Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]


Broken People [C]

Сообщений 1 страница 30 из 132

1

Broken People
We're broken people now
We're burning out
So cold I'm bleeding now now now
Gonna let you down
Broken we ain't beaten
There's no glory in defeat
We won't fall into the cracks between our streets
We're broken people now

1. Места действия
I Часть - Резиденция Сюзанны Дамер в Новой Зеландии и прилегающие территории
II - Кардифф, жилой район около Виктория парк
III - Пригород Лондона, детский центр
2. Время
I Часть - 14.06.1996
II - 21.01.2001
III - 17.08.2004
3. Действующие лица
Аарон Дамер, Клинт Дамер. Возможно, маленький Винсент позднее.

Аарон и Клинт знакомы раньше. Как бы странно это не прозвучало.

0

2

I Часть
Отец не проронил ни слова, пока они летели. Аарон тоже молчал, с той лишь разницей, что он даже со стюардессой не разговаривал, в отличие от Отца.
Клинта увозили тренироваться к Сюзан. И обучаться чему-то. Его нет. Его тренировал только Вильгельм в лучшем случае: тот его не бил, зато показывал более извращённые пытки и убийства, по настоянию Рейнольда. Чем занимала Клинта Сюзан? Аарон даже не представлял. Ему и не было интересно. Рейнольд сказал, что они едут по делам и что если Аарон будет ХОРОШО СЕБЯ ВЕСТИ, то он может даже ПООБЩАТЬСЯ С КЛИНТОМ. Юноша не мог точно сказать, что именно в понимании Рейнольда будет значиться под ХОРОШО СЕБЯ ВЕСТИ, но предпочёл просто молчать и слушаться. Вероятно, это и было заложено в те слова.

В аэропорту их никто не встретил. Австралия была переходным пунктом. Рейнольд одними глазами показал куда идти и Аарон послушно двинулся, на ходу поправляя свой рюкзак. Угрюмые мужчина и мальчик сели в такси и поехали вперёд, к гавани. Там на яхту, на которой был какой-то ещё более угрюмый мужчина, а там и на острова. И всё в тишине, в полном отсутствии каких-то мыслей. Тупые механические движения.

Плыть ему понравилось. Во многом благодаря тому, что Рейнольд и тот мужчина стали о чём-то разговаривать, а Аарон был предоставлен себе, воде и ветру. Время на яхте шло быстрее, чем в самолёте.

Наконец. Приехали.
И опять. Будто никому не нужны. Теперь пешком. Аарон не поднимал глаз до самого того момента, пока перед ним не возникли туфли Сюзан. Он поднял взгляд на неё и у той как-то поугас оптимизм. Они с Рейнольдом сухо пожали друг другу руки. Рейнольд спросил где Клинт. Сюзан показала в сторону заднего двора, заметив, мимоходом, что Леон попал в больницу и Клинту скучно одному. Рейнольд перевёл взгляд на старшего сына и одобрительно кивнул. Значит, можно идти. Значит, ХОРОШО СЕБЯ ВЁЛ.

Сюзан и Рейнольд пошли в дом. Аарон пошёл на задний двор. Они с братом давно не виделись, может, несколько месяцев. Издалека уже было видно, что мальчишка быстро растёт. Аарон не рос так быстро, значит, будет ниже потом, скорее всего. Зато уже в пятнадцать он выглядел старше, намного старше. Ему почему-то это казалось важным и правильным. Клинт сидел и что-то читал на скамейке. Солнце светило ярко и погода была действительно такой, что сидеть в помещении не захотелось бы ни одному мальчишке. В груди что-то болезненно сжалось, но он тут же подавил это. Бедняге Аарону было неизвестно, что это было то самое чувство, когда ты видишь кого-то, по кому соскучился.
В голове не возникало ни одной темы, с которой можно было бы начать разговор. И нужно ли? Младший брат сидел к нему спиной и врядли видел его, поэтому пара мгновений у него были, чтоб хоть что-то придумать...но он не мог. Он не знал о чём разговаривать с Клинтом.
Он вообще не знал зачем делал шаги вперёд, приближаясь к младшему брату. Не знал и зачем спрашивал дома, мол, когда мы увидимся с Клинтом и можно ли будет увидеться с ним, когда приедем, эти вопросы как-то сами собой выстрелили во время ужина с отцом. Рейнольд тогда нахваливал Клинта и ругал Аарона за то, что тот слишком тупой. Рейнольд врезал Аарону по голове, а потом всё-таки ответил, мол, скоро, если будешь ХОРОШО СЕБЯ ВЕСТИ. Жюстин тоже сидела за столом и от неожиданности она даже вздрогнула, спросив, зачем он так сделал. Рейнольд зло сощурился и потащил её в коридор, где избил её в очередной раз, приказав Аарону не закрывать глаза. Он бил её, говоря, что она не имеет права говорить, пока к ней не обратятся. Потом он потащил её в спальню. Мальчик сидел на лестнице и слушал, как она кричала, представляя, как будет делать тоже самое с кем-то, когда вырастет. Эти мысли сопровождались сильной эрекцией, хоть сердце и входило в какой-то болезненный стазис, от осознания, что именно так его и зачали.
Не об этом же говорить с ним.
Аарон опустился рядом, лихо перемахнув через спинку лавочки и приставив складной нож, специально тупой стороной, к горлу брата.
- Убит, - констатировал он, убирая нож и скидывая рюкзак на землю. - Пойдёшь к своему отцу?

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+2

3

[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]
Он знал, что сегодня приедет отец и, возможно, с ним будет Аарон. Но каких-либо сильных чувств по этому поводу не испытывал. Если только едва заметная тень страха накрыла мальчишку и погрузила его в хмурое молчание еще вчера. Сюзан это тут же списала на Леона и Клинт не перечил. Пусть так. Даже лучше так, чем как есть на самом деле. А на самом деле появление отца его морально угнетало. 
Ему нечему было радоваться. Тот мог забрать младшего сына домой. Просто так. Ему этого захотелось. И кто остановит? Сюзан? Она и так делала для мальчишки, что могла, вырывая его из отчего дома при любой удобной возможности. Клинт бежал за теткой вприпрыжку и с превеликим удовольствием. А как же мать? Как же старший брат? Вот на этом момента становилось стыдно и просыпалось жгучее чувство вины.
Он бы многое отдал, чтобы и Аарон, и мать жили здесь, с ним, по крышей Сюзан, под ее защитой. Но что было у мальчишки десяти лет? Ему нечего было отдать за столь смелую фантазию. Кроме, конечно, собственных страхов и желания не видеть, не слышать и не знать, что отец делает с матерью и как достается Аарону. Доставалось и ему самому, но значительно меньше.  Только кто примет такой дар и осуществит его желание?
Утром, едва проснувшись, Клинт понял, что его страх стал сильнее. Точнее, он явно его почувствовал и понял, а потом попытался скрыть. Быстро позавтракал, выполнил оставленный теткой задания и спрятался в саду. Ну, как спрятался. Не забился, конечно, в самый дальний и в самый темный угол. Нет. Он сидел на виду. Любой, выйдя из дома мог тут же обратить на него внимания. Он сидел спиной, с раскрытой на коленях книгой. Но за последние пару часов едва ли сумел прочитать больше десяти страниц.
Буквы сливались, слова путались, прочитанное тут же забывалось. Обычно было иначе. Клинт любил читать. Сейчас ему очень нравился Верн. Он буквально проглатывал одну книгу за другой, пока была такая возможность. Пока не прилетало разочарованное и презрительное замечание о том, что свое время стоит тратить на нечто более серьезное и полезное, чем покрывшая пылью и плесенью столетняя беллетристика.
Нет, Сюзан никогда не порицала его любовь к чтению. Наоборот. Она ее поощряла. Она знакомила и сына, и племянника с другими мирами, позволяла им и забыться в них, и подчерпнуть что-то новое для себя. Она будто пыталась дать им хоть что-то хорошее, светлое и прекрасное, зная в какую непроглядную тьму они погрузятся позже. 
Об это самой тьме Клинт пока имел лишь общее представление. Нет он знал и не мало, для ребенка десяти лет. Точнее, не так. Он верил! Именно это отличало его от большинства других детей. Он знал и верил, что Зло существует, что все те чудовища и совсем не дружелюбные существа, описываемые в некоторых книгах, очень даже реальны. И он их уже видел. Всего одного, но… Но это укрепило его веру и развеяло всякие сомнения.
Сюзан была не при чем. Наверно, в некоторой степени это даже шокировало ее, а потом возмутило. Она придерживалась иного подхода в воспитание и обучение подрастающего поколения. Но Клинт бы ей лишь племянником, и его отец считал по другому. После того случая он жил с ней. Почему? Что такого тетка сказала отцу, что он так запросто отдал ей младшего сына? Клинт не знал. Мог только догадываться, но не желал. Ему просто было здесь хорошо. Очень хорошо. И эту жизнь вполне можно было бы назвать нормальной. 

Услышав шаги за спиной, он не обернулся. Лишь приложил все усилия, чтобы не сжаться в тугой ком, как ты делаешь при падение уже зная, что оно неизбежно. Взгляд вцепился в буквы, но мозг отказывался их воспринимать. Будто и забыл, чему научился несколько лет назад. Сердце ударилось о ребра, грудь сдавило от надвигающейся паники. Клинт сделал глубокий вдох, а потом выдох. Как учила Сюзан. Он пытался отпустить свой страх и не позволить приступу паники завладеть своим телом и разумом. Вдох. Выдох.
Шаги приближались. Тихие, легкие. Вдох. Клинт вдруг сообразил, что это вовсе не отец. Выдох. Сердце забилось в привычном ритме. Взгляд вырвал со страницы несколько слов, они мгновенно сложились в предложение и его смысл дошел до Клинта.

Я позвал Конселя, и мы оба глядели в окно, в то  время  как  "Наутилус" медленно шел на  глубине  восьми-девяти  метров  под  уровнем  моря,  мимо живописных подводных утесов восточного берега.

Клинт перевернул страницу, будто и не слышал приближение брата.

Тут росли губки всех видов: губки  ветвистые,  листоватые,  шаровидные, лапчатые. Поистине своей формой они  оправдывали  названия  -  корзиночки, чашечки,  прялки,  лосий  рог,  львиная  лапа,  павлиний  хвост,  перчатка Нептуна, - которыми…

Холодный металл коснулся его горла. Над самым ухом прозвучал знакомый голос. Рядом упал рюкзак. Клинт улыбнулся, отрывая взгляд от книги и поднимая на старшего брата, но улыбка тут же поблекла. Мальчик отвернул лицо, вновь уставившись в книгу и отрицательно качнул головой.
- Вы надолго? – Спросил он и опять посмотрел на брата. – Я вернусь с вами домой?
Это было жалко. Трусливо, постыдно и жалко. Разве что губы не задрожали и слезы на глаза не навернулись, как у девки изнеженной. Клинт резко захлопнул книгу и поднялся.
- Пойду собирать вещи, - объявил он и прозвучало это уж через чур драматично, будто впереди его ждала плаха и нужно было сделать последний, но достойный во всех смыслах шаг к ней, а потом склонить голову и так, чтобы об этом еще долго вспоминали, в лучших чувствах.

Отредактировано Morgan (2018-03-17 23:59:54)

+2

4

Аарон закатил глаза, цокнув языком и усадил Клинта на место. Это было грубо, но безболезненно.
- Твой отец приехал не за тобой. Твой отец приехал разговаривать с твоей тётей.
Подумав, добавил:
- Можно сломать тебе ногу. Или обе. Точно никуда не поедешь. Не скули - тогда точно сломаю.
Тон Дамера-старшего был странным. Вроде бы, это должна быть шутка, наверное? Или это угроза? Или это шутливая угроза? Или это реально действенное предложение, чтоб Клинт остался здесь подольше? Реплики опережали осознание сказанного, но он, в общем-то, и не старался осознавать до конца.
Он всмотрелся вдаль, глубоко втягивая носом воздух и медленно выдыхая.
- И нет, ненадолго. Могу уйти прямо сейчас. Хочешь?
Аарон вопросительно изогнул бровь, повернувшись лицом к Клинту. Какое-то время вглядывался в черты его лица.
- Так и думал.
Затем Аарон взял рюкзак и достал из него маленькую металлическую коробку. Он достал из неё амулет и надел на шею Клинта. На сей раз даже аккуратно и подтянул его так, чтоб он не сильно болтался на шее, неприятно стуча по груди. Уж он-то знал, как это мешает постоянно.
- Тигровый глаз, - пояснил он. - Леон в больнице. Тебе не надо. Тут есть где покалечиться. Тебе нужнее. Сильнее. Старше. Не нужно.
Он поднялся с места, надел рюкзак и пошёл вперёд, решив, вероятно, что Клинт этого и ждёт. Нет, даже будучи уверенным, что Клинт этого ждёт. Как иначе? Здесь лучше, чем там, откуда Аарон. И он приносит частичку гадости за собой, этот запах, эти эмоции, вот это всё... На его месте, Аарон, наверное, бы сам себя уже зарезал, чтоб не портил хорошую погоду и атмосферу своим присутствием.
Сунув руки в карманы джинс, Аарон, опустив голову, побрёл вперёд к забору. Обычная металлическая изгородь, ничего сверхъестественного, если не знать из чего она сделана. Наверняка какая-нибудь система против существ. Дамер прикинул как ему перелезть через забор и начал перелезать, изначально перекинув на ту сторону рюкзак. Когда залез на сам забор, засмотрелся на леса за пределами их владений, а потом уверенно спрыгнул на ноги.
Он не знал, чего ему делать и искать в лесу, но твёрдо решил, что надо. В конце концов, тут наверняка водятся какие-нибудь животные, птицы. Может, встретится что-то интересное. В зоопарках из Новой Зеландии были всегда киви. Эти птицы водились тут ночью, поэтому их искать бесполезно, пока не стемнело, но что-то другое посмотреть - милое дело.
Ну, если бы слово "милое" входило в лексикон Аарона, конечно. Так ему было просто бы интересно посмотреть на что-то, чего он не видел. Он оглянулся на Клинта и махнул ему рукой, мол, пока. Надел рюкзак и пошёл дальше. Никакого драматизма, ложного ожидания, что сейчас малой подорвётся и позовёт его, попросит остаться.
"Просто идёшь и делаешь," - таково девиз всех поступков Аарона.
Не признаваться же себе в том, что так здорово, когда тебе хоть кто-то улыбается при встрече? Не показывать же, что хочется услышать, как тебя окликают по имени? Это пустые желания, детские, пока ещё оставшиеся, но умирающие.



