Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Скованные одной цепью


Скованные одной цепью

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Скованные одной цепью

связанные одной целью
1. Место действия
Англия, пригород Лондона,  Психиатрическая  Лечебница Уэст Крик. Астрал.

2. Время и погода
20.03.2020
+12, ветрено
16.30

3. Действующие лица
Джеймс Сандерс, который прикидывается молодым врачом-гипнологом Дэнисом Уилсоном и Сольвейг Херцен
Миролог в роли Рональда Лавгуда и Питера Уолтерса и всех событий в их головах.

Лавгуд, Рональд, 22 года. Наркоман. Имя удалось получить только из водительских прав. Ничего не помнит, но утверждает, что кого-то убил. Попытки полиции ориентироваться на его показания ничего не дали. При виде таблеток впадает в истерику, говорит, что не будет есть червей. Похожее: нулевой пациент в Чикаго так же лишился памяти, но остальные симптомы не совпадают: Чикагский пациент был абсолютно нормален.

Уолтерс, Питер, 26 лет. Фокусник. Попал с глубокой депрессией, вызванной смертью его помощницы во время выступления. Видит мотыльков и мух, не может спать, потому что слышит тараканий писк. Только транквилизаторы. Важно: переходная стадия, причина деградации неизвестна.

Вперёд, Сандерс. Твой выход. Почему они связаны и чем предстоит выяснить именно тебе.

+1

2

Лавгуд и Уолтерс оба были в критическом состоянии. Мужчин пришлось связать и вколоть им успокоительное. Только за счёт этого они смогли уснуть, лишь изредка подёргиваясь, видя, вероятно, очередную галлюцинацию уже во сне и смахивая её с себя. Солвейг тяжело вздохнула, глядя на них и повернулась к Сандерсу.
- То есть получается, что ты... просто водишь этим медальоном, мы на него смотрим, они на него смотрят и всё, мы в Астрале?... Это... пугает, на самом деле, - женщина посмотрела на побрякушку в руках агента. - Если такая вещь попала бы в руки какому-нибудь... да к кому угодно. Это бы повлекло за собой не самые лучшие последствия.
Медсестра зябко поёжилась. Ей не нравилось то, что им предстоит сделать. Одно дело помогать психически больным и совершенно другое - лезть кому-то в голову, натурально лезть, прям полностью. Ощущать это всё на себе... С одной стороны, это звучало как более конкретная и предметная помощь. С другой стороны, это было... Ну да, жутко. Сандерс в её глазах возвысился: ему удалось выгнать из сознания Кена полтергейста и тот уже потихоньку шёл на поправку, начал говорить, слушать и даже "ожил". Попытки разузнать у него про торговца амулетами, правда, ничего не дали: он не помнил ничего про это, что наводило на мысль, что Мать как раз и прикрывает это.
- Если я правильно помню, что ты мне рассказал... Марстерс стал хуже себя чувствовать после того, как получил от кого-то амулетик. Но его при нём не было, когда он поступил, это я тебе точно могу сказать. У этих тоже...и у остальных, насколько мне известно. Значит, дело не в них. Может быть, в том человеке, который их продавал... Что же, попробуем узнать.
Она придвинула два стула и поставила их напротив постелей мужчин, после - подошла и закрыла дверь на ключ. Затем, она прошла к пациентам и каждому поочерёдно сделала по уколу.
- Они проснутся через минут пять-десять... не думаю, что они будут спокойными, но нам главное, чтоб хотя бы слушали меня. Я не знаю смогу ли быть тебе ценным союзником в твоём деле, Джеймс, но я постараюсь сделать всё, что в моих силах, потому что мне очень жаль этих людей... То, что с ними происходит - просто ужасно. Мне сложно представить через что им приходится проходить каждую минуту.
Херцен сочувственно посмотрела на них. В её выражении лица была какая-то практически материнская скорбь, а не просто профессиональное участие.
- Ну и...в конце концов, я не буду скрывать, что у меня есть личная заинтересованность. Вергара... Я бы хотела ему помочь. Может он и отшил меня, но... мне всё равно больно смотреть, как он мучается, - она поджала губы и заглянула в глаза агенту СФ, - думаю, что после всей этой истории я сменю место работы. Обещаешь, что будешь брать меня с собой и дальше?
[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

