Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]


Broken People [C]

Сообщений 31 страница 60 из 133

31

- И не говори, - вырвалось само собой, когда Аарон закончил свою не хитрую мысль оперируя простыми словами и короткими предложениями.
Клинт поднялся со стула. Не то что смотреть, даже сидеть рядом, когда брат вытворял подобное с телом пятилетнего ребенка было… Ужасно. Просто от одного осознания что они сделали, что делали и что еще предстоит сделать. Взгляд скользнул по комнате. Обычной такой, детской, девчачьей. Куклы, домик, пони, мягкие игрушки, рисунки по стенам, цветные карандаши и мелки. Он видел все это и не видел одновременно. В голове застряли слова Аарона.
Убью Рейнольда. Клинт стоял к брату спиной и захотел вдруг убедиться, словно не верилось, что тот подобное произнес. Вслух. Хотя, еще больше не верилось, что он вспомнил мать. Без мата. По-доброму. Даже любя. Словно тосковал по ней. Но Клинт не обернулся.
- Я не ненавижу тебя, - сказал он, разглядывая детский рисунок при лепленный к стене каким-то дурацким скотчем в кошачьими мордами. – И не отделяюсь. Это называется иметь свое мнение. У меня есть на него право. Просто прими то, что оно иногда отличается от твоего или… чьего-то еще.
Там была семья. Такая, какой ее видела Меган. Отец, мать, видимо она сама. Нормальная семья. А рядом дом. Такой, каким она его видела. И машина. Видимо, та, что сейчас стояла у дома. Клинт не понимал, чтобы испытывал в детстве потребность рисовать подобные вещи. Да он вообще не рисовал. Чужие рисунки видел. Картинки в книгах. В смысле, иллюстрации. Но сам, никогда. Он ткнул пальцем в рисунок и обернулся в Аарону.
- Вот это семья, - продолжил он, лишь на пару секунд задержал взгляд на брате и опять отвернулся. – А у нас какая-то пародия в стиле Босха.
Клинт вдруг понял, что сказал сейчас очередную глупость. Точнее, даже не так. Он выразился так, чтобы точно быть не понятым. Парень обернулся, опять глянув на брата.
- Это художник такой, - пояснил он. – Жуть всякую рисовал в пятнадцатом веке.
Зачем он говорил об этом? Ведь было много другого, что нужно сказать. Важно. А хотелось продолжить. Про Босха, про пятнадцатые век, жуть и все те книги в которых он это вычитал когда-то. Даже прекрасно понимая, что Аарону подобные вещи до фонаря. Все равно что говорить на иностранном с глухим.
- Не важно, - мотнул головой Клинт и посмотрел на другой рисунок покойницы. – И я помню ее. Все что говорила. Какой была. А еще, Винсент и мне брат тоже. Я тоже несу ответственность. Так что, если отец…
Да, он называл его отцом, а Аарон по имени. Они вообще много чем отличались друг от друга, хотя и были от одних родителей. Клинт обернулся. Нет, он с такой легкостью не сможет сказать подобное. Подумать – легко. Даже спланировать без проблем. Но не сказать вслух. Он лишь усмехнулся, глядя на брата и надеясь, что тот все поймет. Все, что Клинт сейчас не осмеливался сказать, но успел подумать. «Позови меня. Я помогу. И в этом, и может в чем-то другом». Он плотно сжал губы.
Оказалось, что говорить нужные вещи куда сложнее, чем молоть всякую ерунду. Может так было всегда. Но их матери всегда как-то удавалось говорить именно нужное. Например, о том, что она любит своих сыновей. И ведь любила же, не смотря на то, что родила их от чудовища. Она не бросала их именно по этому. Потому что любила. И терпела. Ради них. Ведь любила же. И мирилась. Не сдалась, не сбежала.
- Ну ты понял, - добавил он и опять отвернулся.
Больше не хотелось разглядывать девчачьи рисунки и игрушки. Не хотелось, потому что это и была нормальная жизнь, нормальная семья, дом. Но сюда ворвалась их реальность и перевернула все верх дном. Уничтожила. За одну ночь. А вот его семья держалась уже не одно поколение. Она убивала тех тварей, что уничтожали подобные дома. Защищала. Оберегала.
Клинт отошел к окну и чуть отдернул штору, выглядывая на улицу. Тихо. Никого. Ни единой машины, ни единого праздношатающегося. Но так всегда на подобный улицах. Это же не центр Лондона. Да и населения тут даже не полмиллиона. Возможно, взрыв бытового газа, да еще четыре жертвы будет событием месяца, если не года. Он вздохнул и отпустил штору, но не обернулся. Не хотел смотреть Аарону в глаза. Не хотел признавать его правоту в отношение их семьи.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

32

Аарон вытащил ещё две.
Осталась одна. Он делал это так, словно ничего не происходило, словно это было нормально. Отточенные движения, как всегда, не подавать виду. Сердце колотилось, в ушах звенело.
Он отошёл от тела и снова закурил, начав ходить взад-вперёд, как безумец.
- Когда хоронил... - он начал бормотать, продолжая тереть голову одной рукой и трястись. - Она вернулась. Она говорила со мной, она звала меня по имени, она умоляла не класть этот сраный медальон, чтоб она могла следить за тем, как растёт Винсент. Чтоб она могла что-то исправить. Что исправить? Что она могла бы исправить, будучи мёртвой?
Аарон чувствовал, что содержимое желудка уже его не слушается. Он выкинул сигарету и быстро вышел из комнаты. Его вырвало. Желчью. Он ничего не ел, только пил воду и курил. Вернувшись, он пошатнулся и сел на пол возле кроватки девочки.
- Блядский...попкорн... - пробормотал Аарон. - Я чувствую его запах, постоянно чувствую. Эти три года у меня постоянно бессонница после неё. После всего того бреда, что она несла про то, что ещё ничего не потеряно, что всё ещё можно изменить. Блядский цирк... И всё вот здесь, всё в голове и я с этим постоянно. Клинт. Помоги мне.
Он повернулся к нему и его лицо исказилось от боли.
- Застрели меня. Я больше не могу. Это всё внутри. Всё здесь, - он с силой вдавил грязный от плохо стёртой крови палец себе в висок. - Она что-то сделала со мной, когда говорила всё это. Я закапывал её, а она, вернувшаяся, падала мне в ноги, всё кричала, кричала, я старался не слушать, старался, я пытался, я пытался... Я изнасиловал девушку в прошлом месяце, она кричала, а я потом не помнил, что сделал. Потом опять вспомнил и снова... Один раз мне пришлось тащить на себе мешок с головами, я закопал их на заднем дворе, у одной вращались глаза и она шептала мне проклятья.
Его затрясло ещё сильнее. Аарон впервые в своей жизни выглядел на самом деле беспомощно. Он не плакал, нет, его зрачки расширились и он не моргая смотрел перед собой, даже начав раскачиваться взад-вперёд. Это был истерический припадок? Кататония? Бред от бессонницы? Безумие?
- Девочка на ярмарке...клоуны... насиловали её. Одели в кукольное платье... Он запер меня в комнате с клоунами...с сотнями клоунов, они все играли... смеялись надо мной. У нас ещё три сестры и один брат. Или больше. Я не помню. Я не умею нормально читать, потому что буквы разбегаются, я пытаюсь заставить их стоять на месте, она кричала, она так кричала, она говорила, что любит тебя, любит меня и что ей очень жаль... Клинт, пожалуйста, Клинт, застрели меня, застрели меня, застрели, Клинт, пожалуйста, я больше не могу... Что происходит? Я не могу. Я не могу.
Он заскулил, сжимаясь сильнее, пряча голову между коленями. Он не соображал что говорит и делает. Он даже не понимал, что в принципе сейчас происходило и именно от этого ему было ужасно страшно, на самом деле. Спустя много лет, он вспоминал это состояние и пытался понять что именно это было, но так и не смог. Сдался ли измождённый организм? Прокляли ли его? Была ли это такая искажённая скорбь, о которой говорят НОРМАЛЬНЫЕ люди?
- Конфетку, она предлагала мне конфетку, предлагала дружить... Винсент, сыночек, сыночек Винсент, Клинт вырастет и будет очень красивым молодым человеком, я уверена, ты же не обидишь его, Аарон... Аарон, ты не должен всё нести внутри себя, ты должен разговаривать... Ты же и мой сын тоже, вы маленькая семья, вы втроём, вы должны... должны... Кричала, так кричала. Только я знаю где она похоронена, шёл дождь, лопата сломалась, зарывать руками. Земля мягкая, грязь, грязь.
Гул в ушах никуда не уходил и он не мог собраться, теряя себя в водовороте непонятных слов и болезненных, но непонятных ему ощущений.


[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

33

Клинт резко обернулся. Она вернулась? Как-то вдруг скрутило желудок. Неприятно так. И во все стороны словно ледяные щупальца поползли. Будто и не желудок это был, а осьминог ожил внутри. Или того хуже. Чужой. Клинт сглотнул, но в горле встал ком. Что значит вернулась? Вообще, он прекрасно понимал, что это значит. Принимать не хотел. С последним у него вечно возникали какие-то проблемы.
Аарон резко вышел. Клинт проводил его взглядом. Молча. Он не знал, что тут сказать. Взгляд метнулся к девчонке на детской кровати. Хотя теперь сложно было назвать это месиво человеческим телом. Клинт смотрел и думал о только что услышанном. О матери. Она вернулась. Он зажмурился, а когда открыл глаза в комнату вернулся Аарон и…
Кошмар наяву. Он говорил и говорил. Так живо рисуя картину похорон их матери, что глядя в лицо брату, Клинт видел не его, а могилу и тело, и мать, рядом с могилой и с собственным телом. На коленях. Кричащую. Молящую. Рыдающую. И почему-то ночь. И дождь. Куда уж без него в Англии. Клинт опять зажмурился. Ему не верилось, что все это взаправду, что… Аарон может тоже дать слабину? Да неужели! Ну, он же тоже человек! Разве не бездушная машина для убийства?
Он сам не понял, как это пришло ему в голову. Он не понял, как это сделал. Клинт просто открыл глаза, переложил заряженный пистолет в левую руку, размахнулся правой и двинул брату в табло. Удар пришелся в челюсть. И это была не просто пощёчина, которую отвешивают буйной истеричке, чтобы унять. Нет. Так бить его никто не учил. Его удар ставили с пеленок и совсем не зачем чтобы приводить кого-то в чувства, скорее уж затем, чтобы выбивать из чувств. Но учили и силу рассчитывать.
Еще секунду он смотрел на брата, а потом молча вышел. Сбежал по лестнице, вошел в кухню, схватил с раковины пару резиновых перчаток, в которых хозяйка дома намывала посуду после ужина, нож для разделки рыбы и поднялся обратно. Войдя он вновь бросил взгляд на брата. Не разочаровываясь в нем, не осуждая и уже точно не презирая, как презирал их отец всех и вся, что шевелилось в этой вселенной.
- Сядь, - сухо и деловито отозвался Клинт, указав Аарону на стул. – Я закончу.
Он натянул перчатки, подошел к кровати и сглотнул. Одно дело стараться не смотреть на все это и все равно видеть, другое дело смотреть и… Смотреть! Смотреть так, как он смотрел какой-то медицинский канал у Сюзанн. Там делали операцию на сердце. С комментариями и пояснениями, показывая процесс крупным планом. Если честно, то Клинт почти ни слова не понял. Просто потому что никогда и не слышал подобных слов.
Он сделал глубокий вдох и еще один. Бросил взгляд на Аарона, стараясь не думать. Желая забыть все только что услышанное и особенно то, что пришлось его отрезвлять хуком с правой. Но его слова елозили по сознанию, зудели и никуда уходить не собирались.
Сначала в кровавую плоть вошло тонкое лезвие рыбного ножа. Легко, не встречая сопротивления. Потом оно царапнуло о ребра и уперлось острым концом в металл. Клинт втянул носом воздух и отвел лезвие в сторону, стараясь подцепить пулю. Сжав зубы и наморщившись, он сунул в это месиво пальцы, раздвигая входное отверстие. Пуля поддалась и пошла наверх, но тут же соскользнула. Клинт сделал второй заход, подцепил, расковыривая рану еще больше, поддел, попытался вытащить. Глянул на брата.
- Курить вредно, - заметил он. – И тебе надо выспаться. И поесть. И перестать постоянно материться. И…
Она выскочила, едва ли не как пробка из бутылки. Клинт осторожно поймал ее и вынул, следом вытащил нож. Довольный собой, он показал находку брату, но тут же нахмурился, глядя ему в лицо.
- Ты положил его? – Спросил он, имея ввиду тот самый медальон, который охотники частенько кладут в могилы своих усопших.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-26 02:15:07)

+1

34

Звон в ушах сначала прекратился, а потом стал сильнее.
Он сидел и дальше, точно так же. В той же позе. Будто его и не били. Он чувствовал боль, безусловно, но его это в чувство не привело. Бесполезно бить того, кого и без этого постоянно бьют.
- Прямо как Рейнольд. Решать проблему ударом. Удар, удар, удар. Правильно, так всё решается, - он истерично хохотнул, но сжался будто ещё сильнее. - Надо, надо... Всё надо.
Аарон поднял голову и уставился на Клинта. 
- Положил. А что было делать? - он усмехнулся и покачал головой. - Я бы не вынес её голоса. Я больше не мог его слышать, Клинт. Я бы не смог говорить с ней ещё раз. Видишь, что стало? Видишь?
Юноша почувствовал, как у него впервые дрожит голос. Впервые дрожат губы. Эти ощущения не получалось контролировать и он всё время далее говорил себе, что больше никогда не позволит себе такой слабости. Он и не позволял, больше никогда. У Клинта был весьма хороший компромат на Аарона. Вся эта ситуация.
- Я знаю, что надо спать, но я не могу, во сне всего этого только больше. Клоуны...куклы...девочка... Жюстин. Что она могла бы исправить, будучи мёртвой? Разве можно хоть что-то исправить?... Что исправить? Не убрать из головы всё это. Эти крики, это ощущение тел под собой, шёпот, клоунов, этот запах, этот запах ПОПКОРНА, Я НЕНАВИЖУ ПОПКОРН, клаксон, эта вонь спермы и крови, которая постоянно в глотке, эти шрамы, удары, это всё НЕ ИСПРАВИТЬ, БУДУЧИ МЁРТВЫМ. Убрать из головы звук твоих удаляющихся шагов, когда я хотел обнять тебя? Они говорили, что людям нужны объятия, там, в городе, потому что это создаёт БЛИЗКУЮ РОДСТВЕННУЮ связь. А ты... ты убежал, ты помнишь?
Он опять рассмеялся, снова пряча голову между коленями.
- Дождь, грязь... сломанная лопата... Крики только родившегося ребёнка в темноте. Клоуны... твари. Удары решают всё. Удары приводят в чувство. Никаких других способов нет. Удар, удар, удар... почему не срабатывает, убери это из моей головы, просто ВЫСТРЕЛИ УЖЕ В МЕНЯ НАКОНЕЦ, КЛИНТ! - он подскочил неожиданно и вырвал нож из его руки, приставив к собственному горлу. - Скажи мне. Скажи, что хочешь этого. Застрели меня. Дай мне покоя. Или сделай это сам. Я не могу больше это слышать. Это в голове. Я не могу больше. Я постоянно один с этим. Никто не слышит то, что в голове. Она разворошила мою голову, она влезла в неё!
В голове опять резко что-то заболело и он взвыл, падая на колени обратно, хватаясь обеими руками за голову и роняя нож.
- Мне это всё не нужно, не хочу ничего этого, тебе надо спать... Клинт вырастет красивым, Аарон, ты же не обидишь его, ты должен говорить, позаботься о своих братьях, вы же семья, вы и мои сыновья тоже... Зачем она говорила мне это, зачем? - он устремил своё перепуганное и всё ещё скорчившееся от боли лицо к Клинту и снова опустил его. - Помоги мне, Клинт. Помоги мне, прошу тебя, не уходи. Останься со мной, не оставляй меня. Не уезжай. Не уезжай к Сюзан, не сейчас, не сегодня, он опять закроет меня в вонючем подвале, один на один... Он врёт тебе, он говорит, что я на задании, но я здесь, я в подвале, Клинт, пожалуйстанеуезжайКлинтпожалуйстапосмотрипосмотринаменянеотворачивайся...

