Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим


Счастлив тот, кто предан снам летящим

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Счастлив тот, кто предан снам летящим

http://sa.uploads.ru/xEa6n.jpg

Счастлив тот, кто предан снам летящим,
Счастлив, кто предвиденья лишен,-
Мир его видений с настоящим,
С будущим и прошлым соглашен

Иоганн Гете к Шарлотте фон Штейн

1. Место действия: где-то в подсознаниях и снах Джен и Клинта. Оба на территории Великобритании.

2. Время и погода: 2016-2018
- Начало февраля 2016 - Могла только так она

3. Действующие лица: Дженнифер Листер и Клинт Дамер

Отредактировано Morgan (2018-04-18 03:49:48)

0

2

[icon]http://s7.uploads.ru/YNODg.jpg[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]сила снов[/status]
Между мирами холодно и пусто. Ветра Вселенной выдувают души смертных в иные реальности, не заботясь об их остаточной цельности, шепот в коридорах времени разносится далеко, увязая в лабиринтах иллюзий, призванных увести живущего через случайно или не случайно открытые врата в иное место. Порой для перехода нужна самая малость:  постоять на пороге смерти, потерять осколок души.. Какая-нибудь из названных досадных мелочей является дорогой, билетом в мир живых.
Там светит солнце, и звезды ласкают ночь, и ветер приносит из далекого далека запах пряностей и странствий, там – жизнь, жизнь, во всей ее полноте, и зачем думать про вероломство или уничтожение ной души? В мире выживет лишь сильный, хитрый и.. цельный.
Интерлюдия
Анна
Капище? Пожалуй. Я веками сидела и ждала кого-нибудь, кто придет и поможет мне перевоплотиться, кто даст мне приют и тепло, чудо жизни. Они приходили, не часто, всего три раза за пятьсот лет, но приходили, сюда, ко мне к моим камням и моей могиле, не зная, куда идут. Думали – поклониться Древним. Все верно, кто же будет заносить в анналы сволочных охотничьих хроник убийство ведьмы? Я не помню, скольких я убила, пока они не поймали меня, так давно все было, и в последующие разы я была осторожнее, да. Сила моя истончилась на ветру времени, зато знания остались, да-да, остались, и я старалась, по крайней мере,  по началу,  быть полезной. Я много давала своим донорам, женщинам, наделенным силой. Если они были сильны или равны мне – я просто в них жила, если слабы – в конце концов, я забирала тело себе, отправляя гулять владелиц по лабиринтам безвременья, откуда никто не возвращается таким, каким ушел.
В последний раз к капищу пришла необученная. Оступилась, упала, ударилась головой – такая обычная история! Камни осклизлы осенью, в канун Самайна, да! Но разве кто-то теперь помнит о священных датах, оставшихся лишь на слуху?  А я ждала, звала – и вот она, моя награда! Девчонка не  запомнила ровным счетом ничего, и, не вспомнила бы еще долго, давая мне время. Время! В этот раз его так мало!  Катастрофически мало! Проклятое отродье явилось не вовремя, заставляя меня необдуманно подстраиваться под обстоятельства, и ладно бы – один пришел! Нет! Надо было притащить с собой еще и клыкастую тварь!. О боги и демоны! Проклятье!
Теперь она знает. И будет гораздо сложнее манипулировать и владеть!
Ненавижу охотников, грязное,  голодное, кровавое  зверье!
Джен
Дженни приехала в Лондон с раскалывающей голову болью. Она выдохлась, страшно устала, хотела в душ, и поесть,  лечь спать и забыть все происшедшее словно страшный сон. Оставалось немного времени на отдых, а потом снова начнутся  ночные дежурства в операционной, и прочие прелести жизни медсестры в серьезном госпитале. Вроде все, как обычно..  Только вот тревожно было, и  кот не пришел к ней на кровать, сидел в темном углу и шипел куда-то в пустоту, чем сильно нервировал хозяйку.
А потом пришла она, новая жиличка, так сказать, ее прапрабабка.. Анна. И началось.
