Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим


Счастлив тот, кто предан снам летящим

Сообщений 1 страница 30 из 75

1

Счастлив тот, кто предан снам летящим

http://sa.uploads.ru/xEa6n.jpg

Счастлив тот, кто предан снам летящим,
Счастлив, кто предвиденья лишен,-
Мир его видений с настоящим,
С будущим и прошлым соглашен

Иоганн Гете к Шарлотте фон Штейн

1. Место действия: где-то в подсознаниях и снах Джен и Клинта. Оба на территории Великобритании.

2. Время и погода: 2016-2018
х 5-6 февраля 2016 - Могла только так она
х 12-13 февраля 2016 - Тебя не хватает мне
х 2-3 марта 2016 - Слушая наше дыхание
х 22-23 марта 2016 - Чему вовсе не быть
v 22-23 апреля 2016 - Не верь глазам своим

3. Действующие лица: Дженнифер Листер и Клинт Дамер

Отредактировано Morgan (2018-05-15 00:30:02)

0

2

[icon]http://s7.uploads.ru/YNODg.jpg[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]сила снов[/status]
5-6 евраля 2016 г.
"Могла только так она"


Между мирами холодно и пусто. Ветра Вселенной выдувают души смертных в иные реальности, не заботясь об их остаточной цельности, шепот в коридорах времени разносится далеко, увязая в лабиринтах иллюзий, призванных увести живущего через случайно или не случайно открытые врата в иное место. Порой для перехода нужна самая малость:  постоять на пороге смерти, потерять осколок души.. Какая-нибудь из названных досадных мелочей является дорогой, билетом в мир живых.
Там светит солнце, и звезды ласкают ночь, и ветер приносит из далекого далека запах пряностей и странствий, там – жизнь, жизнь, во всей ее полноте, и зачем думать про вероломство или уничтожение ной души? В мире выживет лишь сильный, хитрый и.. цельный.
Интерлюдия
Анна
Капище? Пожалуй. Я веками сидела и ждала кого-нибудь, кто придет и поможет мне перевоплотиться, кто даст мне приют и тепло, чудо жизни. Они приходили, не часто, всего три раза за пятьсот лет, но приходили, сюда, ко мне к моим камням и моей могиле, не зная, куда идут. Думали – поклониться Древним. Все верно, кто же будет заносить в анналы сволочных охотничьих хроник убийство ведьмы? Я не помню, скольких я убила, пока они не поймали меня, так давно все было, и в последующие разы я была осторожнее, да. Сила моя истончилась на ветру времени, зато знания остались, да-да, остались, и я старалась, по крайней мере,  по началу,  быть полезной. Я много давала своим донорам, женщинам, наделенным силой. Если они были сильны или равны мне – я просто в них жила, если слабы – в конце концов, я забирала тело себе, отправляя гулять владелиц по лабиринтам безвременья, откуда никто не возвращается таким, каким ушел.
В последний раз к капищу пришла необученная. Оступилась, упала, ударилась головой – такая обычная история! Камни осклизлы осенью, в канун Самайна, да! Но разве кто-то теперь помнит о священных датах, оставшихся лишь на слуху?  А я ждала, звала – и вот она, моя награда! Девчонка не  запомнила ровным счетом ничего, и, не вспомнила бы еще долго, давая мне время. Время! В этот раз его так мало!  Катастрофически мало! Проклятое отродье явилось не вовремя, заставляя меня необдуманно подстраиваться под обстоятельства, и ладно бы – один пришел! Нет! Надо было притащить с собой еще и клыкастую тварь!. О боги и демоны! Проклятье!
Теперь она знает. И будет гораздо сложнее манипулировать и владеть!
Ненавижу охотников, грязное,  голодное, кровавое  зверье!
Джен
Дженни приехала в Лондон с раскалывающей голову болью. Она выдохлась, страшно устала, хотела в душ, и поесть,  лечь спать и забыть все происшедшее словно страшный сон. Оставалось немного времени на отдых, а потом снова начнутся  ночные дежурства в операционной, и прочие прелести жизни медсестры в серьезном госпитале. Вроде все, как обычно..  Только вот тревожно было, и  кот не пришел к ней на кровать, сидел в темном углу и шипел куда-то в пустоту, чем сильно нервировал хозяйку.
А потом пришла она, новая жиличка, так сказать, ее прапрабабка.. Анна. И началось.
Дженни пришлось бросить работу ровно через два  месяца после возвращения из Шотландии. Она вынуждена была оставить престижную работу в престижной клинике, чтоб не прослыть лунатичкой или чем-нибудь еще более странным. Нельзя медицинской сестер зависать прямо посреди коридора, уставившись на какого-нибудь пациента, люди такого не любят и пугаются, а репутация – штука хрупкая, он долго зарабатывается, зато рушится в мгновение ока. Постоянный шепот в голове, блуждание по снам, постоянное возвращение к самому началу, к истокам – так и рехнуться не долго, вот потому Джен и ушла из госпиталя, дивиантное поведение начало привлекать ненужное внимание.  Зато, благодаря доступу к знаниям Анны, узнала много нового о свойствах трав и проштудировала книгу, которая повергла ее в прострацию пополам с неверием. Такого не могло быть потому что быть не могло. Тем не менее, все вроде шло ровно, и обмороков больше не повторялось,  но за неделю до Рождества ее кот ушел из дому, и пропал, не вернулся назад. Потом его Джи видела в маленькой пекарне. Она оставила все, как есть. Ей и без кота было тяжело. Мало того, что она никак не могла разобраться в природе существования  своей прабабки, так та еще и занудствовала круглые сутки, заставляя Джен изучать премудрости хождения по снам.
Листер  увидела коридоры времен, мыслеформы, она даже слегка освоила Зов, но как же она устала! Ей хотелось побыть одной, остаться одной, чтобы никто не терроризировал ее постоянно, ей хотелось благословенной тишины! Или хотя бы кого-нибудь, с кем можно было бы поговорить без оглядки на комнату с мягкими стенами в ближайшем приюте безумных.
Особенно сложно приходилось по ночам. Иногда они с черноволосой бродили и бродили, посещая разные времена, разглядывая  разных людей. Джен увидела, как умер ее отец, сердечным приступом там и не пахло, там пахло рыжей девкой, которую Джен убила осенней ночью, спасая охотника от верной гибели. Черт! Это было настоящее приключение, но во что все вылилось!
Что она там говорила? Крючки и петли?
Джен брела в лабиринте без особой цели, уходя от бабки, сидящей у входа в кромлех – переход, дверь. Теперь она не боялась ходить одна, но и далеко не уходила, ей хотелось побыть вдали от постоянного внимательного глаза, которого почему-то становилось многовато, иногда Джен казалось, что ей тесно вместе с Анной. Она училась, но соглашалась со старухой – обучение нужно начинать в детстве, а в двадцать три время на что-то стоящее упущено.
«Крючки и петли.. Я должна с кем-то поговорить, иначе я сойду с ума, постоянно отбиваясь от старухи! Мне надо с кем-то поговорить!»
Ее мысли вернулись к охотнику. Самоубийство чистой воды встречаться с ним в реальной жизни, все так, а если. - Мысль вертелась на кончике языка, напрашивалась сама собой, вполне безумная мысль, достойная воплощения. “У него мой медальон, я знаю его тайны, может быть, если позвать..”
Джи устроилась посередине какого-то круглого замшелого помещения с низким потолком на круглом камне, сильно напоминающем жертвенник. Сосредоточилась, выплетая нить связи, визуализируя нити, связавшие ее с верзилой в тот единственный раз. Она отдавала себе отчет в своем безумии, но внезапно ей захотелось снова увидеть его, услышать его голос, успокоиться хоть на миг!
Она глубоко вдохнула, задержала дыхание, пригнулась к камню, и буквально выпевая каждую букву его имени, позвала в отвилок коридора, теряющийся в кромешной тьме:
Кли-и-и-и-инт..  Приди ко мне. Пожалуйста..
Голос, лился, отражался, дробился, но не терял своей цельности, отыскивая нужного человека в мире снов.
Сердце, как и в тот раз, бешено колотилось в горле, что было довольно странным, ведь дело происходило не в реальном мире, а в ткани снов.
“Услышит? Придёт?” Девчонку беспокоило  множество вопросов, на которые существовал только один ответ.Осталось выяснить - какой..

Отредактировано Navi (2018-04-21 10:12:51)

+1

3

Он не думал о ней и не вспоминал. Пересекая границу, Клинт как бы перевернул последнюю страницу и закрыл книгу. Он дочитал ее и поставил обратно на полку, не желая знать продолжения истории. Осталось лишь послевкусие. Приятное? Нет. Не очень. Горьковатое. И зачем размышлять о правильности своего выбора, когда он уже сделан? Он не смог бы вернуться и сделать то, что должен был. Даже имея повод. Не оборачиваться было сложно лишь первое время, потом стало много проще. Но она приняла решение за двоих. Единственно верное. Он дал ей выбор, потому что сам бы не смог выбирать за двоих.
Входя в гостиничный номер, Клинт бросил на кровать дорожную сумку. На столик упали ключи от машины. Серебряный медальон, ставший теперь брелоком, стукнулся о дерево. Она отпустила его, не стала удерживать, позволила идти дальше своим путем, но дала в дорогу Хранителя. Символично, конечно. Словно бы хотела, чтобы помнил? Но он не хотел помнить и не мог забыть. Хотя, ни разу за прошедшие три месяца, Клинт не подымал довольно важный вопрос: Что она такое? Кто?! Насколько реально опасна? Сколько правды было сказано и сколько лжи? Пострадает ли кто-нибудь по его вине? Просто потому что он не убил, не смог хладнокровно прирезать ту, что оставила ему жизнь.
Уже стояла глубокая ночь. Возможно, не стоило выезжать так поздно и разумнее было дождаться утра. Ведь не было никакой срочности. Его никто не гнал из дома. Гнал он сам себя. Лишь бы не смотреть на отца, Аарона или Винсента. Отойти подальше, что бы и они его не видели сейчас. Да, Клинт опять вспомнил свою старую, детскую игру «убеги от семьи». И нет, он не надеялся, что именно вот сейчас вдруг выиграет и реально убежит. Просто некуда было бежать. У него не было ни единого шанса с самого рождения. Разумнее просто смириться и принять мир таковым как он есть.
Теперь в этом мире появилась Джен. Дженнифер. Неизвестное что-то, что зацепило его вдруг. Случайно или не очень. Правдиво или ложно. Он почему-то ей верил. Хотел. Потому что видел в ее глазах страх и слезы, чувствовал свою вину и вместе с тем благодарность. Он не мог ей воздать по заслугам. Он испортил все с самого порога. Или нет? Он был прав, но уже потом вдруг почему-то сбился с пути? Она сбила? Окутала паутиной своей и усыпила его. Опоила, отравила разум, забравшись в сны, поселившись в мыслях. Запомнилась лишь потому что осталась вопросом без ответов? А остальное сам додумал.
Клинт принял душ с дороги, открыл небольшой холодильник и достал сразу три маленькие порции виски. Иногда алкоголь действовал как хорошее снотворное. Особенно в тех случаях, когда приходилось ехать на север. Почему-то мысленно рисовался Адрианов вал и шотландская глухомань, окутанная тишиной с запахом крови. И нет, ему не снились больше такие яркие сны, пронизанные болезненными воспоминаниями. Он больше никогда не видел длинноногой женщины с черными волосами. Джен тоже не снилась. Никогда. Только вспоминалась, но теперь уже все реже и реже. Время шло и ее образ растворялся в повседневности, а если вдруг возникал, то виски хорошо помогал не пускать ее в свои сны.
Он выпил его почти залпом, почти как лекарство. Ожидая, когда то подействует, Клинт отдернул штору и глянул на спящий Манчестер. Что он о нем знал? Бывший центр текстильной промышленности? Женщины, перебирающие хлопок часто заболевали туберкулезом. Их душил пух, попадавший легкие. Клинт задернул штору и забрался в постель. Цепляться за какие-то факты, пусть и не важные сейчас, было не сложно. Как не сложно, если сосредоточишься, раскрутить из них клубок, уводя мысли в сторону.
Он всегда был торгово-ремесленным, возникнув еще в средние века на руинах римского лагеря с кельтской историей. Римляне строили на удивление хорошие дороги. Но Шотландия им не подчинилась. Только Англия. Она не подчинилась и ему, заставив бежать обратно на юг. Она вообще любила сопротивление и иллюзии, но в итоге была разбита. Не Римлянами, конечно. Англичанами. При Каллодене. Восстание захлебнулось в крови. Она встала на колени, но головы не приклонила. Она смотрела на него, уже готовая ко всему, но не покорилась. В глазах застыли слезы, но не страх. Он куда-то вдруг ушел. А Клинт сжимал за спиной нож, все еще чувствуя, как Джен прижала к затылку дуло. Это была странная ночь. Это были странные сутки и они уже перетекали во вторые, как вдруг все оборвалось. Кончилось.
Мысли утонули, растворились в ночи и подступила такая знакомая, желанная тьма, которая сулила краткое забвение. Он даже улыбнулся, выскальзывая из реальности. Улыбнулся, услышав ее голос. Впервые за три месяца. Так отчетливо и ясно, будто Джен лежала рядом и шептало в самое ухо. Клинт повернулся на ее зов, сгребая подушку и подминая под себя часть одеяла. Ему хотелось протянуть руку, но та замерла на холодной простыне, не рискнув двинуться дальше. Она просила не касаться ее. Он обещал и всякий раз нарушал свое обещание.
- Эта ночь угнетала нас обоих, - почему-то сами собой произнеслись последние слова из той, уже закрытой, казалось бы, книги. – Тишину нарушал только ни на минуту не смолкающий стрекот сверчка…
Клинт опустил книгу, глядя поверх нее в лицо Джен. Это были ее глаза. Голубые. И светлые волосы рассыпались по соседней подушке.
- Ты уже знаешь, что будет дальше? – Шепнул он и усмехнулся. – Ты знаешь, что они стрекочут, когда рядом покойник? Так утверждала мать его слуги, кстати. Никогда не обращал внимания, хотя не раз имел возможность. Кстати, я дочитал этот роман и знаю чем все кончится. Хочешь, чтобы дочитал его для тебя?
Он понимал, что не покидал номера и тот ничем вообще не напоминал домик меж гор и озером. Он все так же лежал на боку в своей постели, но почему-то с той самой книгой, которую читал Джен. Да и сама Джен была рядом. Теперь уже в его постели. Лежала на левой половине, глядя на него своими голубыми глазами. Она вовсе не спала, будто бы слушала как он ей читает.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-18 04:43:38)

