Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1200-1400 » War


War

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

War
The harbingers of war with their nature revealed
And our chances flowing by
If I can let the memory heal
I will remember you with me on that field

1. Место действия
Замок Альмиры Монтегю на территории Англии. Далее перемещения по территории Англии.
2. Время и погода
Примерно 15 августа 1348 года
+17
От середины дня до ночи
3. Действующие лица
Гордыня, Левиафан
Позднее присоединяется Белет, по желанию - Бафомет

Слуга, чудом (ой, чудом ли?) не заражённый чумой бежит к своей хозяйке сообщить, что к ней явился гость и желает увидеть её. Мужчина сообщает, что назвался этот гость не иначе, а Левианом и заверил, что женщина поймёт, кто он. Сам он явно боится пускать его и его спутников: вдруг они принесут болезнь в замок?
Ещё бы не понять. Левиафан не стал долго выдумывать себе псевдоним. Неужели какие-то новости "с фронта" войны масок? Или личные приказы от Люцифера?
Неплохо, что демона всё это не затронуло. С ним бы были проблемы. Он бы точно снял свою Медаль Христофора, если бы попал под влияние кого-то из Всадников и тогда всем вокруг чумные нарывы показались бы сущим пустяком.

+1

2

Гордыня сидела перед зеркалом, расслабленно откинувшись на богато изукрашенную спинку стула, и рассматривала собственное лицо. Грех всегда была самолюбивой натурой, и себе не изменяла. Но раздался стук, и в будуар герцогини после короткого приказа "Войди" вошел мужчина средних лет - ее личный слуга.
- Госпожа, к вам пришел гость, говорит, желает вас увидеть, - быстро говорил мужчина. - Я проводил его в гостиную, он вас ждет.
- Он назвал свое имя? - мрачно спросила Гордыня, хмурясь. Она была не в самом лучшем настроении - никогда не любила, чтобы ее занятия прерывали, тем более занятия, которые ей нравились больше всего, однако раз уж посетитель рискнул заявиться к ней в замок, не боясь ни гнева герцогини, ни Всадников, бесчинствующих по миру, значит, вероятнее всего, дело действительно важное и отлагательств не требует.
- Да, представился Левианом и заверил, что вы поймете, кто он такой.
- Вот как? - удивилась Альмира, приподнимая тонкие брови. Левиафан и не думал выдумывать себе псевдонимы. - Хорошо, инкуб, ты можешь идти.
Слуга с поклоном удалился, а Гордыня расправила юбки и направилась по многочисленным лестницам вниз, в гостиную, где ждал один небезызвестный ей демон. Мило улыбнувшись, Гордыня проворковала:
- Левиафан, какая приятная встреча! С чем пожаловал в мою скромную обитель?

+1

3

Левиафан был не один. С ним вместе были трое из верных его адептов, которые приветственно поклонились с ним вместе, перед Гордыней, почти синхронно. С той лишь разницей, что демон в поклоне поцеловал женщине руку. Одеты они были как подобало одеваться купцам того времени.
- Не стоит лукавых слов, моя дорогая, скромность - удел аскетов и священников. Роскошен твой замок, роскошна ты. Но, право слово, прибыли мы не с тем, чтоб раздавать комплименты. У нас есть дело, как у всех сейчас. О Всадниках, я думаю, ты слышала, как слышать ты могла о тех, кто пал под их... очарованием. Пусть будет так.
Губы демона тронула хищная улыбка, он выпрямился.
- Я нуждаюсь в твоём даре затмевать все прочие чувства, кроме того, что ты несёшь с собой. Один мой дальний родственник попал в беду, другой его выследил. Оба в деревне к югу отсюда. Моим родственником завладела Война и он ведёт себя...Будем говорить, не так, как подобает в его положении. Знаешь, вроде мелочи по сути - ну кто не без греха из рода нашего и у кого, скажи мне, дорогая, нет за плечами сломанной судьбы или деревни пепелища?... Но он уже заходит далеко. Не первая она и не последняя, увы. Остановить его необходимо. Священники, боюсь, к нему применят не больно-то приятные пути искоренения, а мы по-своему хотим с ним разобраться. По мне несправедливо будет осудить того, кто что творит не ведает нисколько.
Левиафан чуть надул губы и покачал головой, после чего снова заулыбался.
- И если ты позволишь, его бы сделал я твоей зверюшкой, временно, конечно, пока со Всадниками мы не разберёмся. Мне так спокойней будет, коли дама твоего чина за ним чуть-чуть присмотрит. Пускай тебя он хвалит лучше, чем Войну. Ты ближе всех сейчас к нему из Грехов прочьих, да, думаю, и он к тебе не меньше падок, чем к той же Похоти. Вопрос в другом: мне больше ты близка. Что скажешь перво-наперво?... Просить ты можешь у меня любую компенсацию, конечно и волноваться не придётся, милая, тебе, что волос хоть один с твоей чудесной головы падёт. Мы защитим тебя. У нас голов хватает.

