Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]


Broken People [C]

Сообщений 61 страница 90 из 133

61

Кровь Рейнольда Дамера победила.
Аарон не сопротивлялся, когда Клинт это делал и говорил. Он просто понял, что не подходит для всего этого.
Он глянул в своё отражение в зеркале и криво усмехнулся, опустив голову. О чём он думал, когда ехал сюда? Что можно будет просто...? Да чёрт с ним.
Аарон вышел из ванной комнаты, так ничем и не воспользовавшись. Затем, он вышел и из номера тоже, дошёл до двери, открыл её. Он глянул на Клинта.
- Рот, - сказал он, достав из пакета игрушку и книгу. - И не трогай.
"Крестный Отец" улетел в сторону кресла.
- Мне нравится мысль, - объяснил он, а потом бесцеремонно подошёл к кровати Винсента, сел рядом на корточки, легко сдёрнул с него покрывало и вложил в его руки игрушку. - Не злись. Не обижайся. Клинт хороший. Его обнимай. Его спрашивай. Его слушай. Забудь меня. Он защищает лучше, он делает всё лучше и ты это знаешь.
Аарон не поцеловал Винсента. Он просто коснулся губами его лба. В конце концов, он никогда никого не целовал. Так исторически сложилось.
Резко выпрямился.
- Вернусь однажды, - он развернулся и быстро пошёл прочь.
Чтоб Винсент не вскочил и не начал бежать, что-то бормотать, что-то говорить, ой нет, не надо. Чтоб Клинт опять не сказал кто он и что натворил, да пожалуйста, да не надо. Он знал, что испортил всё вот это нормальное и ему даже не надо было это объяснять, это раздражало. Его раздражало, что он не может говорить так, как привык. Он не так уж и сильно ругается при Винсенте, Клинт прекрасно знает, а крепкие слова не такие уж оскорбительные. Они грубые, но в них же нет даже мата. Чего он добивается? Хочет поменяться местами, чтоб Винсент обнимал его, а не Аарона? Да забирай! Не очень нужно.
Аарон и сам не понимал, почему Винсент так к нему относится. Предположений даже не имел. Он же действительно грубый, вонючий и мерзкий, ну чё он? Вот чё? Клинт прав, вот поэтому и бесит, что он это проговаривает, вот зачем? Зачем?
Выйдя из гостиницы и снова подмигнув девушке на ресепшн, он остановился на улице у мотоцикла и закурил. Он ещё был не настолько отбит, чтоб пить перед тем, как ехать, хотя горло, желудок и дрожащие пальцы явно требовали, чтоб он выпил. Ай, ну раз так.
Он посмотрел по сторонам, продолжая курить. Никто не следит. Достал виски и влил в себя не половину и не треть, но весомую такую часть бутылки. Не опьянел, просто как-то успокоился. Убрал бутылку в пакет обратно, сигареты в карман и... Опять закурил.
Две подряд. Ладно. А потом и ехать.
Куда правда? Он пока ещё не знал.
Может быть стоит позвонить отцу.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+1

62

Стоило Аарону выйти за дверь, как шокированного Винсента буквально подкинуло на кровати. Он вскочил, сбрасывая одеяло руками и ногами, и уставился в сторону двери. Он что действительно ушел? Просто взял… и ушел, да? Как и любой ребенок, он уже позабыл любую злость и всякую обиду, стоило  только Аарону перешагнуть порог этой комнаты, и теперь искренне не понимал, что за пургу ему сейчас говорил старший брат. Ничего он там не знал! 
Винсент прижал игрушку к груди. Он даже не знал, что это такое. Точнее, понимал, что это игрушка и с ней вроде бы нужно играть. В больнице ему тоже давали такие вещи, но он всегда отказывался - не очень понимал, как именно нужно «играть» и что от него хотят. Но эту вещь ему дал Аарон.  Пальцы сжались на плюшевом попугае.
- Клинт! – пауза на то, чтобы неуклюже спуститься с кровати.- Пошли! Быстрей! Иначе он уйдет совсем!
Винсент повернулся в сторону двери и попытался дойти сам, но тут же ударился коленом об угол кровати и болезненно поморщился. Да только сейчас некогда было думать об этом – каждая секунда на счету. Он ощутил рядом Клинта и схватил его за руку еще до того, как он дотронулся до него.
Ему стало страшно. Он всегда ощущал это противное чувство внутри живота, точно клубком сворачиваются большие черви. Когда братья уходили, не говоря куда и не возвращались к ночи. А такое бывало часто. Он мог с легкостью терпеть, зная что. Но в такие ночи уснуть у Винсента не получалось. Он представлял самые жуткие ужасы, которые могли бы случиться прямо сейчас, в это мгновение, пока Винсент пытается уснуть в своей кровати. Он вылезал из-под одеяла, ходил по комнате из угла в угол, как загнанное животное. Иногда…  Иногда, когда наступала критическая черта, приходил к отцу. Он задавал вопрос, но тот не отвечал или отвечал так, что Винсенту приходилось задать еще один вопрос. А за это он уже получал. Сила зависела от настроения отца. Наверное, он просто не должен доставать папу по пустякам…  Но его братья не были пустяком.  И сейчас, зная что эта ситуация именно «вернусь однажды», он должен был остановить. Почему он не подумал, что Аарон тоже расстроен? Может даже им?
Винсент тянул Клинта, но в этом не было необходимости. Его шаги были, как Винсовых четыре и тому приходилось буквально трусить рядом. Лицо у него было испуганно – решительно. Он даже пытался нахмуриться, но это тоже выходило как-то неуверенно.
Он слышал часть разговора из соседней комнате. Конечно, потому что стены были тонкие, но и еще потому что Винсент прислушивался. Не все, конечно, потом они ушли куда-то дальше, и все превратилось в неразборчивую кашу. Для него не были шоком все эти слова, половину из которых он не знал. И на периферии оставалось осознание того, что там произошло. А в больнице было лучше?
От Аарона не пахло душем, когда он склонился к нему. А вот кровью все еще да. Но об этом он уже не будет говорить Клинту, не если, но «когда» Аарон вернется в номер, он сам… Ну… попросит его… Проследит, чтобы там…
Винсент растерялся своим мыслям. Дальше как-то не думалось. Затем он снова нахмурился и зашагал вперед быстрее. Сейчас он же идет возвращать, ни о том думать нужно!
Они спустились вниз. Винсент в одних носках, потому что ботинки были благополучно забыты, вцепившийся в игрушку, что держал в свободной руке и Клинт. Почувствовав, что они вышли на улицу, Дамер младший встал, как припаяли. Он взволнованно вдохнул, чувствуя, как маленькое сердечко бьется точно кроличье в худой груди, сжал руку брата крепче. Медленно открыл рот, собираясь с силами.
- ААРОООООООООООООООООООООООООООООООООООООООН!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 
Тишина мира после крика показалась особенно внимательной к маленькому мальчику. Винсент коротко закашлся и часто задышал, восстанавливая дыхание. Вряд ли он когда-нибудь кричал настолько мощно. Причин не было, а тут вон какая. Мальчик хмуро покрутил головой.
- Клинт… - тихо сказал Винсент. – Он не обидел меня.. Я просто испугался. Нужно вернуть его. Все вместе там… в номере… ты понимаешь?
Винсент неловко повел плечами, потом нахмурился снова.
- ААРОН! ВЫ ВОЗВРАЩАЕТЕСЬ В КОМНАТУ И… - мальчик потупился. Повторять услышанные фразы получалось почти хорошо, по его мнению, а вот что самому говорить то?  - … ну и все вроде… Где он? – поднял лицо к Клинту.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-28 13:59:46)

+2

63

Пришел-ушел. Оставил после себя… целый коктейль смешавшихся чувств. Злость. Обида. Ревность. Чувство вины. Страх. Взгляд упал на книгу в кресле, на Винсента, выбирающегося из кровати и тыкающегося по номеру носом как слепой котенок, что едва на свет появился и ищет мамку. Но самое гадкое… Ясное, четкое понимание, что ему действительно нужна мать. Не два брата, неуравновешенных, незрелых, мало что понимающих в детях и нормальности, сами с собой неспособные договориться и… обученный лишь убивать и разрушать.
Клинт потер глаза. Он и понимал, и не понимал зачем так обошелся с Аароном сейчас. Мог же промолчать, мог… Нет, не смог. Чего уж. Он злился на его и понимал, как это глупо и бесполезно. Все равно что злиться на цунами, ураган или землетрясение. Обиду туда же. Смысла и толку никакого. Он боялся за Винсента, за его будущее в их семье и в мире, что окружает эту семью. Да, ревновал и разозлился еще больше на Аарона, когда тот… Понял?
Все это было… глупо. Клинт подошел к Винсенту, беря за руку. Он же не игрушка, которую не могут никак поделить два брата. Клинт усмехнулся. Когда-то и его делить пытались, как редкую нужность. С одной стороны был еще совсем юный Аарон, с другой Сюзанн и Леон к которым Клинт льнул, сбегая из дома с огромной радостью при первой возможности. Хотя нет, тогда было иначе. Клинт эгоистично уходил от плохого к хорошему. Винсент добрее и умнее. Он тянется к нуждающемуся, кому эта его непосредственная, детская и чистая нежность с любовью реально нужнее. Кого они могут удержать от края, сохранив человечность. Может так…
Клинт чуть сжал маленькую ладошку и кивнул. Винсент действительно добрее и умнее.
- Ты прав, - потрепал он мелкого по волосам и распахнул дверь номера.
Конечно, он знал, что прям «совсем» Аарон никуда не уйдет. Если в прямом смысле. Куда ему идти? У него нет ничего кроме семьи. Но в переносном – вполне. И это Клинта беспокоило куда больше. Толкать брата к краю и потом смотреть на его падение в бездну он не собирался. Потому Винс прав. Надо удержать. Он прибавил шагу, не сообразив, что мелки то едва поспевает за ним.
Он и не ушел. Пока еще. Стоял у своего мотоцикла и курил. Винсент закричал. Вникуда. Он вообще понимал, что Аарон тут. Пока тут. Чувствовал его, слышал, «видел» как-то по-своему? В последнем Клинт уже почти не сомневался. Он просто не понимал, как тот это делает. Как не видя мира видит на самом деле много больше чем любой зрячий. Клинт усмехнулся и подхватил мелкого на руки, а потом глянул на старшего.
- Он прав, - крикнул Клинт Аарону. – Мы хотели провести этот день вместе. Втроем. Как семья.
Он использовал последний аргумент, вкладывая в этом слово все то, что надо было бы разъяснить более подробно, напомнить, проговорить снова спустя годы. Надо было и ему самому. Чтобы унять свою злость, обиду и ревность. Избавиться от чувства вины. Притянуть брата обратно, после того как сам же и оттолкнул. Иногда эгоизм работает во благо окружающих.   
- Душ только прими и приведи себя в порядок, - добавил Клинт, глядя на Аарона. – А мы с Винсом пока выберем, что будет у нас на обед и закажем в номер. Ждем тебя!
Пользуясь тем, что Винсент не зрячий, и забывая при этом, что тот порой видит получше других… ну многим свойственны подобные ошибки в отношение людей, считать себя «умнее»… попробовал дополнить сказанное жестами.
«Какого охрена истерим?!» - отвел он в сторону одну руку, другой держа Винса, и придал лицу вопросительное выражение.
«Думай и о других» - Клинт ткнул пальцем в висок, а потом в Винса, которого держал на руках.
Конечно, прочесть и понять эту игру в шарады можно было и альтернативно, но Клинт очень надеялся, что дурить и запираться Аарон бросит прям сейчас. Хотел, чтобы верх взяла его другая сторона, та что тянулась к нему и мелкому. Человеческая. Нормальная. Нуждающаяся в родных и близких, в объятиях дурацких и этой непонятной любви. В душевном тепле.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