3

Едва войдя, Сандерс почти тут же достал медальон, который ему дала Марджолайн. Он сделал это почти машинально, как обычно достает оружие, зная, что то сейчас понадобится. Но сегодня им и был медальон. Взгляд тут же скользнул по двум пациентам. Еще двое. Почему-то думалось, что с каждым новым случаем, читай опытом, будет легче. Но нет. Видимо, это такая спираль где с каждым новым витком будет только хуже, тяжелее. И нет, не физически, морально.
Они оба были моложе Джеймса. Наркоман. Сандерс задержал взгляд на Лавгуде, словно пытался считать биографию с его лица. Потом он перевел взгляд на фокусника, Уолтерса. Как бы странно это не звучало, но Джеймс едва ли заметил Солвейг. И это действительно странно. Она была привлекательной, молодой женщиной. Вполне в его вкусе. Опомнился только когда та заговорила. Бросил взгляд уже на ее лицо, задерживаясь на голубых глазах, потом опустил взгляд, глянув на медальон, которым игрался как безделушкой.
Он улыбнулся. Нет, не усмехнулся, а именно улыбнулся. По-доброму, успокаивающе и коснулся плеча Солвейг. Точно так же, по-доброму, успокаивающе, совершенно ничего лишнего не имея за своим жестом.
- Не бойся, - сказал он, глядя на женщину. – И не строй предположений, которые тебя только еще больше напугают. Все хорошо и все под контролем.
Джеймс отнял руку и отвел взгляд. Под контролем? Ну, вроде как, да. Главное, виду не показывать, что сам не то чтобы боится происходящего, но чувствует себя несколько неуверенно. Одно дело находиться в реальности, другое где-то… черт знает где. В Месте без конкретных географических координат, откуда ни на такси не уехать, ни самолетом не долететь.
Он молча кивнул на слова Солвейг. Марстерсу было лучше, никаких амулетов не было найдено не при нем, не в его квартире, не в его машине. Ничего такого не нашлось и у наркомана с фокусником. Но вот могло ли быть у них что-то подобное, еще вопрос. Этот амулет и этот человек от которого его получил Марстерс было лишь предположением же. Да, сразу проверили, но результатов никаких. Пока прослеживалась лишь одна четкая связь – насекомые. Все поголовно ими бредили.
Джеймс уже ловил себя на мысли о необходимости почитать для общего развития хотя бы Фрейда. Он даже начал. Его теорию сновидений, но уснул на двадцатой странице. Не, кое что интересное он вычитать успел, как раз. А именно – ничто не приходил в голову откуда-то оттуда куда они сейчас собираются. Все из реальности. Это уже подсознание человека реальность искажает и причудливо трансформирует, а невнимательность к повседневным жизненным деталям лишь усугубляет картину. На двадцатой странице ему стало скучно, потому что Фрейд точно никогда не слышал об Астрале.
Солвейг сделала обоим уколы, продолжая говорить. Он слышал каждое ее слово, хотя не переставал перебирать в памяти известные уже факты и крутить их в разные стороны как детальки мозаики, которые никак не складывались еще в общую картину. Джеймс посмотрел на женщину, почувствовав ее взгляд на себе и снова улыбнулся.
- Ты уже мой ценный союзник, - заверил он, глядя ей в глаза. – И нет ничего плохого в личной заинтересованности. Наоборот, даже.
Сандерс опустился на стул и жестом пригласил Солвейг сесть рядом. Он слышал ее просьбу о дальнейшем сотрудничестве, но не спешил соглашаться. Зачем давать женщине пустые обещания? Кто ж его знает, как пойдет дальше. А ведь именно из разбитой девичей мечты вырастает ненавидящая всех и вся фурия. Он лишь протянул ей руку, как знак поддержки.
- Если тебе так будет спокойнее, - тихо пояснил он, глядя в голубые глаза. 
[icon]http://s9.uploads.ru/HaeU0.jpg[/icon][nick]James Sanders[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-17 00:50:16)