Дженни пришлось бросить работу ровно через два  месяца после возвращения из Шотландии. Она вынуждена была оставить престижную работу в престижной клинике, чтоб не прослыть лунатичкой или чем-нибудь еще более странным. Нельзя медицинской сестер зависать прямо посреди коридора, уставившись на какого-нибудь пациента, люди такого не любят и пугаются, а репутация – штука хрупкая, он долго зарабатывается, зато рушится в мгновение ока. Постоянный шепот в голове, блуждание по снам, постоянное возвращение к самому началу, к истокам – так и рехнуться не долго, вот потому Джен и ушла из госпиталя, дивиантное поведение начало привлекать ненужное внимание.  Зато, благодаря доступу к знаниям Анны, узнала много нового о свойствах трав и проштудировала книгу, которая повергла ее в прострацию пополам с неверием. Такого не могло быть потому что быть не могло. Тем не менее, все вроде шло ровно, и обмороков больше не повторялось,  но за неделю до Рождества ее кот ушел из дому, и пропал, не вернулся назад. Потом его Джи видела в маленькой пекарне. Она оставила все, как есть. Ей и без кота было тяжело. Мало того, что она никак не могла разобраться в природе существования  своей прабабки, так та еще и занудствовала круглые сутки, заставляя Джен изучать премудрости хождения по снам.
Листер  увидела коридоры времен, мыслеформы, она даже слегка освоила Зов, но как же она устала! Ей хотелось побыть одной, остаться одной, чтобы никто не терроризировал ее постоянно, ей хотелось благословенной тишины! Или хотя бы кого-нибудь, с кем можно было бы поговорить без оглядки на комнату с мягкими стенами в ближайшем приюте безумных.
Особенно сложно приходилось по ночам. Иногда они с черноволосой бродили и бродили, посещая разные времена, разглядывая  разных людей. Джен увидела, как умер ее отец, сердечным приступом там и не пахло, там пахло рыжей девкой, которую Джен убила осенней ночью, спасая охотника от верной гибели. Черт! Это было настоящее приключение, но во что все вылилось!
Что она там говорила? Крючки и петли?
Джен брела в лабиринте без особой цели, уходя от бабки, сидящей у входа в кромлех – переход, дверь. Теперь она не боялась ходить одна, но и далеко не уходила, ей хотелось побыть вдали от постоянного внимательного глаза, которого почему-то становилось многовато, иногда Джен казалось, что ей тесно вместе с Анной. Она училась, но соглашалась со старухой – обучение нужно начинать в детстве, а в двадцать три время на что-то стоящее упущено.
«Крючки и петли.. Я должна с кем-то поговорить, иначе я сойду с ума, постоянно отбиваясь от старухи! Мне надо с кем-то поговорить!»
Ее мысли вернулись к охотнику. Самоубийство чистой воды встречаться с ним в реальной жизни, все так, а если. - Мысль вертелась на кончике языка, напрашивалась сама собой, вполне безумная мысль, достойная воплощения. “У него мой медальон, я знаю его тайны, может быть, если позвать..”
Джи устроилась посередине какого-то круглого замшелого помещения с низким потолком на круглом камне, сильно напоминающем жертвенник. Сосредоточилась, выплетая нить связи, визуализируя нити, связавшие ее с верзилой в тот единственный раз. Она отдавала себе отчет в своем безумии, но внезапно ей захотелось снова увидеть его, услышать его голос, успокоиться хоть на миг!
Она глубоко вдохнула, задержала дыхание, пригнулась к камню, и буквально выпевая каждую букву его имени, позвала в отвилок коридора, теряющийся в кромешной тьме:
Кли-и-и-и-инт..  Приди ко мне. Пожалуйста..
Голос, лился, отражался, дробился, но не терял своей цельности, отыскивая нужного человека в мире снов.
Сердце, как и в тот раз, бешено колотилось в горле, что было довольно странным, ведь дело происходило не в реальном мире, а в ткани снов.
“Услышит? Придёт?” Девчонку беспокоило  множество вопросов, на которые существовал только один ответ.Осталось выяснить - какой..