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

35

Не помогло. Более того, стало только хуже. Кажется, ковыряться в мертвом тебе и то проще, чем привести в чувства слетевшего с катушек брата. Клинт стоял и смотрел продолжение… истерики?... Нет, это слово было не применимо к Аарону. Откровения. Уж да. Прям почти божественного, что является миру раз в тыщу лет. Стоял и смотрел разве что рот не раскрыв от изумления. От растерянности. Не зная что сделать еще, что сказать, как…
Аарон выхватил нож и приставил себе к горлу. Окровавленный. Вынутый только что из девчонки, которую обратили. Клинт выронил пулю. Та ударилась о пол и отскочила под кровать. Следом упал и нож, но звук от удара был другим. Только Клинт его не слышал. Он оглох от слов, что рвали на части его… Нет, не голову.
Он шагнул вперед, понимая, что совершил очередную ошибку. И Аарон сам сказал ему об этом. Дважды. Он вообще много чего дельного говорила, только в силу возраста Клинт не умел еще прислушиваться. Он гнул свое я, забив на чужие нужды. Вел себя как эгоистичный, избалованный придурок. И Аарон был прав. Во всем. Ну или во многом, когда попрекал его и тыкал носом в собственное дерьмо. Но понимание такая вещь, оно приходит не сразу, не всегда и не ко всем.
Он отшвырнул нож ногой в сторону, а потом обхватил брата за плечи. Смотреть ему в лицо совсем не хотелось, потому Клинт просто притянул его к себе и прижал. Крепко. Как мог. Уткнувшись лбом в плечо.
- Прости, правда, - сказал он и слова эти дались с трудом. – Прости. Я виноват.
Так же трудно, как всегда признается правда. Гадкая, мерзкая и горькая. Горче полыни. Но в ней что-то есть. Свое утешение. Ясность.
- Я не знал, - продолжил он и это вылетело уже много проще. – И ты прав.
Он взрослел. Не в смысле вымахал в рост и в ширь. Не к тому, что завалил первую девчонку на заднем сидение отцовской машины. Он делал это иначе и много быстрее, чем нормальные подростки. Они не были этими самыми нормальными. Хотя, Клинт походил на них много больше чем Аарон.
- Обещаю, я не поеду к ней и не брошу тебя, - он чуть отстранился, набираясь храбрости, чтобы заглянуть брату в лицо. – Она была тоже права. Мама. Теперь нас трое. Только мы и есть семья. Ладно? Ты, я и малыш. И ты прав. Но не во всем. Да? Не только ты должен нас защищать. Я тоже должен теперь. Тебя и его. Потому что мы семья. Трое. До конца и всегда.
Клинт сам не верив в то, что сейчас говорит. Не в смысле, что он лгал Аарону. Нет. Что вообще смог подобное произнести, обнимая того за плечи и глядя в глаза. Беря на себя право старшего защищать и оберегать, быть рядом, заботиться. Все то, что всегда делала для него Аарон, терпя малолетние истерики и эгоистичные бунты.
- Давай закончим тут, - предложил он, все так же глядя ему в глаза и держа за плечи. – Сделаем все сами. Без отца. Без Сюзанн. Вдвоем. А потом уедем? Вместе. Покажи мне, где ты похоронил ее. Я хочу увидеть. Я должен знать где. А потом, когда-нибудь, когда Винс станет как мы, покажем ему. Он тоже должен знать. Она была наша мать и любила нас. Всех троих. Как могла. И защищала. Как умела. А теперь остались только мы.   
Клинт редко вспоминал ее. Не хотел. Это было больно. Пожалуй, больнее всего. От того что ушла, бросила их все же, умерла, оставила одних. Но он и не думал никогда, просто не задумывался, что мать могла значить для Аарона что-то больше чем «та женщина, что выносила и выкинула в этот мир». Он вообще много о чем не задумывался до сегодняшнего дня и о много молчал. Потому что не знал, как нужно сказать и кому можно. Он сторонился даже Аарона, но больше всего самого себя и того во что его превращают. Сюзанн или отец – не важно. Он бежал от своей семьи.   
Отчего-то защипало глаза и Клинт опустил голову, видя, как размывается лицо брата.
- И я не ненавижу тебя, - подытожил он, повторившись.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

36

Аарон дрожал, но его руки крепко обхватили Клинта, когда тот опустил взгляд. Он прижимал его к себе или сам прижимался? Сердце болезненно стучало в груди, голова гудела и он какое-то время просто не мог ничего сказать. Не было слов, которые могли бы объяснить что за ощущение переполняло его, потому что он даже самому себе не мог что-либо объяснить сейчас, не то что кому-то другому.
Мечтал ли он услышать это? Мечтал ли, чтоб Клинт сжалился над ним? Да. Не признавался себе, но он просто хотел, чтобы хоть один раз Клинт обернулся, уезжая. Чтоб поднял взгляд от своей книжки и просто посмотрел на него, не так, мельком, мол, это меня не касается, а увидел.
И в глубине души, очень далеко и глубоко, он очень хотел быть нормальным. Он хотел понимать всё это, хотел чётко говорить о чувствах и осознавать, что он делает. Он видел однажды семью, ну прямо как у них, только хорошую. Мама. Папа. Старший брат, у которого на плечах сидит младший. Средний, который корчит ему рожи. Смеются, что-то обсуждают, покупают мороженое. Он ощущал, что что-то с ним происходило в это мгновение, но не понимал, что это зависть. Не чёрная, нет, он не желал, чтоб у них этого не было. Он хотел, чтоб это было у него. В глубине души. Так далеко, что признать это он не мог.
Всё это вместе с недосыпом и недоеданием сыграло с ним злую шутку. Он сломался и сейчас Клинт, впервые, но так ценно, помог ему. Он склеил его. Простыми словами и жестами.
Им нужно было это время.
Он не чувствовал себя неловко, хотя и понимал, что они явно долго так просидели. Не час-два, просто не одну минуту. И это сделало их ближе, чем все предыдущие годы.
- Я покажу, - прошептал наконец Аарон, сглотнув ком в горле. - Только не вздумай вытащить медальон. Я должен буду сделать это сам. Однажды. Когда буду готов.
Он неуверенно погладил Клинта по голове. Это было всё так же неумело, но от души.
- Спасибо... Спасибо, Клинт, - он отодвинулся теперь и сам, взглянув на лицо младшего брата, приподняв его за подбородок. 
Аарон ухмыльнулся. Не зло, как обычно, а так, мол, "ну вот ещё". Он вытащил из кармана брата перчатку и аккуратно вытер его щёки. Это вот было действительно заботливо и осторожно.
- Это...было важно. И это только наше, - он убрал руку от его лица и опустил голову. - Я знаю, куда лучше поехать потом. Винсент один в больнице. Опять проверки и... думаю, если заплатить медсестре, она не скажет Рейнольду, что мы приезжали. Может, я хоть там высплюсь. Он перестаёт плакать, когда я рядом. Не знаю почему.
Он потёр виски и кивнул.
- Порядок. В норме. Пора закончить начатое.
Аарон взял Клинта за руку и они вместе поднялись на ноги.
- Но ещё перед этим надо в душ и переодеться, взять другие паспорта. Если приедем грязные и вонючие, в больницу не пустят, - Аарон потёр место ушиба. - Неплохо для Принцессы Китти.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

37

Это было нужно. Нет, это было важно! Для Аарона сейчас и вообще для них обоих. Но Клинт внутренне содрогнулся и сжался, когда вновь услышал про медальон. Вытащить? Он ничего не сказала и даже виду не подал. Вытащить! Ему бы тоже хотелось увидеть мать еще раз. Живую. Может даже обнять ее и что-то сказать. Важное! Но не призраком. Не мертвую пародию выпустить в этот мир. Не так. Наверно он скажет об этом Аарону, но потом. Не сейчас и даже не сегодня.
Клинт поднялся следом за братом и кивнул. Идея увидеть Винсента ему нравилась. Мелкому было не лучше, чем старшим. Наверно, даже хуже. Он вообще не понимал, что происходит. Он не видел. Он многое не знал об их семье. Хотелось, чтобы никогда не узнал, не увидел, не понял. Зачем? Клинту доставалось меньше чем Аарону и это сказалось хорошо. Если Винсенту вообще не достанется «особой любви» отца, так и лучше. Хоть кто-то будет нормальным. Пусть и слепым.
Клинт усмехнулся и толкнул Аарона в плечо.
- Да пошел ты, - ответил он на очередное упоминание принцессы.
Он отвернулся, вдруг ощутив неловкость. Странно это было. Слышать все что скопилось в брате за двадцать лет. Непривычно. Он виделся всегда такой скалой. Огромной, неприступной, грубой. Об которую стираешь ладони и колени, пытаясь забраться и все равно никогда не достигаешь самой вершины. Рядом с которой всякий раз бунтуешь и рисуешься, чтобы хоть как-то впечатлить, но все в пустую.
Взгляд упал на постель. Опять. На мгновение Клинт зажмурился, пытаясь сообразить сколько времени они продолбали на этот душевный стриптиз. Много. Отец бы им бошки оторвал за подобное. Обоим. Но это было важно! Важнее всего остального. И пусть мир подождет, а отец пойдет… Клинт взглянул на брата.
- Я ее отнесу, - сказал он. – А ты мать. Ее. Она была невысокой и худой. Наверно, не тяжелая. Потом перетащим в кухню отца и я пойду к соседке. Тебе тут еще окна заделать надо, чтобы не было сквозняка. Позвони, как будет готово, чтобы запалить эти склепы одновременно.
Хотелось похлопать Аарона по плечу, но потом это показалось уже лишним. Хватит! Нужно собраться и доделать дело. Потом уехать. Сбежать. Куда угодно. Хоть на полюс. Желательно южных, хотя по климату он мало чем отличается от северного. Просто дальше от из острова. Очень далеко. А потом увидеть Винсента и могилу матери. Может быть даже наоборот. Но на самом деле не важно в каком порядке. Просто увидеть.
Он подошел к кровати, аккуратно, даже бережно завернул девчонку в простыни и подхватил на руки. Она была не виновата. Была просто жертвой. И умерла не сегодня, не от руки Аарона. Он убил монстра. Чудовище, которое уже не различало своих и чужих, убивая всех подряд. Зачем? Не важно! Ни теперь, ни потом. Если кто-то объявил кровавую вендетту их семье, то сильно просчитался. Дамеров много и сегодня стало на одного больше.
Клинт крепко прижал к себе тело и вышел из спальни. Он осторожно спустился вниз и уложил девчонку на пол, сдвинув ногой стул в сторону. Потом он глянул на окна и на дорогу. Общую. Где была припаркована машина Вестов. Глянул на их временный дом по другую сторону. Обернулся и посмотрел на брата. Как-то смущенно и неуверенно улыбнулся.
К этому всему нужно еще привыкнуть. Со временем. Позже. Потом. Когда будет подходящее время. А может быть, это придет как-то само. Тихо, неслышно и незаметно. Просто войдет и останется. Навсегда. Может даже уже пришло и поселилось в его голове, ровно тогда, когда Клинт умышленно дважды промахнулся, чтобы не задеть Аарона. Не навредить ему. Уберечь от собственной одержимости петлей, в которую тот вечно совал голову, рискуя своей жизнью ради него, Клинта.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

38

Часть III
17 августа 2004.

Эти удивительно странные периоды времени, когда Винсент был в больнице. Аарон навещал его реже, чем Клинт, потому что в его жизни случилась резкая смена приоритетов. Новое оружие требовало дополнительных тренировок, нового восприятия, да и возраст уже обязывал отправляться на вылазки в одиночестве и, порой, довольно далеко. С каждым разом он становился всё угрюмее и тише, речь становилась короче, а глаза темнели и дичали. В двадцать три года он уже не выглядел на свой возраст, казался намного старше. Грудь росла вширь, а рост в высоту остановился.
От него стало часто вонять дешёвым алкоголем, сигаретами, порохом и каким-то неприятным вокзальным запахом, точно он и есть поезд, который вот-вот куда-то уедет.
Аарону хватало за глаза Винсента дома. Из него была никудышная нянька, но, в целом, он старался, чтоб Винсент не покалечился. Аарон сразу понял, что все попытки Рейнольда таскать маленького ребёнка по врачам не увенчаются успехом никогда, но продолжал стоически отвозить его до очередной клиники для очередных бессмысленных тестов и госпитализации для прохождения курса очередного бессмысленного лечения. Малявка был плаксив, за что получал подзатыльники и тычки, мол, закрой пасть, не скули, не жалуйся, угомонись. Один раз их уже пытались перехватить местные псы из ку-ши, которых пришлось наказывать, не взирая на присутствие Винсента. Он тогда небрежно бросил, чтоб тот не говорил Клинту об этом и полагал, что мелкий ничего не скажет о том, что их дорога до больницы неожиданно затянулась, потому что пришлось рубить трупы и закапывать в лесу наспех.
Клинт позвонил и сказал, что собирается сводить Винсента в контактный зоопарк и предложил Аарону встретиться там, если тот может. Только забирая младшего из больниц, изрядно доплатив медсёстрам, можно было хоть как-то положительно влиять на его развитие.
ПОЛОЖИТЕЛЬНО ВЛИЯТЬ НА РАЗВИТИЕ. Обосраться предприятие в семье Дамеров.
Аарон даже не стал напиваться и поехал на байке, взяв с собой меч-пистолет, новую большую игрушку. Всё равно потом дела. Бесконечные дела.
 