0

4

Она кивнула, как всегда, не улыбаясь и, неуверенно, но, всё-таки, взяла его за руку.
Она только Вергаре тогда пару раз улыбнулась... А дальше нет. Конечно, она позволяла теперь себе какие-то эмоции, вроде удивления или строгости во взгляде и выражении лица, но улыбка... Да нечему улыбаться. Всё как было плохо, так и осталось. Просветов тоже нет. Только вот надежда на выздоровление пациентов. И эта надежда сидела рядом в образе Сандерса. Странная ипостась, но какая-то... надёжная что ли, по мнению Солвейг, конечно же. Хоть и нетрудно было понять, что Джеймс тот ещё повеса, но... Он не вызывал у неё каких-то сомнений. Ей казалось, что у него очень яркий и крепкий внутренний стержень.
- Может, ты и прав, - она посмотрела на мужчин. - Не знаю. Порой это мешает, порой помогает. Да, мне проще говорить с родными и я искренне желаю добра этим людям, но... Я слишком пропускаю всё это через себя, может, мне лучше работать в детском саду, например. Мне ваши предлагали, но я почему-то отказалась. Думаю, обращусь за трудоустройством повторно. Друзья моего покойного мужа и его мать - вот и все мои телефонные номера в списке контактов.
Уолтерс зашевелился и начал тихо плакать, зовя во сне маму. Скорее всего, он просыпался. Лавгуд открыл глаза. Солвейг помахала перед ним рукой, выпустив ладонь Джеймса, и поднялась с места.
- Мистер Лавгуд, мистер Уолтерс, вы меня слышите? - она подошла ближе и посмотрела на одного и на другого.
Наркоман уставился на неё и кивнул головой, хотя вид у него был отсутствующий. Уолтерс же вскрикнул и попытался встать, а потом улёгся, тяжело дыша, обратно. Ремни не позволили.
- Пожалуйста, мисс Херцен, уберите их с меня, уберите, умоляю, мисс Херцен...
Женщина склонилась к нему и погладила его по голове.
- Тише, тише, Питер, всё хорошо... Они боятся света. Видишь, здесь светло.
Его трясло, но он закивал головой. Она сделала вид, что смахивает с него жуков. Он восстанавливал дыхание от этого жеста, видимо видя, как они слезают с него.
- Послушайте меня, пожалуйста, - Солвейг выпрямилась и указала рукой на Джеймса. - Это доктор Уилсон. Он владеет техникой очень глубокого гипноза. И она вам поможет. Я буду здесь, если что-то случится или если что-то вам понадобится, поэтому, пожалуйста, успокойтесь и слушайте доктора Уилсона, хорошо? Всё, что он говорит. Он не желает вам плохого.
Она отошла назад и снова села рядом с Джеймсом, чувствуя, что ей и самой бы не помешал человек, который бы сказал что-то подобное. Конечно, внешне она не имела права проявить какой-то страх, но внутри у неё сердце билось о рёбра. Сейчас будет что-то, что-то, что она никогда не ощущала раньше. У неё дрожали пальцы и ей пришлось сжать свою юбку, чтоб не выдать себя и спокойно глядеть на пациентов.
- Вы всё поняли? Питер?
Фокусник дрожал, но, всё-таки кивнул.
- Рональд?
Наркоман только моргнул глазами.
- Хорошо. Это очень хорошо, - её голос и вправду звучал уверенно. - Успокойтесь. Всё под контролем.


[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

5

Он может и сказал бы ей что-нибудь на счет искренних желаний… не пошлое, естественно… доброе, светлое и вечное. Женщины такое любят. Но сказал бы как раз искренне. Сказал бы детский сад, в смысле, смену профиля. Про необходимость научиться как бы отстраняться ради собственного блага. Про близких может быть тоже зашел бы разговор. Когда-нибудь. Если бы было на все это время. Сейчас момент уже упущен. Первый пациент зашевелился, а за ним открыл глаза и второй.
Теплая женская ладонь выскользнула из пальцев Сандерса, оставив лишь послевкусие, застывшее на коже приятным воспоминанием о прикосновение. Она поднялась и пошла к пациентам. Джеймс вот уже как раз бесцеремонно скользнул взглядом по узкой женской спине от плеч до талии и… взгляд задержался из приличия и памятуя, что как бы он при деле немного так… другом деле! Но само собой как-то дорисовывая скрытые больничным халатом плавно изгибающиеся линии и формы женского тела. Это всегда выходило спонтанно и без всякого там пошлого подтекста. Будто касаешься взглядом греческой статуи повторяя все ее…
Сандерс отвел взгляд, сунув ладонь в карман. Да, это все прикосновение играло с ним злые шутки. Ну, конечно, еще все эти ее страхи, слабости, чисто женская хрупкость и уязвимость. Джеймс так и не встал, не решился подойти ближе, наблюдая за тем, как Солвейг заботливо успокаивает пациентов. Он лишь приветливо улыбнулся наркоману и фокуснику, когда его представили, как доктора.
Солвейг села обратно. Лишь на короткое мгновение взгляд Сандерса скользнул по ее лицу, когда та делала пару шагов к стулу, повернувшись спиной к пациентам. Он обратил внимания, как та нервно вцепилась в свою юбку, лишь бы скрыть дрожь в руках. Она продолжала беспокоиться о пациентах, хотя сама боялась куда больше их. Просто она знала, что будет, а они нет. И не узнают.
- Питер, Рональд, - обратился уже к ним доктор, ровням, убаюкивающим тоном. – Меня пригласили специально к вам, потому что мой метод работает. Нескольким пациентам здесь уже стало лучше. Просто расслабьтесь и слушайте мой голос. Нет, не закрывайте глаза. Смотрите лучше на этот медальон. Сфокусируйтесь на нем. Думайте только о нем. Вы видите только его.
Джеймс накрыл ладонь Солвейг своей и чуть сжал пальцы. Он не мог еще и ее успокаивать при пациентах, потому ограничился лишь жестом. Тем, что предлагал ей раньше «возьми меня за руку, если тебе так будет спокойнее». Лишь на долю секунды он позволил себе отпустить контроль над ситуацией, но тоже ради дела. Он еще крепче сжал ее ладошку, которая скользнула ему в ладонь, чуть поведя по нежной коже большим пальцем. Нервная, перепуганная женщина под боком ему была не к чему.
- Мы все на него смотрим, - продолжил он. – Расслабляемся. Отпускаем наши мысли и страхи. Только медальон.
Сандерс чуть качнул рукой и медальон качнулся точно маятник, заставляя вцепиться в себя взглядом и уже не просто бесцельно пялиться, а наблюдать, удерживать внимание только на нем. Он еще крепче сжал женскую ладонь в своей руке, вместо слов давая понять: «я не отпущу тебя, я рядом, не бойся ничего, чтобы не увидела, просто держи меня за руку».
[icon]http://s9.uploads.ru/HaeU0.jpg[/icon][nick]James Sanders[/nick]