Отредактировано Navi (2018-04-17 23:38:31)

+1

3

Он не думал о ней и не вспоминал. Пересекая границу, Клинт как бы перевернул последнюю страницу и закрыл книгу. Он дочитал ее и поставил обратно на полку, не желая знать продолжения истории. Осталось лишь послевкусие. Приятное? Нет. Не очень. Горьковатое. И зачем размышлять о правильности своего выбора, когда он уже сделан? Он не смог бы вернуться и сделать то, что должен был. Даже имея повод. Не оборачиваться было сложно лишь первое время, потом стало много проще. Но она приняла решение за двоих. Единственно верное. Он дал ей выбор, потому что сам бы не смог выбирать за двоих.
Входя в гостиничный номер, Клинт бросил на кровать дорожную сумку. На столик упали ключи от машины. Серебряный медальон, ставший теперь брелоком, стукнулся о дерево. Она отпустила его, не стала удерживать, позволила идти дальше своим путем, но дала в дорогу Хранителя. Символично, конечно. Словно бы хотела, чтобы помнил? Но он не хотел помнить и не мог забыть. Хотя, ни разу за прошедшие три месяца, Клинт не подымал довольно важный вопрос: Что она такое? Кто?! Насколько реально опасна? Сколько правды было сказано и сколько лжи? Пострадает ли кто-нибудь по его вине? Просто потому что он не убил, не смог хладнокровно прирезать ту, что оставила ему жизнь.
Уже стояла глубокая ночь. Возможно, не стоило выезжать так поздно и разумнее было дождаться утра. Ведь не было никакой срочности. Его никто не гнал из дома. Гнал он сам себя. Лишь бы не смотреть на отца, Аарона или Винсента. Отойти подальше, что бы и они его не видели сейчас. Да, Клинт опять вспомнил свою старую, детскую игру «убеги от семьи». И нет, он не надеялся, что именно вот сейчас вдруг выиграет и реально убежит. Просто некуда было бежать. У него не было ни единого шанса с самого рождения. Разумнее просто смириться и принять мир таковым как он есть.
Теперь в этом мире появилась Джен. Дженнифер. Неизвестное что-то, что зацепило его вдруг. Случайно или не очень. Правдиво или ложно. Он почему-то ей верил. Хотел. Потому что видел в ее глазах страх и слезы, чувствовал свою вину и вместе с тем благодарность. Он не мог ей воздать по заслугам. Он испортил все с самого порога. Или нет? Он был прав, но уже потом вдруг почему-то сбился с пути? Она сбила? Окутала паутиной своей и усыпила его. Опоила, отравила разум, забравшись в сны, поселившись в мыслях. Запомнилась лишь потому что осталась вопросом без ответов? А остальное сам додумал.
Клинт принял душ с дороги, открыл небольшой холодильник и достал сразу три маленькие порции виски. Иногда алкоголь действовал как хорошее снотворное. Особенно в тех случаях, когда приходилось ехать на север. Почему-то мысленно рисовался Адрианов вал и шотландская глухомань, окутанная тишиной с запахом крови. И нет, ему не снились больше такие яркие сны, пронизанные болезненными воспоминаниями. Он больше никогда не видел длинноногой женщины с черными волосами. Джен тоже не снилась. Никогда. Только вспоминалась, но теперь уже все реже и реже. Время шло и ее образ растворялся в повседневности, а если вдруг возникал, то виски хорошо помогал не пускать ее в свои сны.
Он выпил его почти залпом, почти как лекарство. Ожидая, когда то подействует, Клинт отдернул штору и глянул на спящий Манчестер. Что он о нем знал? Бывший центр текстильной промышленности? Женщины, перебирающие хлопок часто заболевали туберкулезом. Их душил пух, попадавший легкие. Клинт задернул штору и забрался в постель. Цепляться за какие-то факты, пусть и не важные сейчас, было не сложно. Как не сложно, если сосредоточишься, раскрутить из них клубок, уводя мысли в сторону.
Он всегда был торгово-ремесленным, возникнув еще в средние века на руинах римского лагеря с кельтской историей. Римляне строили на удивление хорошие дороги. Но Шотландия им не подчинилась. Только Англия. Она не подчинилась и ему, заставив бежать обратно на юг. Она вообще любила сопротивление и иллюзии, но в итоге была разбита. Не Римлянами, конечно. Англичанами. При Каллодене. Восстание захлебнулось в крови. Она встала на колени, но головы не приклонила. Она смотрела на него, уже готовая ко всему, но не покорилась. В глазах застыли слезы, но не страх. Он куда-то вдруг ушел. А Клинт сжимал за спиной нож, все еще чувствуя, как Джен прижала к затылку дуло. Это была странная ночь. Это были странные сутки и они уже перетекали во вторые, как вдруг все оборвалось. Кончилось.
Мысли утонули, растворились в ночи и подступила такая знакомая, желанная тьма, которая сулила краткое забвение. Он даже улыбнулся, выскальзывая из реальности. Улыбнулся, услышав ее голос. Впервые за три месяца. Так отчетливо и ясно, будто Джен лежала рядом и шептало в самое ухо. Клинт повернулся на ее зов, сгребая подушку и подминая под себя часть одеяла. Ему хотелось протянуть руку, но та замерла на холодной простыне, не рискнув двинуться дальше. Она просила не касаться ее. Он обещал и всякий раз нарушал свое обещание.
- Эта ночь угнетала нас обоих, - почему-то сами собой произнеслись последние слова из той, уже закрытой, казалось бы, книги. – Тишину нарушал только ни на минуту не смолкающий стрекот сверчка…
Клинт опустил книгу, глядя поверх нее в лицо Джен. Это были ее глаза. Голубые. И светлые волосы рассыпались по соседней подушке.
- Ты уже знаешь, что будет дальше? – Шепнул он и усмехнулся. – Ты знаешь, что они стрекочут, когда рядом покойник? Так утверждала мать его слуги, кстати. Никогда не обращал внимания, хотя не раз имел возможность. Кстати, я дочитал этот роман и знаю чем все кончится. Хочешь, чтобы дочитал его для тебя?
Он понимал, что не покидал номера и тот ничем вообще не напоминал домик меж гор и озером. Он все так же лежал на боку в своей постели, но почему-то с той самой книгой, которую читал Джен. Да и сама Джен была рядом. Теперь уже в его постели. Лежала на левой половине, глядя на него своими голубыми глазами. Она вовсе не спала, будто бы слушала как он ей читает.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-04-18 04:43:38)