64

От крика Винсента у Аарона подкосились ноги и пробежали мурашки. Он повернулся в их сторону и всё внутри сжалось болезненным спазмом. Что это за чувство? Что за ощущение? Что это такое? ЧТО ЭТО. ПОЧЕМУ ОН НЕ ПОНИМАЕТ.
И в его глазах застыл тупой ужас, из-за которого упала сигарета, из-за которого он просто пошёл к ним, потому что ноги так понесли. Он, всё так же, с ужасом в глазах, неподдельным таким ужасом, смотрел на Винсента, на Клинта, слушал его, глядел, как Винс закрывает ему рот, пытается, по-крайней мере, потом следил за жестами... И не мог и слова сказать. Он банально даже и не знал что сказать. У него вообще дар речи пропал. Он встретился этим перепуганным взглядом с Клинтом, как-то неопределённо не то кивнул, не то пожал плечами, не то вообще чёрт пойми что, сглотнул ком в горле и сказал:
- Душ.
Гениально, блядь. Лучше не придумаешь. Из всего обилия слов, из всех вариантов, ты сказал "душ". Отлично, Аарон Дамер.
Он тряхнул головой, потёр лоб и кивнул, вот это уже точно. Аарон взял в свою огромную руку маленькую, абсолютно крошечную ладонь Винсента и мягко накрыл её другой, такой же гигантской, покрытой шрамами рукой.
- Не ори так никогда просто так, - попросил Аарон. - Вернусь к вам.
Запах алкоголя явственно почувствовался в воздухе.
- Не уйду. Не капризничай, как девка. Слушайся своего брата.
Аарон ускорил шаг, чтоб побыстрее принять этот грёбаный душ и вернуться к ним.
Но быстро не вышло.
Сначала Аарон скинул с себя куртку, спрятал чехол с мечом под кровать. После - пошёл в ванную, разделся и встал под струи воды. После - завис. Поглядел на пакет, оставленный рядом, достал оттуда своё мерзкое пойло и влил в себя ещё больше, чем до этого. От алкоголя стало как-то внутри потеплее и поспокойнее. Душ смывал грязь, кровь и вонь, алкоголь чистил его изнутри. Рана неприятно саднила. Местный мужской гель для душа пах ментолом. Это хороший запах. По телу разливалось тепло. Внутри, сверху. Страх отступал.
Он оделся, взял аптечку, футболку. Остатки виски оставил там. Его чуть шатнуло, но, в целом, он не чувствовал себя пьяным. Он слишком много и часто пил, чтоб эта херня дала ему в голову.
Аарон вернулся в комнату к братьям и сел на свободную кровать. Положил себе на колени аптечку и стал в ней рыться на предмет того, что бы ему помогло. Как всегда, его тело было покрыто шрамами, следами от синяков. К ним добавилось огромное количество разных татуировок, которыми была покрыта левая часть его спины. Правая только начинала заполняться какими-то знаками. Некоторые из татуировок шли прямо поверх шрамов и это были постоянные татуировки. Некоторые знаки уже стирались, видимо, нарисованные хной.
- Вози с собой иглу и нити для швов, - пробормотал Аарон Клинту. - И пополняй, если потратил. А то какой смысл.
Он поднял глаза на Клинта и показал ему бинты.
- Забинтуй? Покажу как, - он повернул голову к Винсенту. - Успокоился, козявка? Твоим голосом, оказывается, можно заменять пожарные сирены. Кто бы знал. Уже бы заработал миллион долларов и уехал в Голливуд.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+2

65

Винсент с каким-то смертельным ужасом на лице повернул голову к Клинту. Опять душ?! А если сейчас Аарон услышит про этот дурной душ и таки уедет?  Не хочет он есть, он хочет, чтобы все эти двое собрались в его комнате и сидели… там… свои братские дела делали. Ну, еще хочет, чтобы Аарона вылечели. Винсент медленно поднял руку и накрыл ладонью рот Клинта. Он уже было хотел посмеяться и сказать Аарону, что мол, он пошутил, можно и так, никто ж не против, чего там, и даже принялся растекаться в фальшифо-нервозной улыбке, как услышал совсем рядом его голос, а затем и почувствовал, как он берет его руку в свои. Он пропустил тот момент, когда он подошел, совсем не услышал. Но вздрогнул не от этого. А от того, насколько все это было… аккуратно?  Винсент замер, боясь спугнуть момент, и просто внимательно слушал, чувствуя, как у него слегка кружится голова от быстро бьющегося сердца.
Победа.
Винсент взволнованно улыбнулся, когда брат зашагал обратно в здание и засмеялся, уткнувшись в плечо Клинту. А затем, почувствовал, как он устал. Пустоту внутри заполнила призрачно-теплая радость. Она то, такая теплая и напомнила обо всем прошедшем дне. Винсент обнял брата за шею и вздохнул.
- Пошли обратно?
Обратно его отнесли на руках, и разомлевший Винсент даже не шевелился, притворившись куколкой бабочки или раньше времени откинувшейся гусеницей. Мало ли поставят на землю обратно.
- Спасибо. – сказал он Клинту, скрывая усталый зевок. Это было и за спасение, и за брата. И за поездку в зоопарк, хотя и закончившуюся так вот. Он потрепал брата по волосам, когда они зашли в комнату, чувствуя, что сегодня ему нагло можно даже это. По краней мере ОН сам мог себе сегодня это позволить. А если дадут по рукам – ну, что поделать. Он переживет сегодня. Его опустили, и он побрел к разворошенной кровати, укладываясь на бок и поджимая колени.  Усталый, он принялся ждать. Нужно же проверить, придет брат или нет.
Через некоторое время вернулся и Аарон.  Винсент, успокоившись, легко улыбнулся его фразе, хотя не очень понял, что тот имел в виду. Сначала он подумал, что предложение забинтовать, тоже относилось к нему, и он даже поднялся с нагретого места, но услышав, как к Аарону зашагал Клинт, смущенно перехватил обеими руками попугая.  Он думал о чем-то, мня его бока пальцами, а потом, видимо решивсь, молча поднялся с кровати и зашуршал носками по полу – он старался не поднимать ноги от пола при преодолении коротких дистанций, дабы не споткнуться о какое-нибудь «что-то» оставленное злодеем на полу. Он аккуратно отыскал рукой одного брата, другого и уперевшись коленом в кровать, обхватил их руками  одновременно и обнял, не забывая про игрушку. Он чувствовал, как силы, физические и моральные утекают из него. Стремительно и беспощадно.  Потому и страха, что на него сейчас наорут не было. Он вздохнул.
- Спасибо. – совсем тихо сказал он, затем погладил Аарона по волосам. Задержался на линии роста волос и поцеловал в лоб. Вот он поцеловал, а не просто дотронулся,  и уже совсем сонный отпустил. Уходя к кровати, помахал рукой и буркнул что-то типа:
- Ага, давайте там… спокойной…
Не реагируя уже на мир, укрылся одеялом с головой, скомочкался сам и моментально уснул. Последней мыслью его была мысль о еде.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

+2

66

Чувство вины, а вместе с ним и вся прочая душевная грязь ушли. Клинт довольно улыбнулся. Аарон шел обратно, хоть от него и тащило алкоголем за милю. Винсент не рвался черти куда в безудержной панике. Все вставало на круги своя. Как он и хотел еще утром. Хороший день, нормальный. Ну, подгаженный уже немного, конечно, но пока терпимо. Все терпимо. Главное самому ничего теперь не испортить, очередной претензией к Аарону и тем самым опять посеять в Винсенте тревогу.
- Угу, - ответил он и своим мыслям, и Винсенту, обхватывая мелкого еще крепче и уже двумя руками, ласково погладил по шее и спине, возвращаясь обратно в отель.
Он вернул его обратно в гнездо. В смысле, Винсента в номер. Ну и Аарона тоже, пока только в соседний. Обоих. И вдруг понял, что не важно где твой дом, как само здание. Что это слово имеет совсем другую форму и домом может быть любое место. Суть в том, кто рядом с тобой. Семья. Порой даже не важно на сколько она не нормальная. Но… Клинт отмел их все и снова довольно улыбнулось. Держать себя в руках. Да. Не Аарона, не Винсента, не отца и прочих. Себя. Просто не позволять лишнего слова и действия, не отталкивать, принимать их такими как есть. Не осуждать. Он глянул на стену, разделяющую два номера и отошел к окну.
С последним было сложно. Любой нормальный… Нет. Все просто. Достаточно только перестать использовать слово «нормальный». Они не были нормальными. Только иногда казались таковыми, чтобы не привлекать лишнего внимания. Создавали видимость, надевая маску нормальность. И проблема, вот лично его, была в том, что Клинт хотел с этой маской срастись, стать этим нормальным. Но нужно было иное. Просто принять свою собственную ненормальность. И Аарона. И Винсента. И даже отца. Тогда все вставало на места и переставало шокировать эту самую «нормальность».
Аарон вернулся. Но Клинт даже не обернулся, так и стоял у окна, глядя на дорогу. Отвлекся только на то, чтобы заказать в номер еды. Для поддержания даже их «нормальность» иногда надо было все же есть, что-то нормальное и не набегу. Вот от этой части и еще некоторых моментов нормальной жизни Клинт отказываться не собирался.
- А в медшколу не записаться? – Зачем-то буркнул Клинт на замечание о своей аптечке и обернулся, закладывая руки за спину.   
Он уже был выше Аарона. Ненамного и почти едва заметно, но сам факт. И постоянно, как бы не старался сдержаться, все пытался прыгнуть выше брата. Взгляд скользнул по его торсу. Шрамы и татуировки. Первое было и у Клинта, но не в таком изобилии, второго и не было особо. Даже для дела. Эстетической прелести он в этом вообще не видел.
- Ладно, извини, - продолжил он бубнить, подходя к кровати и беря бинты. – Может перегнул.
Хотелось вставить свое любимое «но», которое легко превращало «извини» и «не прав» в пустые слова не о чем. Но! Клинт удержался. Он уже был едва заметно выше Аарона и тот сейчас вообще сидел. Так чего прыгать, когда можно просто стоять? Винсент оживился, подобравшись к братьям. Опять полез к Аарону с объятиями, не обходя вниманием и Клинта, но суть последнего факта смазалась. Он лишь выжидающе приподнял бровь, надеясь, что старший спокойно вынесет нежности и не отпихнет младшего. Он усмехнулся, проводив Винса взглядом, и присел перед Аароном.
- Вот ведь можешь, когда хочешь, - шепнул Клинт, глядя на брата уже снизу в верх и похлопал по коленке.
Нет, обниматься и целоваться как Винсент он не полезет. Да и никогда не лез. Просто смотрел снизу в верх, думая, что может этого им и не хватало в детстве – чтобы обнимали, целовали, гладили по голове. Он поджал губы, чтобы не ляпнуть какую-то глупость в приступе очередной ереси о нормальности.
- Ты подумал о том, что я сказал? – Спросил Клинт уже сугубо по делу. – Нас ждали. Мы даже не подозревали ничего такого. Где еще могут ждать? Можно ли вообще теперь…
Он замолчал и кивнул в сторону Винсента, не зная, как бы так аккуратно сказать. Услышит, нет сомнений. Но поймет ли? А спросить хотелось и мысль эта уже начинала рваться, расталкивая другие. Можно ли теперь оставлять Винса в больницах всех этих? Не лучше ли забрать домой и присматривать самим? Смысла ж нет в лечение. Да и… Клинт чуть нахмурился.
- А если отцу сказать? – Вдруг спросил он. – Он один из нас, а не безымянная подсадная утка. И даже пусть нет уже угрозы. Но есть зато прецедент и повод ему пересмотреть свое отношение. Мы не сможем даже по очереди сидеть у всех этих клиник и проверять любого кто к нему подходит.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-28 22:03:40)

+1

67

Аарон был в шоке от этого жеста, но ничего не сделал. Он проследил за действиями Винсента с более-менее даже дружелюбной улыбкой, покачал головой и встретил взгляд Клинта.
- Думал. Пожар не их рук дело. Видел двух шкетов, бежали от места взрыва. Может, баловались. Мы просто попались им вот и всё. Полагаю, изначально, план был следить и похитить Винсента, если получится. Они нападали на нас. Братья её. Лежат по кускам в лесном массиве. Имя у шлю...у этой дамы было настоящее, думаю. Специально, чтоб запомнили...Вот здесь переверни бинт и так завяжи. Кстати, медшкола - неплохая идея. Я закончил курсы по оказанию первой помощи ещё в прошлом году. Там не надо много читать, больше смотреть и делать. Мне было интересно.
Он пожал плечами, когда Клинт уже закончил, и надел футболку, посмотрев на Винсента. Тот уже спал. Аарон потёр место, в которое младший его поцеловал и нахмурился.
- Вот ещё, - недовольно и тихо пробормотал он, тяжело вздохнув. - Слышал как Рейнольд звонил дяде Абрахаму. Скорее всего, отдаст ему Винсента. У того двое детей его возраста, одна дочка постарше. Видел их пару раз, когда перевозил от Абрахама освящённые пули для отца. У них обычная семья и они почти отошли от Охоты. Обучают не так, как нас. Жена Абрахама... она такая...
Аарон задумался, пытаясь подобрать слова, потом махнул рукой.
- Она вот та самая мама, которая мама. Словом. Там будет лучше. Не факт, что безопаснее. Но лучше. Поверь, надолго отбил охоту этим шавкам лезть к нему. Зная, где Винсент и семья Абрахама, мы всё равно сможем приезжать, проверять. Буду... Охотиться поблизости, пока Рейнольд опять не вышлет куда-то. Ты тоже периодически. Абрахама стоит предупредить, чтоб знал. Леону скажи. Пусть будет на чеку, доверяешь ему ты - доверяю ему я. Мириам и её сын сейчас в Америке, думаю её не коснётся. Нет смысла говорить Рейнольду. Знаю что скажет. Скажет: "Вы насрали - вы убирайте." Всегда говорит так.
Аарон услышал стук в комнату и встал первее Клинта, жестом показав тому, мол, сиди. Он открыл дверь, поблагодарил официанта, взял еду, оплатил деньгами из кармана и поставил поднос на стол у дивана.
Подумав, повернулся к Клинту.
- Прости.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+1