+1

4

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]зелье[/status]
Она слушала напряженно и внимательно,  стараясь уловить хотя бы отголосок, оттенок отклика, чтобы прийти. «Мы как вампиры», - усмехнулась девушка, вставая с замшелого камня и направляясь во тьму коридора, - «первый раз нас нужно обязательно пригласить».
Шорох шагов по камню отдавался слабым эхом, пальцы скользили по стене, отсчитывая провалы дверей. Анна ее уже ругала за хождение вслепую, но Джен почему-то сейчас хотелось идти наощупь, словно знакомиться с Клинтом заново, в темноте, на доверии. Глупо, кто спорит.. Шорохи. Где-то упала капля, откуда-то донесся дробный стук лап и влажный хруст. «Воображение». Джен вытерла рот тыльной стороной ладони, и, сделав следующий шаг, вышла из тоннеля на воздух,  ощутила на губах ночной холодный ветер,  а  под ногами иглицу и сухие листья, в небе  зажегля Охотник, и на его поясе висел меч, в острие которого четко виделась туманность,  октябрьские звезды смотрели с высоты, а у себя в руке она снова обнаружила пистолет с глушителем,  упирающийся в голову Клинта. Картинка была знакомой,  она уже видела себя с оружием со стороны, когда прабабка учила ее влиять на сновидения, создавая зеркала, чтобы пересекать и перепутывать отражения, сбивая с толку потенциальную жертву. Вот и теперь Дженни наблюдала  сразу несколько вариантов развития  событий, одно за одним. В одной реальности она хладнокровно нажала на курок,  и красивую породистую голову Клинта разнесло, взорвав лицо осколками костей и брызгами белого, серого и багрового, зато в другой он убил ее ножом, нанеся одну единственную рану, как пишут патологоанатомы "не совместимую с жизнью", отволок в лес и сжег вместе с телом рыжеволосой оборотницы, ни разу не пожалев о содеянном, даже не оглянувшись. Третьего варианта Дженни не видела, все повторялось только в названном порядке, правда, с модуляциями и отклонениями от основного сценария, зато концовка оставалась предсказуемой, да и как могло быть иначе? Теперь, после близкого знакомства с охотничьими методами и ненавистью Анны, она понимала гораздо больше, чем в тот прохладный денек, когда он  обессиленный попался ей под ноги в Шотландии. Осталось воздать хвалу какому-нибудь внимательному к ней божеству, потому что Клинт мог оказаться не один, с ним могли приехать остальные мужчины его племени убийц. Но повезло. Повезло ли? Как сказать..
Дженни сморгнула, словно зачеркивая вероятности с печальным финалом. Они во сне, и почему бы не прожить тут несколько вполне счастливых жизней, если.. Если они подойдут друг другу, если будет хорошо и интересно, да даже если можно будет просто прикоснуться к душе губами, осторожно, лаково, чтобы ничего не нарушить. Она боялась этих своих желаний, и хотела. Отдавала себе отчет в собственном внезапном помешательстве, но так же понимала, оно целиком укладывается в новые рамки ее личности, собственно, рамок, как таковых, больше не было. Оставались «хочу» и «не хочу» - единственные кнут и пряник для нее.
Следующий шаг перенес ее в незнакомую комнату, и увиденное несколько сбило ее с толку, не говоря о том, что она тут же вошла в предлоденную сцену, заняв в ней свое собственное место.
"Интересно, он  подсознательно хочет, чтобы я лежала рядом? В его постели? Немножко странно, если учесть, кто он и то между нами было, но он читает ту самую книгу.." Додумывать было нечего, все и так как на ладони.
Джен перевернулась на бок, подперев голову согнутой в локте рукой, вторую положила поверх одеяла. Она почему-то лежала под одеялом, но никак не могла понять в каком виде. Пока что она просто слушала, смотрела и запоминала, отогреваясь внезапным теплом своего несостоявшегося убийцы. Тут, в ее вотчине, он не мог сотворить с ней зла, зато она могла. И не стала. Не захотела, сработало что-то внутри, согревающее и делающее их как-то ближе что ли, а сама тема смерти оказалась задвинутой далеко вглубь, она была не нужна, не к месту, всуе. Сколько можно думать и говорить о смерти? Ей не хотелось вспоминать, как он придавил ее собой, лишая возможности сбежать. Она не собиралась сбегать, почему-то в тот миг, когда она шипела ему в лицо гневные слова, она поняла, что примет из его рук все, что он захочет ей дать. «Жизнь, смерть – вехи на пути, двери. Когда-нибудь придется их открыть и пройти весь путь до конца».
«Какая чушь тебе порой лезет в голову, детка. Не влюбилась ли ты?»
«Пошла вон!»
«Дело твое милая. Ухожу»
Он говорил  - она слушала.  Слушала голос и смотрела на него, удивляясь себе. Нет, он был красив, умен и скорбен, как ни странно, и его хотелось погладить по голове, сказать что-то такое.. Такое.. мягкое, наверное.. Только Дженнифер Листер не знала таких слов, потому вю свою коротенькую жизнь предпочитала молчать. Он читал книгу, она смотрела,  как  его красивые губы складывают слова, и думала о том, что невыносимо хочется дотронуться до его руки, хотя сама не раз просила не трогать ее. С другой стороны, себя-то она не ограничивала, разве нет?
- Я не читала романа, - Джен мучительно засмущалась, опустив  глаза под его взглядом. Она даже порозовела, чего с ней отродясь не случалось. – Очень хочется знать, чем там дело кончилось. Только.. – снова вскинула взгляд, глядя на мужчин не без лукавства, - книга довольно большая, значит, ты или читаешь мне выжимку, ну.. самое главное из повествования, что не слишком интересно, или мы идем страница за страницей, а это уже напоминает другую книгу, и совсем другое имя чтеца-рассказочника, женское, тебе не кажется?  - Ямочки на щеках оозначили тень улыбки. Намек на арабский эпос явно просвечивался сквозь слова, и, между прочим, звучал очень и очень двойственно, провокационно, почти как предложение. Джен ничего такого не хотела, и когда до нее дошло, что она тут брякнула, она быстро спряталась под одеяло,  оставив видимыми одни глаза.
- Я бы могла сказать, что это не то что ты думаешь, Клинт, но я не знаю, о чем ты думаешь. Давай поговорим без книги? Она будет сбивать меня на игривый лад, а я девушка приличная. Хватит уже того что я тут. э.. лежу. – Тихонько повозившись под одеялом, снова выглянула наружу, и без улыбки спросила:
- Как ты живешь, Клинт? Ты, наверное, будешь смеяться, но я скучала по тебе. Наверное, не стоит говорить о таких пустяках, правда? Так что лучше говори ты. Хочу послушать твой голос.
Откуда в ней взялась вся эта смелость? Может быть ее давала магия, позволяющая сплести  и  вплести в сон все, что захочется? Или, моет быть, это было доверием? Оба предположения одинаково безумны, но сходны в одном:  происходящее -  не реальность и тут можно все. Даже.. нет, нет и нет. Достаточно немого тепла.

Отредактировано Navi (2018-04-18 09:38:38)

+1

5

Он опустил книгу ниже, но все же не убирая, держа перед собой, словно щит. Глупо и даже как-то по-мальчишески. Сам же пустил ее в свой сон, в свою постель. Сам позволил почувствовать себе ее присутствие еще до того как увидел. А теперь защищался. Словами. Чужими, не произнося ни единого сам. Слушая ее голос, задерживая взгляд на ямочках на щеках, заглядывая в глаза и помня, что иногда те темнеют. Зная, что та, другая Джен не нужна. Ее бы он не пустил, не позвал бы, не захотел. Но эта иная. Такая, как хотелось бы. Достаточно сильная, чтобы позволить себе быть слабой.
Клинт улыбнулся, глядя как девчонка забирается под одеяло чуть ли не с головой, а потом выныривает. Она шагнула через границу. Сама. Видимо, потому что это был его сон, но и даже тут он не мог шагнуть первым. Он отдал это право ей. Дал опять выбор и право решать за двоих. Опять. Он положил книгу между подушек, рисуя все ту же границу, а сверху свою ладонь.
- Она лишь на один вечер, - заметил Клинт. – И есть много других. Страница за страницей. Нет только единственной, которую хочется перечитывать, которая никогда не надоест и всегда в ней найдется что-то новое.
Это был сон. Его. Значит можно было все. Ну, или, то, что он захочет. Достаточно лишь руку протянуть и признаться самому себе в своих желаниях. Здесь будет все иначе, не как в реальности. И Джен будет такой, как он захочет этого, а не как есть на самом деле. И не будет холода, что порой веял от нее, будто он могильного камня.
- Скучала? – Вполне искренне удивился он, вглядываясь в лицо Джен.
Странно, но о подобном даже и не думалось. Он думал о ней, но скорее в ключе произошедшего тогда. Не о том, как все сложилось после. Он помнил ее То нервную и раздраженную, огрызающуюся. То собранную и уверенную в себе, играющую на публику. То нападающую на него, то защищающую его. Будто бы и сама не знала чего хочет, а если и знала, то боялась собственных желаний. Странно, но сам Клинт тогда даже не думал ни о чем таком. Мысли пришли позже. Когда он закрыл дверь и сел в машину. Когда уезжал не оглядываясь и не сожалея. Все пришлом потом. Мысли, сомнения, сожаления, желания. Все смешалось.
Теперь она лежала рядом. Почти реальная. Почти такой, как он ее помнил. И история повторялась. Он читал, он опустил книгу, чтобы взглянуть на нее, но… там была не Джен. Здесь была она. История проигрывалась заново, только теперь иначе. Так как хотелось бы, а не как было на самом деле. Будто выдранный, самый приятный, момент. И не было ничего до и нет ничего после. Есть только они двое, книга, постель, ночь. Можно все переиграть. Это же сон. Его. Здесь будет как он захочет.
- В моей жизни ничего не изменилось, - как-то даже с горечью ответил Клинт, ладонь скользнула с книги в сторону подушки Джен и замерла, накрыв ее руку, вцепившуюся в край одеяла. – И уже никогда не изменится. Все как было до тебя, как должно быть и будет. У меня нет выбора, Джен. Только один путь и право решать, как его пройти. 
Не было смысла спрашивать, как ее жизнь. Что он о ней знал, чтобы спрогнозировать наиболее вероятный ответ? Желаемый, да. Но врать себе настолько не хотелось. Клинт улыбнулся, скользнув пальцами по ладони девушки и поднял руку, касаясь ее волос. Они были именно такими тогда? Он как-то не запомнил. Или все же запомнил? Светлая прядь скользнула между пальцев. Клинт заглянул в голубые глаза.
Вообще, все это было болезненно не здорово. Так не должно происходить. Ее не должно быть в его снах. Зачем?
- Ты не должна приходить, - шепнул он даже и не ей, а самому себе, пытаясь воззвать к здравому смыслу.
Прядь выскользнула из его пальцев и упала на плечо, ладонь последовала за ней, касаясь плеча и скользнула по одеялу.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

6

Она снова отчаянно трусила. Почему? Ведь сны, как и грезы, сотканы из паутин желаний и предназначения, они сами волшебство  без всякой магии. Тога почему? Почему так ноет сердце всего лишь от неуверенного прикосновения его руки? Он снова оставляет ей выбор уйти или остаться,  он не уверен в ее нужности, и с чего она вообще взяла, будто нужна?  Скорей всего она лишь очередная прочитанная книга.
«Не совсем, детка. В этой книге еще полно неразрезанных страниц, страниц, пропитанных ядом и любовью. Смелей, помни: архитектор - ты»
«Изыди, язва!»
Откуда-то из призрачного далека донесся такой же призрачный смешок.
Джен вздрогнула, словно очнулась, а Клинт уже осторожно трогал пальцами ее плечо. Она хихикнула, зажимая его ладонь между плечом и щекой, прижимаясь к нему, к его руке, как ласкающаяся кошка.
- Почему не должна? Мне казалось, я тебе нужна. Ты думал обо мне, потому  я и решилась прийти. – Она снова смущенно опустила глаза, высвобождая его руку на волю. «Сказать или не сказать? Никогда не знаешь наверняка, как надо и как лучше, и как не испортить все с порога. Одно очевидно: он не должен знать, кто я, ни в коем случае, пока я.. – Мысли путались от тепла большой мужской руки. Этими руками он с одинаковой легкостью мог  дарить и смерть и любовь. – Но.. – Горько думать, только толку врать себе Джен тоже не видела, - если ты не хочешь меня видеть, достаточно сказать. Я не хочу причинять тебе неудобства. – Она подалась вперед, наплевав на границу из книги, наплевав на все границы в мире. Одеяло съехало, и она поняла, что лежит в какой-то изношенной футболке, почти прозрачной и уютной, светло-серого цвета, и что выглядит  на ее фоне как солнечный луч в тумане. Призрачно, почти невесомо коснулась пальцами его лица, мягко тронула твердые губы теплыми подушечками, по-кошачьи вкрадчиво. Нет, она не собиралась  уходить безропотно,  просто так. Не сегодня.  – Тебе достаточно пожелать. Скажи вслух: «Дженни, не приходи ко мне больше, ты мне не нужна». Ведь проще не бывает, верно? И снова вернешься в свой мир, к своим заботам. – Девушка придвинулась еще ближе, сокращая дистанцию, не отрывая глаз от глаз мужчины, словно гипнотизируя его. Хотя почему «словно»? Игра, древняя как мир, как мужчина и женщина. Кто сделал первый шаг – тот и выиграл, но как же сладко ходить по самому краешку бездны, не преступая границ! Она  перестала двигаться, остановившись  как раз на том рубеже, когда состояние равновесия переходит в неустойчивое. Словно балерина балансирует на одной ноге: она упадет или прыгнет – вопрос времени, но пока она стоит, играя со зрителями, гадающими «когда».  Если он сделает шаг навстречу – можно думать о нем и о себе как о «нас» на сегодняшнюю ночь, а если нет – оставить фантом, или просто раствориться у него под руками. Раствориться, как раз, все равно нужно будет. Чтоб не привыкать, не втянуться, не влюбиться, черт подери!
Но как, великое небо, как это сделать? И что за синдром жертвы, отчего ее так тянет именно к нему, этому кровавому найденышу? Что ее так зацепило в нем?
Она знала ответ. Невероятный, невозможный противоречащий здравому смыслу априори, не вписывающемуся ни в какие рамки разумного.
Он был благороден. И еще. Так странно осознавать,  после стольких лет.. Она влюбилась. В тот момент, когда он закрыл за собой дверь. 
- И я не буду тебя больше беспокоить.. – Да черт с ним со всем! Один поцелуй она заслужила! – Девушка осторожно, почти не заметно приблизилась еще ближе. Глаза в глаза. Страха нет, глаза голубые, словно весеннее небо, чистые, полные тепла. Нет, в них не пляшут чертики страсти, они другие. Но никакого насилия, выбирать ему самому.  Оттолкнет – так и будет, тут ничего не поделать. Есть много способов взять своё, Анна ей говорила и показывала, но Джен твердо решила не принуждать охотника. Ей жизненно необходимо было, чтобы он пришел к ней сам. И попросил тоже сам. -  Так скажи еще раз, как – она,  приподнимаясь на локте,  все-таки вторглась в его личное пространство, почти касаясь  щекой его щеки,  чуть хрипло шепча, - как мне поступить?
[icon]http://sh.uploads.ru/5Zsu3.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]зелье[/status]

+1

7

Ей казалось? Клинт усмехнулся в мыслях. Нет, это ему казалось, думалось и хотелось. Он отмахивался от всего этого несколько месяцев и наконец сдался. Сдался желаниям вдали от дома, словно бы желать женщину было чем-то постыдным. Так что, да, теперь Дженни казалось, что она ему нужна. Она все говорила верно. Ему достаточно принять обратное решение и ее не будет. Но вместо этого он поймал ее запястье. Такое тоненькое, что едва не потерялось в ладони. Он задержал ее руку и ее саму, прижав пальцы к своим губам. Она придвинулась ближе, уже вынырнув из-под одеяла. Опять она делала шаги ему навстречу. Ему так хотелось сейчас и она шла в объятия не сопротивляясь, не напоминая в очередной раз, что он обещал не касаться ее.
- Останься, - шепнул Клинт, выпуская тонкое запястье.
Ему хватило пары секунд, чтобы обхватить девчонку за талию, придвинуть вплотную к себе и опрокинуть на спину, а потом застыть над ней. И ничего постыдного. Все вполне естественно и закономерно. Конечно, если не учитывать тот факт, что реальная Дженнифер имеет какое-то отношение ко всем тем кого Клинт должен истреблять. Зачем он об этом подумал сейчас? Это же только сон. Все, что мешает сейчас можно выбросить в реальность, забыть там и не пускать сюда, чтобы не портить свои фантазии.
Отголоски шотландских ночей уже напомнили о себе, добавляя горечь в переслащенный сироп. Клинт пытался их вытеснить, но глядя в голубые глаза ему то и дело мерещились совсем другие. Темные. Искрящиеся мертвым холодом. Ему вспомнились последние минуты перед их расставанием. Она вот так же лежала под ним и по щекам текли слезы. Клинт на мгновение закрыл глаза.
- Ты нужна, - шепнул он, опуская голову рядом с ее и зарываясь лицом в рассыпавшиеся по подушке светлые волосы, касаясь губами виска. – И я желаю, но вовсе не вернуться в свой мир.
Ладонь скользнула от талии и замерла у самой груди, не решаясь двинуться дальше. Клинт поднял голову, заглядывая Джен в глаза. Все еще голубые. Хотя, что можно было разобрать в ночи? Только он не чувствовал холода и протеста. Не было страха. Она не отталкивала его, как тогда. Просто потому что это была та Джен, какую бы ему хотелось. Совсем не та, что накладывала ему швы и готовила обед. Эта будто и не видела от него ничего дурного.
- Дженни, - позвал он, словно бы хотел глядя на свою фантазию дотянуться до реальной. – Я не должен был слушать тебя. Не должен был уезжать и бросать тебя там одну. Даже после того, как угроза миновала.
Ладонь скользнула выше, пальцы коснулись подбородка и скулы. Почему все пошло не так? С самого же начала. Еще до встречи с Джен. Словно бы кто-то свыше вмешался и спутал не плохой расклад, подменив удачные карты.
- Я видел, что с тобой что-то не так, - продолжил он, касаясь ее губ большим пальцем и очерчивая контур нижней. – Я боялся, что ты одна их Них. Мне не хотелось… Я бы просто не смог… Как так вышло, что получив от тебя столько добра, ответил злом? Ты боялась меня и в том не было твоей вины. Сколько раз ты спасла меня? Два? Может и все три. А я просто ушел и оставил тебя. Мне казалось так правильно. 
Клинт клонился чуть ниже, прижимаясь щекой к щеке и вдыхая запах ее кожи. Его он помнил. Странно, как забываются определенные моменты твоей жизни, когда не хочешь их помнить и как запоминаются подобные мелочи. Ты их даже и не замечаешь, а они прячутся в твоей памяти.
- Я не хочу, чтобы ты смотрела на меня так, как мать все мое детство смотрела на отца, - едва слышно шепнул он ей в самое ухо. – И сложно поверить, что он ее когда-то любил. Что она могла любить нас, сыновей от такого человека. Я никогда этого не понимал и всегда боялся увидеть в чьих-нибудь глазах такой же страх. Я видел его в твоих. Тогда. Дженни.
Будь она реально, он бы никогда ничего подобного не сказал бы. Но она была лишь воспоминанием, которому Клинт позволил ожить на одну ночь, забывшись беспокойным и приятным сном.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

