась. Мужчина излучал доброту и понимание, а весь его внешний вид никак не вязался с такими волшебствами, что творились в этом доме и чьих свидетельницей я стала . Обычный болотный свитер крупной взяки, штаны без единой складочки, потертые очки в овальной оправе и заправские усы, как у нашего повара. Разве что седые.
-Чтож, можешь подойти поближе.
Я неуверенно ступила пару шагов.
- Ещё ближе можно. – хохотнул он и я сразу поверила, что мальчик его внук – они так похоже смеются.
- Смотри, вот из этого и делают снежинки. – мужчина указал на глубокую плетеную корзину полную драгоценных камней, от которых и исходило сияние.
- Драгоценности?
- Это - эмоции всех людей со всего света. Грусть, любовь, нежность. Иногда даже смех попадается. Смотри ка… И здесь завалялся. – дедушка присел и вытащил маленькую бусинку ярко-золотого цвета. – Смотри. – он бросил её на каменный пол и вдруг в комнате зазвучал радостный искрящейся смех. Он точно бы скользил по стенам вместе с искрящимися бликами, похожими на солнечных зайчиков, что мы с подружками часто пускали из окошка весной.
- Детский смех. Красота… - прошептал позади мальчик.
Я заворожено подняла бусину, которая подкатилась к моей ноге и положила обратно в корзину.
- Так мы берем… - дедушка взял корзину. – Высыпаем сюда. – он засыпал сверкающие самоцветы в «мясорубку». – И… - он покрутил какие-то рычажки и машина заворчала, чихнула и заработала.
- А теперь пойдем-пойдем! – поторопил он и мы подошли к небольшой белой дверце, как оказалось, ведущей на балкон. Через небольшую решетку в стене дома вылетали новенькие сверкающие снежинки, которые тут же подхватывал ветер и уносил над морем, ввысь.
- А ветер уж разнесет в облака. – сказал мальчик, заканчивая и подводя итоги.
- Это так прекрасно. – заворожено прошептала я, всматриваясь в белоснежную пыль.
-Точно. – сказали дед и внук одновременно, заворожено глядя на улетающие белые хлопья.
Ещё долго в тот день я сидела в их доме, пила чай и слушала увлекательные истории мальчика о том, о сем.  А когда встало солнце, меня довезли обратно до дома, таким же способом, каким привезли в «Дом снега», как я его с тех пор и величала.
-И…и что же? Вы больше не виделись с этим мальчиком. – взволновано спросила внучка.
-Ну почему же, виделись порой. Он вырос, стал прекрасным мужчиной…
В окно постучали, и внучка тут же вскочила с кровати, в волнении держась за край лоскутного одеяла. За заледенелыми окнами показался чей-то силуэт.
-Да… И у него появилась уже своя семья.
Я встала и открыла окно, пуская рыжего, покрытого веснушками мальчугана с длинным сине-серебристым зонтом.
- Ой…ну и холодрыга то! – он чихнул.
- Ничего. Мы тебя согреем чаем и историями. – сказала я и улыбнувшись, встала, чтобы подать ему уже заготовленную заранее третью чашку с вересковым чаем.


[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

+1

16

15 февраля 2020 г.
2:34 a.m.

Здравствуй, Йен.
Надеюсь, твои чернила не замерзали, пока ты писал, и окружающий воздух не сотрясла ненормативная лексика.
Девочка просто беспокоится о твоем будущем, не будь так строг. Чужое беспокойство хоть и неощутимо, но порой имеет вес золота.  Мне определенно нравится эта девочка! Может быть, потому что знаю, что она где-то там крутится возле тебя. Сомнительный хранитель, но какой есть.

Светало.
Илай застыл в руках с листом, испещренным чернилами в узнаваемом почерке. Кокс шуршал чем-то внизу. Ему не была дела до человеческих писюлек. Жалюзи плотно закрыты, как и потолок. Он ненавидел спать при дневном свете, но работа обязывала. Настольная лампа пушистой луной освещала спальню, давая ровно столько света, чтобы разобрать написанное. Уставший, но довольный, Белиал боролся со сном. Тщетно.

Хотел давно спросить, печатают ли твои сказки. И если да, то под каким псевдонимом?

Сказка МакФаса плавно перетекла в сон, просочившись сквозь завесы сознания. Илай не знал, дочитал ли он сказку сам, или ее окончание как неотделимая часть само предстало на ином уровне бытия.
То пробуждение было чересчур быстрым, потому что белоснежное исчадие ада на четырех лапах возомнило письмо не иначе, как своей опочивальней. Возможно, Кокс почувствовал знакомый запах и решил таким образом поскучать или отдать дань уважения мертвецким сном, насколько это возможно для котов. Но это не помешало Илаю подорваться, чтобы шугануть наглую пушистую задницу прочь с помятых листов.

Не знаю, посещаешь ли ты заведения для существ. Среди них всегда чувствую себя еще более изолированным, чем где-либо. Это как находиться в толпе, но раствориться в ней и потерять самое себя. Нырнуть вглубь и не найтись. Среди людей многие ощущают себя наблюдателями, но приходилось ли тебе встречать тех, кто наблюдает за тобой? Я бы не хотел столкнуться с ним лицом к лицу, и тем самым обманываю себя.
Знаешь, ангелы умеют творить чудеса, но не хотят тратить их из страха, что в нужный час их не станет. Находясь здесь, на земле, я только начал понимать, что чудеса можно творить своими руками. О нет, это не значит, что мир обретет пару тысяч суперменов и бетменов. Мы слишком жестоки и извращены для подобного героизма. Есть только момент, в котором маленькаяя девочка, кутающаяся в потрепанный флисовый плед, запомнит своего Зорро. Только момент, в котором больше жизни, чем в бессмертии. В котором грань черного и белого стирается, растворяясь друг в друге.

Твой Илай.

[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1

17

И моё слово было «белый».


Айен взглянул на эту строчку, перечитывая вновь, стараясь понять и ответить на вопрос самому себе -какое же в таком случае слово у него?  Он сидел на краю крыши, крепко держа исписанные листки и порой бросал взгляд то на один, то на другой, в конце концов, вновь возвращаясь к той самой фразе. Письмо Илая, которое он получил вот уже как пятнадцать минут, тоже было здесь, однако, прочитанное от начала и до конца несколько раз, уже не столь сильно занимало его разум, как попытка найти ответ на ненужный вопрос. Кельпи поднял ворот кожаной куртки, выдохнул и лег на ледяной бетон крыши, поднимая листок к глазам. Вглядывался темными, почти черными, глазами в еле виднеющийся в полумраке витиеватый подчерк. Внезапно раздался какой-то тихий звук. Что-то среднее между шорохом и тихим выдохом. Не двигаясь, Айен поднял взгляд вверх и в перевернутой картинке мира увидел знакомую фигуру.  Слепой парень в пальто не по размеру. Он замер у входа на крышу, словно бы зная, что здесь есть кто-то еще, но в тоже время, не веря самому себе. МакФас не собирался экспериментировать и смотреть, что из этого всего выйдет.
- Ночи лунной, здесь только я.
Плечи мальчика расслабились, однако он слегка нахмурился, словно собираясь с мыслями и желая что-то сказать. Затем, вроде как передумал и, сложив руки на груди, пряча бледные кисти в широких рукавах, пошел куда-то в сторону от Йена. Тот вздохнул. Он не знал расстраиваться или восхищаться его подозрительным отношением к нему. С одной стороны – ничем не заслужил, с другой – слишком уж он был прав. Он точно бы чувствовал, что Айен не человек, хотя они не знали даже имен друг друга, что уж говорить о сущности. И все же. Фолкс был уверен, что рядом с ним человек. А тот похоже, знал, что рядом нечто опасное. Однако в этот раз попыток тут же уйти, как чаще бывало, он не сделал, усевшись рядом с вентиляцией и поджав колени к груди. Айен решил оставить мальчика наедине с собой и вновь взял первый листок.

Первое слово – самое главное. Ты не запоминаешь его, как весь смысл в целом, но именно его так ждешь, выбирая книгу. Оно должно захватить тебя, не отпускать до конца и незаметно исчезнуть, выполнив свою роль.
Вначале было слово.
И моё слово было «белый».
В моей жизни было много белого. Белые стены, белые люди, белый мир за окном.  Да и я сама была белая.  Небольшая ростом, с бледно-голубыми глазами, обрамленными выбеленными ресницами. Волосы были прямые, легкие. Белые. И на улице, окутывая голые бледно-кофейные деревья, всегда падал снег.
Мою маму звали Арль, а отца Эрль и оба они были художниками. Правда мать рисовала всё, что в голову придет, да на сердце ляжет, а отец продавал картины, выполненные исключительно на заказ. И не смотря на такие разные должности, дома отсутствовали оба, с самого раннего, бледного, еле живущего утра, заканчивая густыми как туман и совершенно не тёмными сумерками.
Мой младший брат ребенком был не запланированным и ни в садик, ни в младшую школу не ходил. Не смотря на это, он был самым умным и начитанным человеком из всех, кого мне доводилось встречать.  И самым замкнутым. Он не говорил принципиально. Никогда.
Родители суетливо ходили утром за нашими спинами, пока мы завтракали и изредка задавали вопросы, на которые сами же и отвечали.
- Мика, ты хочешь поехать к бабушке на вторую половину года? Это хорошая идея, думаю Арлин уже надоело целыми днями нянчиться с тобой. Не забудь какой-нибудь подарок с собой. И улыбайся, на твоё вымученное выражение лица невозможно смотреть.
Я слегка наклонилась и указала на липовый мед, пытаясь глазам предать вопросительное выражение. Мика посмотрел на меня, качнул головой и передал сладко-пахнущую плошку. Он был заботлив, нежен и добр. И нем для этого мира. Что возможно не так уж и плохо.
Когда родители уходили, мы предоставлялись сами себе. Мика обычно запирался в своей комнате  или выходил с книгой на террасу. В особо благоприятные дни его можно было застать, склонившимся за кухонным столом. Он не говорил, что мастерит, но запах дерева и лака чувствовался во всех помещениях дома. Такой непривычно яркий для этого мира. Вечером в подобные дни мы всегда проветривали, чтобы морозный запах снова окутал наш дом – родители не одобрили бы увлечений Мика, считая не достойным мужчины. Но резкий лесной запах словно въелся в его кожу и никогда не уходил.
Я же занималась науками с учителем по компьютеру. Даже не видя его. Он находился за много километров от меня. Естествознание, астрономия, искусство и увайтика*. Каждый мог выбрать предметы, которые нравятся или необходимы только ему. В младшей школе я изучала ещё обычную историю, основы музыки и экономику, но мама сказала, что тишина куда приятней, а без истории прекрасно можно обойтись. Отец, ничего не объяснив, убрал экономику. Высказывались сомнения и о астрономии, но без этого предмета я бы не могла и поэтому сделала скудные попытки отстоять свое мнение. А родители и не очень сопротивлялись, видимо посчитав, что убрали все, что хотели. Ночами которые, слава богам, были темные, я, укутавшись в одеяла, выходила на балкон и смотрела на мерцающий небосвод, отслеживая взглядом млечный путь.  О звездном небе сказано уже так много. «Обсыпанное, увешанное, украшенное россыпью». Звезды сравнивают с песчинками, глазами, лампочками… Но всё же некоторые вещи нужно почувствовать и увидеть лично.  И каждый раз, шепча под нос названия знакомых созвездий, Арлин чувствовала приятное умиротворение и покой на душе. Хотелось взмыть и тихо лететь в морозной вышине черной бескрайной вечности.
Иногда, пусть позже, не сговариваясь в ночь выходил и Мика. Он не удивлялся, видя меня, и всё так же молчал, устремив в небо взгляд бледно-зеленых глаз. Он с шумом выдыхал колкий воздух, раскрывал нежно-розовые губы, выпуская клубы призрачного пара.  Редко он приходил раньше, принося с собой пару чашек горячего молока. Так, слушая тишину, мы стояли пару часов, завороженные увиденным и расходились по своим спальням. Бывало, нас ссылали к уже упомянутой бабушке. И месяц или два, мы копошились с бисером, собирая декоративных ангелов, которых после подвешивали к потолку в непомерно большой гостиной.
Так и текла наша жизнь уже некоторое количество лет.


Айен прикрыл глаза.
- Если я задам вопрос, ты ответишь? – спросил он вслух, выдыхая пар. Февраль выдался прохладным. Впрочем, как и вся зима этого года. Мальчик промолчал и кельпи не понимал, как это трактовать. С другой стороны, не это ли сейчас был вопрос? Значит нет? Фолкс хмыкнул и взял следующие листки.

Проснувшись рано из-за шума на первом этаже, я нахмурилась, потянулась и попыталась заснуть снова несмотря на тяжесть и ломоту в шее, после неудобной позы. Но шум зазвучал громче и настойчивей, словно догадавшись, что я собиралась игнорировать его. С неслышным никому вздохом, я поднялась, поправила пижаму, перекрутившуюся за ночь и пошла к лестнице. Кафель, который покрывал полы всего дома, неприятно холодил ноги. На противоположной лестнице я заметила Мика, стоявшего в той же позе, что и я. Он тоже заметил меня. На кухне родители сновали больше обычного. Отец складывал художественные принадлежности в чемодан, мать повсюду искала тюлевый шарф, лежащий  у неё прямо перед носом.
-О, Арлин, Мик, я как раз хотела вас будить, -воскликнула мама, завидев спускающихся нас. – Меня и Вашего Отца, - она всегда так говорила. «Вашего отца». Точно бы его здесь и не было вовсе. -  Пригласили на волшебную выставку, где будут наши работы. Если всё удачно сойдется – работы уйдут за хорошие деньги.
- Это всего на неделю. – Наконец посмотрел на нас отец, устало разминая плечи. – А Вы уже взрослые.
- Поэтому бабушку мы волновать не стали. – шарф нашелся и теперь удавом послушно скрутился на шее.  Я внутренне передернулась. – И если она будет писать, ответьте, что мы дома.
Оба родителя синхронно подхватили чемоданы и сосредоточенно направились к выходу. Придерживая дверь ногой, мать обернулась.
- И не забывайте об элементарной безопасности.
Во дворе зарычал мотор, захлопнулись двери, и мы остались в доме только вдвоем, ещё не осознавая произошедшего. Вот и все. Вот и родители.
Как всегда позавтракали, как всегда убрали за собой. Что теперь? Целую неделю мы предоставлены сами себе. Стараясь придумать такое дело, чтобы вынести из жалких семи дней наибольшую выгоду, в задумчивости стучала пальцами по столу. Поскольку в голову не лезло ничего, а Мика уже скрылся у себя, я решила тоже чем-нибудь заняться. Например, уборкой.  Когда последний раз я убиралась самостоятельно, не отдавая всю работу дому, который время от времени или по воле хозяина самоочищался?  Завязав волосы лентой и надев удобную и более подходящую к случаю одежду, я нашла в кладовке необходимые принадлежности и принялась за кухню. Затем последовали терраса, крыльцо и лестница. Убрать гостиную я не успела, передо мной её занял Мика. Осталась только моя комната. Наклонившись, я заглянула под кровать и наткнулась на знакомую коробку. Маленькая из белого пластика – некогда я выпросила её у бабушки, та хранила в ней ленты, иголки, пуговицы и остальные мелкие принадлежности. Бережно подцепив её шваброй, я отодвинула крышку.
Вырезки из журналов, пластмассовые и резиновые мелкие игрушки, источенные карандаши, камешки - в этой коробке любой предмет был наполнен воспоминаниями. Их было очень много. Я взяла кусочек стекла и, посмотрев через него на успевшую потемнеть улицу. Стекло было гладким по краям, а изнутри покрыто множеством небольших трещин. Внезапно в его гранях я уловила какой-то яркий блеск, который тут же пропал. Я нахмурилась и покрутила осколок, стараясь снова поймать загадочное свечение. Но оно шло не из моего «памятного» стекла. Я медленно опустила ладонь на пол и посмотрела за окно.
Оно шло из леса.
Стараясь не сводить взгляда с далекого мерцания, я поднялась.
- Мика!
Свет был яркий, насыщенный, как бледно-красный, но …  горячий. Чувственный… Он ослеплял и притягивал. Услышав шаги позади себя, я подошла ближе к окнам, знав, что Мика сам обратит внимание.
-Что это? - на улице пошел снег, облачной стеной скрывая свет от любопытных глаз. Выйдя на улицу и натянув капюшон пониже, чтобы снег не слепил глаза, мы направились в восточную часть леса. Ноги глубоко утопали в  снегу, проламывая толстый слой наста. Шли мы долго, каждый след оставляя с трудом. Руки, несмотря на  муфты, оледенели, а ледяной ветер забирался под полы дубленок. Но совсем скоро, мы заметили цель и пошли скорее. Среди пурги, во тьме голых деревьев, кроваво-алым светом окрашивая кристаллы снега, лежала птица. Маленькая с острыми крыльями, небольшим хвостом. Грудь её еле вздымалась.


Фолкс вновь положил листки на грудь, прерываясь. История не удавалась. Он не знал, что с ней делать и стоит ли ее отправлять Белиалу.
- Задавай.
Айен замер.
- Что?
- Вопрос.
Он его точно ненавидит. МакФас это чувствовал.
- Если бы в твоей жизни… Лучше прочитать. – кельпи уже почти наизусть повторил первые строки странного рассказа и задумчиво помолчав, спросил вновь. – Если бы нужно было выбрать слово, какое оно бы было у тебя?
Йен не смотрел на мальчика, но слышал, что тот замолчал как-то по-другому. Задумался.
- «Ты».
- Ты?
- Мое слово – местоимение.
- Похоже на жульничество.
Мальчик замолчал обидчивым молчанием.
- Я не обвиняю. – успокоил он его, но кажется парень еще сильнее замкнулся в себе от осознания, что его обиду легко прочесть в одном лишь молчании.  – Просто это странно. Я бы не подумал о таком.
- И какое тогда?
- Какое слово? – Айен посмотрел вверх, в небо, следя за иллюминацией.  – Не знаю.
Тихо. Может его слово "тихо"?

Арлин сидела на террасе и, подперев рукой щеку, крошила алой птице хлеб. Вчера вечером она была совсем плоха. Ни сама Арлин, ни Мика не знали, как ухаживать за птицами, и когда из забитого песком и корой, клюва стала пузырями выходить вода, они запаниковали. Теперь же, когда всё было позади, взглянув на Алую, нельзя было предположить, что всего несколько часов назад та была при смерти. Тихий стук в дверь. Арлин вскинула голову и улыбнулась, увидев Мика в дверях.
-Уже встал? Рано, мы ведь всего… - Только сейчас сестра заметила, как напряжен её брат. Он поднял глаза. В них плескался страх.
-Что случилось? – птица тоже застыла, почувствовав напряжение.
Мика вытащил блокнот и щелкнув колпачком черного маркера написал всего несколько слов: «Во дворе кто-то есть».



Письмо от 18.02.2020.
«Дорогой Илай,
Их читаешь только ты. И вряд ли я решусь или возжелаю опубликовать эти, да прости меня, рукописи. А некоторые вещи даже просто закончить.
Я редко бываю в таких заведениях, но те ощущения, что ты описал, чувствую, пожалуй… Не совру, сказав что везде.
Не нужно быть ангелом или героем, чтобы творить чудеса. И, пожалуй, не нужно полагаться на способности к чуду, если таковые есть. Мне так кажется. Сложно судить, ведь у меня лишь один знакомый ангел, но, пожалуй, он поступает именно так.
У тебя есть слово, Белиал?»


Айен посмотрел на листок. Мало. Но почему-то мысль казалась законченной. Ему трудно что-то написать в этот раз. Пожалуй, он спросил даже больше, чем мог бы написать взамен. Сколько бы ни написал.
- Если не нашел – значит не время. – раздалось тихое за спиной.
- Не время? -  в вопросе фолкса слышалось какое-то очевидное сомнение. Очевидное для них обоих. Мальчик вздрогнул, резко повернув лицо в его сторону. Затем его чувства сошли на нет. Как искра.
- Не время.
Айен задумчиво посмотрел вниз на дорогу. Огни, огни, огни. Он сложил все листки и пометив их в конверт задумчиво постучал по кромке крыши.
- Может быть и не время. – сказал фолкс, поднимаясь.
[icon]http://s8.uploads.ru/WqV8M.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]fairy tale[/status]

+1

18

28 февраля 2020 г.
0:25 a.m.

Здравствуй, Йен.
Я назову тебе два слова. И одно из них недостижимо, но пришло в голову сразу, когда я увидел твой вопрос.
"Прощение".
Так бы ответил тебе ангел.
Слово мое «морок». Ложь, обман, наваждение, мираж. Суморок. Между светом и тьмой, обращенный к солнцу спиной, тонущий во мраке.


Белиал потер глаза и посмотрел на коробку. Он был уверен, что получит за это «по шапке» от кельпи.

Раз ты не решился ничего печатать, я взял на себя ответственность сделать это самому. Дети любят сказки. Особенно те, в жизни которых их пока не случилось. Если ты не будешь против, то ограниченный немногочисленный тираж уйдет детям. Почему-то я думаю, что не будешь.


Типографская краска еще не успела приесться. Демон почувствовал ни с чем несравнимый аромат новой бумаги как только забрал. И теперь он заполнил каждый уголок комнаты, вытесняя сладковатый запах крови. Белиал погладил одну из иллюстраций, будто мог еще исправить или испортить. Но краска давно высохла. Еще до того, как он распаковал небольшую партию. Он прекрасно понимал, что не все умеют читать. Но найдутся те, кто им прочтет, обязательно.
На странице остался размазанный багровый след, задерживая внимание Илая. Этот экземпляр останется здесь.

Но согласия все равно дождусь.


Пепел падал на шероховатую поверхность пергамента, забиваясь в поры. Смятая пачка сигарет валялась на полу. Он улыбнулся по-дикому странно и тихо засмеялся. Сам над собой.

Сижу пишу тебе вдохновенные строки, весь такой невъебенный, общипанный ангелок. Ха. Ха. Я сказал бы тебе…. Я хочу сказать, что ты не один. Вслух. Потому что произнесенные слова обретают смысл и начинают чего-то стоить. Но моему слову верить нельзя.
Никогда не верь.


Руки задрожали, разбрасывая седую пыль еще сильнее. Он не мог сосредоточиться и боялся поднять взгляд. Хмурился, заставляя смотреть на стержень ручки, выводящей неуверенными пальцами слова. Ему казалось кощунством писать сейчас ответ, но только так получалось хоть на минуты отвлечься. Слова буквально вдавливались в бумагу из-за сильного нажима, будто пытаясь порвать.

Почему тогда ты пишешь, Йен? Что значат для тебя слова, наполняющие смыслом ничто? Можно ли назвать сказку смыслом? Возможно, нет. Но точно можно назвать целью показать что-то важное в жизни.
Во что ты веришь, Йен? Шотландия не считается, темноглазый.

Твой Илай.
P.S. Жду продолжения


Демон нервно улыбнулся, сложив письмо и сунув между страниц наугад.
[icon]http://sf.uploads.ru/UvKEN.jpg[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]Let me fly once again[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » То, что на улицах не говорят – ни другим. Ни себе, в одиночку ©