68

Клинт только качнул головой, перебинтовывая Аарона и слушая его размышления о случившемся в зоопарке, о судьбе братьев Гвен, пытаясь даже не думать о том, что Аарон с ней сделал, и… Он поднял взгляд. Курсы? Серьезно? В глазах мелькнула смесь сомнения, недоверия и одобрения. Он то пошутил на тему школы, но вот Аарон совсем нет. На самом деле, ему даже не приходила подобная идея. И как-то не тянуло даже азы в этом направление постигать. Нет, знания полезные, но… Делиться этим он не решился.
Когда закончил, Клинт подался назад и сел в изножье соседней кровати, на которой спал Винсент. Он глянул на мальчишку и тут же почти отвернулся.
- Это лучшее, что он может сделать для него, - вставил Клинт, пока Аарон пытался подобрать слова для описания жены Абрахама.
Он усмехнулся. «Та самая мама, которая мама». Качнул головой. Из уст Аарона подобное звучало как наивысшая степень похвалы, описание эдакого прям эталона среди всех матерей известных человечеству. Он кивнул, но улыбка тут же сползла с лица. Да, даже там им придется присматривать за Винсентом. Везде и всегда. Всю его жизнь.
Аарон пошел к двери, Клинт вновь посмотрел на Винсента, свернувшегося клубочком на огромной для его размеров постели. Он положил ладонь ему на ноги. Осторожно, чтобы не разбудить. Мать ему нужна. Очень. Больше, чем она нужна была Аарону и Клинту. Но, самое парадоксальное, именно у них она и была. И даже такая как была, она была бы много полезнее именно Винсенту. Может быть, тогда бы, отец… Клинт запнулся на мысли.
Что отец? Поселил бы ее с Винсом в каком-нибудь тихом и безопасном месте? Оставил бы? Перестал бы… Он на мгновение закрыл глаза, стараясь не выпускать воспоминания о том, как отец обращался с их матерью. Может и нет. Может так лучше, что Винсент этого всего тоже не знал, не видел, не пережил. Может быть, разочарование в увечном сыне на фоне живой разочаровавшей жены еще больше его ожесточило бы.
Клинт взглянул на Аарона. Он был почему-то уверен, что Винсент крепко спит и не слышит их.
- Я поговорю с Леоном, он нам поможет, - кивнул Клинт и усмехнулся. – Знаешь, это действительно правильно. Для Винсента. Шанс на нормальную жизнь. У нас его не было, сам знаешь почему. А у него он теперь есть. Нормальная семья, нормальные родители, которые будут его любить и будут заботиться, нормальный брат и сестры. Понимаешь, о чем я? Может нам и не надо там появляться лишний раз. Чтобы не напоминать о… обо всем этом. Пусть лучше забудет и будет нормальным. А мы будем оберегать его из тени, не вмешиваясь в его новую жизнь.
Он замолчал. Он слышал «прости» Аарона, но умышленно проигнорировал, переведя разговор обратно на Винсента. Он не хотел говорить, что прощать не за что, хотя было за что, но и одновременно не за что. Клинт, конечно, не смирился с тем, что ему лично, да и Аарону тоже выпало по жизни. И, наверно, не смириться никогда. Но он принял и многое понял за последние годы. Понял Аарона и, отчасти, даже начал понимать отца. Конечно, не одобрял их во всем, но и меньше теперь осуждал. Просто понимал теперь, почему они такие, как понимал и то, почему он в чем-то другой.
Клинт поднялся с постели, похлопал Аарона по плечу и шире открыл окно. Отчего-то захотелось покурить. Хотя он даже не пробовал и вот эту привычку брата как раз осуждал. Им надо держать себя в форме, если хотят прожить подольше, а значит избегать табака, алкоголя и много чего его. Тем более, что повод не сдохнуть прям завтра был и сейчас он мирно сопел на одной из постелей. Клинт усмехнулся.
- Вот как просто, да? – Продолжил он свою мысль уже вслух. – Чтобы в нашей роду получить шанс на нормальную жизнь надо родиться с изъяном, который сделает тебя непригодным к семейному ремеслу.
[icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

69

Аарон слушал Клинта, решив поесть. Пока ел молчал и просто кивал на его слова. Не бездумно: он правда был согласен. Может там этот шкет начнёт липнуть к кому-нибудь другому. Аарону уже порядком надоело, что тот в него цепляется мёртвой хваткой...наверное.
Если подумать, то этого будет не хватать. Немного.
Чуть-чуть.
Он смотрел на спящего мальчика и пытался представить, мол, какого это - жить без Винсента. Да обычно, вроде. Жил же раньше и нормально было. Не было этого нытья, не было этих жалоб. Не надо было рявкать ни на кого так сильно и часто, не надо было терпеть, как Леон держит за руки сзади, чтоб не сорвался, хотя он и не срывался. Он давал Винсенту оплеухи, которые ничего общего с ударами не имели.
Но вот тут Клинт сказал кое-что, из-за чего Аарон аж подавился и закашлялся, стуча себе по груди, не веря тому, что услышал и округлив глаза от удивления. Он вскочил с места, подлетел к Клинту и со всей дури хлопнул его по затылку, а потом развернул к себе и ткнул ему пальцем прямо в грудную клетку.
- Ещё раз так скажешь - я тебе нос сломаю, придурок, - зло прошипел Аарон. - Понял, ты? Тебе вообще как, нормально? Так говорить о своём брате? Изъян, блядь. Изъян у тебя между ног.
Он подошёл к спящему Винсенту и взял его на руки, вместе с игрушкой, подушкой и одеялом.
- Вот именно поэтому он от тебя шарахается, - резюмировал мужчина, нахмурившись. - Потому что для тебя у него изъян. А для меня он нормальный. Просто слепой. Мы идём спать. И ты тоже давай. Ешь и иди в тот номер, малому еды возьми, проснётся - поест. Места хватит на троих. Положим его посередине, пусть будет защищённым. Своими братьями. Нами. Своей семьёй.
Аарон вышел из комнаты и прошёл в соседнюю. Там уложил Винсента посередине кровати, укутывая в персональное одеяло, поправляя персональную подушку и укладывая попугая ему в руки. Заботливо, но быстро, чтоб это не казалось сюсюканьем. Он вообще ни разу не сюсюкал.
- Поди слышал всё, - прошептал он.
Аарон снял ботинки и лёг на кровать слева от Винсента, ближе к окошку. Лёг набок, лицом к Винсенту.
- Ну вот и запомни, козявка. Никаких изъянов у тебя нет. И никогда не было. И не будет. Просто некоторые попугаи умнее Клинта, - он погладил ребёнка по голове. - Будешь думать, что у тебя изъян - выкину в окно. Вместе с Клинтом. Сломаете себе ноги, простудитесь и сдохнете вместе. Подыхать вместе с Клинтом невесело. Будет говорить тебе, чтоб ты подтёр себе сопли до тех пор, пока не сдохнет.
Он тихо рассмеялся и накрыл своей ладонью маленькую руку Винсента. Сам прикрыл глаза и быстро уснул.



[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]По дороге одной, но в разные стороны[/status]

+2

70

Винсенту снилось что-то мучительно вязкое. Что-то холодное и темное, похожее на море. Но море в его понимании было прекрасным, а то, что он чувствовал, пахло так, точно ты засунул нос в банку с мыльными пузырями. И ветра не было, от чего запах удушал. И кто-то шептал ему на ухо. Потом он почувствовал, что его взяли на руки и куда-то медленно понесли. Сон истончился, ослаб, связь с ним стала почти несуществующей. Он услышал мир вокруг.
Эти удивительные перемещения.
Когда ты засыпаешь, ожидая братьев в одном месте, а просыпаешься уже в своей кровати.
Винсенту никогда не раскрыть эту загадочную тайну, которую он будет прятать в улыбке и чашке кофе иногда по утрам, уже будучи почти-взрослым. А что еще скрывать?
Он не услышал слов Клинта. Но услышал слова Аарона и не поняв причину, понял суть. Почувствовав тепло рядом он рефлекторно пододвинулся ближе. К утру скорее всего закинет на брата руки, ноги, себя целиком. Ну… а рядом, на том месте, где он должен был спать, останутся его кошмары. Винсент перевернул руку, цепляясь пальцами за пальцы брата и уткнулся носом в подушку, чувствуя запах уюта.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/t/QTexS.jpg[/icon][status]dnilB[/status]

Отредактировано Iren (2018-03-29 02:53:01)

+2

71

Вот так! Одно неосторожное слово и ты уже… У тебя перед носом хлопнули дверью. Клинт стоял спиной к окну и пялился на закрытую дверь. Он был один в номере на двоих. Глянул на пустую кровать, глянул на поднос с едой, глянул опять на дверь. Усмехнулся, присел на узкий подоконник и посмотрел в пол.
Может, Аарон был прав. Может, это все объясняло. В смысле, выбор Винсента в пользу одного из старших братьев. Может, единственное, чем отличался Клинт от отца в этом вопросе – считал, что лечение тут не поможет. Он просто сдался сразу, а отец не желал и все трепыхался, бесясь от очевидного факта, от своего бессилия что-то исправить. Клинт качнул головой. Есть не хотелось, но идти в соседний номер тоже.
Вообще, ситуация была на гране абсурда и некоторые вещи в голове Клинта не укладывались просто. Как мог быть Аарон столь противоречивым во всем? Как уживались в нем крайняя жестокость и способность… Он просто меньше думал, видимо и видел мир таким как он есть, а не таким как хочется. Принимал все, не желая ничего менять. А зачем, если это невозможно? Подстраивался, адаптировался, сгибался когда гнули, но не ломался.
Каким-то чудом он сохранял в себе… способность любить? Само это слово и Аарон едва ли сочетались, с первого взгляда, да и с десятого тоже. А Клинт на подобное способен? Или может лишь перебирать понятия и подставлять к ним точные определения из книг, а потом по ним имитировать нормальность, не вызывая подозрений и нареканий? Но он сказал, что думал. Без желания обидеть. Факт. Все они были с тем или иным изъяном. Только изъяны Аарона и Клинта не мешали семейному делу. Даже наоборот, их увечили умышленно, готовя к этому делу. А Винсент…
Он посмотрел на пустую постель. Ему тоже не повезло родиться в семье, где придерживаются средневековых методов воспитания. Или даже нет. Там уже было как-то гуманнее, местами. Но в любом случае, выживал сильнейший. На долю подобных Винсенту не выпадало ничего стоящего. Только на дворе был двадцать первый век и если технологии не могли ему помочь, то хотя бы знания. Но их не было в семье Дамеров. Никто не знал, как быть с таким ребенком. Любить и оберегать? Заботиться? Помочь найти свое место в жизни и… Они даже защитить его едва ли могли от окружающего мира.
Клинт плюхнулся в кресло, вытащил из-под задницы книгу, что привез Аарон и нахмурился, глядя на обложку. Ее он не читал. Фильм видел. Сам Аарон то вообще в курсе был, о чем все это? О семье? О ценностях? О традициях? Ну да, примерно таких же диких, как и у Дамеров. Во лжи, вне закона, в кровище по самые гланды с рождения и выживает лишь… Ха. Убить можно и сильнейшего. Предать может и родная кровь. Ударить в спину способна даже женщина.
Он отодвинул в сторону поднос и положил книгу на край столика. Потер виски, посидел еще несколько минут в полной тишине, пытаясь выгнать из головы все мысли и поднялся. Есть по прежнему не хотелось, как и спать. Прихватив тарелку для Винсента и книгу, Клинт пошел в соседний номер. Он переставил одну из ламп на столик у окна, придвинул кресло поближе и открыл книгу.
Привычка сбегать от реальности в иные миры сформировалась еще в детстве и с годами лишь укоренилась. До глубокой ночи, а может и до раннего утра прятался Клинт среди страниц, пока усталость, наконец, не взяла верх. Он уснул прям в кресле. Книга упала на грудь, обложкой к верху. [icon]http://s8.uploads.ru/JSmQf.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