8

[icon]http://s8.uploads.ru/bgVHr.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Он подгреб ее под себя, но не навалился всем весом, как в прошлый раз, а укрыл верхней половиной корпуса, что было гораздо приятнее. Сильное тренированное тело, сильные руки, большие ладони, легкий поцелуй в висок, загоревшийся на коже как ожог, от которого в голову потекли золотые искры удовольствия. Джен даже подумала ненароком что охотник их увидит, но вряд ли удивится. Он думает, что спит и видит плод собственного разума.
«Вот почему так опасно с ним говорить сейчас о чем-то серьезнее нежности. Да и говорить не хочется, а хочется..»
Девушка подняла руки, осторожно, боясь вспугнуть, обняла мужчину, пальцы левой руки вплетя ему в волосы и принимаясь нежно массировать кожу головы, а вторую положила на шею, слегка поглаживая ее, согревая своим теплом, давая ему почувствовать именно тепло, ласковое внимание и готовность выслушать. Она не готова была отдаться, она хотела вот так, наслаждаться присутствием, взаимопониманием, покоем. Она позвала его сюда в отчаянии, в надежде на его понимание и поддержу, но, как часто в жизни бывает, оказалось, что ему, такому уверенному в себе, такому сильному, самому нужна поддержка, база, якорь, за который он мог бы держаться в штормовом океане. И пусть дна не видно, пусть далеко внизу таятся чудовища, но пусть для него светит солнце, и поют птицы. Так будет правильно. В конце концов, мужчины так хрупки, а когда любишь, любимый важнее себя.
Он говорил – она слушала, гладила его, прижимала к себе, такого одинокого, что сердце сжималось. Вряд ли Клинт когда-нибудь рассматривал себя со стороны, принимая во внимание собственную профдеформацию, вряд ли он даже понимал все безумие своего положения. А она сама? Она – ведьма, и понимание этой истины явилось Джен только что, стоило обнять и прижать к себе охотника. Она теперь видела происшествие в Шотландии как бы со стороны, видела свою болезненно-ненормальную инициацию, видела потуги прабабки,  перед нею словно прокрутили видео с ютуба под названием «как принять себя и управлять Даром», подавившее на место напрочь съехавшие набекрень мозги. Походу всплывали мелкие детали, и, пока она гладила Клинта, к ней пришло понимание Анны. И жалость. К ним обоим. Себя ей жалко не было, да и с чего бы? Жизнь – штука несправедливая в принципе, а Дженнифер Листер старалась лишний раз не заламывать рук, вопрошая «доколе», а старалась найти во всем позитив. К примеру, ее хождение по снам смогло дать ей чудо встречи с человеком, потрясшим ее воображение своей нелогичностью и непоследовательностью. Конечно, понимание  пришло потом, когда шок от угрозы потери жизни отступил, когда усвоились зачатки знаний, описанных в книге зеленой кожи (Анна утверждала, что ей пришлось порешить леприкона, хотя где она его взяла в Шотландии умолчала), когда она смогла во всей полноте оценить своевременность случившегося в забытой людьми долинке между горным пиком и озером.
Нет, она не сожалела. Ее новые особенности позволяли сделать много хорошего, чтобы там не думал парень, лежащий рядом. Она даже могла забрать его боль, его память, чтобы он перестал мучиться. Могла. И, если бы хотела ему зла – непременно забрала бы, потому что человек, лишенный прошлого, превращается в настоящее чудовище. 
Она ведьма. Ведающая.  Но ведающая – не обязательно злая. И что есть зло? Опять же, как и добро, зло – понятие относительное, частенько точка зрения сильно притянута за уши моралью общества, и зависит не от индивидуума, а, скорее, привита. И что? Как можно обижаться на слепого фанатика? Правда, и давать повод растерзать себя тоже не стоит.
Мужчина пошевелился, она вернулась к нему мыслями, снова тихонечко прижала к себе его голову, коснулась губами его щеки прямо под глазом.
- Не думай о плохом, Клинт, не нужно. Ты уехал – это было нужно, все правильно, ты не мог поступить иначе, ты ведь дал мне слово, помнишь? – Ее теплые почти материальные пальцы снова ерошили его короткие волосы, нежно притягивая голову ниже, к своим губам. Целовала его легко, едва касаясь, успокаивая, настраивая на другую волну.. – Поверь, тогда ты не мог ничем помочь, слишком многое случилось за очень короткое время. Я пребывала в состоянии шока, мне было очень трудно реагировать на происходящее  более-менее адекватно. Если честно, - губы улыбались, касаясь его щеки, но она закрыла глаза, чтобы он не видел искры страха, прыгнувшей в них в момент воспоминаний, - я не помню, когда так нервничала, наверное, никогда. Растерялась, несла какой-то вздор, не могла остановиться. Видела, как тебя раздражает болтовня, но вот.. – Попыталась смущенно пожать плечами. -  Сама раздражалась все больше. Как-то жизнь  перекосилось в одночасье.. – Его слова про «Них» она оставила без ответа, словно не заметив. В конце концов, греза не обязана все знать, зато она точно знает, что нужно ее сновидцу, оттого и не торопилась ни отвечать, ни говорить. Она и так много сказала.
- Дженни. Ты так красиво говоришь мое имя.. Мне нравится. – В голосе и глазах – улыбка пополам с нежностью, пальцы гладят голову и шею мужчины, ненавязчиво держа при себе. – Позови меня еще раз по имени, Клинт.

+1

9

Он чувствовал прикосновение ее рук. Он слышал ее голос. Он чувствовал тепло ее тела, прижатого к его. Он касался губами ее виска, щеки, уголка губ. Она целовала в ответ. Она убеждала его в правильности случившегося. Она все понимала и не осуждала. Она отчасти даже винила себя. Она просила позвать ее по имени еще раз. Клинт улыбнулся, все же не чувствуя удовлетворения.
Что бы сказала настоящая Джен? Если бы не закричала, то зашипела бы из угла окутанной мраком спальни. Она бы требовала не прикасаться и убираться из ее дома. Но эта его обнимала, шептала ему. Очень хотелось верить в реальность происходящего. Возможно, не знай он другой Дженнифер, поверил бы. Допустил бы смелую мысль, что она могла бы быть с ним вот такой как сейчас. На самом деле, а не только в его же фантазиях. 
Клинт приподнял голову, заглядывая ей в лицо. С каких пор в его жизни стало все настолько убого, что приходится забавляться только с воспоминаниями? Насквозь фальшивыми и продиктованные им же. Здесь нет той Джен о которой он думал вопреки своим же запретам. Той, что помогла ему подняться на ноги, когда споткнулся и упал, что обработала его раны, что поила отваром из трав, чтобы унять его физическую боль, что спала рядом, что способна была защитить их обоих.
Какая нужна была ему? И зачем? Он смотрел в голубые глаза, словно пытался найти ответ в них. Он чуть хмурился от своих сомнений. Ему хотелось обеих. И ту строптивую, и эту нежную. И ту что протянут руку, когда он споткнется, и которая найдет в себе сил оттолкнуть, если он перегнет палку. Которая не будет лежать под ним давясь слезами и страхом, а посмотрит с вызовом и холодом, заставив остановиться, поставив перед выбором.
- Дженни, - шепнул он и улыбнулся, проводя по светлым волосам.
Он закрыл глаза на мгновение. Быть может мать тоже всю свою жизнь оправдывала отца. Как это однажды назвал Аарон? Стокгольмский синдром? Очень было похоже. Жертва готова на все, лишь бы выжить. И ведь Джен тоже была его потенциальной жертвой. Она смотрела тогда как раз с готовностью, но без страха.
- Не оправдывай меня, - шепнул, он касаясь ее щеки. – Никогда не оправдывай то зло, что причинил тебе. Она так делала. Она молила остановиться и потом оправдывала все его зверства. Она просила щадить нас и принимала все его удары на себя. А потом умерла и вся его злость выплеснулась на самого беззащитного и слабого.
Клинт усмехнулся и качнул головой отводя взгляд. Он смотрел на ее губы, на подбородок и шею, на ямочку меж ключиц.
- Мне досталось меньше остальных, - продолжил он. – Но я больше них похож на отца.
Клинт поднял взгляд и опять посмотрел в голубые глаза. Зачем он все это проговаривает сам себе? Разве для того воображают себе бабу в постели, чтобы нытьем заниматься с ней?
- Дженни, - повторил он ее имя.
Почему так? Она представилась ему Джен, потом назвала полный вариант – Дженнифер. Откуда вдруг он взял такое сокращение? Когда? Разве он называл ее так? Его ладонь скользнула под ее спину. Клинт перевернулся, увлекая Джен за собой. Она была легкой и тогда, и сейчас. Может с половину его собственного веса? Легкой и хрупкой.
- Никогда не оправдывай, - повторил он, глядя уже на нее снизу в верх и отводя в сторону рассыпавшиеся светлые волосы. – Не позволяй мне. Не прощай. Пусть лучше во живет страх обидеть тебя, причинить вред. Любой. Но я не хочу видеть его в твоих глазах. Никогда. Дженни. [icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-20 19:08:27)

+1

10

[icon]http://s5.uploads.ru/ndSUu.jpg[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Джен улыбалась. И тут же улыбка потускнела, сошла на нет, исчезла снегом под весенним солнцем.
- Я не могу сердиться на тебя, Клинт, извини. – Девушка перевернулась как-то вдруг, неожиданно, прижатая к торсу мужчины, оказалась лежащей на нем, как остров в океане, часть архипелага, вроде вместе, но все равно немного в стороне. Один. Одна. Так странно, и так правильно.
- Удивительно, да? -  она улыбалась в его губы, неотрывно глядя в глаза. – так просто, я тут - стоит лишь руку протянуть, чтобы коснуться.. И стоит протянуть руку, как навсегда потеряешь.. Дуализм бытия, милый Клинт. Даже думать боюсь, сколько раз ты вляпывался в подобные примитивные загадки. – Ее руки легли на его лицо, жесткие подушечки пальцев, привычные к бинтам и инструментам. царапнули нежную кожу век у самых висков. – Я ничего не прошу у тебя,  пойми меня правильно. Я пришла потому что сама хотела, скучала, потому что обрела родственную душу, как бы смешно это не звучало. Ты всю жизни один, свой среди чужих и чужой среди своих. Как и я.
Она замолчала, пытаясь отследить вектор его мыслей. Нет, дело было не в физической потребности, и дело было не в ней и не в ее желаниях.  Уж чего-чего, а «одноразовых книг» в его жизни хватало. Джен не хотела пополнить их ряды, хотя не отказалась бы от близости, потом, когда-нибудь, не теперь. Он ей нравился как мужчина, это правда, и ей льстило его внимание. Но, гораздо важнее сейчас для нее был он сам, такой, какого она нашла в лесу, такого, у которого оставалась только его жизнь и не было каких-то посторонних мыслей.  Она склонилась над ним, неосознанно сгибая ноги в коленях, «седлая» его без всякой задней мысли. Она любовалась им, таким сильным и с такой дырой в груди, что хоть поезд заводи. «Один. Разве так правильно?»  Хотелось дать ему привязку к реальности, что-то такое,  ради чего хотелось бы существовать.
Она снова взяла его лицо в свои руки снова касалась щек губами, легко, невесомо,  ласково,  без всякого намека на женственность.
- Я ничего не знаю о твоей матери, мой хороший. Но я – не она, мы разные, и это в порядке вещей. Я не боюсь тебя, понимаешь? Не боюсь,  я успела перебояться, теперь у меня к тебе другое чувство, и напрасно тебе кажется, будто я всего лишь твой сон, милый.  – Она говорила правду, другое дело, что она не договаривала изрядный кусок, зато не причиняла беспокойства. Какой смысл говорить охотнику что он на крючке у ведьмы снов, по сути – у менталиста, способного спроектировать ЛЮБУЮ реальность? Мало того, жертва способна прожить во сне не одну жизнь! Может быть потому так ненавидят сноходцев? Не только безобидные грезы, ил кошмары она приносят с собой, а?
«Верно. Но добрую волю никто не отменял»
Большие теплые руки прижимали ее тело к мужскому торсу, она могла чувствовать его заинтересованность, но продолжала выплетать другую реальность, создавая более близкие отношения, чем любая физическая близость. И то сказать. что толку в грубом сексе без единения душ?
- Клинт, - позвала девушка шепотом, отстраняясь от него на долю минуты. – Подари мне поцелуй. Пожалуйста. А потом мы поговорим, если хочешь. И, может быть, я даже отвечу тебе на вопросы, если ты задашь их конкретно.
На вопрос отвечать она не собиралась. Но нужен был стимул для дальнейшего.. хм.. общения

Отредактировано Navi (2018-04-21 00:14:09)

+1

11

Он улыбнулся следом. Да удивительно, потому что он то как раз мог сердиться и на себя в первую очередь. Ладони скользнули по узкой спине, одна чуть ниже, почти у самой талии, другая замерла повыше. Ему нравилось чувствовать тяжесть ее тела сверху. Нравился ее голос и улыбка, от которой на щеках проступали ямочки. Она обхватила его ногами и ладони сами собой скользнули ниже, остановившись на округлых бедрах, которые едва прикрывала футболка. Чувствовать ее кожу, конечно, было много приятнее чем какой-то трикотаж. В общем-то и сама поза ее ему нравилась.
Она склонилась, касаясь его губами. Клинт лишь прикрыл глаза, наслаждаясь едва ощутимым прикосновением ее губ. Ладонь скользнула выше, задирая футболку до самой талии. Он наслаждался и этим изгибом. Исходящим от Джен теплом. Он улыбнулся, слыша про отсутствие страха и не спеша уточнять, что там за другое чувство. Она позвала его по имени. Клинт приоткрыл глаза и даже приподнял бровь, услышав просьбу.
- Серьезно? – Не удержался он, но дожидаться ответа не стал.
Все так же придерживая ее за талию, но уже одной рукой, Клинт вновь перевернулся и перевернул Джен. Он уперся одной рукой в подушку, удерживая свой вес и саму Джен в довольно однозначной позе. Вторая ладонь скользнула от ее талии по бедру. Он чуть склонил голову, понимая, что не особенно уже хочет разговоры с ней разговаривать. И пусть то был сейчас лишь сон.
Он застыл на мгновение. Напрасно ему кажется, что это лишь сон? Если бы оно действительно было реальностью, Джен бы сейчас… та, настоящая, реальная Джен… орала бы благим матом под ним, ну или бы злобно шипела. Хотя, в памяти на долю секунды скользнул тот момент про звезды. Что уже тогда был шанс? Просто Клинт его не увидел? Не захотел? Не до того ему вообще было. Вокруг бродил оборотень и полиция.
Он склонился ниже, прижимаясь к ней лишь бедрами и довольно не однозначно давая понять степень собственных желаний, которые уже сводились далеко не только к поцелуям. Он коснулся ее губ. Сначала осторожно, будто боялся, что даже это может причинить какой-то физический вред. Лишь получив ответ, этот осторожный поцелуй стал более настойчивым и требовательным.
Она была так легка, что не требовалось никаких особенных усилий. Клинт вполне мог справиться с этим хрупким телом одной рукой. Он сел, поднимая следом Джен, усаживая ее сверху, удерживая лишь одной рукой за талию и задирая футболку все выше, но не отрываясь от ее губ.
Этот сон не только его. Она пришла потому что сама так хотела. Она скучала и зла на него не держит. Это все было слишком хорошо для правды и чрезвычайно заманчиво, чтобы ей быть. Клинт лишь на мгновение оторвался от ее губ, стаскивая футболку через голову, и снова припал к ним с жадностью, крепко прижимая девушку к себе, чувствуя уже прикосновение ее тела к своему без каких либо помех. Скользя губами по ее лицу, по шее и плечу.
- Какие вопросы, Дженни? – Выдохнул он, вновь возвращаясь все к тем же губам и с трудом отрываясь от них. – Ты в своем вообще уме, женщина?
Он опрокинул ее обратно на постель и накрыл собой, но вдруг замер и заглянул в голубые глаза.
- Что надо спросить, а не замужем ли ты? – Чуть нахмурился он. – Честно? Мне сейчас все равно. Пусть там у тебя хоть целый гарем. Здесь ты будешь только моя. [icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