[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+2

5

«Не за тобой». Разом отпустило. Да так лихо, что от счастья чуть не закружилась голова. Может оно даже мелькнуло в светлых глазах мальчишки. Испуганное такое и робкое. Стало легче дышать и… Солнце ярче? Трава зеленее? Воздух чище? День прекраснее. Да! Самый прекрасный день. Отец приехал не за ним, а просто для разговора. И ему нет дела до того, что он скажет Сюзан. Взрослые сами разберутся. А он может еще немного побыть ребенком.
Клинт был так рад, что даже потерял дар речи на несколько минут. Словно боялся спугнуть удачу лишним звуком своего голоса, но вот Аарон рискнул. И предложил сломать ему ноги. Клинт чуть опустил голову и глянул на брата исподлобья. Теперь взгляд его был другим. Скептичным. Без тени страха или растерянности. Просто Аарон был таков. Его забота, а может даже это можно назвать любовью, выжалась подобным образом. И Клинт это понимал. Уже понимал. Как понимал и то, что отец любить не умеет.
Хотелось улыбнуться, может даже обнять Аарона, как это положено в нормальных семьях, но вместо этого Клинт послушно сел на обратно на скамью и позволил надеть себе на шею подарок. Это тоже был акт заботы и любви. Теперь Клинт улыбнулся. Едва заметно и неуверенно. Хотя, нужно было выразить благодарность на словах. Но вместо этого мальчишка стыдливо опустил взгляд. Любое проявление чувств в их доме считалось слабость и наказывалось. Он это знал. Видел с самых малых лет.
Как только Аарон встал, подхватил рюкзак и пошел прочь, Клинт поднял взгляд и уперся в спину брата. Он все еще не знал, что сказать или сделать. Окликнуть? Догнать? Нужно! У нормальных людей так и бывает. Но именно в них то, в Дамерах, нет ничего нормального. Клинт поднялся с лавки, прижимая томик Верна к животу. Аарон уходил. Все дальше и дальше. Клинт стоял и смотрел ему в след.
Он опустил голову, зацепившись взглядом на за мысы своих кроссовок и коснулся камня на шее. Ему нужнее? В коротких, емких фразах… Нет, чаще это просто слова. Отдельные. Их еще нужно склеить, чтобы получить общую картину. Но в них был смысл. Много больше, чем в огромных, витиеватых предложениях с кучей прилагательных и запятых.   
Он был растерян и чувствовал стыд. Он понимал, что нужно что-то сделать, но не знал что, а если и догадывался… Как? Клинт поднял голову, как раз в тот момент, когда Аарон уже перелезал через забор. Считанное мгновение и он уже по ту сторону. Махнул рукой, будто прощаясь. И так всегда. Забор, стена, огромная пропасть. Между ним и Аароном. Между ним и остальным миром. Клинт плотно сжал губы и бросился к забору, все еще сжимая книгу.
- Эй! – Окликнул он брата. – Погоди!
Аарон был выше и препятствие далось ему куда проще. Клинт же перекинул книгу на ту сторону. Зачем она ему? Не важно! Сюзан утверждала, что книги их единственные преданные друзья. Хотя, они тоже могут подвести, если не научиться верно понимать то, что скрыто на страницах. Да, все совсем не очевидно и не однозначно. Как в жизни. Как сейчас.
Он уцепился за край, подтянулся, помогая себе ногами и перевалился. Нет, не грациозно перенес твою детскую еще и не оформившуюся тушку, а именно неуклюже перевалился, балансируя на краю. Потом, Клинт перекинул ногу и свалился, не удержавшись. Вот за это ему стыдно не было. Даже не мелькнуло нигде ни единой мысли о том, как это выглядело сейчас со стороны.
- Аарон! – Крикнул он, глядя в землю и вставая на четвереньки.
Клинт тут же нащупал книгу и вскочил на ноги, отряхивая колени. Делал ли так когда-то Аарон? Клинт даже не обращал особо внимания. Но у него как-то выходило подобное само собой. Отряхнуть колени, если упал на землю, поправить толстовку или свитер, одернуть куртку, десять раз проверить насколько аккуратно и крепко завязаны шнурки, глянуть в зеркало и пригладить волосы, прежде чем выйти на люди.   
- Я не хотел, - бросил он то ли извинение, то ли оправдание. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-18 00:00:11)

+1

6

Аарон, Аарон, Аарон.
Где-то в глубине души ему очень нравилось его имя. Оно звучало как-то уж больно приятно и вовсе не потому даже, что человеку приятно слышать своё имя. Само сочетание звуков. Оно было успокаивающим и благородным, совсем не чета своему владельцу.
Юноша повернулся лицом к своему брату и оглядел его с ног до головы.
- Не обязан, если не хочешь, - Дамер подошёл к нему и взял книгу из его рук. - Уберу в рюкзак. Может мешать. Может испортиться.
Аарон не был книголюбом и даже не относился к книгам как-то особенно. Тут загвоздка в том, что эта книга была книгой Клинта. Её нельзя портить. Клинт, наверное, сам не будет рад, если она порвётся или намокнет где-то в лесу, поэтому убрать её подальше, чтоб поближе взять в целости и сохранности, казалось Аарону здравой идеей.
- Идём. Вернёмся к позднему ужину. Если тебе повезёт - Рейнольд уже отужинает. Твоя тётя не оставит тебя голодным.
Поровнявшись с мальчиком и не стараясь уйти вперёд, он всё равно был ведущим в их дуэте, периодически разворачивая Клинта в нужном ему направлении.
- О чём она? Книга. Не про Охоту явно. Значит, бесполезно.
Молодой человек остановился и вслушался в шелест леса. Сквозь него можно было чётко расслышать, как где-то вдалеке кричит птица. Именно кричит. Явно в панике и в ужасе, но достаточно далеко.
Аарон нахмурился, прислушиваясь ещё и ещё, указательным пальцем погрозив младшему брату, мол, ничего не говори, помешаешь.
- Больно ей, - сказал он. - Идём. Надо помочь.
Парень ускорил шаги, из-за чего всё-таки начал отрываться от Клинта. Недовольно цокнув, он развернулся и чуть присел.
- Залезай на спину. Быстро, иначе брошу и потеряешься. У тебя ноги короче, шаги меньше, вдруг она умрёт. Наверное, запуталась. Или браконьеры ловят птиц.
Он зло сощурился, глядя вперёд.
- Знаешь, что они делают, чтоб ловить целые стаи? - Аарон повернулся к Клинту и ткнул пальцем ему в грудь. - Они причиняют боль одной из их стаи.
Видимо, эта реплика была как-то неразрывно связана с жестом. Сразу и не поймёшь, но да, эта история была нужна не только для того, чтоб подчеркнуть важность того, что Клинту лучше и правда подчиниться Аарону и залезть ему на спину, но и для того, чтоб тот прочувствовал горечь ситуации и переложил ситуацию на людей. Возможно даже, на семью.
- Одну поймать легко. Ломают крылья и сажают на леску за лапы. Она пытается взлететь и кричит, но у неё не получается и ей ужасно больно. На её крики слетаются сородичи. И тогда на них набрасывают большую сеть, чтоб поймать всех. Она тяжёлая и мелкая. Некоторые погибают, от удара о землю или ломают крылья. Выживших собирают в коробки друг на дружку. Опаивают алкоголем со снотворным, чтоб уснули и не кричали, заворачивают в бинты и компактно раскладывают по ящикам, как вещи. Когда браконьеры довозят их до места, они выкидывают и сжигают тех, кто не пережил полёт. Остальных продают. Для разных целей. Еда, лекарства, косметические средства, цирки, зоопарки, в пользование богачам.
Аарон не умел выводить мораль. Он просто констатировал факты, поэтому никакого резюмирования, вроде "вот именно из-за всего, что я тебе рассказал, прежде чем бежать на спасение утопающих, осмотри обстановку", "сильный давит слабого как только может", "браконьеры - ублюдки" или "видишь, птицы защищают своих и это важно" не последовало. Клинт СПОСОБНЫЙ мальчик, наверняка САМ СПРАВИТСЯ с поиском морали или главной мысли монолога брата.
Аарон помнил, как Сюзанна говорила. Что Клинт СПОСОБНЫЙ. А вот Аарон нет. Интересно, она испытывала к нему ненависть или это было презрение? Или она просто хотела, чтоб Рейнольд понял, что он вырастил уже один вонючий и ядовитый цветок-мясоед, пусть не мешает расти чему-то более полезному? Позднее, оглядываясь назад, Аарон решит, что это ближе к истине. Но на тот момент он считал, что его, такого тупого, просто все ненавидят.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+1

7

Как просто все выходило у Аарона. Не хочешь и не обязан. Но, в жизни, было по другому. Обязан, даже если не хочешь. Клинт опустил взгляд, вновь увидев мысы своих кроссовок. Он не стал перечить брату. Отчасти потому что не видел в этом смысла. Он ведь старше и ему виднее. Отчасти потому что боялся, что тот его прогонит, отправит обратно домой, чтобы не мешал своей болтовней. Пустой. Бесполезной. Вот как книга, которую Клинт послушно отдал, лишь подав плечами и побрел следом.
Он молчал. Просто не знал о чем говорить с братом. Лишь раз тронул камень на шее и бросил украдкой взгляд на Аарона. Тот хоть и проявил интерес к книге, но даже не дав ответить тут же назвал ее бесполезной. Потому что не об охоте. Но он был не прав. Она полезна и об охоте. Просто о другой. Да, наверно, в глазах Аарона, тоже бесполезной. Но сейчас, в данном возрасте, Клинта больше увлекала охота за приключениями, открытиями и сокровищами. В этом его книжном мире были и чудовища. В людском обличье и в ином. Суть одна.
Мальчишка открыл было рот, но не произнес ни звука, повинуясь знаку брата. Он слышал… А что он слышал? Обычные лесные звуки. Шелест листвы заглушал крик. Птичий. В нем было нечто… необычное и эту необычность тут же обозначил Аарон. Много быстрее сделав верный вывод, чем его младший брат. Клинт поднял взгляд на старшего. Боль? Помощь? Нет, он не считал Аарона бесчувственным и жестоким, как их отец, что получал даже удовольствие от того, что причинял окружающим боль. Аарон был другим в глазах Клинта.
Он слушал брата, который разразился довольно длинным монологом и пытался схватить суть. Описанная ситуация была не нова для него. Клинт много читал, много больше Аарона. Это он знал точно. Тому просто некогда было и не нужно. Брат не видел ценности в книгах и в тех знаниях что они хранят. Свои он обретал иным путем. Хуже это или лучше рассудит только время.
- Я знаю о чем ты, - нарушил Клинт свое молчание. – Люди так делают не только с птицами или животными. Они так делают и с людьми. Я читал. Это было… ну, давно. Сто лет назад, двести и даже больше. Белые ловили черных, заковывали в цепи и перевозили на кораблях в Новый свет. А там продавали на рынках тех, кто выжил. И лучше бы было умереть. Потому что потом они всю жизнь работали на плантациях. И не как сейчас работают. У них не было прав, и не было ничего. Если они надоедали, их продавали, как вещи. И еще раньше тоже было такое. Во время войны брали пленных. Их тоже могли продать, а могли оставить себе, как трофей, вещь.
Зачем он это сказал? Клинт и сам не особенно понимал. Ну, кроме того, что Аарон видимо хотел донести какую-то мысль до брата, а тот решил выпендриться и блеснуть своими знаниями. По теме ли? Да, ему казалось по теме. Хотя, речь была о другом. Но в целом о том же. Сильный берет что хочет, слабый подчиняется или погибает. Этот простой закон жизни скользил сквозь время и даже в самом конце двадцатого века мало что изменилось. Ни один писанный закон не может перечеркнуть неписанный.
Он стоял и смотрел на брата, пытаясь как можно быстрее сделать вывод и сформулировать то, что тому понравится. Но уже в этом возрасте у Клинта был свой взгляд на мир. Он только еще не научился его прятать.
- Это не правильно, - подытожил он. – Сила не в том, чтобы задавить слабого. Она в другом. В том, чтобы защитить его и сделать мил лучше, справедливее для каждого. И для этого не обязательно кого-то давить. Вообще, не нужно никого давить. Все начинается с желания забрать чужое. С мысли, будто ты лучше других, правильнее и потому может давить других. Но это не так. Никто не лучше и не правильнее. Поэтому…
Клинт оборвал свою мысль. Будь сейчас тут отец, то давно бы дал младшему затрещину за подобные слова. А что Аарон? Клинт напрягся и тронул камень на шее, что подарил брат совсем недавно. Да, ему было где калечиться. И было кому его покалечить. Могли прям свои же в доме родном.
- Почему мне нужнее? – Вдруг спросил он, зажав в пальцах камень. – Думаешь, он защитит меня от… от… от него?
Кого его, Клинт не осмелился уточнить. Да и понимал даже своим десятилетним умом, что от отца какая-то побрякушка точно не защитит.  Если только Сюзанна. Потому что даже Аарон не сможет дать ему отпор. Он опустил взгляд, уже жалея, что спросил. Что вообще затронул эту тему. О подобном лучше молчать. Ведь все всё понимают, но ничего не меняется. Если только когда-нибудь, в будущем. Когда оба вырастут, станут сильнее и умнее. Тогда можно будет сбежать от всего этого, забыть и никогда не оглядываться. Или нет? Верилось с трудом, но очень хотелось.   
- Я сам пойду, - буркнул Клинт, даже несколько обиженно то ли на брата за предложение, то ли сам на себя за очередную порцию озвученных глупостей. – Если надо побегу. Я не буду отставать. Мне не пять лет же.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-18 00:00:23)