Приехав до места действия, детского центра, он мысленно взвыл и возненавидел этот день: тут было слишком много шумных детей с их шумными мамашками. У входа симпатичная, на вид, девушка, по бейджику - Гвен О'Ши, каким-то странным взглядом смерила его с ног до головы.
Он не понял к чему это было. Сам он обратил внимание только на её короткую юбку, которую было бы удобно задрать, прижимая её к стене.
Едва он вошёл внутрь, как она кому-то стала звонить и он бы обратил на это внимание, если бы не пара детишек, которые в него врезались.
- И... извините... М-м-мистер, - стыдливо пробормотала девочка, убегая подальше и хватая мальчика за руку.
Ну да, наверное, он выглядел не особенно мило. Угрюмое лицо, угрюмая кожанка, угрюмые джинсы и тяжелые ботинки, да ещё и какая-то продолговатая хрень позади, в чехле. И футболка с Сидом Вишесом. Ну вообще такой прям, панк-анархист на выезде.
По крайней мере, здесь не было клоунов, значит, уже не так плохо.
Аарон увидел указатель до контактного зоопарка и пошёл туда уверенно и быстро, огибая всех остальных шкетов, которые вообще не считали нужным смотреть куда они бегут и зачем. Завидев знакомую белобрысую фигуру рядом с не менее знакомым мальчиком, сидящую перед клеткой с кроликами, он вдруг расхотел подходить. Он не обещал приходить, он сказал: "Попробую."
Ещё был шанс развернуться и не портить день своим присутствием.
Переминаясь с ноги на ногу и наблюдая за тем, как Клинт чуть подталкивает Винсента вперёд, чтоб он потрогал кролика, Аарон сделал неуверенный шаг вперёд, затем ещё один... А потом подошёл всё-таки ближе и опустил ладони на обоих братьев. Клинту на плечо, а Винсенту на макушку. Кролик был в руках среднего брата.
- Чего медлишь, Винсент? Всего лишь кролик, - недовольно пробормотал он, убирая руки и складывая их на груди. - Девки в руки берут, а ты как ссыкун последний. Цапнет - на ужин крольчатина.
Он осмотрелся. Звери тут явно жили в не особенно то и плохих условиях. Их посещать можно было в определённое время, два раза в день по два часа, судя по вывеске, а потом их уносили куда-то в другие вольеры, где их клетки были... З... Зву...звуко...звуконе... звуконепроницаемыми. Словом, всё, чтоб они не испытывали стресса от постоянного мацанья. Понятно. Это правильно. Людей было не то чтоб уж очень много, но прилично. Наверное, не всем охота переться в детский центр вне города, когда можно сводить ребёнка куда-нибудь в Лондоне.
- Давно здесь, Китти?

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bottom of the bottle is my only friend[/status]

+2

39

Винсент сидел на кровати, поджав колени к груди и уткнувшись в них носом. Он сосредоточенно выводил указательным пальцем узоры на стенке.
Больница.
Цанилобь,ницальбо, ацинобль.
Больница.
В палате было тихо. Потому что в ней он был один. Но было совсем не скучно! Он мог думать, тихо вспоминать какие-то обрывки песен, услышанных по радио в коридоре, складывать в уме числа. Еще он прислушивался к звукам вокруг и предполагал, что бы это такое могло быть. Конечно, проверить он никак не мог, но фантазировалось разное.
Доктор.
Ктород, торкод, доркто.
Роткод?
Доктор.
Например, ему нравилось думать, что за окном сидят птицы. Он любил птиц. И их было непременно очень много, может даже все сто. И тихие постукивания в стекло – это непременно они. По коридору кто-то стремительно прошел, и Винсент сжался на миг, теряя всякие мысли. Но шаги прошествовали мимо его палаты. Мальчик снова заскользил пальцами по стене.
Радио.
Одиар, диора, идоар.
Радио.
Винсент вытянул ноги и лег, укладывая руки вдоль тела. Они были исцарапаны. Им же самим. Когда доктор впервые спросил, откуда эти царапины, Винсент не очень понял, в чем вопрос. Сказал, не знает и все тут. Наверное, не заметил, как поцарапался, слезая с дерева или прячась от санитаров под кроватью. Расцарапал о пружины, когда они… Она…
Мальчик поджал губы, отгоняя воспоминание.
Все оказалось куда проще. Он сам расцарапал их во сне. С тех пор ему дают на ночь таблетки.
С тех пор он выплевывает их за батарею.
Овстечонидо.
Нидочотесто.
Одиночество.
Винсент медленно вдохнул и выдохнул.
Интересно, долго ему еще.
«- У твоего папы особые… критерии. Особые правила. И ты… ты не подходишь под них, Винсент.
- Что… Что это значит?
- Если ты не вылечишься, то тебя никто не заберет. Ни братья, ни отец. Ты останешься здесь.
- Но… Я не хочу…?
- Я понимаю. Здесь никто не хочет оставаться. Те, кто понимает…»

Мальчик закрыл глаза.
Это же глупости. Его не могут не забрать. Он же их брат. И сын. Они же должны быть вместе? Он любит их, а они его.
Мальчик открыл глаза. Все равно темнота.
Что же… Что с ним не так? Как на самом деле называется его болезнь?
«- Да, но нужно потерпеть. Иначе никак.
- И я попаду домой?
- Да.
- И я вылечусь?
- Да.
- Доктор…
- Да?
- А… Что у меня за болезнь?»

Аарон как-то сказал ему…

« - Почему меня лечат? – спросил неуверенно Винсент.
- Ты слепой.
- Я не понимаю… - мальчику было очень некомфортно от того, что он не сообразил. Боялся, что на него накричат.
- Не понял... Так и думал... Чёрт, почему я, а не Китти с его навыками...
Он услышал шуршание. Аарон что-то искал.
- Сейчас. – пауза - Вот, чувствуешь?
Аарон дал Винсенту что-то в руки и провел его рукой по гладкой поверхности. Винсент почувствовал легкий знакомый аромат.
- Это яблоко. У него есть не только форма, как ты чувствуешь. Укуси, это съедобно.
Он поднёс фрукт ко рту Винсента.
- Кусай, твою налево... – Винсент испуганно куснул. - Вот. Вкусно? Ну, может, нет. Ты чувствуешь его во рту, да? И вкус. И запах. И слышишь, как хрустит, да? Есть ещё одно. Когда видишь. Оно не чёрное. Оно имеет ещё цвет. И всё вокруг. Обычно это... Видят. Глазами.
Брат коснулся его лица прямо под глазами.
- Вот этими штуками. Они у тебя не работают, как не работает лифт в этой больнице. Он не ездит. А глаза у тебя не видят. Свет, тень, цвет. Если бы видели, ты бы знал, что я достал. Ты видишь руками. Это плохо, но если ты не будешь ныть и думать об этом, то будет сносно...»

… но он все равно не понимал. Почему он? Почему это считается болезнью. Почему это плохо. Почему отец ругает его за это и как изменить. Как вылечится. Он старался, сильно.
Винсент поднял руки. Видеть. Видеть.
Он не знал, что ему сделать еще, чтобы исправить.
Винсент сжал пальцы в кулаки и выдохнув, повернулся на бок, поджимая колени к груди. Так было гораздо теплее.
Ну ладно. Он попытается.
За дверью остановились. Винсент услышал это явно и четко. И он знал, что этот кто-то смотрит прямо на дверь его палаты. Внутри все сжалось от страха, он притворился, что спит, прижав  вмиг вспотевшие ладони в груди, задевая кончиками пальцев подбородок. Дверь открылась, и Винсент задержал дыхание.
- Винс.
Винсент нахмурился. Страх как рукой сняло.
- Винси.
- Что? – угрюмо пробурчал он, не выдержав. Ему так не нравилось это «Винс». Какое-то притарно-противное, словно он глупый. Словно у него нормального имени нету.
- К тебе кое-кто приехал.
Винсент замер, распахнув слепые глаза и вмиг, взъерошенный поднялся на кровати, вцепившись в край.
- К… кто?

**
Клинт забрал его на машине в город. Но куда они едут, не говорил долго и оттого Винсент, обычно всегда спящий в машине, сморенный теплом и мерным укачиванием, волнительно сидел, часто меняя положение. Брат еще и сказал, что возможно Аарон тоже присоединиться к ним. Позже. Винсент чуть ли не светился от счастья и предвкушения, чего бы там ни было и даже не мог подавить просящуюся на губы улыбку.
Но о больнице он не рассказал ни слова. И единичные вопросы-выстрелы игнорировал. Очевидно и холодно.
Что ему рассказать? Рассказать, как прятался в подсобке или на дереве? Рассказать про странную женщину, что чуть не придушила его в коридоре, пригласив поиграть?
Винсент провел по шее, отворачиваясь к окну.
Или о том ужасе, когда медсестра на его кровати…
Хотя. Ему было все равно.
Он не хотел огорчать Клинта тем, что у Винсента не получалось поправиться. К тому же… вдруг доктор был прав? Вдруг его действительно… не заберут в таком случае?
- У нас во дворе растет большой дуб. – вдруг сказал Винсент. – Вот… Он выше больницы. Очень высокий.
Он не знал, зачем толком рассказал об этом, но этот дуб ему очень нравился, и он решил поделиться.
Они ехали в зоопарк. К животным. Которых, как сказал брат, можно будет потрогать, погладить и подержать в руках. Винсент неуверенно улыбнулся.
Это было здорово, но…
В зоопарке, куда они пришли, было шумно. Очень. И было много людей. Все смеялись, но в этот раз Винсент не мог радоваться чужому смеху. Точнее, он радовался, но все равно испуганно держался ближе к Клинту и натягивая рукава свитера до самых пальцев. Он не мог предугадать движений этих людей и когда они задевали его, он осторожно извинялся. Когда они прошли подальше внутрь, стало спокойнее и не так боязно. Клинт положил руки на плечи и подтолкнул его куда-то вперед.
Ну, вот и настал момент…
Он не знал, как это делать. Как взять живого кролика в руки, чтобы не сделать больно и чтобы ему было удобно? Он не был уверен и, протянув руки, дотронувшись до невероятно мягкой шерсти, тут же отдернул их обратно. Она была такой мягкой… Хотелось потрогать еще.
На голову легла чья-то ладонь.
- Чего медлишь, Винсент? Всего лишь кролик.
Винсент замер, задержав дыхание и развернувшись. Сердце застучало где-то в желудке, его даже слегка затошнило от волнения.
- Я… Не знаю, как. – тихо сказал он и немного помедлив, порывисто обнял Аарона. Точнее как. Брат был выше, гораздо выше. Так что, обхватив его за ноги, он уткнулся носом ему куда-то в живот, пряча улыбку. Он был очень рад, что тот приехал. Надо же. Они все трое и тут еще кролики. Может… даже птицы есть. Отрываться  от брата он не спешил, сам оттолкнет. А пока он наслаждался тем, что обнимает его.

*

больничные отсылки на пост

[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-26 20:50:53)

+2

40

Клинт сбросил звонок и сунул телефон в задник карман джинс. Когда-то Аарон сказал, что только они трое и есть семья. Клинт с этим согласился. Ему эта мысль нравилась. И тогда, четыре года назад, и сейчас, четыре года спустя. Хотя, за это время многое изменилось. Как минимум, он сам. И повзрослел, и стал выше. Но некоторые свои взгляды на мир и семью не изменил. Может быть, не изменит уже никогда.
Он глянул на себя в зеркало заднего вида и пригладил пятерней волосы. Да, Клинт изменился сильно за эти четыре года. Особенно по части отношения к своему внешнему виду. Стал более щепетильным и категоричным, наверно. Придирчивым еще, может быть. Конечно, это просто возраст у него такой. Где-то он опережал сверстников, где-то заметно тормозил на их фоне. По части противоположного пола Клинт как раз тормозил, даже сейчас. Хотя, кое в чем он уже разбирался. А именно в том, что небритое, не мытое, лохматое и воняющее псиной их точно не привлекает ни разу.
Выбравшись из машины, Дамер направился прямиком к главному зданию, но не вошел, а обогнул его и через парк дошел до нужного корпуса. Там давно все было схвачено. Даешь конверт, берешь ребенка. Схема простая и более чем рабочая. Первое он нес, идя за вторым, и похлопал себя по карману, улыбнувшись мимо проходящей молоденькой медсестре. Да, он все чаще и чаще улыбался девицам в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти. Но вот прям так чтобы спросом пользовался только у тех кто постарше. С помладше были проблемы. Они хотели слишком много внимания и знакомства с родителями. Те что постарше хотели… в общем их желания и возможности совпадали с теми, что имел Клинт.
Покончив с прелюдией и ожидая, когда приведут Винсента, Клинт вдруг напрягся. Он стоял у окна, в холле, и смотрел на свое отражение в оконном стекле. Он всегда испытывал неуверенность и сомнения в общение с младшим братом. Прошло семь лет, а Клинт так и не привык быть среднем. Чувствовал, что не особенно хорошо получается у него быть и старшим, и заменой матери с отцом одновременно. Пусть даже не каждый день, а изредка. Но едва увидев Винса, Клинт улыбнулся, потрепал мелкого по волосам и потащил прочь. Ему самому не нравились больницы. Вообще, никакие. Они угнетали.
Разговор как обычно не клеился. Клинт спрашивал, Винс молчал. Правда вопросы он задавал глупые, скорее взрослые и в рамках приличий. Как дела – как настроение – как успехи – как погода. Не о чем. Так что ответное молчание было ему только уроком. Но Винсент вдруг сам подсказал ему тему. Клинт усмехнулся, его сообразительности.
- Это значит, что он очень старый, - ответил Клинт, бросив взгляд на брата. – Знаешь, раньше в Англии было очень много старых дубов и к ним относились по-особенному. Как к священным деревьям. А потом… это было очень-очень давно… пришли римляне и вырубили священные рощи. После них пришли христиане и вообще запретили людям поклоняться старым богам. Но дубу-то все равно. Он растет себе и растет. Да?
Кажется, лед тронулся. Клинт опять потрепал мелкого и решил поделиться планами на день. Рассказал куда его везет, что такое зоопарк и пообещал даже, что там можно будет потискать зверушек. Возить Винса в обычный зверинец смысла не было. Что он там увидит? А с возможностью потрогать – это была мысль почти прям гениальная!
Припарковавшись, Клинт вытащил брата из машины и схватил за руку. Он выпускал его лишь на считанные секунды, отчего-то панически прям боясь, что тот может потеряться в толпе. Хотя, похоже мелкий и сам этого боялся, все жался к Клинту.
- Давай, они не кусаются и я рядом, - подбодрил он Винсента у вольера с кроликами. – Погладь. Просто руку протяни. Их тут целая куча.
Надо было бы просто взять эту руку, маленькую такую, худенькую, совсем детскую и протянуть ее к цели. Но Клинт и сам не решался вмешиваться. Только чуть подтолкнул брата в спину, стоя к нему вплотную.
Не сказать, что появление Аарона все испортило. Клинт ж сам его позвал, и Винсент был ему раз. Но… Но все стало иначе с первой же секунды. Клинт обернулся. Не резко. И одарил старшего брата снисходительным взглядом. Особенно его внешний вид.
Шутки про Китти за четыре года как-то уже приелись, но ничего в ответ Клинт так и не предложил. Просто молча терпел и по возможности игнорировал, делая вид, что даже не слышит их.
- Класс, решил с порога довести всех кроликов до инфаркта? – Поинтересовался он отвернулся и улыбнулся. – Или…
Клинт осекся, видя, как Винсент бросился к брату и обхватил его. Он сунул ладони в задние карманы джинс и перевел взгляд с младшего на старшего. Мда, Клинт вот так никогда не кидался на Аарона. Может в том и проблема? Собственно, и сам Аарон не так чтобы прям всем своим видом давал понять окружающим, что остро нуждается в нежных объятиях.
- Ничего приличнее не нашлось? – Много тише шикнул Клинт и даже подался вперед, чтобы не особенно отвлекать Винсента. – Тут вообще дети с мамашами. Эт зоопарк, знаешь ли, а не… Забей!
Зачем? Можно подумать замечания прям вдруг резко изменят отношение Аарона к собственному гардеробу. Нет, скорее дадут ему лишний повод подтрунивать над Клинтом. Наверно. Да и день не хотелось портить всякой ерундой. Он примирительно улыбнулся и пожал плечами.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-26 22:38:01)