12

[icon]http://s7.uploads.ru/f6xnX.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Джен даже немного испугалась того откровенного напора, который сама и спровоцировала. Парень потянулся к ней, словно умирающий от жажды в пустыне, который  не намерен ни с кем делиться даже каплей воды,  даже с небом. Особенно с небом.
Клинт вертел ее, кик игрушку, по крайней мере, ей, попавшей в водоворот акробатических переходов из горизонтального положения в вертикальное и назад, так показалось. Вот только что он нависал сверху - и вот она восседает на нем, склоняясь, щекоча волосами,  касаясь через ткань кончиками сосков его  груди, касаясь губами и щеками губ, все равно несколько отстраняясь,  уложив ладошки как раз на середину его груди. Кружится голова, тонко и сухо звенит в ушах, сердце бьется в горле, губы пересохли, он ласкает ее,  и контроль летит к чертовой матери! Она чувствовала его сдержанность, и уловила момент, когда он сам себе разрешил любовь, поверил, отпустил свои желания наружу. Девчонка захлебывалась его влечением, его губами, от которых не хотелось отрываться,  его телом,  сильным,  горячим, идеальным, прекрасно  ощущаемым через футболку. Наверное, если бы он ее стащил, она бы сошла  ума на месте, так ей было хорошо, и когда он действительно потянул несчастную тряпку через ее голову, продолжая жадно целовать, она не смогла сдержать стона, обняла его, впиваясь коготками в его спину от избытка чувств. От его рук по спине бежали огненные мурашки, а в голове потихоньку загудели барабаны и нервно вздрагивали треугольники, внося в мелодию чувственности диссонанс, разогревающий похоть. Такого эффекта Джен не ожидала! Она пришла по другому поводу, но.. Ведь хорошо?
Ощущение от прикосновения обнаженного тела оглушило ведьму почти до потери сознания, она не представляла, что можно чувствовать кого-то другого кожей  так остро во сне. Она потянулась, обняла, припадая молочными полушариями к его коже,  ответила на поцелуй, потихоньку переходящий из безумного  в голодный и требовательный, ощутила грудью рваное дыхание мужчины, почуяла, как сгустился вокруг нее его запах, наполняясь предвкушением и нетерпением. Он был сильным, большим и очень привлекательным, он почти лишил ее воли, она почти сдалась на милость победителя, тая  под его губами. Он снова опрокинул ее на постель, его желание завладеть ею немедленно сгустилось вокруг них, но вопрос и утверждение ее отрезвили. Он говорил о.. О чем?
Еще немного – и будет поздно разговаривать, а потом он не будет слушать! Мужчины в состоянии нетерпения способны пообещать все на свете и тут же забыть о своих обещаниях, увлекшись исследованием новой Терра Инкогнита, пусть и на одиннадцать минут! «Я же хотела просто поговорить! О черт! Я так его хочу, но нельзя! Ни в коем случае!»
Упершись ладошками в его грудь, она с усилием оторвалась от его губ, уже припухших от творящегося сумасшествия, толкать его было все равно, что отталкивать скалу или неизбежный рок, потому она чуть повернула голову на бок, задыхаясь от страсти и тяжести его тела.
- У меня никого нет, Клинт, - улыбка снова обозначила ямочки на щеках, - так что, вполне может быть, что твоя.
Девушка в объятьях таяла, теряя материальность, становясь бесплотной, уплывая клочками тумана прямо из рук охотника. Наверное,  стоило уйти несколько раньше, или переиграть все с самого начала, не допуская подобной близости, но ей тоже хотелось, и не только потрогать его везде, но и испытать собственные силы. Потрогала. На свою голову, надо полагать. Испытала, и нашла, что вполне может владеть ситуацией, если близко не подходить.
- И что теперь? – Она брела по коридорам назад, к дверям, к выходу в кромлех, у которого караулила Анна. – теперь он мой наркотик.. Ужасно. Правда, если отвлечься на позитив, можно найти и темы и вообще много интересного. Только сначала..
- Вот именно, детка, - старшая ведьма встала, протягивая ей руку, чтобы помочь переступить порог, - сначала утоли свой голод.

+1

13

Никого? Клинт только довольно усмехнулся. Он лишь сказав понял, что в общем-то не собирается ее делить не с кем ни в своих снах, ни в реальность. Положение дел из разряда «никого нет» и согласие быть его более чем устраивало, придавая лишь дополнительного энтузиазма, с которым Клинт ринулся обратно к ее губам. Он и не заметил сразу, как образ в его объятиях начал бледнеть и истончатся, пока целуя ее шею и плечи не уткнулся носом в подушку.
Ощущение было странным и более чем отрезвляющим. Мгновение назад он довольно ясно чувствовал под собой женщину, будучи даже не в шаге, а много меньше от того, чтобы полноценно овладеть ею. Теперь же Клинт не ощущал ничего, кроме собственного возбуждения, утыкая лицом в примятую подушку и чувствуя под собой лишь жесткий матрас. И все это реальнее некуда.
Он приподнял голову, упираясь ладонями по обе стороны от подушки, и открыл глаза, зачем-то пытаясь найти на этой самой подушке следы чужого присутствия.  Как не странно, но соседняя тоже была примята и одеяло сползло куда-то в бок, частично уже лежа на полу. Клинт зажмурился и сделал глубокий вдох.
Бойся желаний своих? Особенно в собственных снах. Он поднялся с постели, пребывая в довольно странном душевном состояние. За окном уже занимался рассвет, хотя мгновение назад была глубокая ночь. Клинт бросил взгляд на пустую постель. Что за озабоченные, подростковые фантазии? И когда вообще в последний раз у него была баба? Возможно, просто нужно найти более походящее и разумное решение своей проблемы?
Он улыбнулся, упираясь ладонями в холодный кафель, когда стоял под почти ледяным душем. Да, ему определенно нравился вариант, что у Джен никого нет и она согласна рассмотреть… Клинт мотнул головой, выключая воду. Остудить тело может и удалось, но вот что делать теперь с собственным мозгом? Фантазия не желала его отпускать, даже при взгляде на меню в вариантами завтрака.
Но стоило заняться тем за чем Клинт приехал в Манчестер, как стало понемногу отпускать. Только к вечеру он поймал себя на мысли что злится. И не на самого себя, как бы абсурдно это не звучало. Он злится на нее. На Дженнифер. Действительно абсурдно. Но еще большим абсурдом было вглядываться в лица местных девушек и искать хоть какое-т сходство с Джен. Просто светлые волосы, голубые глаза и примерное телосложение его не устраивали.
И не сказать, что через сутки стало легче. Как не отпустило полноценно и на вторые. Быть может на третьи он наконец уже обуздал свое безумие и затолкал его поглубже, когда сдавал ключи от совсем уже другого номера и садился в машину, чтобы вернуться в Лондон. Да, следующую ночь спать там где привиделся сон о Джен, Клинт не мог. Как не мог не думать о ней и по дороге обратно. Не мог понять от чего вдруг начал видеть не просто сны, а столь яркие и реалистичные.
Но что вообще он знал о снах? Кто понимал в их природе? Леон? Сюзанн? О том, что снилось ему лично, как-то и язык даже не повернется не то что тетке, брату рассказывать… Даже опуская... Хотя там и опускать не чего было. Весь сон был одной сплошной подробностью, которую нормальные люди не рассказывают даже на исповеди. А что такого? Все довольно банально. За исключением того, что Клинт вообще не видел или просто не запоминал снов. Не говоря уже о том, что те никогда и не были столь живыми. Пожалуй, если только в детстве и тогда еще в Шотландии. В этом контексте, исключением уже вылезал не сон, а сама Джен... В ней причина? В нереализованных и даже не осознанных вовремя желаниях? В упущенной возможности?
Дорога до Лондона показалась одинаково длинной и короткой... [icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

14

[icon]http://s4.uploads.ru/CbUpH.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
12-13 февраля 2016
«Тебя не хватает мне»


Во сне нет времени. Так говорят. Там Декартова система координат, в отличии от четырехмерности реальной жизни. Да-да, четырехмерности, потому то есть еще Время, о котором, почему-то, все забывают. Его не принимают в расчет, его бездумно тратят, им разбрасываются, фиксируя только смену дня и ночи,  или времена года, забывая, что планета летит по орбите вокруг звезды, затрачивая время, звездная система входит в галактику, закручивающуюся во времени, а галактика –  скопление звезд, удерживаемых чудовищной гравитацией исполинской  черной дыры, одной из многих, тоже летящих по собственным орбитам куда-то, в неизведанное «никуда», и все проистекает во времени. Секунда – так мало, но вполне достаточно, чтобы создать непроходимый барьер между двумя мирами.  Ткань мира истончается до микросекунд в некоторых точках, и тогда такие места люди называют «проклятыми», а все почему? Потому что люди не думают о времени. Кромлехи как раз являются подобными местами, и еще некоторые мегалиты. Даже некоторые церкви, не отравленные страхом смерти. Такие места встречаются по всей планете, некоторые называют их «места силы», некоторые «дом с привидениями» - зависит от человека
Для Джен подобным притягательным местом был каменистый пляж. Она нашла его, гуляя по снам, совершенно случайно, или, даже скорее, увидела где-то фотографию и нарисовала себе картинку сама.
«Почему я думаю о времени? Какая мне разница, сколько прошло времени, если во сне его нет? Потому что скучаю? Люблю? Что?»
Сидя на почти геометрически четких обломках Джен думала о Клинте  контексте времени. Наверное, он немного расстроился ее поспешным позорным бегством, но так было нужно, да-да. Она не собиралась подобно дешевой стерве водить мужика за нос или там за член, у нее к нему были вопросы, ага.. Вспомнить бы еще – какие. Стоило подумать,  и тут же вспоминался его запах, твердость и нетерпение. Ар-р-р-р. Но договорить было нужно, сначала – договорить. А! Вспомнила. Только вот теперь, после поцелуев, после того, как он снял с нее все покровы, признаваться с милой улыбкой «милый, ты знаешь, ты был прав и у меня действительно проблемы» как-то глупо. Не нужно иметь семи пядей во лбу (а у кое кого все шесть, судя по внешности) чтобы понять о происходящем все-все, и что тогда?
Найдет и убьет? или как  анекдоте «Она ж красивая! Хорошо, но потом сжечь»?
- Я запугиваю сама себя до икоты, сидя на камнях и гадая на Времени как на ромашке. Нужно позвать его снова, поговорить. Только не подходить близко, да, не стоит подходить к нему близко. С другой стороны, тут нет кроватей и вообще не удобно.. Если не брать в расчет желание и изобретательность некоторых. Да..
Она говорила сама с собой, все более нетерпеливо, горячечно.
Во снах же нет времени? Нет! Прошло десять дней, наверное.. Наверное, он уже успокоился..
Она, честно говоря, сомневалась. Она сама никак не могла обрести равновесие, тело после его ласк казалось одним большим ожогом, никак не желающим затягиваться. К нему тянуло,  его хотелось касаться, и это становилось проблемой.
Старшая сказала «утоли голод», и его можно было утолить сколько угодно раз, прийти и взять, отдаться и забрать себе, привязать, только.. Это было бы ложью и насилием, а Клинта не хотелось насиловать. И принуждать через обман – тоже. Ии он  возьмет ее такую, как она есть – ведьму, не по своему выбору, но ведьму, или.. Или ничего.
Время истекает как песок в часах. Надо принимать решение, и позвать. Хочется его увидеть, так хочется, до жжения в кончиках пальцев. Ощутить его тепло, руки, губы..
Джен уронила лицо в ладони, посидела пару секунд, затем вскочила, раскинула руки, запрокинула лицо к серому небу:
- Здравствуй, милый. Иди ко мне, я ожидаю тебя.
Зов полетел, неотступно следуя по цепочке, связавшей ведьму и охотника накрепко в момент их встречи. Слишком много сил было потрачено, потому и связь получилась крепкая. «Хорошо, что медальон не нагревается» думала Джен, прыгая с камня на камень, в ожидании прихода мужчины. Она здорово нервничала, предполагая, ЧТО он может ей сказать.

пляж

https://sun9-1.userapi.com/c840629/v840629570/75b3b/zj077dOMEb4.jpg

Отредактировано Navi (2018-04-21 12:00:13)

+1

15

Сколько человек может протянуть без сна? Честно говоря, Клинт не пытался это выяснить проводя опыты над собой. Но мысли о Дженнифер его посещали всякий раз, стоило лишь оказаться в постели. Одному. В последние дни ему ни с кем эту постель или какую-то еще делить не хотелось. Только он больше не видел ее. Может и хотел бы, но как-то сразу проваливался в непроглядный мрак и потом просыпался. Ему ничего не снилось. Вообще.
Может быть, подумалось ему, глядя на потолок лондонской спальни, просто дом отца как-то совсем не располагает к подобным снам? Хотя, притащить ведьму под его крышу было бы забавно. Правда это больше напоминало какую-то уж совсем детскую шалость. Клинт усмехнулся, переворачиваясь на бок и закрывая глаза. В эту ночь ее тоже не было, как не было и снов. Но понял он это, когда сквозь тьму услышал знакомое пищание будильника.
Клинт протянул руку, даже не глядя зная где на его прикроватном столике стоят часы. Глаз он еще не открыл, хотя мелькнуло ощущение, что для шести утра как-то слишком светло в спальне. Будильник затих. Клинт закинул руку за голову, чувствуя легкое разочарование. Еще одна ночь прошла мимо. Она так и не соскучилась по нему, не пришла и не позвала его сквозь время и расстояние в их грезы. Его, конечно. Но приятнее было делить на их на двоих.
Сделав глубокий вдох, Клинт вдруг замер. Он явственно ощущал такой специфический морской вкус соли в холодных брызгах, доносимых с берега. Почти следом донесся до слуха шум ударяющихся о камни волн. Клинт резко сел в постели и открыл глаза. Он едва удержал равновесие, стоя на сам краю гладкого камня. Обалдевший от резкой смены декораций взгляд описал открывшиеся просторы. Они мало чем напоминали его спальню.
Сделав шаг назад и опустив руки… Клинт глянул на эти самые руки и в целом на себя. Пижамные штаны почему-то тоже теперь были джинсами и к телу приятно прилегал толстый свитер крупной вязки. Он нахмурился, понимая, что внешний вид и в целом антураж его мало интересуют. Почему? Да потому что взгляд уже ухватился за одинокий и до боли знакомый силуэт у самой воды.
Она стояла почти у подножия этой каменной лестницы. Природной или созданной человеком? Где это вообще? Клинта пока мало все это интересовало. Он просто шагнул вперед. Все дальше и ниже, пока наконец не достиг цели. Он подошел со спины и обхватил Дженнифер за талию, притягивая к себе, склоняясь к ее плечу, чувствуя прикосновение шелковистых волос к щеке, вдыхая ее запах с привкусом морской соли.
- Дженни, - шепнул он, касаясь губами виска.
Почти одним движением, он развернул ее к себе, подхватил и поставил на одну ступень выше. Нет она не стала выше и даже не ровня. Все так же легка, хрупка и мала. Клинт улыбнулся, обнимая ее одной рукой за талию, а другой убирая с лица светлые пряди, что трепал ветер.
Почему здесь? Почему среди холодных камней, на ветру, под серым небом и под шум волн? Да, что уже скрывать, он бы предпочел сейчас видеть ее в своей постели или оказаться в ее, без разницы. Особой любви к побережьям у Клинта не наблюдалось, как и к тому чтобы… Он вопросительно приподнял бровь, чуть склоняя голову и борясь с желанием поцеловать.
- Это было не красиво, - заметил он, то ли ей, то ли самому себе, напоминая о том, как прервалось их прошлое «свидание».
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