+1

8

Аарон ухмыльнулся, выпрямляясь.
- Как скажешь, - отозвался он на слова мальчика. - Тогда смотри под ноги.
Он пошёл вперёд, решив, всё-таки, что всё равно лучше не бежать и не слишком широко шагать. Клинт может сколько угодно играть роль повзрослевшего, но он всё равно мал.
Казалось, что юноша отстранился от всех вопросов своего младшего брата. Он молчал и шёл. Только и всего. На его лице было выражение сосредоточенности, он вслушивался в крики птицы и в шаги Клинта, делая вид иногда, что он слушает лес, а на деле убеждаясь, что тот позади, и поджидая мальчика. Разобрать, что он делает именно это, врядли было возможно. Если у Аарона что и получалось, так это слежка, а это, технически, она и есть.
Наконец, они дошли до того места, где крики птицы уже стали оглушающими. Аарон остановился и стал смотреть сначала вверх, а потом вниз, разглядывая кусты. Он подошёл к одним, раздвинул их и обнаружил того, кто кричал. К счастью, это было не дело рук браконьеров: местный попугай кеа запутался в какой-то леске. Любопытные любители попакостить, кеа часто лазают там, где не нужно. Безусловно, Аарон не знал, как называется этот вид, но попугайский клюв в любом случае говорит о нраве птицы. Они любопытные, шумные, вредные и забавные. Этот выглядел ужасно жалким: он пытался выпутаться, грыз леску, но путался только больше, душил себя и резал в районе лапок. Аарон взял птицу в руки и начал осматривать. Попугай затрещал, пытаясь цапнуть парня за палец, но Дамер легко щёлкнул ему по клюву и тот, вероятно, охренев от поведения своего спасителя, уставился своими глазками-бусинками на Аарона.
- Ну повыпендривайся ещё, дурень, - в интонации Аарона появилось что-то, что врядли когда-то слышал хоть кто-то, кроме животных.
Забота, мягкий укор. Сострадание. Аарон определять эти эмоции не умел, а, соответственно, и скрывать тоже. И в глазах тоже. На всём лице. Оно действительно преобразилось, стало каким-то не просто даже уже нормальным, а даже приятным.
- Вот ведь, а... Посмотри, как запутался, - Аарон показал Клинту попугая.
Аарон погладил грудку попугая большим пальцем, успокаивая его. Тот вообще не понимал, похоже, что с ним происходит и слепо отдался судьбе, не издавая уже ни звука. Дамер усмехнулся, покачав головой.
- А ты не так умён, как о тебе говорят, Клинт, - начал он неожиданно. - Не услышал главное. Не понял.
Молодой человек взглянул на мальчика. Появилось едва заметное разочарование.
- Но это неважно. Не задумывайся, - он опять покачал головой и отвёл взгляд, вернув внимание пернатому балбесу.
Аарон ткнул указательным пальцем себе в висок, а потом Клинту в лоб, чуть толкнув его маковку назад. Он легко удерживал крупного кеа одной рукой, хоть тот и дёрнулся ещё раз, снова взвизгнув, почти по-человечески, от боли. Юноша не обратил на это внимание.
- Большая разница. Поэтому у тебя другое всё. Меньше бойся.
После сказанного он взял попугая в две руки.
- Нужно держать вот так. Вверх лапками. Одной рукой придерживай его голову и шею. Вот так, между большим и указательным пальцами зажмёшь ему голову, но не сильно. Крепко, но осторожно. Остальными пальцами держи шею. Второй рукой держи его под хвостом. Зафиксируй, чтоб не дёргался сильно и не укусил тебя, у него вон какой клюв, и чуть выгни грудкой вперёд. Только мягко, чтоб он не порезался и не сломай его. Он крупный, но у птиц ломкие кости. И смотри сам не порежься леской. Если всё понял - бери его. А я достану швейцарский нож. В нём должны быть кусачки.
Царское величество попугая явно было возмущено таким положением вещей и он что-то недовольно крякнул, пытаясь выгнуть шею и цапнуть Аарона, но опять издал сдавленное кряхтение, недвусмысленно говорящее о том, что вокруг шеи леска его душит.
- Наверное, твоя мамаша не сильно яйцо с тобой нагрела, отморозок пернатый. Надо ж было вляпаться... Я слышал, что у попугаев напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, но ты, парень, превзошёл всех...

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+2

9

Аарон был не многословен. Как всегда. И точно не особенно-то оценил попытку младшего брата блеснуть умом и знаниями, подобранными на страницах книг. А могло ли быть иначе? Клинт опустил взгляд и молча кивнул, пытаясь поспевать за братом. Он не бежал, но шел как можно быстрее. И смотрел под ноги. Хотя, на самом деле не так чтобы реально что-то видел под этими ногами. Мысли отвлекали его внимание.
Они были вовсе не о том куда и зачем ведет его брат. Было и так ясно. На крик. Спасать попавшего в беду. И это нормально, это достойно как для человека любого возраста в целом, так и для обоих братьев. Это даже благородно. Особенно в глазах десятилетки, начитавшего романов. Только их приключение не вызывало должного восторга у этого десятилетки. Украдкой Клинт косился на брата. Хотелось заговорить и спросить еще какую-нибудь глупость, но лучше получить ответы. Только он не решался.
Вид орущего и рвущегося из западни попугая вытеснил все мысли. Клинт замер. Опять молча. Глядя то на птицу, то на брата. Точнее даже на то, как Аарон ничего не боясь и не сомневаясь справляется в попугаем. Паникующим и недовольным, воспринимающим их как очередную угрозу, а вовсе не как спасителей.
Он бы сам растерялся. Может и решился бы потом взять птицу в руки. Может даже и не нанес бы ей дополнительного ущерба. Но точно потащил бы ее в дом, к тете, даже не пытаясь самостоятельно справиться с проблемой. А что он знал о том, как спасать? Ничего, кроме как «не навреди еще больше». И этого он боялся. Это вводило в ступор и путало мысли, замеляя принятие верного решения. Аарон был другим. Он восхищал. Именно сейчас.
Клинт оторвал взгляд он птицы, пытающейся высвободиться уже не только из лески, но и из заботливой хватки. Слова Аарона задели его, больно кольнули где-то в груди и поумерили восхищение. Он открыл было рот, желая оправдаться, но тут же его закрыл.
А что сказать? Нет! Ты не прав, я точно умнее тебя. Почему? Да потому что я книг прочел больше и совершенно точно мой словарный запас превосходит твой. В нем ведь есть даже такие слова как… Да, я знаю их значение. Да, умею использовать. Да… Это все голая теория и обиженная брава на ровном месте. Клинт опустил взгляд. Молча. Жест Аарона точно отрезвил, выбив всю глупость из головы. К чему она? Наивная теория не ровня взрослому опыту.
Клинт опять лишь молча кивнул, пытаясь быстро воспроизвести в памяти не сложную вроде бы инструкцию и перенять орущую птицу. Лапки вверх. Голова и шея. Не сильно. Крепко. Хвост. Не порезаться. Не навредить. Справиться! Показать, что чего-то стоишь. Клинт кивнул еще раз и протянул ладони. Они были явно меньше и едва заметно дрогнули, выдавая страх и сомнения. Клинт поднял взгляд на брата.
- Понял, - выдохнул Клинт. – Я справлюсь.
Никаких наверно или может быть. Не показывать неуверенность. Крепко сцепив руки, он забрал птицу. Как учил Аарон. Двумя руками. Осторожно, но крепко. Клинт втянул воздух и сглотнул. Лапки вверх. Шея и голова. Ладони вспотели, спина напряглась, ноги дрогнули. Хвост. Птица дернулась. Леска натянулась. Клинт оторвал взгляд от птицы и подняла на брата.
- Они умные, - зачем-то решил он оправдать попугая вместо себя. – И хорошо обучаются. И в неволе приживаются. Ну, не все. Эти точно, вроде. Мы же можем его взять домой?
Последние слова прозвучали как-то…. По-детски. Клинт туже смутился и устыдился. Ему ж не пять, чтобы выпрашивать хотя бы хомячка, стоя у витрины зоомагазина.
Клинт крепче сжал птицу, боясь не удержать и выронить. Плотнее сжал губы и нахмурился, глядя на нее. Спасти, а потом приручить, чтобы глупая больше ни во что не вляпалась. Заботиться. Он поднял взгляд на брата.
- Аарон, я… - Клинт запнулся.
Он не хотел выглядеть неразумной малолеткой, но как показать брату иное, понятия не имел. Ему очень хотелось… произвести впечатление. Не разочаровать. Птица трепыхнулась, Клинт еще крепче сжал пальцы, но тут же ослабил хватку, вспомнив инструкцию. Осторожно!
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-18 00:00:34)

0

10

Аарон достал нож из рюкзака и покрутил в руках, выдвигая из него кусачки. Он глянул на Клинта коротко, когда тот попросил оставить попугая, внутренне, на самом деле, думая, насколько это умно. Потом тот его окликнул, но запнулся и с двойным усердием сдержал попугая.
- Если он захочет остаться. И если твоя тётя будет не против. Твой отец точно не одобрит.
Юноша осторожно стал разрезать леску и распутывать попугая, направляя руки Клинта, чтоб тот поудобнее держал птицу. Попугаю становилось легче и он притих: ну ещё бы, ему же помогают! Это дорогого стоит, животные это понимают. Аарон, окончательно освободив попугая, забрал его из рук младшего брата и стал осматривать его лапы, крылья и тушку.
- Крыло сломано... лапы повреждены, но это просто царапины. Под перьями тоже есть. Вон, шея, видишь? - он осторожно приподнял перья попугая и показал ему особенно глубокие царапины на шее. - Ещё немного и он сам бы себя прикончил. Глупая была бы смерть. Ему повезло, что мы были рядом. Нужно будет обработать царапины. Думаю, подойдёт какая-нибудь заживляющая мазь. Скорее всего, оставить его придётся. По крайней мере, на первое время, пока он не поправится. Главное, чтобы Рейнольд его не видел.
Аарон снял с себя футболку, оставшись в одних джинсах. На его спине, на боках не было ни одного живого места: синяки, царапины, следы от ударов палкой и даже один от хлыста, ровно по хребту. Мелкие царапины на руках выглядели на фоне всего это совсем несерьёзно. Рейнольд знал, что нельзя наносить раны отпрыску там, где их могут увидеть. Аарона, похоже, это не волновало от слова совсем. Привык же.
Юноша завернул в футболку птицу. Тот покряхтел недовольно, но на этом его сопротивление закончилось. Одна морда только торчала. Глазки-бусинки наблюдали за мальчиками. Он крутил головой, рассматривая своих спасителей.
- Вот... Так не будет ранить себя, - он потёр пальцем лоб попугая и тот прикрыл глаза. - У него ещё чёрные глаза. Это значит, что он молоденький. Когда у попугаев появляется радужная оболочка, ну вот белое кольцо...они уже старше, вроде как. Не птенцы. Мне так рассказал... один старик из зоомагазина. Иногда я помогаю ему чистить клетки, держать птиц, если им надо постричь когти и клюв, кормлю рыбок. Он пытался заплатить мне за это, но я отказался. Мне нра...
Он прокашлялся, явно испытывая чувство стыда, за то, что он начал много говорить и открываться брату, признаваться в том, что он делает неположенные ему вещи. Он замолчал.
Нравится валять дурака? Нравится ласкать кошек и собак? Играть с хомяками? Резать попугаям манго и рассматривать их перья? Нравится стучать по аквариуму и смотреть на то, как рыбки поедают хлопья корма или сушёных червей? Ты это хотел сказать? Правильно, лучше молчи. Подумают ещё чего. Вдруг он кому-то расскажет? Он же маленький, не знает, что можно говорить, а что нет. Скажет - Аарону несдобровать.
- Не говори Рейнольду. Это пустая трата времени для Дамера. Усилия и рвение только для тренировок. Нельзя. Известное дело. Нельзя.
Его руки даже затряслись и он поджал губы.
Ему было очень обидно.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+2