+1

6

Клак-клак.
Клак-клак.
Солвейг даже не поняла, как это случилось, но оно произошло. Просто в какой-то момент ты моргаешь и оказываешься уже в совершенно другом месте. Даже не месте, а пространстве, времени. И вокруг тебя не привычная больничная палата, ты не сидишь, а стоишь и всё, что остаётся с тобой оттуда - это твой компаньон, в чьей руке лежит твоя. Это как связь с реальностью, которую ты только что покинул.
А место, меж тем, неизвестное. Похоже на гримёрку фокусника: много разных предметов непонятного назначения, костюмы, светодиоды, афиши. В ней перед зеркалом сидела симпатичная молодая девушка с фиолетовыми волосами и в ярком блестящем платье, которая красила ресницы и губы. Они с Джеймсом не отражались в зеркалах, поэтому было понятно, что это воспоминание и здесь они просто зрители. Кто-то ещё был здесь.

Она была очень красива.

Эти слова раздались как-то печально. Кто-то из мужчин произносил их, но Солвейг не могла понять...
- Подожди, это не...Это не Уолтерс, - она нахмурилась. - Но это же...

И я любил её.

Девушка повернулась будто бы в их сторону и Солвейг невольно повернула голову назад. Она смотрела за ширму из-за которой вышел не Уолтерс. Это был Лавгуд и он держал в руке уже пустой шприц. Он нервно улыбнулся девушке и та покачала головой, отложив свою косметику и поднимаясь с места.
- Ты опять за старое, Рональд? - спросила она, хмурясь. - Послушай. Именно поэтому я говорю тебе нет.
- Я могу бросить в любой момент, Лиз, честно.
- Не можешь, Рон. Мы уже это обсуждали. И уж извини, но я тебе в любом случае предпочту Питера. Питер нормальный, понимаешь. У него нет никаких проблем. Мы работаем вместе.
- Лиз, пожалуйста...
- Рон, я не...
- Выслушай меня, мне нужна помощь. Я люблю тебя, Лиз, пожалуйста, не бросай меня.
- Я бросила тебя шесть лет назад, Рон. То, что мы иногда спали вместе ещё ничего не значит.
- Но я люблю тебя, Лиз.
- Рон, если бы ты меня любил, ты бы бросил ширяться, понимаешь? Обратись в клинику. Всё, мне пора идти.
Она вышла из гримёрки, хлопнув дверью. Он сел на стул, на котором только что сидела она и взял её помаду в руки. Он стал есть её, прямо перед зеркалом, тупо глядя на собственное отражение, запуская другую свою руку себе в штаны.
Херцен от этого зрелища невольно отвернулась. Это выглядело жутко и неприятно. Не само то, что он начал онанировать - это, в общем-то, обычное дело. Другой вопрос, что этот юноша был одержим этой девушкой. Это было неприятно.

Она не хотела быть со мной. Но она должна была быть со мной. Она не могла принадлежать никому другому. Лиз была только моей Лиз. Всегда.
- Рон, если бы вы обратились в клинику... - женщина покачала головой.
Я хотел, я пытался, но я всё равно начинал снова. Потому что я выходил и видел её с ним.
Лиз заслуживала большего, чем ты. Так это ты убил её?
- Уолтерс! Пожалуйста не надо... Это лишнее, не провоцируйте друг друга.
Наверное, да. Я помню того парня, который обещал помочь. Он говорил, что он экстрасенс. Медиум.
Какой к чёрту медиум, ублюдок?! Ты убил Лиз! Это ты вколол ей эту дрянь! Её сердце остановилось прямо на сцене! Прямо передо мной!
Вид резко поменялся. Настолько резко, что у Сол закружилась голова и ей пришлось ухватиться за плечо Джеймса. За все свои годы долгой жизни, она ни разу не была в Астрале и происходящее здесь ей было совсем неведомо. Они теперь стояли на сцене, где застыл кадр. Уолтерс, прижимающий к себе тело той же девушки и Лавгуд, стоящий у входа в зал. У него в руках был пистолет. Он выделялся на фоне всех остальных зрителей. Они были серыми и их лица казались смазанными.
Я не вкалывал ей ничего. Я не хотел её убивать. Это вышло случайно. Она перепутала мой шприц и свой. Инсулин с моими наркотиками. Я собирался убить себя, а не её.
А причём тут медиум? Что за дерьмо?
Солвейг потёрла лоб. Медиум. Кажется, Вергара тоже говорил о медиуме. Она не стала задавать вопросы этим людям, решив, что Сандерсу это положено по статусу, а не ей. Она глянула на пол и поёжилась. По залу ползали тараканы. Их было очень много и они все ползли по направлению к Лавгуду, облепляя его с ног до головы. Она невольно отошла на шаг назад и наступила на одного из них. Раздался противный хруст.
ОТВЕТЬ МНЕ, ТЫ, УРОД!
- Уолтерс, остановитесь! Лавгуд, пожалуйста, держите себя в руках... Это не выход - ругаться. Вы так... уничтожите друг друга.
Тараканий писк. Действительно мерзкий звук.

[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

7

Сам переход, уже не первый, дался много проще. Джеймс почти ничего не заметил и не почувствовал. Даже не удивился и не испугался, когда в одну секунду оказался в совершенно другом месте. Он окинул взглядом гримерку, пытаясь запомнить все как есть. Хотя, зачем? В деле Уолтерса, которое имеется на него у СФ есть фотографии этого места. Может потому Джеймс и не был удивлена. Может просто он видел фото и узнал место быстрее, чем осознал где оказался. В общем, узнал он и девушку перед зеркалом, хотя видел только ее спину и отражение. Ее фотография тоже была в деле Уолтерса.
- Не Уолтерс, - согласился Сандерс, отвечая на удивление Солвейг.
Он обернулся вместе с девушками на мужской голос. Может опаздывая на долю секунды. Удивился? В некоторой степени и тут же усмехнулся. Это и есть связь между Уолтерсом и Лавгудом? Девушка? Покойная ассистентка фокусника? Диалог развернувшийся между ней и наркоманом заставлял думать именно так.
Сандерс глянул на Солвейг, когда девушка вышла из гримерки. Глянул на отражение наркомана в зеркале, который схватил помаду. Опять на Солвейг, которая отвернулась, не желая видеть происходящее во всех деталях. Он чуть сжал ее ладонь, напоминая о себе, о том, что она не одна в этих чужих воспоминаниях.
Вообще, в этом хождение по чужим головам было что-то… отвратительное. И можно было бы сравнить может с операцией хирургической, когда берешь в руки самое сокровенное – сердце, например. Может даже с обыском, когда копаешься в личных вещах, выискивая ту самую деталь, которая сыграет решающую роль в деле. Но все же. Мысли, воспоминания, скрываемые желания. Выходило, что ничто и нигде нельзя спрятать. При должном умение можно проникнуть куда угодно, можно увидеть и найти что угодно.
Сандерс едва успел сознать во всей красе всю ту грязь в которую влез, как они оказались на сцене. Солвейг едва не потеряла равновесие? Она уцепилась за его плечо. Джеймс поймал медальон, болтающейся на цепочке в кулак и поддержал женщину за локоть. Они оба казались в самом эпицентре драматической развязки. Сандерс повел плечами. Ему не особенно понравилось быть здесь.
Нет, мертвая или только еще умирающая его не смущала. Джеймс уже видел и трупы, и тяжело раненных, и слегка задетых. Повидал и отборных психов за последние дни столько, что еще долго видеть не захочет. В общем, и даже насекомые, ползущие к Лавгуду его тоже не смущали. Он лишь глянул на Солвейг, когда совсем рядом хрустнул один из тараканов.
- Не вмешивайся, - шепнул Джеймс, чуть сжав ладонь женщины. – Дай им выговориться. Нам нужна информация. Мы пришли за ней.
Сандерс знал, конечно, что женщины порой бывают слишком чуткими и жалостливыми. Не все, но большинство. Их частенько некоторые врожденные, чисто гендерные качества удерживают, не позволяя шагнуть чуть дальше. Но не только им самим, тем кто рядом тоже. Держат точно якорь. Почти как сейчас. Джеймс посмотрел на женщину рядом.
- Лучше спроси про медиума, - предложил Сандерс.
Они доверяли ей. Там, в палате. Они ее знали. Они не видели зла от нее, лишь заботу и внимание. Могли потянуться и раскрыться, рассказав много больше, чем ему. Джеймс чуть сжал ее ладонь и кивнул, заглядывая в глаза, будто подбадривал, перед тем, как послать в бой.
[icon]http://s9.uploads.ru/HaeU0.jpg[/icon][nick]James Sanders[/nick]

+1

8

Сол глянула на Джеймса, будто ещё раз убеждаясь, что да, можно и да, хорошая идея. Женщина сострадательно глянула на Лавгуда и выпустила ладонь Сандерса, подходя к нему ближе. Может, её бы и напугало это зрелище, будь она обычной девицей, но, когда ты видел, как огромный ворон ест детские внутренности, а ребёнок ещё кричит от боли и ужаса и зовёт маму, то вот куча копошащихся по человеческому телу тараканов это не страшно, точно. Мерзко и противно, разве что.
- Уолтерс, помолчите, пожалуйста, - повторила свою просьбу Солвейг, только уже более уверенно. - Вы ведёте себя совершенно неприемлимо, даже при учёте, что мистер Лавгуд сказал и сделал.

...хорошо, мисс Херцен.

- Благодарю.
Она не знала правильно ли делает, но другого выхода не видела. Лавгуд, похоже, терял себя. С ним это бывало и в жизни, но сейчас его молчание и ступор были точно лишними. Женщина смахнула жуков с его руки и взяла её в свою.
- Рональд, вы меня слышите? - спросила она шёпотом.
Правда здесь шёпот всё равно был слишком слышимым.
- Рональд?
Его пальцы пошевелились и жуки стали падать с его тела. Он смотрел на Сольвейг и его глаза были красными от слёз. Он всхлипывал, точно обиженный ребёнок.
А он и был ребёнком, по сути. Потому что только дети потакают всем своим желаниям и не думают о последствиях. Его психика была расшатана этой одержимостью той девушки, одиночеством и наркотиками. Это всё читалось на его худом и бледном лице. Когда-то он был довольно миловидным, но он сам превратил себя в это, сам сделал себя безвольным и слабым. С ним надо было работать раньше. Куда смотрели его родители? Почему не обратили внимание на его зависимость? Почему с ним не работали врачи? Всего этого можно было избежать.
- Хорошо, Рональд, всё хорошо. Вы можете говорить со мной? Вы понимаете, что я говорю с вами?
Он закивал, шмыгнув носом и вытирая слёзы.
- Хорошо. Скажите. Вы говорили о медиуме. Что это за человек и как вы на него вышли?

Это была Лиз.

Его губы не шевелились, но он говорил. Астрал, всё-таки, странное место.

Это Лиз познакомила меня с ним. Вернее, она дала мне визитку с его номером и сказала, что он экстрасенс и медиум и, может, раз мне не помогают клиники, то поможет он. Разве я мог отказаться? Я сходил к нему, сначала всё шло нормально... но потом всё стало только хуже... Я не мог спать, я постоянно видел их. Жуки. Я не мог уснуть никак иначе, кроме как обдолбавшись. Я стал терять память, стал рассеянным. Я не помню, как у Лиз оказался мой шприц. А может это я её убил? Что если это я сделал? Взял и уколол её? Я не помню этого.

Сольвейг нахмурилась.
- Вы же сказали, что она перепутала шприцы?

Я не уверен. Я не знаю. Я хочу верить, что это случайность, но в то же время... Это виноват я. В любом случае.

- Как звали этого медиума?

Я не помню...

- Может, вы всё-таки попробуете?

Да уж, будь добр попробовать. Я добьюсь того, чтоб ты сел, скотина, если это ты её уколол. Ты лишил меня и работы, и сна, и любимой женщины.

Лицо Лавгуда от слов Уолтерса исказилось почти физической болью. Херцен глянула на фигуру Уолтерса на сцене. Ей не нравилось его поведение. Не потому, что он в принципе вёл себя агрессивно, а потому, что это было...как-то непохоже на него. Он был в депрессии, конечно, но она не могла припомнить, чтоб он на что-то так агрессивно реагировал хоть один раз. Ещё какая-то связь лежала на поверхности, но Сольвейг не могла её нащупать. Она перевела взгляд на Джеймса. Эдакий молчаливый вопрос: "Тебе не кажется что что-то не так?"
Оказывается, у сомнения был терпкий вкус. Она готова была поклясться, что чувствовала его на языке. Женщина не могла объяснить что конкретно её смущало.

Я не знаю с чего начинать...я не знаю как. Как мне вспомнить?

[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

9

Лишь когда ладонь Солвейг выскользнула из руки Джеймса он на секунду усомнился в правильности своего решения. Но женщина ринулась вперед и останавливать было уже поздно. Сандерс застал на месте и ждал результата. Пациенты действительно прислушивались к ней, легко идя на контакт. Они знали ее и доверяли. Доверие очень важно вообще и сейчас особенно. Выудить из чужих мыслей и воспоминаний информацию не просто даже в обычных условия. А тут? Так тем более.
И все шло хорошо. Даже очень. Лавгуд разговорился. Уолтерс наоборот замолчал и не мешал. Сандерс ловил и запоминал каждое слово, вглядываясь в лицо Лавгуда и мельком поглядывая на Уолтерса.  Но едва мелькнувшая надежда растворилась в чувстве вины, которое опять завладело Лавгудом. Буквально тут опять встрял Уолтерс. Джейсм шагнул к нему, предупреждающе поднимая руку и глянул на Солвейг.
Она смотрела на Уолтерса, а потом перевела взгляд на Сандерса. Он лишь отрицательно качнул ей головой и протянул руку, призывая обратно.
- Все хорошо, - обратился он к Лавгуду и даже улыбнулся, стоя между ним и Уолтерсом. – Ты уже достаточно нам рассказал и очень помог. И не только нам, но и себе самому.
Сандерс обернулся к Уолтерсу, внимательно вглядываясь в черты его лица. Смерть близких меняет людей. Порой очень сильно. Видимо, девушка действительно слишком много значила для него и в профессиональном плане, и в личном.
- Питер, успокойтесь, - начал он. – Мы во всем разберемся. Я понимаю, как это важно для вас, знать правду. И нам она тоже нужна. Мы поможем. Я и сестра Херцен. А пока просто успокойтесь.
Как только Солвейг подошла обратно к Джеймсу, он тут же схватил ее за руку и довольно двусмысленно обхватил женщину за талию, заглядывая ей в глаза.
- Знаешь, мне кажется, их надо разделить и опросить по отдельности, - шепнул он, склоняясь у ней. – И я бы хотел, как можно скорее связаться с коллегами, чтобы они заново подняли все улики по делу этой девушки, может обыскали опять ее квартиру и что там еще есть. И тоже самое надо сделать с Лавгудом. Я хочу осмотреть все, что было с ним в день поступления. Может и с Уолтерсом тоже для верности.
Сандерс чуть отстранился и глянул на обоих пациентом. Сначала на Лавгуда, потом на Сандерса. Но уже через пару секунд он опять смотрел на женщину, все также держа ту и за руку, и за талию. Только сейчас не видя в этом ничего эдакого, что могло бы сбить с мысли. Не до игр было и не до женщин. Немного. Совсем чуть-чуть так. Он улыбнулся ей, но лишь одними губами, взгляд оставался серьезным и сосредоточенным.
- Надеюсь, ты со мной? – Поинтересовался он и взгляд стал несколько теплее, а вот хватка наоборот ослабла.
Просто пришло вдруг понимание обратной стороны всей этой ситуации с объятиями и гляделками глаза в глаза.
- Я не настаиваю, но у тебя отлично получается ладить с ним, - шепнул он и кивнул в сторону обоих пациентов, что замерли по разным углам.
Лавгуд продолжал тихо всхлипывать сбрасывая с видимых только ему тараканом. Уолтерс молча и злобно таращился на него со своего места. [icon]http://s9.uploads.ru/HaeU0.jpg[/icon][nick]James Sanders[/nick]

+1

10

Херцен густо покраснела. Она даже здесь почувствовала, как у неё горят щёки от того, что этот молодой человек прикоснулся к ней... вот так. Она смущённо отвела взгляд.
- Д...Да, конечно, с тобой... Я это... Хотела сказать... Мне немного неловко, сейчас.
Она отодвинулась от Сандерса, не как-то брезгливо или вроде того, просто потому, что нужно было. Нельзя же сказать, что неприятно внимание со стороны мужчины, тем более такого приятного, как Сандерс. Разбитое сердце женщины, всё-таки, всегда отзывалось на тех, кто её приголубит и окажет ей знак внимания. Нет, Сольвейг не могла забыть Уолтера, конечно, но... Это правда было очень тепло. Она встретилась с ним взглядами.
Будет неправильно использовать его, чтоб залечить свою очередную душевную рану.
Но пока лучше вообще об этом даже и не думать. Скорее всего, Вергара и Зейн, кажется, будут следующими пациентами. Если так, то ей придётся столкнуться с Вергарой за пределами его обычного восприятия. Она окажется в его мыслях, в том, как всё было, это будет... Очень странно и больно. Она, с одной стороны, очень хотела помочь ему. С другой стороны... Опять увидеть его. Это очень тяжело. Слишком тяжело. Смотреть в глаза человека, который не ответил тебе на твои чувства, всегда сложно. Она не хотела этого. Не хотела опять ощутить себя круглой дурой.
- Просто мне кажется это всё странным, Джеймс, - шёпотом заговорила она, поглядев на Лавгуда и на Уолтерса. - Тебе не кажется, что что-то не так? Уолтерс подключается к разговору только тогда, когда Лавгуд сомневается в своих собственных словах и так отчаянно пытается убедить его, что он виноват, что... Я не знаю, мне кажется, что это как-то подозрительно. Уолтерс был опечален, он не был зол. Понимаешь? Я не знаю. Мне кажется, что это всё - сознание Лавгуда. Его собственное восприятие того, что случилось. Он может думать, что Уолтерс ненавидит его за случившееся и обвинять самого себя в убийстве устами Уолтерса. Вот только... как это проверить? И где тогда настоящий Уолтерс...?
Сольвейг задумчиво оглядела зал. Мужчины будто бы застыли в своих "ролях": один на сцене, другой у входа. Она пыталась придумать, как проверить свою догадку, но ничего толкового в голову не приходило. Она решила начать импровизировать, пытаясь проверить свою догадку.
- Мистер Уолтерс, - обратилась Сольвейг.
Да, мисс Херцен?
- Скажите, а сколько вам лет?
К чему этот вопрос?
- С каким диагнозом вы к нам поступили, напомните мне?
Мисс Херцен, как вы можете не помнить?
- Почему вам не нравятся мотыльки?
Какие ещё мотыльки? К чему вы клоните?
Сольвейг повернулась к Сандерсу и выразительно посмотрела в его глаза. Он, по идее, главный гипнотизёр, только он сможет как-то повлиять на ситуацию. Она уже не сомневалась в своей правоте: Уолтерс слишком уклончиво отвечал на вопросы, на которые Лавгуд точно бы не смог ответить. Это был не настоящий Уолтерс, а фантазия Лавгуда. Может, Сандерс должен как-то достучаться до настоящего Уолтерса? Обратиться к нему? Попробовать и здесь махнуть амулетом? Высказать, что он заметил, что что-то не так? Кто знает! Она вот точно не знала.

[icon]http://s015.radikal.ru/i333/1602/6a/8102cda8ccd2.png[/icon][nick]Solveig Herzen[/nick][status]Sleep, sugar.[/status]

+1

11

Он будто бы и не заметил того как она смутилась, залилась румянцем и отодвинулась в сторону. В другой момент это показалось бы милым и забавным. Не многие женщины были способны на подобное в двадцать то первом веке. Ну так и Сольвейг, конечно, была не обычной. Только сейчас для всего этого было не то время. Позже. Может быть. Если что-то другое опять не перебьет мысль.
- Потому их стоит разделить, - шепнул он в ответ, не удерживая женщину.
Печать, боль утраты, скорбь и злость частенько ходят рука об руку. Как и чувство вины. Дело даже не в том, кто кого убил или подтолкнул к смерти. В самом факте это смерти. Потери. Понимание, что прошлого не вернуть, как не вернуть и ушедшего навсегда человека. Убийство лишь усугубляло ситуацию. Но кто такой Сандерс, чтобы ставить диагнозы? Он может и знал что-то о смерти и о потери близких. Знал, как простой обыватель, как любой человек, который уже терял. Только вот дипломированным специалистом не был, чтобы уметь копать глубоко в данном направление.
То, на что указывала Сольвейг заслуживало внимания, но при этом могло иметь вполне обычные объяснения. Без всего этого потустороннего и странного. А как отличить? Кто ж знал, что Лавгуд и Уолтерс связаны? Почему эту связь не обнаружили при расследование причин смерти девушки? Как ее могли не обнаружить? Плохо искали? Более странным ему казалось именно это, а не поведение двух пациентов. Что за идиоты вели расследование? А если связь была найдена, так почему о ней не сообщили Сандерсу заранее? Ему вообще точно передали все материалы дел по пациентам? Не в смысле те, что имелись у врачей на пациентов.
Вопросы Сольвейг и ответы Уолтерса только еще больше загоняли в тупик и множили ощущение того, что что-то очевидное ускользает. Как-то все обманчиво, зыбко и не правильно в этом Астрале. Будто стоишь на тонком льду. Или он только кажется тонким? Впервые посетила мысль, что возможно он зря взялся за это задание. Осознавать свою неуверенность было крайне неприятно. Местами и некомпетентность еще. Кто она такой чтобы рыться в чужих головах? С чего вдруг именно ему доверили подобное?
Сандерс поймал взгляд Сольвейг и едва заметно качнул головой. Он по-прежнему придерживался своего мнение. Этих двоих надо разделить. Надо допросить каждого по отдельности. В общем-то, так обычно и делают. Сталкивать лбами тоже порой полезно, но для этого нужно основание. Оно было и сейчас, только играло против.
- Иди к Лавгуду, - шепнул он, сжимая медальон в ладони. – Отвлеки его чем-то. Поговори с ним.
Сандерс просил взгляд на наркомана, а потом посмотрел на фокусника. В принципе, разделить можно и так. Он шагнул к Уолтерсу, закрывая его собой от Лавгуда и чуть склонил голову, заглядывая тому в глаза.
- Мотыльки, мистер Уолтерс, - начал он с того, где остановилась Сольвейг. – Что вы о них думаете теперь? Они больше не докучают вам? Или тараканы? Может быть они теперь вам надоедают? Подумайте. Вы все время жаловались на насекомых. Каких? Кто теперь не дает вам покоя, мистер Уолтерс?
[icon]http://s9.uploads.ru/HaeU0.jpg[/icon][nick]James Sanders[/nick]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Скованные одной цепью