16

Он появился на самом верху исполинской лестницы, она почувствовала его, весь мир наполнился каким-то сдержанным светом и начал тихонько вибрировать, разгоняя кровь, снова запуская длинные когтистые пальцы желания в тело. Джен закусила губу, зарывая глаза. У ног бились волны, камень содрогался от разлитой в воде мощи бескрайнего океана, попадая в ритм вибрации мира вокруг,  а сверху по ступеням спешил   к ней мужчина, единственный, который был нужен. Жизненно необходим.  И недосягаем. Это ли не шутка Судьбы?
«Как ему сказать?! Как? Он ведь сейчас снова прикоснется, и тогда..»
- Дженни.. – И снова пламенеет легкий поцелуй на виске, заставляя забыть обо всем на свете, а потом внезапно мир наполняется движением, и вот он тут, обнимает ее, поставив почти вровень с собой на камень-куб и  снова смотрит ей в глаза, словно что-то ищет в них, хочет прочесть. Он все время смотрит ей в глаза,  и даже когда целовал в прошлый раз, почти не опускал взгляд. Джен судорожно выдохнула, ей стоило огромного усилия воли не протянуть к нему рук. Честно сказать, даже суровый ландшафт как-то отошел на второй план,  воплотившись целиком в туманности его серых глаз.
Он не забыл ее бегства, и нежно упрекнул ее, отчего она слегка зарумянилась, отводя глаза:
- Клинт, м.. понимаешь,.. – Что толку мямлить? Но и в лоб звездануть новенькой правдой было выше ее сил. – Все как-то так внезапно получилось.. Я пришла поговорить,  – она замешкалась, подбирая правильное слово, засмущавшись, – Ты мне был очень и очень нужен, я долго думала, колебалась, да что там, просто  боялась, понимаешь? А когда решилась.. – Ей оставалось лишь пожать плечами, дескать «конфуз вышел». -  Я не ожидала.. – Что еще сказать? Что тут вообще можно сказать, если его руки, такие теплые, прижимают к себе, если он так близко, если ветер бросает  лицо не только водяную пыль пополам с туманом, но еще и его запах, такой.. такой свой. «Дьявол, Джен, соберись! Ты плывешь под парусами к чертовой  матери! Он охотник, не забыла?» Девчонка посмотрела в небо, старательно отводя взгляд от лица мужчины, мучительно притягательного, преследовавшего ее наяву,  а не во сне, небрежно закинула за плечо тонкую шерстяную шаль, почему-то надетую поверх тонкой же  водолазки вместо куртки. Оглядев себя,  мельком удивилась странной причуде сна, обрядившего ее во все светлое. Водолазка, шаль и полотняные брюки в цвет шали, все какое-то пастельно-прозрачное, серо-бежевое, как иногда бывает песок в очень старых водоемах, древний, видавший еще трилобитов в палеозое. Серое небо, серые воды, серые глаза напротив..
Наплевав на свои собственные установки и договоренности с собой, закрыв глаза, чтобы окончательно не перетрусить снова,  она потянулась к его губам, вслепую нашла их, слегка коснулась языком, пробуя на вкус. Отстранилась, уткнулась макушкой ему в грудь прямо под ямкой жизни, стараясь собраться с мыслями. Мысли разбредались и так и норовили соскользнуть назад, в ту первую жаркую ночь, в постель, в которую она так внезапно угодила.
- Мне было так хорошо, что я забыла, зачем пришла, понимаешь?  Потому я сегодня позвала тебя сюда, на мой любимый берег. – Она его все-таки обняла, правда, неуверенно, как-то очень робко, спрятав лицо в его грубый свитер. Шептала, вздрагивая в такт налетающему ветру, цепляясь за него как за единственную реальность.  – Ветер летит над водой далеко, приносит обрывки чужих воспоминаний и чужих жизней, мне нравится так думать, в этом есть что-то неизбежное, оно как одиночество, всегда со мной. Потому мне захотелось сегодня разделить с тобой молчание и буйство стихии, а потом поговорить. Но Клинт, милый, я не могу, когда ты вот так близко. Мысли путаются..

Наверное, ей  не стоило вообще открывать рот. Стоило просто стоять на краю миров между морем и скалами и целоваться, как безумные. Джен знала – именно так правильно и так нужно, и будет так хорошо, как еще никогда не было, что они как два безумных наркомана, упиваются друг другом, не помышляя о дозировке.
«Деточка. Ты можешь увести его из реальности, или сделать так, что он не захочет просыпаться. Ты думала об этом?» Вовремя. Стерва Анна всегда вставит свои пять медяков вовремя, заставляя девчонку слегка податься назад, отодвигаясь от мужчины.
[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-04-22 22:39:43)

+1

17

Понимает? Нет! Определенно. Хотя, что тут понимать, когда она сама льнет к нему, обнимая, целуя и шепча. Зачем им разговоры? О чем? Он даже далеко не все слышал из сказанного, а остальному просто не придавал значения, прижимая хрупкое тело к себе все крепче и вместе с тем бережно.
Он прикрыл глаза, наслаждаясь этой близостью и чужим теплом. Не слыша уже ни бьющихся о камни волн, ни шепота ветра. Только чувствуя. Все еще чувствуя прикосновение ее губ, хотя те уже что-то шептали ему. Прикосновение ее рук, отчего то какое-то робкое и нерешительное. И почему-то еще мучительную точку с солоноватым привкусом.
Она опять вынырнула из его воспоминаний и ворвалась в сон, обретя форму, вкус и запах. Ладонь скользнула по узкой спине вверх, задержавшись между лопаток. Он ясно чувствовал каждый изгиб ее тела, будто обнимал наяву. Быть может это возможно, если очень захотеть. Но необходимо ли хотеть настолько, чтобы желание буквально обретало плоть? 
- Дженни, - ему и самому нравилось произносить ее имя, будто была в нем какая-то своя сила не подвластная холодному и практичному разуму.
Ладонь скользнула выше. Пальцы коснулись изогнутой шеи, утопая в россыпи светлых волос. Он склонил голову и заставил ее обратить свое лицо к нему, а не прятать.
- Ты правда думаешь, что я способен отойти от тебя хоть на шаг? – Улыбнулся он, заглядывая в глаза, словно ища ответ именно там. – По доброй воле? Когда ты вошла даже не в мою жизнь, а в сны и правишь всеми моими мыслями и желаниями? Дженни.
Клинт улыбнулся еще шире, притягивая ее к себе и сам склоняясь ниже к ее губам. Он мог скрывать эти мысли и желания от окружающих наяву. А был ли смысл заниматься этим с самим собой во сне? И где тогда вообще можно быть самой? С кем? Пусть даже она не реальна. Пусть только его искаженное воспоминание. Пусть это тое своего рода самообман. Ему это все не мешает целовать свою фантазию, позволив на мгновение, на один короткий сон, что растает на рассвете, поверить будто все реально.
Он умел забываться. Он умел отстраняться. Он не мог реально сбежать от своей семьи и того пути на который его поставили с рождения. Но научился держать дистанцию между собой и всем тем с чем не желал мириться. Научился играть в чужие игры по чужим правилам, при этом какой-то частью себя находясь вне игровой доски. Он позволял делать из себя угодную отцу или кому-то еще фигуру. Он сгибался, но пока еще не сломался. Потому что умел забываться, отстраняться и если не реально, то как-то иначе сбегать от действительности. Раньше в книги, теперь вот сны.
- Ты пришла потому что нужна мне, - шепнул он, оторвавшись от ее губ. – Не знаю почему именно сейчас. Даже не знаю, почему именно ты. Может быть потому что я никогда не хотел этой жизни, но так и не нашел способа обрести иную. Я не могу тебя отпустить. Я не хочу тебя отпускать. И пусть так. Пусть буду обнимать лишь воспоминание во сне. Но я буду. Пока помню твое лицо и твой голос.
Клинт чуть отстранился и подхватил Джен на руки, а потом развернулся лицом к волнам и опустился на холодный камень, усаживая ее на колени, продолжая обнимать, не отпуская.
- Пусть это будет твой берег, - шепнул он, зарываясь лицом в волосы которые трепал ветер. – Я даже не помню, не знаю где мог видеть его и почему именно он. Но мне все равно. Сейчас все равно.
Клинт повернул ее лицо к себе. Не сказать, что его мысли путались. Скорее наоборот, в них царил порядок, подчиненный исключительно вырвавшемуся наружу желанию. Оно руководило сном, отрицая, вычеркивая всякие разумные доводы. Оно завладело снами, придавая им пугающую реалистичность.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

18

[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она задохнулась, оглушенная его губами, а в ушах звенело его «Ты думаешь, что я могу» и горечь от сознания, что именно так и выходит! Он не может пока она его не отпустит! И что будет, когда он поймет?!
Поцелуй  приобрел горько-сладкий привкус лжи, но отказаться сейчас от него, оторваться, сидя в кольце его рук, она не могла, это было выше ее сил! В конце концов, почему нет? Почему она должна жертвовать призраком счастья? Какое им теперь дело до моральных и этических выкладок, если его руки так горячи и ненавязчиво забираются под шаль, распаляя и без того пылающие ощущения? «Откуда это наваждение, откуда взялась одержимость им? Зачем? Всем было бы проще, если бы они не встретились! Никогда! Никогда?! Нет, только не это! нет, хотя бы минуту настоящего счастья, пока не явилась она!»
Джен развернулась на коленях у Клинта, перекинула ногу, садясь на него верхом, так она была ближе, так он был доступнее, так можно было не обращать внимания на вздрагивающее под легкими чужими шагами пространство, и не помнить,  предаваясь удовольствию, ПОЧЕМУ она вообще осмелилась прийти к мужчине, с которым ее связало почти двойное убийство. А как еще можно назвать то, что произошло в Шотландии осенью? Пистолет в ее руке (руке Анны) упирается ему в голову. Легкое движение руки – и вот оно, торжество справедливости! Нож в его руке, он его прячет за спиной, но Дженни его видит (глазами Анны, сбоку и сверху), и знает – ему нужен лишь повод, легкое движение губ или темень глаз – глаз проклятой прабабки – и ее жизнь будет отнята в тот же миг. Все как на ладони, доступно и просто. Не понятен только один момент, момент самого противостояния. Нет, не противостояния сил, тут все понятно, зло против зла, уравновешенно и равноценно, иначе кто-нибудь давно бы победил, а судеб.
Она придвинулась к нему вплотную, забралась руками под его свитер, не отрываясь от его губ. Ей не хватало воздуха, но ей и не нужен был воздух, она дышала человеком, пришедшим на ее зов и мучилась от сознания, что все-таки принуждает, прогибает под свое голодное внезапное желание любить. Она не делала этого, но он – мужчина, гордец, и он не простит. Все мужчины так делают, и не одна женская любовь сгорела дотла на алтаре мужской гордости.
Мир подрагивал, словно паутина, которую аккуратно проверяет ее хозяин, осторожно подергивая липкие тенета, чтобы бабочка запуталась понадежней. Джен напряглась, готовая отбросить прабабку, если та все-таки явится и поломает ей свидание, оставила пока настороженность на втором плане бдеть, и нашла в себе силы все-таки оторваться от желанных губ. Она тяжело дышала, глаза блестели, волосы ветер растрепал окончательно, превратив их почти  в мочалку.  Неохотно вытащив ладошку из-под его свитера, из  прекрасного живого и упругого тепла, девчонка провела пятерней по шевелюре, придавая ей более-менее человеческий вид, вздохнула, и попыталась отстраниться от мужчины. Сидеть на нем становилось неудобно, точнее.. гм.. удобнее было бы все-таки перейти в более подходящее место. Но она хотела поговорить! Поговорить,  а не заниматься любовью, тьфу! Какое там заниматься? Любить! Любить как в последний раз.
Именно, что в последний. Он не простит насилия над собой. У него обязательства. И у нее обязательства. У каждого из них своя семья, только у него – живая и настоящая, а вот у нее..
Нет, она не будет стирать его память или что-то корректировать! Он должен знать.
И будь что будет.
- Это место есть на самом деле. – Она смотрела на его губы, тоже несколько припухшие, отчетливо ощущала его заинтересованность и не только потому, что сидела на нем верхом. Он излучал желание весь. – Я не знаю, где оно находится. - «Не сейчас, нет, не сейчас! Если сейчас – ты его потеряешь навсегда, а так есть маленький, призрачный шанс. Есть ведь? На столе судьбы в ворохе желтых листьев где-то затерялся крохотных зеленый, единственный ил тысяч, но он где-то есть, и взять его можно только один раз. Обмануть Судьбу еще раз не удастся, если хочешь счастья. – Видела на фотографии, захотела туда попасть – и вот, теперь я прихожу сюда, и думаю о тебе. Ты мне напоминаешь этот берег и это море, Клинт.
Шаги за границей сна, созданной ею реальности. Она знала, кто стоит там, во тьме. «Убирайся! не смей приходить сюда» - Думала она с отчаяньем и страхом, цепляясь за мужчину, с которым разделила бы все, даже,  пожалуй, жизнь, если бы..
Если бы они не были по разные столоны барьера зла, созданного за века ими и подобными им.
Улыбаться было трудно. В глаза прыгнула тревога и он, наверняка, увидел ее. Она помнила, насколько он внимателен, инстинкты, оттачиваемые поколениями, невозможно заглушить поцелуем. Джен была намерена защищаться всеми доступными способами. Не от него. Он неприятных неожиданностей. Чужое присутствие ощущалось как дуновение сирокко, хотя они явно не находились на Средиземноморье. Местность носила отчетливо северных характер. Шотландия, или север Ирландии. Может быть, Норвегия. Тем не менее, сирокко.
Стало душно. Джен прижалась к Клинту еще плотнее, грудь к груди,  пристроив голову между его шеей и плечом, дышала его теплом, руки скользили по его сильной, голой под свитером спине.
- Не получается у меня разговаривать с тобой. – Даже шепот получился какой-то ленивый, не нужный. – Никак.

Отредактировано Navi (2018-04-23 08:45:07)

+1

19

Никто и не знает точно на что способно людское подсознание, если дать ему волю. Друг оно тебе или враг. Не у каждого даже хватить чувства юмора и понимания, чтобы по достоинству оценить его игры и шуточки. Ожив и представ перед Клинтом в образе Дженни оно спустило с поводка все его слабости разом. Оно топило его в них, ненавязчиво так надев ошейник и бросив поводок в руки не реализованных желаний, притупив страхи и усыпив всякий здравый смысл.
Он слышал каждое ее слово. Будь это наяву, Клинт бы давно уже… Разве? Как скоро он понял, что Джен твориться что-то неладное? Прошло больше суток с их встречи. Целые сутки в замкнутом пространстве один на один. Но он не заметил ничего. Видел лишь перепуганную девицу, что хочет ему помочь и помогает. Она сама объяснила ему, что это профессиональный зов или долг, называйте, как хотите. Он сам поверил каждому ее слову.
Он верил и теперь. Свято верил, что это лишь его сон и в нем его Дженни. Нет, совсем не так, что существовала в реальном мире. Но они похоже. Очень. Почти один в один. И может быть она даже могла быть именно такой в реальности, если бы все не сложилось тогда так как сложилось. Но прошлое нельзя переписать, а вот сны… Он мог здесь дать волю любой, даже самой иррациональной и безумной своей фантазии. И давал.
Она сидела у него на коленях, повернувшись лицом и ветер трепал ее волосы. Она смотрела ему в глаза и шептала. Он чувствовал прикосновение ее ладоней, что забрались под свитер и вкус ее губ. Он слышал шум волн и запах моря. А она сравнивала его с этим берегом. Клинт усмехнулся. Забавная ассоциация.
Их реальность подрагивала, будто бы под порывами ветра. Нет, она не рассыпалась. Просто Клинт никак не мог вспомнить на какой такой фотографии мог видеть этот берег и почему сравнивал себя с ним. Зато он испытывал странное ощущение, как бывает в дурном сне, когда ты хочешь проснуться, понимаешь, что нужно это сделать вот сейчас, потому что потом будет поздно… Но продолжал спать и видеть сон. Словно бы уже смирясь с неизбежным, словно любопытство заглушило инстинкт самосохранения.
- Разве? – Улыбнулся Клинт, отводя в сторону светлую прядь и притягивая Джен ближе. – А мне кажется, у тебя очень даже отлично получается заговаривать мне зубы.
Он чуть подался вперед, склонив голову и заглянув в голубые глаза. Что она хотела ему сказать? Точнее, что такого пряталось в его собственной голове, что так отчаянно рвалось наружу, требуя быть увиденным и услышанным.
- Хорошо, - кивнул он, держа ладони на ее талии и делая вид будто так пытается держать хоть какую-то дистанцию между двумя телами, стремящимися друг к другу по законам какой-то персональной гравитации. – Что ты хочешь сказать? Я готов тебя выслушать. Только давай попроще и побыстрее, потому что…
До рассвета осталось не так уж много времени и он не сбирается тратить его на пустую болтовню? Прям ну верх воспитанности, чуткости и всего того, что мужчинам порой не достает при общение с женщиной.
- Потому что будильник прозвонит ровно в шесть, - напомнил он сам себе.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