+2

41

Эта вечная потребность Винсента в физическом контакте раздражала Аарона.
Немного внутренне.
Сильно внешне.
Он закатил глаза, тяжело вздохнув и скептически глянув на шкета, который вцепился в него. Как-то раз, когда Винс был ещё совсем козявкой, он, помнится, пытался скинуть его со своей ноги и получил подзатыльник от Клинта. Заслуженно вполне, потому что, когда у тебя, вообще-то, на манер коалы, дитё на ноге, то стряхивать его это...ну такое.
Поэтому, умудрённый уже опытом получения подзатыльника, а, следовательно, тем, что так делать нельзя, он терпел и даже неловко погладил ребёнка по голове.
- Отцепись уже, - пробормотал он, легко отодвигая Винсента. - Зачем постоянно... Аргх.
Аарон решительно не понимал, что было нужно этому ребёнку. Ему вполне хватило одного крепкого объятия в нужный момент и хватало, что Клинт теперь не воротил нос ни от него, ни от семейного дела. Ну, ещё ему хватало каких-то простых жестов, типа "дай пять", пожать руку, похлопать по плечу. А мелкому этого было мало. Что ещё он решительно не понимал, так это почему его тянет именно к нему, а не к Клинту. Тот поприятнее.
- Переживут. Кролики уж точно. Да и ты не видел, что было вторым вариантом, - спокойно встретил упрёк Клинта Аарон, опять опустив взгляд на Винсента.
- В смысле ты не умеешь? Всё ты умеешь. Что за дурости. Кто тебе сказал?
В интонации Аарона прослеживались недовольные нотки. Он нахмурился, совсем неподобающе серьёзно этой ситуации и взял кролика в руки. Старший редко наклонялся к Винсенту и этот раз не стал исключением: он просто опустил кролика пониже, чтоб Винсент мог дотянуться до него своими ручонками и, взяв одну за запястье, положил на спину кролика.
- Гладь по направлению роста волосинок, как ты трогаешь плоскую поверхность, только мягче. Почувствуешь два таких длинных тонких и горячих отростка - это уши. Дёргать нельзя - дам подсрачник. Между ними голова, почесал, как себе голову, только не сильно, и делов-то. Возьми себя в руки, ты же мужчина, а как девчонка. Не умею, не могу, боюсь, извините-помогите.
Он вопросительно посмотрел на Клинта.
- Почему вечно объяснять приходится мне? Ты же у нас тут умник, ты даже ложкой с кашей ему в рот с первого раза попадал. Ну-ка, в следующий раз сам рассказывай.
Когда Винсент проделал манипуляции, описанные Аароном, он положил кролика обратно в клетку, нажав ему на носик пальцем. Ну не удержался.
- О, там попугаи, - констатировал Дамер-старший, услышав чичиканье ругающихся между собой папугов чуть поодаль. - Пойдём, Винсент. Птицы умнее кроликов. А некоторые ещё и умнее Клинта.
Аарон легко подхватил Винсента, завёл его руку себе за шею и усадил на сгибе локтя. Мальчонка был настолько худым и жалким, что ничего не весил. Он кивком головы показал Клинту, мол, давай, идём.
- Жри побольше, сопляк, - недовольно шикнул на Винсента Аарон, - тебя так ветром сдует и что потом делать? А если в окно унесёт? Сломаешь ногу, простудишься, разрыдаешься, подавишься соплями и сдохнешь.
Когда они подошли к клеткам с попугаями, Аарон опустил Винсента на пол. Рядом с птичьими клетками были угощения для попугаев: нарезанные манго, яблоки и абрикосы под пластиковым колпаком с прорезью для монет. Похлопав себя по карманам куртки, он выудил монетку нужного номинала и бросил в автомат, прокрутил механизм. Открылась металлическая створка и он достал кусочек манго. Вложил в руку Винсента и подвёл его к клетке, просовывая руку мальчика внутрь одного из специальных отверстий. Второе было рядом и Аарон заблаговременно дал младшему его нащупать.
- Теперь надо подождать, пока попугаи увидят, что у тебя вкусная штука. Это называется манго. Попугаи любят манго больше яблок и абрикосов. Когда он сядет тебе на руку, то ты можешь аккуратно просунуть вторую и погладить его перья. Правила те же самые. Не дёргать, не нажимать - не получить подзатыльник. Но пока жди. Ты сразу почувствуешь. У них маленькие, горячие и когтистые лапки. Если повезёт, то не один будет.
Он глянул на Клинта, потом снова повернулся к Винсенту, положив руки ему на плечи. Они были такими маленькими, ужас просто. Чё он так медленно растёт?
- Между прочим, твой братец Клинт однажды спас попугая. Тот был больше, чем те, что здесь. Всё, жди. Мы позади тебя. Если клюнет - на ужин попугай под клюквенным соусом.
Аарон убрал ладони с плеч Винсента, но не отошёл от него, повернувшись к Клинту вполоборота.
- Какие новости в целом, Иствуд? Давно видел Рейнольда? - он нахмурился и кивком головы показал на Винсента. - Не прознал про это? Не отказался ещё от идеи таскать его по врачам?

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bottom of the bottle is my only friend[/status]

+2

42

Винсент улыбнулся, забавно нахмурившись. Ну да, сделает его брат что-то дурное животинке просто так. Он знал его секрет и так уж и быть будет хранить, не раскрывая грозного брата перед вселенной. Он замирал от неожиданной близости с ним. Ему нравилось, когда тот брал его на руки. Настолько, что никогда не попросит об этом специально... Наверное... Чем больше он просит, тем меньше получает этого. Вдруг Аарон прознает? Тогда точно не возьмет его на руки уже никогда в жизни.
Мальчик пододвинулся к клетке ближе и просунул вторую руку внутрь тоже, стараясь не делать резких движений. Он слышал тихое хлопанье крыльев и странные, но довольно милые звуки. И разговор братьев за спиной.
«Не отказался ещё от идеи таскать его по врачам?»
Винсент грустно дернул уголками губ. Предположение подтверждалось. Наверное, он действительно не вернется домой. Внезапно, его пальцев напористо что-то коснулось, а манго буквально нагло выдрали из рук. У Винсента дыхание сперло от такого шока. Он обернулся, потом снова повернулся к клетке, потом снова обернулся к братьям. Что делать то. Не дергать, не что там он забыл боже.
- Аарон! – он повернулся к клетке, проверяя, не делось ли куда ощущение. – Клинт, смотрите…
Он повернулся обратно, нахмурившись и попытавшись второй рукой дотронуться до птицы. Та странным образом никуда не делась, и кончики пальцев коснулись перьев. Винсент расплылся в улыбке, издав какой-то нечленораздельный звук счастья. Он расслабился, выпрямился и как-то ласково почесал птицу за макушкой. Та цапанула его за палец. Винсент, все так же улыбаясь, замер и нарочито медленно ударился лбом о клетку, поджимая улыбающиеся губы. Внутри он тихонько кричал. Удар о клетку вспугнул всех птиц, так что попугайчик с руки Дамера улетел тоже, забрав, видимо, все, что хотел. Винсент вытянул руки из клетки и лучезарно улыбаясь, повернулся к братьям.
- Не получилось. – он грустно отвернулся, все еще пытаясь улыбаться. – Ну и ладно.
Жаль. Птиц он хотел потрогать больше всех прочих. Прикоснуться к их неуловимым крыльям. Ну… Кролики тоже ничего. Кролики такие же мягкие, как снег, но теплые. Еще лучше, чем снег. Такие маленькие и еще беззащитней Винсента.
Очень самостоятельный Дамер решил дойти до кроликов сам, но врезался в кого-то и замер нечитаемой фигурой, где был. Повертел головой. А где… Что-то он потерялся.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-27 00:14:30)

+2

43

С одной стороны, такая привязанность Винсента именно к Аарону как-то… Вызывала ревность? Ну можно и так сказать, только не вслух, не Клинту в лицо и не при Аароне. С другой стороны, видя, как все это нежно доставляет Аарона… Клинт едва сдержал довольную улыбку. И хорошо, что руки в карманах, а то бы сочувственно-издевательски похлопал по плечу, мол мужайся брат, терпи, аха.
Манера общения Аарона… Нет, не только с Винсентом, но с ним как раз особенно, мягко говоря вымораживала. Всяким своим отсутствием этой самой манеры. Но и тут Клинт молчал, ровно то той секунды, пока в объяснениях не мелькнула явная угроза физической расправы. Тут он чуть склонил голову и одарил старшего брата осуждающим взглядом.
Вообще, это все выглядело… И было в целом, комично до идиотизма. Такое трепетное отношение к кролику и такое грубое к ребенку. Кролика, значит, по незнанию дернуть за ухо нельзя, а ребенка, умышленно, шлепнуть по заднице можно… Но таким подходом отличались не только Дамеры, а большинство людей. Клинт вздохнул, переводя взгляд с довольного Винсента, на… довольного?... Аарона и пожал плечами.
- Да ладно, у тебя это так мило выходит, что я даже себя лишним чувствую, - съязвил он и даже не осознал, как прокололся, мельком выставив на показ ту самую свою ревность.
На замечание об интеллектуальных способностях попугаев, Клинт только закатил глаза. А потом пошел следом, как бы не хотя, как бы не спеша, держась чуть позади Аарона с Винсентом на руках.
- Ты че несешь! – Не выдержал уже Клинт и толкнула Аарона в плечо со спины. – С ребенком же говоришь. Спасибо, что без мата. Но выбирай все же выражения и темы.
Хотя, в словах старшего был смысл. Винсент действительно был тощим и мелким на фоне своих братьев. И дело даже не в разнице в возрасте. Те вроде бы в семь, да даже в пять лет были крупнее. Клинт улыбнулся, пока оба стояли к нему спиной. Вот сейчас они были похожи на семью. Даже с этой грубой и неуклюжей манерой Аарона выстраивать отношения с ребенком. Нормальную семью.
Клинт сделал пару шагов назад, чтобы не мешать. Не из ревности или обиды, что стал лишним, а от странного понимания, что этим двоим так лучше, так нужнее. Именно сейчас. Это их момент.
- Охренеть пошутил, - тихо ответил Клинт, когда Аарон оставил Винсента ждать попугая. – Самому только и смешно, аха.
Он вдруг сразу нахмурился, напрягся и даже ссутулил плечи. Нет, не от шутки очередной. От упоминания имени отца. Их общего. Одного на троих. Клинт отрицательно качнул головой и глянул на Аарона.
- Даже мне понятно, что это полная херня, - ответил он тихо. – Ему не врачи нужны. В смысле, кому врачи в нашей семье нужны, так это только отцу. Хотя, сомневаюсь, что современная медицина способна тут помочь. Может если лоботомия… неудачная. Посмотрим тогда, как ему понравится быть овощем без права голоса.
Это было… Да. Но Клинт не сожалел ни о едином сказанном слове. Особенно глядя на тощего, бледного Винсента. Он улыбнулся мелкому и махнул рукой. Столько радости и неподдельного, чистого, детского восторга. Именно это и нужно было, а не клиники и врачи. Просто любить. Просто заботиться. Принимать таким как есть. Мелким, беззащитным, наивным, не искупавшемся еще в семейном дерьме Дамеров.
- Да ладно! – Изобразил Клинт удивление, глядя на Винсента. – Вроде все у тебя получилось!
Он думал, что мелкий сейчас отвернется обратно к птицам и сунет руки для второй попытки, потому сам повернул голову к Аарону и открыл было рот, чтобы что-то сказать, но нет… Винсент шагнул в сторону и тут же во что-то влетел. Клинт сорвался с места, в два шага преодолел расстояние и подхватил ребенка.
- Эй, так не надо, - шепнул он, чувствуя, что перепугался больше чем от… да чего угодно из тех ужасов, что уже видел.
Клинт шагнул обратно к Аарону и протянул Винсента.
- Он хотел от тебя сбежать! – Сообщил Клинт торжественно, вручая младшего старшему, как трофей, и довольно лыбясь, мол на, держи, нянчись дальше.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

44

- Подумать, что сделать с этим, - пробормотал Аарон. - Обязательно.
Он хотел было принять Винсента из рук Клинта, как вдруг услышал хлопок, а за хлопком повалил дым, почти сразу же. Какие-то два пацанёнка побежали вперёд, матерясь. Глаза молодого человека округлились и он посмотрел в сторону задымления. Раздался женский визг и противопожарная сигнализация завизжала, как сумасшедшая. Только вот поливалки почему-то не срабатывали. Огонь показал свой язык из одной из игровых комнат и полез дальше, распространяясь по горючим материалам. Дым становился едким. Животные стали бесноваться в своих клетках. Раздался детский плач и мгновенно началась паника, беготня и толкотня. Аарон посмотрел на Клинта.
- Быстро! Пожарный выход! Держи двери и Винсента, я буду отправлять к тебе детей, - скомандовал он, указывая чётко на дверь с зелёным огоньком в другом конце здания.
Молодой человек, видя охватывающую людей панику, понял, что действовать нужно быстро, пока это всё не разрослось до безумия.
- СЛУШАЙТЕ СЮДА! ВЫХОД ТАМ! ТУДА! ВСЕ ТУДА!
Сказав это, Аарон, не думая о последствиях вытащил своё оружие. По документам оно числилось как бутафория. Он рванул к клеткам с животными, самыми беззащитными из присутствующих. Сначала разбил окна, выстрелив два или три раза из огнестрельной части меча в разные стёкла, которые разлетались с шумом, потом вскрыл клетки с птицами, просто один-два раза ударяя по ним. Птицы не лыком шиты, они сразу полетели туда, где чувствовали нормальный воздух. С остальными зверьми будет сложнее, но он на ходу придумал, как справиться с этой бедой и как собрать даже больше детей.
- Эй, малыш, ну-ка сюда, - он приобнял перепуганного плачущего мальчика и вручил ему кролика. - Спасай маленького и спасайся сам. Видишь дядю у выхода с зелёным огоньком? Беги туда, скорее... Ну-ка, ну-ка, сюда, ребятки, давайте, давайте! Спасём наших друзей меньших и сами спасёмся! Вон туда, вон туда, бегом, бегом! Мисс, вы тоже, мэм, и вы, сэр, давайте, быстрее, огонь быстро распространяется! Не пытайтесь его тушить, спасайтесь!
Он стал раздавать детям и некоторым взрослым животных и направлять их к Клинту. Многие из малышей, получая животное в руки, превращались в юных спасателей, которые, принимая ответственность в виде чьей-то жизни, слушались здорового дядю, пусть и страшного. Пожар быстро распространялся. Он увидел ту самую Гвен, которая бегала по этажу и высматривала людей.
- Гвен! - окликнул он девушку. Та повернула к нему перепуганное лицо. - Идите к пожарному выходу! Там стоит мой брат. Заберите у него мальчика, побудьте с ним. Мы проверим остальные помещения. Если кого-то найдём, то выведем к вам.
Девушка энергично закивала головой и послушно побежала к пожарному выходу. Аарон стал прислушиваться к звукам, в поисках пострадавших. Дым душил его, да, но это неважно. Важно осматривать каждую комнату. В одной он уже увидел задыхающуюся, кашляющую девочку и полез прямо через огонь к ней.