+1

4

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]зелье[/status]
Она слушала напряженно и внимательно,  стараясь уловить хотя бы отголосок, оттенок отклика, чтобы прийти. «Мы как вампиры», - усмехнулась девушка, вставая с замшелого камня и направляясь во тьму коридора, - «первый раз нас нужно обязательно пригласить».
Шорох шагов по камню отдавался слабым эхом, пальцы скользили по стене, отсчитывая провалы дверей. Анна ее уже ругала за хождение вслепую, но Джен почему-то сейчас хотелось идти наощупь, словно знакомиться с Клинтом заново, в темноте, на доверии. Глупо, кто спорит.. Шорохи. Где-то упала капля, откуда-то донесся дробный стук лап и влажный хруст. «Воображение». Джен вытерла рот тыльной стороной ладони, и, сделав следующий шаг, вышла из тоннеля на воздух,  ощутила на губах ночной холодный ветер,  а  под ногами иглицу и сухие листья, в небе  зажегля Охотник, и на его поясе висел меч, в острие которого четко виделась туманность,  октябрьские звезды смотрели с высоты, а у себя в руке она снова обнаружила пистолет с глушителем,  упирающийся в голову Клинта. Картинка была знакомой,  она уже видела себя с оружием со стороны, когда прабабка учила ее влиять на сновидения, создавая зеркала, чтобы пересекать и перепутывать отражения, сбивая с толку потенциальную жертву. Вот и теперь Дженни наблюдала  сразу несколько вариантов развития  событий, одно за одним. В одной реальности она хладнокровно нажала на курок,  и красивую породистую голову Клинта разнесло, взорвав лицо осколками костей и брызгами белого, серого и багрового, зато в другой он убил ее ножом, нанеся одну единственную рану, как пишут патологоанатомы "не совместимую с жизнью", отволок в лес и сжег вместе с телом рыжеволосой оборотницы, ни разу не пожалев о содеянном, даже не оглянувшись. Третьего варианта Дженни не видела, все повторялось только в названном порядке, правда, с модуляциями и отклонениями от основного сценария, зато концовка оставалась предсказуемой, да и как могло быть иначе? Теперь, после близкого знакомства с охотничьими методами и ненавистью Анны, она понимала гораздо больше, чем в тот прохладный денек, когда он  обессиленный попался ей под ноги в Шотландии. Осталось воздать хвалу какому-нибудь внимательному к ней божеству, потому что Клинт мог оказаться не один, с ним могли приехать остальные мужчины его племени убийц. Но повезло. Повезло ли? Как сказать..
Дженни сморгнула, словно зачеркивая вероятности с печальным финалом. Они во сне, и почему бы не прожить тут несколько вполне счастливых жизней, если.. Если они подойдут друг другу, если будет хорошо и интересно, да даже если можно будет просто прикоснуться к душе губами, осторожно, лаково, чтобы ничего не нарушить. Она боялась этих своих желаний, и хотела. Отдавала себе отчет в собственном внезапном помешательстве, но так же понимала, оно целиком укладывается в новые рамки ее личности, собственно, рамок, как таковых, больше не было. Оставались «хочу» и «не хочу» - единственные кнут и пряник для нее.
Следующий шаг перенес ее в незнакомую комнату, и увиденное несколько сбило ее с толку, не говоря о том, что она тут же вошла в предлоденную сцену, заняв в ней свое собственное место.
"Интересно, он  подсознательно хочет, чтобы я лежала рядом? В его постели? Немножко странно, если учесть, кто он и то между нами было, но он читает ту самую книгу.." Додумывать было нечего, все и так как на ладони.