20

[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она смотрела в его глаза и понимала: он не воспринимает ее как личность, идентифицируя со своими желаниями, грезами, непроявленными, скрытыми рефлексиями, удобно и надежно упакованными и прятанными где-то на самом дне сознания. Не нужно было быть гением, чтобы понять: в данном случае наиболее продуктивной будет шоковая терапия, только вот незадача: она вызывает не только прояснение в мозгах,  но и мощнейшее отторжение, то есть, вернуться к каким-то отношениям, откатиться назад, как сейчас говорят,  будет не реально, и уже не однократно сказано и подумано почему.  Но оставлять все на самотек тоже не выход, возможно, имеет смысл каким-то образом намекнуть ему? Словно бы невзначай подвести к определенным выводам, мягко направляя в определенную сторону? В таком случае самое главное чтобы ей не помешала прабабка, потому как она в состоянии сорвать любые планы, а если то, о чем Джен навела правки тишком, действительно правда, то не Клинта надо опасаться, и, пожалуй, стоит еще раз рискнуть жизнью, чтобы избавиться от докучливого и довольно агрессивного призрака, свившего себе внезапное гнездо внутри ее.
«Что делать?» Его руки окунаются в тепло ее тела, осторожно забираясь под водолазку, переводя градус безумия на пару делений выше, ближе к полной потере контроля. Она понимает: если что-то делать, то делать сейчас, и думать холодно, именно холодно, собственно, потому они и тут, на этом негостеприимном берегу, у самого подножия исполинской лестницы, на рубеже моря и земли, тут все зыбко и расплывчато, можно потерять равновесие в любой момент, только он не понимает этого, не видит, считает выдумкой самого себя, и остается ему только показать, нет, не показать. Намекнуть на его неправоту.
Но как?
Очевидный ответ – показать то, чего он представить себе не может. Вопрос: чего он не может себе представить?
Дженнифер сползла с колен Клинта, потянула его за руку, даже дернув на себя:
- Пойдем, мы кое о чем забыли!
И, не дожидаясь его реакции, развернулась на каблуках и прыгнула прямо в прибой.
*  *  *
- Клинт, милый хочешь лимонада? – Джен в домашнем платье выглянула в открытую дверь, любуясь мужем, достригающим лужайку перед домом. Было примерно часов десять утра, наступила весна,  в Сассексе во всю цвели сады, наполняя округу щемящим прекрасным ароматом жизни. Небольшая деревушка, в которой жили Клинт  семьей, милы дом, приятные соседи – все как у людей.
На свежестриженный лужайке возилась с золотистым ретривером пара ребятишек, мальчишка и девчонка, успевшие перепачкаться травяным соком и развалить папочке любимую композицию из пяти гномов. Двух уже не было, разбились. Дети утверждали, что сами собой, и оба, два негодника, в один голос, что навевало определенные мысли.
– Дети, завтрак на столе. – Дженни нахмурилась, строго глядя на двух сорванцов, увлеченно такающих собаку за уши, - идите, не мешайте папе. – Она сама вышла из дома, неся в руке стакан с лимонадом,  подошла к нему близко-близко, отдавая стакан прямо в руки. От нее пахло ванилью, уютом и молоком.  Она улыбалась, обозначились ямочки на щеках, а в глазах прыгали веселые чертики.
– Я тут подумала, - обернулась и помахала рукой высокой темноволосой женщине, улыбавшейся ей из соседнего дворика. – Ты же не будешь возражать, если я сегодня вечером схожу к Анне?   Она пригласила меня на партию в бридж. Ты ведь не возражаешь?
Черноволосая и черноглазая высокая женщина без возраста таинственно улыбалась им поверх живой изгороди:
- Не волнуйтесь, дорогой, я верну ее Вам в целости и сохранности.
Бледные губы раздвинулись в странной улыбке.

Отредактировано Navi (2018-04-23 23:43:04)

+1

21

Она выскользнула из объятий, спорхнула на камни и потянула его к воде. Клинт поднялся следом и спустился на несколько «ступней» ниже.
- О чем мы забыли? – Только и успел он спросить, чувствуя, как ее пальцы выскальзывают из его ладони.
Дженнифер прыгнула в воду. В одно мгновение. Она только что стояла перед ним и он тянул к ней руку и вот ее уже нет. Нет даже всплеска. Клинт упал на колени, вглядываясь в холодные серые воды, в пенящиеся волны, что бились о камни.
- Дженни! – Крикнул он и замер.
Ее голос послышался со спины. Клинт обернулся, так и стоя на коленях. Взгляд скользнул… нет не по камням, что ступенями подымались вверх. Взгляд скользнул по идеально ровному и зеленому газону, к крыльцу, выхватывая на фоне дверного проема женские ноги. Мягкие туфли без каблука, тонкие лодыжки, край юбки, едва прикрывающий колени, бедра, талия… он уже знал почти все изгибы этого тела… Дженни. Она стояла на пороге старого коттеджа и улыбалась. Светлые волосы забраны назад, на щеках проступили ямочки.
Клинт отвел взгляд в сторону. Все тот же газон и даже газонокосилка, цветочные клумбы и… дети? Собака. Завтрак? Он почувствовал запах блинчиков и перевел взгляд на Джен, пытаясь осознать происходящее, пытаясь подняться на ноги. Она протягивала ему стакан и пахла ванилью. Дети! Клинт проводил обалдевшим взглядом двоих детей, что перестали дергать собаку за уши и наперегонки побежали к дому. Обогнув Джен с разных сторон и толкаясь на пороги, они пропали где-то в доме. Клинт перевел взгляд на женщину.
- Чего? – Переспросил он, глядя в голубые глаза.
Она махнула кому-то за его спиной. Клинт обернулся и почувствовал, как по спине побежал неприятный холодок. Он знал ее. «Я прихожу к тебе каждый твой день и каждую ночь», вспомнил он ее голос, а вместе с ним и прикосновение ее руки. Холодное. Где-то завыл волк. Хотя, во дворе бегала только собака. Клинт перевел взгляд на Джен и поднялся наконец.
Он схватил ее за руку так, что часть лимонада вылилась из стакана. Он шагнул к дому, буквально силком таща за собой женщина, втолкнул ее через порог и громко захлопнул дверь, а потом прижал к ней Джен и завис над ней.
- Хрен там плавал, дорогуша, - Заявил Клинт, склоняясь над Дженнифер. – Бридж говоришь?! Дети? Собака? Завтрак с блинчиками, лимонад? Это что за, мать твою, чертовщина? Какая собака?! Какой бридж?! Ты вообще в курсе, что эта… соседка…
Клинт склонил голову, как-то совсем теперь иначе глядя на Дженнифер. Дом, дети, собака, соседка… Как она там сказала? Не мешайте папе? А кто, просите, тут тогда мама?
- Правда?! – Хоть и медленно, но все же дошел он до вполне логичных выводов. – В смысле ты и я… это вот все… и они? А еще и собака?! И бридж с соседкой-ведьмой! Да вы ополоумели в конец и всякий страх потеряли?! Еще скажи, что на выходные у нас запланирован семейный обед и приедет дедушка с подарками, а вместе с ним и милейший дядя Аарон. Дженни!
Клинт уперся обеими руками в дверное полотно, понимая, что если не грохнулся в обморок от такой перспективы еще минуту назад, то уже и не грохнется. Но еще одно подобное откровение и его точно удар хватит. Одна ладонь легла на плечо Джен.
- Так, если это все не мое, - заговорил он снова, но уже много тише, будто боялся своим ором напугать детей. – А это все ну точно не мое. Ты уж прости за прямоту и банальность, но мои личные фантазии в отношение тебя как бы дальше койки не… В смысле… Извини. Нет, конечно. Но. Откуда двое детей то? Я даже ни разу… Даже в мыслях еще не успел, не то чтобы реально.
Клинт втянул воздух через нос и выдохнул через рот, чувствуя, что сердце сейчас просто выпрыгнет из груди. Он зажмурился так и опираясь одной рукой на дверь, а другой удерживая Джен за плечо.
- Маааам, - донесся откуда-то и дома голос девочки.
- Убери это все! Немедленно, - шепнул Клинт, не открывая глаз и крикнул уже громче: – Мама сейчас придет!
Он открыл глаза и посмотрел на Джен. А это точно она? В смысле, это ее рук, мыслей или чего-то там еще дело или...
- Скажи, что это не ты, - опять шепнул он. - Это она? Та, твоя проблема. Она?! С ней ты просила помочь тебе?
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

22

Было больно, когда он впился железной хваткой в ее плечо. Больно даже через сон. Обидно не было, она не ожидала сочувствия или чего-то в подобном роде, но все равно надеялась на что-то, наделась до последнего, именно эта мысль позволяла ей не потерять боевой задор в ежедневных пикировках  с прародительницей. А теперь.. Что теперь.. Теперь он все знает. Знает-знает, только не хочет понимать глубину предательства. Предательства ли? да и зачем, ну зачем она все это затеяла? Она не нужна, помеха, дешевая одноразовая грелка на ночь!  Он сам сказал! Он так сказал?  Наверное..
Как-то вкрадчиво и незаметно пришла огромная,  как тихое море, грусть. Джен смотрела на «мужа снизу вверх и улыбалась, не подозревая, что из глаз текут слезы. Сердце, точнее его обрывки, трепыхались где-то в стороне, сообщая рваный ритм происходящему. Дети, дом и собака – это, конечно, перебор, она прекрасно это знала и специально показала ему то, чего не могло быть, потому что быть не могло, а вот то, что сюда влезла Анна.. Это было по-настоящему плохо, значит, она нашла лазейку и явилась, чтобы… что?
Он требовал ответа на свои вопросы, отказываясь верить очевидному. Горечь снова мелькнула в углах ее губ, залегла чуть заметной морщинкой «гусиной лапкой» у глаз. Ей не хотелось говорить, она давно проиграла все вопросы и ответы под язвительные комментарии старушки и в полном одиночестве, если удавалось вышибить ее вон. Иногда получалось, все-таки, Джен училась и делала успехи в предполагаемой сфере деятельности,  ее медицинские знания, постоянно углубляемые, служили прочной базой  исследуемому материалу, хотя до встречи с Анной она не подозревала о своей любви к психологии и ее производным.
«Что ему сказать?» Она лишь качнула головой. « Глупо. Что теперь толку в помощи? Нужно было принять ее тогда, в Шотландии, а теперь поздно. Наверное.  С другой стороны, почему бы все же  не попробовать? охотники очень давно имеют дело с подобными вещами и у них должны быть материалы, даже, наверное, какие-то описанные случаи ну.. экзорцизма, что ли.. Или призрак невозможно изгнать экзорцизмом? Точно, призрак не демон..»
Тем временем нарисованная картинка продолжала жить своей жизнью. Белокурая девочка, перепрыгивая через три ступеньки, подбежала к Клинту и, дергая его за рукав, завопила:
- Пап, ты обещал свозить нас в Лондон! Обещал! Обещал! Сказал, что сегодня после ланча поедем! Поеде.. – Ребенок покрылся льдом, замерз мгновенно, а через пару секунд стал прозрачен. В ледяной фигуре еще угадывались черты мужчины, которого девочка только что звала папой, но и они быстро скрылись под толстым слоем наросшего на глыбу льда снега. В доме умерли все звуки, температура опустилась сразу градусов на тридцать, по стенам в толще льда побежали ледяные узоры, а со двора послышался хруст ледяной травы под чьими-то шагами.
- Это не я, - Джен яростно сглотнула почти комок снега вместо слюны, она замерзла, ей казалось, будто ноги уже вросли в пол, а спина вмерзла в толщу дверей. Изо рта поднялось облачко пара, словно отлетающая душа.
- Дженни, детка, зачем ты так? Я ведь просила тебя. Не люблю просить дважды, и принуждать тоже не люблю, но оно – она небрежно показала пальцем через прозрачную дверь на Клинта, - лишнее, и не нужное тебе. Ты ослушалась, и я тебя накажу. – Потом она обратилась к охотнику, все так же стоя за дверью:
- Девочка, что с нее взять? Защищала тебя как могла. А нам с тобой давно следовало поговорить, да, котеночек? – Женщина подмигнула мужчине, протянула руку и вытащила замерзшую Джен на улицу прямо сквозь дверь. – С другой стороны, все очевидно, не правда ли? Ты знаешь, что делали с такими как она в Новой Англии? Конечно же знаешь, милый. – За ее спиной возникла длинная лестница, на верхушку которой несколько темных фигур прикручивало Дженнифер во все том же домашнем платье, так же пахнущую ванилью, а внизу разводили костер.
- Они своих видящих обычно коптили. Ты ведь знаешь почему, не так ли? – Тоном светской дамы на рауте Анна изящным жестом указала на творящееся у нее за спиной, где крики «гори огнем» перекрыл женский, полный отчаяния и боли крик, когда лестницу наклонили над огнем.
- Так умирать страшнее и дольше. К тому же, если мясо хорошо выдержать над углями, образуется поджаристая корочка. Правда, ее никто не ест.
Маленькая сильная рука оттолкнула большого мужчину с дороги словно щенка, словно он ничего не весил. Джен распахнула дверь, которая, открываясь, разбила ледяную статую ребенка, шагнула вперед, загораживая собой охотника.
- Смело. – Прокомментировала черноволосая. – И глупо. Жизнь тебя ничему не учит.
- Я уже говорила. – Голос Джен был холоден, она странным образом присутствовала сразу в двух местах, на костре - за спиной Анны, и тут, перед входом в ледной дом, бывший не так давно уютным семейным гнездышком. – Нет.
- Почему, дорогая? Отдай его мне, что тебе стоит сделать мне милый подарок? Тем более, хватит и одного раза. Ты же видишь, что он не понимает!
- Не важно,  чего не понимает или понимает он. Важно, что не понимаешь ты. Уходи.
- Попробуй, выстави меня вон, ну давай, дорогуша. В прошлый раз у тебя получилось. – Она подначивала и улыбалась, улыбалась самодовольной стервозной улыбкой абсолютно уверенного в себе человека. Джен вдохнула воздух, полный своих криков и запаха жареного мяса, подняла руку и перечеркнула происходящее, как не нужный документ.
Мир окутала тьма. Немного погодя в ней загорелись звезды.
- Прости. - Голос Дженнифер усталый и бесплотный шелестел в тишине. – Я не хотела..  я приходила, потому что думала.. – Она замялась, снова мучительно подбирая слова.
– Я думала, что мы договоримся…  о помощи. – «Только не плакать. Ни за что. Потом, не сейчас. Хватит мучать его и себя, в конце концов, он не обязан, и теперь он знает, значит, ты снова поступила опрометчиво.. Лучше любить воспоминания, наверное» - Только ты не хотел слушать, и мне пришлось. м.. кое то присочинить. Не бойся, мне ничего такого не нужно. -
Она замолчала, кутаясь во тьму, словно в плащ, словно она могла ее защитить от взбешенного мужчины.. «Как все глупо. Только не плакать».
[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-04-24 09:22:28)