[icon]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]Crooked mind[/status]

+1

4

Благосклонно кивнув Левиафану и его адептам в ответ на приветствие, Гордыня расцветала тем больше, чем больше слов восхваления ее произносил Левиафан. Лесть всегда была ей приятна, а комплименты в последнее время Грех слышала все реже - замок пустел стремительно, и под действительный момент из многих сотен в нем осталось лишь несколько десятков людей и существ различных видов, самых верных из ее свиты... и тех, кто не имел права уйти, и за кого некому было заплатить.
- Очарование, значит, так? - хитро прищурила глаза Гордыня, со всей доступной ей внимательностью слушая демона. Он не приходил к Гордыне просто так, и этот случай тем более не мог стать исключением.
- Да, и правда, никого припомнить не могу я без случаев подобных за плечами, - согласилась девушка. - И ладно, так что ты хочешь от меня? Что я могу поделать с его... недугом? - Гордыня усмехнулась на последнем слове.
Левиафан разливался соловьем, а Грех думала, какие же подводные камни приготовил для нее сладкоречивый демон.
- А в чем подвох? Кто он - твой родственник, попавший под влияние Войны? Не все так просто здесь, мой дорогой, не все так просто, как ты пишешь... впрочем,хорошо, я соглашусь, пожалуй. О компенсации подумаю я позже, и будет она соразмерна оказанной услуге. И правила мои ты знаешь.
Левиафан действительно знал ее правила - ставшее ее, Гордыня никому не отдавала без соответствующей платы, а потому Левиафану придется заплатить вдвойне.

Отредактировано Pride (2018-03-19 09:26:32)