Гвен подбежала к Клинту и схватила его за руку.
- Ваш брат ищет пострадавших. Я присмотрю за мальчиком, не переживайте. На этом этаже нет мужчин-сотрудников, мне не на кого положиться. Скорее, прошу! Вдруг кто-то ещё здесь? Я беспокоюсь и за него тоже, он, по-моему, не понимает что делает!

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bottom of the bottle is my only friend[/status]

+2

45

Винсент вяло висел в руках брата, как смирившийся со своей судьбой котенок, ожидая передачи в руки Аарона, как вдруг раздался громкий хлопок. Мальчику ударило по вискам звуком, он испуганно сжался, не понимая, что произошло. Завертел головой по сторонам, слыша крики, полные испуга. Слыша, как забились кругом животные, чувствуя их страх. Да он и сам ощущал его внутри. «Бежать, бежать» - говорил он. -  «Беги, Винсент!» Еще явственней, чем эта дрожь внутри, был едкий запах, оседавший в глотке и мешавший нормально сглотнуть. Во рту пересохло. Он вцепился пальцами в руки Клинта. Братья обсуждали что-то, совсем ему не понятное, а он все хотел спросить… Все хотел… Но не мог. А потом стало поздно. Клинт быстро побежал куда-то с ним на руках, поставил, крепко держа за руку. Рядом мельтешили люди. Аарон остался где-то там, в зоопарке, где раздался этот звонкий хлопок – причина всей паники, причина этого разрушающегося момента. Он вслушивался, пытаясь различить его голос, но вокруг было слишком шумно. Винсент закусил губу, стараясь сохранить спокойствие и не заплакать, но это оказалось слишком сложным. Он был уже на грани, когда к ним подбежала какая-то взрослая женщина.
«Ваш брат ищет пострадавших». – Аарон?? Винсент повернул взволнованно голову в сторону дымного запаха. Где он там? С ним все будет в порядке?  Они взрослые, они многое умеют и всегда справляются с всякими проблемами, которые не по силам маленькому и слабому еще Винсенту. «Я присмотрю за мальчиком, не переживайте». – женщина взяла Винсента за руку. Мальчик вдруг замер. Побледнел. В ужасе опустил невидящие глаза точно бы на их сцепленные руки и вдруг дернулся в сторону.
- Клинт! Клинт! Клинт не ходи! – Винсент попытался вырваться. – Извините. Клинт! Аарон!  - Винс положил вторую руку на запястье женщины и забился в ее руках. – Извините, я не хочу, извините,извинитеянехоч… - Винсент заплакал, судорожно вдохнув ртом воздух. Он не хотел оставаться один. И с этой женщиной тоже не хотел оставаться. И если оба брата уйдут туда, в ту комнату с хлопком и дымом, ему-то что делать? А если они умрут? А что Винсенту делать тогда.
- Кли-и-инт. – протянул Винсент  тихо.
Там еще и эти попугаи!
Эти кролики!
Эта мысль его немного отрезвила.
Кролики же в клетках. Что с кроликами? А с Аароном что? А Клинт не идет? Кто эта женщина? Что случилось?
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-27 02:05:35)

+2

46

Сработал инстинкт, не иначе. Клинт сначала сделал, а лишь потом понял, что именно. Он резко перехватил Винсента, развернув к себе лицом, одной рукой прижал, другой прикрыл ему голову. Надо было бы уши, конечно. Но тогда думалось иначе. Хотя, он и не думал, просто прижал к себе мелкого, заставляя уткнуться лицом в плечо, чуть пригнулся сам, пытаясь понять откуда идет угроза и глянул на Аарона.
Клинт метнул взгляд в указанном направление. Пожарный выход. В общем-то близко. Не рассуждая и вновь даже особо не думая, он метнулся туда. Со всех ног, прижимая к себе драгоценную ношу.
- Все нормально, - шепнул он мальчишке. – Я с тобой!
Клинт ногой толкнул дверь, привалился к ней плечом, придерживая для остальных, кто рванул следом и спустил Винсента на пол. Он перехватил его тонкую ручонку и прижал мальчишку к себе.
- Не бойся. Просто стой рядом. – Клинт вытянулся во весь рост, стараясь быть еще выше и видеть над головами.
За хлопками последовали выстрели. Клинт выругался. Не вслух, конечно. Про себя. Ему бы точно мозгов не хватило припереться в зоопарк с оружием. Да что тут может случиться? Родители, дети, миролюбивые зверушки. Но все ж случилось, и перепуганная толпа в панике хлынула к единственному выходу. Клинт оттеснил Винсента за себя, крепко держа за руку. Чтобы не задавили, чтобы не смели, чтобы не потерялся.
Подбежала девчонка. Ну, девушка, конечно. Даже постарше Клинта может была, только ему некогда было оценивать ее возрастные параметры.
«Ваш брат»… Клинт глянул на девчонку, глянул куда-то в зал, откуда бежали люди, опять на девчонку. Он медлил, не решаясь выпустить ручонку Винса и перепоручить его какой-то неизвестной блондинке. С чего вдруг?! Кто она вообще такая? Какая-то… Взгляд скользнул по бейджику на груди. Гвен-как-то-там? Аарон решил вдруг что с ней Винсенту будет безопаснее?! А полицию и пожарных чего бы не вызвать? Как все нормальные люди!
Она уже тянулась к ручонке Винса и Клинт отпустил. Нехотя. Чуть не схватил обратно, когда Винс заверещал. Он присел, беря мордашку брата в ладони и заглянул в слепые глаза.
- Я вернусь! Будь здесь! Она… - Клинт поднял взгляд к груди девицы. – Гвен, за тобой присмотрит. Ты в безопасности, но кто-то еще в беде. Я помогу им и вернусь. Вместе с Аароном! Стой тут! Так нужно, мелкий.
Он поднялся и посмотрел на девицу, что была явно ниже ростом. Чуть ссутулился по привычке, чтобы не давить морально своими габаритами.
- Глаз не спускай с него! Поняла?! – Ни намека на уважение или благодарность. – Он слепой! Совсем. Вот прямо сейчас начни беспокоится только за него.
Вышло грубо. Совершенно ни в какие ворота. Почти прям в стиле Аарона и по принципу «с кем поведешься». Но страх он такой. И тот что накатил на Клинта сейчас, и тот что он пытался внушить этой Гвен. Развернувшись, не оглядываясь, стараясь не слышать зова Винсента, Клинт побежал обратно.
Когда он наконец нашел Аарона в этом бардаке, глаза уже слезились, в горле першило. Зажимая нос и рот ладонью, Клинт глянул на брата.
- С оружием?! Сюда?! Аарон! – Он развел руками, не понимая, как тот до подобного додумался. – Давно мы в спасатели записались? Или кем ты там себя возомнил? Бэтман? Супермен?!   
Клинт полез за телефоном. Да сразу надо было звонить пожарным и в полицию. Еще когда у дверей стоял в Винсентом.
- Его нельзя бросать, - буркнул Клинт, набирая номер службы спасения. – Пожар в зоопарке, на…
Он осекся, поймав взгляд Аарона. Не пожар? Что-то еще? Прям тут? Сейчас?! Да не смешно!
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-27 02:51:51)

+1

47

Аарон посмотрел на Клинта тяжёлым взглядом и, ничего не сказав, взял разбег и прыгнул через пламя огня к девочке. Он убрал оружие обратно в чехол быстрым движением и подхватил ребёнка на руки, почти полностью скрыв под кожаной курткой. Снова взяв разбег, он прыгнул обратно.
- Пока жив - спасаю людей, - он взял девчонку поудобнее. - Они физически могут не успеть сюда - здесь сплошь горючие материалы. Пожарные точно едут, сигнализация сработала, а эти штуки под потолком - нет.
Он закашлялся и отмахнулся.
- Потом поговорим!  - рыкнул он, быстро двинувшись в сторону кулера с водой.
Баллон с водой уже начал плавиться, но это было неважно. Он сильно дёрнул вниз свою футболку, держа девочку одной рукой. Она порвалась, но на шее остался порез от ткани. Потом разорвал ткань на три куска и все намочил в воде, одним прикрыв лицо девочке, другим себе, третий кинул в руки Клинту.
- Осмотри левое крыло, быстро пройдись, но не беги, дыхалки не хватит с таким смрадом. Выбивай закрытые двери, люди могут испугаться и забиться куда-нибудь, - бросил он брату, уходя направо.
Аарон был внимателен и вслушивался в треск пожара, пытаясь услышать не кашляет ли кто-то, не зовёт ли на помощь. Было тихо, а, значит, скорее всего, если кто-то и был, то вряд ли жив.
- Держись, детка, - пробормотал он девочке, та кивнула и прижала тряпочку ближе к носу.
Он быстрым шагом прошёлся по этажу, заглядывая в комнаты, но больше никого и взаправду не нашёл. Затем остановился около женского и мужского туалетов. Он выбил ногой дверь сначала в мужском, пробежался посмотреть в кабинки, потом в женский. Там какая-то женщина с маленьким плачущим мальчиком сидела на полу в тотальном, парализующем её ужасе. Аарон подошёл к ней, схватил за руку и заставил встать. Отвесил ей несильную пощёчину, приводя в чувство.
- Намочите любую тряпку, прижмите к лицу себе и ребёнку! БЫСТРО БЛЯДЬ! - рыкнул он, видя, что она ещё ужасно тупит.
Она вздрогнула, энергично закивала головой и сделала то, что он сказал. Он схватил её за руку и потащил к пожарному выходу. Какая-то балка упала позади них и он, по инерции, притянул её к себе. Мальчик заплакал ещё громче, но женщина сама на него вскрикнула:
- ТИХО! ЗАМОЛЧИ!
Ребёнок испугался и замолчал, но Аарону не было до этого дела.
- КЛИНТ! КЛИНТ! ОТЗОВИСЬ!

Едва Клинт и Аарон скрылись, лицо Гвен изменилось. Она посмотрела на Винсента сверху вниз.
- Слепой, значит, - хмыкнула она. - Что же, тем лучше для тебя, малыш.
Она схватила мальчика, закрыв ему рот и процедила на ухо:
- Твой старший братик порезал двух моих младших братиков. И за это я сожру тебя живьём, сладенький. Но шоу только начинается.
Гвен спиной попятилась назад, в двери, потом развернулась и побежала вниз по лестнице, продолжая зажимать мальчику рот, чтоб он не закричал. Люди от входа уходили подальше и смотрели на огонь из окон. Послышались звуки приближающихся автомобилей: пожарная, полиция, медики. Перепуганные люди не обратили внимание на спустившуюся из центра девушку. Она побежала в сторону прилегающего к территории, но стоящего чуть поодаль, здания с садовым инвентарём. Там никого не было и это будет отличное местечко, чтобы потолковать с Дамерами. Девицу там ждал мужчина.
- Стив, держи мелкого и не выпускай, не давай ему и пискнуть, - сказала она, передавая Винсента из рук в руки. - Они придут к нам. Их двое, нас двое. Но у нас мааааленькое преимущество. Будут возникать - перережем этому сучонку горло. Не будут - разойдёмся по-хорошему.
Гвен повела шеей, сняла с себя бейджик и бросила перед складом, закрывая двери.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]The bottom of the bottle is my only friend[/status]

+2

48

Когда Клинт перешагнул порог и скрылся в отзвуках паники, сказав «Я с тобой!», Винсент только медленно опустил лицо, так и повиснув, удерживаемый лишь крепкой рукой незнакомой женщины. Он зажмурился, сдерживая слезы. Прерывисто вздохнул и снова тихо заплакал. Он уже знал, что все плохо. И не потому что был убежден в этом изначально. Просто… Он не знал толком. Просто это было понятно и предсказуемо. Когда ему зажали рот, он только еще больше зажмурил глаза, тихо срывая с ресниц очередные слезы, что пробежали горячими дорожками по бледным щекам, сводя брови в каком-то выражении: «Пожалуйста, не…». Даже слегка покачал головой. Да только кому оно нужно все. Он даже не пытался закричать. Братья слишком далеко. И им слишком не до него. Оно и правильно. Там другие люди, которых нужно спасать. И зверюшки. Кролики те же самые. А Винсента… Винсента нельзя спасать от всех напастей вечно. Да и у остальных больше преимуществ перед ним. Они ведь здоровые. Понятно, что и спасают их в первую очередь.  Только все равно страшно. Все равно тело била дрожь. Они притащила его куда-то, вывела из большого торгового центра и отдала в руки другому. Мужчине. А у нее, у женщины, был план. Заманить Аарона и Клинта сюда и что-то сделать, а потом убить Винсента. Или убить его, а потом что-то… Он не понял, но в любом варианте фигурировала смерть. Месть. За братьев. Мальчику стало как-то печально. Он в какой-то мере понимал эту женщину. Ее братьев убили, и ей было больно и одиноко. Винсент тоже очень боится, что его братья когда-нибудь не вернутся со своих «дел». Или просто не вернутся за ним. И он навсегда останется там, в больнице, никому не нужный. Мальчик попытался освободить рот, сказав: «Я не буду кричать», но мужчина выполнял свои обязанности очень хорошо. Потому Винсента не отпустил. А жаль. Он бы сказал этой женщине, что месть не избавит ее от боли. Причинять боль другим, потому что причинили тебе – это глупо. Даже маленький Винсент это понимал. Но он уже замечал, что взрослея, люди становятся… Ну, немножко глупыми. Они перестают понимать кое-какие вещи. Наверное, это из-за прочих пустячностей, работы там. Политики. Экономики – правда, Винсент не знал, что это толком. Но вот какие-то такие, неизвестные ему вещи, были в голове у взрослых и занимали слишком много места там. Так Винсенту это представлялось. Потому о некоторых вещах нужно им напомнить. Вот он и хотел, да только ему закрыли рот. Он промычал что-то в ладонь, но его хорошенько встряхнули. Мальчик затих. Он надеялся, что с братьями ничего не случится.
Правда, один вопрос, все же был. Зачем Аарон убил братьев этой женщины? Для него не было открытием, что его брат делает такие вещи. Некоторые он даже слышал и понимал*. Но… Нужно будет спросить у него. Вряд ли они недопоняли друг друга, но может им нужно поговорить?
Винсент понуро стоял, шмыгая носом. Слезы вперемешку с теми же слезами, попавшими в нос через глотку при глотании, но текущими уже из носа, затекали под руку «Стива» или как там его. Мальчик глубоко вздохнул и выдохнул. Они тут втроем значит? Может сбежать как?