+1

23

По ее щекам опять катились слезы, только в глазах был не страх. Сожаление что ль. Сомнения. Горечь. Хороша знакомая ему горечь. Пожалуй, ее Клинт мог распознать безошибочно. И сожаление. Он опять услышал детский голос и топот ножек по ступенькам. Клинт зажмурился. Он тоже сожалел и чувствовал горечь. Все это было не его. Просто потому что ничего такого у него быть не могло. Уже настолько не могло быть, что даже не решалась допустить самая смелая и бредовая фантазия. Но ведь когда-то он хотел. Хотел обычной, простой, нормальной жизни. Без охоты. Без своей семьи. Без всех этих погонь, поисков и убийств. Без крови.
Он хотел обернуться, даже нашел в себе силы улыбнуться, чтобы ответить ребенку. «Да, милая, но сначала доешь что приготовила мама. Потом мы поедем в Лондон, как и обещал», хотел сказать и даже мысленно сказал. Только взгляд коснулся уже не ребенка, а лишь ледяной статуи, какие можно увидеть зимой в центре города на площадях и рядом с катками. Он и сам почувствовал холод. Тот пробирался изнутри и сковывал его снаружи. Лед. Из самого сердца. Даже с губ сорвалось облако пара, будто и не весна была, а наступила самая лютая зима.
Он все еще чувствовал плечо Джен и слышал ее голос. Это не она. Лед пошел трещинами, будто где-то внутри еще сохранилось тепло, и оно способно его растопить. Клинт обернулся, цепляясь взглядом за лицо Джен. Это не она. Клинт усмехнулся, отрывая взгляд от Джен и уже глядя на ту, другую. Это она. Она была в его снах тогда в Шотландии. Уже тогда. Она пришла и сейчас. Картина мира начала меняться и не только снаружи. Но так остро, болезненно и растеряно Клинт больше не реагировал. Он лишь отпустил Джен. Убрал руку с ее плеча и спокойно смотрел на то, что ему показывала Она.
Он видел все и слышал все, только ничего не чувствовал, кроме жжения на шее. Там, где висел когда-то подаренный Аароном тигриный глаз. И хотелось его коснуться, будто бы камень мог придать сил и… Защитить? Может быть. Брат считал, что тот обладает некой силой. Сам же Клинт пока ее ни разу не видел. Для него это был просто подарок. Памятный, значимый, нужный. Напоминающий, что есть нечто поважнее эгоистичных желаний, общих правил и законов, даже важнее сложившихся за прошедшие столетия традиций.
Клинт взглянул на темноволосую женщину, что явно чувствовала себя здесь много увереннее. Прям хозяйкой его снов. Он вопросительно приподнял бровь, вглядываясь в черты ее лица, ловя взгляд темных глаз.
- Я знаю, что сделал бы с тобой, - вырвалось само собой. – С огромным удовольствием.
Он усмехнулся. Холодно и цинично, не испытывая ни сомнений, ни жалости. Ему не нравилось убивать. Никогда. Но иной раз другого способа просто не было. Впрочем, умышленно причинять боль и мучить ему тоже не нравилось. Но порой очень хотелось. Просто потому что казалось, что вернуть все причиненное зло справедливо. Заставить пройти тут же путь, почувствовать, испытать. Нет, конечно, не понять. На понимание никто и не рассчитывал.
Джен будто очнулась, Клинт бросил на нее взгляд. На ту, что вошла в дом. Она вздумала спорить, будто вновь обрела дар речи и силы. Ее слезы высохли и не было на лицо ничего, кроме решимости. Он уже видел ее такой и, возможно, именно это в ней и привлекало. Умение собраться, умение действовать, выбирать нужный момент, когда следует наносить удар. Он улыбнулся, в мыслях. И он потянул к ней руку, когда вокруг сомкнулась тьма, когда она обратилась уже к нему, когда рядом больше никого и ничего не было.
- Дженни, - шепнул он во тьму и все же дотягиваясь до цели, вновь хватаясь за хрупкое плечико, притягивая ее к себе, ближе. – Просто объясни! Без извинений и оправданий. Скажи, что происходит!
Клинт обхватил ее за плечи, прижимая к себе. Бережно и крепко, боясь, что та выскользнет опять, исчезнет в любое мгновение. Понимание, что ты не властен ни над чем, не способен контролировать происходящее уверенности не добавляло. Оно только множило страхи и сомнения.
- Я больше не уйду, - добавил он, вновь заглядывая в голубые глаза. – Не оставлю тебя с ней, одну. Но ты должна все рассказать. Я буду слушать. Буду верить тебе. И я помогу.
Последнее заявление было слишком уж самоуверенным. Клинт понятия не имел во что ввязывается и с чем собирается помогать. Нет, определенные мысли у него уже были, но то лишь смелые догадки, опирающиеся на общие знания и понимания того мира, что большинству не доступен.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-24 13:53:42)

+1

24

Джен подавила всхлип, вышло как длинный злой вздох сквозь стиснутые зубы.
- Клинт. – Имя разбивало ее мир на равные части «до» и «после». Не нужно было ему снова прижимать ее к себе, дарить надежду, согревать теплом.. Хрупокое тело еще колотило от только что пережитого двойного ужаса: страха умереть и потерять его, упустить.
- Ты не понимаешь! – Она уткнулась макушкой в его плечо, пряча глаза. Почему-то они друг друга видели в кромешной тьме. – А мне жизненно необходимо, чтобы ты понял. – Она задержала дыхание, словно готовясь прыгнуть в ледяную воду. – Пойми, Анна – катализатор, всего лишь ка-та-ли-за-тор! Она – моя прабабка, кровная родня, а я  -  ведьма, Клинт, ты слышишь? Ведьма! Ведьма снов! Я умею создавать и разрушать реальности, еще не слишком хорошо,  но у меня  получается! да, я использую свои знания, чтобы лечить людей, лечить, а не причинять им вред, не оболванивать! Но все равно! Ты говоришь, что будешь всегда рядом и поможешь, но ради всего святого, скажи мне, как я могу сбежать от самой себя? И что нам теперь делать? Ты снова возьмешь свой нож и убьешь меня? – Она задыхалась, ее теперь трясло от переизбытка эмоций. – Тогда следовало сразу так сделать, еще там, в том проклятом ведьмином доме! – Она обняла себя руками, без труда проходя сквозь его объятья и  отходя от возлюбленного подальше. Искушение обнять в ответ  было слишком велико, один шаг навстречу – и готово дело, все закончится в постели, а ведь ничего еще не выяснено! Зато он тут, весь такой теплый, уверенный в себе, высокий! Достаточно вспомнить тяжесть его тела, как мысли уплывают совсем не в ту сторону, куда следует смотреть именно сейчас.
Джен подумала немного, тоя на краю наполненной звездами пустоты.  «Выбор есть всегда, только что выбрать?»
- Я понятия не имею что делать в моей ситуации. – Голос снова звучал бесплотно, отстраненно, словно она – посторонняя,  - Я не знаю, как поступить, милый мой Клинт, и, тем более, для меня загадка,  как поступишь ты. Я ничего не скрыла от тебя, правда, мне трудно рассчитывать  на что-то хорошее после подобного признания. Зато моя совесть чиста. Я не лгу тебе, для меня этот момент является первопричиной моих поступков.
Девчонка засомневалась, сделала неуверенный шаг по направлению к мужчине, даже вскинула руку, намереваясь погладить его по лицу, но вовремя остановилась. Так и не подошла, так и не прикоснулась, так и не поцеловала, встав на цыпочки и еле доставая до его щеки.
Наоборот. Вокруг нее сгустилась тьма, полыхающая туманностями и созвездиями, словно кто-то открыл  дверь во Вселенную, некий Творец-Демиург создавал Землю Обетованную заново.
- По запиленным законам кинематографа ты должен сейчас проснуться под надоедливое брюзжание будильника. Но на самом деле ты проснешься в полночь, и Луна будет смотреть на тебя через окно, отнимая сон, и ты пойдешь на кухню, выпить воды, пива или коньяка, зависит от того, что у тебя есть. Или погоди. – Девчонка склонила голову к плечу, словно считая в детскую считалочку типа «раз-два-три-четыре».- Нет, твой напиток – виски, я угадала?
Взмах руки смел Клинта с подвешенного в звездной пустоте плато куда-то вниз, в чернильные коридоры-переходы, мерцающие кое где волшебными орнаментами из мха, грибов и светляков.
Откуда-то сверху прилетело перо ястреба, которое мужчина зажал в пальцах.
- Увидимся, мой хороший Если я буду нужна - позови.
[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-04-24 23:02:51)

+1

25

Он ничего не успел ей сказать. Ничего. Но и будильник не звенел. Клинт резко открыл глаза, уставившись в потолок своей спальни. Он четко осознавал, что больше не спит и понимал где находится. Была ночь. Глубокая. Кажется, он только пару минут назад закрыл глаза и едва успел уснуть, как… проснулся. Но за это время успела перевернуться с ног на голову чуть ли не вся его жизнь, вместе с миром в котором он жил.
Откинув одеяло, Клинт вылез из постели и подошел к окну, отдернул штору. Да, была ночь. Может странно, что он не посмотрел на часы. Может просто хотел видеть ее. Ночь. Не какой-то определенный час с минутами. Всю, целиком. Он стоял у окна и смотрел на темное небо. Без звезд. Кстати, луны тоже не было. Выходит, управлять реальным миром Джен не может, только тем, что создает для него в его же голове или где-то там еще, куда выдергивает его сознание в состояние сна. Или подсознание. Что он вообще в этом всем понимал?
Клинт коснулся холодного стекла. Она ведьма. Одна из тех, кто может пробраться тебе в голову и вывернуть все в угоду себе, кто без проблем шастает в Астрал. На коже выступили мурашки. Ведьма! Клинт коснулся камушка на шее. Может тот и защищал, но как-то избирательно. Хотя, кто или что способно защитить человека от самого себя? Клинт ведь сам тянулся к Дженнифер. Или нет? Ведьма околдовала его? Смешно. Да и не серьезно это, списывать все на внешние факторы. Смысл лгать самому себе?
Он вышел в ванную комнату, умыл лицо ледяной водой, потом налил себе виски и вернулся к окну. Все делал в темноте, не зажигая свет. Будто бы тот мог помешать, спутать, спугнуть мысли, которые клубились во тьме ночи. Они не пугали и вообще никак не касались эмоций. Лишь холодные, рациональные мысли о случившемся. О Джен. О ситуации в которую он сам угодил, без чьей-либо помощи, кстати.
Ведьма… Не знал? Даже не догадывался? Он улыбнулся своему отражению в стекле. Да, скажи это самому себе. Соври, ища оправдание своей собственной глупости и своим слабостям. И нет, она не нащупала их, а потом воспользовалась. Он просто имел их, как любое живое существо. И так совпало… или может было кем-то свыше спланировано уже давно. Но суть в другом. Ситуацию это все никак не меняет.
Клинт потер затылок, нащупывая под пальцами уже затянувшийся шрам, и хлебнул виски. Сейчас он действовал как успокоительное, снимая напряжение и притупляя чувства. Хотя, а когда было иначе? И она это знала. Про виски. Как знала и то, что оборотень той ночью был женского пола. Как знала и самую нереальную, безумную мечту, убитую еще в раннем детстве. И сложно представить сколько еще Джен могла узнать о нем этим своим способом.
Он зажмурился, пытаясь сообразить, бесит ли его подобная ее осведомленность или… Клинт улыбнулся, чуть склонив голову. В общем-то нет. Злит, немного. Но лишь потому что у нее все карты на руках, а у него… Что у него? Ее главный секрет? У охотника! Она ведьма. Абсурдная ситуация. И опасная. Для нее. Для него, конечно, тоже. Только сейчас мысли были о ней. О той угрозе, которую она могла притянуть к себе. Или уже притянула. Анна! Мертвая сущность, что вмешивается в ее… в их! Сны.
Клинт вдруг остро ощутил потребность освежить и дополнить свои знания обо всем этом. О снах, об играх подсознания, о ведьмах, мертвых и тех местах где они обитают после смерти. Она сама дала ему оружие в руки. И то был не банальный нож. Она надоумила его обратиться к книгам и знаниям, что копились поколениями. Зачем? В конце концов, они никогда не бывают лишними… Как и уроки, что преподносит жизнь.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

26

[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
2-3 марта  2016 г.
«Слушая наше дыхание»


Сегодня она все-таки решилась прийти. Она не надеялась на его забывчивость и отдавала себе отчет в том, как рискует, но, похоже, риск так плотно вошел в ее жизнь и в ее сны, что стал делом обычным, не стоящим особого внимания. Ну ведьма. И что? Он знает, она сама ему о том сказала в прошлый раз, да еще выкинула, словно с моста, но Джен верила: Клинт не мелочная баба, и не будет придираться к частностям, тем более, у нее к нему дело и очень-очень важное.

Вскоре после ее приезда из Шотландии, как раз после того, как она оставила работу в госпитале и клятвенно пообещала сделать в работе перерыв для поиска новых целей и сил,  Джен задумалась о вещах, которые по сей день воспринимала как нечто, само собой разумеющееся. Самый насущный и острый вопрос: каким образом посмертная сущность может управлять живым телом, и вопрос совсем не праздный! Анна начала наглеть и потихоньку вытеснять Джен из ее тела, спровоцировав у хозяйки вполне законный интерес к проблеме. Пока девчонка таилась, она научилась ставить щиты довольно быстро, достаточно было представить себе что-то неаппетитное, чего в ее работе хватало с избытком, как ведьма проваливала на время.  Только Джи понимала, что так не может продолжаться долго. Ей нужна была информация, и она принялась ее искать так, как привыкла, анализируя и сопоставляя. Разумеется, бредни про демонов и ангелов она не рассматривала как серьезную литературу, так же как и прочее потустороннее чтиво, а взяла за основу психиатрические отклонения и добросовестно создавала себе базу данных.
Анна насторожилась, и пригрозила, что будет навещать мальчика, и, может быть, даже сделает ему больно, потому Джен чуть притормозила с поисками, карауля сон охотника по ночам, находясь на самом краешке его снов, мотивируя свое присутствие необходимостью «знать врага в лицо».
За три недели, прошедшие с их последнего свидания, в жизни молодой ведьмы произошло слишком многое, но поиски практически остановились и Джен осенило: Клинт. Он может помочь свести всю собранную ею, разрозненную базу сведений к общему знаменателю, систематизировать и дополнить, а тогда.. Ну почему бы не верить в хорошее? может ей и выпадет тот призрачный шанс избавиться он докучливого призрака, дающего ей знания, идущие вразрез со всей общепринятой логикой.
Если бы у Джен кто-нибудь спросил, как она может быть медиком и ведьмой, она бы удивленно похлопала ресницами и сказала бы «не знаю». Знания противоречили и странным образом дополняли друг друга, помогая некоторым людям найти успокоение или выйти из комы. Про кому – отдельный случай, довольно интересный, в медицинской практике первый, если Листер не изменяла память. Но сейчас ни конкретный случай, ни ее какие-то выкладки не были важны. Сейчас у нее никак не сходились полученные данные и то, что ей было известно от Анны, а именно пресловутый Астрал! Что это такое? Она в нем находилась – это правда, но как? Как это происходило? Что за механизм у магии снов, если это магия, конечно? Или то это, мать ее, такое, и почему призрак – такая сильная сущность? Или не призрак? Сумасшествие?
Был один человек,  который мог дать ответы на ее вопросы.

- Клинт! – Она снова нерешительно стояла на границе его сна и звала его шепотом, отыскивая дорогу. – Клинт, отзовись, где ты? Можно войти? – Его сон, словно черный провал двери. Она еще немного помялась, собираясь с духом. – Я вхожу.
Сделала шаг вперед. Под ногами засветилась теплым золотом дорожка, уводящая куда-то вглубь старого дома, п которой она и пошла, собираясь с мыслями. Что ему сказать она знала, а вот с чего начать? Вопрос. Еще как-то он ее встретит? Хоть это и сон, но не хотелось бы вылететь из окна на острые скалы.
Впереди забрезжил слабый свет и Джен вышла из темноты в тихий покой огромной  библиотеки. Судя по всему, она была частной, и ведьмочке чень хотелось ее осмотреть повнимательнее, моет быть, она бы нашла искомое и без посторонней помощи. Огляделась, заметила, что свет разливает почти догоревшая пара свеч установленных на тяжелом столе, а рядом, в кресле, с полупустым стаканом в руке,  спал Клинт. Он странно выглядел тут, среди стоящих в порядке книг, вальяжно развалившийся в кресле, в одних пижамных штанах, босой, с головой, запрокинутой  на высокую спинку.
Девчонка прокралась вперед и замерла,  рассматривая его и думая, как бы лучше поступить. Ее решимость как-то внезапно угасла, пришло сомнение в правилности поступка. «Может не стоит? Но кто еще может помочь?»
На спящем мужчине танцевали живые тени огня, виски в стакане светился тусклым янтарем. Она все-таки решилась. Отошла к самому столу и, чуть пригнувшись, позвала шепотом:
- Клинт,  проснись, мой хороший, нам нужно поговорить.