11

Клинт кивнул. Если тетя не будет против. Про отца можно было бы и не говорить. Тот против всего, что делает жизнь хотя бы отдаленно похожей на нормальную. Он опустил взгляд, глядя как брат высвобождает птицу. Откуда столько заботы, когда сам ты ее почти не видишь? Откуда сколько жалости к слабому и покалеченному? Клинт лишь украдкой глянул на брата. Отец был бы не против свернуть попугаю шею и на том бы ограничилась его забота и жалость. Добить, чтобы не мучить и не тратить время впустую. Да, спасение птиц это пустое. Ровно как и чтение романов.
- Я знаю где его спрятать, - подал он голос сугубо по делу. – В старый сарай. Там всякие инструменты и есть птичьи клетки. А Сюзанна не будет против. Она даже может и не узнает. Не думаю, что пока Леон в больнице, ей захочется посадить цветы в саду или обрезать кусты. Да?
Лишь по началу собственное предложение и доводы казались разумными, но едва Клинт закончил мысль, как тут же усомнился в сказанном. Он сглотнул, стараясь думать о птичьих травмах, а не о тех, что обнаружились на теле брата под футболкой. Он старался не смотреть, не видеть их, глядя лишь на раненную птицу и на то, как Аарон ее бережно заворачивает.
Клинт осмелился поднять взгляд, лишь когда услышал про зоомагазин. Он даже разинул рот, едва ли веря своим ушам, но потом плотно сомкнул губы, слушая как слова полетели по ветру, оставляя лишь воспоминание. Аарон осекся, но ту же заговорил вновь. Нельзя – наверно, это первое что они оба усвоили с пеленок. Нельзя разочаровывать отца. Иначе… Взгляд сам собой коснулся синяков и ссадин брата. Да! Что будет иначе оба хорошо знали.
- Нельзя, - едва слышно повторил Клинт, боле походя на собственное далекое эхо, и коснулся камушка на шее.
Ему вдруг подумалось, что здесь, с Сюзанной и Леоном, он находится в куда большей безопасности, чем Аарон с отцом. Ему захотелось вернуть подарок. Нет, не потому что не ценил. Он просто понял, что Аарон больше нуждается в защите. Но вместо это, Клинт опустил взгляд и посмотрел опять на птицу. Он нерешительно протянул руку и осторожно, самым кончиком пальца, коснулся головы попугая.
- Лучше быть глупым и ранить сам себя, - зачем-то сказал Клинт вслух и посмотрел на брата.
Он не стыдился своих слов и не боялся очередной затрещины. Отчего Клинт чувствовал свою правоту и…  Злость. Он злился на отца, что слишком уж суров. На мать, что не способна защитить своих детей. На тетку, которая забрала младшего и бросила на произвол судьбы старшего, прекрасно понимая, что тому грозит. На мир, в котором оба брата родились. Но не на глупую птицу и не на Аарона, который лишний раз напоминал в каком именно они оба живут.
Клинт открыл было рот, но тут же закрыл. Глупо было спрашивать почему так сложилась их жизнь. Как и о том, не хотели Аарон тоже жить с Сюзанной и Леоном. Или о матери. Или о том, как им всем живется без Клинта. Или… Да обо все, чего не коснись. Любая, неосторожно скользнувшая в его голове мысль казалась глупой. Кроме одной: «Нельзя».
- Я не скажу, - мотнул он головой, глядя на брата. – Даже Сюзанне и Леону. Никому.
Клинт опять машинально уже схватился за недавно подаренный камушек. То ли собираясь клятву принести о не разглашение тайны, то ли показывая, что молчание есть ответный подарок, чтобы защитить. Может быть и то, и другое сразу. Но молча. Просто глядя в глаза и уже научившись молчать. Еще только учась понимать без лишних слов и не говорить попусту. Хранить и мысли, и чувства, и желания в тайне. Даже от самого себя.
- Пойдем, - качнул он головой в направление дома. – Я покажу где мы его спрячем.
Точно копируя односложную манеру брата изъясняться, Клинт развернулся и поспешил обратно. Еще один секрет. Одна тайна на двоих. Мальчишка улыбнулся от этой мысли, сближающей точно тоненький мостик над бездной из «Нельзя».
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

12

Аарон опешил от таких слов. От того, что Клинт уже всё понимал. Не такой уж он и маленький и глупый. Он кивнул скорее самому себе, потому что Клинт уже не мог этого видеть. Попугай не понимал что происходит и в этом было его счастье. Где-то там, кажется, в Библии, говорилось, что блаженны те, кто ничего не ведает. Или как-то так, Аарон, откровенно говоря, не помнил.
Нагнать младшего не составило труда. Под солнцем старые раны как-то неприятно припекали и раздражали, что Аарон даже поморщился один раз, но лишь поближе прижал к себе птицу. Голова была пустой и Аарон просто следовал за ним, не понимая вообще что делает, что происходит, зачем, почему.
Это были те самые семейные узы, о которых говорится везде? Те самые? Которые упоминают люди и существа, когда говорят о гордости?
Юноша и мальчик быстро преодолели расстояние до сарая и там действительно были клетки. Парень передал попугая в руки Клинта.
- Не урони, - напутствовал он, взглядом окинув клетки. - Они для фей и других мелких существ, а не для птиц, на самом деле. Но подойдут. Нужно выбрать подходящую по размеру... Чтоб он мог развернуться.
Аарон покрутил одну из клеток в руках. Она казалась массивной, прутья были крепкими и приварены к дну. Стояла серебряная проба, внизу какие-то символы и знаки, вероятно, запирающие. Разницы, в общем, не было. Он поставил клетку на стол с инструментами и открыл её створку. Сдул пыль, потёр нос и взял попугая из рук брата. Бережно высвободив его из футболки, он посадил его в клетку. Тот уже не пытался дёргаться: видимо, ему было больно.
- Вот так... - Аарон надел футболку обратно. На ней было несколько едва заметных пятен крови, но, при всех вводных молодого человека, это явно не вызвало бы никаких подозрений. - Отец приехал сюда максимум на день. Меня скоро здесь не будет. Ты несёшь за него ответственность, Клинт. Обрабатывай ему раны. Проверяй, корми, пои. Нужно наложить шину на место перелома. У тебя больше возможностей узнать как правильно. Этого не умею.
Аарон погладил попугая пальцем по голове, тот зажмурился.
- Хорошая птичка, - пробормотал он. - Потом... нужно будет убедиться, что он может летать. Выпускай его из клетки, через время. Если взлетит - выздоровел. Вымыть и отпустить на волю потом. Если захочет. Не захочет... Уговори Сюзан оставить. Попугаи - хорошие компаньоны. Живут долго. Кто знает, может, потом, ты будешь Охотником с попугаем на плече... Он большой, смотрится мужественно. По-моему есть в этом что-то.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+1

13

Клинт ловил каждое слово и каждое движение брата, запоминая. Он понятия не имел, как выхаживать раненных, но сейчас не задумывался о том, что будет через час, два или сутки. Новость, что отец скоро уедет обрадовала, но и опечалила одновременно. Остальным словам пришлось пробиваться через нее, чтобы осесть в памяти. Клинт смотрел на Аарона и молчал.  Лишь кивал иногда, мол все запомнил, все понял. Судьба птицы его беспокоила, но не стояла на первом месте. Не ее травмы зацепились за сознание и не отпускали его.
- А если я не хочу? – Вырвалась очередная глупость.
Взгляд Клинта оторвался от лица брата и скользнул по его футболке, что прикрывала тело. Измученное тренировками, избитое, со старыми и новыми синяками и ссадинами. Он знал, что они даже зажить толком не успеют, как появятся еще. Клинт снова посмотрел Аарону в лицо. Он то медлил, пытаясь сдержать ненужные слова, то выдыхал их вместе с воздухом, не успевая схватить за хвост и удержать в голове.
- Не хочу быть охотником, - спустя секунду пояснил он суть своего вопроса, понимая, что пути назад нет и речь точно идет не о судьбе пострадавшего попугая.
Пальцы коснулись клетки, что Аарон выбрал для птицы. Он будто и сам сидел в подобной. Его поили, кормили, о нем как-то но все же заботились. Только никто не спрашивал, чего хочет Клинт. Остаться или уйти? Быть как все другие или как члены его семьи? Его просто учили. И даже в свои десять лет, он уже понимал, что учили вовсе не тому, чему обычно учат обычных детей.
- Нас ведь никто не спросит? – Продолжил он, глядя на брата. – И никто не отпустит? Только я все равно не хочу. С попугаем или без. Никак не хочу. Мне все это не нравится. В книгах много приключений, и они интересные, но лучше пусть там и останутся. Я ничего такого не хочу. Лучше быть как все. Остальные. Как нормальные. Почему нам нельзя?
Конечно, Клинт знал ответ. Он просто не желал его принимать. Ведь в его книгах у героев всегда был выбор. Даже когда казалось, что нет, на самом деле был. И он его видел. Как видел и то, что никто не дает выбора ни ему, ни его брату. Их готовят, их обучают и тренируют даже не спрашивая. Пальцы сжались на тонких прутьях. Хотелось открыть ее, сломать, отбросить и дать свободу попугаю прямо сейчас. Но внутри была раненная птица, и она нуждалась в защите даже от самой себя.
Клинт отвел взгляд и опустил голову. Он понимал, что сказал лишнее, но ему хотелось. Хотя бы сказать, если не имеешь возможности сопротивляться как-то еще. Хотелось бунтовать против семьи с ее традициями и сложившимся порядком. Так хотелось, что даже никакое наказание не пугало уже.
Будь Клинт дома, то остерегся бы. Но здесь, у Сюзанны, вдали от отца он словно набирался смелости, начиная полноценно дышать, допуская в свою голову смелые, бунтарские мысли. Будто забывал страх, что обострял инстинкт самосохранения и заставлял проявлять осторожность чуть ли не с рождения.
А еще птица и их с Аароном секрет только добавляли уверенности том, что можно наконец открыть рот и показать свои мысли. Пусть только Аарону. Пока ему. Может даже никому больше и никогда, потому что нельзя. Или просто не время. Но оно когда-нибудь придет, конечно, если к тому моменту ему не выбьют из головы всю эту глупую ересь про право выбора и свободу слова.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

14

Аарон посмотрел на Клинта как-то устало, измождённо, после - отвёл взгляд к попугаю. Эти слова ничего не значили, это просто мысли вслух. Сам Дамер их не допускал, а если допускал, всё-таки юность-дурость, то тут же наносил рану самому себе. Потому что так сделал бы Рейнольд. Потому что так дрессируют собак. Псу не нужно думать. Он должен выполнять команды, безошибочно. Должен гадить, где положено. Не должен грызть туфли. Охранять территорию и хозяина. Исправно. Чётко. Иначе он получает под зад или током через ошейник.
А Клинт не пёс. Клинт - хозяин. Из него не выбивают мысли. Хозяина пёс должен уважать, ценить, иногда ласкаться.
Парень тяжело вздохнул и закрыл клетку, прикрыв глаза и поджав губы. Его верхняя губа чуть дернулась, как у рыкнувшей собаки, подавившей свой порыв лаять. Собака. Хах.
- Закрой рот, - процедил он. - И никогда не говори об этом. Ты - наследие. Ты - гордость. Ты - надежда.
Затем, он открыл глаза и, резко повернувшись к Клинту, обнял его. Как-то нелепо так согнувшись, но, в то же время, в этом жесте была какая-то... Защита? Наверное так. Так уж вышло, что у Аарона была такая комплекция, что за его спиной точно можно было бы прикрыться от пуль. Пока только Клинту. Это когда он вырастет, то станет вполне себе достойным шкафчиком-баррикадой.
- Это не выбор. Это долг. Долг нельзя выбрать, - тихо сказал юноша, почти у самого уха младшего брата. - Выбрать можно как исполнять. Как твой отец. Как твой дядя. Как твой второй дядя. Как твоя тётя. Как ты сам считаешь нужным. В этом разница между нами.
Он отодвинулся, чтоб заглянуть мальчику в глаза. Лоб ко лбу. Взгляд Аарона был слишком взрослым и серьёзным, но абсолютно смиренным и грустно-пустым. Никаких особенных полутонов, всё открыто. Всё честно. Всё ясно. Потому что кроме Клинта у Аарона, в общем-то, никого не было.
- Ты - будущее. Я - оружие.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+1

15

Объятий он не ожидал. Подзатыльника может, но никак не объятий. Только именно они и нужны были, чтобы осознать свое место в мире. Клинт зажмурился, боясь обхватить брата и тем самым коснуться его ран, причинить физическую боль. Он просто застыл столбом и позволил обнять себя. Растерявшись и не зная как быть сейчас.
Про будущее и наследие он уже слышал. От Сюзанны. И про выбор. Но это было иначе. Другими словами и без объятий, даже без особого понимая веса этого груза. Просто информация к сведению. Теперь было по другому. На место в семье ему указал Аарон. Казалось, все вокруг прекрасно пронимают происходящее, причины и следствия. Все, кроме самого Клинта, который вздумал поднять бунт. Пусть пока тихий, едва слышный и лишь для одной пары ушей.
Горечь и страх окутали мальчишку. Словно бы кто-то, да скорее он сам, поджег мост за его спиной и даже если еще минуту назад можно было бы повернуть назад, то теперь нет. Хотелось обернуться, хотя Клинт и знал, что позади только стена с полками, а в углу свалены лопаты, грабли и прочая садовая ерунда. Хотелось зажмуриться, чтобы не видеть взгляд Аарона. Без осуждения или презрения, но какой-то обреченный.
Он уже смирился и принял свое настоящее и будущее. Аарон. Не Клинт. Дело осталось за малым. Теперь и Клинт должен принять сказанное. Осознать, понять и смириться. Но внутри все противилось. Клинт уперся в грудь брата и оттолкнул его, будто отталкивал, не принимал все что сказал тот.
- А я не хочу! – Заявил он и сам удивился тем бунтарским ноткам, что прозвучали в голосе. – Мне это все не нравится и не нужно такое будущее!
Мальчишка было замахнулся на клетку, в которой спрятали раненную птицу. Он уже занес руку, чтобы ударить ту и сбить с края потрепанного временем стола. Но взгляд упал на птицу. Та была не виновата. Ни в чем. Рука дрогнула. Клинт поджал губы, пытаясь удержать навернувшиеся слезы обиды избалованного ребенка, которому не давали желаемого.
Пальцы сжались в кулак. Мальчишка отвернул лицо от клетки и бросился вон из сарая. Он действительно не хотел и думал, что никогда не сможет. Ни спасти, ни выходить, ни убить, даже чтобы избавить от страданий. Не наведет и не натравит это самое оружие никогда и ни на кого. И не потому что хотел от жизни чего-то другого. Клинт и сам не знал, чего хочет. Знал лишь, что все должно быть не так. Как-то иначе.
Он бежал через сад, пока не уперся в один из заборов, огораживающих территорию. Лишь тогда остановился, пытаясь отдышаться. Даже не прислушиваясь бежит ли кто за ним. Не оборачиваясь. Он не хотел и этого. Чтобы его преследовали. Не хотел прислушиваться и озираться по сторонам в поисках постоянной угрозы. Но понимал, что никуда не сбежать и от этого злился. Злился, боялся и бунтовал, забываясь лишь на страницах книг. 
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

16

Аарон проследил за действиями Клинта и посмотрел ему вслед, а после переключился на попугая.
- Вот так вот, - резюмировал он ничего не понимающему пернатому. - Вот так всё и происходит.
Дамер постоял так какое-то время. Да, конечно. Не хочет. Особенно он не хочет иметь ничего общего с таким отбросом, как он. Тяжело, наверное, осознавать, что ты одной крови с ублюдками и врагами твоего покоя.
Но псы на то и псы.
Они верны своим хозяевам.
Даже собака, которую хозяин схватил за шею и свернул её, виляла перед этим ему хвостом.
Аарон осмотрел сарай. Уже чисто любопытствующим взглядом. Столько всяких вещей. О предназначении некоторых он даже знал. Ну, тех, которые используются для ловли, к примеру. Может, Клинт и не обращал на них внимание, но тут всё говорило о том, что у него за семья.
Поправив рюкзак и сунув руки в карманы, он вышел из сарая. Посмотрел на далёкий силуэт Клинта и отвернулся.
Наверное, эта боль внутри... Это, наверное, и есть та самая горечь одиночества.
Аарон вдруг понял, что его среди них всех никто и никогда не пытался понимать. Не пытался слушать и не пытался сделать кем-то. Он даже не личность. Он оружие, ведь он так и сказал. Ведь он так и думал, ведь так и было! 
Забавно.
Ему такие финты не простили бы. Ему вообще врядли бы что-то простили. Он не должен быть слабым и допускать ошибок. Его путь должен быть прямым и он не должен позволять себе лишнего.
Он позволил вот сейчас. И что вышло из этого?
Лучше молчать и не лезть.
Клинту ты не нужен. Он сам разберётся.
Скривившись своим собственным мыслям, Аарон пошёл в противоположную сторону. В дом. Там хотя бы можно принять душ. Вода успокаивает. Кожу точно.
Да.
Не нужен.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]Fata Morgana[/status]

+1

17

II Часть

Кардифф, жилой район около Виктория парк
21 января 2000 года

Уже минула первая половина января, а обещанной катастрофы так и не случилось. Но на волне этой истерии Клинт впервые задумался о значение дат. Еще накануне миллениума он начал штудировать доступные энциклопедии, пытаясь выудить зафиксированные там дни, месяца и года, которые некогда повергали людей в ужас. Отчасти ему казалось странным, что на пороге двадцать первого века люди еще настолько суеверны. Хотя, если сейчас они такие, то какими были сто лет назад или двести?
Ни отец, ни Аарон по прежнему не разделяли его особой любви и странного интереса к книгам. Первый, правда, несколько угомонился по части осуждения и порицания. Возможно, он нашел в этом занятие плюс для себя и семьи, ну и второго сына, заодно. В принципе, сейчас даже дураку было понятно, что если в конце двадцатого века знание равняются силе, то в начале двадцать первого подавно.
Пролистывая накануне главу про парады планет, Клинт вывел для себя целый список, отмечая в блокноте цикличность события. Он сначала подчеркнул, а потом и обвел 2002 год, как ближайший. Зачем? И сам пока не знал. Просто так. Потому что ранее даже особо не задумывался о чем-то подобном. Нет, он знал о звездной карте и о, так называемой, технической стороне устройства вселенной из других книг. Но не придавал особого значения.
Едва настало утро, он без завтрака улизнул из дома и добежал до ближайшего магазина с книгами. Интерес к особым датам и связанным с ними суевериями вдруг открыл для него огромное неизведанное поле. Правы те, кто считает, что чем больше мы знаем, тем лучше понимаем, как много нам еще неизвестно. Клинту же порой казалось, что он не знает ничего и что целой жизни не хватит, чтобы обрести хоть какие-то реально ценные знания.
Он расплатился наличными за три новые книги. Недорогие и выставленные со скидкой, в мягкой обложке. Искать что-то более серьезное в Кардиффе, при том, что толком еще не разбираешься в теме, не знаешь, что именно ищешь и даже не у кого спросить – бесполезно. Но ему сгодилось и имеющееся. Про затмения, с довольно занятными историческими ремарками. Лунный календарь за прошлое столетие и на ближайшие пятьдесят лет. Языческие праздники и традиции.
Обратно он почти бежал, надеясь, что его отсутствие никто и не заметит даже. Порой занятость отца и Аарона была ему только на руку. Но, если вдуматься, он бы предпочел находиться в доме Сюзанн. От нее не нужно было прятаться. У нее всегда можно было спросить. Она могла бы подсказать, направить, обсудить и поделиться, разделяя интерес племянника, а самое главное, поощряя его.
Тихо закрыв входную дверь, Клинт стянул куртку и пошел в кухню. До того, как зайти в дом, он лишь на мгновение остановился у соседского крыльца. Зачем? Клинт не смог бы объяснить. Он не достаточно хорошо понимал уклад жизни обычных людей. Но даже скудных знаний по этой части ему хватило, чтобы обратить внимание на некоторые несоответствия. Мелочи.
Он поставил чайник, открыл было одну из новых книг, но тут же встал из-за стола и подошел к окну, выходящему на дорогу. Соседская машина на другой стороне. Еще несколько дней назад ее бы тут не было в такой час. Хотя, какое кому дело чем заняты соседи и почему утром в будни они не спешат на свои работы. Клинт перевернул страницу, прислоняясь боком к подоконнику. Содержание книги ему было куда интереснее жизни обычной семьи с детьми.
Он перелистал страницы и остановился на интересующем его дне. Сегодняшнем. Пятнадцатые лунные сутки. Символ дня – змея. Возникают соблазны и желания плоти становятся первостепенны, обостряются инстинкты. В полнолуние возрастает негативное влияние. Почему-то на ум пришли сказки про оборотней. На самом деле, в его семье это вовсе не считалось сказками. Подобные вещи были не менее реальны, чем полная луна этой ночью.
Клинт вновь отодвинул занавеску на окне и глянул на дороге. Соседская машина так и стояла у обочины. Электрический чайник закипел и щелкнул как-то слишком громко. Звякнул тостер. Только о завтраке не было ни единой мысли, как и пропал куда-то вполне нормальный для подростка зверский аппетит в любое время суток. Мысли крутились вокруг полнолуния и топтались на пороге соседской двери.   
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

18

Аарон гулял.
Вот и всё.
Гулял он всю ночь и всё утро, сон просто не шёл. Побывал в конюшнях, покатался на автобусе и вот, всё ещё неприятно-бодрый, шёл, закутавшись в парку, как какой-то бродяга: весь помятый, небритый, какой-то замёрзший и хмурый, по улице к дому.
В поле его зрения попала соседская машина и он остановился. Они никогда не оставляли машину. Утром они всегда уезжали на работу, а к маленькой дочке приезжала няня. Молодой человек глянул на часы телефона. Да. Их машины уже не должно быть. Старенького форда няни ещё не было. Аарон приблизился к дому и всмотрелся в окна, перевёл взгляд на двери. Снег замёл следы, даже если они тут и были, но...Он сомневался что следы были. Затем он глянул на дом других соседей. Приблизился и туда. Тоже будто бы никого, но... он увидел, что открыт холодильник. Та старушка, что жила по соседству, конечно была уже близка к маразму, но оставить открытым холодильник - нет уж. Она наоборот была чистоплюйкой и осторожничала, на всём экономила и не могла оставить открытым холодильник.
Дамер нахмурился и глянул в окна своего дома. Услышал шум подъезжающего форда и снял капюшон.
Из машины вышла дородная такая дама, которая и работала нянечкой для крошки Мег, златокурой такой пятилеточки, очаровательной и доброй. Она даже угостила один раз Аарона конфетой.
- О, Стив! - воскликнула эта дама. - Я уже думала полицию вызвать. Ты плохо выглядишь, солнышко. Я тебе говорила, если ваш отец обижает вас, то ты можешь мне рассказать, я обращусь куда надо...
Аарон включил маску нормальности. Он широко заулыбался и отрицательно покачал головой.
- Всё в порядке, мисс Грин. Весты, кстати, уехали сегодня на такси, машина не завелась. И Меган забрали. Кажется, девочка приболела.
- Ох! А что же они мне не позвонили?... Откуда ты знаешь?
- Да...
Он бросил короткий взгляд на дорожку перед домом. Следы Клинта. Отлично, засранец, твоя утренняя вылазка как никогда кстати.
- ...брат выходил в магазин, они ему и сказали. Он мне позвонил, рассказал, что Мег заболела и что Весты попросили поковырять их машину. Я же разбираюсь, как никак, - он выпятил грудь вперёд, надеясь, что сойдёт за подростковое хвастовство.
Мисс Грин глянула на дом Вестов, потом на дом Дамеров, или, как они сейчас представлялись, Хендерсоны, потом снова на Аарона. Парень напрягся: будет очень нехорошо, если она не поверит ему. Имитация улыбки не слезала с его губ.
- Ох... Ну ладно. Стиви, солнышко, если будет возможность, посмотришь и мою машину завтра, хорошо? У меня там что-то так тарахтит, ужас просто.
- Конечно, мисс Грин. Не сомневайтесь.
- Спасибо, дорогой... И всё-таки... Возьми, пожалуйста, - она протянула ему несколько смятых купюр и визитку центра социальной помощи жертвам домашнего насилия. - У тебя вон, синячище под глазом.
Аарон про него и забыл.
- Да, - он поджал губы и перестал улыбаться. - Спасибо, мисс Грин. Всего доброго.
Он развернулся, снова кутаясь в парку, и пошёл к дому, не оборачиваясь: он слышал, что женщина пробормотала что-то похожее на "бедные мальчики" и скрылась обратно в своём форде. И вместе со своим фордом тоже скрылась. Замечательно. Это удача.
Зайдя в дом, он вообще не стал раздеваться и разуваться. Прошёл в кухню и увидел Клинта. Помолчав, глядя на него, он прошёл к какой-то безвкусной картине с натюрмортом, отодвинул её. За ней был сейф с оружием. Молодой человек стал набирать комбинацию, бросив на обеденный стол деньги и визитку.
- Что-то не так. С двумя домами напротив, - он кивнул в сторону окна и достал из сейфа два пистолета и патроны. - Надо проверить.
Повернувшись к Клинту, он оглядел его с ног до головы и, фыркнув недовольно, убрал обратно один пистолет.
- Ой ну и хуй с тобой, обсосок, - бросил он, забирая оружие и заряжая его. - Меня твоё драматическое табло уже пиздец как заебало. Ты, блядь, только и способен, что ныть и в книжки свои тыркаться. А там, между прочим, маленькая девочка!
Он показал пальцем на дом Вестов. Из-за его бледного лица, синяк, тёмные круги и блеск злости в глазах казались ещё более выраженными.
- Если ты не в курсе, что обычно делают плохие дяди с маленькими девочками, то это упущение твоих сраных книжек, твоей сраной тётки, твоей сраной мамаши и твоего сраного братца-пидрилы Леона. Как же вы все меня заебали!
Он зло хлопнул дверцей сейфа, так и не поставив его обратно на кодовый замок. Убрал пистолет в парку. Его трясло от накатывающей агрессии и злобы. Аарон чувствовал, что, скажи ему сейчас что-нибудь Клинт, он бы точно его ударил. Просто так. Потому что он ЗНАЛ, что делают с маленькими девочками. И люди, и существа. Неважно, кто влез в дом Вестов и в дом этой бабки. Маленькая девочка.
Перед глазами опять встали те чёртовы клоуны, которые насиловали девочку на ярмарке. Её стеклянные глаза, когда они усадили её в угол, надев на неё кукольное платье. Он схватился за голову. Спать, ему нужно было спать, но он не спал уже вторые сутки, поэтому всё так. Руки тряслись, в голове этот мерзкий клаксон и вызывающий рвотный рефлекс запах попкорна.
Соберись, соберись, соберись.
Ладони в кулаки.
Выпрямись. Вот так.
Он утробно зарычал и вышел из кухни, а потом и из дома, направляясь к соседям.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

19

Еще до того как хлопнула входная дверь, Клинт успел допить свой чай и съесть два тоста с джемом. Листая книги, он ушел мыслями из реального мира и не услышал разговора на улице, лишь как хлопнула дверь и шаги в коридоре. А потом увидел брата и с порога понял его настроение, потому отвел взгляд и уткнулся обратно в книгу. Ему едва ли удалось прочитать пару предложений, как это настроение разлилось по кухне, став общим фоном. Злоба, раздраженность, агрессия – вполне себе нормальный коктейль для Аарона. Сквернословие. Уж куда без него.
Оторвав взгляд от страницы, Клинт увидел, как брат открывает сейф и достает оружие. Все прочитанное за утро, да скорее даже за последние сутки, мгновенно выветрилось из головы. Он выпрямился и напрягся, наблюдая за Аароном. Услышав про соседей, Клинт машинально бросил взгляд на кухонное окно. Значит не показалось. Просто он не придал значения своим сомнениям, не прислушался к интуиции и не проверил. Неприятно кольнуло чувство вины.
Слова Аарона только все усугубили. Клинт отвел взгляд, скользнув по печатным строчкам, но совершенно не понимая смысла написанного. Зато он понял другое. Нужно было тут же звонить брату, сказать о своих подозрениях, пусть даже пока беспочвенных, предложить проверить дом… Два дома! Аарон бил тревогу на счет двух домов, а Клинт обратил внимание лишь на один. Входная дверь опять хлопнула.
Еще секунду Клинт сидел за столом, а потом резко вскочил. Сейф… не закрытый. Оружие. Взгляд лихорадочно метнулся по содержимому. Обойма. Полнолуние! Серебро. Он выбежал в коридор, схватил куртку и вылетел за порог. Совершенно не думая о последствиях, не прикидывая свои шансы и не рассматривая себя как как обузу для брата. Более взрослого, более опытного, натренированного и наблюдательного. Но эти его слова… Они задели!
- Сегодня полнолуние, - выдохнул Клинт, догнав брата и подстраиваясь под размах его шага. – Я с тобой!
Кажется, злость, что переполняла Аарона вечно, начала передаваться и Клинту. Именно сейчас. Как вирус гриппа. С той лишь разницей, что Клинт скоро излечится и вернется в свое обычное состояние, а Аарон нет. Он такой всегда. Ну или почти. Уж точно в большинстве случаев.
- И, кстати, мать у нас одна, - зачем-то напомнил он, бросая взгляд на брата и прекрасно осознавая, что нарывается как минимум на подзатыльник. - Как и тетка, как и братец. Так что выбирай выражения. Хоть иногда.
Даже еще не закончив озвучивать свою мысль, Клинт уже внутренне сжался, сгруппировался, готовясь как физически, так и морально огрести от ближнего. Но зараза уже передалась и злость начинала окутывать сознание, лишая его способности рассуждать здраво, притупляя инстинкт самосохранения и… Хотя, последнее уже давно расслабилось. Он привык получать что от брата, что от отца. Порой крепко, но всегда знал, что силу те рассчитывают и свою последнюю надежду на продолжение рода точно не убьют собственными руками же.
Клинт нагло приподнял подбородок, бросая взгляд на Аарона. Да, в их семье у каждого было свое место. На его ему указали уже давно, только вот с пониманием по началу возникли некоторые проблемы. Не сказать, что и сейчас Клинт вполне себе отчетливо все понимал и точно знал где стоит притормозить. Но это не помешало ему через пару секунд дернуть брата за рукав и жестом указать на калитку, ведущую на задний двор, между почти прижимающимися друг к другу домами.
Планировка домов и улиц тут была почти одинаковая на весь квартал. Домики вплотную, кое-где узкие проходы, перегороженные калитками, позади садики, разделенные невысокими заборчиками, через которые легко можно было перемахнуть и оказаться уже у соседей. 
- Давай туда, - озвучил Клинт свой жест.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

20

- Рот закрой, - рыкнул ему в ответку Аарон. - Ты давно проебал все возможные шансы стать моим братом. Знаю своё место. Знаю твоё. Посередине - дыра. Продолжай делать её больше.
Не ударил, хотя хотел до этого и сильно, ударила вместо ладони интонация. Он плевал эти слова ему в лицо от раздражения и недосыпа. Может, холодный воздух остудил слегка, может сам факт, что Клинт всё-таки пошёл, но Аарон уже не собирался осуществлять ранее задуманное. Он отодвинул Клинта за себя и пошёл первым, не утруждая себя кивком или пояснениями. И так понятно: в случае чего жизнь Клинта важнее. И далеко не потому, что Рейнольд так сказал, не потому, что Клинт надежда и всё такое, а потому что Аарон умрёт за него. Рейнольд наоборот бы выставил шкета вперёд, чтоб тот показал себя.
Поглядев по сторонам и убедившись, что на улице ещё никто не шарится, Аарон достал пистолет и опустил вниз, держа его двумя руками и превращаясь в натянутую струну.
Он остановился и брата тормознул, кивнул сначала вниз, а потом посмотрел направо и налево.
Здесь на снегу, под небольшим слоем, была видна кровь. Её было достаточно много. Окна первых этажей разбиты и в том, и в другом доме. Хуже самой крови то, что...
- ...детские босые ноги, - пробормотал Аарон, опускаясь на колени и рассматривая следы внимательнее. - Её обратили. Это больше не маленькая Меган.
Он повернул голову к Клинту.
- На свет она не вылезет. Прячется либо в одном доме, либо в другом, ночи будет ждать. Видимо, обратили её под утро, раз она добралась всего до двух домов. Вампиры в таком возрасте могут вырезать половину города за ночь. Быстрые и злобные твари. Вечно голодные. Если бы нянька зашла внутрь, она бы сожрала её. Скорее всего, полностью.
Аарон поднялся и посмотрел на окна. Сначала на одно, потом на другое. Подошёл ближе к дому старухи и заглянул внутрь.
- Видимо, всё-таки в доме у родителей. Видишь? - он показал на осколки стекла под окном дома Вестов. - Сначала вылезла отсюда. Потом рванула к этой чокнутой... и вылезла обратно. Где больше осколков, в ту сторону и разбивали окно.
Молодой человек взял пистолет в одну руку, другой достал из кармана пару потрёпанных старых перчаток, которые явно были ему уже малы, но он хранил их, явно пару раз подшивал и растянул узор в виде оленей. Кто-то из членов семьи подарил их ему на Рождество, он точно не знал кто это был, потому что имени отправителя на них не было, да и нашёл он их, разумеется, не под ёлкой, а в кармане с какой-то убогой, но всё-таки подарочной ленточкой. Но это был первый и последний его подарок в жизни. Ему тогда было пятнадцать. Аарон протянул их Клинту.
- Надень. Если поранишься и её кровь попадёт к тебе - можешь обратиться. Не факт, но осторожность - залог успеха, - он так же натянул ему капюшон куртки на голову, застегнул её под самое горло, подтянул вниз рукава и поднял воротник свитера, грубо хлопнув младшего по руке, не дав даже шанса сопротивляться. - Выёбываться будешь потом.
Осмотрев своего укутанного брата, он повернулся к окну в дом Вестов и пистолетом разбил оставшиеся куски стекла, на котором могла быть поражённая вампиризмом кровь. Сам Аарон не стал себя защищать, чай, не маленький уже и знает что делать. Да и себя точно не жалко.
- Держись ближе к окнам. Раскрывай шторы, отрезая ей путь к отступлению. Буду её искать. Кровь с пола в доме она уже точно слизала. Она очень голодная и быстрая, не забывай. Увидишь - стреляй в голову, в шею или в сердце. Она переживёт выстрелы по конечностям, но замедлится. Нужно будет - стреляй через меня. Всё понял?
Он серьёзно сощурился, заглянув в глаза Клинта. Недовольно фыркнув, отвернулся и влез в окно. Что-то разбилось сверху и Аарон тут же взглянул на потолок.
- Падаль, - процедил он и пошёл вверх по лестнице. - Оставайся здесь.



[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

21

Замечание про шансы, места и расстояние между всем этим задело Клинта, но он не поспешил оспорить. Вовсе не потому что боялся последствий, скорее понимал, что сейчас не место и не время этим заниматься. А будет ли потом? Не факт. В подтверждение своих слов, Аарон отодвинул брата и пошел первым. Не доверял? Да. Только что же об этом и сказал. Но все было не столь очевидно. Чтобы не говорил Аарон теперь, Клинт помнил другое – заботу. И всегда противопоставлял ее всем нецензурным и обидным замечаниям. Не странно ли, что одно мелочь, может оправдать все?
Клинт глянул на снег и на осколки стекла. На следы. Особенно его впечатлили отпечатки детских ног. Обратили? Он поднял взгляд на брата. Его выводы были такими быстрыми, что вызывали некоторые сомнения. Сам бы Клинт спешить не стал. Да, именно потому и не забил тревогу еще несколько часов назад. Не спешил. А куда? Все равно ж уже обратили, как подытожил Аарон. Раздражение нарастало как снежный ком. Он злился одновременно и на себя, и на Аарона, и на весь окружающий его мир.
При упоминание вампиров, Клинт посмотрел на брата уже с некоторым недоверием. Так вот просто? Сразу вампиры? А почему именно они? Взгляд скользнул по припрошенной снегом крови, по детским следам. Но искал он другое. Отпечатки звериных лап. Ведь полнолуние же. Почему нет? Почему сразу вампиры? Но вместо того, чтобы объяснить свой выбор первопричины, Аарон начал объяснять особенности разбивания окон.
Это злило еще больше. В конце концов перед Аароном стоят не пятилетний сопляк же, но видимо именно таковым он и видел Клинта. Но вишенкой на тортик стала очередная акция проявления братской заботы. Возражений не последовало, но и благодарности на лице Клинта не мелькнуло. Он просто позволил. Опять же, чтобы не раздувать семейную сцену в сложившейся ситуации. «Пусть», думал он, развлекается, и молча кивнул, а потом влез через разбитое окно в дом, следом за Аароном.
Он никогда не был в гостях у соседей. Да и зачем? Будь Меган не пять, а пятнадцать сработал бы вполне естественный, природный интерес к противоположному полу. Детей же Клинт едва ли замечал. Впрочем, родителей тоже. Только здоровался из вежливости со старшими, чтобы не привлекать лишнего внимания своей невоспитанностью. Впрочем, Аарон тоже умел играть на публику и порой делал это даже лучше младшего брата, которому все это притворство стояло поперек горла.
- Почему вампир? – Зачем-то окликнул Клинт брата, когда тот уже был на лестнице.
Отдергивать шторы? Проявить осторожность? Просто делать то, что сказано и не приставать, не мешать, не задавать глупых вопросов? Нет! Так поступают лишь слишком осмотрительные и умудренные опытом взрослые. Клинт старался и понимал серьезность ситуации, но возраст все же брал свое. Ответ требовались и срочно, потому что злость уже просто зашкаливала, застилая трезвый взгляд на вещи, а выдержка начинала отказывать, допуская искажения реальности в угоду личным заблуждениям.
- Кровь, стекло, следы, все это, - Клинт обвел жестом руки комнату, он говорил тихо, почти шепотом. – Вовсе ничего не доказывает, кроме участия ребенка. А если ты увидел то, что тебе хотели показать? Повторяю, сегодня полнолуние. Может и не вампир?! Может это ловушка?! А, Шерлок? Факт того, что мы многим насолили и кто-то может хотеть свети счеты, переходя на личности не учитывал? Недооценивать врага и переоценивать себя первый шаг к глобальному провалу! А если она не одна? Если их больше? Вампиров или кого-то другого?! Как это вообще они удачно решили именно тут и именно сейчас проявить активность. Я хочу сказать…
Он вдруг осекся. А что хотел сказать? Что Аарон выбесил его наконец, заразив собственной агрессией в считанные секунды? Да, момент нашел самый удачный! Только чувства вины Клинт пока не испытывал. Он уже кипел и начинал выплескивать яд, ставя под сомнения даже обоснованные выводы брата просто потому что. Потому что возраст, потому что семья, потому что братья и выпал случай выдать очередную ноту протеста.
- Что ей делать наверху? В куклы играть после раннего завтрака? – Клинт кивнул в сторону коридора, из которого можно было попасть в кухню и где под лестницей была дверь в подвал. – Если ты прав, и мы имеем дело с одной единственной обращенной в вампира девчонкой.
Как это не странно, но планировка соседских домов мало чем отличалась друг от друга. Детали тут крылись разве что в интерьере и мелких переделках, но даже они не могли ввести в заблуждение того, кто не отвлекается на яркую мишуру, а видит саму основу общей конструкции. [icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

22

Аарон остановился и потёр виски, шипя, но слушая, зачем-то слушая всё это, убирая пистолет, а потом развернулся и стремительно подскочил к Клинту. Он поднял его в воздухе за грудки и всмотрелся в его глаза.
- А тебе я смотрю всё неймётся, я смотрю, ты получаешь удовольствие от того, что можешь в очередной раз побыть лучше, чем я? Намекнуть мне на то, кто я такой и что я есть, где моё место, где место моим навыкам? Сколько ещё ты будешь это делать, когда тебе надоест? - он тряхнул его в воздухе. - Что ты вообще знаешь обо мне? Что ты знаешь обо мне, Клинт? Что ты видишь, глядя на меня? Я тебе не ровня, я погляжу, да?
Он опустил его, толкнув вперёд. Да, не место, да не время, но раз уж он решил продолжить сраться - ради бога.
- Полнолуние говоришь? Оооо, да, оно сегодня. Этой ночью, долбоёб. Не прошлой, в которую её обратили. И если бы это был вервольф, она бы разнесла тут всё на хуй. И не было бы детских отпечатков. А ещё знаешь что было бы? Она бы сейчас сидела здесь и ревела, как наш братец Винси, не понимая, что же блядь случилось с мамочкой и папочкой. Тут всюду была бы кровища и срач. Возможно, её бы не было даже здесь. Почему тебе, блядь, так надо утверждать себя за мой счёт? Тебе что, мало почести оказали по жизни, а, Розовая Принцесса-Китти? В то время как ты спокойно спал в своей кровати, я смотрел, как наш общий дядюшка Вильгельм вытаскивает наживую из феечек кишки. В то время как ты читал свои книжки, наш общий папочка пиздил меня дубинкой, а потом учил меня владеть своим телом так, чтоб я мог со сломанной ключицей, двумя сломанными рёбрами, вывернутым суставом на ноге и с кровью, застилающей мне глаза, выбить любую дверь, чтоб если тебя запрут, я сдох, но вытащил тебя из любой жопы! В то время как наша общая тётушка Сюззззззи облизывала тебя, мне она отдавала объедки с вашего стола, потому что так надо, я должен привыкать к хуёвой еде. Я должен привыкать к плохому, а ты должен привыкать полагаться на то, что вся жопа достаётся мне, вся гряяяязь, все первые выстрелы, удары и укусы. Я должен защищать тебя, сукин ты сын, ценой своей жизни, чего бы мне не стоило, не смотря ни на что, вопреки всему и свою последнюю краюху хлеба отдать тебе, чтоб ты не скопытился, уебок.  Тебе мало осознавать это? Тебе нужно ещё? Так скажи что. Облизать тебе ботинки?
Он презрительно фыркнул и опять услышал, как кто-то бегает по этажу выше. Видимо, ищет где спрятаться и как напасть на них незаметнее.
- Что ты на меня смотришь так? Не думал, что я умею говорить столько? Может, я и конченый, но я не такой тупой, как ты думаешь, Клинт. Я многого не понимаю, ты прав. Но кое-что я понимаю отлично. Ты хотел отличаться от Рейнольда, да? Хотел бы быть другим, да? Типа, нормааальным, хороооошим, да? Ты обосрался. Ты хуже чем он. Он превратил меня в чудовище, не говори, что не думаешь так, глупо отрицать очевидное. Он пиздил меня, да, заставлял делать такое, что тебе и не снилось, я видел такие вещи, которые сделали бы тебя, Китти, заикой. Но знаешь чего твой отец не делал никогда? Он никогда не давал мне надежды на то, что я буду хоть кому-то нужен. Не как собака. А как человек, которым я, по несчастью, родился.
Аарон и впрямь никогда не был так многословен. Он ткнул Клинту пальцем в грудь.
- Поэтому закрой свой поганый рот. Закрой. Свой. Рот. Если тебе нечего сказать, кроме как очередной скулеж по своей участи, которая у тебя, между прочим, не такая уж хуёвая, если подумать.
[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

23

Это должно было случиться и случилось. В самый не подходящий момент, но все же прорвало. И надо было бы испугаться, потому что Аарон был сильнее, злее, здоровее и опытнее по части мордобоя. Только Клинт лишь довольно усмехнулся. В душе. На брата же он смотрел вполне серьезна, без тени усмешки даже в глазах. Но и без страха. Без презрения и превосходства в котором тот его сейчас обвинял.
Когда Аарон отпустил и толкнул, Клинт едва не потерял равновесие, но устоял и гордо вздернул подбородок, лишь подливая масла в огонь. Провоцируя. Он понимал, что делает и делал это не без удовольствия. Нет, не гордясь своим положением в семье, а тем, что заставил Аарона все это сказать. Наконец то. Честно, в лицо, а за пряча за тычками, пинками и ядовитыми замечаниями с отборным матом.
Брат ткнул его в грудь, продолжая свой жаркий монолог. Как всегда, эмоциональный, как всегда с нецензурщиной для пущей густоты красок, но на удивление связный и многословный. На последнем слове, Клинт перехватил вдруг руку брата и дернул того на себя. Он был младше, слабее, уступал по опыту и уровню подготовки, но все же Сюзанн занималась не только его умственным развитием.
- Все сказал?! – Выплюнул Клинт в лицо Аарону. – И кто тут еще скулит о своей жалкой судьбинушке? Только ли я?!
Она отпустил руку Аарона и копируя манеру брата, толкнул того в грудь. Да, схватить и приподнять над полом у него бы не хватило силенок, но толкнуть, пусть и слабее, хоть и ощутимо – вполне.
- Свою опеку засунь себе же в задницу, - прошипел Клинт, понижая голос. – Тоже мне, нянька-страдалица нашлась, собирающая все шишки на свою голову.
Его несло. Клинт понимал прекрасно, что накипело и понесло в далекие дали. Не к месту и не ко времени, учитывая, что где-то там наверху копошится вечно голодный малолетний вампир обращенный считанные часы назад и уже закусивший как родителями, так и ближайшей соседкой. Только их спор был важнее. Много важнее. Для Клинта.
- Уж лучше сдохнуть первым и не видеть больше никогда всей это сраной семейной трагикомедии в стиле бразильского сериала, - бросил он уже спокойнее, хотя голос еще дрожал и вибрировал от злости. – Я хоть не ною, что никто меня не любит и никому я не нужен!
Это было лишнем. Сначала слетело с языка, а только потом уже было осознано. В каждом слове Аарона была своя правда. Отвратительная, жестокая и обидная для обоих братьев, но… Нет, теперь уже для трех братьев. Но это была правда. Изуродованный морально и физически правдоруб, изнеженный и высокоморальный лицемер, слепец. Пожалуй, если так сравнивать, то младшему досталось больше. Но Клинту из всей троицы действительно от чего-то невероятно повезло. Он только никогда не говорил, что всегда готов был поделиться своим везением со старшим. Что именно его доля то и заставляет бунтовать с малолетства. Именно то, что делал с Аароном отец, заставило Клинта думать и иначе смотреть на мир.
Он открыл было рот, чтобы добавить что-нибудь, но тут же его захлопнул и едва заметно качнул головой. Мол, ладно, уболтал, помолчу, так и быть, уважу старшего. Резко обернувшись, Клинт сорвался с места и рванул к лестнице, пока не получил за сказанное в морду от Аарона.
Перепрыгивая через ступеньки, он мчался прямиком в объятия своего последнего озвученного желания – сдохнуть. И вовсе не за тем, чтобы уязвить брата, подставить или позлить, даже не для того, чтобы что-то доказать кому-то. Просто накипело и прорвало. Если он был причиной того, что Аарону доставалось больше, так может просто избавиться от оной и тогда отец будет больше ценить, лучше беречь, бережнее относиться к последнему и единственному из рода.
На ходу, Клинт неловко и неуверенно достал уже заряженный пистолет. Варежки явно тут мешали. Он сбавил скорость на середине лестницы и стянул одну зубами, перехватив оружие в правую. [icon]http://sh.uploads.ru/yZUO3.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick][status]Розовая Принцесса-Китти[/status]

Отредактировано Morgan (2018-03-25 01:30:05)

+1

24

Аарон почувствовал себя ещё гаже. Он почувствовал себя пустым местом. Абсолютно пустым. Выскребленным до самого дна. Где-то внутри что-то с хрустом разломалось до самого конца. В те юные года он ещё хоть что-то был способен чувствовать, ощущать свою немощность, свою душевную инвалидность. И сейчас стало так душераздирающе одиноко.
Аарон провёл ладонью по лицу, сминая и выбрасывая это. Нельзя сейчас.
Он пошёл следом, доставая пистолет.  Поровнявшись с Клинтом, Аарон даже не посмотрел на него, шёпотом спросив:
- Что же это получается... Тебе одному можно хотеть чего-то?

Он стал идти тише и прислушался к звукам. Скрежет, скрип, шипение. Потом этот слишком быстрый топот и вот, эта мелкая дрянь пробила потолоки над Клинтом двумя кулачками. Скорее всего, она лазала между стенами в доме. Внешние панели крепкие, а внутренние-то что? Ерунда, можно кулаком пробить. Там темно, логично же.
Она сразу же раскрыла свою клыкастую изуродованную пасть, повалив юношу на пол. Аарон попытался прицелиться, но не смог, а поэтому отбросил оружие и схватил девчонку за волосы, оттаскивая её от лица и шеи Клинта. Она клацала зубами и морщилась:
- Пуссссти, кушшшшать, кушшшшшать!
Аарон вцепился другой рукой в её шею, потому что та начала уже пытаться в ущерб своему скальпу кинуться на Клинта. Аарон поднял её в воздух, чтоб она не была в опасной близости к брату, но та с силой дёрнулась и, всё же, вырвалась из его рук, прыгнув на пол. Она круто развернулась к нему и Аарон стал пятиться назад, одними глазами показывая младшему брату на пистолет, который был к нему ближе. Он надеялся, что Клинт понял намёк.
- Кушшать кушшать Меган хочет кушшшать... - она прицеливалась для прыжка, быстро перемещаясь то левее, то правее.
- Ну давай, иди и поешь, - он показал ей свою шею с кривой ухмылкой и вампирша, обезумевшая от зрелища пульсирующего сосуда на ней, наконец, прыгнула на Аарона.
Тот с трудом, но устоял на ногах, схватив мелкую тварь и не давая ей себя укусить, но постоянно крутясь и дёргаясь. За приоткрытой дверью в спальню он мельком увидел обглоданные в областях крупных сосудов трупы четы Вест.
-  На счёт... Раз... Два... - Аарон вытянул её перед собой. - ТРИ!

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

25

Клинт бросил взгляд на брата, когда тот поравнялся с ним и пожал плечами. Говорить еще что-то совсем не хотелось. И нужно ли было? Хотя, конечно, нужно. Просто не время и не место, но других моментов пока не попадалось под руку. Так вышло, что в их семье говорить открыто, не таясь и по душам – дурной тон, слабость и не уместно. Нельзя. Это слово Клинт запомнил на всю жизнь и вспоминал каждый раз, глядя на брата.
Нельзя. Как магическое заклинание, звучало далеким эхо из прошлого. И оно будет звучать всю его жизнь. Напоминая об осторожности и осмотрительности даже с самыми близкими. Служа той самой дырой, что зияла между ним и всеми остальными. Да, Аарон не был исключением. Он тоже стоял со всеми по ту сторону пропасти, тогда как по эту был Клинт. Один. Всегда. Потому что – Нельзя.
Он сглотнул слова и отвел взгляд, пропуская брата на полкорпуса вперед. Нет, не потому что прятался за его спиной или боялся попасть под раздачу первым. Потому что считал его сильнее, опытнее, предусмотрительнее. Старшим. Ведущим и направляющим. Подсказывающим. Пусть и в своей грубой манере.
Когда сверху посыпалась штукатурка, щепки и крошка перекрытия, Клинт инстинктивно шарахнулся в сторону к стене и оттолкнул Аарона в противоположную сторону, к другой стене. Он задрал голову, но прежде чем успел оценить ситуацию, уже лежал на полу, придавленный соседской пятилеткой, сверкающей на него клыками.
Пистолет выпал. Вот так просто взял и выскользнул из рук. Клинт едва успел упереться девчонке в грудь и увернуться от неминуемого укуса, как подоспел Аарон. Челюсть клацнула где-то совсем рядом. Так громко, что на затылке шерсть встала дыбом.
Ладонь заскользила по полу, вслепую пытаясь нащупать пистолет, на который указал брат. Он понял его без лишних слов и приперательств, без мата или высокопарных замечаний. С одного взгляда. Когда Клинт все же умудрился найти утерянное, девчонка уже пошла на Аарона. Дамер-м… Средний. Он уже три года как наполовину осиротел и перестал быть младшим. Дамер-средний прицелился, лежа на спине. Руки его ходили то влево, то вправо, в такт движениям девчонки. Он отчего-то медлил, хотя угроза была куда как реальнее некуда. И Аарон оказался прав. Обратили. Вампир. Не вервольф.
Все происходило в считанные секунды, но Клинту казалось, что время замедлило свой бег. Аарон дразнил девчонку. Отвлекал на себя. Клинт медлил. Продолжал медлить, стараясь прицелиться. Голова. Шея. Сердце. Не к месте… опять… вспомнилась другая инструкция. «Лапки вверх. Голова и шея. Не сильно. Крепко. Хвост. Не порезаться. Не навредить. Справиться!» У них было лишь одно общее: «Справиться!». Аарон ждал, что Клинт справится. Но тот барахтался на спине, как найденный пять лет назад попугай. Перепуганный, запутавшийся, навредивший сам себе…
Он выстрелил. На счет три. Не целясь даже особо. Просто… выстрелил. И едва не оглох, ощутив запах пороха и отдачу. Лишь потом понял, что промазал. И выстрелил еще раз. Через долю секунды. Но опять не в голову, не в шею и не в сердце, как учил Аарон. Просто потому что тогда бы он попал в него. Обе пули прошли по касательной, навылет, задев бедро девчонки и плечо. Они ушли дальше, в стену. 
Клинт перекатился на живот и вскочил на ноги, наставляя оружие… Куда? Мелкая, хоть и раненная, но не менее сильная, умудрилась вырваться и юркнула дальше по коридору. Клинт замер, целясь без цели, глянул на брата и виновато поджал губы. Ему было велено стрелять. Он… Он не прислушался к наставлению. Умышленно. Просто потому что понял траекторию полета пули и не согласился с подобным риском. Жертвовать девчонкой, что сама стала жертвой и теперь представляла опасность – одно. Жертвовать братом, ради блага тех кого он даже не знает и собственной жизни – другое.
- Прости, - выдохнул Клинт, руки, сжимающие оружие дрогнули.
Он открыл было рот, чтобы пояснить за что именно извиняется, но слова застряли. Момент не тот и… Нельзя.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-25 02:11:34)

+1

26

Девка сбежала, а Клинт промазал.
- Падаль, - опять прошипел он, тряхнув головой от звука выстрела.
Она забежала в кладовую, захлопнула дверь и теперь выла, совсем не по-человечески. Священные пули всё равно причиняют боль. Ну, по крайней мере, теперь дело за малым. Молодой человек прошёл по коридору за пистолетом, проверил его быстро и пошёл вперёд по коридору к кладовой.
- Не думай когда стреляешь, Клинт. Иначе будешь всегда промахиваться... - пробормотал он. - Делай вдох, прицеливайся и стреляй на выдохе.
Он с силой дёрнул дверь на себя, ломая замок и немедленно разрядил полную обойму в девочку.
После - бросил пистолет на пол и присел на колени перед телом.

- Будешь конфетку?
- Ммм?
- Конфетку. Она вкусная. Мама говорит, что с соседями надо дружить. Будешь дружить со мной?
- А что если я злой сосед?
- Нееет, ты хороший сосед. Просто грустный. Когда я грущу, мама всегда даёт мне конфетки. Так будем дружить?
- Не знаю.
- Глупый, надо всегда говорить да.

Осмотрев её, он взял девочку на руки и понёс в детскую.

- Если ваш отец вас обижает, ты можешь позвонить сюда.

Там нараспашку было открыто окно, а на подоконнике были грязные следы. Он уложил её в кроватку, накрыл одеялом с головой и сел на стул рядом. Кровь вытер об одеяло, чуть о парку, которая всё равно была вся в ней же. Порылся в карманах и достал пачку сигарет. Закурил.

- Мне это всё не нравится и не нужно такое будущее!

Услышав шаги Клинта, повернул голову в сторону входной двери и уставился на него. Молчал какое-то время, потом, выдохнув клубы дыма, всё же усмехнулся и покачал головой, отвернувшись.
- Знаешь, Клинт. Пора завязывать, - он затянулся ещё раз и невесело рассмеялся.
Почувствовав резь в глазах, он потёр их пальцами, завёрнутыми в рукав свитера под паркой. Снова глубокая затяжка, прикончившая сигарету.
- Ты же ничего не знаешь обо мне, на самом деле, Клинт. И я давно всё понял. Про тебя и твоё отношение ко мне и ко всему остальному. Можно без повторений. Нужно делать свою работу. Потом думать.
Он поднялся с места.
- Позвони Сюзан. Она умеет заметать следы в таких ситуациях. Может быть, стоит поджечь дома или подстроить несчастные случаи... Свидетель это плохо.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

27

Не думай. Вот не думать Клинт не умел. Он не полагался так как Аарон на голые инстинкты. Он именно что думал и просчитывал вероятные последствия. Как умел. Как понимал мир в свои пятнадцать. Клинт посмотрел на оружие в своей руке, потом на спину брата, что уже двинулся к двери за которой спряталась девчонка.
Он не думал. Он просто распахнул дверь, пользуясь тем, что цель загнана в угол. Не думал, когда разрядил обойму в тщедушное тельце пятилетки. Будь та человеком, Аарон отнесся бы иначе. К нелюдям же подход был один – не думай, стреляй, на выдохе. Убей, пока не убили тебя. Выяснением намерений и мотивов никто не занимался.
Клинт зажмурился, пытаясь подавить желание зажать уши. Он посмотрел на брата лишь когда все было кончено. Когда тот поднял тело девочки и пошел с ним в комнату, чтобы бережно уложить на кровать. Теперь она не была для него злом во плоти? Теперь можно было проявить уважение и сострадание? Лицемерие какое-то. Национальный вид спорта англичан, как выразился в одной из своих книг ле Карре. Двойная мораль и двойные стандарты с расовой ненавистью, где одни подлежат уничтожению просто потому что они не такие как другие.
Клинт стоял на пороге детской, когда Аарон обратился к нему. Он отрицательно мотнул головой, вдыхая едкий табачный дым, что расползся по комнате. Может это был тот самый момент, когда можно и нужно что-то сказать. Не дать поставить точку в конце предложения, а дорисовать к ней еще две. Многоточие всегда оставляет место для продолжения истории. Дает намек, что так еще не закончена и может развиваться по другому пути. Второму, третьему или десятому. Не важно. Просто есть альтернатива. Должна быть. Но Клинт молчал. Он не знал, как это все сказать, просто смотрел то на брата, то на накрыто тело девочки. 
Телефон. Левая рука машинально скользнула в карман. Пальцы сжались, но тут же разжались. Ладонь выскользнула из кармана. Клинт поднял взгляд на Аарона и еще раз отрицательно мотнул головой.
- Можно обойтись и без нее, - сказал он и кивнул за спину, в коридор, в дом, за пределы этой комнаты. – Ты сам сказал, нужно делать свою работу. Эта наша. Мы ее начали. Мы закончим. Вместе. Без Сюзанн, отца или кого-то еще. И я согласен. Пожар и несчастный случай, лучший выход.
Клинт пожал плечами. Да, не думать он не мог. Никогда. Потому что Нельзя. Его учили думать. Всегда. Наверно, Аарон это тоже понимал и именно об этом говорил, указывая на их места в семьи. Скорее даже роли. Две силы, но разные. Еще бы научиться действовать синхронно. Может в этом и была цель старших? Только пока ее никто не достиг.
- Нужно отнести тела вниз, - продолжил Клинт. – В кухню. И пустить газ. Зажечь свечу. Когда рванет, они окажутся в эпицентре. Взрыв и огонь повредят их так, что определить истинные причины смерти окажется сложно. Да и кто станет копаться? Обычная семья, обычный несчастный случай. Дом соседки тоже. Пусть думают, что утечка была какая-нибудь, общая. А газовая компания сама все замнет. Ведь скандал и лишние разбирательства им не нужны.
В первые пару секунд картинка казалась отличной, но потом Клинт глянул на тело девочки. В него стреляли. Его две пули прошли на вылет и теперь были в стене. А остальные? Те что выпустил Аарон. Клинт посмотрел на брата.
- Я пойду к соседке и все сделаю там, - дополнил он свою задумку деталями. – Ты сделаешь здесь. Но сначала убедись, что в ее теле не осталось пуль. В руинах дома их никто особо искать не будет, но если найдут в останках ребенка, то начнут другое расследование.
Едва закончив, Клинт сам удивился, как легко образовался вполне годный план в его подростковой голове. Не без подсказки Аарона, конечно. Он даже усмехнулся. Как-то слишком уж по-взрослому. Холодно и цинично. Спокойно. Будто разом умерли все эмоции и обычные человеческие сомнения, а осталась лишь одна здравая рассудительность, которая все расставила по давно известным местам.
Их учили. Их готовили. Врозь, по разному, но одному и тому же. Клинт отвел взгляд от брата и опустил голову, будто принял и смирился с тем, что ему выпало по жизни. Нужно было идти, но он опять медлил, будто ждал согласия или разрешения, а может одобрения.
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

28

Аарон кивнул.
- Сделаем это чуть позже по времени, но одновременно. Для верности. Загвоздка. Я сказал этой няньке про такси, если они позвонят, то узнают, что сюда никого не вызывали. И машина у них не сломана. Последнее поправимо, ключи в коридоре, а меня всё равно якобы просили помочь. Но такси... Разберёмся. В целом, всё правильно. Но не прямо сейчас. Нужно выждать где-то с час.
Молодой человек поднялся и подошёл к окну, чтоб рассмотреть следы.
- Залез в окно, по стене. Хотел обескровить её, но что-то пошло не так и... - он упёрся руками в оконную раму. - ... Может, специально. Если бы она больше поела, мы бы так легко её не убрали. Расчёт, что она сметёт нас. Вампирское сообщество не одобряет такие вещи, но ради парочки трупов Дамеров особо отчаянные могли это сделать. Уничтожу.
Он снял покрывальце с девочки и уставился на неё. Вот её было жаль. Именно девочку, которой она была. И которая предлагала ему дружбу и конфетку. Её убили задолго до того, как он убил то, во что она превратилась. Он посчитал входные отверстия и морально готовился доставать пули. Повернувшись к Клинту он покачал головой, а затем подошёл к нему ближе и положил свою ладонь ему на макушку, небрежно потрепав его волосы.
Он тяжело вздохнул и поджал губы.
Вот так и закончилось всё. Окончательно.
И вроде так тянет что-то сказать, спросить, тянет говорить, но губы упрямо выдали лишь короткую фразу:
- Приказ принят, Клинт.
С этими словами, он резко развернулся к телу и принялся за грязную работу, обернув руку в наволочку.

[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1

29

Приказ принят. Клинт выдохнул и опустился на стул, на котором недавно сидел Аарон. Чуть позже. Он опустил голову, глядя на свои руки и на оружие, а потом поднял, глядя уже на Аарона.
- Но ты не уверен, - тихо то ли констатировал факт, то ли спросил Клинт, ударения не было, интонация стерлась. – В смысле, как понять? Это случайность идиотская или неудавшееся покушение? И кто?! Это ведь лишь следствие. Как добраться до причины? Не удобной нам, а реальной.
Взгляд упал на изуродованное тело ребенка. Да, не они это начали, но они закончат. Уродовать пятилетнюю соседскую девочку так, что никто в здравом уме не будет хоронить ее в открытом гробу. Он отвел взгляд. Не хотелось смотреть ни на убитую соседскую девчонку, ни на брата, что выполнял приказ. Ничего не хотелось, кроме как выйти и проблеваться за углом. Но даже этого Клинт не мог сделать. Любого нормально бы подростка вывернуло на изнанку. А он просто не был уже этим любым и нормальным. Как не был им и Аарон.
- Не важно, - качнул он головой, не давая брату возможности ответить на вопросы. – Потом мы сообщим отцу. Когда все закончим. Пусть старшие разбираются. Себя и большинство соседей мы защитили.
Вдруг мелькнула мысль, что никакая это не случайность, а очередной урок. С их родителя станется проверять сыновей на собранность и боеспособность самым отвратительным способом. Хотя… Клинт глянул на брата. Ему в лицо. Стараясь не видеть, что тот делает. Не видеть девчонки. Хотя должен же быть где-то предел? Границы, через которую нельзя переступать. Или у отца ее нет? А у Аарона? У самого Клинта?
- Так ведь?
Хотелось говорить о другом. О том, что уже было сказано, но осталось без ответа. Клинт смотрел на брата и ждал. Разрешения? Одобрения? Знака свыше, что тот вот сейчас его наконец услышит и не извратит все сказанное. Но это будет все та же песнь. О том, как Клинт всего этого не хочет, не разделяет, не понимает, не желает мириться и вообще… Он просто смотрел на Аарона и молчал. Крепко сжав зубы и плотно сомкнув губы, чтобы ни одно лишнее слово не вылетело. Больше никогда. Потому что это ни к чему и разговоры не помогут выжить в их мире.
Охота будет всегда. Она была, есть и никогда не закончится, пока одни не истребят других. Но мириться с таким положением вещей не хотелось. Все равно казалось, что есть какой-то иной путь. Другой. Может не для Аарона. Может по нему сможет пройти только Клинт.
Он отвел взгляд и опустил голову. Смирение? Неа. Не в пятнадцать, когда ты еще веришь, что можешь изменить мир. Просто потому что у тебя вся жизнь впереди. Потому что еще есть шанс. Есть время.
- Винсент никогда ничего этого не сможет, - зачем-то вырвалось само собой, когда уже казалось, что кризис миновал и желание произнести очередную глупость унялось. – Он всегда будет нашей Ахиллесовой пятой. Ты говори об этом с отцом?
Вот это глупость в кубе. Кто такой Аарон или Клинт, чтобы подымать подобные темы с отцом? Это не они, это он говорит с ними. Им же надлежит слушать, подчиняться и выполнять, а не рассуждать.
- Он что-то говорил об этом при тебе? – Тут же поправился Клинт, глядя на Аарона. – Ты знаешь, что делают в семье с такими как он? С теми, кто непригоден и бесполезен?
[icon]http://s7.uploads.ru/yMEJv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-03-25 20:33:05)

+1

30

- Если ты не заметил, то старший перед тобой, - отозвался Аарон. - Разберусь.
Он продолжал заниматься своим делом, хоть и было тяжело. В голове снова звучал гребаный клаксон и снова эта тошнота, привкус попкорна. Какие-то незаживающие раны в сознании бередились бессонницей и он ничего не мог с этим поделать. Аарон, вытащив третью пулю из шести, отложил занятие этим, чтоб закурить. Его руки дрожали, он даже не сразу смог поджечь сигарету. Почему-то эта девочка, Меган, она напоминала ему о том злополучном дне на ярмарке. Он вообще почему-то думал о нём каждый раз, когда не высыпался. И не только о нём. Много о чём.  Бесконечно варил в себе, пытался давить глубже, но травмирующие события прошлого просто менялись с одного на другое. Чёртова бессонница.
- Он будет водить к доктору, пока не убедится, что это бесполезно. Там посмотрим. Но если он убьёт его или покалечит, по-настоящему покалечит, то убью Рейнольда.
Он не поднял глаз на Клинта, только схватился за голову, чувствуя сильную, сдавливающую боль, от которой он даже чуть слышно заскрипел зубами.
- Потому что должен защищать вас. То же и с тобой... - он тряхнул головой, вроде бы отошло. - В любом случае, присмотрю, сделаю что могу. За Винсентом. Маленький, беззащитный. Многое не могу, не умею, не понимаю, но несу ответственность. Этого достаточно. Младший брат не будет в опасности, пока рядом старший. Родство с ним - случайность. С вами - закономерность. Эта женщина... Наша мать.
Оппа. Вот так. Наша. Он курил и продолжал говорить, другой рукой всё же держась за голову и глядя вниз.
- Она терпела его и не уходила, но могла сбежать, если подумать. Не понимаю причин, хоть и говорила о любви к нам. Даже после смерти. Винсент был её сын. Видел, как она говорила с ним, пока он ещё не родился. Много говорила. Смеялась. После того, как похоронил её, понял, что семья - вы. Ты и Винсент. Можешь ненавидеть, отделяться, делать что хочешь. Останешься семьёй. Для меня. Моей. Несу ответственность. Защищаю. До конца. Всегда. Не смотря ни на что. Не нужен - неважно.
Он докурил и снова принялся за работу. Подступающая тошнота душила, как и какие-то отголоски недосказанных слов, желаний, какие-то странные непонятные ощущения и чувства, о которых никто не спрашивал, а он сам не знал как заговорить, не знал как спрашивать даже. Они были, непонятные, заставляющие сейчас терпеть и мужаться, бесконечно мужаться, держаться, не смотря на дрожь, боль, тошноту, эти мерзкие воспоминания.
- Как же хуёво.


[icon]https://d.radikal.ru/d30/1803/d5/8d5f79b5a573.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]What was his sin? Foolishness?[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Broken People [C]