*

Винсент использует это слово в детстве со значением "видеть".

[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-27 03:54:13)

+1

49

Клинт кивнул. Вырубил телефон, сунул обратно в карман и кивнул. Потому что реально было не место и не время выяснять кто прав, а кто заигрался в спасателя всея человечества. Помещение горело и огонь распространялся просто с пугающей скоростью. А они могли. Реально могли помочь, пусть речь и не шла ни о чем-то эдаком и экзотическом. Просто Дамеров надрессировали на такие вещи с малолетства – действовать в экстренных ситуациях. Они даже сейчас могли дать фору любому спасателю.
Клинт закрыл рот и нос мокрым обрывком футболки Аарона и шагнул в указанном направление. Не бежать, все методично проверить, особое внимание закрытым дверям. Люди в паники, они не готовы к таким вещам, теряются, боятся, делают глупости, вредят сами себе. На нем левое крыло. Клинт ускорил шаг. Дым раздражал глаза, но дышать стало легче.
Первой закрытой дверью оказалась «только для персонала». Он схватился за ручку, но тут же отдернул ладонь, натянул рукав пиджака и тогда уже схватился опять. Заперто. Подергал для пущей убедительности и отступил назад. Дверь была будто картонная и выбилась с одного удара, металлические части замка и ручки разлетелись в стороны. Но все было напрасно. Пусто. Никого. Если не считать огонь, который резко оживился и бросился к порогу. Клинт шарахнулся в сторону, уворачиваясь от языков пламени.
Дальше ничего примечательного. Никого, кому бы требовалась помощь. Он уходил все глубже, а за спиной уже трещали балки и перекрытия. Еще дверь. Администрация. Клинт даже не делал попытки подергать ручку. Выбил сразу. И не зря. Женщина средних лет сидела в кресле, откинувшись на спинку и запрокинув голову. Он пощупал пульс и… замер.
Концы ее разноцветного шарфа свисали назад. Рот открыт, глаза тоже. Клинт заглянул в мертвое лицо, чуть сдвинул пестрый шелк в сторону, обнаруживая свежие следы поперек шеи. Он отступил и оглянулся. Парень, ну может как он сам, только ниже ростом и щуплый, мулат, лежал на полу лицом вниз. Клинт нагнулся, коснулся шеи двумя пальцами. Слабо, но жизнь еще пульсировала с тщедушном тельце. Он подхватил парня под мышки и поставил на ноги, пошлепал по щекам. Реакции ноль. Сгорбился, перекинул того через плечо, как мешок картошки и вышел. Уже на пороге он оглянулся.
Происходящее все меньше и меньше походило на простую случайность. Но думать, анализировать, разбирать по полочкам было некогда. Как некогда было вытаскивать труп задушенной женщины, чтобы потом представить, как улику. Хотя! Кому? Аарону? Службе спасения? Полиции? Он обернулся, услышав свое имя и сделал вдох, чтобы ответить, но глотнула дыма и закашлялся. Глаза уже слезились и горели, будто в них песка насыпали.
- Жив! – Крикнул он, чувствуя, как от каждого звука дерет горло.
Коротким путем теперь не выходило. Клинт повел плечом, перехватывая бессознательно тело поудобнее и прикинул свои шансы. Их. Да. Он ж не один. Их шансы выбраться. Он заложил крюк, огибая горящие балки и увидел Аарона, но останавливаться не стал, кинулся сразу к выходу. Нужно избавиться от ноши. Нужно… Уже у самых дверей, он почувствовал приступ паники и обернулся, ища взглядом брата. Пока только старшего, потому что младшего не было там где оставил, как и не было девчки с бейджиком.
Клинт тут же одернул сам себя, пресекая истерику на корню. Никуда Винс не делся, просто все шли дальше, старались покинуть центр. Его вывели на улицу, чтобы не дышал дымом. Правильно. Он бы и сам уже тащил мелкого к выходу, не смотря на вопли и требование подождать Аарона.
- Найди его, - крикнул он брату, понимая, что просто так в ближайшем углу бросить парня не может.
Нужно вынести. Из здания в целом. Отдать первым попавшимся медикам или кому-то еще. Пусть заботятся другие. Его лично беспокоит только сохранность Винсента, лица которого он все никак не может найти среди толпы.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

50

Аарон кивнул Клинту, поставив девочку за землю и подтолкнув её вперёд, к подъехавшим медикам. Женщина повернулась к Аарону, просто благодарно посмотрев. Этого было достаточно. Она ему улыбнулась. И она, так уж вышло, оказалась самой красивой женщиной из всех, кого он когда-либо видел. У него не было возможности задуматься об этом в ту секунду, конечно же нет, но когда он не мог уснуть, он вспоминал эту женщину с маленьким ребёнком на руках, которая улыбалась ему. Хоть он и дал ей пощёчину, накричал на неё. Она была благодарна. Она была рада остаться в живых.
Он огляделся по сторонам. Глаза жгло, горло саднило, дышать было тяжело, но он терпел. Он внимательно изучал лица в толпе, но эту блондинку нигде не было. Не в смысле, что её было не видно. Её. Здесь. Не было.
В голове Аарона начало что-то пульсировать. Оно появлялось периодически, когда он злился. Челюсть свело. Его руки сжались в кулаки. Это он виноват, он не мог предположить, что здесь может быть кто-то, кто будет знать, кто они. Кто-то, кто посмеет напасть среди людей. Кто-то, кто будет настолько глуп и бесшабашен, что пойдёт на это.
Но он виноват. Он поставил своего младшего брата под удар, разве не об этом говорил Клинт?
Да похеру, что он говорил. Да похеру, что ты думал Аарон. Это случилось и ТЫ И ТОЛЬКО ТЫ В ЭТОМ ВИНОВАТ.
ВИНОВАТ ВИНОВАТ ВИНОВАТ.
Он сомневался, что пожар - это спланированный акт. Подростки, наверное, баловались с чем-то и подожгли здание, а эта...Гвен. Гвен. Она следила за ними. Возможно, вся эта ситуация...
Аарон осёкся. Сейчас не время размышлять. И он даже не собирался опрашивать людей, спрашивать, вы не видели ли. Смысл? Не видели. Никто ничего не видел, все были заняты.
Надо мыслить, как враг.
Надо мыслить, как поганая, мерзкая дрянь.
Мыслить, как тварь.
О, а это Аарон умел, пожалуй, лучше всего.
Он сделал несколько шагов сквозь толпу, не фокусируя своё внимание ни на чём и ни на ком.
Пульсирующая злоба. Она была ему знакома, ох как знакома. От неё тело ощущалось только лучше. От неё отметались мысли. От неё отметалась человечность.
Наказать эту шлюху. Наказать.
Где она?
Он не стал бы наказывать её здесь.
Слишком много лишних глаз.
Слишком шумно.
Крики и звуки услышат те, кто не должен слышать.

Она не в здании центра.
Потому что там она не смогла бы убить их сама. Они бы умерли от пожара. Или угорели бы.
Где она?
Шагая через толпу по территории центра, он осматривался.
Где она?
Винсент бы громко плакал.
Винсент бы всем своим видом показывал, что не хочет быть с ней.
Это привлекло бы много внимания.
Она зажала ему рот и вела его.
Она не могла уйти далеко.
Она привлекала бы внимание, кто-то бы спросил "Мисс, что вы делаете?"
Он бы не мог уйти далеко, таща с собой эту потаскуху.
Он бы привлёк внимание.
Кто-то бы спросил: "Молодой человек, что вы делаете?"
Он бы нашёл место поближе, прямо здесь, но такое, на которое никто не обратит внимание.
Все заняты пожаром. Все смотрят сюда. В эту сторону. Чтобы скрыться нужна противоположная.

Он увидел этот чёртов склад с инвентарём и маленькое, крошечное белое пятно в траве.
Она оставила это.
Специально.
Эдакий пригласительный билет.
Он зло оскалился.
Сейчас бы чего-нибудь горячительного.
Он застегнул кожанку.
Поведя шеей, он подошёл к дверям.
Достал телефон и набрал Клинта.
- Склад на заднем дворе. Быстро, - он швырнул телефон на землю.
Он знал, на что сейчас способен.
Достал оружие.
Он ждал Клинта.
Когда тот оказался за спиной, Аарон повернулся к нему и в его чертах лица снова не было ничего хорошего.
Как никогда не было, когда он на Охоте. Безумная улыбка садиста, извращенца, маньяка, психопата, ублюдка. Ничего общего с тем парнем, который просил застрелить его. Ничего общего с тем парнем, который держал маленького Винсента. Ничего общего с тем героем, который вытащил людей из горящего здания.
- Схватишь Винсента и заткнёшь ему уши. Как можно плотнее. Говори ему что-то. И не поворачивайся в мою сторону.

[я думаю, Винсу есть смысл пропустить очередь и отписаться Клинту, потом снова мне и дальше уже в обычном порядке]

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+2

51

Клинт донес парня до скорой, аккуратно сгрузил на каталку, шагнул в сторону, отрицательно мотнул головой на настойчивую просьбу разрешить осмотреть его. Сколько времени прошло? Цепкий, внимательный взгляд скользил по толпе пострадавших, конечно, больше морально. Он не увидел ни Винсента, ни Аарона. О последнем особо и не беспокоился, а вот о первом… Дышать было еще тяжко, глаза все слезились. Но это все было мелочью по сравнению… Страх? Угу. И чувство вины. Собственной.
Он отошел от скорой, продолжая всматриваться в лица. Сколько их тут? Там казалось, что много меньше. А сейчас. Затрезвонил в кармане телефон. Клинт принял звонок, но его ответа не требовалось. Да и никаких объяснений лишних тоже. Объяснятся сейчас будет Клинт, почему пришел без оружия и вообще, для общего порядка. Видимо.
Он выбрался из толпы, уже не видя лиц перед собой, просто массу пострадавших и перепуганных, фельдшеров скорой, пожарных, констеблей, что начали отцеплять периметр и оттеснять зевак. Клинт обогнул здание и увидел Аарона. Сбавил скорость, перешел на быстрый шаг.
Тот стоял спиной и он уже хотел тронуть брата за плечо, как Аарон сам обернулся. Клинт застыл, взглянув в лицо брата. Кажется, бояться надо было уже не за Винса, а за тех кто… Что? Он вообще-то сюда с определенной мыслью шел. Нет, на зов, но и с мыслью еще.
- Да, я понял, - кивнул Клинт, - Но погоди.
Он откашлялся, оттягивая ворот футболки, будто та вдруг начала душить его. Протирая глаза, будто это помогло бы. Сунул телефон в карман.
- Погоди, - выдохнул Клинт. – Там был труп. Женщина. Задушена. Не в смысле задохнулась, а именно задушена. Умышленно. И парень без сознания. Вот не знаю, его чем приложили или еще что. Не осмотрел, не было времени. Он в скорой сейчас. И это не посетители. Оба из администрации. Сотрудники. Ты понимаешь к чему я?
Не понять было сложно. В голове Клинта уже нарисовалась картинка, что все случайности тут совсем не случайные. Оставалось еще признаться, да. Но он медлил. Смотрел в перекошенное лицо Аарона и тянул, тяжело дыша. Секунду, две. А потом качнул головой.
- Я без оружия, - сообщил благую весть, собственноручно расписавшись в своем идиотизме. – Мне и…
Да, в голову не пришло. Утром. Да и потом. Но и сейчас тоже ничего дельного в его якобы шибко умную голову не шло. Клинт пожал плечами. Мол, ну вот так, прими и прости, че уж, без вариантов, брат.
- Хватаю и увожу, - повторил он план Аарона, но на свой манер. – Все. Понял!
А что еще мог? Ну если только кому-то в морду дать, только это не так просто с перепуганным ребенком на руках. Пожалуй, никогда еще в жизни Клинт не чувствовал себя таким беспомощным и… непредусмотрительным, недальновидным и… злым. На самого себя. При этом смотря на Аарона, как на единственного спасителя всея человечества. Точнее, Винсента. Готовый искупить все свои грехи полным подчинением и закрыть глаза на все, что творит старший. Сотворит. Обязательно. В этом не было никаких сомнений. Но младший не должен этого знать. Пусть не увидит, но и не услышит. 
- Я все сделаю, - зачем-то подал голос Клинт. – Он не узнает. Ничего.
Он глянул на Аарона. Конечно, речь шла о Винсенте. О ребенке. И о том, что сегодня каждый по-своему его защитит от правды.  [icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