72

IV Часть
12.11.2006
"У чёрта на куличках"

Именно так.
У чёрта на куличках. И чёрт с этими самыми куличками точно был где-то на территории Туманного Альбиона, но без конкретных указателей.
Аарон вообще понятия не имел, где они с братом находились. Где были до этого? О, в этом весь сок, на классном и охренительно полезном задании, которое придумал им их супер-папаша: ездили на смотрины к одной охотничьей семье, мол, пришла пора Клинту невесту выбрать. А невесты все были так себе, даже Аарон это признал и, сгребя в охапку Клинта, позубоскалив не особенно милым дамам и отзвонившись отцу, сказал, что это не то что не ебабельно, это ещё и тупо и бесполезно. Аарону повезло больше, хоть ему и досталась девка, которая была младше аж на десять лет. Ханыль была ничего, хотя в свой "первый раз" с Аароном она и хлебнула горя. Потом как-то привыкла. Они уже полгода точно тренировались вместе и спали тоже. В среде Охотников неравные браки и такой холодный расчёт, когда такой монстр, как Аарон, оказывается с какой-то хрупкой девицей - не то чтоб удивительно. Да и не особо она была хрупкой - та ещё маленькая зараза. Этим она ему даже нравилась. С ней было, по крайней мере, не скучно и она стала кем-то вроде постоянной партнёрши для него, что само по себе уже делало её особенной. В своём роде, конечно: она тоже была Оружием Клана, хоть и не таким успешным, как Аарон. Грейвы были хорошими Охотниками, только вот невесты для Клинта среди них, увы, не нашлось. Шерил, единственная девушка примерно их возраста, уже была обещана каким-то американцам.
В том, что они заехали куда-то не туда, была его собственно и вина, но он собирался как бы её искупить в ближайшем придорожном кафе, купив карту, взамен той, которую он потерял. Но как бы тут такое дело.
Машина.
Блядь.
Встала.
И стрелочки показывали на нулевую отметку бака.
Слева был лес.
Справа тоже.
Кругом тишина и спокойствие.
И только дорога уходила куда-то в ебеня. Почему в ебеня? Да потому что на этой дороге не было вообще никого, было темно, как в заднице. Ко всем прочим изыскам этой очаровательной ночи добавлялось то, что на улице было совсем не тепло и даже пошёл снег. Не то чтоб Аарону было холодно, нет, просто нихренашеньки это не комфортно и нихренашеньки не весело.
Просто если сравнивать, то потеря карты восполнима. Ну, в теории. А вот то, что у них не было бензина - это лажа полная. Причём из-за того, что у них резко кончился бензин и они резко встали, лопнуло заднее колесо и, конечно же, колеса в багажнике Аарон тоже не нашёл, как не нашёл там и бутыль с бензином, ну так, хоть крохи какие-то, чтоб хотя бы выехать туда, где фонарей побольше или ловит сеть. Хлопнув этим самым багажником, он пнул машину и сел на него, закурив и посмотрев в небо.
- Заебись съездили, блядь, - выругался он, проведя ладонью по лысой голове и надевая шапку. - Вот где сейчас взять бензин и колесо?
Он показал Клинту телефон с отсутствием связи. Ну как показал? Он вдавил его ему в нос, а потом с психами выкинул куда-то в траву на обочине.
- Вот что мы будем делать? Сколько мы тут проторчим по твоей вине, пока какой-нибудь добрый самаритянин здесь не проедет? Знаешь что? Если бы это была моя машина, здесь было бы и колесо, и бензин. Начнём с того, что он бы у меня не кончился, потому что я бы, блядь, заправился! Ты вообще о чём думал, когда ехал, а? - Аарон постучал указательным пальцем себе в висок. - Ты блядь вообще думаешь о чём-то, кроме своих высоконравственных страданий, скажи мне честно? Как ты вообще до сих пор не сдох? Или тебе постоянно Леон жопу прикрывает, думая наперёд о том, что надо положить в аптечку, сколько бензина залить, сколько взять с собой, что надеть, что взять с собой, что нет? Вот тебе точно нужна баба, чтоб тебя в походы собирала! Или чтоб у тебя была хоть какая-то ебучая тень мотивации выживать, чтоб хотя бы потрахаться!
Он недовольно фыркнул и отвернулся, махнув на Клинта рукой.
- Ой бля, с кем я вообще разговариваю. Рохля!

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+2

73

Приехали! Ладони скользнули по рулю, пальцы крепче стиснулись, зубы плотно сжались. Клинт закатил глаза и тут же зажмурился услышав с какой силой захлопнулся багажник. Он глянул в зеркало заднего вида, потом обернулся. Начав считать и успел даже досчитать… до трех… Да, надо было до десяти, а потом уже... Но получилось только да трех. Потом он медленно распахнул водительскую дверь и вылез из теплого салона, приподнимая ворот пальто. Пять. Шесть. Семь. Машина кончилась. Восемь. Девять. Все еще хотелось обложить Аарона по матери, отцу и прочей живой, мертвой и не очень родне, напомнив, так на минуточку, что это не его машина и вот так хлопать не надо.
Едва он взглянул в лицо брата, появилась уже другая мысль… Желание! Яркое, жгучее. Ответить ему в рифму, упоминая женские половые признаки, как подсказку где ему поискать все перечисленное. Но там, конечно не найти ни бензина, ни колеса. Так зачем опускаться до уровня… Десять. Аарон все не затыкался. Одиннадцать. Аарон упомянул Леона и скользнул по больной теме. Двенадцать. Тринадцать. Еще какую-то хрень прогнал про мотивацию. Надо ж, досчитал аж до пятнадцати.
Он, наконец, заткнулся на своей привычной ноте. Клинт чуть склонил вперед голову, глядя на Аарона исподлобья. Нет, местами, кое что было по существу, но в принципе… набор слов не о чем. Сплошные эмоции и ни одного дельного предложения как решать проблему. Аж две теперь. Три! Точно ж…
- Да уж не с тем, кто проебал карту, простите, - выдохнул он довольно спокойно и сунул руки в карманы короткого пальто, в левом нашелся телефон. – Ты с больной то на здоровую не перекладывай. Не по моей или Леона вине мы заблудились и либо проехали поворот, либо не доехали, но совершенно точно свернули туда где ни единой заправки в радиусе десяти миль. А я говорил, что она много жрет! Но как ты там мне сказал? Кем будешь, когда настаивал, что надо сворачивать?! Свернули! Поздравляю, штурман! 
Он хотел… Нет, не хотел… Хотя, да, хотел не обострять. Зачем? Но и высказаться наконец хотел тоже. У него накипело аж со вчерашнего дня и Аарон лишь масла сейчас подливал, поминая несостоявшиеся планы... Но злили не сами эти планы, сколько… Нет. Именно они. Древние как яйца динозавра, пережитки средних веков, когда имело смысл чем раньше, тем лучше, чтобы успеть расплодиться как кролики, прежде чем сдохнешь где-нибудь… или от чего-нибудь.
- Кстати, потрахаться с племенной кобылой, так себе мотивация для выживания, - заметил он, все так же спокойно и невозмутимо, балансируя уже где-то краю, чтобы не повысить голос. – Собственно, для этого и жениться не надо было даже в позапрошлом столетие, если ты не в курсе. Хотя, кому я все это объясняю?!
Клинт театрально закатил глаза, развернулся и пошел обратно. Два. Три. Пять. Он распахнул дверцу и даже ногу успел занести левую, но зачем-то обернулся.
- И да, самое главное, что хотел сказать. Еще раз так, блядь, хлопнешь, высажу в ебенях безымянных и забуду где это случилось! – Голос таки повысил, пальцы почти ласково так скользнули по дверце новенького внедорожника.
Вот это да, была мотивация не сдохнуть. Ну, хотя бы еще на пару месяцев, пока не раздолбает где-нибудь в щепки, потому что Аарон… Клинт качнул головой, втягивая холодный воздух. Кажется, надо было сначала им надышаться и остыть, а потом уже рот открывать. К чему все эти препирательства? Он глянул на убегающую в обе стороны дорогу. 
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

74

- Ах вот оно что! Племенные кобылы! Вот что ты думаешь о женщинах из нашего и других родов. Потрясно! Знаешь, грех жаловаться - тебе подбирают лучшую и именно поэтому ты до сих пор не обручён. Вообще, что ты там имеешь против племенных кобыл, а? Они, по-крайней мере, не глохнут, как твоя новая бесполезная игрушка, за которой ты даже смотреть толком не умеешь! Жрёт много? ЗАПАСАЙСЯ БЕНЗИНОМ, ДАУН! ЗАПАСАЙСЯ КОЛЁСАМИ!
Аарон выкинул сигарету и встал с багажника, выходя на дорогу. Оскорбление лошадей это вообще больная тема, они Аарону не просто нравились: он за ними ухаживал. Принимал роды, объезжал, чистил. А тут на тебе. Что он имеет против них?
- Выкинул бы? Ой, страшно, ой пиздец, ой прям обосраться. Будто мне впервые в одиночку через лес пиздячить. Это ты у нас королевская особа, это тебе что не драчка, то срачка. Как был сосунок, так и остался!
Он показательно пнул машину в заднюю дверцу, уже явно провоцируя Клинта. Почему? Зачем? Кто б знал. Просто в нём кипела злость, бурлила со страшной силой, он не мог себя уже контролировать и делать что-то правильное и адекватное. Но, что забавно и даже немного абсурдно, даже при том, что он это сделал, он не стал бить в полную силу.
- Дай, блядь, с полпинка угадаю, у тебя половина аптечки до сих пор пустая! Хорошо, что хотя бы еду с водой брал я, а не ты. И оружие тоже! Охуеть мы бы попали, если б всем распоряжался Его Величество Клинт Дамер, этот охуенный, в рот его ебать, стратег, тактик, мастер выживания, дипломат, умница, красавица и знаток истории, что, блядь, немаловажно в этой ситуации. Здесь же столько желающих послушать как оно было раньше. Смотри, скольким людям здесь интересен твой пиздёж!
Он обвёл рукой пустое пространство вокруг и гротескно-округлёнными глазами уставился на Клинта.
- Это твой звёздный час, вперёд, Клинт Дамер, покажи класс, покажи чему научили тебя умные книжки, ведь это так неебически ценно в данной ситуации! Может я и проебал карту, но что бы ты, интересно, делал даже с картой, если бы твой блядский внедорожник заглох к хуям? А? Попиздовал бы к заправочной станции за бензином, вот что бы ты делал! Бросив машину на обочине! Вот была бы потеха. А вернулся бы и хуй тебе, а не любимая игрушка!
Он закатал рукава пальто и снял перчатки, хоть они и были без пальцев и ничем ему не мешали, чувствуя, что сейчас вот им точно не избежать столкновения. Не словесного, а вполне себе физического. Потому что даже если в планы Клинта это не входило, то Аарон завёлся. Если Аарон много говорил, то это означало только одно: он терял над собой контроль. Давненько он не бил брату морду. Вообще, по-хорошему, он не разу прям так вот и не бил. Потому что у них всё-таки разная весовая категория. Была. До определённого момента.
- Ну иди, иди сюда. Иди, покажи мне, покажи почему нельзя пинать твою ебучую тачку. А? Чё уставилась, принцесска? Мне, может, повторить? - он стукнул по крыше кулаком три раза.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