Джен перевернулась на бок, подперев голову согнутой в локте рукой, вторую положила поверх одеяла. Она почему-то лежала под одеялом, но никак не могла понять в каком виде. Пока что она просто слушала, смотрела и запоминала, отогреваясь внезапным теплом своего несостоявшегося убийцы. Тут, в ее вотчине, он не мог сотворить с ней зла, зато она могла. И не стала. Не захотела, сработало что-то внутри, согревающее и делающее их как-то ближе что ли, а сама тема смерти оказалась задвинутой далеко вглубь, она была не нужна, не к месту, всуе. Сколько можно думать и говорить о смерти? Ей не хотелось вспоминать, как он придавил ее собой, лишая возможности сбежать. Она не собиралась сбегать, почему-то в тот миг, когда она шипела ему в лицо гневные слова, она поняла, что примет из его рук все, что он захочет ей дать. «Жизнь, смерть – вехи на пути, двери. Когда-нибудь придется их открыть и пройти весь путь до конца».
«Какая чушь тебе порой лезет в голову, детка. Не влюбилась ли ты?»
«Пошла вон!»
«Дело твое милая. Ухожу»
Он говорил  - она слушала.  Слушала голос и смотрела на него, удивляясь себе. Нет, он был красив, умен и скорбен, как ни странно, и его хотелось погладить по голове, сказать что-то такое.. Такое.. мягкое, наверное.. Только Дженнифер Листер не знала таких слов, потому вю свою коротенькую жизнь предпочитала молчать. Он читал книгу, она смотрела,  как  его красивые губы складывают слова, и думала о том, что невыносимо хочется дотронуться до его руки, хотя сама не раз просила не трогать ее. С другой стороны, себя-то она не ограничивала, разве нет?
- Я не читала романа, - Джен мучительно засмущалась, опустив  глаза под его взглядом. Она даже порозовела, чего с ней отродясь не случалось. – Очень хочется знать, чем там дело кончилось. Только.. – снова вскинула взгляд, глядя на мужчин не без лукавства, - книга довольно большая, значит, ты или читаешь мне выжимку, ну.. самое главное из повествования, что не слишком интересно, или мы идем страница за страницей, а это уже напоминает другую книгу, и совсем другое имя чтеца-рассказочника, женское, тебе не кажется?  - Ямочки на щеках оозначили тень улыбки. Намек на арабский эпос явно просвечивался сквозь слова, и, между прочим, звучал очень и очень двойственно, провокационно, почти как предложение. Джен ничего такого не хотела, и когда до нее дошло, что она тут брякнула, она быстро спряталась под одеяло,  оставив видимыми одни глаза.
- Я бы могла сказать, что это не то что ты думаешь, Клинт, но я не знаю, о чем ты думаешь. Давай поговорим без книги? Она будет сбивать меня на игривый лад, а я девушка приличная. Хватит уже того что я тут. э.. лежу. – Тихонько повозившись под одеялом, снова выглянула наружу, и без улыбки спросила:
- Как ты живешь, Клинт? Ты, наверное, будешь смеяться, но я скучала по тебе. Наверное, не стоит говорить о таких пустяках, правда? Так что лучше говори ты. Хочу послушать твой голос.
Откуда в ней взялась вся эта смелость? Может быть ее давала магия, позволяющая сплести  и  вплести в сон все, что захочется? Или, моет быть, это было доверием? Оба предположения одинаково безумны, но сходны в одном:  происходящее -  не реальность и тут можно все. Даже.. нет, нет и нет. Достаточно немого тепла.

Отредактировано Navi (2018-04-18 09:38:38)

+1

5

Он опустил книгу ниже, но все же не убирая, держа перед собой, словно щит. Глупо и даже как-то по-мальчишески. Сам же пустил ее в свой сон, в свою постель. Сам позволил почувствовать себе ее присутствие еще до того как увидел. А теперь защищался. Словами. Чужими, не произнося ни единого сам. Слушая ее голос, задерживая взгляд на ямочках на щеках, заглядывая в глаза и помня, что иногда те темнеют. Зная, что та, другая Джен не нужна. Ее бы он не пустил, не позвал бы, не захотел. Но эта иная. Такая, как хотелось бы. Достаточно сильная, чтобы позволить себе быть слабой.
Клинт улыбнулся, глядя как девчонка забирается под одеяло чуть ли не с головой, а потом выныривает. Она шагнула через границу. Сама. Видимо, потому что это был его сон, но и даже тут он не мог шагнуть первым. Он отдал это право ей. Дал опять выбор и право решать за двоих. Опять. Он положил книгу между подушек, рисуя все ту же границу, а сверху свою ладонь.
- Она лишь на один вечер, - заметил Клинт. – И есть много других. Страница за страницей. Нет только единственной, которую хочется перечитывать, которая никогда не надоест и всегда в ней найдется что-то новое.
Это был сон. Его. Значит можно было все. Ну, или, то, что он захочет. Достаточно лишь руку протянуть и признаться самому себе в своих желаниях. Здесь будет все иначе, не как в реальности. И Джен будет такой, как он захочет этого, а не как есть на самом деле. И не будет холода, что порой веял от нее, будто он могильного камня.
- Скучала? – Вполне искренне удивился он, вглядываясь в лицо Джен.
Странно, но о подобном даже и не думалось. Он думал о ней, но скорее в ключе произошедшего тогда. Не о том, как все сложилось после. Он помнил ее То нервную и раздраженную, огрызающуюся. То собранную и уверенную в себе, играющую на публику. То нападающую на него, то защищающую его. Будто бы и сама не знала чего хочет, а если и знала, то боялась собственных желаний. Странно, но сам Клинт тогда даже не думал ни о чем таком. Мысли пришли позже. Когда он закрыл дверь и сел в машину. Когда уезжал не оглядываясь и не сожалея. Все пришлом потом. Мысли, сомнения, сожаления, желания. Все смешалось.
Теперь она лежала рядом. Почти реальная. Почти такой, как он ее помнил. И история повторялась. Он читал, он опустил книгу, чтобы взглянуть на нее, но… там была не Джен. Здесь была она. История проигрывалась заново, только теперь иначе. Так как хотелось бы, а не как было на самом деле. Будто выдранный, самый приятный, момент. И не было ничего до и нет ничего после. Есть только они двое, книга, постель, ночь. Можно все переиграть. Это же сон. Его. Здесь будет как он захочет.
- В моей жизни ничего не изменилось, - как-то даже с горечью ответил Клинт, ладонь скользнула с книги в сторону подушки Джен и замерла, накрыв ее руку, вцепившуюся в край одеяла. – И уже никогда не изменится. Все как было до тебя, как должно быть и будет. У меня нет выбора, Джен. Только один путь и право решать, как его пройти. 
Не было смысла спрашивать, как ее жизнь. Что он о ней знал, чтобы спрогнозировать наиболее вероятный ответ? Желаемый, да. Но врать себе настолько не хотелось. Клинт улыбнулся, скользнув пальцами по ладони девушки и поднял руку, касаясь ее волос. Они были именно такими тогда? Он как-то не запомнил. Или все же запомнил? Светлая прядь скользнула между пальцев. Клинт заглянул в голубые глаза.
Вообще, все это было болезненно не здорово. Так не должно происходить. Ее не должно быть в его снах. Зачем?
- Ты не должна приходить, - шепнул он даже и не ей, а самому себе, пытаясь воззвать к здравому смыслу.
Прядь выскользнула из его пальцев и упала на плечо, ладонь последовала за ней, касаясь плеча и скользнула по одеялу.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