52

Аарон не слушал Клинта. Честно. Ему было абсолютно плевать на какие-то там "дополнительные факты". Возможно, потом он о них подумает. Сейчас достаточно было простого "понял", которое являлось своеобразным призывом к началу действий.
Аарон Дамер официально перестал существовать как трезво мыслящий человек в эту самую минуту.
Двери открывались наружу. Это стратегически неудобно. Он жестом указал Клинту зайти за угол здания и распахнул двери, чтоб на него сразу кинулась эта озлобленная тварь. Он был к этому готов, был готов к тому, что она прыгнет, что руки будут заняты, будут лежать на ручках дверей, он знал, что она попытается сбить его с ног, может быть даже выстрелит из пистолета, например, кинется с ножом, может у неё есть зубы и когти.
Гвен действительно кинулась на Аарона, но тот тут же их закрыл, чтоб та в них врезалась и потеряла пространственную ориентацию на какие-то мгновения, которых хватит, чтоб атаковать. Звук удара был по-глупому звонкий, что заставило Аарона визгливо рассмеяться, после чего одну дверь он выпустил, а другую распахнул шире и проник в помещение, уже держа меч-пистолет наготове.
Тот парнишка, что держал Винсента, тоже был в форме работника центра. И он был напуган произошедшим, он оцепенел от неожиданности. Гвен плохо подготовилась или не знала на что способен такой Охотник, как Аарон. Они привыкли к обычным Охотникам. Живое оружие сейчас уже не встретить.
- ПРИОТКРОЙ РОТ И ПРИКРОЙ УШИ, СОПЛЯК! - гаркнул Аарон, тут же выстреливая прямо в лоб парнишке.
Не умрёт. Он завопил, хватаясь за голову и выпуская Винсента. Существо. Теряя сознание он потянул руку к Гвен, а та, оклимавшись от удара встала в боевую стойку перед Охотником. Он выстрелил и в неё, но не попал: девка отпрыгнула в сторону. Садовый инвентарь с грохотом повалился на пол.
- ГДЕ МОИ БРАТЬЯ?! - проорала она.
Её зубы обратились клыками, а ногти когтями. Ага, значит, псина.
Она бросилась на него, вгрызаясь в предплечье и заставляя его уронить оружие. Он позволил ей вкусить свою кровь, начал смеяться, а затем оттянул за волосы, чтоб взглянуть в её глаза.
- Какая злая сучка, - отметил он между делом. - Как тебе?
Гвен отпрянула, хватаясь за обугливающийся рот. Запахло палёным мясом.
- Убвудок! - неразборчиво выкрикнула Гвен, но снова бросилась на него.
Аарон резко сел, ударяя её кулаком в живот и поднял оружие снова, вынырнув уже за её спиной. Она не унималась, снова бросилась в его сторону и он опрокинул на неё шкаф с какими-то саженцами. В этих его действиях была одна единственная ошибка: он таким образом некисло помешал Клинту добраться до Винсента и выбраться из помещения.
- Надоело, - шикнул Аарон и, когда она попыталась выбраться из-под завала, схватил её за волосы и воткнул меч аккурат в спину, поднял её и пригвоздил к земле.
От боли она начала выть, плакать, вырываться, пыталась подняться, но Аарона это всё ни капли не беспокоило. Он оглядел склад и нашёл верёвку. Ну куда без неё! Довольно присвистнув и поиграв ею в руках на манер плётки, он посмотрел на её изуродованное и перекошенное болью и страхом лицо.
- Ты же собачка, Гвен? Гав-гав. Скажи. Гав-гав.
Он со всей силой ударил её по лицу мотком верёвки.
- ГАВ-ГАВ!
Она молчала, он ударил ещё раз, повторяя это. Наконец, тихо, но она всё же издала это унизительное:
- Гав...
- Ооо, молодец! Я слышал, что когда у собачек течка они дают всееееееееем кому ни попадя, а, милашка? Я видел эту твою юбчонку, сучка. Знаешь, я чувствую течку за километры, потому что я тот ещё кобель, - его губы расплылись в оскале, он склонился над ней и начал связывать, придавая ей недвусмысленную позу и задирая юбку, но не вынимая меча из неё.
Сам меч не давал ей подняться, слишком глубоко войдя в землю: у сарайчика не было как такового пола. Освящённая сталь не давала ей собрать свои силы, причиняла постоянную боль и она терпела. Значит, недостаточно получила. Он уже решил, что отпустит её, если она будет молить о пощаде, но пока она только гавкнула. И этого явно мало.
Он наклонился к ней и поднял её лицо в сторону Винсента, которого уже принял к себе Клинт.
- Если хоть раз ты ещё тронешь его, то я буду трахать тебя лезвием в следующий раз. Пока что, считай это великодушием. Как и то, что я отпущу тебя. Когда ты наберёшься ума, чтоб тягаться со мной, тогда и встретимся, - прошептал он ей на ухо, облизнув её щёку. - И поверь...я последний, кого захочешь видеть ты и твоя шайка на порогах своих домов. Потому что я е-ба-ну-тый. И всем своим дружкам, и каждой твари, каждому передай. Если придёт он, - он показал пальцем на Клинта, - возможно, у вас будут варианты. А если я... то варианты будут у меня.
Он рассмеялся и встал позади неё, расстёгивая ширинку джинс.
Последний этап.
Унижение.
Да и что говорить, он думал о том, что у неё под юбкой, ещё тогда, когда только увидел.
- Уезжай отсюда. Забирай его и вали, - пробормотал он Клинту, не поворачиваясь. - Я выбью из этой сучки всю дурь. Кто-то же должен нести ответ за произошедшее, а, Гвеннннни?
Гвен молчала, мирясь со своей участью и закрыв глаза. Слёзы текли по её лицу. Она облажалась по-крупному.
Потому что не стоит недооценивать Аарона Дамера.
Потому что Аарон Дамер психически не здоров.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+2

53

Винсент обдумывал, что произойдет, когда появятся братья. Он представлял действия шаг за шагом, как те войдут и в ту же секунду он укусит его держателя за руку и, высвободившись, они просто убегут вместе. Может быть, он им даже чем-то поможет. Ему, конечно, никогда не быть героем… Особенно для таких, как Клинт и Аарон. Но он хотя бы немножко поможет им. И будет довольно вспоминать это уже там, в больнице. Иногда. Совсем иногда, честно.
Но все случилось иначе.
Один резкий звук открывшихся дверей запустил вереницу, полную темных эмоций. Выстрел, стон – так близко, что становится дурно - и вот Винсент на свободе. Да вот только он не бежит, как думал, вперед, не хватает важно братьев за руку и не убегает из этого страшного торгового центра. Он замер, вцепившись в землю искусанными, болючими от заусенцев, ногтями. И еле дышит.  Женщина закричала и напала на брата. Снова ее слова о братьях. Винсент хотел было рвануть вперед, помочь Аарону, но тот…  Он не кричал от боли, не плакал и даже спокойным его нельзя было назвать. Он смеялся. И смех этот был тяжелый, словно бы угрожающий. Неприятно запахло. Не так едко, как в торговом центре, но от этого запаха тошнило. Винсент не хотел его сглатывать, но не мог. Рефлекторно тошнотворная слюна проходила внутрь.  Когда женщина взвизгнула и заплакала, Винсент вздрогнул и отпрянул назад,  вжимаясь в угол сарая, и беззвучно заплакал с ней вместе. Он чувствовал ее страх. Он чувствовал ее ужас. И вздрагивал от каждого звука удара. Ему казалось, что расправившись с этой Гвен, Аарон развернется к нему. Сделает шаг и… Винсент закрыл рот руками. Он чувствовал унижение и точно бы сам внутренне просил. «Не надо, пожалуйста». Она же ничего не сделала. Аарон говорил какие-то страшные, непонятные ему слова. Но он чувствовал боль от каждого из них. Не вникая в смысл, он слышал, как они точно плевки, покрывают женщину.
Ей становилось все хуже.
Ему становилось все хуже.
Винсента замутило от страха. Он почувствовал руки Клинта и отдернулся дальше в угол. Но брат был сильнее и просто взял его на руки, отдирая от стенки. Винсент схватился за какую-то полку, чтобы брат не смог его никуда унести, но та держалась не слишком крепко и рухнула со стены с зычным неприятным ударом хаоса: банки – железные, стеклянные – какие-то глиняные горшки. Все разбилось и разрушилось. Винсент еще подтянулся, пытаясь выскочить из рук Клинта, но он понимал, что поздно.
- Аарон. – тихо, почти шепотом сказал Винсент. – Зачем? Она ничего не сделала.
Он должен был закричать, заплакать, забиться в истерике, но почему-то все случилось иначе. Бледный, маленький, испуганный. Абсолютно не уверенный в своих братьях. Он поднял лицо из-за плеча Клинта, смотря слепыми глазами в сторону Аарона. Он знал, что сейчас произойдет что-то ужасное. Что-то плохое. И если это произойдет, то произойдет и с ним. Аарон просто сломает что-то внутри него. Или в его жизни.
- Пойдем домой, Аарон. Простопошли… домой?
Сегодня был такой хороший день. Должен был быть. Зачем все это происходит? Разве она виновата в том, что любила братьев? Разве виноват Аарон, что любит их? Зачем эта боль и эти крики. И почему ему так больно внутри.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-27 18:26:22)

+2

54

Клинт посторонился. Он с первого взгляда должен был понять, что какие-то рассуждения сейчас… Аарон просто уже не слышит. Но вера в лучшее его пока еще не оставила. И она была с ним даже когда все пошло через задницу. Если бы Клинт верил в Бога, то перекрестился бы и может даже прочел бы короткую молитву. Только он верил в Аарона. Даже того, что был сейчас и пустил весь свой же план по... Не важно. Нужен был просто удобный момент, когда все будут слишком заняты, чтобы обратить внимание на Клинта и Винсента.
Хотелось крикнуть. Очень. Чтобы Винс зажал уши и как можно сильнее. Но вместо этого Клинт стиснул зубы, глядя на мальчишку, забившегося в угол, и стараясь игнорировать все что творит Аарон. Он даже не хотел слышать его, не то что видеть и осознавать происходящее. Ему было этого не понять. Никогда. Но и осудить не считал нужным. Каждому свое. Каждый… Да, он готов был и вполне мог оправдать каждое слово, каждое действие Аарона. Но не на глазах Винса, не при нем.
Клинт подхватил младшего брата, но тут вздумал упираться, хватаясь за все подряд.
- Тихо! Тихо! – Попытался он его удержать и успокоить. – Это я! Сказал ж, что вернусь. Значит вернусь!
Клинт перехватил Винса, крепко прижимая его голову одной ладонью к своему плечу, накрывая только одно ухо. Сомнительно, что мальчишка ну прям ничего вообще не услышит. Остается верить только, что хоть не все, а остальное просто не поймет в силу возраста. И главное – не увидит. Ничего. Пожалуй, сейчас его слепота была только плюсом.
Он обернулся, когда услышал часть угроз Аарона, и тут же пожалел. Его губы дрогнули. Взгляд перескочил с лица девчонки на лицо брата. К сожалению, тот вполне себе осознавал, что творит и угрозы его были более чем реальные. Может так и надо, чтобы отбить у них желание хватать чужих беззащитных детей. Но Клинт, пожалуй, так не мог. И вряд ли сможет. Или все познается в сравнение? Может однажды он тоже озвереет до такой же степени?
Шепот Винсента вывел его из ступора. Клинт еще крепче прижал брата. Наверно, он сможет. Все зависит от того, что поставлено на карту.
- Она сделала, мелкий, - как-то слишком спокойно и холодно произнес Клинт, глядя Аарону в лицо. – Она хотела обидеть тебя. Зря!
На одно короткое мгновение все сомнения в том насколько оправдана жестокость Аарона отпали вообще. Еще как оправдана. Абсолютно. Потому что они бы не стали миндальничать и церемониться в Винсентом. Так почему Аарон должен? Почему Клинт так кривиться, не желая даже знать подробности той грязной работы, что делают за него? Он кивнул. Просто кивнул. Молча. В одобрение ли или что да, увезет мелкого сейчас. Только кивнул и вышел. Уже не спеша. Не убегая от происходящего.
Спокойно, оценивая происходящее у торгового центра, Клинт обогнул здание, дошел до парковки и поставил Винсента на землю. Он схватил его за руку. Может даже слишком крепко, но лишь потому что боялся потерять его вновь. Достал ключи. Все молча. Распахнул дверцу, усадил Винса на пассажирское сидение и пристегнул ремень безопасности. Но он не поспешил закрыть дверь. Клинт присел рядом, держась за нее и заглянул в слепые глаза.
- Аарон придет чуть позже, - более чем уверено произнес он. – Так нужно. Они должны знать, что обижать тебя нельзя. Никому и никогда. Потому что ты Дамер. Ясно?
Клинт захлопнул дверцу, обошел машину и сел за руль. Он вставил ключи в замок зажигания и глянул на мальчишку. Его нельзя было вести обратно в клинику таким. Да и домой, на глаза отца, тоже не следовало бы. А куда? Машина меж тем тронулась и вырулила с парковки на трассу.
- Не молчи, - заговорил опять Клинт. – Поговори со мной. О чем угодно. Только не молчи. Если хочешь реви. Бояться не стыдно, это нормально. Не боятся только идиоты и конченные психи. Слышишь?
Естественно, он слышал. Но Клинт хотел, чтобы еще и ответил. Хотя бы пустое «да».
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-27 20:14:13)

+2

55

Секс в извращённом сознании Аарона всегда олицетворялся с унижением и насилием, доминированием над кем-то, жестокостью. Поэтому, когда он насиловал Гвен, он не испытывал никаких угрызений совести. Особого удовольствия, в принципе, тоже. Из неё была довольно посредственная партнёрша, она вяло реагировала на укусы, на удары и в принципе на что либо. Зачем доминировать того, кто уже валяется в грязи?
Поэтому, в процессе, чтоб добиться от неё чего-то, ему пришлось ещё и поводить мечом в её грудной клетке, в разные стороны, чтоб она хотя бы завизжала.
С каждым грубым проникновением в плоть этой потаскухи, Аарон требовал от неё признаний. Что случилось, как случилось. Если она замолкала, то он бил по лезвию и та начинала отвечать, сквозь рыдания и мольбы отпустить её, потому что она усвоила урок. И когда она уже потеряла сознание, он успокоился, но так и остался неудовлетворённым. Хотя её телу это понравилось, в итоге. Забавные они, эти шлюшки. Отрицают, что любят, когда с ними жестоки, а сами вон чего.
Дамер развязал её, пнул в промежность и вытащил меч. Она открыла глаза в ужасе, боясь новой пытки, но Дамер не собирался больше тратить на неё время. Он узнал всё, что хотел.
- Запомни, сучка, - обратился к ней Аарон. - Великодушие одноразовое. Не попадись ещё раз. Предупредил.
Он повёл раненным плечом, потом шеей, вытер со лба пот и посмотрел на парня в углу. Тот начал приходить в себя.
- Уберётесь здесь.
Убрав оружие, он выглянул за двери склада и, убедившись, что всё ещё никто не обращает внимание на это место, вернулся в толпу народа. Там на него девочка показала пальцем маме с папой, они дали ему денег, благодаря за её спасение. Её мать даже обняла его, а отец пожал руку.
- Любой мужчина должен поступать так, - сказал он и удалился к своему байку.
Там достал телефон и глянул на время. Прошло всего полчаса, пожар даже ещё не потушили. Вот тебе и горючие материалы. Мужчина закурил и набрал Клинту.
- Я закончил. Куда?

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+2

56

Аарон ничего не сказал ему. Аарон его не услышал и не пошел с ним. Он соврал бы,  сказав, что думал о таком. Нет. Он всем своим существом надеялся на лучшее, отвергая любой другой вариант слишком рьяно. Винсент ушел внутрь себя, замкнулся, даже перестав плакать. Безвольной куклой уселся на заднее сиденье, позволил себя пристегнуть. Слова брата казалось, скользили где-то мимо, не проникая внутрь этого маленького человечка. Автомобиль тронулся, и Винсент качнулся по инерции. Это сделало его внешний вид еще более бесполезным, еще более отсутствующим.  Его организм всеми способами пытался позволить пережить всю ситуацию с наименьшими потерями. Вся эта реакция была лишь способом защиты. Он сидел, молча какое-то время, потом в его выражении появилась  не четкая осмысленность, он, явно делая над собой усилие, поднял лицо и сказал:
- Если оно так. Если так нужно. – пауза. – Тогда я не хочу быть Дамером.
Пальцы Винсента дрогнули на сидении. Раньше он бы не посмел сказать такие слова, ведь это значило, что он не хочет, чтобы Клинт был его братом. Возможно, он обидел его этой фразой. Но сейчас эта была та единственная и чистая правда, которую он мог выдать миру.
- Она ничего не сделала. – повторил он, думая совсем о другом. – У нее тоже забрали братьев. Разве это не повод чтобы злиться? Разве она сделала что-то плохое мне? И ты уверен, что сделала бы?
Винсент растерял все силы на эти слова и снова замолчал, чуть съехав на сидении вниз. У брата зазвонил телефон и мальчик отметил это краем сознания, сам пребывая внутри самого себя. Он что-то не понимал. Да чего там, он ничего не понимал… И брата не понимал.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-28 00:12:23)

+2

57

Клинт усмехнулся и качнул головой. Ну надо ж. Охренеть, как оригинально – не хочу быть Дамером. Где-то Клинт это уже слышал и не раз. Ха! Сам ж от себя. Лет до пятнадцати у него как пластинку заело – нехочубытьдамером нехочубытьдамером нехочубытьдамером. Потом отпустило, спасибо Аарону. Ну, не так чтобы совсем. Он и сейчас не хотел, просто молчал об этом.
- А кто ж хочет, - выдохнул Клинт, глядя на дорогу, потом глянул на Винсента. – Но что ж поделать. У нас никто не спрашивал хотим мы или нет. Мы просто Дамеры. И все. Без вариантов.
Скажи он это сам себе лет десять назад. Да. Клинт тяжко вздохнул, протянул руку и потрепал мелкого по волосам. Признаваться ему, что когда-то бросался ровно такими же заявлениями он не хотел. Зачем?
Винсент перескочил на другую тему. Точнее, вернулся к прежней. Клинт повел плечами, ладони скользнули по рулю, пальцы сжались крепче. Как объяснить? Вот чтобы без животрепещущих подробностей, но доходчиво. Он молчал. Смотрел на дорогу и молчал. Минут. Две. Пять. Десять.
Зазвонил телефон. Клинт сжал зубы, удерживая одной рукой руль, другой нащупывая телефон в кармане. Аарон. Он закончил... Вот так просто. Измордовал девку в лучших традициях Дамеров и закончил. Клинт поморщился. Он ведь смотрел на нее. Когда отдавал Винса. В лицо, на грудь. Правда кроме бейджа тогда ничего увидел. Нет, черты лица, цвет волос и имя запомнил. Все. Ничего такого. Даже мысли не мелькнуло о чем-то еще вполне уместном для его возраста. Вообще! С ним что-то не так? Смотрит на девку и только срисовывает внешние данные для опознания на будущего, если вдруг. Имена еще запоминает хорошо. И какие-то делали. Мелкие, но характерные. А Аарон… Видимо потому что старше.
- Милтон Кейнс, на… - Клинт осекся и зажмурился на мгновение, машина едва заметно вильнула влево. – По А5, съезд на… забыл, как там… рядом с гольф-клубом. Ну ты понял. Набери, как подъедешь.
Он сбросил звонок и глянул на Винсента. Умерит тот пыл своего обожания или отойдет к утру и все будет как прежде? Вспоминать себя в таком возрасте и проводить параллель, чтобы понять происходящее в голове Винса не хотелось. Да и такой потребности обниматься с Аароном Клинт в себе никогда не замечал. Собственно, дело было не в Аароне, а в Клинте. Он вообще не особенно любил прикосновения. Допускал их, как некую необходимость и все. Исключения были крайне редкими.
- Уверен, Винс, - тихо ответил Клинт, не глядя на мальчишку, а только на дорогу перед собой через лобовое стекло. – Я точно знаю, что сделала бы. И тут, к сожалению, тоже без вариантов.
Он качнул головой. Нет, Винсент всего этого не видел. Ни кивка, ни выражения лица Клинта, ни того, что вытворял Аарон, находясь в своем этом состояние… У кельтов… Да, кажется у них, было даже название для подобного. Но Клинт не хотел его вспоминать и тем более пускаться в подробные объяснения для Винсента. Пока достаточно, что он знал. Мелкому такое знать еще рано.
- Так устроен мир, - добавил он, опять не глядя, словно боясь посмотреть на ребенка. – Не лично наш. Вообще. В целом. И если ее братьев забрали, то не просто так. Значит они уже кому-то что-то сделали плохое и должны были ответить. А она решила мстить и выбрала тебя. Не меня, не Аарона, а тебя. Понимаешь разницу, Винсент? Не ровню себе, а слабого ребенка. Так нельзя. Один на один с кем-то из нас, это честно. Но нападать из-за угла на того, кто не может ответить – нет. Аарон защитил тебя. Он объяснил ей, что тебя нельзя трогать. Мы не позволим. И это нужно было сделать. Ради тебя. Твоей безопасности. 
Машина зашла на круговой поворот, уходя с трассы А5, повернула в сторону гольф-клуба и заехала на парковку у небольшого отеля со множеством удобств. Клинт отер лицо, пригладил волосы, достал из багажника дорожную сумку, что там жила вечно, и вытащил младшего из машины.
- Ночь проведешь с нами, - заметил он. – Ни в какую клинику не поедешь сегодня. Может и завтра тоже. Посмотрим, как день сложится.
Клинт взял младшего за руку и пошел к дверям. Медленно, осторожно и не спеша, подсказывая где ступенька, где порог. Он снял два номера. Один с общей постелью и один с двумя раздельными. Последний занял сам, бросив сумку на одну кровать, а на другую усадив Винсента.
- Есть хочешь? – Зачем-то спросил он и сел на соседнюю кровать напротив брата.
Хорошо все ж, что тот не видел. После деяний Аарона, Клинт сам не скоро есть захочет. Или он уже привык и много проще относится к подобным вещам? Особенно сегодня, когда во всей красе познал, что такое бояться за младшего. Или еще не во всей? Ему ж только семь…
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-28 00:15:29)

+1

58

Аарон убрал телефон, взглянул на отданные ему деньги, тоже спрятал их в карман, сел на байк и тут же выехал в направлении, указанном ему Клинтом. Ветер дул ему в лицо и приятно охлаждал кожу, унося с собой мрачные и неприятные мысли. Не все, конечно.
Ему было немного...Обидно? Совестно? Что-то вроде этого. Неприятно. Просто...
Он не хотел сегодня этого.
Не из чувства стыда. Стыд он не испытывал. Он сделал то, что должен был.
Он предполагал, что отправится по "семейным делам" после приятного дня с братьями. Приятного, да, именно так. Не то чтоб он был в восторге от того, чтоб нянчиться и сюсюкаться с Винсентом, слушать наставления Клинта, нет. Тут другое. Это было спокойствием, необходимым отдыхом, отрывом от реальности, которая была реальностью именно для них, для Дамеров, для Охотников. Небольшое погружение в эту дурацкую обычную жизнь, иллюзию того, что всё в порядке.
Но реальность имела гадливое свойство гнаться за тобой до тех пор, пока не догонит.
Почему она выбрала именно этот день?
Он видел лицо Винсента. Ему было...злостно. Пусть так, не жаль же. Злостно от того, что Винсент так испугался. Почему они выбирают самого слабого, раз сами такие ничтожества?
А, ну да.
Кому-то ничтожному всегда нужен кто-то ещё более ничтожный.
Желание не приезжать опять боролось с желанием приехать по адресу. Аарон не хотел походить на отца, но он был на него похож. Во всём. В манере говорить на людях, в манере держать лицо при всех. В манере наказаний. В тяжести руки. Он был его сыном.
Но ещё он был сыном этой тупоймерзкойрыдающейласковой Жюстин. И, видимо, от этого было никуда не деться. И это её кровь сейчас начала бурлить в венах. Эта кровь, доходя до мозга, заставляла Аарона ощущать, что надо искупить вину перед Винсентом. Он отдал его в руки Гвен, даже не предположив, чем та может оказаться.
Эдакой зарубкой стал этот случай. Аарон понял, что любого нового знакомого, любую женщину, любого мужчину, плевать, он всех должен будет проверять. Ни Клинт, ни Винсент, никогда не останутся в обществе существа. Потому что последние знают кто они.
Он остановился у магазина и зашёл внутрь. Взял себе самый дешёвый виски, колу, сигарет. Выбрал Клинту какую-то книгу, обложка которой показалась ему интересной: "Крёстный Отец", Марио Пьюзо. На обложке была сигара и мужской силуэт, видимо, интересная. Продавец сказала, что даже фильм есть и она про семейные ценности бандитов. Может статься, что это то, что надо. Винсенту взял плюшевую игрушку в виде попугая с большими глазищами. Ему показалось, что он на него похож.
Игрушка, серьёзно? Он Охотник!
Но ему вряд ли светит быть супер-охотником.
Он не может и шага пройти ни во что не врезаясь, какая Охота?

Аарон потёр виски, расплатился в магазине, оставил пакет на локте и поехал медленнее. Рана начала подсыхать. Под курткой было липко. Ошмётки футболки он где-то потерял, но уже не помнил: либо в сарае, либо по дороге.
Прошло ещё минут пятнадцать и он добрался до пункта назначения. Снять номера в гостинице - это неплохая мысль. Клинт молодец.
Он точно описал девушке на ресепшене как выглядят искомые молодой человек и мальчик, узнал номера и начал подниматься наверх, вместе с пакетом. Повернувшись к девушке улыбнулся:
- Хорошо выглядите, - бросил он ей, на что та смущённо потупила глазки.
Типа хороший тон.
Добравшись до номеров прислушался к звукам за каждым и понял в каком остановились братья. Помявшись перед входом и поправив лямку чехла для оружия, он грузно и устало выдохнул и постучался в дверь.


[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+1

59

Винсент не верил брату, хотя, наверное, он и говорил правду. Он старался думать как можно меньше сейчас, потому что любые попытки дотронуться до правды и осознать ситуацию вызывали у него неприятные эмоции. А он и так их наглотался достаточно сегодня. Больше всего сделал больно Аарон и он не знал почему. Просто такая-то несправедливая обида, от которой хотелось взять и заплакать. Он даже и не понимал на что именно. Ведь брат защищал его. 
Они приехали куда-то. Его куда-то отвели. Зачем-то. Усадили на кровать.
Не то чтобы он хотел возвращаться в больницу, но и ни с кем общаться тоже не желал.
- Нет, спасибо.
И есть он уже никогда, наверное, не будет. Спасением виделась кровать. В кровати всегда было не так страшно и боязно. Под одеялом можно было спастись, казалось, от всего чего угодно. А сон стирал все дурное.
- Он ранен. Вылечи. – коротко бросил Винсент и в дверь тут же постучали. Он услышал брата раньше. Просто потому что ждал. Винсент снял ботинки, куртку и лег в кровать, укрываясь одеялом с головой.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

+1

60

Клинт пожал плечами. Кормить Винсента насильно никто не собирался. Уж он то точно. Если только обманом. Ну, как это обычно делают с детьми. Нет, не через угрозы, опять же. Скорее предложит тому сделку. Награду за то, что послушался и сделал как просили.
- Кто ранен? – Едва успел спросить Клинт, как услышал стук в дверь.
Он чуть склонил голову, глядя на Винсента. Аарон. Без звонка. Небось своим видом перепугал всех девок на ресепшене.
- Как скажешь, - кивнул он и поднялся с кровати. – Побудь тут, я сейчас вернусь.
Клинт взял ключи от соседнего номера, чистую футболку из сумки и аптечку. Резко распахнув дверь, он и не думал пускать старшего брата, а оттеснил его дальше в коридор и закрыл дверь. Бросив в Аарона ключи от соседнего номера, Клинт приложил палец к губам, потом указал себе за спину и кивнул в сторону. На другую дверь. Уже жалея, что взял смежные. Надо было в разных концах отеля.
- У него слух, как я не знаю, что, - зашептал Клинт, сильно надеясь, что Винсент не услышит из соседнего номера. – А ты… Ты вообще головой думаешь, а?! При нем?! Да я слов таких не знаю ни в одном известном мне языке, чтобы потом объяснить ребенку что ты там творил! И спасибо, что родился слепым. Честно! Вот сегодня это было в тему как никогда. Потому что иначе…
Он шагнул следом за Аароном в номер, чуть ли не вталкивая того и закрывая за собой дверь.
- Ты ранен, - заметил Клинт очевидное не без подсказки Винсента. – Он это определил за секунду до того, как я услышал стук в дверь.
Он распахнул дверь ванной комнаты и жестом указал Аарону на душевую кабину, бросив аптечку и чистую футболку в раковину. По сути его несло уже. Так несло, что не давал вставить брату слова. Просто раздирало от желания выговориться.
- Приведи себя в порядок, а потом приходи к нам, - сказал он, придерживая дверь. – И чтобы не единого бранного слова! Ни одной твоей обычной выходки! Будешь с ним предельно мил и… не знаю… Ты понял! Потому что сейчас так надо или парень окончательно с катушек с летит. Задолбаемся потом таскать его по психиатрам.
Клинт выдохнул. Кажется, он сказал все, хотя мог бы и еще, но это было уже лишним. Да и оставлять теперь Винсента одного даже на лишние секунды не хотелось. Клинт вышел из номера, хлопнув дверью и вернулся в свой, стягивая наконец пропахший дымом пиджак и бросая его в кресло у окна.
Он улыбнулся, проходя мимо Винсента и приоткрыл оконную створку, пуская свежий воздух. Ему не особенно нравилось как пахнут гостиничные номера.
- Он скоро придет, - сообщил Клинт, глядя в окно на проезжающие по дороге машины.
Вид был не самый лучший, что могли им предложить, но вполне годился. Тем более, что тут и не кому было разглядывать местные красоты.  [icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]