75

Очередной «полезный» совет про бензин и колеса, Клинт оставил без ответа. А что тут говорить? Он если и ответил бы сейчас, то… про племенных кобыл, да. Особенно ту, что досталась Аарону. Девчонка. Шестнадцати не было, когда тот дорвался до нее. У Клинта вообще с трудом в голове укладывалось, как Аарона подпустили к ней. Вот тебе и племенная… да там не кобыла, там еще жеребец был, в чистом виде. Клинт на мгновение зажмурился. Да, ему ничего этого не надо было. Он бы просто не смог. А Аарон все продолжал, выкинув окурок…
Клинт еще крепче сжал зубы и напрягся всем телом, слыша удар по машине. Пальцы скользнули по дверце. А Аарона несло. Так несло, что… Клинт повернул лицо, точно реально хотел посмотреть кому тут, на пустой дороге в ночи, интересен экскурс в исторические азы. Конечно, никому. На самом деле он взглянул в лицо брату и кроме него уже едва ли что видел.
Звездный час? Показать класс? Ну в чистом виде дешевая провокация и вестись на такое будет только последний дебил. Клинт не двинулся. Так и стоял, занеся левую ногу в салон, держась за дверцу и глядя на приближающегося брата. Что он там еще сказал? Клинт почти не слышал, зато он видел, как Аарон задрал рукава и стянул перчатки. Плохой знак, но именно он умудрился удержать среднего брата у самой границы здравомыслия и не дать праведному гневу вырваться наружу. В злость уже начинала застилать взгляд кровавой пеленой.
Три удара. По крыше. Клинт втянул холодный воздух носом и вынес левую ногу из салона.  Это был перебор, по всем пунктам, а еще понимание, что никакими словами не достучаться. Впрочем… кулаками тоже. Тут мир спасет если только прицельный в голову. Чтобы раз и навсегда, без пыли и грязи. А потом закопать прям тут же, не далеко и пусть себе приносит пользу окружающей среде в виде удобрения.
И сложно сказать, что он раньше сделал – открыл глаза или оказался почти вплотную к Аарону. Скорее первое, потому что брат сам же шел на него. Оставалось либо позволить использовать себя как боксерскую грушу, либо ставить на место… в стиле Дамеров. Просить одуматься, взывать к… Ни Аарона, ни их отца, когда те в запале вразумить было не реально. Любая попытка не допустить бойню и примириться, уступить, лишь бы сохранить мир расценивалась как слабость и выбивалась с кровью, через боль. Не важно, кто перед тобой беззащитная женщина или даже ребенок. 
Схватив того за грудки левой, Клинт ударил правой в челюсть. Один раз. Ровно так же, как лет пять или шесть назад, чтобы привести в чувства. Но сейчас цель была другая. Мелочная, совсем не достойная его, но та самая, сладкая месть. Он замахнулся для второго удара почти мгновенно и тут же разжал пальцы левой. Мозг еще работал, оценивая ситуации и шансы, понимая, что габариты равны, а вот опыт…
Он ударил левой. В солнечное сплетение и тут же почти опять правой в челюсть. Два и три. Хотя, по факту два. Левой скорее так, для отвлечения внимания, и чтобы если даже подумает блокировать или уворачиваться, все равно получит. Нужно было бить дальше, пока не выбьешь всю дурь, да только было ее столько, что жизни не хватит не выбивание. Ни у Аарона, ни у Клинта. Он остановился.
- Просил же, блядь, по-хорошему, - вдохнул он. – Нет! Обязательно надо включить мудака последнего. Предусмотрительный ты наш, который ну всегда прям думает исключительно только головой!
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-01 00:55:55)

+1

76

Клинт поддался на провокации Аарона. Не сразу, но поддался. И Дамер-старший ликовал, потому что он должен был это почувствовать.
Неплохой манёвр, но не то чтоб уж очень неожиданный. Удары хорошо поставлены и если б Аарон был не самим собой, то, вероятно, он бы согнулся от боли или, может даже, у него бы посыпались искры из глаз. Так, в целом, сносно. Он даже и не думал уворачиваться. Ему нужна была эта боль.
Потому что он должен был наказать себя за утерянную карту.
Потому что он должен был узнать, насколько физически силён Клинт.
Потому что он хотел узнать, насколько сильна злость Клинта и насколько далеко тот может зайти.
Брат что-то там бормотал, пока Аарон, будто бы, оправлялся от удара, поправляя челюсть полусогнувшись, и это вот и было глупостью номер один. Молчи, когда сражаешься. Рейнольд часто так говорил, когда учил Аарона, а сам мужчина передавал это уже Ханыль и ещё парочке молоденьких охотников. На разговоры есть время после того, как противник уже повержен.
Он как-то случайно попал на фильм о супергероях и всю ленту просидел приложив ладонь к лицу. Так не сражаются, это бред, это идиотизм. Слишком много пустого трёпа.
Аарон резко схватил Клинта за куртку и подтянул к себе, сильно ударяя его в живот коленом, а локтем в спину. Пользуясь моментом слабости, вызванной таким двойным ударом, Аарон сбил его с ног на асфальт.
Мужчина встал сбоку, чуть дальше зоны быстрой досягаемости, чтоб Клинт не смог из положения лёжа схватить его рукой или ударить ногой.
Удовлетворения на его лице не было.
Скорее просто ничего.
Обычный взгляд, ожидающий дальнейшего выпада. Бить лежащего на земле брата в его планы не входило.
- Поднимайся и выплесни свою злость. Слишком долго копишь. Слишком долго играешь нормального.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

77

Никогда в полную силу, никогда без потери контроля над собой и ситуацией. Нельзя. Это было слово самого Аарона, произнесенное пол жизни назад. И в нем много больше, чем просто запрет. Клинт это всегда… скорее чувствовал, чем осознавал в полной мере. Зато сейчас как раз понял. По силе удара. Ощутимо, но не смертельно и шаг назад, а не добивающий, чтобы уже не поднялся. Он усмехнулся, стоя на четвереньках посреди дороги и глядя в асфальт. Забота и опека расслабляют. Обоих.
Клинт поднял голову, бросая взгляд на Аарона. Злость? Ее и не было. Так, скорее эпизодические вспышки, когда понимание брало отгул и уступало место здравому возмущению. Но это не злость. Хотя, он копил. Годами. И коллекция еще не была полной, но имелись в ней образцы, которые давно бы уже ужаснули нормального. Клинта порой тоже ужасали. Потому что он хотел быть этим самым нормальным. И даже получалось.
Он выпрямился, упираясь одним коленом в асфальт. В нормальности не было ничего плохого. Именно она ведь и отличала людей от тех чудовищ, что рвали на части и потрошили других просто ради забавы. Ради выживания – можно, быстро и гуманно. Это нормально. Но не причинять боль, оттягивая неизбежную смерть, и получать от этого удовольствия. От криков, от застывшего в глазах ужаса, от тщетных попыток сопротивляться и бороться. Такую нормальность Аарон хотел искоренить в Клинте? Ладно!
Клинт даже не поднимался на ноги полноценно. Он как стоял на коленях, так и сорвался с места, уйдя в длинный бросок всем телом, набирая скорость, врезаясь корпусом в рядом стоящего брата всей своей массой. Обхватывая за поясницу и хватая под левую ногу, приподнимая и опрокидывая через себя на спину. Падая уже вместе с ним на середину дороги за машиной, остановившейся ближе к обочине, обрушиваясь всей массой, блокируя возможность сопротивляться.
В голове кроме бешеного адреналина и холодной стратегии ничего не осталось. Какое детство и братство, если остро поставлен вопрос о дееспособности и праве на лидерство? Считанные секунды. Время то растягивалось, то сжималось, проносясь мимо здравых мыслей и не оставляя выбора, только инстинкты и то, что вбивали с раннего детства через боль, кровь и сломанные кости. В основном, конечно, Аарону. Клинту досталось меньше.
Он придавил его собой к асфальту, упираясь локтем в грудь и ударил в челюсть еще раз и еще, добирая злости и мощи, окунаясь в первую кровь. Вроде что-то хрустнуло, только Клинт не слышал, работая кулаком как кувалдой. Нос сломал? Ничего, есть пластическая хирургия, на худой конец, но и само заживет, чай не для обложки сниматься завтра. Пару зубов выбить мог? Вполне. Ну так дантист будет только рад установить пару керамических имплантат, может и со скидкой даже. Только все потом, сейчас не до этого, нужно не дать возможность ответной «любезности», Аарона ведь не тормознуть простым предупреждением, не заставить задуматься о последствиях, если тот взялся лечить братца от излишнего гуманизма.
Оставалось только ответно выбивать дурь и желание подвергать сомнениям его право занимать положенное место в семье, как пыль из ковра. Как делал это их отец. Подавляя всякое сопротивление. Жестко и хладнокровно. Методично. Не давай шанса вставить слово, молча, порой даже с довольной усмешкой. Но ее не было. Скорее холодная сосредоточенность на самом процессе. Клинт уже в который раз занес руку, глядя на то, что уже успел сделать с лицом брата и не испытывая чувства вины, вот сейчас. [icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Бессмертный пони (2018-04-01 17:20:35)

+1

78

Аарон мысленно только прикидывал, что именно сломал ему Клинт...а, вот. Это был зуб. Мужчина уловил момент и выплюнул его. Кажется, где-то сверху, слева. Нос тоже пострадал, но это ерунда. Лицевые кости целы и то неплохо.
Он совершенно не сопротивлялся.
Он ждал, пока Клинту не станет легче, а это такой процесс, долгий. В отличие от Аарона, он держал в себе слишком много того, о чём они не могут говорить. Аарон это выкидывал с каждой новой жертвой, с каждой новой любовницей на один раз.
У него у самого было много другого, о чём уже он не говорил, но это... Уходило только с собственной физической болью.
Сквозь всё это он услышал, как по дороге кто-то едет. Он не сомневался, что Клинт не слышит, поэтому, когда тот опять собирался продолжить, он схватил его за запястья, притянул к себе и резко дёрнулся влево. Дорога там как раз шла под откос, поэтому они оба покатились в кювет. По тому месту, где они только недавно выясняли отношения, пронеслась фура. Водитель даже не остановился посмотреть что за машина на обочине, что навело на мысль, что водитель либо не особо честный, либо бухой в ссанину. А, ну, может, подумал, что там трахаются.
Аарон прижал вновь оказавшегося сверху Клинта к себе ближе, как-то скорее инстинктивно, чем осознанно.
Где-то на подкорке мелькнула мысль.
Было бы глупо потерять его вот так.
Вот от этого и инстинкт.
Он ослабил руки. Потом перекинул с себя Клинта, медленно приподнялся, потерев ушибленный бок, сел. Вытер рукавом кровь, шикнув от соприкосновения с носом, сплюнул кровь и полез в карман. Достал сигарету и закурил, меланхолично поведя челюстью, проверяя, не надо ли её вправить. Вроде бы нет.
Повернул голову к Клинту, вопросительно приподняв брови.
- Ну как? Разгрузился? - Аарон опять сплюнул кровь в сторону. - Дай руки.
Вместо того, чтоб дождаться, пока Клинт их подаст, он сам взял обе его ладони в свои и проверил фаланги его пальцев.
- Угомони свою самостоятельность, а я в норме. Вот здесь болит? - он слегка надавил на одну из костяшек, которая, как ему показалось, подозрительно припухла.
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

79

Доля секунды и они уже катятся к обочине, под откос. Яркий свет фар разорвал ночь, ослепив на короткое мгновение. Клинт протрезвел в одно мгновение и позволил Аарону сбросить его с себя. Упав на спину, он и не думал подыматься, глядя невидящим взглядом в ночное небо над головой. Так и лежал еще несколько секунд, тяжело дыша и пытаясь осознать случившееся. Ночной воздух наполнился табачным дымом. Он сел и выдохнул, потирая сбитый кулак и чувствуя себя идиотом. 
Чего он так взбесился? Как вообще в здравом уме можно было повестись на такую дешевую провокацию? Подумаешь, машину стукнули, бензин кончился или карту продолбали. Были ж и хуже ситуации. Выбирались как-то, справлялись. Без мордобоев. Клинт качнул головой и поднял взгляд на Аарона, даже не думая тому руку протягивать.
- Да пошел ты, - выплюнул Клинт и отвел взгляд.
Он не пошел. Аарон, в смысле. Клинт отдернул руку, когда тот сам полез изучать последствия их обоюдной дурости, которая чуть обоих не убила. Болело, но терпимо, да не там. Он опять посмотрел на Аарона. Зачем тот будил в нем самое худшее? Зачем провоцировал на драку, а потом лежал под ним не сопротивляясь даже? Почему не принимал его как есть и вечно лез… Клинт опять качнул головой. И поднялся на ноги, левой рукой отряхивая пальто, где мог. Он хотел было уйти, не оборачиваясь, найти ту самую аптечку, что так выбешивала Аарона своим наполнением, а в ней что-нибудь полезное для себя и брата, но опять посмотрел на Аарона.
- И вот нахрена, спрашивается, а?!
В нем еще кипело. Остывало уже, но еще кипело, обдавая жаром с ног до головы. Здравый смысл медленно но верно брал верх, пытаясь угомонить эмоции.
- Я…
Он осекся, зажмурился, открыл глаза и протянул левую руку.
- Поднимайся. Посмотрим, что там в моей аптечке, - он усмехнулся, всей этой ситуации. – Услышу еще критику сегодня, опять в морду дам, ибо задолбал уже и просто день полное дерьмо с самого утра.
Клинт побрел к машине, закрывая правую ладонь левой. Сбил он ее хорошо и даже не заметил в запале, пока Аарон не спросил.
- У тебя рожа чугунная что ль, - поинтересовался Клинт, открывая багажник и доставая аптечку одной левой.
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