Отредактировано Navi (2018-04-25 20:02:40)

+1

27

Клинт и сам не заметил, как заснул. Прям с раскрытой на коленях книгой, прям с недопитым виски и прям в семейной библиотеке. Сон подкрался почти незаметно и в одной мгновение отключил сознание. Кажется, ему даже снилось, что он продолжает читать. Все так же держит старинную книгу на коленях, вольготно развалившись в одном из кресел. Чувствует ее вес и запах старых страниц. Взгляд скользит по строчкам уже не так чтобы очень бодро, наталкивается на плохо пропечатавшуюся букву, перепрыгивает на гравюру справа. Клинт даже немного хмурится, вглядываясь в рисунок.
Женщина склонилась над спящим, касаясь одной рукой его головы и будто бы что-то шепча ему на ухо. На прикроватном столике горит свеча, за окном черное небо, усыпанное звездами. Кажется, будто и тут, как и в тексте дефект. Женщина будто бы плохо пропечатана. Линии, которыми она выведена более тонкие и четкие, но при этом чуть ли не детальные черты ее лица, тщательно отрисован даже каждый локон в ее прическе и каждая складка на ее юбке. Как так? Взгляд скользнул ниже, к подписи.
«Они иным путем приходят и в мир иной уводят», почитал он и поднес стакан к губам. Кубики льда ударились о прозрачное стекло, но привычного вкуса Клинт не почувствовал. Рука со стаканом легла обратно на широкий подлокотник, обтянутый натуральной кожей. Кубики льда опять звякнули. Взгляд вернулся к тексту, ища нужную строку.
Вообще, прочитанное не то чтобы плохо укладывалось в голове. Вполне нормально. Просто было оно все каким-то туманным. Содержание книги. Будто бы автор не столько понимал о чем рассуждал, сколько скорее догадывался. Конечно, ему еще ничего не было известно о подсознание и теорию снов Фрейда тот не читал. Ну, не было написано этих трудов пока. И вот если откинуть всю мистику… Хотя, в книге почти ничего не и не останется тогда. Но все же, если откинуть, тоже отдавало теорией Фрейда. Запоминается, откладываетя, хранится, вылезает, когда вздумается и порой в причудливой форме. Мистика начиналась там, где делались отсылки к толкованию снов совсем не по Фрейду и активно упоминались женщины, который будто бы…
Клинт потер глаза и глянул на часы. Стоило бы завязывать и отправляться в постель. Но мысли опять и снова, и все почти время крутились вокруг Джен. Она так и не появлялась больше, хотя возникало порой ощущение… Или это просто желание увидеть ее? Даже не смотря на все услышанное тогда и прочитанной потом. Но разве то было откровением? Нет же. Клинт понимал, кажется, чуть ли не с первого… первой ночи, когда заснул в ее доме. Они оба все знали друг о друге без лишних снов.
Он откинул голову на спинку кресла и зажмурился. Может уже во сне, а может еще наяву. И сложно сказать, когда именно пришел сон, когда в него опять вошла она. Он только услышал свое имя и улыбнулся, но глаз не открыл. Она шептала. Едва слышно и при том слишком громко в пустой библиотеке. Даже не открывая глаз, он чувствовал ее присутствие и улыбался. 
- Дженни, - шепнул Клинт в ответ и поднял наконец голову, найдя взглядом незваную гостью.
Это уже был сон и он отчетливо понимал специфику происходящего. Взгляд оторвался от гостьи и скользнул по просторной комнате, уставленной высокими шкафами с книгами и старой, тяжелой мебелью. Здесь было темно даже днем. И ни дневной, ни искусственный свет не могли рассеять полумрака, царящего в библиотеке. Кроме Клинт и Джен никого не было. Лишь убедившись в этом, он вновь посмотрел на нее. Улыбки уже не было на губах.
- Боюсь, если я проснусь, то мы не поговорим, - заметил Клинт и усмехнулся, подавшись вперед.
Кубики льда опять звякнули, книга на коленях чуть сместилась в сторону, напомнив о своей тяжести. Ладонь легла поверх пожелтевшей страницы с гравюрой. Нет, Клинт ничего не прятал и не скрывал от Джен. А смысл? Она с легкостью могла вывернуть все его нутро наизнанку.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-04 22:41:34)

+1

28

- Не нужно проспаться, - грустно улыбнулась Джен, наблюдая за тем, как он
стабилизирует одну из множества реальностей - петель, «просыпаясь»  во сне и делает совершенно закономерные выводы.
– Даже наоборот, спи, а пока будешь спать,  мы поговорим. -  Она в  каком-то бесконечно усталом жесте положила ладонь на шею и потерла ее так, словно очень долго сидела за работой и только теперь разогнулась. Последняя неделя выдалась тяжелая, а с их последней встречи в ее жизни случилось много разного, и вряд ли нормальный человек смог бы «это» классифицировать как хорошее. В личном, так сказать, плане все летело в тартарары, зато в профессиональном намечался ряд  интересных экспериментов, обещающих сдвинуть с мертвой точки теории современности о самой сути коматозных состояний. Судя по событиям последних месяцев, и, опираясь на собственный, пусть и не большой опыт, Листер вычислила момент, когда «колеблющихся» можно «отловить» и «вернуть» назад, вывести из состояния клинической смерти, но она ведь пришла не для того, чтобы засыпать охотника медицинскими терминами или посвятить его в суть своей работы? Верно. У нее имелась своя, такая нехилая проблема. Девушка  осторожно  пошевелилась, опуская шею и опираясь руками о стол позади себя, тем самым открываясь, не вербально сообщая, что не хочет ничего дурного.
И снова, глядя на мужчину в кресле, она мучительно раздумывала, с чего бы начать. Он выглядел в этом старом кресле как-то настолько по-домашнему, что, наверное, для полноты картины  не хватало короткого халата, тапок и собаки, на которой бы лежали его ноги, а так – полный джентельменский набор. Даже виски со льдом тут был на своем месте. Джен не смогла бы придумать вместо него,  например, стакан содовой или молока. Молоко смотрелось бы особенно дико в приложении к полуобнаженному мужчине, довольно привлекательному, между прочим.
Книга у него под рукой чуть зашелестела, привлекая к себе внимание ведьмочки, и та, с облегчением оторвавшись от созерцания Клинта, опустив взгляд на подавший «голос» предмет, заметила гравюру в углу листа, заставившую ее косо, как-то совсем потеряно улыбнуться.
- Изучаешь предмет? – Глупый вопрос, тем более ответ на поверхности, и его даже никто не собирается прятать. – Понимаю. – Плюнув на приличия, девчонка уселась на стол, как раз возле догорающих в шандале свеч, повела рукой над пляшущими, уже тускло-оранжевыми огоньками, заставляя их собраться в красивые, излучающие ровный желто-оранжевый свет шарики величиной со сливу. Свет выхватил из темноты корешки книг, тусклых, ярких, старых, оплетённых в разнообразных цветов кожу, но очень старых. Тут не было ни единой новой книги. И пахло старой кожей, чернилами и пылью, если не поворачиваться к огню и мужчине в кресле, пахнущего теплом, виски и чем-то, присущим только ему.
Джен повела глазами по библиотеке. Бесспорно, тут хранилась квинтэссенция знаний охотников, собранная ими за время существования их ордена. А может это и не Орден? Или, все-таки, гильдия? И то и другое вполне может иметь место.
«Не трусь. Нет времени на расшаркивания!»
- Не хотела тебя беспокоить, но мои обстоятельства несколько гм.. даже не знаю,  как объяснить. Ну, скажем, мои обстоятельства слишком двойственны, чтобы можно было сказать что-то определенное, и у меня накопилось множество вопросов, на которые я не получаю ответов. Меня это настораживает, и ты – единственный, кто может мне помочь. Тем более,   - Чуть поерзав на месте, девчонка оперлась ладонями о край стола, стараясь не бегать пальцами по фигурному краю столешницы, тем самым выдавая свое волнение, - ты сам предлагал мне помощь, потому я и решила ею воспользоваться.
Она  постаралась абстрагироваться от ощущений, связанных с ним, сосредоточившись на своей задаче.
- Ты можешь дать мне четкое и ясное определение, что такое Астрал?
Сам по себе вопрос и ситуация выглядели странновато. Не каждый день ведьма является к охотнику с подобными просьбами, Джен понимала, какую лавину вопросов вызовет ее единственный, но чтобы обуздать прабабку она готова была на кое-какие жертвы.
[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1

29

Он улыбнулся. Не мог не улыбнуться, вновь глядя на нее и слыша ее голос. Улыбнулся. Забыв обо всем на мгновение, которое длилось… Почти вечность. Пока вновь ее голос не нарушил его, вернув в «реальность». Клинт опустил взгляд и убрал ладонь, а потом опять посмотрел на Джен и молча кивнул. Да, вопрос он изучал. Но действительно ли она понимает?
Клинт чуть нахмурился, вглядываясь в женские черты. Понимает ли, что вовсе не затем, чтобы убить ее? Хотя да, это странно. Охотник хочет понять природу ведьмы. Просто понять. Не ради ее уничтожения. Скорее как натуралист изучает редкое растение о котором крайне мало известно. Зачем? Пожалуй, на этот вопрос он бы и сам сейчас не смог ответить. Или смог бы? С позиции, что мы боимся всего, чего не знаем и не понимаем, потому стремимся уничтожить. Следовательно, лучшее лекарство от страха и от стремления разрушить, сломать, уничтожить – изучить и понять. Сначала изучить и понять, а потом уже делать выводы и принимать решения.
Но Дженни тянула. Молчала. Клинт не спешил ее подталкивать или переключать на что-то иное. Она ведь уже показала себя и в первый раз, и во второй, и еще задолго до того, как он реально осознал с чем имеет дело. Она дала понять, что имеет здесь силу и власть. Это ее поле, ее правила. Нужно считаться? Да, пожалуй. Обычная тактика тут не подойдет. Обаянием и грубой силой не взять и не сломить. Умом? Ну, как минимум. А еще внимательностью и… Знаниями!
Клинт захлопнул книгу. Осторожно, даже заботливо. Но с места он не двинулся, сдерживая желания встать, подойти и обнять. Страха он тоже не чувствовал, скорее проявлял присущую осторожность. Она никогда не причиняла ему вреда. Чего боятся? Ее способностей и возможностей? Глупо! Если бы хотела навредить уже бы навредила. Но и списывать их со счетов смысла не имело. Они были. Способности и возможности. Странно только, что узнав о них и перестав обманываться, Клинт не шарахнулся инстинктивно и не схватился за ближайший факел, чтобы сжечь ведьму. Нет, он потянулся к книгам. Ладонь легла на хоть и потертую от времени, но прекрасно сохранившуюся обложку.
- Никто не может объяснить четко и однозначно что такое Астрал, - довольно спокойно ответил он и усмехнулся, чуть качнув головой. – Есть теории и не более. Есть предостережения, конечно. Но до сих пор это непонятный и неизведанный мир, Дженни. Опасный.
Клинт хватился за корешок книги и не без усилия поднял тяжелый старинный том, переложив его на столик. Почему-то теперь на нем стояла не давно знакомая лампа с характерным для Тиффани куполом, а тяжелый подсвечник. Огонь в камне он вроде тоже не разводил… или уже забыл даже. Не важно. Клинт прекрасно осознавал где находится и с кем, покинуть это место совсем не спешил.
- Известно о неких пяти Истинах, но описаны только три и никто не может сказать, насколько это описание верно, - продолжил он, глядя даже не на гостью уже, а на хозяйку своих снов. – Даже само понятие «Истина» не определено. Что это? Как это? Зачем? Никто не знает.
Пальцы скользнули по старой книге, что теперь лежала на небольшом круглом столике, сдвинув пепельницу в сторону. Клинт на мгновение нахмурился, глядя на сшитые под обложкой страницы, а потом посмотрел опять на Джен.
- О таких как ты тоже информации не много, кстати, - заметил он и усмехнулся. – Но даже то, что есть сомнительно и противоречиво. Не знаю, чем могу тебе помочь.
Лишь произнеся последнее, Клинт вдруг поймал себя на мысли, что Джен может это понять как отказ помогать. Он вновь отрицательно качнул головой и поднялся из кресла, но не шагнул ей навстречу.
- Дженни, я лишь не знаю, но не отказываюсь, - добавил он. - Мое предложение в силе и тебе нужно многое мне объяснить. Я не питаю больше иллюзий и вполне осознаю кто ты. Я безоружен и не причиню тебе вреда, просто потому что ты такая.
Клинт чуть развел руки в стороны. Пожалуй, его бы отец, брат, дядя, и добрая половина семьи подобным безрассудством не страдала и долго разбираться не стала.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-05 01:25:43)

+1

30

[icon]http://sh.uploads.ru/Sz1IT.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она чуть наклонила голову к плечу, сразу сделавшись похожей на  птичку, и пару раз качнула ногой, словно девчонка, сидящая на ветке дерева, что распростерлась над водой. Эффект воды сыграли отблески каминного  огня на полу, Джен не обратила внимания, из чего они, вполне могло оказаться, что пол стеклянный, а внизу,  если откинуть ковер, можно увидеть глубоководных монстров, и, кто знает, может быть, даже различить в синих глубинах башни Атлантиды. По лицу ведьмы пробежали всполохи и отблески, она напряженно думала, уже не отрывая глаз от Клинта,  и глаза ее то и дело становились отсутствующими, со стороны было похоже, что она прислушивается к чему-то извне.
Пальцы несколько нервно накручивали кольца локонов, но движения проходили мимо разума, выдавая внутренние бури хозяйки внимательному наблюдателю с головой.
- Для меня пока что Астрал – лишь термин, не вполне понятный и обрисованный м.. так сказать, с научной точки зрения. Поправь меня, если я ошибаюсь: Это некое особое пространство, в котором можно моделировать события и времена. Я знаю, я уже умею это делать. Но меня интересуют не возможности, как мне объяснили, они зависят в основном от личной силы и от стадии обучения. Я хочу понять саму природу. Поверь, как бы это смешно не звучало, но в магию, при всем ее наглядном присутствии, мне поверить сложно. Я гораздо быстрее поверю в то, что при необходимости заменю нейрохирурга, понимаешь? То есть, его я, конечно, не заменю, но хоть буду четко понимать, как это работает! А тут? Прямо чуть ли не джинновы проделки. Я ужасно устаю после подобных снов, понимаешь да?  Но это абсурд! Моя крыша отчетливо шуршит черепицей, и разум не желает принимать некоторые новые истины! Затраты энергии есть, воля к применению чего-то есть, усталость есть, но я не могу представить магию только лишь волевым усилием, она много большее, но КАК она работает я не понимаю. Это краеугольный камень. Вот скажи, как можно пользоваться чем-то не задумываясь?  Ведь сила!  А я пользуюсь. Потому что, оказывается, магия – часть меня, а я даже не могу понять как в ней и что. Отношусь к ней как к науке, понимаешь? Никаких бубнов, никакого примитивного  шаманства, варки жаб в полнолунье  или иной чуши. Лаборатория – и все на пользу, все в дело. Меня так с детства приучали, врач  должен облегчать страдания! Я облегчаю, Клинт! Но чтоб мне пропасть! Я не понимаю как! Она говорит, что все придет, только я ей не верю. Она лжет. Отчасти потому я и тут. Но не только по этому.
Бросив изрядно измочаленную прядь, девчонка вытерла лоб. Движение скорее заученное, чем необходимое в настоящий момент,
- Мало информации. – Констатировала Джен, выслушав об Астрале. – Доподлинно известно, что он поддаётся ментальному воздействию, но как и почему тоже не описано, если я правильно понимаю. Сам принцип, чтоб тебе было понятнее. Принцип и причинно-следственные связи. Плюс связи, образующиеся в результате воздействия, там используется принцип веера, чтоб было понятней – фиг угадаешь. Можно задать вектор. Например, ты хочешь в Темные века, и мы идем гулять во Флоренцию, еще без мощеных улиц, понимаешь? Хочешь увидеть кого-то из великих прожитого времени? открой нужную дверь – и общайся. Но почему приходят эти двери, призванные усилием воли -  я не знаю. Так же как и е знаю, отчего некоторые не открываются. Так же как и не знаю, зачем люди желают друг другу зла.
Девчонка спрыгнула со стола, подошла к мужчине, взяла двумя руками его большую руку, поднесла к лицу, положила на  его перевернутую ладонь свою щеку, глядя на Клинта снизу вверх. Потом закрыла глаза. Окраины видения обглодала тьма, в которой горели миллионы звезд. Только стол, кресло, ковер на полу и пара стеллажей остались на своих местах. Тепло его руки казалось таким ощутимым. «Как настоящий. Только настоящий никогда бы не позволил к себе прикоснуться, убил бы скорее. Или я чего-то не помню?» Их времени было очень мало, зато сколько всего успело случиться, пока они проживали те совместные сутки!
- Я ценю помощь,  Клинт, и, поверь, буду благодарна. Только помоги мне разобраться..
Она снова смотрел на него снизу вверх, как когда-то. Давно

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим