Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Christmas Lights [C]


Christmas Lights [C]

Сообщений 31 страница 60 из 101

31

Фолкс помолчал, выслушивая демона.

- Да.- Пауза.-  У меня наверное была мама.
Айен повернулся и  ошалело смотрел, как у него из под носа увозят виски. Грабеж посреди ночи. Он  даже не подозревал, что его друг способен на такую подляну. Фолкс ухмыльнулся, нехотя поднялся с насиженного места, один раз оттолкнулся, и даже не думая обезопаситься от падения и потенциально разбитого носа, возвышаясь прямой жердью над горизонтально-наклонной плоскостью мира, заскользил вниз и врезался в объятия демона. Пока кельпи отрешенно стоял, где его оставили, в тихоря отпивая из бутыли то, что осталось, поглядывая в сумерки под елками, демону было явно весело. Очень даже и периодические восклицания, и хохот из-под елок доказывал это примерно в радиусе метров пятнадцати. Когда его позвали, он уже не мог отказаться. Доковыляв гусиным шагом на коньках до Илая, он хохотнул, и плюхнулся на землю рядом. Задумчиво замер, зачерпнул рукой снега и вмазал им прямо по морде демона, чтобы тот ржал потише. Красочный ответ себя не заставил долго ждать, но ни один ангел в процессе громкого смеха и перекидывания снега не пострадал.
Когда битва закончилась, фолкс упал обратно на ангельский след и тяжело дыша уставился в серое небо.

- Кха. – Он улыбнулся и снова по инерции сдавленно засмеялся, вновь сбивая дыхание. Прошедшее только что веселье еще гуляло по телу, постепенно куда-то уходя, как и выпитый алкоголь. Снег падал на глаза, заставляя щурится, привыкать к колящим снежинкам. Пар его дыхания сливался с бледной пеленой снежной завесы. Он закрыл рот, чувствуя, что губы неприятно потрескались на морозе, стараясь дышать носом и медленно поднял руку. Смотрел на собственные пальцы, на фоне серого неба. Вновь прищурил темный взгляд и точно бы потянулся рукой куда-то вверх, пытаясь поймать нетающие на бледной коже снежинки.
Он помнил другое небо.
Скудно проглядывающее через обломки черной сводчатой крыши. Такое же темное, такое же близкое. Бесцветный снег, точно лебяжьи перья, серпантином падал на его тело через трещины и обломки камня, вместе с прозрачным зимним светом, что источает небо даже ночью. Он лежал на разграбленном алтаре, свесив одну руку и ногу, даже не пытаясь укрыться плащом, так же протягивая пальцы куда-то вверх. Туда, где в вышине нет ничего. На полу среди скамеек лежали балки, обломки крыши и стен. Разрушенная оскверненная церковь. Ветер, гуляющий отзвуками хоров, доходил до его сердца одиноким высоким соло, уносящим мысль и сознание туда, откуда падал снег. Оттуда они наверное сейчас выглядят так глупо. Двое взрослых мужиков с бессмертными сердцами, валяющихся под кустами, вечно идущих куда-то, зачем-то.
Айен закрыл глаза и накрыл их ладонью.
Он уже давно венчан с этим путем.
Судорожный вздох сдержан, превращен на секунды в оскал.
Фолкс опустил руку в снег, зарываясь в холод пальцами. Скрывая соленую влагу в пресной нетающей воде.

- Рано или поздно мы найдем. То, что ищем. – Сказал Айен куда-то вверх. – В тебе я уж не сомневаюсь, прохиндей. Где мой виски, черт возьми?
Фолкс поднялся, выглядывая пакет и неловко поднявшись, заковылял к нему. Остановился, обернулся. Пнул коньком снег так, что волна попала на лицо Илаю и удовлетворившись содеянным, гуськом пошел к виски.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holiday[/status]

Отредактировано Iren (2018-01-21 18:36:01)

+1

32

Пока Белиал отплевывался и защищался от снежной блокады, кельпи успел наваять еще одного вдавленного ангела, красовавшегося чуть поодаль. Илай улыбался, жмурясь и смотря на облачка пара при каждом выдохе, а потом поворачиваясь к фолксу. Улыбка убежала куда-то, наверное, вытирать мелькнувший проблеск горечи в глазах кельпи. Белиал сглотнул, не понимая, что сделал или сказал не так. Хотя прекрасно понимал, что дело могло быть и не в нем самом, а в мыслях и памяти, что подкидывали горькую пилюлю всякий раз, когда кажется, что можно быть здесь и сейчас. А остальное…. Он вздрогнул на полетевшие в него остатки снега и резко сел, напряженно всматриваясь в фигуру фолкса. Виски. Конечно.
— Моя часть сделки заключается не в этом, Йен. Но даже если ее бы не было, я бы сделал все, — демон вдруг запустил руку во внутренний карман своей куртки и выудил длинный прямоугольный чехол, а оттуда губную гармонь. Прижал к губам, набирая воздуха в легкие и выдавая смутно знакомую мелодию, вспоминая уже на ходу*. Он помнил, как щекотала губы гармошка в первый раз, когда только решил попробовать. Белиал закрыл глаза, подтянул ноги, усевшись по-турецки и держа гармошку двумя руками. Это выглядело странно. Ночь. Пустой парк. Из-за под ели возле лысого кустарника раздается своеобразная серенада. Он давно не играл на ней, но таскал повсюду с собой. Не зря, похоже. Гармонь выдавала отличное звучание, как маленький переносной орган. Глубокое, но низкое. У Белиала, насколько он помнил, она была джазовая. Он никогда не углублялся в изучение этого всего, но любил поиграть. Только вот не для кого было.
Демон открыл глаза, прерываясь и поднимаясь с места, неуклюже потопал к фолксу, взяв его за руку и потянув обратно на каток. Илай шагнул на лед, повторяя маневр Айена и поехав спиной вперед, чтобы видеть его и снова начать играть. Сам он крутанулся на месте, немного неуверенно, боясь потерять равновесие, руки-то заняты гармошкой. Но с каждым финтом все увереннее становился на лед. Проехался, выставляя ногу вперед и кружа по льду. В какой-то момент схватив кельпи под руку и закружив по часовой стрелке, смотря на него и замечая, как в этот самый момент мир крутится вокруг них, а не наоборот. Отнять вторую руку он не мог из-за инструмента, выдававшего какие-то…уютные звуки. Наверное, поэтому Илаю нравилась именно гармонь.
Их руки расцепились, Белиал нырнул в арку, беря так высоко, как только мог, делая несколько кругов вокруг колонны, хватая новую бутылку из пакета рядом с ограждением и разгоняясь быстрее навстречу Айену, в нескольких метрах шлепнулся специально на колени. Подъехал демон уже без мелодии, зато с вискарем, держа его за горлышко в поднятой руке, чтобы вручить кельпи, как импровизированный цветочек. Но это осталось только в мыслях Илая, от которых он тихо смеялся, врезавшись в фолкса и схватившись свободной рукой за его ногу, чтобы не проехать мимо дальше.
— О нет, только не говори, что тебе от меня нужен только алкоголь, — он ткнул его под ребра, не поднимаясь с колен и недвусмысленно показав на бутылку и на свои губы пальцем.

*

VeksZ – Губная гармошка

[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

33

Все, что угодно. Нож, пистолет, упаковку печенья. Айен бы ничему не удивился. Но уж увидеть вытащенную из внутреннего кармана гармошку, фолкс никак не ожидал. Пару мгновений, он не скрывая удивления, таращился на инструмент, периодически переводя взгляд на Илая и ожидая, что тот будет делать. Но когда он заиграл, Айен внутренне встрепенулся. Наблюдая с улыбкой за тем, что творит демон, он шел, если тот вел, стоял, если тот оставлял. Когда тот притормозил прямо перед ним на коленях, он непонимающе посмотрел на губы Илая, потом в его глаза и вопросительно сдвинул брови?

- Э, нет. Конечно нет. Например, еще одна твоя мелодия вполне подойдет тоже. – Айен усмехнулся. -  Гормошки я не ожидал, но раз уж так, может, сыграешь еще?
Фолкс вытащил из рук демона бутылку.

- А это, пожалуй, тебе будет мешать. – Айен приподнял брови и улыбнулся, протягивая руку. Когда Илай заиграл вновь, Айен задумчиво посмотрел по сторонам и, подловив нужный момент, негромко вступил в такт. Изначально у песни был другой мотив, но чем громче фолкс пел, тем больше понимал, что она, как нельзя лучше подходит сюда и той атмосфере, которую она создавала. Она была ни о чем конкретном. Просто о дороге куда-то. Долгой проселочной дороге. Возможно, даже домой.  Кельпи взял под руку демона и повел к оставленной неподалеку машине.

- Ты отморозишься, поехали домой. – Сказал Айен с улыбкой и продолжил напевать песню. Потом замолчал. – Порисуем. – Неуверенно сказал он себе под нос. Фолкс повернулся к Илаю. – М?
Он отпустил Торна, перелез через ограждение и доковылял до машины. Обернулся.

- Или ты хочешь остаться?
Он огляделся по сторонам.

- Против этого я ничего не имею. Но если честно, я устал. – Айен пожал плечами. Он не вечно работающий двигатель, что поделать.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holiday[/status]

Отредактировано Iren (2018-01-29 23:43:12)

+1

34

Белиал хотел бы перестать играть, чтобы послышать, ведь из-за самой гармошки не мог уловить каждое изменение тембра голоса фолкса. Но он продолжал, зная, что с музыкой умолкнет и Айен. Оставалось только ловить момент и чувствовать, как мурашки забегали по коже. Но это выглядело настолько естественно и правильно, что по-другому и не могло быть.
Я уже отомороженный, — подумал демон, пряча гармошку обратно в чехол и карман.
— Порисуем? Ты хочешь или это попытка заманить меня домой? — Илай тихо засмеялся, последовав за фолксом и включая машину на обогрев, переобулся побыстрее в ботинки. Зачерпнул снега и кинул в макушку кельпи напоследок. За то, что виски не дал.
Демон потер ладони друг о друга, согревая над теплым воздухом и только тогда берясь за руль. Задержался взглядом на действительно уставшем лице Айена и достал сигарету.
— Даже не думай засыпать в машине. Иначе придется остаться с тобой тут, — глянул в зеркало заднего вида и подмигнул кельпи, выворачивая руль. Музыка как обычно оставалась на кельпи.
Пустая дорога давала возможность добраться до дома как можно быстрее, только на этот раз Бел притормозил, когда они проезжали по Бруклинском мосту. Фонари то и дело мелькали на их лицах, просачиваясь через окна. Синие, оранжевые, даже красные. Белиал приоткрыл окно, чтобы дым выветривался. Он не гнал и не несся, как сумасшедший, зная, что пьян. Бессмертные, а портить ночь не хотелось аварией, да и слишком он любил шелби. Эта машина была создана не для того, чтобы членами мериться.
— Эту гармонику подарил мне Оззи Озборн, — хмыкнул с улыбкой, — Еще когда был мало популярным. Я забрел в клуб, такой знаешь….Андеграундный, полно этих, как называют их люди сатанистов. Готов, вот! — пыхнул дымом, не отрывая глаз от дороги, — Не помню, как нашел то местечко, но мне было интересно посмотреть на тех, кто восхваляет и поклоняется смерти. Дружелюбные, в общем-то, ребята. В жизни им не повезло, — покачал головой безнадежно, — Мне тогда даже электрогитару в руки дали. Зря. Я не умею до сих пор с ней управляться, но смотрелся ниче так, — скривил губы, доставая мобильник и долго копаясь в недрах телефона в поисках нужного фото того времени. Гордиться было нечем, но он зачем-то их сохранял. Может быть, чтобы не потеряться в этой бесконечно долгой жизни.
Протянул телефон Айену*.
— Почему именно мотоцикл? — Илай покосился на фолкса, вспоминая их крышесносную поездку по улицам Лондона на скорости, от которой казалось, что уже не касаешься земли.

*

http://s9.uploads.ru/dS7KU.jpg
http://sh.uploads.ru/BpQqt.jpg
http://s7.uploads.ru/Z2YQ5.jpg

[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

35

Айен устроился на сиденье поуютнее и взял в руки небольшой черный телефон Торна. Он не выглядел уж больно потрепанным, но все же выдавал не малый возраст. Не любовь к технологиям, да? Он принялся листать фотографии. Так странно. Но, даже не зная года, в которые сделаны фото, можно было их предположить. По определенным сочетаниям цветов, какой-то нечеткости, одежде персонажей. Поняв, что фотографии, которые хотели показать кельпи закончились, он не остановился, а по инерции или из затаенного чувства любопытства принялся листать и дальше. Нечеткие. В одиночку, в группе. Он выглядел точно бы моложе, хотя вряд ли менялся внешне за все это время. Айен усмехнулся. Совсем не четкие и смазанные, но в этом есть своя атмосфера. Он вышел из галереи и протянул телефон хозяину.

- У моей коллеги была племянница. Она часто забегала к нам. – Айен закатил глаза и спрятал улыбку в кулак, зевая. – Хотя я не разрешал никому, но все в курсе, что я не буду ругать за это, и нагло пользуются. – Пауза. – Так вот, она делала фото. Напропалую, все, что ни попадя. Какой-то несущественный бред. Их она называла «фото жизни» и хранила. Все-все.
Фолкс опустил взгляд на свой телефон.

- Это мило. Ты тоже ничего.  – Он хмыкнул и покашлял. – Оззи значит. Его и включим.* - Айен листнул плейлист, украдкой следя, как по экрану скользят отражения фонарей и, включив песню, положил телефон между ними, рядом с коробкой передач. Улицы пусты. И это странно для этого города.

- Можно тебя попросить проехать лишнего? Какой-нибудь более долгий путь. – Айен метнул взгляд с профиля демона обратно за окно. – По-моему это очевидно. Я люблю скорость. – Фолкс даже пожал плечами. Развязал шарф и положил аккуратно себе на колени. – Всегда любил. А еще ночные города. Свет огней, холодный ветер, длинные тени на боках автомобилей, неоновый свет на коже и в прикрытых глазах… - Кельпи сам закрыл глаза, представляя все, что говорил, себе. – И запах. У каждого ночного города свой… запах. И крыши… Тоже.
Фолкс потер лицо ладонями.

- Мой мотоцикл гоночный. Стритфайтер. – Айен сонно улыбнулся. – Любовь всей моей жизни. Немного магии и он летит уже под триста. Когда  даже и не видно куда  едешь то толком.
Фолкс взглянул на темные витрины магазинов, мелькающие одна за другой, закрытые кафе и все еще открытые бары. Он сидел ровно, не позволяя расслабится, но кажется, засыпая даже в такой позе.

- Я не представляю себя  в автомобиле. – Фолкс задумался. – Почему ты спрашиваешь?