80

Аарон воспользовался помощью Клинта. Его слегка повело и он выронил сигарету, но пошёл следом, вдруг чувствуя, как на него медленно, волнами, вдруг начинает накатывать.
Сначала он поджал губы. Вот прям чуть-чуть слышно он хмыкнул, давя это.
Когда Клинт достал аптечку, он изобразил, будто бы продрал горло и сплюнул кровь в сторону ещё раз.
Но когда Клинт открыл аптечку он не выдержал и начал смеяться.
Нет, у него не было истерики и это не был безумный какой-то там хохот. Это был просто обычный человеческий смех. Вот без шуток. Аарон приложил ладонь к губам, но так и не смог перестать ржать. Смеяться было очень больно, но он не мог остановиться и, держась за машину, сполз вниз, усаживаясь на корточки и держась за живот.
- Ой бля... ой... - восстанавливая дыхание пробормотал Аарон, вытирая слёзы, брызнувшие из глаз от смеха. - Я не могу...
Он опять расхохотался, приложив руку ко лбу, сняв шапку и оперевшись головой о холодный металл машины. Причём, если уж честно, он совсем не мог понять, почему он именно смеётся, но это не было истерикой.
- Тт...Ты такой серьёзный, Клинт. Будто бы ты такой типа... Ккхххх... Прям судьбы мира вершишь, - он повернул к нему голову. - Забей, правда. Всё нормально. Посрались, подрались, чего накалять дальше? - мужчина развёл руками, улыбаясь. - Не знаю, как тебе, а мне дико хорошо.
Аарон посмотрел вверх, достав ещё одну сигарету. Эту он планировал докурить, а не выронить на половине. Глядя в небо, чувствуя, как снег приятно холодит кожу, он глубоко вздохнул. Эту сигарету он смаковал и курил медленно, расслабленно, не планируя куда-то двигаться и вставать.
- Знаешь, что вспомнил? - он как-то умиротворённо хмыкнул. - Как-то раз, когда тебе было три года, ты был на волоске от смерти. Серьёзно, вот прям на волоске. Ты лазал по кухонным шкафчикам, тем, что внизу. Рейнольд чистил свой пистолет, раритетный, тот, что сломал Винсент, хотя он до сих пор думает, что это был я, и вообще не смотрел что ты там делаешь, Жюстин лежала у себя в комнате. Наблюдал за тем, что ты делаешь. Типа, обосраться из меня нянька в восемь лет-то была! Отвлёкся - ты уже открываешь отбеливатель. Подбежал, отнял у тебя и расплескал всё. Ты так заревел, что отец подумал, что собираюсь отравить тебя. Наказал меня пиздец как. Знаешь, тогда подумал - вот чтоб ещё раз ему в чём-то помог! Пусть травится, если ему надо. Кто ему запретит, если он хочет! Точно не этот парень.
Аарон указал на себя пальцем, покачал головой и повернулся к Клинту. Он посмотрел на него тем взглядом, который... Знаете вот тем самым, которым смотрят на детей, которые слишком быстро выросли. Такие взгляды ни с чем не спутаешь.
- Но вместо этого, ночью, пробрался и завинтил крышки так, чтоб ты не мог их открыть, - он усмехнулся и провёл ладонью по голове. - До сих пор помню твоё обиженное лицо, когда ты опять попытался со счастливой улыбкой покончить с собой в три года, а отбеливатель не открывался. Вот оно было такое же, как сейчас у тебя было. Прям вот в точности. А ты уже вырос. Странное дело.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

81

Что в лоб, что по лбу… Точнее, что в пустыне орать, когда на сотни миль никого вокруг, кроме песка и палящего солнца. Вот и с Аароном так же. Стоило открыть аптечку и тот заржал. Клинт глянул на брата, сползающего по машине на дорогу. Нет, он и не подумал, что тому плохо вдруг стало и в обморок бедный падает. От истерики ж загибается и даже параллельно на разбитую рожу.
- Ты больной на всю голову, - заметил он спокойно, когда тот признался, что ему хорошо.
Клинт бросил аптечку, взяв только пару пакетов с холодным гелем. Потом потянулся к бутылке с водой и кинул ее Аарону, пока тот прикуривал.
- Умойся, что ли, - он посмотрел брата сверху вниз и нахмурился. – Извини за… это…
Клинт жестом описал свое лицо, делая акцент на носе и сел рядом, прислонившись спиной к бамперу. Аарона, кажется накрыла ностальгия и потянуло на нежные воспоминания о детстве. Клинт кинул ему на колени один пакетик с охлаждающим гелем, а второй прижал к своим сбитым костяшкам. Он усмехнулся, глядя на пустую дорогу.
Зачем Аарон это вспоминал? Напомнить еще раз, как Клинт ему дорог, важен, нужен, любим и необходим? Да и так было все понятно давным-давно. Просто оба молчали. Каждый по-своему. А если и говорили, то не всегда что хотелось и реально думалось. Клинт усмехнулся, повернув лицо к Аарону и взглянув в очередной раз на свои труды.
- Это ты сейчас придумал историю свою или заранее подготовил и только повод искал, чтобы рассказать? – Усмехнулся Клинт. – Намекаешь, что у меня тоже с рождения не все в порядке с головой? Тяга к суициду, нездоровое любопытство, отсутствие инстинкта самосохранения, больное упрямство? М! Может к семейному психиатру запишемся? Просто психотерапевт с нами точно не справится.
Он отвернулся, прислонившись затылком к багажнику. Свое детство Клинт помнил плохо. Многие вещи просто не желал вспоминать и умышленно пытался их вытеснить из памяти, стереть, забыть. Особенно то, как Аарон за него подставлялся и в том, каким он стал теперь отчасти вина Клинта.
- Мда, - протянул он, чуть задрав голову и глядя на ночное небо. – Вырос. Да так, что…
Клинт осекся, качну головой. Он не хотел смотреть брату в глаза вот именно сейчас, но выговориться хотел.
- Мне не нужна никакая жена, - завел он новую песнь о старом. – Ни из нашего круга, ни из какого-то другого. Что я буду с ней делать? Заткнись! Даже не думай! Я уже вырос! Настолько, что в курсе, что надо делать с бабой. Я о другом, Аарон! Что у них за жизнь вообще такая, у жен охотников? А у детей? На дворе, мать его, сраный двадцать первый век, а мы все еще живем по каким-то первобытным законам! Сколько можно-то? Что я смогу им дать? Лужи крови по колено? Свежий трупик на воскресный ужин? Охренеть перспективка. Я просто не смогу.
Он повернул лицо к брату, примерно представляя, что тот сейчас ответит. Это в лучшем случае. В худшем, даст подзатыльник и разве что не в угол поставит думать о своем поведение и сказанном, образно говоря. Но он действительно не мог. И не хотел. Даже не считал сейчас нужным сделать вид, будто понимает всю важность этого цирка со смотринами. Но ведь Аарон сам уже прошел через это и принял, вроде бы даже был доволен тем выбором который отчасти сделали за него.
- Тебя и это устраивает? – Спросил он, глядя ему в глаза.
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-02 00:03:59)

0

82

Курил и слушал молча, ловя интонации. Кажется, про психиатра он не серьёзно и он понял, почему Аарон это вспомнил. И это неплохо, потому что сам старший Дамер, вроде как, вспомнил это потому, что память подкинула воспоминание с тем же лицом у Клинта.
По-крайней мере, так объяснял себе это сам мужчина. Он не стал говорить об этом.
Аарон покачал головой, поднялся и отошёл в сторону, чтоб и вправду умыться и приложить гель к носу. Он снова сел рядом с Клинтом. В хорошей одежде и после хорошей трёпки холод даже не ощущался.
Тяжко вздохнув, он приобнял его одной рукой.
- Почему ты думаешь вечно, что меня всё прям устраивает и радует? - прошептал Аарон, будто кто-то мог бы его сейчас услышать. - То, что мирюсь с чем-то и делаю...не значит принимаю и хочу.
Он чуть посильнее сжал руку на плече своего младшего брата и опустил глаза.
- Понимаю, почему не хочешь. Но тебе ищут племенную кобылу для сохранения породы. А мне нашли течную суку, чтоб вывести бойцовских псов. Чувствуешь разницу? - Аарон ухмыльнулся. - То, как будет жить твоя новая семья, выбирать будешь ты. Не отец, не Сюзан. Ты, Клинт. И ты можешь дать больше, чем тебе кажется. Тебе надо только...
Он посмотрел на брата, нахмурившись и скривив губы, задумавшись.
- Не знаю, - опять отвернулся. - Иногда ты говоришь то, что слышать очень... Тяжело. И делаешь тяжёлые вещи. Они не бьют физически, они... Я не знаю как это объяснить, но иногда, после твоих слов, хочется никогда тебя не видеть, а не ударить. Не понимаю что это.
Он пожал плечами.
- Но, думаю, женщинам это не нравилось бы ещё больше. Они вообще странные, им много чего не нравится, а потом, оказывается, они шутят. Не люблю с ними разговаривать, - пробормотал Аарон. - Но это не тот случай, тут им точно не понравится. Иногда вот это, то, что ты делаешь. Оно... Это даже не когда ты злишься происходит. Происходит когда ты просто спокоен, говоришь себе и всё. Поэтому тебя опасается Винсент, Клинт.
Мужчина опустил глаза и плечи. Он так давно его не видел. Как там эта милая ошибка природы?
Аарон не мог признаться самому себе, что так бы хотел, чтоб этот мелкий сейчас сопел у него на плече, а не... вот это вот всё.
Это пугало его. Поэтому он собирался уехать в Америку на какое-то время и пока не собирался никому об этом говорить.
- Потому что ты можешь сказать такое, что делает больнее, чем мой удар или просто грубое слово. Случайно. Для тебя нормально, для меня привычно, хотя до сих пор ты способен удивлять. Он ещё обижается. И всегда будет. У него сердце мягче. Как это слово? Которое... Когда не жалость, а когда ты переживаешь с кем-то вместе? На языке вертится. Ну ты понял.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

83

- Участие, - выдохнул Клинт. – Сопереживание. Много есть слов, чтобы описать то чего в нас не воспитали и чему нас не обучили. Для нас это все только слова и в этом проблема, Аарон.
Он подался вперед и нахмурился. Ему бы и хотелось не задумываться ни о чем таком, а просто плыть по течению, но не получалось. Мысли сами собой приходили в голову, зудели там, требовали объяснений. Клинт до сих пор никак не смог собрать модельку своего мира, в котором одна часть логично бы подходила в другой. Он все время сопротивлялся, бунтовал, искал чего-то иного, отвергая то что ему протягивают, не желая слепо подчиняться. Но что смыслил в этом другом? Знал ли он что-то другое? Клинт кивнул. НЕ своим мыслям, с словам брата.
- Ты прав, - согласился он. – Я давно уже понял, что эти самые слова порой сильнее кулака. Знаешь, был в Греции оратор такой и полководец Перикл. Так вот спросили как-то одного из сильнейших воинов… не помню уже как его звали. В общем, вот скажи, кто сильнее? Ты или Перикл? Он сказал, конечно Перикл. Знаешь, как объяснил? Да даже если я его сейчас положу у вас на глазах на обе лопатки, он обратится к народу и словом своим убедит их присудить победу ему.
Клинт вздохнул, потер затылок и усмехнулся. Аарон вечно высмеивал все его книги и саму тягу к ним. Не со зла. Не понимал их ценность, считая, что от ножа, пули, когтей и зубов не защититься какой-то там книжицей. Отчасти, был прав. За том не спрятаться, им не прикрыться. Но вот забыться в нем – легко. Как легко потерять бдительность, расслабившись, уверовав в иллюзию о том, что тебя окружает иной мир.
- И разницы нет, Аарон, - повернул он лицо, глядя на брата. – Он просто выводит две породы себе в угоду и потом сравнит, какая лучше. Кобыла племенная, сучка течная или свиноматка-инкубатор. Но мы с тобой в одной упряжке. А они вообще не люди для него в этом деле. И в чем смысл тогда? Что нам защищать? Свои шкуры, лишь потому что они ценны для него как биоматериал в этой адской игре с изобретением машин для убийств? Я не желаю участвовать и не стану, уж пусть лучше пристрелит. И как скоро они понесут от нас? Как скоро он отберет этих детей и начнет воспитывать, как воспитывал тебя? Ломать их. Убивать все живое, человеческое. Выбивать способность быть… нормальным как Винс. Помнишь Меган? Соседскую девчонку. Вот и он обращает нас шаг за шагом с самого рождения. Потом обратит так же наших детей. Мы убиваем тех, кто это делает. Считаем их тварями, чудовищами. Но…   
Клинт запнулся на мгновение. К чему это он сейчас брата призывает? Что донести хочет? Он качнул головой. Может быть Аарон и не принимал методов отца, может и не хотел, но сопротивления от брата Клинт никогда не видел. Может, не знал, потому что был младше и хлебнул меньше из-за опеки Сюзанн. Может, его сломали и подчинили раньше, чем он соображать научился.
- Мы такие же чудовища и не питай иллюзий на мой счет, - добавил он много тише, будто боялся быть услышанным кем-то кроме Аарона. – Я не буду самолично плодить монстров с нездоровой психикой, склонностью к изощренному садизму и жаждой крови любого, кто Другой. Избавлять мир от тех, кто опасен – да. Защищать тех, кто не может защитить себя, кто даже не знает, что таится во тьме – без проблем. У тебя тоже есть выбор и порой ты способен дать больше тепла и понимания, чем я. Винс это чувствует, да.
Клинт таки заткнулся. Скорее выдохся, чем наговорился. Он втянул холодного воздуха, но рта опять не открыл. Может даже сказал все, но по факту нет. Он бы мог еще говорить и говорить до самого рассвета, пока оба тут не окоченеют.
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

84

Аарон покачал головой, выкидывая сигаретный окурок. Не стал перебивать и перечить, позволяя Клинту выговориться.
Но за чудовище он ущипнул Клинта за нос.
- Слышь, ты, - обратился он, тоже тихо, нахмурившись, - ещё раз так себя назовёшь, я тебе в глаз дам больно. Тоже мне, чудовище.
Он рассмеялся, но как-то невесело.
- Понимаешь... - он скривился, опустив взгляд. - Ты нормальнее. Ты лучше. Ты не убиваешь просто так. Ты не делаешь то, чего тебе совсем не хочется. А у меня будто...знаешь...Может непонятно объясню, но попробую. Такой момент наступает, когда меняюсь. Делюсь на два. Одно уходит внутрь, другое выплёскивается. Поэтому редко бываю по-настоящему злым, когда с вами. Зло выплёскивается. Оно как-то... Закрывает мои глаза, срывает с места и заставляет... Не останавливаться. Потом наступает пустота.
Мужчина тяжело вздохнул, потерев лоб.
- Ты правильно поступаешь и правильно судишь. Если бы он забрал твоего или моего ребёнка и я бы убил его, то убили бы меня. По Кодексу. Я жду момента, когда я буду прав, убив его. Мне просто нужна причина. Чтобы другие Охотники не имели к нам вопросов и не убили бы меня и вас, как соучастников убийства главы династии. Но пока он типа благороден... Он даже помогает своим бастардам, - он ухмыльнулся. - Недавно познакомился с двумя. Наши сёстры. Роуз и Хелен. Мне нельзя говорить о них вам, но какая на хуй разница? Вы вряд ли с ними увидитесь.
Аарон пожал плечами, хмыкнув.
- Хелен всего три...или два. Около того. Роуз старше тебя на год или твоя ровесница. У них вообще никого не осталось, кроме Рейнольда и нас, но я отговорил её знакомиться с отцом. Передал деньги, помог с похоронами её матери. Рейнольд откуда-то знал, что она умерла. Может, та писала ему письма или вроде того. Они...эти матери Рейнольдовских бастардов... они все поддерживают с ним связь. Они боготворят его. Поэтому нельзя убивать его без причины. То, как он нас воспитывает, в глазах общественности, не причина, хотя Роуз сказала, что это ужасно. Но то она... И то она услышала от меня. Правду. Когда Рейнольд умрёт, ты станешь главным в династии. И ты будешь распоряжаться мной. И управлять всем, устанавливать правила. Может, и вправду, пока не настанет это время... тебе нельзя заводить детей. Я не планирую никогда... И... не то чтобы я не хотел. Просто...что смогу дать?
Он поджал губы и покачал головой.
- Глупый, грубый, безумный, злой, больной. Мерзкий, вонючий. Уродливый. Тяжёлый. Пустой... Вот что? - он вопросительно приподнял брови, глядя куда-то в пустоту перед собой. - Дети все хорошие. Надоедливые, как Винсент, но хорошие. Чистые, даже когда испачкаются, пахнут молоком и тёплые. Представь только... что будет, если у меня будут дети. Это будет ужасно. Поэтому нет. Никогда, ни за что. Ты не такой. Ты умный. Ты чувствуешь и понимаешь, что именно. Тебя не бесят собственные мысли, ты можешь их формировать. Не рваными, целыми. Ты бы смог быть отцом. Ты бы научил, как не надо. Ты бы сделал так, чтоб было спокойно и ты...
Аарон махнул рукой, устав пытаться выразить свои мысли на этот счёт. Он сам уже запутался, но, надеялся, что Клинт поймёт больше.
- Неважно... Знаешь. Роуз вкусно готовит и метко стреляет. У неё глаза как у Винсента. Большие и светлые. Мне она понравилась. Она красивая и нормальная. Был вежливым и спокойным, пока был рядом с ней, мы охотились на вампиров, которые угрожали ей. Носил Хелен на плечах, как мелкого. Буду в Америке... Навещу их. Если получится.




[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

85

Клинт попытался отбиться от попытки брата приложиться к его лицу, но не слишком старался. Скорее так, для вида. В словах того об отце было… Может на мгновение Клинт даже потерял привычное самообладание, взглянув на брата слишком уже живо и заинтересовано. Убить и взять бразды правления в свои руки. Делать как считает нужным, то что правильно с его точки зрения. Это было лишь мгновение, длящееся долю секунды. Он лишь качнул головой, отводя взгляд и вновь глядя на ускользающую в ночь дорогу.
Еще рано. В этом Аарон прав. Рано и опасно. Нужен повод. Веский, без малейшей тени. И четкий план. Чтобы не единой осечки, ни единого следа. Он опять глянул на брата. Распоряжаться им? Нет, это было не так чтобы заманчиво. Клинт усмехнулся и отвернул лицо.
Хотелось спросить, за что ж им обоим так не повезло и что же они оба сделали такого в прошлой жизни, что в этой родились сыновьями Рейнольда. Но Клинт заговорил другом. Да и на самом деле думал о другом. О том, что Аарон заблуждался. Ему так же не чего было дать будущему. Холодный разум? Что-то подсказывало, что не этим стоит делиться с детьми и с женщиной тоже. Он мог защитить, да. Но и только то. Аарон этого не видел? Он как-то иначе смотрел на брата? Клинт повернулся и взглянул тому в глаза.
- Ты это серьезно? – Не удержался он. – Вот мне нет никакого дела до его бастардов, если честно. Я не знаю их. Не знаю могу ли им доверять. Могу ли повернуться к ним спиной. Прикроют ли, не подставят ли под удар, чтобы спасти себя или пропустят его по глупости. А ты так запросто пошел с кем-то на охоту? Ты, Винс, Леон это одно. Я…
Клинт осекся. Наверно Аарон и так знал, что этих троих Клинт и собой загородит, если на то будет необходимость.
- Я знаю вас, - добавил он, полагая, что такая форма тоже скажет то, что нужно. – И вам только доверяю.
Клинт усмехнулся. Порой говорить простые и нужные вещи оказывается куда сложнее, чем крыть друг друга матом, защищая груду бездушного металла за спиной. Он отвел взгляд. Опять глядя на дорогу, будто ждал чего-то с той стороны.
- Знаешь, ты прав, - тихо произнес он, уголок губ чуть дрогнул. – Я про причины и поводы. Ты, на будущее, будь осторожнее. Говори поменьше им. Этим бастардам и вообще кому-то. Поменьше о нашем детстве, о том, как нас воспитывали. Они и не поверят, но ты дашь им повод думать, будто у нас был мотив, старая обида. Те, кто не прошел через его руки, кто не видел и не почувствовал это на себе, видят и понимают все иначе.
Клинт перевел взгляд на брата и замолчал на долю секунды, давая своим словам осесть в голове Аарона, закрепиться там, укорениться и прорасти.   
- Для них он другой, Аарон, сам же сказал, - продолжил он так же тихо. – А мы. Мне кажется, мы только спина к спине выживем. И…
Клинт усмехнулся и потянул руку, но вовремя вспомнил, что уже прикладывался к носу брата и совсем не так ласково, как это сделал сейчас он.
- Я сам не знаю еще как надо и чему не стоит учить. Не знаю даже порой, с какой стороны к девке подойти лучше, чтобы не обидеть и напугать до полусмерти. Единственное в чем я преуспел – это лгать. Порой самому себе. Но вот тебе бы точно женитьба пошла на пользу. На той, что вкусно готовит и метко стреляет, - Клинт хохотнул и толкнула Аарона кулаком в плечо.
Левым. Правый он так и прижимал к уже нагревшемуся от его руки гелю.
- Ты можешь дать главное – чувство безопасности, - добавил он еще тише и уже с какой-то болезненной серьезностью. – Даже не смотря на то, что тебя порой заносит. И все же. Думай почаще, что делаешь. Думай о последствиях. О том что говоришь и кому. Нельзя. Ты сам однажды это сказал.[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

86

- Знаю почти всех его бастардов, - с ухмылкой произнёс Аарон, потерев место удара. - Некоторые наши ровесники, некоторые маленькие, как Винсент. Хелен самая маленькая, если правильно помню. Он гоняет меня по ним, если что-то случилось и все считают его хорошим отцом. А меня хорошим человеком. Некоторые не знают кто их отец, но меня их матери и не представляют. Он тот ещё выставочный кобель. Хорошая кровь. Некоторые женщины даже замужем, а всё туда же: заделать за большие деньги отпрыска Рейнольда, под видом беременности от настоящего мужа. Их мать была одна, остальные умерли. Она не должна была говорить им, кто их отец. Когда приехал, понял, что... Роуз не такая. Как остальные. Она... Не такая, как мы. Поэтому и... Рассказал. Но нет, нет. Не смог бы жить с такой. И с Ханыль не могу.
Он прикрыл глаза. Его выражение лица стало каким-то болезненно-скорбным.
- Ни с кем не смогу, - пробормотал Аарон, покачав головой и снова открыв глаза, повернувшись к Клинту. - Только секс, ничего больше. Потому что знаю, что ни одна не выдержит. Они любят поцелуи, например, а это неприятно и я не умею. Меня, кроме Винсента, тоже никто не целовал. Помнишь, тогда? Запомнил, потому что важно.
Он тихо рассмеялся, проведя ладонью по голове. Ему было как-то неловко говорить об этом и вспоминать, но, раз уж пошли разговоры об этих трудностях, то почему бы и нет? С кем и когда ещё они бы поговорили?
- Никому не позволяю. Это раздражает. Губы противные... Наощупь. Не знаю. Это даже выглядит отвратительно, - он поёжился, скривившись. - Знаешь, не получаю от даже секса удовольствие. Практически никогда.
Аарон хмыкнул и потянулся рукой к аптечке. Спустив её с капота, он нашарил там бинт и вскрыл его упаковку зубами.
- Давай сюда руку и убирай лёд. Это уже вредит, - он взял ладонь Клинта в свою руку и начал накладывать бинт. - Перевяжу, чтоб была фиксация. Это суставы, не просто ушиб... Так это к чему. К тому, что секс для тебя не равен боли. Мне сложно представить, чтобы ты бил женщину под собой. Мне сложно представить, чтобы ты не отозвался на ласку женщины тем же. Уверен, ты бы постепенно стал не под ней, не над ней, а с ней. Вместе. Семья. Если научишься слушать не тогда, когда тебе захочется, а когда с тобой говорят, конечно.
Он закончил перевязку и выпустил руку Клинта, рассмеявшись и пожав плечами, мол, что поделать.
- Когда-нибудь вообще останусь один. Винсент точно найдёт себе подружку, когда вырастет, женщины любят таких. И ты тоже. Буду сидеть один и не знать, куда идти и зачем. Старый и никому не нужный. Может, ещё и без ноги, например. Кто знает. Защищённость ничерта не значит. Так что вот так.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1

87

Клинт протянул руку и усмехнулся тому, что она беспокоила Аарона куда больше чем собственный сломанный нос. В этом что-то было. Из детства. Даже не смотря на то, что Клинт уже был выше Аарона. Привычка опекать и оберегать никуда не ушла, как не уходит она и у некоторых родителей, когда дети вырастают. И потом он будет говорить, что ничего не может дать?
- Ха! – Выдохнул он. – Один ты останешься только когда все остальные Дамеры передохнут, включая меня. А учитывая, сколько их наплодил наш отец, случится это… Вряд ли случится когда-нибудь. Это ж как надо постараться, чтобы остался ты один? Ты! Тот что всегда лезет впереди паровоза в самое пекло. 
Клинт качнул головой, глядя в лицо Аарона и фоном пытаясь вспомнить как нужно вправлять нос. Мысль оборвалась на том, что ему лучше не трогать лицо брата, а то тот вообще без носа останется.
- Ну и зачем тебе секс тогда? – В лоб спросил он. – Он же и нужен как раз для удовольствия или размножения. Ты не собираешься заводить детей и тебя он не доставляет. Что остается? Привычка? Как покурить что ли? Бред! Дай тогда обет воздержания, целомудрия и безбрачия. В общем, это все одно и тоже.
Клинт подал плечами, отводя взгляд и чуть хмурясь, а потом заглянул в аптечку, пытаясь заодно вспомнить, что там еще полезного может водится. Да, любую открытую рану стоит сразу промыть. Антисептик, то есть. Но больше всего беспокоил нос Аарона. Обезболивающее еще. Тоже полезная вещь. И стерильные салфетки. Не прям же на морду лить антисептик...
- Мне нравится, - он поднял взгляд. – И секс, и девчонки. С теми что постарше даже интереснее. Они менее зажатые, больше знают всякого и умеют не меньше. Но все это на одну ночь. Как-то… не знаю… Не правильно. Я не могу сказать им правду, но врать не хочу. Не могу подпустить к нашему миру. Понимаешь? Не ни с кем из них быть… По-настоящему близко. Я даже имен их и лиц не запоминаю. Стараюсь этого не делать. И постоянно боюсь сделать что-то не так. Обидеть, причинить боль. Не хочу быть как…
Клинт осекся. Как ты или как отец? Вот кого он сейчас имел ввиду, глядя в глаза брату?
- Ты говоришь, другие женщины и дети… Все было иначе? Раз они так смотрят на него и не шарахаются в сторону. Значит, по-другому, - продолжил Клинт, доставая из аптечки салфетку и антисептик левой. – И я не понимаю тогда. Почему? Потому что они меньше значили для него? Или, наоборот, более ценны? Как? Ломаем, рвем на части то что рядом, что дорого и бережем, что бесполезно и не нужно? Но ведь все наоборот. Понимаешь, должно быть наоборот. Она дала ему нас. Тебя и меня. То, что он хотел. Мешала? Боялся, что сделает нас слабее, научив… чувствовать что-то кроме боли и ненависти? Но это не так. Посмотри на Леона. Ему разве любовь и забота матери навредила? Нет, я думаю. Я вижу, что нет. Он не такой изломанный, как мы. Он цельный и не шарахается от баб, как от прокаженных. Он… это все пустая риторика. Уже не исправить. Нам остается только расхлебывать и лгать, притворяясь нормальными.
Он отвернул зубами крышку и поставил антисептик на асфальт, принявшись открывать упаковку со стерильной салфеткой.
- Можешь сам, если хочешь, - сплюнул Клинт кусок обертки и усмехнулся. – А я зеркальце подержу. Хотя, оно есть только в машине и там теплее, думаю. В смысле, так и будет задницы тут морозить?
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

88

- Секс - это вариант психоэмоциональной разгрузки. Одна умная баба так говорила. Не знаю что это значит до конца, но разгрузка и вправду есть, - он пожал плечами и взял салфетку сам. - Ты думаешь они знают, что он делал с ней? Думаю, не знают. И то...он же... Когда зачали меня, он её изнасиловал. Когда тебя и Винсента... они, вроде как, нормально занимались сексом. Она любила Винсента. Очень сильно. Уже говорил, но повторюсь. Она говорила с ним постоянно. Ходила осторожно, что-то постоянно делала, что-то писала. Пытался прочесть, да ты знаешь. Буквы убегают от меня. Потом её записи пропадали, может, она прятала их. Уезжала куда-то надолго и Рейнольд отпускал её, зная, что вернётся, уверенный абсолютно. Роуз назвала это... Сток...какойтотам синдром. Ведь изначально, как слышал от Вильгельма, он... типа...полюбил её? Не знаю. Это очень странная история. Давай в машину.
Он кивнул, сминая использованную салфетку в кармане. Сам сел на пассажирское, оставляя Клинту, по праву владения автомобилем, водительское. Откинул за ним спинку, потом откинул и себе, вытянув ноги.
- В общем. Вильгельм говорил, что Рейнольд услышал, как она поёт вместе с братом на каком-то мероприятии и сказал, что она должна принадлежать ему. Он был добр к ней, их семья с радостью отдала её в его руки. А потом началось всё это... Может, это что-то вроде безумия или экспериментов. Не могу сказать, не понимаю в этом ничего, а Рейнольд меня считает уж слишком тупым, чтоб задавал ему вопросы. Тем более такие. Всех её родных убили. Она осталась одна, некому было защитить её. Но ты сам видел, Клинт. Когда Рейнольд в обществе - он не такой, как дома. Это маска. Он научил меня быть таким же. Просто притворяться нормальным. Говорить так, как будто ничего не происходит. Могу прикинуться даже джентльменом, если надо. Меня больше... удивляет другое.
Аарон скривился, нахмурившись.
- Почему никто - ни Абрахам, ни Сюзан, ни Вильгельм, не остановили его? Допустим... Вильгельм психопат, но никогда не видел, чтоб он жестоко бил или издевался над Мириам, он спокойный и хладнокровный, не такой, как Рейнольд. Сюзан забрала только тебя, это уже много, можно понять. Абрахам... он же вообще не такой. Почему все закрывали глаза? Кажется, мы не знаем чего-то... Остаётся только догадываться, что именно. Но, думаю, всё в этих её записях. Абсолютно. Может даже день, когда я родился. Всегда интересно было. Никто не помнит. Помнят год, потому что года тяжелее забыть, чем дни. Жюстин из рода Леруа. Так просто не отыщешь то, что захотела спрятать. Они были специалистами. Существа убили их за это. За знания. За секретности. Но, говорят... что их тайники до сих пор не все отыскали. Там, наверное, много разного.

[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

0

89

- Стокгольмский, - вставил Клинт, поднимаясь с дороги. – Стокгольмский синдром. Слушай, любовь и наш отец это вещи взаимоисключающие друг друга. Жертва и палач – да, это, пожалуй, по них будет. Как бы дико не звучало. И синдром туда как раз вписывается. Он у жертвы случается. Срабатывает инстинкт самосохранения. Еще и материнский. Тоже сильная вещь, если верить книгам.
Он забрался на водительское сидение, кинув аптечку Аарону на колени. Заводить двигатель смысла не было, но в салоне пока еще было не холоднее чем на улице. Выработанное за время пути тепло еще сохранилось, но скоро не будет и его. Впрочем, машина лучше, чем под открытым небом. Какое никакое а укрытие в подобную погоду.
Клинт откинулся на спинку кресла и запрокинул голову. Аарон продолжил говорить. Как-то даже складно и плавно, не обрывая фразы. Он повернул голову и взглянул на брата, когда тот запнулся. Честно говоря, представить его джентльменом не получалось никак. Но тут скорее работал просто стереотип. Клинт привык видеть Аарона таким как он есть, даже под масками. Он не питал иллюзий на его счет, как не питал их и в отношение отца с дядей. Давно. Слишком давно, он научился видеть их во всей красе.
Клинт усмехнулся, слушая брата дальше. Да, часть всего сказанного не была для него чем-то новым. Но и на старые вещи иногда можно взглянуть иначе. Видеть какой-то предмет можно по-разному. Сейчас он увидел мать иной. Не отца или дядю, не Аарона или Винсента. Мать. Он годами старался не смотреть на нее, чтобы не видеть того, что творит отец. Но все равно смотрел и видел, только как-то… словно через призму, что скрадывает углы и размывает четкие контуры, делая все вокруг более тусклым и выразительным.
- Знаешь, - он развернулся, прижавшись плечом к спинке кресла и положил правую руку на руль, - склонность к насилию бывает разная, но всегда это следствие чего-то. В смысле, у всего есть причины, Аарон. Твои я знаю. Их мне не известны. Но, при всей любви Вильгельма к садизму, он именно что своих не трогает. Как и ты, кстати. Я могу это понять и принять. Но вот семью, свою кровь, того кто ты обязан защищать, пусть даже не любить – нет. Этого мне не понять. Чтобы там не было между ними, но свой гнев отец мог бы вымещать на разных тварях. Не на жене и не на детях. А Сюзанн, Абрахам или даже тот же Вильгельм, они не всесильны и не могут защитить нас от него. Тогда не могли. Сейчас это уже и не нужно. Понимаешь, дело не в них и не в нас. Дело в нем.
Клинт вздохнул и чуть нахмурился, скользнув по лице брата. Да, для него он давно уже придумал все возможные оправдания и открой кто рот по поводу склонностей Аарона, Клинт с готовностью выступит в роли «адвоката Дьявола», затолкав любые намеки, не говоря уже об обвинениях в ту же глотку из которой они вылетели. Потом что Аарон его брат. Каким бы он не был. И у того есть причины быть именно таким, а не каким-то иным. Будь на его месте сам Клинт или Леон, было бы так же. Просто потому что ему надо было выжить. Его ломали и сращивали, снова и снова, пока не получили то, что сейчас сидит рядом. Но вины самого Аарона в этом не было.
- Да, дело в нем, - повторил он. – А когда ты последний раз видел ее записи? Почему мне не принес? Я бы прочила вслух. И ты уверен, что они не уничтожены?
Мелькнула шальная мысль: "А не порыться ли в грязном белье собственных родственничков?".
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

90

Аарон задумчиво тёр лоб, слушая про насилие. Он практически не задумывался над этим, а когда задумывался, то...понимал, что, в общем-то, у всего есть начало и конец, у всякого действия противодействие и у всего есть последствия. Каждый поступок приводит к чему-то.
И, наверное, у всякого насилия тоже есть начало. Одно порождает другое... Логично. Логика проще чувств, понятнее, односложнее, ёмче.
- Вильгельм многое дал. Он лучше Рейнольда. Странно, что не он глава, - Аарон пожал плечами. - Больше разума, больше расчёта, фантазии. Наверное, он просто тише Рейнольда. Но не слабее. Съезди как-нибудь. Не посмотреть пытки. Поговорить. В словах много толка. Сложно мне, будет легко тебе.
Он задумчиво посмотрел в потолок автомобиля, тяжело вздохнув.
- Не знаю. Мне казалось... Что даже я не должен был этого видеть, - Аарон прикрыл глаза. - Никто не должен был. Кроме, может, Винсента, который не увидит. Это её разговор с ним, это её правда обо всём, предназначалась не нам. Может, потому удавалось на них натыкаться. Кому как не ей знать, что у меня...
Он нахмурился, щёлкая пальцами, пытаясь вспомнить слово и посмотрел на Клинта, поджав губы недовольно, но продолжая щёлкать и вспоминать это прескевю. Тихо застонав и похлопав себя по лбу, он тихо ругнулся каким-то неопределённым словом, а потом вспомнил и вскинул указательный палец вверх.
- Дислексия. Точно. И дисграфия. Плохо читать и плохо писать. Так это называется правильно, - он кивнул самому себе. - Жюстин знала это. Рейнольд же не видел записей. А знаешь что.
Аарон оживился и повернулся к Клинту всем копусом, хлопнув ладонью по своему колену.
- Надо найти всё это. Не знаю где и как... но надо, - он глянул на свой нос в зеркале заднего вида и потрогал пальцем переносицу. - Надо в принципе найти информацию. О Леруа. Чем они занимались и где она могла всё прятать. Может, их резиденция даст ответы. Она выгорела... но не уверен, что там нет скрытых ходов. Потайных дверей. Секретов, до которых не добрались существа.
Аарон повернулся к Клинту
- Хочешь, узнаю где это? - он сощурился. - Всего-то трахнуть одну бабу. Дальняя родственница Леруа из Польши. Жирная и одинокая. Но ради информации...
[icon]https://d.radikal.ru/d43/1803/5c/22e910c5eba2.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]I hate everything about you. Why do I...?[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]