+1

5

Левиафан приблизился к демонессе, встав в совершенно непозволительной и бесстыдной близости к ней. От неё шёл такой манящий аромат зла и корысти, что у него засосало под ложечкой. Порочность женщин демонического рода его покоряла, она манила его, точно мотылька на свет и скрывать это не имело смысла. Они все свои, если уж на то пошло.
- О, Гордыня... Ты не представляяяяешь сколько я могу отдать взамен на такой пустяк... и, так уж вышло, времени у нас достаточно в запасе расплатиться. Одно условие, моя родная: об этом случае прошу тебя молчать. Мой родственник противен мне донельзя, если честно, но, что уж взять. Семья.
Он развёл руками и отошёл от женщины на шаг, чувствуя, что сам, однако, предпочёл бы беседовать с демоницей уже немного иначе.
- Речь о Белете. Адском Короле, - он на шутовской манер изобразил пальцами корону над головой, после - снова принимая серьёзное выражение лица. - Слыхала про такого? Нас прошлое в Раю роднит слегка. Я повторюсь, задача у тебя его внимание с Войны на свои губки алые отвлечь. Пусть слушает, внимает и себя считает лучше всех, но, вместе с тем, тебе хоть пол в отхожем месте протирает, до этого нюанса дела нет мне. По сути, мне и до родства нет дела: нам Люцифер велел всех разрушительных и павших под заклятье, по возможности, убрать подальше с шахматной доски. Огласка не нужна, чтобы ему же репутацию испортить этот инцидент не мог. Он так, шмат грязи, кровь и похоть, незачем ему убивцем слыть во свитках Церкви. Они похлеще нас хранят воспоминания дурные, припомнят же, коль мир не будет полностью сейчас разрушен. Мы в будущее, безусловно, зрим с надеждой, но без расчёта в ней смысл был бы невелик. Ты понимаешь, милая моя?
Он чуть склонил голову набок. Амплуа Гордыни напоминало ему о Елизаздре. Супруга Люцифера, конечно, была иной, но схожесть меж ними была. В фигуре, во взгляде, в манере строить речи. Или, может, демону просто так казалось.
- Ты хороша, я даже и забыл насколько. Тебе, быть может, с платьями и юбками понадобится помощь? Мне говорят, что я хорош чертовски, когда идёт вопрос о том, чтоб шёлк корсетный развязать, - он вопросительно изогнул одну бровь. - Такая красота не шита, явно, для того, чтоб тереться о шерсть лошади иль пачкаться в крови. Увы, карету мы подать тебе не можем, внимание такое нам не нужно. Не те дни нынче, не те... но лошадь у нас статная. Я специально выбрал. Можешь после забрать себе. Не будешь ездить, так хоть местных в замке пару дней прокормишь.
Левиафан печально свёл брови и жестом отпустил сенобитов. Те поклонились Гордыне и вышли. Стройная и ладная походка, стук железа в обуви. Демон довольно посмотрел им вслед. Верно говорят, что нет худа без добра: о таких верных вассалах можно только мечтать. Внешне не представляющие угрозы, а внутри чистая гниль и ничем не регулируемая злоба. Такая же, что у него, только ещё более безумная: человеческая. Один из них был верным инквизитором, другой - когда-то купцом, третий - конюхом. За пределами замка ждали придворная служанка и очередная псевдо-ведьма, красивая девица до безобразия, от того и ставшая очередной жертвой инквизиторов, которые не особо стремились разбираться в людях. Левиафана искренне забавляла охота на ведьм: настоящих ловили настолько редко, что он даже диву давался, когда это происходило и приходил посмотреть. Если инквизиторы не имели в своих рядах Охотников, то попытки сжечь настоящую колдунью заканчивались целым шоу.
Ещё трое помогали Бафомету следить за Белетом, чтоб он не сменил дислокацию. Те так, крестьяне. Простые, незатейливые, но послушные и крепкие. Словом, для черновой работы.
- Не угостишь старого друга вином? Уж больно глотка у меня суха с дороги. Без церемоний, просто горло промочить. Увы, нам времени осталось не так много, чтобы торжественно его распить.

[icon]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]Crooked mind[/status]

+1

6

Без всякой реакции Гордыня восприняла позицию Левиафана, однако ей, безусловно, была приятна такая реакция демона на нее.
- Что ж... хорошо. У нас ведь правда целые века в запасе. А что насчет условия твоего - его я принимаю - все останется меж нами. Семья... столь много в слове этом, что в нескольких словах не описать. Я понимаю. Мои братья и сестры, "дети" наши - все одно... Впрочем, не стоит сейчас об этом.
Она приподняла в удивлении брови на следующих словах собеседника:
- Ах, Белет... Да, и до меня дошла о нем молва... да только не знакомы лично мы с ним... Хотя, не важно. Знакомство близкое и так в скорейшем времени состоится.
Хищная улыбка заиграла на ее губах, и Гордыня ответила на следующую речь демона.
- Я свою задачу выполню как должно, не волнуйся. Раз Люцифер велел, я уберу Белета настолько далеко от основных событий, насколько будет возможно. Ну и в расчете с тобой согласна - пожалуй, так. А что насчет шелков... и правда, стоит мне сменить наряд на что-то более подходящее. А лошадь... ох, а вот на лошадь я согласна - они всегда моей особой страстью были. А вино... ну что же, давай. Но в столь неподходящем месте... идем, я угощу тебя своим любимым, дорогой.
Подобрав юбки, Альмира неспешно направилась к своим покоям. Гостиная у нее и правда была намного удобнее, чем та, что предлагалась для посетителей.

+1

7

Левиафан довольно улыбнулся.
- Веди, красавица, веди, - согласился он, двигаясь за демонессой. - И очень любо мне узнать, что ты изволишь к лошадям иметь такое отношенье. Они умны и эстетически ласкают глаз. Меня порою огорчает, что почти никто мою к ним страсть не разделяет. Могу часами лошадь выбирать, а все скулят, мол, долго. Они же спутники, помощники, почти что продолжение тебя. Недаром Александр Македонский берёг так Буцефала и даже город в его честь назвал. На нём он даже в бой не ездил: тот конь был цели для другой. А боевые лошади иного склада...
Он периодически озирался по сторонам, рассматривая убранство её замка. У Гордыни определённо был вкус не только в выборе платьев и выборе себе приспешников, но и в умении обставить интерьер, а ещё в искусстве. Пару картин он даже заприметил, запомнив имена художников. Можно будет попросить их нарисовать что-то и втридорога продать поудачнее. Свои богатства лучше преумножать с этих времён, чтоб потом было что тратить в будущем и ни в чём не нуждаться. Поэтому, позиция купца ему импонировала в это время. Позднее он собирался переместиться в Париж и почистить город. Там слишком воняло и было слишком грязно, а рука у него была достаточно жёсткой, чтоб навести там порядок. И, конечно же, понежиться в объятиях французских куртизанок, которых хвалили почти везде.
Но то потом. Сейчас и без Парижа дел много.
- Я не могу не похвалить изящество твоё и слуг твоих талант. Всё в чистоте и так оформлено чудесно: нет пошлости. Искусно, ярко, дорого. Как ты сама, моя дражайшая подруга, - он хитро сощурился. - Ты пригласишь меня в свои покои, али оставишь дожидаться здесь, Гордыня? Быть может мне покажешь что хранишь? Я никому не расскажу. Лишь почерпну идеи. Вдруг мне однажды тоже станет нужен замок и захочу я роскоши? Кто знает, что случится через год иль два. Вдруг я женюсь и захочу свою супругу так же содержать?

[icon]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]Crooked mind[/status]

+1

8

- Да, кони издавна моею страстью были. Мои конюшни были лучшими из лучших... да, давно. Жаль, Всадники нагрянули внезапно, и с лошадьми моими вдруг несчастья приключаться стали... да, жаль, - говорила девушка, неспешно шествуя по коридорам замка и изредка скашивая глаза на Левиафана, который, очевидно, любовался роскошной обстановкой - у Гордыни во все времена присутствовал отменный вкус, соответствующий понятию "современность". Демон был ей интересен, во всех планах. Как личность, как демон, как мужчина. И, безусловно, был достойным дополнением ее коллекции.
Буквально греясь в лучах комплиментов, которыми ее одаривал Левиафан, Гордыня дошла до собственных апартаментов.
- Ах, Левиафан, здесь все свои, чего стесняться? Заходи, я покажу хранимое и даже расскажу, коль ты захочешь. И замок, и идеи понимаю... Но, милый, что женитьба? Как по мне, так невероятно скучно это. Впрочем, дело твое, дорогой. Идем, я угощу тебя вином, своим любимым, как и обещала.
Зайдя в немаленькую комнату, выполнявшую роль приватной гостевой, она хлопнула в ладоши и повелительно позвала:
- Инкуб! - через десяток секунд перед ними предстал мужчина. - Принеси вина, из личного запаса. Для дорогого гостя мне его не жалко, - девушка бросила на Левиафана лукавый взгляд. Когда слуга снова зашел в комнату, неся изящный графин с вином, который поставил на столик, и два наполненных бокала из одного набора, один из которых с поклоном протянул герцогине, другой ее гостю, Гордыня устроилась в кресле, показав демону на противоположное. - Садись, Левиафан, в ногах не много правды. Иль, может, ты осмотришь убранство, ты же горел желаньем это сделать?

+1

9

- Женитьба в планы-то не входит, я так, предположил. Ты знаешь, иногда, мне кажется, что это тот род извращения, что я ещё не пробовал. Единственный на свете нашем, будем так считать. Плеть, цепи, кровь, ножи вонзать, растяжки, грубость...это всё понятно. Но ты представь какое извращение - женитьба! Принадлежать кому-то всецело, все эти клятвы в верности, домашний быт, пытаться вечно чем-то удивлять, ублажить... Тоска и извращение в одном. Скажу я так: к такому не готов, но, если вдуматься, то кто же знает, что нас ждёт.
Левиафан ухмыльнулся. Ему нравилась Гордыня. Она была, что называется, "в его вкусе". Наглая, сексапильная, гордая, агрессивно-притягательная, наверняка ещё и истерично-капризная, такая, на которую надо тратить всё до последней нитки, требовательная гадина, которая... арррр, боже, заверните, заверните её немедленно. Другие женщины ему не нравились. Все эти мямлящие тихие мыши или природно-красивые праведницы хороши, безусловно, но Леви как-то не прельщался соблазнением и введением во грех младых девиц. Его - это ведьмы, стервы, куртизанки и очаровательные демонессы.
Он принял у неё бокал и слегка коснулся её бокала, но опускаться в кресло перед ней не стал, стоя вот так, над ней. Самое чудесное, что таких, как Гордыня, не заставишь встать перед собой на колени. Она должна сама захотеть, страстно захотеть, чтобы встать. И эта игра стоит свеч. По-настоящему стоит. Это не доминирование, это игра на равных.
- За твою красоту и за мою отвратительность, - он ухмыльнулся и осушил содержимое бокала, чувствуя, как внутри него разлилось тепло и блаженство. - Мне кажется или у тебя во владениях ни одной девственницы не осталось, что вино такое хорошее? Ох, моя дорогая, ты самая настоящая прелесть.
Он ласково коснулся её щеки, вторя изящности черт её лица. Убрав ладонь, он осмотрелся и укрепил свои ощущения по части вкуса и характера Гордыни.
- Знаешь, я бы предпочёл нашу встречу укрепить, как следует укрепить. У меня много талантов по части доставления шикарным дамам удовольствий, достойных их порока. Как смотришь ты на то, чтоб после дела... пообщаться поближе? - он недвусмысленно подмигнул ей. - А то, боюсь, коль мы решим сейчас, то Белет там сожжёт до тла владений слишком много. И не хочу я заставлять уж больно долго Бафомета ждать. Увы, не думаю, что очень скоро мы б закончили общение своё.

[icon]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]Crooked mind[/status]

0

10

- Да, наблюдать за этим - развлечение почище прочих... и, думаю, ты прав, женитьба - извращение, каких еще надо поискать. Женитьба... мда. Принадлежать кому-то целиком, - покачала головой Грех. - Чего бы не придумывали смертные, а все же интересно, - девушку едва не передернуло при перечислении всех аспектов замужней жизни собеседником. Ей было глубоко отвратительно все описанное.
Осушать бокал сразу Гордыня не стала - она предпочитала неспешно "дегустировать" вино, наслаждаясь раскрытием всего букета прямо на языке. Грех всегда была ценительницей всего прекрасного - пыток, секса, крови, лошадей, вина, мужчин и женщин... много вещей приносили ей удовольствие.
- Ну, что сказать... и такое дело было. Мое вино, как лошади - все лучшее из лучших. На мелочи я не привыкла тратиться, - усмехнулась Альмира, изящно держа ножку бокала в тонких пальцах, и прикрыла глаза на прикосновение Левиафана, гася в себе желание потереть щекой о его пальцы. Казалось, что она ощущала касание всеми клетками своего тела.
- Смотрю я... положительно, пожалуй. Хочу проверить, так ли ты хорош на деле. Что нам владения чужие? Впрочем, прав ты, прав - не стоит заставлять ждать Бафомета.
Девушка поднялась с кресла и направилась в свой будуар, но прежде, чем скрыться за дверью, обратилась к Левиафану:
- Не поможешь мне? - она повернулась к демону спиной, недвусмысленно намекая на развязывание ленты, которая стягивала корсет.
- Я скоро, - после этого Гордыня ушла из гостиной. Вернулась она через десяток с лишним минут, что было крайне быстро, по сравнению с обыкновенным своим временем, переодетая в мужские штаны, блузу и камзол, волосы были распущены и заправлены за ворот блузы.
- Готова я, уж отправляться время, - произнесла она.

+1

11

Расплетая корсет женщины, Левиафан почувствовал желание. Их общее. О, значит, потом будет очень волнительное завершение всей этой истории. Демон усмехнулся, довольный, точно кот, переевший рыбных обрезков. Как же приятно иметь дело со знающими и понимающими дамами.
Далека до Елизды. Но и близка несоизмеримо.
Когда она переоделась, он похлопал в ладоши.
- Прекрасно, моя дорогая. Идёмте, уж пора.

***
Такая же, что у него, только ещё более безумная: человеческая. Один из них был верным инквизитором, другой - когда-то купцом, третий - конюхом. За пределами замка ждали придворная служанка и очередная псевдо-ведьма, красивая девица до безобразия, от того и ставшая очередной жертвой инквизиторов, которые не особо стремились разбираться в людях. Левиафана искренне забавляла охота на ведьм: настоящих ловили настолько редко, что он даже диву давался, когда это происходило и приходил посмотреть. Если инквизиторы не имели в своих рядах Охотников, то попытки сжечь настоящую колдунью заканчивались целым шоу.

Лошади были добротными, от того процессия из семи совсем-не-человек быстро добралась до импровизированного гарнизона, где их ждали четверо. Бафомет и ещё трое сенобитов. Они расположились в лесу на возышенности с палаткой неподалёку от уже полыхающей деревни, в которой бесновался Белет, одержимый Войной. Люди кричали, кто мог - спасался бегством, но, в основном, пламя, изрыгаемое демоном влекло их. Кого-то он насильно притягивал к себе, своей разрушительной похотью, чтоб сжечь живьём. Так было всё это время. Спасти людей этой деревни уж вряд ли кто мог, но остановить торжественное шествие Белета было необходимо.
Левиафан жестом попросил у одного из своих подчинённых мешочек, который тот тут же вложил ему в руки, а после велел сесть на коней. В мешочке оказались четыре кольца. Три из них он раздал своим компаньонам, что ездили с ним к Гордыне, одно надел на изящный палец Альмиры, вежливо попросив ту подать ему руку. У Бафомета и троих с ним уже такие были.
- Это защитит от его ауры. Нам не дано узнать насколько Война усиливает его похоть, - он посмотрел в сторону деревни. - Нам нужно спуститься туда и выманить его.
Он посмотрел на одного из своих вассалов и тот показал ему горн, висящий на его поясе. Леви кивнул, забирая его, и они поскакали в сторону деревни, вниз по холму, через поле. Медленно, примерно на одном уровне, чтоб слышать друг друга.
- Протрубим в горн и он выйдет из пылающего городка. Это звук войны. Он не сможет не среагировать на призыв, - речи Левиафана стали менее поэтичными, чем были, когда он общался с Гордыней. Здесь командиром был он. - Бафомет, с тебя иллюзия того, что нас больше. Пусть первый раз полыхнёт куда-то в сторону и упьётся своим триумфом над несуществующим противником. Тут-то и ваш выход, моя дорогая. И наш общий. Отвлечём его разговором по душам и воспоём его величие. Величие падали, что может быть прелестнее?
Демон улыбнулся Гордыне.
- Здесь оставим коней.
Он спешился и протянул руку демонессе, после чего проверил клинок на своём поясе.
- Святая сталь. Медаль Христофора не даёт ему действовать на меня, но его должен будет остановить в случае чего. Когда он достаточно отвлечётся, я всажу его ему в шею. Скорее всего, от боли он потеряет сознание. Если нет - раню его ещё несколько раз и всажу его настолько глубоко, чтоб он был внутри него. Бафомет. Прикрой иллюзией Сокола, пусть выглядит как я. У нас схожи голоса и манера речи. А меня и вовсе скрой. Надеюсь то, что мы вчерашней ночью в твою честь порезали стольких коней и обливались кровью бедных девственниц, точно на причастии, как-то повлияло на твой дар благотворно. Пожалуй, время обращаться, дети мои.
Левиафан взмахнул рукой на сенобитов и те на какое-то мгновение исчезли, чтоб появиться вновь в том амплуа, что скрывала пелена этого мира.
Одна из женщин теперь была лишена привлекательности полностью: вся обожжённая с раскрытыми от отсутствия губ зубами и вечно смотрящими вперёд глазами без век. Её тело было скрыто за чёрной мужской рубашкой, утянутой железным корсетом, а  штаны были заправлены в тяжёлую обувь. Она достала из ножен на поясе два ножа, а лицо скрыла за железной маской с очаровательно прорисованным кукольным лицом. От неё пахло палёным мясом, как, впрочем, и в воздухе вокруг. Она вписывалась в это пространство.
- Кукла, - представил её Левиафан. - Незаменимая помощница по части ведения боя. И совершенно не реагирует на огонь.
У служанки были вспороты и живот, и грудь и, чтоб её внутренности держались внутри, грубые скобы держали её плоть, вместе с одетым на неё чёрным платьем с капюшоном. Она взглянула на себя и рассмеялась. Внутри неё что-то копошилось. Из-под плоти и одежды выглянула змея и зашипела. Девица улыбнулась и погладила змею по голове, а потом выгнула голову назад и из под её платья вылезли ещё несколько змей.
- Мать. Она с нами не пойдёт. Её девочки справляются на расстоянии. Они скрутят его по рукам и ногам, когда настанет нужный момент. 
Инквизитор и ещё трое, вероятно, той же или схожей профессии людей, что оставались с Бафометом, слились со своим оружием. Из их плоти торчали лезвия, будто растущие из их кожи. Один из них повёл шеей. Каждый держал в руке по мечу.
- Инквизитор. Палач. Мучитель. Истязатель. Старые привычки зваться так, как есть.
Конюх держал в руках раскалённый инструмент для выжигания клейма. Он и сам был покрыт ими, а его рот был закован в металлический обод.
- Клеймитель. Всё очевидно.
Купец превратился в Сокола. Несложно было догадаться, что это именно его стоило прикрыть иллюзией Левиафана. У него был клюв. Вернее, железная маска, похожая на клюв. Болты держали её прямо в его плоти.
- Замечательно, вот и представились. Мне нравится, как Инженер украшает их, - с улыбкой произнёс демон, положив ладонь на плечо Сокола. - Скажи что-нибудь?
- Скажи что нибудь? - голос мужчины звучал точь-в-точь, как у Левиафана.
- Замечательно. Что же... Вперёд, - он взял в руки горн и посмотрел на Гордыню - Не бойтесь, дорогая. Я буду невидим, но я всегда рядом.
Змеи поползли в сторону города, а после - расползаясь по территории. Мать села в траве, дрожа от возбуждения и тихого смеха. Она водила пальцами в воздухе. Своя атмосфера.
- Бафомет, приступай, - сказав это, он протрубил в горн три раза, вызывая Белета на рандеву.

P.S. очередность постов дальше - Бафомет - Гордыня - Белет - Я.

[icon]http://s018.radikal.ru/i501/1706/b3/c526d10f7782.png[/icon][nick]Leviathan[/nick][status]Crooked mind[/status]

+1

12

Было скучно. Сидеть, смотреть на пылающий городок, и лениво отгонять безумие, тихо шипящее на ухо. "Да-да, можно бесконечно смотреть на три вещи, как горит огонь, суетятся людишки и тебя глушить, зараза" в очередной раз встряхнувшись и прояснив сознание, недовольно подумал демон. Возникло желание не дожидаясь Левиафана прогуляться до городка и дать себе волю, желание пришлось отследить, препарировать и старательно изничтожить. Ещё три месяца, столько он не должен поддаваться, так что всадники, на которых можно сорвать раздражение были как нельзя кстати. А вот после... губы демона тронула очень нехорошая усмешка. Если кто-то из них ещё будет к тому моменту в мире, Баф с удовольствием проверит его разум на прочность.
- Да-да-да, хочуууу... - Тень под ногами сделала умильные глазки, неистово кивая. - Но это ещё три месяца ждаааать.
- Кло, ко мне. - Демон откинулся, через мгновение ощутив сильные и холодные пальцы ведьмы, массирующие его голову и блаженно расслабился. То что мгновение назад рядом никого не было, да это просто мелочь. Пискнувшая тень спряталась, старательно не отсвечивая, связываться с носительницей пустоты ей не хотелось.
- Едут. - Возникший рядом абсолютно седой, не смотря на явную молодость парень открыл единственный глаз и осклабился, зыркнув на ещё больше сжавшуюся тень. Вскоре и остальные услышали приближающихся.
- Приветствую вас леди. - Болотного цвета глаза скользнули по миловидной девушке, стремительно зеленея. Все участники предстоящего веселья прибыли и можно было начинать. Грань между реальностью и безумием стремительно истончалась, реагируя на его силу, а значит могло быть даже то, чего быть не могло в принципе. - Иллюзией? Ты не к тому обратился, Кло, позаботься о нём.
Ведьма, добровольно ставшая фантомом Бафомета, кивнула, окидывая фигуру Левиафана взглядом, и облизнувшись прижалась к нему немаленькой грудью. Очертание обоих поплыли, смазываясь и буквально растворяясь.
- Познакомься, это Клозетта, её сила пустоты скроет тебя от всех, а в крайнем случае ещё и сможет поглотить несколько приличных даже по нашим меркам ударов. Фарфарелло, побудь с нашей гостьей. Кер - подъем. - Седой кивнул, и исчез, а на ножке гостьи возник стилет. Реальность пошла рябью и рядом с Соколом на пятую точку приземлился взлохмаченный мужичок, в мятой одежде с улыбкой маньяка-психопата. - Трикстер, сделай из этой птички Левиафана. Беззи, хватит дуться, иди ка ко мне.
Мужичок садистки ухмыльнулся, достал из воздуха расчёску, бритву, набор румян и буквально размазался от скорости движений, но через минуту на месте бывшего купца стоял новый Левиафан. Бафомет же в это время притянул к себе девушку, возникшую из его взметнувшейся тени. Очертания нового действующего лица постоянно смазывались, оставляя неизменным лишь огромные чёрные глаза, в которые демон пристально взглянул, одновременно закрывая их от остальных.
- Ещё три месяца, так что не нуди, а теперь... смотри мне в глаза. - Вокруг из воздуха один за другим возникали... создания. Прекрасные, ужасные, всё в перемешку. Десятки, сотни, в доспехах, с оружием, на странных ездовых животных... фантомная армия армия из снов, кошмаров, грёз и фантазий. Энергии в каждом из фантомов было не много, но на десяток минут активной жизни хватит.

+1


Вы здесь » Special Forces » 1200-1400 » War