Айен помолчал.
Он опустил окно, подставляя лицо прохладному воздуху.
- Тогда мой вопрос теперь. Ммм... - Он прищурил глаза, смазывая золотистые оттиски фонарей в длинные искрящиеся цепочки. - Ты... - Айен хохотнул. - Удивительный. - Пауза. - У меня нет вопросов в голове.
Айен закрыл глаза совсем, глубоко дыша.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holiday[/status]
*Ozzy Osbourne – Dreamer

Отредактировано Iren (2018-01-22 01:12:14)

+1

36

Белиал послушно свернул с привычного пути, чтобы сделать лишний круг. Он улыбнулся, помня этого парня за рулем мотоцикла. По-моему, скорость его любила ответно. По крайней мере, ощущались они как единое целое, и чувствовал себя кельпи на мотоцикле почти также, как в воде по его мнению. Интонация фолкса просто вопила о той нежности, испытываемой к ветру в волосах и чувству эйфории, когда стрелка спидометра заходила за сто пятьдесят.
— Хотел услышать признание в любви, — фыркнул, туша окурок в пепельнице оставляя там. Светофоры в этом городе не отключали, они работали круглосуточно, но сейчас они не имели никакого значения. Город будто вымер. Необычайно тихо, будто они остались в парке. Он обернулся на фолкса, собираясь отшутиться, но закрыл рот, так и не начав. Айен уснул. Илай улыбнулся, и улыбка эта обозначала «а я ведь говорил» или что-то народе того. Он не стал сворачивать, решив окончательно убаюкать пассажира и неторопливо крался по ночным улицам, чтобы не спугнуть чужой сон.
— Спящая красавица, — пробормотал под нос, притормозив на одном из светофоров и осторожно опуская спинку сидения фолкса, боясь разбудить его. — Тшш…. — он погладил черные волосы с какой-то пугающей заботой и поцеловал висок, еле коснувшись губами. Отстранился и оперся обеими руками на руль, а на них уложил голову, повернувшись и смотря на полоску света, мигающую с какой-то рекламной вывески и попадающую на шею кельпи. Тот безмятежно дрых, давая рассмотреть себя. Илай вдруг понял, что успел соскучиться по этому действу, потому что не видел его таким после ночи на яхте. Он не поднимался по ночам или утрам в спальню, где спал фолкс, и сейчас почувствовал себя дураком, что пропускал подобные моменты. Впервые время казалось неумолимым в своей быстротечности. Раньше он этого не замечал. Без надобности и смысла.
Он завел двигатель и поехал к дому, не зная как поступить, потому что будить фолкса не хотел, а незаметно пронести явно не получится. Ну….в машине они еще не спали. Демон припарковался на своем привычном месте и также спустил спинку своего кресла, оказываясь на одном уровне с Айеном. Конечно, перспектива спать на удобной кровати радовала больше, но ему было все равно где примостить свою тушку. Илай выпутался из своей куртки, укрываясь и умудряясь улечься на бок лицом к спящему.
— Спокойной ночи, красавчик, — шепнул, закрывая глаза и отгораживая себя от пытки лишний час проследить за сном бессмертного. Белиал смог закрыть глаза, но не сознание, подкидывавшее ему все новые изображения МакФаса с огнем в глазах. Взрывающиеся планеты и миры в черной бездне. Уничтоженные огнем, болью, страхом, бесчестьем, войнами. Страданиями. Безысходностью. Очищающий огонь, дарующий пустоту, что давно поселилась в груди. С ней пришел, с ней и уйдешь. Музыка на телефоне так и продолжала играть*.
Рука его дернулась во сне, вцепившись в запястье кельпи так сильно, будто свело судорогой. Он только хотел сказать….но сознание решило п о к а з а т ь четкое «НЕ УХОДИ».

*

Say Hi – November Was White, December Was Grey

[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

37

Айен легко поморщился и приоткрыл глаза, пытаясь осознать, где находится и в каком примерно времени. Зеленая дымка сна сквозила в темных глазах, словно заклинания фейри. Он закрыл глаза вновь, сонно зажмурившись, а затем легко приподнялся на локте, уже более осознанно смотря перед собой. Они лежали в машине. Он даже не заметил, как уснул, не помнил, говорил ли что-то ему Илай. Вроде да, но он не разобрал слов, слышал только голос. Айен опустил взгляд на сжимающую его запястье руку, потом скользнул к лицу демона. Что-то снилось или просто тело тянется к теплу? Вряд ли. Такое судорожное.
Фолкс нечитаемым взглядом всмотрелся в панель управления. Мотор выключен. Он просто замерзнет ночью. Взвесив «за» разбудить и «против», Айен аккуратно склонился к Бэлу и всмотрелся в спящее лицо. Взгляд потемнел.
«Все хорошо. Все спокойно. Не переживай. Спи мирно».
Кельпи приложил прохладную ладонь к его лбу и тяжело вздохнул. Без зрительного контакта его гипноз и внушение – ничто. Он бы мог по старинке спеть колыбельную или еще что, но это выглядело бы странно, проснись бы демон в этот момент. Айен аккуратно расцепил пальцы и положил ладонь поближе к телу демона. Стянул с себя куртку, взял шарф и укрыл всем Илая. Посидев какое-то время в тишине и молчании, он лег обратно и уставился в потолок. Сон постепенно возвращался, он буквально физически его чувствовал, но Айен еще какое-то время мысленно перебирал все произошедшее за день. Взглянул на кольцо на указательном пальце правой руки, легко потер его бок большим пальцем. Мысли бились о голову пустым отзвуком прибоя, он не хотел цепляться за них, но то и дело вдруг обращал внимание на ту или иную. Но все же, не пускал ни одну в голову. Ему было лучше не думать совсем сейчас. Может быть потом.
И он даже знал точно когда.

Часть III

Айен открыл дверь, замер и опустив взгляд, поджал губы. Белоснежный котенок сидел посреди пустого коридора и лениво шевелил хвостом.
«Что тебе нужно?»
Фолкс прищурил глаза.
«Я убью тебя и всю твою семью»
Кот даже не сморгнул.
«И тебе привет».
Айен приподнял бровь и нагнулся за двумя тяжеленными коробками, которые он притащил с яхты. От них сильно пахло солью. Он вновь посмотрел на кота.
«Если ты сейчас же не уйдешь, я скажу ему, что ты боишься щекотки».
Кошачье с ленцой закрыло глаза и потопало куда-то в сторону. Айен хмыкнул. Поставил коробки вновь, стянул ботинки, пристроив к остальным и верхнюю одежду. Он пошел сразу в мастерскую демона. Он сделает это, хочет тот того или нет. Что-то же нужно делать с этим.
Фолкс медленно присел на колени, сохраняя равновесие и открыв верхнюю коробку уставился на дары моря. Ракушки, кораллы морские звезды.
Айен тяжело вздохнул и, привстав, вытащил из заднего кармана рулон лески, купленный по дороге домой. Сейчас он превратит это во что-то дельное.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:46:55)

+1

38

Запах забивался в нос, глаза, заполнял легкие, пропитывая собой оболочку и все вокруг. Кажется, краска проникла в каждую вещь в этой комнате и не отмыться никогда. Закатанные рукава уже перепачканной белоснежной рубашки. Попробуй отстирать масло. Кисточка порхнула вверх и замерла в нескольких дюймах от….
Илай ненавидел черную краску. Она напоминала о той бесконечной тьме, поселившейся в душе и сквозившей в каждой встреченной на улице пыльного города. Он ненавидел оттенки алого, которые бесстыдно взывали к себе, слепя глаза дерзостью и открытым искушением. Кровь. Они напоминали ему движение самой жизни, как и ее хрупкость. Но сегодня они исключены. Вместо алого на него смотрели черные, бездонные глаза, глубину которых невозможно измерить ни краской ни огнем. Чернее ночи. Чернее самой пустоты.
Илай вздрогнул, услышав стук поставленных коробок и выглянул из-за мольберта. Айен снова что-то нашел из своих бесконечных запасов. Он надеялся, что это не вековой давности застывшие навсегда краски. Вопросительно посмотрел на фолкса, но никак не смог поймать его взгляд, обращенный уже в содержимое. Демон поднялся с насиженного места и обошел кельпи, заглядывая через плечо и натыкаясь на чертову ораву ракушек.
— Это…. — откуда — спрашивать глупо. Конечно, с яхты. Конечно, сам собрал. Зачем? Вряд ли ответит. Белиал спрятал улыбку, кашлянув и похлопав ободряюще Айена по плечу.
— Наверное, по этому добру можно было отследить траекторию твоего плавания. Что ты хочешь с этим делать? — в проем проскользнул Кокс, заинтересованно заглядывая в короб и обнюхивая кучу новых потенциальных игрушек.
— Можно? — Белиал взял стеклянный камушек, обточенный со всех сторон водой, зеленого цвета. Дал обнюхать Санте и кинул его из комнаты, прикрывая за пушистым комком дверь, за которой послышался стук и скрежет коготков по полу, разбавляемое бегом. Демон улыбнулся и повернулся к фолксу, думая, чем ему помочь. Покрутился, сгребая с комода банки и ворох ватманов, свалив в художественную кучу в угол прямо на пол.
— Если тебе нужен будет стол, — он уселся на пол рядом с тахтой, облокачиваясь плечом и откидывая голову назад, тихо следя за ним из-под приоткрытых век. С одной стороны был сам Айен, с другой, с мольберта смотрели его глаза с отражающимся фейерверком. Он никогда не пускал сюда никого. Вообще. Стареешь, Белиал, хотя куда дальше-то. Он хмыкнул и улыбнулся, зарываясь пальцами в свои волосы и ероша их, вдруг пополз обратно к фолксу, усевшись напротив и заглядывая внутрь.
— Из каких это морей? — он выудил огромную жемчужину с неровными краями серебристо-серого цвета, поднявшись и поднося к лампе. Улыбнулся при виде игры света и катая на ладони, снова опустился на пол, усевшись по-турецки и возвращая жемчуг на место.
— Что ты хочешь из этого сделать? Давно собирал? -- он смотрел на руки кельпи, которые легко управлялись с ракушками. Наклонил голову вбок, увлекаемый процессом, слишком близко наклоняясь практически впритык. Не отрывая взгляда от ладоней фолкса, подал голос:
— Я много наблюдал за людьми, которые делают что-то своими руками. Это…занимает много времени в их жизни. Но то, как горят при этом их глаза…. Будто это единственное, ради чего они живут. Их души горят, а глаза отражают этот свет, заражая все вокруг, — он поднял взгляд на лицо Айена, — А для тебя это будто в порядке вещей. Почему?
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

39

Айен оторвал взгляд от раковин и взглянул Бэлу в глаза, улыбнувшись.

- Не очень тебя понимаю. – Он взял в руки очередную пеструю раковину. – Хочешь сказать, что я к своему делу отношусь привычно и без огня?
Он хмыкнул и его взор остановился на мольберте. Он не видел, что именно рисовал демон и, не смотря на свое любопытство, не станет просить ответить на этот вопрос. Айен и так все еще спрашивал себя, имеет ли право сидеть в этой мастерской. В этой квартире, каждый раз, убеждая себя, что Илай был не против, когда в письме убеждал о том, что его приезд – очень славная задумка. А по сути, он сам решил приехать. Да еще и не особо настаивал, когда ему отдали хозяйскую спальню. Все его шотландское гостеприимство превратилось в прах времен, как и честь, благородство. Да и могло ли оно быть у зверя?
«У меня есть второй этаж, хотя его сложно назвать целым этажом. Это спальня, на которую ведет винтовая лестница. Никогда там не спал».
Айен вдруг понял, что слишком долго смотрит в одну точку, которой стал бедный мольберт и сморгнул, отводя взгляд.

- У тебя красиво там, на верху. Еще раз спасибо. – Фолкс хмыкнул. – После меня это уже не будет такое уж новое и «особенное» место, так что, быть может, ты будешь там ночевать чаще.
Кельпи поднял к глазам ракушку и покрутил в пальцах, трогая шершавые неровности.

- Траекторию не отследишь -  кто знает, какие когда были найдены. Но вот места – вполне. По крайней мере мне. Я помню о каждой. – Он дунул внутрь, вычистил пальцами песок.

- Не против помочь еще немного? Разделить всё на ракушки и остальное, что тут есть: камни, кораллы… Звезды. Тут много добра. А что хочу… - Айен поискал глазами бумагу и пододвинул к себе один из рулонов ватмана. – Не против? – Он вытащил из заднего кармана карандаш и вопросительно посмотрел на Илая. Тот против не был и Айен нарисовал две перекладины на некотором расстоянии друг от друга к которым были привязаны веревки с нанизыанными ракушками. Они так же прикреплялись в паре мест из-за чего у ракушечных линий получался красивый изгиб, точно волны.

- А потом это на потол… - Айен резко замолчал, застыв и уйдя в какие-то пару секунд настолько глубоко в себя, что на миг даже всякая мысль ушла из глаз. – Я думал… - Он замялся.. - Если честно я почему-то думал оставить это здесь в мастерской твоей. Повестить. Но…  - Айен снова посмотрел в коробку. – На яхте тоже можно.
Это было не слишком хорошо с его стороны.
Фолкс принялся помогать Илаю разбирать коробки, попутно рассказывая, что, откуда и как ему досталось. Некоторые раковины были слишком большими или наоборот, маленькими для того, чтобы сгодится. Их Айен укладывал обратно в коробку, предусмотрительно высыпав все содержимое на пол. Что было очень глупо: мелкий жемчуг тут же раскатился по сторонам, с тихим стуком закатываясь, кто куда.

- Ты можешь взять себе, что угодно, если вдруг захочешь.
Айен погладил бок плоского белого камушка, сверкающего серебристыми вкраплениями.

- Не знаю. Мне почему-то приятно думать, что ракушки ты ни у кого не отбираешь, как дерево или метал, цветы. Они уже не нужны, но в тоже время являются морским творением, к тому же… Очаровательно красивым творением. – Айен положил на ладонь черную небольшую раковину с белоснежным кончиком конуса. Хмыкнул, кладя ее куда-то к ноге демона и опустив руку, взял более крупную, бело-коричневую, сверкающую розовым пурпуром внутри.

- Бенгальский залив. – В очередной раз назвал географическую точку МакФас и тепло улыбнулся, вспоминая теплые бледно-берюзовые волны. - Весь риф зарос зостелой и стал похож на луга с сочной травой, смотрящийся так волшебно в голубоватом сиянии солнечных лучей. Внизу всегда спокойно. И тихо. Можно лежать часами на дне, смотря вверх, на рассеивающиеся, растворяющиеся в воде лучи. Никто и не притронется к тебе. Стоит перестать сопротивляться стихии и ты становишься ее частью.
Айен помрачнел.

- Может поэтому мы не можем жить без моря. Оно действительно часть нас. – Он протянул руку и приложил ракушку к уху Илая, убрав его волосы. – Люди слышат шум моря, порой. Смеются, бывает, что это лишь звуки окружения, отраженные в причудливом нутре рапана.  Но… - Айен грустно посмотрел на дары моря, рассыпанные перед ним. – Мы слышим его песнь. Слышим зов сирен и селки.
Он отстранился и приложил ракушку, и к своему уху. Да. И сейчас он ее слышал. Всегда. Он улыбнулся.

- Но она красива. И не печальна. Дает возможность своим детям утешиться в дали.
Айен пожал плечами.
- Может это странно. Может, мы просто сбегаем от мира. – Пауза. – По крайней мере я сбегал.
Фолкс прищурился, вслушиваясь. Тихо замычал что-то себе под нос, плавно перебирая ноты. Слова в груди горели слишком сильно, он бы и при всем желании вряд ли смог их удержать. Айен принялся тихо напевать старую колыбельную. Колыбельную моря. Древний кельтский легко слетал с губ, забытой сладостью звеня в воздухе, как вновь взятый в руку меч.  Он отнял раковину от уха и, держа ее в руках, не прекращая петь, погладил пальцами. Нет, конечно, он бы предпочел видеть их на дне океана, а не на суше. Он иногда и сам не понимал, что здесь делает.
Но у него всегда есть выбор.
Стать навечно зверем и никогда не выходить на сушу более. Может быть даже забыть дом.
Никто же не знает, что чем меньше оборотни, подобные Айену, чьи превращения не зависят от сторонних факторов, находятся в истинном облике, чем смутнее их связь с человеческим. Тем, что они создают в себе человеческого. Мораль. Правила. У фолксов другие законы.
Он замолк.

- Лучше всех поют сирены. Ты же знаешь Лорелею. – Айен улыбнулся. – Они и красивы тоже. Дети моря. Селки… - Айен задумался. – Тоже невероятно красивы. С другой стороны, им положено, но не знаю… Какая-то слабость у меня перед ними наверное. – МакФас засмеялся. – Сам фолкс, а считаю других «удивительными». И до сих пор верю в единорогов.
Айен как-то мрачно хмыкнул.
Его голос превратится в шум прибоя, сердце замолчит,  по венам побежит соленая вода, пена станет слезами, а тело гладкими камнями и скроется под слоем песка. Конец сказки о русалочке уже не кажется таким мрачным. Может и Айена это ждет.
Фолкс засмеялся.

- Я что-то как-то упустил спросить тебя, как ты относишься к морю. – Айен поднялся, отряхивая джинсы. – Сделать тебе что-нибудь? Или выпить принести? – Фолкс потянулся. – Я вряд ли буду сегодня.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:47:38)

+1

40

Айен что-то еще говорил-говорил, а демон смотрел на схематичный, но довольно точный рисунок. И он совсем не был против. Губы тронула еле заметная улыбка. Он и не думал, что кельпи захочет оставить здесь частичку себя. И далеко не одну. Почему-то в руках кельпи они смотрелись как живые. Переливались, играя новыми красками в свете ламп, будто омываемые волной, ее буквально можно почувствовать, как и холодок, идущий от каждой жемчужины или ракушки. Они были одной температуры с МакФасом.
Демон прикрыл глаза, слушая так называемый прибой, который по приметам должен был слышаться в каждой ракушке. Он изо всех сил хотел услышать, и наверное смогу бы, будь времени много больше. Его руки потянулись к морским богатствам, разбирая по отдельным кучкам. Навеянная прикосновением улыбка не собиралась растворяться в печали, посетившей и его в ночь на яхте. Он не говорил еще об этом Айену, да и слишком разные их чувства по отношению к воде. Для Белиала это было скорее могилой, вечной и холодной, но надежной.
— Единороги существуют, — Белиал вдруг улегся сначала на спину, прерываясь от занятия разбора сокровищ со дна океанов и посмотрел на свой белый потолок. Прищурился, всматриваясь и обнаруживая и там пару мазков краски. Как они туда попали? Черт знает. Может по пьяне тут карабкался или танцевал с комодом…. Перевернулся на живот под шелест возмущенных рисунков со стороны кровати и запустил руку в короб, выуживая вверенные драгоценности.
— Чай, если тебе не трудно. И… Йен, — он задрал голову к верху, смотря на кельпи и подпирая щеку рукой, — Я хочу, чтобы это висело здесь. Если ты еще не передумал. Мне нравится, что здесь остается часть тебя, — положил звезду к таким же собратьям разных цветов, покрутив в руках напоследок и растянулся, уткнувшись мордой в твердый пол. Потому что сегодня был какой-то странный день. Уже вечер.
— Йен! Там была пицца… Я ничего не готовил, — он снова принялся копаться в ракушках и прочих прелестях, с какой-то маниакальностью, как можно быстрее с этим закончить, но перед носом лежал второй короб. Демон вздохнул, слыша как Санта катает предоставленный великодушно камешек. Тут были разного цвета матовые стекляшки, настолько тщательно и безжалостно обработанные водой, что не походили на себя. Водная стихия справлялась со всем, что попадалось на ее пути. Или в ее объятия. Море давало второй шанс, а может тысячи, выбрасывая на берег с приливом и штормом все то, что бережно хранит. Может быть, в этом и была его великая жертва.
Когда фолкс вернулся, Белиал продолжал возиться с дарами моря, не поднимая взгляд.
— Я думал о нем, когда мы были на твоей яхте, — поздний ответ на отношение к морю, — Думал, что можно просто…спуститься на дно и остаться там. Тело умрет, но я буду жив. Теоретически, оживу, когда вытащат на поверхность…ну или если сам захочу. — Он тихо вздохнул, поднося одну из стекляшек к глазам. Молочного белого цвета, мелкие неотшлифованные грани переливались перламутром. Опустил обратно в кучу таких же камней.
— Но потом вспомнил, что у меня гости, — улыбнулся, продолжая копаться в ракушках, — Которые могут и на морское дно наведаться. И…даже как-то весело стало, — Илай поднял взгляд на кельпи наконец-то, и запустил в него жемчужиной. Она, недолго пролетев, угодила прямо в чай. Демон махнул рукой и протянул ладони к чашке. Жемчужина спокойно покоилась на дне. Отхлебнул, понятия не имея, откуда фолкс успел надыбать и сварганить подобное сочетание чаев, трав и черт знает еще чего. Прививал ему вкус к прекрасному или не очень. Белиал еще не определился, смело делая второй глоток.
— Сегодня будет звездопад. В интернете пишут. И небо чистое, — покосился на кельпи, играясь с очередной звездой и складывая их в подобие изогнутой волны, только как след от звезды, — Один из самых мощных метеоритных потоков, похож на августовский. Геминиды. Всего-то поток космического мусора, но горит так, что любая утилизирующая компания позавидовала бы. Так что….Приглашаю тебя на не очень увлекательное, но убаюкивающее зрелище, — поднялся с пола, проходясь пальцами по кончикам торчащих волос фолкса и бормоча в кружку, — Я буду с чаем, в чае, я сам чай.
Он вдруг выглянул из-за дверного проема:
— И не опаздывай, — пожевал попавшуюся в зубы чаинку, хмыкнул, — Это свидание, — сделал страшные глаза и скрылся за дверью.
Стянул с дивана один плед, вытащил со шкафа другой. Ограбил спальню, негласно принадлежавшую кельпи, на предмет подушек, чтобы все умостить на втором уровне, как раз напротив выхода на крышу. Чтобы не бегать туда-сюда, Илай налил целый термос чая и обложил его подушками. Место гнездования пернатых бескрылых походило на ворох подушек с одеялами, куда он просто упал и пополз к самому краю, свешивая голову вниз и смотря на опустевшие улицы и лабиринт из неона, прокладывавшего путь одиноким путникам. Белиал перевернулся на спину и посмотрел на утопающие в ночи небоскребы. Вдруг встрепенулся, доставая из кармана фигурку из лабрадорита*, которую случайно нашел в одном антикварном магазинчике. Поставил ее перед выходом из спальни и упал обратно на подушки.

*

http://s9.uploads.ru/t/nYGjR.jpg

[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

41

Айен еще какое-то время смотрел на то место, где пару секунд назад стоял демон, затем хмыкнул и взглянул на то, что они так и недоразобрали. Кельпи почувствовал маленький укол из-за того, что оставляет дело незаконченным, даже если это дело придумал он сам, это не работа и вообще он в отпуске. Но, так или иначе, сейчас он не у себя дома и не один, да и звездопады редко бывают, чего уж. Он поднялся, потянулся, так и, застыв, глядя в потолок. Он знал, что лучше, чем когда-то «тогда» уже не увидит, уже не сможет услышать шепот и песнь звезд, как когда был у стилатов и не увидит настоящую гибель неба, когда дева Дану начала терять свои силы. Но, все же он хотел подняться и смотреть в небо, ожидая первой упавшей звезды. Странно, что их до сих пор это интересует.
Про фразу демона о море он решил промолчать. Он учел, он выслушал, но наверное это не то, в чем стоит переубеждать или даже комментировать.
Айен вышел из мастерской, бросив последний взгляд на мольберт и  тут же наткнулся на Кокса. Оба взглянули друг другу в глаза и разошлись, ничего не говоря. Фолкс открыл шкаф, где выделили местечко под его одежду и взял футболку. Абсолютно новую -  он ничего не привез с собой, кроме некоторых необходимых мелочей типа документов, телефона, зарядки и пистолета. Почему нет. Прихватил спортивные серые брюки и быстрым шагом направился в ванную. Душ не занял много времени, зато теперь он чувствовал легкий аромат, хотя и искусственных, но трав, заглушавших его собственный не слишком чудный запах соли и мореного дерева. Кинув грязное в стиральную машину, Айен уже было хотел выйти из ванной, но его взгляд сам собой остановился на собственном отражении в зеркале. Фолкс застыл. Медленно поднял руку, проводя по отросшей щетине и отводя темный взгляд. Раньше такого не было. Оно и понятно, наверное. Он видел многих из них, кто начинал стареть. Даже одного, который умер. Это воспоминание золотым оттиском рассвета застыло в сознании на столетия, вызывая периодически не слишком веселые мысли.
Айен не спеша поднялся на второй этаж, вошел в комнату, сразу примечая белобрысую макушку. Фолкс уже было хотел войти, но что-то легко стукнулось под ногами. Он опустил взгляд, присел, подбирая небольшую статуэтку лошади. Та удивительно переливалась в далеком свете города.

- Ты обронил. – Айен протянул фигурку демону, но оказалась, что владелец уже держит ее в своих руках. Фолкс хмыкнул.

- Спасибо. – Он уселся рядом и откинулся назад, чувствуя, как его волосы тут же намочили подушку под головой. Рассмотрел статуэтку уже с должным вниманием. Камень был действительно волшебный.

- Что за минерал не знаешь? – Айен заворожено вертел ее в руках, зачаровано смотря на спектр переливов.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:48:17)

+1

42

— Это лабрадорит, — тоже посмотрел на фигурку, переливавшуюся каким-то космическим цветом, — Как одну из разновидностей, его еще называют черным лунным камнем. Было время, когда его применяли в отделке внутри церквей, но почему-то чудесным образом забывали о нем. Индейцы использовали его в своих ритуалах когда-то. Считается, что он способен избавить владельца от тягостного прошлого и помогает преодолеть сомнения, — демон устроился рядом, больше акцентируя теперь внимание на пальцах фолкса. Потом как-то странно взглянул на его мокрую шевелюру и поежился. Илай подтянул одеяло, укладывая вокруг головы кельпи и встречаясь с его взглядом.
— Что? На тебя смотреть холодно, — сам он укутался в пушистый плед и закинул голову вверх. Небо и вправду было чистым, — Прямо над нами Дельфин и Лебедь, — шепнул, рассматривая звезды. Поднял руки к верху ладонями вверх и задержался, смотря сквозь пальцы, которые становились непроглядной тенью в ночи, — Ты когда-нибудь загадывал желания на падающие звезды? Они сбывались? У меня никогда, — тихий вздох, — Может быть, потому что самому плохо в них верится. Но люди зачем-то это придумали. Их вера не такая, как у нас. Будто плата за вечную жизнь. Они угасают так быстро, потому что отдают так много. Свою жизнь за мимолетные радости. Но в эти моменты можно назвать их счастливыми по-настоящему.
Илай краем глаза уловил вспышку и слегка вздрогнул, смотря на еле различимый след, оставленный упавшей звездой.
— Начинается, — он заерзал, чтобы удобнее умоститься, и закидывая ноги на ноги кельпи. Сел, посмотрев на Айена, и недолго думая отнял одну его руку от фигурки, отставляя в сторону, чтобы улечься на плечо. Чай как-то стразу позабылся. Он предупреждал за свидание. Кто пришел, тот сам виноват.
— Смотри-смотри-смотри! Ты успел? Загад…. — Бел еле слышно выдохнул от восторга, пытаясь уследить за мимолетными вспышками. Небо словно бы стало ближе. Широко распахнутые глаза улавливали всполохи холодного, но завораживающего огня. Слова куда-то подевались, какие к черту желания, тут действо космического масштаба, от которого кислород переставал поступать в легкие, будто дыхание мешало заметить очередной метеорит, горевший в атмосфере. Внезапно половину неба озарила яркая вспышка. Демон весь подобрался при виде распадающейся звезды на несколько частей, продолжающих светить так отчаянно прекрасно. Они умирали красиво, отражаясь в глазах фолкса. Не настолько отчетливо, но не менее восхитительно. Словно они стали свидетелями какой-то великой тайны, угасшей в разгаре ночи. Чуть дальше стал отчетливо вырисовываться Млечный Путь.
Белиал поймал себя на том, что вместо неба смотрит на кельпи, успев чуть приподняться на локте. Медленно опустился вниз, натягивая плед до самого носа.
— По-моему, я целую вечность не поднимал головы, чтобы просто насладиться небом. Не думать о нем, как о доме. Просто смотреть и замечать его не только благодаря ноющей тоске. Видеть его красоту без побочных мыслей и целей. Просто. Получать удовольствие от того, на что смотрю. И с кем.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

43

Фолкс как-то вдруг удивленно посмотрел на демона. Потом нахмурился, отводя взгляд и сосредотачиваясь на одной точке.

- Странно. Но я только что понял, что тоже самое могу сказать о море. «Видеть его красоту без побочных мыслей. Просто получать удовольствие от того, на что смотрю и с…кем». - Айен замер, понимая, что именно сказал демон, и что повторяет сам.

- Да и о небе, если честно тоже. – Все же закончил Фолкс.- Давай играть, кто больше найдет, что ли. Кассиопея. – Айен тыкнул куда-то в небо, четко уверенный, что скопление звезд там именно она и ни что другое. Названия слетали с его уст, как имена старых знакомых. Плеяда, Орион, Заяц, Эридан и ее звезда Ахернар.
Айен вдруг принялся рассказывать о том, как он оказался в гостях у странного народца – скудной группы фейри, что называли себя Стилатами.

- Сейчас их уже нет. Еще тогда уже почти все подошло к концу, так что вряд ли хоть кто их помнит, а места обитания поросли быльем, да ковылем. –Айен усмехнулся. – Они верили, что звезды передают магию. После смерти забирают и вливают в другого. Каждую новорожденную девочку называли в честь ее созвездия покровителя – источника силы, а мальчика в честь звезд – Альф. Так выходило, что браки составлялись еще до того, как дети вырастали. И в основном никто не отказывался. Ибо, только в браке созвездия и альфы можно достигнуть настоящей силы. Они молились свету звезд и черпали магию из камней.
Фолкс хмыкнул.

- Говорят, они творили странную магию.  Умели многое, что не подвластно остальным. Но я не видел. Разве что обряд их один. После него мне дали на память кристаллы горного хрусталя. Сказали, что это осколки звезд.
Спустя какое-то время в продолжении игры, Айен задумчиво замолчал.

- Наверное, не правильно, что я у тебя здесь и ни разу не выехал за пределы города? Ваш штат не самый дурной. – Фолкс засмеялся. – Или самый не дурной. Близко Канада с ее историческими озерами, множество лесов и длиннющие Аппалачи. Можно заехать на старые шахты. Было бы… - Фолкс заколебался. – Здорово, если ты не против. Как у тебя с работой? Можем поехать на машине куда, хотя бы дня на три? Думаю, там звезды еще ярче. Они бы явно исполнили твое желание. – Айен хохотнул. – Точно тебе говорю - это зависит от географического положения. Звезды над Шотландией … - Пауза.- Точно бы исполнили желание.
Айен заглох.

- А думаешь мы с тобой не можем быть счастливы? – Айен всматривался в морозное небо, ожидая, что по нему пробежит хотя бы еще одна звезда, угасая в черноте. – Думаешь, вечность это отбирает?
Фолкс покрутил в руке под одеялом фигурку лошади.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:53:10)

+1

44

— Я как-то писал тебе, что не самый ответственный работник. И уж точно не стремлюсь на звание лучшего. Они и так в шоке, что я стал их предупреждать, — тихо пошевелился, — Я не против, Йен. Давно не ночевал в походных условиях. Палатку купим. Не думаю, что спать в машине это хорошая идея, — улыбнулся в темноте. Кельпи настолько любил свою родину, что это вызывало улыбку, но без намека на усмешку. Белиал считал это трогательным, слыша неподдельную любовь к Шотландии даже в его смехе. Он чуть задрал голову, а потом приподнялся на локте, чтобы видеть лицо фолкса.
— Исполнение желаний не всегда дарит счастье. Счастье дарят мечты, не содержащие зла или умысла. Подтекста. Причинение вреда кому-либо. Я не могу с точностью сказать, что мои мечты такие. Но в одной точно нет подвоха, — демон улегся обратно, продолжая эксплуатировать чужое плечо с максимумом комфорта, — Вечность может сделать обыденностью то, что раньше считал великим чудом, пусть оно присутствовало в каждом дне. Все теряет ценность, оставаясь неизменным. Думаю, что данный факт не касается только природы, от которой человечество так старательно отгораживается.
Одинокая звезда расчертила неба, оставляя за собой белый, протянувшийся след.
— Вот например сегодня. Сейчас. Ты чья-то мечта и сидишь у меня, — хмыкнул, не скрывая веселья, — Только в отличии от кого-то для меня ты не обыденность, — помолчал немного, — И не станешь ею, как бы ни старался. Может, для меня ты тоже мечта? — Белиал замолк, смутившись собственных слов. Обычно это звучало на уровне заправской пошлятины, а теперь на уровне двенадцатилетней девочки. Прогресс, ничего не скажешь. Стремительная деградация, какие уж тут крылья, они не спасут. Демон посмотрел куда-то в сторону, зажмурился и потер лицо, будто это поможет загнать слова обратно владельцу в глотку.
— Мы можем быть счастливы, — тихо сказал в темноту, — Вечность отбирает способность удивляться и получать удовольствие. Стирает границы черного и белого, смешивая цвета в хаотичном порядке. Учит различать, но закапывает еще глубже. Но право выбора у нас нельзя отнять, — он поднялся и сел, разворачиваясь к фолксу лицом и доставая термос. Налил чай в кружки, протягивая одну МакФасу.
— От этого зависит будущее. От наших действий. Нет точности в предопределении, но есть мириады последствий нашего выбора. Возможно, эта вседозволенность и убивает нас изнутри. Счастье не приходит из ниоткуда, — он склонился над кельпи, запуская пальцы в его мокрые волосы и спуская руку вниз, на щеку, проведя по щетине и останавливаясь на линии скулы. Опустился еще ниже к его лицу, переходя на шепот:
— Мы творим его сами, Йен. Не урони на меня кружку с кипятком, — тихо засмеялся в губы, позволяя себе напомнить их вкус. Мягко, до внутренней дрожи от неуверенности, что его не скинут с крыши. Слегка прикусывая и оттягивая нижнюю губу, сбивая собственное дыхание и…ПАДАЯ. Его рука соскользнула со щеки, вцепившись в плечо кельпи, как за спасительный круг. Или за якорь, что тянул ко дну? В голове ни одной связной мысли. Напротив глаза, вобравшие в себя эту ночь и потушив целое небо одним только взглядом, которому невозможно сопротивляться. Только целовать обветренные ветрами чуть шероховатые губы. Пробовать, чувствуя, как собственное сердце срывается с цепи. Бояться, пытаясь успокоить. Тщетно. Воздуха не хватает, а оторваться невозможно. Просто потому что страшно снова посмотреть в эти глаза. Прервавшись, Белиал не спешил поднимать веки, спускаясь ниже и проводя кончиком носа по подбородку и спускаясь на шею, очерчивая изгиб кадыка и сползая обратно на плечо. Кружка с чаем так и осталась стоять на карнизе, напоминая о себе потоком завитушек из пара.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

45

Его кровь уже давно смешалась с дальним светом фар, волосы  пропахли дорожной пылью, а пальцы сталью и морской солью. В груди навылет холодный ветер крыш. Комфортней не имея ничего за душой, перерезая родственные нити, точно оголенный нерв. Правильней, когда без слов, но с песней. В пути из неоткуда в никуда,ты не можешь поверить, что делал неправильные вещи и что для кого-то так и остался глупым, храбрым, добрым. Благородным. Непонятным. Стирает сам себя из мира. Отдает душу последним лучам, забывшимся в облаках, отражённому в мокром асфальте миру, непроизнесенным фразам. Каждый день. Распутывает лёгкостью простые ошибки своего существования.
Как его вытащили из этой жидкой тьмы? Он не заметил, но открыв глаза, в призрачном облаке своего умирающего дыхания увидел лицо. Такое же, как на рисунке, который он предал огню когда-то. Звёзды скрывали их полумраком, обещая сохранить в тайне его мысли. Их вечный древний свет струился с небес, скользя по его лицу, целуя его губами, застывая красотой на ресницах. Он чувствовал запах влажного пара и чая. Ощущал прикосновения, чувствуя важность. Он знал, что демон мог вести себя как угодно, когда и где. Но правда оставалась в междустрочье. Он слишком долго читал, удлиняя пробелы между словами с каждым годом все больше,из-за чего ускользал смысл в целом. Но вот он.
Айен отставил чашку подальше, стараясь особо не шевелиться. Подарок пристроил к нему и прижал одной рукой Белиала к себе. Сам уткнулся ему в макушку, поглаживая спину.
Он почти затерялся в огнях, нечаянно задевая чужие жизни, но всегда их оставляя. Как так вышло.
Кельпи укрыл его и себя одеялами, стараясь не касаться лица Илая мокрыми ледяными волосами и усмехнулся. Хотел о чем-то пошутить, но так и не смог.
Он в момент забыл все, что говорил демон перед этим, оставляя только суть, как сердце, заключённую в этом моменте.
Кельпи успокаивающее и мягко гладил Торна по спине,иногда задевая плечи, шею и волосы на затылке, засыпая и сам.
**
Его звали мёртвые.
Его звал дом,но об этом знало только безвольное тело.
Природа скроет и простит. Она заботится о живых и сильных,полных энергии, но не станет жалеть больных и слабых.
Поэтому небеса молчали.
Она любила бросать в воду неумеющих плавать, чтобы прижать к ароматной груди выплывших и забывать об утонувших, отворачиваясь от тёмной, исходившей рябью последнего дыхания, поверхности волн.
Его недуг подарили ему войны. Подарило человечество. И дарующая луна оставляла своего ребёнка каждый раз, стоило ей войти в силу.
Мутные невидящие глаза заливал свет полной луны.
Айен лежал еще какое-то время, все ещё держа в своих руках спящего Илая. И хотя сейчас он не знал, что его пальцы касаются чужого тела, не знал своего имени и даже сути, даже не думал, что можно что-то "знать"(это не входило в функции его существования в данный момент), но он бездумно повторял то, что делал разумный кельпи до того, как бездна сна поглотила его и застлала сознание тьмой.
Он дышал спокойно, но жарко.
Спустя мгновения, длившиеся неопределенное время, Айен отпустил Белиала и тихо сел.
Чем была для него эта крыша?
Лесом или морским кораблём? Хотелось верить, что желаемой родиной, но в действительности ему не снились сны. Он просто делал, то, что делал. Как ветер не задумывается в какую сторону двигать свои силы или течения, не изменяющие направлению. Тело поднялось. Движения плавные и пугающе  тихие, словно бы то, что обязано создавать звук, внезапно замолчало.
Он сделал шаг. Его все ещё звали. Голая ступня задела оставленную кем-то в прошлой жизни чашку и остывший чай вылился на пол, растекаясь, направляясь ручейком к свалявшимся одеялам. Легко опрокинулась фигурка лошади.
Звала луна. И он поддавался, как поддается море, в волнении поднимающее грудь в прибое, терзающее душу пеной. Для чего никто не знал. Быть может предлагая пройтись по отражению своего света, выбрать эту дорогу в бесконечность. 
Айен медленно поднял голову к небу, не интересуясь, но следуя какому-то ритуалу и вновь зашагал к ограждению. Сколько это продлится: пять минут или ближайший час.
Кельпи коснулся руками поручня и замер. Он молчал.
Какое-то действие должно идти дальше за всем этим,но пока ему ещё не пришло время.
Слабые созвездия взволновано замигали во мгле. Если бы небо разбилось,осыпая, стоящего стеклянным песком, напоминающим бриллианты, но в сотни раз бесценнее в лице человека, он даже не ощутил бы, как материальная красота болезненно касается плеч. Шагал бы дальше, царапая стопы колкими звёздами, вышитыми на покрывале, что укрывало его спящего друга и все вокруг полупрозрачным шлейфом дремы.
Он чувствовал запах чужих снов.
Вознеси руки к небу, моли о пощаде, уснувшее дитя. Твои жертвы больше всего хотят забрать тебя с собой. Они ходят за спиной, закрывая двери и задувая свечи. Выключая ночники, захлопывая сказки, стягивая одеяло. Их глаза полны голода.
Они рыщут по чужим домам, заглядывая в лица. Ищут тебя.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:53:35)

+1

46

Тихий судорожный вдох, легкий выдох. Илай открыл глаза, смотря куда-то перед собой и концентрируясь на прикосновениях. На периферии маячила мысль, что руки Айена стали его крыльями, как только коснулись шрамов, вызывая поначалу напряжение. Словно старые раны бередили или дразнили лаской. Перед глазами стояли лица с вопрошающе болезненным любопытством касавшихся их, пытались увидеть его чувства, проникнуть в голову, найти слабое место. Надавить, чтобы унизить, подчинить, уничтожить, давить, давить, давить. До агонии. Погружая в собственный ад. Улыбаться, будто ничего не произошло. Не замечать, отгораживаться от дурдома, в который превращались мысли, заставляя переживать это снова и снова. Им надоело, а он научился прятаться от самого себя.
Белиал заставил себя расслабиться, нежась и впитывая в себя каждое касание, жадно, как наркоман, добравшийся до желанной дозы, но на самом деле только впервые вкусивший. Это чувство оборачивалось вокруг сердца, грозно потянув когти к душе, самой сущности, набрасываясь и превращаясь рассыпаясь пушистыми перьями. Оно оседало на губах, горящих от привкуса соли, задерживалось в легких его запахом так, что не хотелось выдыхать. Чувствовать его дыхание в своих волосах, пряча от неба пугливую улыбку. Доверчиво дыша в унисон и слыша стук чужого, ЖИВОГО сердца, к которому тянулось собственное, срывая замки и давая волю росткам доверия, которое зародилось еще в первую их встречу, незаметно для самого Торна.
В полусне демон почувствовал шевеление, под одеяло прокрался морозный воздух, охвативший его со всех сторон.  Илай приоткрыл глаза. Силуэт в лунном свете казался нереальным, призрачным, плывущим в дрожащем ночном воздухе. Все выглядело будто во сне. Он не мог увидеть лица кельпи, но глаза не закрывал, слыша сквозь мутное сознание стук и потянув одеяло выше на себя, вдруг одернул ногу от чего-то холодного и липкого. Недовольно посмотрел на расползавшееся темное пятно по белоснежному пледу, снова повернулся к фолксу, который стоял возле поручня. Зачем-то. Очертания его фигуры в лунном свете вызывало чувство дежавю. В проеме открытой двери появились два светящихся в темноте круглых, как блюдца, глаза. Кокс как-то заунывно мяукнул. Протяжно.
Демон поморщился и сел, выдыхая облачко пара, зябко поеживаясь и кутаясь во второе одеяло, увидел источник неприятности в виде валяющейся кружки и фигурки. Завис буквально на пару ударов сердца и снова посмотрел на Айена, вспоминая, где и и при каких обстоятельствах его видел в таком же ракурсе, со спины.
— Кокс.... — котенок скрылся в темноте комнаты, — БЛЯТЬ! — путаясь в складках пледа, который потянулся за ним, цепляясь за стопу и протягиваясь молочной кляксой в темноте, Торн стартанул с нагретого места, не до конца еще поднявшись на ноги, летя головой вперед. Сон как рукой сняло, прогоняемый страхом и болезненной пульсацией в висках. Ему казалось, что целая вечность прошла, пока он добежал до фолкса, глаза которого закрыты. Как он вообще мог забыть, что Айен лунатит? Да еще и поселил его с выходом на крышу, тупоголовый идиот! Лет сколько, а мозг в объеме так и не увеличился!
— Аааа…. — ударившись в панику, он не соображал, что делать с лунатиками. Знал только, что их нельзя будить и действовать осторожно, — Йен…. — тихо позвал, неуверенно взяв его за руку и не без труда отрывая от поручня. Ледяная ладонь. Посмотрел в том же направлении, куда было направлено его лицо. Прямиком на полную луну, освещавшую всю крышу, словно солнце, только ночное и холодное. И если с МакФасом оно казалось ему фантастическим, то сейчас демон чувствовал в нем нечто зловещее. Где-то вдали послышался вой оборотня.
— Йен, пойдем, — осторожно сказал, отцепляя его одеревеневшие пальцы от ограждения, и потянул за руки подальше от края. Луна будто была против, но на самом деле равнодушна. Как дитя моря, фолкс вполне мог подчиняться каким-то законам, зависящим от фаз ночного светила. Илай шел спиной назад, медленно, шаг за шагом, ползя как черепаха. Стеклянная дверь впервые казалась такой далекой. Он боялся отпускать МакФаса. Тот словно помнил все до единой детали, перешагивая небольшой порог и ступая на ковролин. В комнате царил дубак из-за раскрытой нараспашку двери. Бел остановился, отпуская ладони, но не отрываясь от его рук, провел пальцами к локтям и повернул его спиной к кровати.
— Садись, — громко прошептал, чувствуя как самого начала бить легкая дрожь от испуга и мыслей, что бы могло случиться, не проснувшись он или сызнова заснув. Подошел вплотную, обнимая его за плечи и приглаживая торчащие влажные волосы. Абсолютно замороженные, покрытые легким инеем, от чего слегка кололись. Поцеловал макушку, вдыхая полной грудью запах волос. Уложил на кровать, не зная, чем укрыть. Гобеленовое покрывало, грубое, но единственное, что находилось в поле зрения, валялось в подножии кровати. Им он укрыл фолкса. Отходить от него Илай панически боялся, но дверь за собой закрыл, смотря на лежащего кельпи и сползая вниз по двери на пол. Нашарил на столике пульт и закрыл все жалюзи. Спать до пробуждения Айена демон не планировал. Включил ночник и стянул книгу по ботанике, так и сидя на полу, чтобы не уснуть. В голове билась мысль, что больше он тут фолкса одного не оставит, а ночное небо не такое уж и дружелюбное по отношению к своим детям. Дыхание все никак не успокаивалось, отвлечься Белиал не мог, представляя, что могло бы случиться, чем могло встретить его утро. Глаза не отрывались от умиротворенного лица кельпи. Да, фолксы практически не умирали, но физические повреждения могли стать критическими, а то и непригодными для жизни в человеческом мире. Он только сейчас понял хрупкость жизни Айена.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

47

Айен поморщился и не открывая глаза, провёл по лицу ладонью. Он приподнялся, подтянулся, садясь на кровати. Все тело ныло. Открыл глаза на секунду и сонно закрыл вновь, чувствуя, как те болят из-за сухости. Его спальня. Это все что он успел идентифицировать.
Айен подтянул колени и уткнулся в них лицом, пытаясь расставить в голове события вчерашнего дня, а те, как ни странно выставлялись в стройный ряд очень долго. Много звёзд и влажный пар. Они уснули с Илаем на крыше, кутаясь в хололные пледы. МакФас поднял лицо и заметил демона, сидящего недалеко от выхода: жалюзи были закрыты, включён ночник. Видимо он караулил всю ночь, а на то должна быть причина. Если бы он только что-то помнил. Но вполне красочно представлял, что могло произойти.
- Ты как? - голос не слушался. Хрипел и басил с просонья.
- Не против, если займу твое место?Илай закрыл книжку по ботанике и вернул ее на место. Надо же. От скуки или действительно понравилось?
- Я подверг тебя опасности, когда ты спас мне жизнь.
Айен покачал головой, чувствовала, как та побаливает от любого движения.
- Я забыл. Смертельная забывчивость. Так что я только зря тебя взволновал.
Фолкс упал обратно но кровать, закрывая глаза. Он сипло застонал, не находя сил пересилить это утро и похлопал ладонью по покрывалу рядом.
-Ложись.
Он почувствовал, как кровать дрогнула и рядом заползла и примостилась тушка.
- Будем помнить вместе. У меня из головы вылетело. Еще и отправил тебя одного тут спать с выходом на крышу. Прости.
- Я закрывал. - захрипел кельпи и закашлялся.- К тому же так только в полнолуние. - вздох.- Спи. Спасибо.
Айен тяжело вздохнул, понимая, что мог проснуться, потеряв слишком многое.
- Спасибо...
От этого осознания не становилось ни страшно, ни тяжело, в конце концов, он жив и здоров сейчас. Но Илаю пришлось тяжело.
- Спасибо, что ты не блинчик. Покормишь Кокса..?
Демон рядом задышал ровно, а потом медленно и глубоко, укутываясь в такой необходимый сейчас сон.
Айен уже вполне бодро открыл глаза, уставившись в потолок. Теперь он не сможет уснуть. Кота же нужно кормить.
Фолкс тяжело встал, укрыл Белиала и прихватив книгу, направился сначала в душ, затем на кухню.
- Эй. Мелочь. Где ты.- кельпи зашуршал пакетом с кормом и мелкие лапки застучали где-то в глубине квартиры. Комок радости вытрусил к фолксу, держа маленький хвост трубой, чуть сгибая кончик. Айен хмыкнул и наполнил миски. Сам заварил себе кофе и уселся за стол. Сидел какое-то время смотря на зарождающейся утро за окном, скрывающее все следы прошедшего. Унося улики, сжигая письма. Фолкс открыл книгу и пальцами провёл по страницам.
Медуница лекарственная.
Цветок за цветком утекали минуты. Часы. На его колени вполне ловко запрыгнул Кокс, начав мять штаны лапами, иногда выпуская коготки и урча. Айен приподнял кота, утыкаясь носом в его маленький нос, что приравнивалось к поцелую. Дунул в его морду, от чего Кокс в ответ воинственно встопорщил усы.
Внезапно на кухню влетел сонный демон. Увидев кельпи, он как-то спокойно выдохнул и пошёл к ним за стол.
- Будешь что? Кофе? - Айен поднялся, откладывая книгу.
Полынь лечебная или Полынь высокая/Artemisia abrotanum.
В качестве закладки алела короткая лента.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]silence[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-18 22:53:57)

+1

48

Часть IV

Из окон шелби цвета вырви глаз раздавалась непрекращаемая музыка*. Белиал одним прекрасным днем усадил Айена за ноутбук и стоял над ним до тех пор, пока весь плейлист не перекочевал на флешку. Использовать телефон вместо магнитолы, встроенной в авто, было кощунством каким-то.
Илай опустил стекло, не сбавляя скорости и выставляя стаканчик с дымящимся кофе, чтобы дать немного остыть. В магазинчике на заправке он стащил стремную кепку с какой-то надписью, зачем-то солнцезащитные очки из прошлого века и натянул на нос кельпи. И теперь, смотря на него, видел отражение себя, начиная ржать как ненормальный. Кепка в такую погоду точно не спасет. Все-таки, его удивляло, что фолкс совершенно не восприимчив к изменению температуры. Еще и в палатке спать не хотел. Демон, вопреки его разговорам и аргументам, скрутил тонкий матрац, уложил рядом со спальным мешком под скептический взгляд, обещавший ночь под открытым небом. Илай казался неумолим, отвечая столь же вызывающим. Битва двух дебилов, не иначе.
— Кофе на заправках всегда дерьмовый, — но лицо говорило об обратном. Он только что не подмурлыкивал музыке, смотря на перекати-поле и дорогу впереди, и попивал дрянь, взятую ими на заправочной станции. Илай посмотрел на навигатор в телефоне, потом посмотрел на живой навигатор, что сидел на пассажирском сидении. Прогресс против человека-компаса, который весь земной шар знает как свои пять пальцев, явно проигрывал. Кельпи даже указывал, где можно срезать, а Белиалу оставалось вовремя поворачивать. Он любил дорогу и успокаивающее урчание двигателя, которое словно бы убаюкивало и настраивало на нужный лад. Цель сейчас только одна — добраться до пункта назначения, потом до следующего…. Один он бы точно никогда не поехал без особой надобности.
Они выехали на рассвете, чтобы успеть к ночи добраться до нужного места. Координаты на телефоне показывали глушь несусветную, цивилизация как-то резко терялась на фоне больших городов.
Пальцы демона тарабанили легонько по рулю в такт музыке, он свернул на обочину в карман, предназначенный для остановки.
— Провозглашаю перерыв на перекусить, — поправил кепку с важным видом и выудил пакет, от которого запах шел такой, что внутренности сворачивались кренделем. Надо было поесть в кафе, как нормальные люди. Но они ж не люди. И вряд ли нормальные. Белиал вышел из машины, подставляясь ветру и застегивая воротник. Расставил скудный, но весьма аппетитный то ли обед, то ли ужин, то ли еще что на капоте и облокотился о него, чуть ли не ложась боком. Посмотрел на кельпи, чуть прищуриваясь от светившего в глаза солнца. Потянулся и отобрал у него очки, цепляя на себя.
— Ты сказал, что мы едем на заброшенные шахты. Ты там уже бывал когда-то? — он жевал и смотрел то на шоссе, скрывающееся где-то за линией горизонта, то на МакФаса. Выбрали же они время для путешествий. Он вдруг указал на кельпи ход-догом.
— Только не говори, что карту составлял, — с его сосиски сползла горчица с кетчупом и ляпнула на капот, прибавляя пару грамм весу словам, — Ты и на Антарктиде бывал? Слушай…. Эх. В Гренландию мы уже не успеем на Рождество, — он уселся довольно комфортно на капоте, вытянув ноги.

*

Blues Saraceno – Save My Soul

[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

49

Айен засмеялся и, взяв с металлического ограждения немного снега, стер следы горчицы с капота.
- Да, составлял. Но никогда не выезжал в Америке за пределы больших городов. - кельпи поглядел в даль и откусив от хот-дога, вновь внутренне содрогнулся: он не любил горчицу. Как и лук с чесноком. Лицо его не выражало абсолютное ничего в связи с этим: еда и есть еда. Пусть сейчас и не совсем то, что ты любишь. С другой стороны, иногда из-за горчичного марева проглядывали и другие, вполне сносные, вкусы.
- Мы составляем их исходя из предоставленных данных, не обязательно ездить везде лично. Просто, в случае с Китаем информацию должно было знать минимальное количество человек. Я много где не бывал. В Антарктиде тоже, хотя и хотел. Но куда до неё, если даже Францию не посетил?
Айен глянул на стекшую до запястья злосчастную горчицу и дернул уголками губ. Слизнул, доедая остатки булки.
- Что до Гренландии... До неё примерно 3950 километров или 2450 миль. На самолёте бы добрались часов за шесть. На корабле... - Айен призадумался на секунду. Прикинуть все в голове сложно, но учесть время годы и относительно погоду было реально. - Если ночью не ложиться, то за полтора дня управимся. У всего есть оптимальные и критические сроки. Правда нужно заказать кое-что для мотора, но если это сделать сейчас, то можно было бы выехать восемнадцатого и вернутся до рождества. Кокса с собой.

Его яхта не была предназначена для лавирования в холодных водах, да ещё и зимой, когда редкие льды могли преграждать путь. Грозило травмой обшивки. Но Айена это не заботило. Почему-то ему всегда нравилось, когда вещи используются и истрачиваются до победного конца. Изнашивал мобильники, ботинки, рюкзаки. Быть может, так он относился и к своей жизни, точно сказать нельзя.

- Если ты конечно смог бы найти время.- добавил МакФас.- Но почему именно Гренландия?
Там кельпи тоже никогда не был, хоть я прожил почти сотню лет в Исландии, разделяемой от огромного острова-континента лишь датским проливом.
Айен кивнул на кабину автомобиля, предлагая продолжить путь. Они решили, что поедут по очереди: Илай ведёт утром и днём, Айен сядет за руль ночью, когда они уже уедут от больших городов и когда, скорее всего, сможет ориентироваться в принципе лишь он. В таких местах необходимость прав аннулируется автоматически. В отдалении вообще много чего стирается. Должность, выслуга, количество денег (если только с их помощью нельзя развести костёр или использовать еще по какой нужде). Так что, наверное, именно вдали от живых шумных, изголодавшихся мегаполисов, не способных насытить своё бездонное нутро, кельпи и чувствовал себя нужным и весомым. Хоть сколько-нибудь. Он купил на заправке карты автодорог, ради закона подлости, который мог сработать в самый неподходящий момент, но даже не притронулся к ним, зная, куда и как лучше свернуть.
- Может быть это действительно способность, кто знает. Я не встречал другого картографа, который бы напоминал все, что рисует и над чем работал бы.- пожал плечами фолкс.
Вообще, заправки – магическая вещь. Как оказалось, там можно купить буквально все, эдакий пучок кровеносных артерий цивилизации и спасения на темной сети автодорог. Зажигалки, сухое горючее, дрова, одежда, провизия, книги, музыка, карты памяти для фотоаппаратов и уже готовые фотки на память (по три доллара каждая), карты игральные, карты политические и даже стратегические. Состав отличался только названиями и цветами, а так, ассортимент стандартный, охватывающий все потребности человечества по шкале Абрахама Маслоу.
Вместе с картой он купил и обычный нелинованный блокнот, который прежде долго сверлил взглядом. На нем он принялся зарисовывать карту их пути. Под невообразимую смесь песен, которую Белиал частично извлек из его телефона, он вырисовывал синей пастой почти пустой ручки автодороги, населенные пункты, заштриховывал реки и озёра, которые как по мановению тут же появлялись за окном автомобиля в своей живой красоте. Он слабо улыбался, понимая, насколько давно не делал этого. Просто для самого себя. Как в давние времена, путешествуя попутными повозками торговцев, засыпая в ароматных яблоках, прижимал к груди сумку, полную обрывков нарисованных им карт. Часть его жизни, пройденных дорог. Подписанные автострады чередовались с зарисовками людей из других машин и вполне сносным рисунком Торна в профиль.
Те не расцветали внезапно на горизонте, но отмечали отрезки времени, один за другим.
Они побороли пробки кольцевой дороги под «Back In Black», выехали на девятое шоссе под «Hour I» группы «Scorpions» и, не сбавляя хода, ехали мимо мелких городков и поселков.
Он подпевал иногда песням, не переключая даже те, что потенциально могли не понравится демону, смотрел в окно, следя за переменами низкого облачного неба. В пути он чувствовал себя спокойно.

Айен взял все необходимое, включая книгу по истории края.
Первым по составленным им плану (очень относительному плану) пунктом назначения был Спринг-Валли. Город с таким названием обязан иметься в каждом штате США в количестве от одного до трех, и тот, что располагался в Нью-Йорке ни отличался, ни особой историей, ни достопримечательностями. Но по пути к нему предстояло кое-что интересное: поселок Тарритаун. Ради него он специально не стал переезжать Гудзон, хотя так путь был бы гораздо легче. Но до него было далеко, а за книгу пока что браться не хотелось.
Потому Айен переключился на Торна.
- Как давно ты в Америке?
Быть может от Торна и не узнаешь исторических подробностей возникновения штата Нью-Йорк, о полезных ископаемых, которые теоретически могли добываться в тех самых заброшенных шахтах, к которым они держали путь, но эта информация в любом случае его интересовала.
- Притормози пожалуйста перед мостом. – сказал он, заметив новенькую табличку-указатель на «New Tappan Zee Bridge». – Заедем в Тарритаун, хочу нарисовать кое-что. – Айен усмехнулся. – Пошлю Сюзан, что ли. А то заела уже… немного.
Коллега слала сообщения примерно каждые…
Телефон вновь зажужжал в кармане.
… каждые отмеренные и только ей известные отрезки времени. Она была извещена о предстоящем отпуске, но что он продолжится настолько долго, предполагать не мог никто. Любые вопросы, задаваемые женщиной сводились к одному – с кем. Остальное ее интересовало примерно настолько, насколько интересуют обычного смертного коленки богомола.
- Пока светло, можно и не торопиться. - осветил противоречившую здравому смыслу мысль фолкс. Айен взглянул на экран мобильника: всего двенадцать. Ну и то верно, они выехали где-то в шесть. Айен проснулся только сейчас, сидев какое-то время угрюмый и убитый холодом (как ему казалось, он его реально чувствовал), молча тыкая в нужном направлении, разбуженный лишь горьким кофе с первой заправки и добитый сладким на второй.
На экране тут же высветилось несколько сообщений к ряду.
"Да ладно. Хотя бы фотки пришли!"
"Если ты в Америке, может зайдешь в офис? Так надежнее".
"Или тот, с кем ты, не позволит?"
"Айен, я знаю, что ты читаешь".
Фолкс заблокировал телефон и сунул обратно в карман.
Может быть он даже позвонит ей сегодня. Но точно не сейчас.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

Отредактировано Iren (2018-01-29 23:49:10)

+1

50

Демон пожал плечами, жуя свой ход-дог.
— Не знаю. Никогда не доводилось выезжать куда-то на праздники. Но мне кажется, там самое правильное место. Не знаю, почему. Может, просто хочется поехать туда, — он мотнул головой, — Ты что, хочешь убить свою красотку? А если мы там на подступе застрянем во льду. Просто… Это повод встречать следующее Рождество там, — улыбнулся, допивая остатки жалкого кофе из бумажного белого стаканчика и морщась на количество сахара, от которого в горле свербило, зато перебивало отвратный вкус. Поправил дебильную кепку и вернул очки, считая эти две вещи вместо сувениров. По крайней мере, он никогда не сможет забыть того пафоса, которые придавали большие стекла черных очков виду кельпи. Гангста из восьмидесятых годов, не иначе.
Илай изредка курил, приоткрывая окошко и иногда посматривая на фолкса. Иногда его взгляд захватывал зарисовки пейзажей. Реже — людей. Он не знал, когда Айен успевал рассматривать прохожих и проезжающих мимо, но ему нравилось смотреть на спокойствие кельпи в этот момент. Никакой печали, сомнений, поисков, суеты, растерянности. Белиал скрывал улыбку в очередной затяжке сигарет, возвращая взгляд на полотно темного шоссе.
— Довольно давно. Больше века…или двух. Я ненадолго уезжал за пределы Америки еще в пятнадцатом, перед тем, когда Англия начала колонизировать Америку. В основном был в Европе. Во Франции, Швейцарии, Дании, Португалии, Испании. А потом вернулся в Америку. Никогда не был в России. Но водка у них ничего так, — засмеялся, вспоминая, как им впервые привезли партию этого пойла, как экзотику, — В первый раз все ужрались в хлам. Невкусно, зато пробирает лучше виски. Ты когда-нибудь пил водку? А брагу? Русские сумасшедшие, кажется, — улыбнулся, смотря на закатное солнце в зеркало заднего вида. Огромный красно-оранжевый шар завис над пустынными полями, норовя скатиться вниз и спрятаться от мира.
— У нас есть фолксы и фейблы теоретически русского происхождения. Я тебе скажу, они самые отбитые. Но..вызывают порой восхищение. Про русское СФ тоже анекдоты ходят. Почему-то мне кажется, что основаны они на реальных событиях.
Бел свернул в сторону вывески, оповещавшей об окончании строительства нового моста. Городок   отличался какой-то давящей тишиной. Демон настолько привык к большим городам, что сразу заметил факт отсутствия присущего мегаполисами шума машин в пробках, сигналов светофора и бесконечных потоков спешащих по своим делам людей. Маленький городок, больше похожий на поселок городского типа. Илай в таких бывал очень редко. И зря. Здесь попадались на глаза весьма занятные магазинчики. Но он засомневался, что их содержимое настолько же колоритное, как дома, в которых они располагались. Указатели вещали направление прямиком к Гудзонскому проливу, который показался слишком внезапно для Торна, больше сосредоточенному на дороге и дорожных указателях, дабы не заехать в тартарары. Вид открывался потрясающий уже на сам мост. Он не был уверен, что на самом мосту также фантастически, но поставил отметку вернуться сюда как-нибудь в более теплое время года. Очень не хватало зеленых красок. Вдали виднелось белоснежное пятно установленного маяка. Илай притормозил на обочине возле въезда на мост и посмотрел на кельпи прежде, чем выходить.
— Ты настолько не любишь фотографии, поэтому рисуешь? И...кто такая Сюзан?
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

51

Айен хмыкнул.
- Сюзан – боль всей моей жизни.
Фолкс захватил с собой блокнот, телефон  и, отстегнув ремень безопасности, вышел из машины, легко потягиваясь после не маленького переезда. Вспомнив о книге, он открыл дверь вновь, отыскивая ее взглядом и прихватывая с собой. Вдруг удастся вычитать что-то интересное. Айен повернулся, прищуриваясь и поймав взгляд Илая, указал на крупное шоссе справа.
- Нам туда.
Легенда о Сонной Лощине. Рассказ, написанный некогда адъютантом Вашингтоном Ирвингом и прославивший сельские городки вдали от Нью-Йорка, покрывший на веки их искрящимся темным туманом мрачной легенды. Именно здесь они и находились. Сейчас на этих землях сформировалось аж три соседствующих друг с другом села: Тарритаун, Слипи-Холлоу, где и располагалось знаменитое кладбище, упокоившее и самого писателя, а так же Норт-Тарритаун, умостившийся между ними. В общем-то, если идти прямо, никуда не сворачивая, вряд ли вы заметите, как одно место, перетекает в другое. Фолкс с каким-то оживлением глядел по сторонам, не представляя, как это вполне себе солнечное и уютное место смогло вдохновить на подобные рассказы. Хотя. Как говорят, порой, обычные места хранят в себе самые темные легенды.
Старые приземистые домики, поросшие голыми ветвями увядших лоз сочетались с современными кафе – Тарритаун поддерживал статус туристического места.

- Нет, никогда не был в России и не пробовал ни вод… - Айен взглянул на Илая вопросительно. – Водки, ни бра-аги. – Фолкс нахмурился. Новые слова у него без его ведома и спроса произносились с акцентом. – Интересно, чем сейчас является всадник без головы? И был ли он? Фейбл или же это Дуллахан? – Привычное слово вновь вырвалось с акцентом, но в этот раз фолкс смаковал его на языке, как легкий ягодный привкус алкоголя.  Непрошенная улыбка проскочила по губам. Он любил этих фолксов и ничего не мог с этим поделать.

- А что до рисунков и фото. Я никогда не говорил, что не люблю фотографии. – Айен улыбнулся. – Но действительно не особо хорошо отношусь к… людям. На них. Это мой бзик, не обращай внимание. Просто рисунок передаст гораздо больше «меня» и моего отношения к месту. То, что у меня за душой в данный момент, если таковая вообще есть.

В воздухе витал легкий отзвук хвои и осенней, как ни странно, сырости.  Они неспешно брели вдоль шоссе, свернули на право, к парковой зоне, так же не торопясь двигаясь вдоль узкой аллеи. Спустя некоторое время перед ними выплыл силуэт серой не высокой церкви, скованной чугунной оградой. Если бы не синяя табличка на повороте, никто из них и не догадался о сути маленького домика, не сильно отличавшимся от остальных.  Подтекшие ржавчиной буквы гласили:

- Старая Голландская Церковь Сонной Лощины, построенная в 1697 году Фредериком Филипсом первым Лордом Мэнора. Использовалась с революции… - Читал вслух Айен, склонившийся к табличке.  Скосился на Илая,  – Что за парень интересно. Фредерик Филипс. – МакФас распрямился и поднял голову, оглядев церковь, несколько печально вздохнул. Рисовать придется с другой стороны улицы. Туда им путь заказан.
- Пошли присядем вон там, если ты не против.

Илай был не против или же был против слишком тихо, так что, быстро перейдя дорогу, хотя движение на ней было такое же сонное, как и название всей области, Айен уселся прямо на покрытую скупым снегом деревянную лавочку.  Бледный лист бумаги быстро покрывался угольными штрихами. Вокруг была морозная тишина и освещение под пышными елями соответствовало.
В кармане куртки зажужжал телефон, напоминая о всех долгах перед родиной и Королевой, да храни ее Боже (а знаете, побег в другую страну не избавляет от ответственности перед Елизаветой Александрой Марией и не меняет внезапно гражданство).

- Внимательно. – Тихо выдохнул фолкс, надевая наушники и стараясь стереть из фантазии образ веселой бабушки, часто разъезжающей по Виктории стрит на скутере, пестря разноцветными шляпками.
- АЙЕН!
- Он самый.
- КАКОГО ЧЕРТА?
- А их много? - Почти даже удивленно спросил он.
- Прекрати. – В трубке послышался тяжелый вздох. - Где ты сейчас? И надолго?
- Тарритаун. Да.
- «Да» - это насколько? Погоди… Значит ты в Нью-Йорке.
- Да.
- То письмо было тоже из Нью-Йорка.

Айен замер. Он успел позабыть насколько хорошая у Сюзан, а звонила именно она, память.
- И я запомнила адрес, Ян. Илай Торн значит.
Айен все еще шокировано молчал.
- Что же я о нем знаю, кроме имени и адреса? Что он любит писать бумажные письма – это очень мило. Еще и запечатал их печаткой. Старомодно. Он старше тебя, вероятно. Хотя можно было бы предположить и обратное, сейчас это в моде.
Айен отложил блокнот на скамейку и потер лицо рукой. Надо же было так легко вляпаться.
- Сюз…
- Что, дорогой? Это довольно некрасиво с твоей стороны. Ты знаешь мое отношение к твоей личной жизни и все равно все скрываешь. – вздох. - Благо я все еще я и я не сержусь.
Айен вздохнул. Слава богам, они опустили этот разговор.
- Не буду, если познакомишь.
Айен недовольно промолчал.
- Он же сейчас рядом, я знаю. Иначе бы ты не выключил камеру, сразу же, как набрал номер.
Слишком наблюдательная бестия. Почему она все еще у них работает?
- Давай-давай. Я же не дам тебе работать, МакФас. Ты свои карандаши будешь искать по всему отделу печати.
- Не трогай. Мои. Карандаши, Сюз.
- Ой, да?
Айен включил камеру и повернул телефон в сторону сидевшего рядом демона.
- Илай. Это Сюзан Винтер.
Тот прервался от созерцания стаканчика кофе и посмотрел на дисплей телефона, на котором во всю веселилась незнакомка. Кинул осторожный взгляд на кельпи. Улыбнулся в ответ.
- Привет. Айен не упомянал, что у него есть....- он вопросительно посмотрел на фолкса.
- Айен, выключи наушники.
- Нет.
- Выключи.
- Нет.
- ОЙ! – Именно эту фразу она произносила всегда, когда делала какую-то гадость.
Айен злобно выдирает наушники.
- А ты хорошенький. Но выглядишь младше. Странно. Я его друг.
- Коллега. – Мрачно поправил Айен.
- Поверь, друг. Сколько тебе лет, милый?
- Рад познакомиться, Сюзан. Почему-то тебе я верю больше. Может быть, потому что коллеги вряд ли так беспокоятся друг о друге. – Илай отпил кофе. - Не беспокойся, он в безопасности.
- О,хорошо. – Сюзан прищурилась. - Я скорее за твою безопасность беспокоюсь. Так сколько тебе лет?
- А сколько дашь, столько и будет. Торжественно клянусь, что Йен не угрожает мне расправой и не посягает на личное пространство. Иногда даже жаль. – Демон вздохнул, подмигнув девушке в камеру. Айен постарался не обращать внимание на фразу, упорно смотря на церковь и редкие машины, что проезжали в глубь городка.  Сюзан тихо хмыкнула.
- Ты мне нравишься. А ты нет, Ян, слышишь?
Айен кивнул, хотя девушка его и не видела.
- Ладно. По делу. Зайди все таки в офис, ладно? Перешли мне…
- Уже. – Айен повернул камеру к себе, опуская взгляд на блондинистые волосы и удивленные глаза.
- Я же тебе написала только двадцать минут назад.
- Я сделал это раньше, но не писал, чтобы ты попсиховала.
- Что-то мне подсказывало. Ян. Ты… - Девушка замолчала, видимо о чем-то раздумывая. - В прочем, я знаю тебя слишком долго, чтобы спрашивать. Эй, красивый, ты тут еще?
Торн отсалютовал кофе, склоняясь к камере.
- Ты слишком быстро решила от меня избавиться, милая.
Сюзан засмеялась.
- Да ни за что. Это была проверка. – Она посмотрела в камеру. – Он не носит кольца.
Айен вздрогнул. Заметила.
- Никто из нас не носит. Это не удобно. Подумай об этом.
Фолкс почувствовал взгляд на себе.
- Если это был намек. То я его понял. Спасибо.
Айен поджал губы. Снова Винтер лезла куда ее не просят. Снова пыталась раскрыть другим глаза на какие-то мелочи к которым был склонен Айен вместо весомых слов.
- Будь благоразумным. – Сюзан улыбнулась Илаю и перевела взгляд на МакФаса. – Ян, ты помнишь, что ты самый плохой начальник?
- Ага.
- Ян, ты помнишь, что хорошие мальчики не обижают других людей?
- Ага. – По инерции снова поддакнул фолкс.
Странные между ними устроились отношения с течением времени. Она все время зовет его на какие-то мероприятия, продвигает в массы, знакомит с людьми, пытается за него наладить его же личную жизнь, хотя МакФас особо к этому не стремится. Они были главным «развлечением» для всего коллектива на рабочем месте. Сюзан любила перекидывать на своего шефа под тем или иным предлогом обязательный курс лекций в Главном Британском Королевском Университете, то по физике, то по географии и картографии, компьютерным технологиям и даже праву, а МакФас не чурался отправить Винтер в командировку вместо себя. Хотя подлостью ли считается четыре дня в Милане – еще больной вопрос. Оба воровали друг у друга карандаши и не чурались выпить пива на бордюре перед зданием их работы, в конце дня. Сюзан была одинока. Очень долгое время – официально. Не официально – всю жизнь. Не смотря на то, что девушка была привлекательна, ее характер, статус, а в скорости и возраст, могли лишить ее возможности завести семью уже до самой смерти.
- Помнишь о контр...
- Какого черта Сюз?! – Взревел Айен.
- О чем, о чем? – Подогревал уши Белиал. Сюзан засмеялась.
- Ни о чем. – Фыркнул Айен, отворачивая телефон.
- Сюзан?
- Ууу старый девственник.
Демон подавился кофе и закашлял в сторону.
- Сюзан.- Строго сказал Айен, обещая взглядом рудники и тюрьму строгого режима.
- Хах. Ладно. Давайте. Приятно было познакомиться! Илай! Все скучают, Ян. Приезжай относительно целым.
- Сюзан,ты уволена.
- Уже четыре года как. Но почему то все ещё нет. Давай.
Айен отключил телефон и злобно швырнул тот в траву.
- Йен...? – Илай пододвинул свой стаканчик поближе к фолксу. - Что случилось?
- А? Да нет, ничего. Просто Сюзан несёт порой такую ересь, что ни в какие ворота. – Айен взял кофе и немного отпил. - И лезет куда не надо.  У неё пункт по поводу моей личной жизни.
Он положил блокнот обратно на колени, с тяжелым вздохом наклонился за телефоном, засовывая обратно в родненький внутренний карман и взяв карандаш, принялся заштриховывать длинные темные тени на дороге перед церковью. В действительности дорога была чистой и ясной.
- В смысле...вы...Вы встречаетесь или нет?
- Что? Нет.- Айен вырисовывал странные фигуры деревьев, не существующих в реальности, но более походящие на фон к пробегающему всаднику без головы.
- Она волнуется за тебя. Знаешь. Сейчас это роскошь. Особенно для таких как мы.
Айен взглянул на Илая коротко, возвращаясь снова к рисунку.
- Да. Наверное, ты прав. – Он взглянул на рисунок, удовлетворенно закрывая блокнот. - Ну..поехали дальше?
Они поднялись и Айен указал на другую улицу: вернуться необходимо иным путем.
- Для тебя такое тоже роскошь? – Продолжил из пустоты фолкс.
- Такое… какое? – Не понял демон.
- Что за тебя волнуются?
- Для меня это в новинку. Раньше не задумывался. Это. Будто что-то значишь. Не то, что для себя. Не тот, кто здесь. – Илай указал пальцем на свой висок. - А тот, кого не видишь в себе.
Айен тихо хмыкнул.
- Чтож.. Тогда это действительно хорошо. Но, не могу не сказать, что у тебя тоже есть такой. Для которого ценен тот, кого ты не видишь в себе.
Фолкс имел в виду себя и несколько напряженно замер внутри, думая, понял ли это сам демон или нет.
- Это взаимно.
МакФас улыбнулся и поднял глаза на синюю дорожную вывеску, что висела прямо над пустынным поворотом дороги. Он запнулся на следующем же своем шаге и судорожно всмотрелся в  белую надпись «Скарборо, 7 км». Надо же. Такие совпадения бывают ограниченное количество раз в жизни.
Он помнил, как впервые услышал звук этой песни, светлой и юркой, как сбежавший из ладоней жаворонок. Её принёс из далека южный ветер, запутал в кроне дубов, тополей, остролистов и она слабым дождём опускалась прямо ему на лицо, смешанная с тенью и шелестом листьев. Айен никогда прежде не слышал музыки, это была его первая весна. И его первая песня - Ярмарка в Скарборо

Are you going to scarborough fair?
Parsley, sage, rosemary and thyme

Remember me to one who lives there
She once was a true love of mine

Её наигрывал пастух, бредя за крупным слалом белых, как снег овец. Это он, тогда ещё безымянный, узнал, наблюдая из зарослей чертополоха. Молодой человек играл на каком-то длинном свистке, ловко пробегаясь пальцами. Свиток так и назывался - Вистл, это он узнал потом, а парень играл так себе, это он потом тоже узнал. Но тогда это казалось верхом красоты. Чем-то далеким от его собственного мутного озерного мира.
Через несколько лет, ему её спела Давийорхоргиль. В фиолетовой ночи, под покровом все того же, словно братья схожего, южного ветра. Та ночь навеки пропахла фиалками, хмелью и звёздами. Но наверное то была лишь расцветшая в крови влюбленность. Он знал, что его любовь всегда пахнет именно так.
И странное, взявшееся ни к времени, напоминание, вызвало у него после оцепенения лишь слабую грустную улыбку.
Он слышал, что люди после смерти попадают в астрал, а потом их души возвращаются в этот мир, абсолютно другие, не хранящие воспоминания предыдущих жизней. Но это и не важно. Он давно оставил все позади. Там же где оставил просторные зелёные луга, звуки волынки. И, вероятно, самого себя.
Они прошлись мимо частных домов, совершенно одинаковых, на первый взгляд. Но если присмотреться, можно было то тут, то так заметить оставленные "отпечатки" чужих жизней.
Айен прищурился, смотря сквозь очередную ограду, и хлопнул по плечу демона, привлекая внимание того.
За чёрным редким, абсолютно обычным забором сидела на низеньком табурете девушка. Её чёрные прямые длинные волосы спрятались на половину за алым шарфом, кое-где таки выбиваясь длинными прядями. Она смотрела на разложенный передней ей этюдник, а её босые ноги утопали в скудном снегу.
На серой стене двухэтажного дома, возле которого она сидела, были выбиты симпатичные барельефы в виде папоротника, грибов и стрекоз, что над ними порхали. Сначала Айену показалось, что она ничего не рисует, но присмотревшись, он заметил, что та вырисовывается белой краской снег. На белом же листе. Странно.
Фолкс думал о ней, пока они садились в машину и сворачивали на мост.

Вся музыка Айена дальше была плавной, довольно предсказуемой, но создавала мрачноватую атмосферу легкости и свободы. Дорога до города проходила через  хвойный лес - вечно зеленый в континентальном покрывале штата, питаемый изредка замерзающими речушками – притоками огромного Гудзона и Святого Лаврентия. Обе были абсолютными противоположностями. Гудзон, широкий и монументальный, никогда не спешил впадать в Атлантический океан, в то время как Святой Лаврентий, наводящий на мыслях о работах Леонардо Да Винчи, темный и быстрый, скрытно и юрко питал урожайные сельские земли.  Мерное шуршание шин и музыки усыпляли. Иногда взгляд цеплялся за припорошенные снегом гранитные валуны, нависающие прямо над узкими дорогами, сужающиеся порой до одной полосы.

-Что за песня? – Тихо поинтересовался Илай, отрываясь от дороги в один момент.

- Family Of The Year – Hero- Так же тихонько ответил Айен, в свою очередь, не отрываясь от дороги.
Останавливаться им ещё не скоро, так что Айен решил все же взяться за книгу, которую так и не открыл во время их прогулки. Читал он вслух.

- Изначально на землях проживали ирокезы и алгонкины. Представители обоих  ныне живут малочисленными резервациями на землях Канады и США в частности. «Во время Американской революции британским дипломатам удалось уговорить большинство племенных советов Лиги принять их сторону. Это не принесло ирокезам ничего хорошего: опустошительная экспедиция генерала Салливана нанесла окончательный удар Лиге. Часть ирокезов была расселена в резервациях, другая же часть, ведомая Джозефом Брантом, ушла в Канаду, где их также ждали резервации. Численность населения Хауденосауни к тому времени по сравнению с XVII столетием уменьшилась в несколько раз, — это было следствием голода, эпидемий и военных действий. Тенденция переменилась только к концу XIX века». – Айен листнул страницу назад. – Я слышал как-то, что у ирокезов был Обряд воздушного погребения. Тело усопшего помещали на специальный помост, который либо находился на дереве, либо был приподнят на шестах на высоту примерно трёх метров. Рядом с помостом размещали его оружие и еду на весь путь в другой мир. – Айен улыбнулся. – Было время, я его не застал, слишком давно, когда в Шотландии хоронили так лошадей. Они считались божественными детьми Дану, на которых она прибыла в этот мир. Лошади вообще много где почитались.
Кельпи задумался.

- С одной стороны это странно. С другой… - Айен почесал висок и нахмурился. – Ладно, не стоит об этом задумываться наверное, а то дойдет до воспоминаний об Эквусе и рассуждений на эту тему.
Он вновь взял книгу в руки.

- В 1609-м году английский мореплаватель начала XVII века. Генри Гудзон, служивший у голландцев, дошел до того места, где сейчас находится административный центр штата Нью-Йорк город Олбани. Мы туда едем кстати. – Айен оторвался от книги. – Сворачивай!
Илай резко дернул руль в право, но свернуть все же успел.

- Черт, извини. – Айен отложил книгу и виновато выпрямился.
Дальше дороги не было, только проселочная тропа. Фолкс глянул на время – 17:23. Они проехали ровно половину намеченного пути, можно и притормозить. На восхитительных колдобинах и кочках под не менее восхитительный nickelback, они мелено поползли от странного города под названием Пайн-Буш к Ольстревиллу, затем к Уолкер-Валли. Именно там Айен и попросил остановиться на ближайшей платной парковке.

- Между Уолкером и Крофордом – Айен указал куда-то на север. – Есть заповедный парк. Минневаска. Там озеро ничего такое. Прогуляемся? – Спросил фолкс. – Или дальше поедем? Ты за рулем тебе и решать.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

+1

52

Что-то уловимо изменилось. Во взгляде. Руках. Позе. Повисшем молчании. Музыке. Штрихе. Тайной улыбке. Предназначении, ускользающем в бегстве мыслей. Белиалу казалось, даже в дыхании. В их настоящий мирок проникло прошлое. Сумерки медленно опускались, солнце пряталось за хвойными лесами и зелеными островками, выглядевшими словно оазисы среди подступающей смерти до следующей весны. Белиал всмотрелся в сторону, куда указывал кельпи и пожал плечами.
— Торопиться особо некуда, все равно, как черепахи ползем, — он надел куртку и вышел из машины. Пахнуло свежестью и мороз дал о себе знать. Ботинки пружинили по траве, которая упорно боролась с холодом и не собиралась так быстро сдаваться. Мягкая земля, местами припорошенная снегом, не препятствовала осторожным шагам по еле различимой тропке между стволами деревьев. Вокруг лишь звуки природы — ни намека на человечество и цивилизацию. Пожалуй, с этого момента Белиал начал отсчет настоящего отдыха. Спокойствие. А еще безотчетный страх перед одиночеством. В городе все не так. Постоянный шум из-за мегаполиса никогда не отставал, напоминая о незримом присутствии тысяч людей, десятков существ вокруг. Тут все иначе. Он держался позади, смотря на спину идущего впереди фолкса. Вслушивался в звуки природы. Редкое пение птиц. Тихий хруст веток.
— Здесь встречается редкий вид ночных бабочек. Жаль, что в такое время года их нельзя увидеть, — пробормотал, каждый раз осматриваясь в поисках какого-либо намека на присутствие диких животных, — И рысь, — наверное, от такого бы знакомства Илай действительно не отказался бы. Но вероятность слишком мала, чтобы познакомиться с таким хищником. Животные не редко избегали встречи с существами, чувствуя внутреннюю угрозу. Кокс не зря показался Белу из ряда вон. Слишком уверенно себя чувствовал среди большой концентрации бессмертных. Пушистая задница.
Он слышал о ледяных пещерах, но никогда в них не бывал. Послышалось мычание, лай собак откуда-то справа издалека. Фермерские хозяйства буквально окружали Национальный парк. Нога ступила на что-то твердое — деревянный мостик, неровный, с выбоинами и неровностями, благо, что без корки льда. Илай дышал полной грудью, смотря на облачка пара. Задрал голову вверх. Морозное небо испещрено словно кровеносными сосудами-ветвями деревьев, прячущих разбавленную оранжевым синеву в выси и не давая пробиться уже заходящему солнцу. Он так долго смотрел вверх, что потерялся во времени и пространстве, не в силах оторваться от чистого неба, в котором разгорался закат. И ведь знал, что дальше только хуже. Озеро окружали белоснежные скалы, врезавшиеся в пешеходные маршруты природными ступенями-гигантами, архитектором которых являлась сама природа. Величественные каменные глыбы, с которых можно увидеть всю долину практически как на ладони. Кельпи должен чувствовать воду, ее запах, ее зов. Словно в подтверждение послышалось журчание ручья, что еще не успел замерзнуть. И еще один. Они создавали свою мелодию нетронутого техническим прогрессом мира, где царили свои, временами жестокие, законы.
Он вдруг остановился, как вкопанный. Дернув кельпи за рукав куртки п приложив палец к губам. Указал взглядом чуть вбок позади них. Еле различимый среди деревьев пасся олень. Судя по небольшим рогам, еще молодой и непуганный. Белиал не раз слышал, что здесь животные довольно часто выходят к людям без страха. Но он боялся его спугнуть резким движением и замер, смотря на это чудо природы с восторгом и неизмеримой любовью. Пальцы так и сжимали край рукава фолкса, а потом перешли на прохладную ладонь, хватаясь как за спасительный круг. Словно этим выражал переполнявшие эмоции. Взволнованно посмотрел на Айена, будто бы удостоверяясь, что тот тоже видит, не только оленя, но и картину в целом. Девственно чистую, не омраченную трауром, со своим особенным течением времени. С ветки вспорхнула птица, от звука которой дернулось животное, уходя вглубь, подальше от их глаз. Хлопанье крыльев, шелестом резануло слух. Белиал еле заметно дернул плечом. Наваждение медленно отпускало, возвращая демона на землю, с которой он и не сходил. Он улыбнулся, делая шаг вперед по заданному изначально направлению. Это место настолько разительно отличалось от Нью-Йорка, да и любого города-миллионника, что будто другой мир, другая планета, другие люди, все другое и будто бы чужое, но родное и трепетное. Связанное с самой сутью. Здесь не было зла или добра. Границы стирались, перемешивались, поддерживали сильных, пожирались слабых только для того, чтобы жить дальше и совершенствоваться. Идеальный баланс.
Гладкий камень, местами темного серого цвета из-за растаявшего на солнце снега, преградил им путь, внезапно показавшись из-за деревьев. Илаю они чем-то напомнили пирамиды ацтеков величественностью и совершенством. МакФас первым взобрался на выступ и протянул руку, за которую он сразу же ухватился. Камни в некоторых местах были покрыты тонкой, сверкающей коркой льда, то тут, то там виднелись белые пятна снега. На одном из выступов стояла мини копия снеговика.
Торн настолько увлекся подъемом, что не заметил, как они забрались, врезаясь в спину кельпи и тут же обхватывая его, чтобы столкнуть в распростершееся озеро.
— Прости, — выдохнул, заглядывая ему за плечо и делая шаг назад от края вместе с Айеном. Они стояли на краю мира. Перед неспокойной, гонимой ветром гладью озера, по темноте и глубине сравнимого разве только с глазами кельпи. Верхушки деревьев тихо шептали какую-то тайну. Демон медленно опустился, усаживаясь на согнутые в коленях ноги перед самой кромкой, смотря завороженно вниз. Вода была чистая, от того и темная, что показывала свою глубину, то ли предупреждая об опасности, то ли приглашая на пир теней. Лучи солнца скользили по лицу Айена. Илай чувствовал тепло и на своем, жмурясь довольно и расслабленно. Лившийся свет собирался букетами, прорезаемый верхушками хвойного леса, отражаясь слепящими одинокими бликами цвета расплавленного золота. Ладонь легла на холодный камень, оглаживая сухой участок и чувствуя шершавую пористую местами поверхность. Идеальные изъяны. Раскинувшийся перед глазами лес — зеленое море, расплескавшееся вплоть до самого горизонта. Белиал не заметил, как начал улыбаться, взглянув прищурено из-за солнца на кельпи и снова на слившуюся воедино стихию, позволявшую смотреть на себя открыто и без страха. Утягивать за собой в прекрасный водоворот воды и дурманящей хвои. Здесь казалось, что они остались вдвоем в мире. На краю света. Здесь дышалось легко, до еле заметного головокружения. А одиночество казалось не страшным. Хотя…. Просто все дело в том, что он был здесь не один. Этот факт впервые дарил  опьяняющую свободу, с которой пока непонятно, что делать. Дышать. Чувствовать. Впитывать кожей. Глазами. Прикосновениями. Слышать. Запоминать. Дать эйфории заполнить голову. Сердцу — попробовать взлететь, несмотря на оковы, но ухватиться руками, ведь оно уже крепко привязано. Чтобы не было мучительно больно. Чтобы боль не оставила новых шрамов.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

53

Он давно так не выезжал. Без конкретной цели, без обязанностей или дел. Просто для себя. Мир внезапно становился куда шире, стирая навыдуманные границы. Чего им стоило поехать дальше? Бросить работу, дом и бродить бесконечно от города к городу, от страны к стране? Их не держит семья или деньги. Время тоже не проблема. Айен ухмыльнулся своим мыслям и, отбрасывая их, слегка потянулся, подходя к ярко выделявшейся на фоне окружения машине. Он вспомнил улыбку Илая. Ему нравилось такое выражение лица демона. От того веяло каким-то спокойствием, золотистой лентой счастья, и это легкое чувство передавалось и фолксу, заставляя нерешительно улыбаться в ответ.
Перекусив кто чего, они оставили заповедный лес позади, выезжая на длинное и почти прямое шоссе к Олбани – столице штата Нью-Йорк.  А от того до границы с Вермонтом всего полчаса быстрой езды. Мир надел темные покрова, изредка освещаясь всполохами встречных фар, проскальзывая хищными красными огнями в глазах двух существ. Мир сузился сначала до дороги, ограненной каменными склонами, затем до освещаемых дальним светом асфальтных метров впереди шелби. Затем превратился лишь в их автомобиль. Темнота за окнами казалась абсолютной, погасившей все звезды, вычеркнувшей из книги жизни каждую тварь на планете, оставляя лишь воспоминания о тех. Дорога серпантином поднималась в гору, становясь все опасней: выворачивающие из разломов в реальности, берущиеся буквально из ниоткуда встречные машины ослепляли, сужая зрачки, освещая бледные лица. Айен иногда с горечью смотрел на Белиала, то прямо, то украдкой через зеркало заднего вида, понимая, что тот наверняка устал, но помощь не предлагал, помня, что они договорились поменяться только после последнего крупного города. Хотя чувствовал себя последним гадом из-за таких поставленных им же условий. Теперь музыку он переключал, ставя намеренно что-то, что не разбивало бы медленный морок ночной поездки. Большей частью молчали. Спустя пару часов, как-то слишком внезапно, в лобовое стекло ударил дождь.
- Вот тебе и декабрь. – Тихо проговорил Айен, опуская окно и высовывая лицо под потоки теплого горного фёна. 
Когда шоссе выровнялось, стало шире, обзавелось вполне сносными фонарями, выстроившимися в бесконечные цепи, Айен прищурился, размывая свет, и различил табличку с указателями.
- Сворачивай дальше налево. В город заезжать не будем. Остановись где-нибудь на обочине, поменяемся. – С затаенным удовлетворением проговорил он, отстегивая ремень безопасности и убирая свои вещи на заднее сиденье. Во время рокировки заглянул в багажник, вытаскивая спальник, расстегивая его. Сел за руль, протянул импровизированное одеяло Илаю и включил печку. Сам снял куртку, пристегнулся, переключил музыку и плавно тронулся. Почему-то место Торна, казалось именно его местом и никак иначе.

***
Время на часах далеко за полночь, одна и та же песня на магнитоле играет уже по шестому кругу. Демон, укутавшись в спальник, уснул и Айен старался ехать как можно более аккуратно, но в тоже время, почти не сбавляя скорости. Машин не было. Фонари исчезли так же. Фолкс зевнул, прикрывая рот тыльной стороной ладони, и бросил взгляд на Илая вновь. Он никогда не видел его спящим так близко - тот каким-то магическим образом все время вставал раньше. Может и не мудрено, Айен мог спать сутками, особенно после рабочей недели. Но зрелище это было достаточно умиротворяющим.  Сарагота-Спрингс сменился Гудзон-Фолсом, а тот совсем крохотным Гранвиллом, выпуская на шоссе мертвых, оставленных когда-то всеми, городов.
Айен провожал покосившиеся здания внимательным взглядом. У него всегда это вызывало особые чувства притягательной мрачности. Порой на мелкомасштабных картах попадались селения с безумной численностью в двадцать, восемь, а то и трое человек. Им одним и одичавшей природе принадлежала эта точка на карте и акры безымянного леса вокруг.
Порой за окном проплывали темные очертания озер и рек. Не настоящие, лишь их ночные тени, украшенные низкой луной. Высокие горы белели на горизонте тусклым серебром снега. Дождь остался где-то позади - шелби была быстрее. Невидимая граница с штатом зеленых гор внезапно стала ощутима.
Вскорости показалась и скромная табличка города «Ратленд»,  кельпи  сбавил скорость и свернул с дороги на широкую песчаную тропу. Взволновано посмотрел на Илая, но тот по прежнему глубоко спал.
Киллингтон.
Вот и их конечный пункт. На сегодня.
Такой город был и в Шотландии. Его Айен знал очень хорошо. И вот, снова одноименный брат на совсем другом континенте. Хотя, если быть предельно честным, городом Киллингтон – Американец не был. Это была гора, где тут и там появлялись частные домики с одной-двумя комнатами на единственном этаже, а так же располагался огромный горнолыжный курорт с тремя гостиницами. Катание на сноубордах, санках, лыжах, собаках, шеях чужих мужей обеспечено. Как и камин с трепетным запахом дерева. Одну из гостиниц Айен увидел в снежной тьме и тут же к ней свернул. Остановив машину, но не выключая мотор, он повернулся к демону и замер. А как будить? Ошарашенный что этот вопрос вообще возник в его голове, он положил руку на плечо Илая, но так и не встряхнул, не желая снимать сон так резко и неприятно.
- Илай? – Тихо и мягко позвал Айен.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

+1

54

Убаюканный мерным покачиванием авто и пригревшийся Илай не сразу отреагировал на голос кельпи — слишком тихим тот был и осторожным. Больше на сознание подействовало прикосновение. Демон слегка вздрогнул, оценивая ситуацию с пока еще прикрытыми веками. Темно. Спокойно. Приоткрыл один глаз и увидел в темноте фолкса, резко поднимаясь с пассажирского кресла и осматриваясь сонно вокруг.
— Мы уже? — хриплым ото сна голосом спросил Торн, откидывая спальник и потирая лицо ладонями. Теперь темнота сверкала пробивающейся сквозь тьму белизной снега, то тут то там сверкающего причудливой россыпью серебра, когда на него попадали лучи от одиноких фонарей гостиниц, чтобы одинокие путники не проехали мимо. Растрепанный Белиал с полосой от спальника на щеке как-то зябко поежился спросони, понимая, что сейчас надо будет выходить на холод.
Снег похрустывал под ногами, щеки приятно покалывало, но удовольствия никакого. Единственным желанием сейчас было умыться как минимум. Он не знал будет ли фолкс спать, ведь тот практически с самого утра бодрствовал. И хоть вокруг морозно и не очень-то уютно, но мозг понимал, что после душа хрен кто его остановит сидеть в гостинице. Хорошо, что не сразу в палатку. Он бы не пережил. Так что был благодарен предусмотрительности МакФаса. Здесь зима развернулась если не в полную силу, то выше среднего точно. Он чувствовал далеко на пару сантиметров под ногами утрамбованного снега. Раскатанные и утоптанные дорожки были еще и скользкими. Он чуть не навернулся у самого порога, фыркнув и вваливаясь внутрь. Пахнуло жаром.
Администратор со стеклянными глазами от такого же недосыпа постаралась приветливо улыбнуться. Получилось искусственно. Чересчур. Подумав, что завтра наверняка будет новая, а значит проблем прибавиться в случае чего, Илай протянул кредитку и сбросил сумку рядом со стойкой, оперевшись локтем на стол и лениво смотря то на девушку, то на Айена. Последний его воодушевлял больше. Особенно на ночные прогулки.
— Двуместный, — глянул на фолкса, повернулся обратно к администратору, — С одной кроватью, — для девушки это не стало сюрпризом. Бел не стал смотреть на реакцию кельпи. Дома один выспится. Демон взял карту горнолыжного курорта, рассматривая заинтересованно по пути на второй этаж. Им никто не попался. То ли все спали, то ли пили где-то в другом месте.
Здесь пахло деревом, смолой, пеплом, сухими цветами, свежестью и пылью. Маленькая гостиная, буквально четыре на четыре метра, с камином и сложенными рядом дровами. Маленький диван. За стеной кровать и шкаф. Дверь в ванную комнату. Отделка под дерево. Демон заметно приободрился. Здесь все кричало о продолжении Рождества, пусть и без атрибутов оного.
— Ты как? — Белиал уселся на кровать, пружиня, словно примеряясь, а потом и вовсе падая, раскинув руки в стороны и смотря на деревянный потолок. Кровать тоже оказалась бревенчатой, грубовато смотрелось, но подстать интерьеру. Повернулся на бок, подставив под щеку руку и смотря на сумки.
— Лень разбирать, — зашелестел буклетом, смотря на рекламу и какой-то купон, сложенный внутрь, — Ты катаешься на чем-нибудь? Тут все можно взять напрокат или купить. Но вряд ли лыжи влезут в Шелби. Разве только сноуборд…. — он посмотрел задумчиво на Айена, представив того в горнолыжном костюме и очках. Слишком одето. Но интригующе.
— Чур я первый в душ!
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

55

Фолкс снял куртку, бросив ее на пакеты, и вяло пожал плечами.
- Душ весь твой.

Он присел с другой стороны кровати и лег, чувствуя, как спина блаженно расслабляется, нехотя расставаясь с напряжением. Коснулся макушкой ноги Илая. Он никак не отреагировал на номер, который тот попросил, маяча темной бесчувственной тенью за его спиной, пока он оплачивал все на ресепшине, пока они шли по коридору, хотя скорее, пока он по коридору его вел, так как Айен позволил себе абсолютно не задумываясь плестись за демоном, даже не проверяя дорогу.

- Я не пробовал никогда, если честно. На коньках только, ты знаешь. Так что вряд ли из меня завтра выйдет что-то дельное. -
Айен тихо засмеялся.- Но попробовать можно.
Он не был так же бодр, как демон и всеми силами пытался не уснуть, пока тот принимает душ. Он прошел по комнате в одну сторону, стягивая ботинки, принялся разбирать пакеты, аккуратно вытаскивая и складывая вещи Илая с его стороны кровати. Прошелся в другую. Свой пакет швырнул под нее же и, не выдержав, лег. Шум воды тут же, прекратился и Айен вздохнул – он выстоял. Фолкс сел на кровати, решая, взвешивая на весах внутренних приоритетов и понимая, что в душ пойдет в следующей жизни. А лучше вообще никогда. Там вода, а она… Мокрая.
Вопросительно посмотрел на демона, что вышел из душа, сонно ожидая любого предложения, вопроса и поступления. Наверное, он бы согласился и ответил на все, даже не думая.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

Отредактировано Iren (2018-02-18 01:17:48)

+1

56

Первое, что увидел Торн при выходе из ванной комнате это усталые и осоловевшие глаза кельпи. Прогулки сегодня не получится. Но это его нисколько не огорчило. Он увидел свои вещи и тут же скинул полотенец, усевшись на кровати и переодеваясь в чистое. Повернулся к кельпи и дотянулся до его головы рукой, проводя по волосам, слегка ероша.
— Ты устал. Ложись. Я разберу оставшиеся вещи, — чтобы пути к отступлению малек преградить, демон толкнул его обратно на кровать спиной, криво улыбнувшись и нависнув сверху, тихо прошептал:
— Спи, — медленно сократил расстояние, касаясь губами век фолкса и накрывая того легким покрывалом и отгораживая тем самым от себя доступ к телу, пусть и одетому.
Илай аккуратно отстранился, стараясь не беспокоить фолкса. Встал и убрал вещи в шкаф, крутясь в поисках одежды МакФаса. Шуршать пакетом значило бы потревожить сон кельпи. Пришлось относить в гостиную и оттуда уже таскать без пакета в шкаф, укладывая рядом со своими вещами.
Он спустился вниз в комнату отдыха и надыбал себе какие-то книги. Одному бродить в темноте уже стало одиноко. Илай вернулся в номер, пробираясь на кровать и поднимая подушки повыше, уселся рядом со спящим. Долго смотрел на его лицо в свете ночника. И никак не мог понять, как так все получилось само собой. Столько лет, столько веков сидеть в своем мирке, уголке, отгораживаясь и огрызаясь. А теперь думать о том, что скоро настанет день, когда квартира снова опустеет. Слишком долго он оставался один, пока их пути не пересеклись, а потом в конце ноября не запараллелились. Наверное, потому что Айен никогда не пытался лезть ему в душу, а просто оказывался рядом. Без лишних вопросов и какой-то выгоды. Раньше он тщетно пытался искать и объяснять мотивы поступков фолкса, а сейчас незачем. Просто наслаждаться его присутствием. Ловить и жадно впитывать то, чего вечность сам себя лишал. Намеренно. Это не значило, что теперь Илай вдруг превратиться в душу компании или заведет себе пару-тройку друзей. Это вряд ли.
Бел открыл книгу. Пробежался глазами по паре строк и снова повернулся к фолксу. Нахмурился и вернулся к чтению. Сам не замечая, когда темнота сомкнулась над ним.
Что-то больно давило в бок. Твердое и острое. А открывать глаза так не хотелось. Камин в гостиной наверняка погас, поэтому стало так холодно. Илай сполз еще ниже под одеяло, прижимаясь к теплому боку рядом. Поморщился, нашарившими между телами книгу и выкинул ее куда-то на пол с тихим стуком.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

57

Айену было более по душе не думать о себе. Так и проходило его последнее двадцатилетие. Он действовал, ведомый внутренним, очень сильным чувством правильности или наоборот, не верности ситуации, поворачивая всю умственную деятельность в сторону работы и чужих жизней, в основном. Но, так или иначе, это утро настало.
Во-первых, тот факт, что он проснулся раньше Белиала, был удивителен сам по себе. Во-вторых, то, что он был трезв, и его даже не тянуло обратно в сон, как после долгой рабочей недели только усугубляло ситуацию. В четвертых основная тема размышлений лежала прямо на нем, закинув хозяйски ногу, руку и умостив голову где-то на плече. Айен не видел лица, но светлая макушка была прямо у лица, и он чувствовал запах свежести и воды, исходящий от волос и дыхание на коже.
И так.
Что он имел.
Он приехал в дом к человеку, позволял ему влюбляться в себя. И позволял себе им любоваться, что не менее опасно. Исход этого был определен и Айен не делал ничего, чтобы его остановить, наоборот, не смел отказать в кольце, объятиях и поцелуях, даже чувствуя, что те куда более интимные, чем касания тех, кому нужна лишь защита и тепло.  Он не был наивным и предполагал, какой была жизнь демона. Та, что он не видел. Именно поэтому был рад и принимал чувства того. Но если не дать что-то в ответ, все это разобьется, как ни бывало. Ему нужно было принять решение. Либо четко отказать, скорее всего навсегда завершив общение с Илаем, либо принять, а там уже будь, что будет. Он знал, что у него еще есть силы отпустить. Его личный коматоз, который наполнил его тело целиком за последние сотни лет.
Айен прищурил глаза, смотря на свет утра, пробивающийся из-за штор. В комнате было прохладно, но тепло их тел под одеялом делало утро вполне себе уютным. Он чувствовал себя в коротком промежутке жизни, превратившегося в персональный лимб перед принятием решения. Хотя ответ он уже знал.
Все это было лишь игрой души, чтобы ясно и четко запомнить момент. Только и всего.
Фолкс опустил взгляд на демона и мягко дотронулся до волос, невесомо собирая свет кончиками пальцев. Легко перевернулся, нависая сверху, нагибаясь к губам, но застывая, над просыпающимся демоном и все же не решаясь на подобное. Темный взгляд напротив исчез до того, как Илай открыл глаза, а фолкс поднялся с кровати ранее, чем демон почувствовал бы вес тела.

- Доброе утро.-  прохрипел кельпи севшим ото сна голосом и вышел из номера в поисках завтрака. Наверняка положенный по расписанию они пропустили. Благо, ресторан с буфетом работали и имелись как таковые. Айен заказал кофе в двойном экземпляре, булок с лимоном и что-то типа сэндвичей, но называемых иначе. Слово "сэндвич" не подходит для элитного (почти) курорта. Фолкс бросил взгляд на белые фирменные часы на стене. Одиннадцать утра с минутами. Ехать уже никуда не нужно. Только идти пешком, да и то не далеко, так что времени навалом.
Он взял еду и вернулся со всем добром в номер, поставив все на кровать под присмотр все еще просыпающегося демона, а сам ушел в душ, чтобы вернутся в привычное состояние.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

+1

58

Если бы не тяжелое пробуждение, Илай бы не упустил момент. Но он еле успел продрать глаза, почувствовав внезапное нарушение личное пространства, на которое сам с завидным упорством делал набеги. У кельпи была слишком хорошая реакция, а демон еще пребывал где-то то ли во сне, то ли наяву, но уже успел сожалеть за свою тормознутость и неспособность мыслить здраво. Мозг не поспевал за сердцем, мышцы за эмоциями, глаза за телом. Оставшись один в пустом номере, Белиал возвел слипающиеся, полные сожаления глаза на пустой потолок, где-то там сбоку телепалась паутина, а он просто идиот. Им он быть и продолжил, накрываясь с головой одеялом и слушая шаги просыпавшихся туристов, говор где-то на первом этаже, ничего не разобрать. Тихий скрип половиц где-то на лестнице. МакФас же зашел в номер бесшумно. Услышав стук на столике, Торн опрокинул одеяло и смотря сонно на завтрак, потом на спину фолкса, сбежавшего в ванную комнату. Завернувшись в теплый кокон, он прошел в гостиную и положил в камин дрова, полил жидкостью для розжига, самую малость. Каминные спички, длинные, в коробке, лежали рядом на приступке. Огонь раздражающе весело и ярко всколыхнулся, озаряя мягким закатным светом гостиную. Белиал сел на диван, задумчиво смотря на камин и разгорающееся пламя, поедающее дерево.
Если Айен думал, что так легко отделался, то глубоко ошибался.
Демон поднялся с дивана и прошел в спальную комнату, прислушиваясь к плеску воды за дверью. Надел свитер и джинсы. Им явно придется зайти еще в магазин, иначе на них будут странно смотреть. И пофиг, что кельпи может и в лосинах кататься при таком холоде.
Шум воды прекратился. Илай спел только сделать глоток кофе. Поставил на место, слыша тихое шуршание одежды. Ну да. Осторожный или вежливый — а может и то и другое разом — МакФас никогда не появлялся перед ним обнаженным. Когда дверь открылась, Бел уже стоял возле нее, встречая Айена упрямым взглядом.
— Спасибо за кофе, — собой он загораживал проем, не давая фолксу пройти, — Но завтраком ты не отделаешься, — пожал плечами, вперив руки в обе стороны дверного косяка, он подался вперед. Сантиметры. Миллиметры. Молекулы чего-то, но все равно чувствуешь касание, еле уловимое, скорее на уровне инстинкта, а может чуткого осязания, а может лишь фантазия играет на чувствах и смеется. Чужое дыхание сбивается с ритма. Белиал замирает, держа дистанцию, а так хочется уничтожить пустоту между лицами.
— Ты мне кое-что задолжал с утра, — выдыхает еле слышно, невольно касаясь губами чужих, — Проценты капают, Йен, — чуть вбок, наклониться, чтобы коснуться шеи кончиком носа. Вдохнуть уже исчезнувший запах кельпи, судорожно, до болезненных спазмов от несдержанности. Провести по изгибу шеи, собирая губами одинокие капли кристальной воды, больше похожие на слезы. Пальцы сильнее сжимают деревянный проем, чтобы не тянутся к телу напротив. Соскальзывают, оставляя занозы, противясь выдержке, разрушаемой кирпичик за кирпичиком. Легкий поцелуй за ухом. Илай замер, подумав, что будто напрашивается. Опять. Ну и похер, первый раз что ли? Белиал положил ладонь на щеку кельпи и повернул к себе, проводя пальцем по нижней губе и задевая, потянул слегка вниз, приоткрывая.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1

59

Айен точно бы в удивлении приподнял немного брови и легко прикусил демона за палец, отпуская буквально через несколько секунд.

- Не понимаю о чем ты.
Повернул немного голову так же легко прикусывая тупыми клыками тонкую кожу запястья, замер, не отрываясь смотря на Илая абсолютно темным внимательным взглядом. Снова отпустил. Юркнул под его рукой, тут же оказываясь за спиной демона и наклонился ближе.

- Я думал ты хотел на чем-то покататься до того, как мы пойдем. -Он оперся о косяк, прижимаясь к спине Илая теснее. По губам пробежалась тень издевки.- А уже почти двенадцать.- МакФас усмехнулся, рассматривая шею демона и отступил, возвращаясь к кофе.

- Я так и не спросил тебе дали выходные или ты без спросу?
Он сел на кровать, оперевшись за спиной на руку и прихлебывая немного остывший кофе. Поморщился. Сладкий. Илая.

- Это твой.
Айен взял вторую чашку и зачесал уже почти высохшие волосы. Взглянул на стоящего все еще у косяка ванной Илая и потянулся к булочке.
Утро начиналось неплохо.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/dCKGE.jpg[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]holy-day[/status]

Отредактировано Iren (2018-02-19 17:18:24)

0

60

Белиал не сразу нашелся, что ответить хотя бы потому, что в его голове «покататься на чем-то» приобретала совсем другой смысл. С чувством юмора у фолкса все в порядке, а вот в шутейках на подобную тему он замечен не был до этого момента. Испорченный мозг Илай переваривал полученную информацию, перемежавшуюся с ощущением кельпи за спиной.
— Покататься….да. — Он вовремя прикусил язык, понимая, что Айен наверняка вкладывал в эту фразу иной смысл. Потер шею, так и стоя в проеме и упираясь в косяк спиной, чтобы видеть фолкса.
— Формально нет. Но я их предупредил, — пожал плечами, подходя к МакФасу и забирая у него из рук стаканчик с кофе. На запястье горел укус, от которого впрочем не осталось и следа. Слишком слабо. Мало. Но как-то волнующе. Впрочем, любой жест от МакФаса воспринимался, как великий праздник на заснеженной улице без конфет и чупа-чупсов!
— Я подумал, что ты будешь сексуально смотреться на сноуборде, — глотнул кофе, улыбнувшись хитро, — До первой сосны, конечно же. Но может оно того стоит…? — пожал плечами, — Нам надо в магазин зайти или взять напрокат горнолыжку. Не зря же мы сюда приехали. И. — Палец Илая ткнулся в грудь Айена, — Если мы пойдем в поход ночевать в палатке, ты не будешь спать в снегу. Отогревать тебя идея заманчивая, но боюсь, как бы ничего не замерзло и нечаянно не откололось, — с невозмутимым видом допил остатки кофе и подтянул к себе за ворот на груди кельпи, останавливаясь в паре сантиметров, — Спасибо. Сейчас умоюсь и пойдем, — захрустел булочкой и сам удалился в ванную просыпаться.
Несмотря на слепящее солнце, на улице было морозно. Торн спрятал половину лица в шарф, а вторым замотал Айена. К счастью последнего костюмы можно было примерить прямо на одежду.
— И очки, — заявил демон, ткнув на прилавок и тут же натягивая их на лицо кельпи. Никаких зеркальных. Он все должен видеть. Особенно черные глаза в окружении оранжево-зеленых стекол. Как чертов портал в другой мир. Или сам Айен из другого мира. Белиал потер свои глаза, выдыхая куда-то в сторону.
БЛЯТЬ — единственное слово, парившее в пустоте сознания.
— Мы берем, — сказали не его губы, а не его рука неуверенно протянула карту, пока ноги старательно удерживали его от опрометчивых поступков.
[icon]http://s9.uploads.ru/wvTnM.png[/icon][nick]Ilai Torn | Belial[/nick][status]I was lost, on my knees[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Christmas Lights [C]