6

Она снова отчаянно трусила. Почему? Ведь сны, как и грезы, сотканы из паутин желаний и предназначения, они сами волшебство  без всякой магии. Тога почему? Почему так ноет сердце всего лишь от неуверенного прикосновения его руки? Он снова оставляет ей выбор уйти или остаться,  он не уверен в ее нужности, и с чего она вообще взяла, будто нужна?  Скорей всего она лишь очередная прочитанная книга.
«Не совсем, детка. В этой книге еще полно неразрезанных страниц, страниц, пропитанных ядом и любовью. Смелей, помни: архитектор - ты»
«Изыди, язва!»
Откуда-то из призрачного далека донесся такой же призрачный смешок.
Джен вздрогнула, словно очнулась, а Клинт уже осторожно трогал пальцами ее плечо. Она хихикнула, зажимая его ладонь между плечом и щекой, прижимаясь к нему, к его руке, как ласкающаяся кошка.
- Почему не должна? Мне казалось, я тебе нужна. Ты думал обо мне, потому  я и решилась прийти. – Она снова смущенно опустила глаза, высвобождая его руку на волю. «Сказать или не сказать? Никогда не знаешь наверняка, как надо и как лучше, и как не испортить все с порога. Одно очевидно: он не должен знать, кто я, ни в коем случае, пока я.. – Мысли путались от тепла большой мужской руки. Этими руками он с одинаковой легкостью мог  дарить и смерть и любовь. – Но.. – Горько думать, только толку врать себе Джен тоже не видела, - если ты не хочешь меня видеть, достаточно сказать. Я не хочу причинять тебе неудобства. – Она подалась вперед, наплевав на границу из книги, наплевав на все границы в мире. Одеяло съехало, и она поняла, что лежит в какой-то изношенной футболке, почти прозрачной и уютной, светло-серого цвета, и что выглядит  на ее фоне как солнечный луч в тумане. Призрачно, почти невесомо коснулась пальцами его лица, мягко тронула твердые губы теплыми подушечками, по-кошачьи вкрадчиво. Нет, она не собиралась  уходить безропотно,  просто так. Не сегодня.  – Тебе достаточно пожелать. Скажи вслух: «Дженни, не приходи ко мне больше, ты мне не нужна». Ведь проще не бывает, верно? И снова вернешься в свой мир, к своим заботам. – Девушка придвинулась еще ближе, сокращая дистанцию, не отрывая глаз от глаз мужчины, словно гипнотизируя его. Хотя почему «словно»? Игра, древняя как мир, как мужчина и женщина. Кто сделал первый шаг – тот и выиграл, но как же сладко ходить по самому краешку бездны, не преступая границ! Она  перестала двигаться, остановившись  как раз на том рубеже, когда состояние равновесия переходит в неустойчивое. Словно балерина балансирует на одной ноге: она упадет или прыгнет – вопрос времени, но пока она стоит, играя со зрителями, гадающими «когда».  Если он сделает шаг навстречу – можно думать о нем и о себе как о «нас» на сегодняшнюю ночь, а если нет – оставить фантом, или просто раствориться у него под руками. Раствориться, как раз, все равно нужно будет. Чтоб не привыкать, не втянуться, не влюбиться, черт подери!
Но как, великое небо, как это сделать? И что за синдром жертвы, отчего ее так тянет именно к нему, этому кровавому найденышу? Что ее так зацепило в нем?
Она знала ответ. Невероятный, невозможный противоречащий здравому смыслу априори, не вписывающемуся ни в какие рамки разумного.
Он был благороден. И еще. Так странно осознавать,  после стольких лет.. Она влюбилась. В тот момент, когда он закрыл за собой дверь. 
- И я не буду тебя больше беспокоить.. – Да черт с ним со всем! Один поцелуй она заслужила! – Девушка осторожно, почти не заметно приблизилась еще ближе. Глаза в глаза. Страха нет, глаза голубые, словно весеннее небо, чистые, полные тепла. Нет, в них не пляшут чертики страсти, они другие. Но никакого насилия, выбирать ему самому.  Оттолкнет – так и будет, тут ничего не поделать. Есть много способов взять своё, Анна ей говорила и показывала, но Джен твердо решила не принуждать охотника. Ей жизненно необходимо было, чтобы он пришел к ней сам. И попросил тоже сам. -  Так скажи еще раз, как – она,  приподнимаясь на локте,  все-таки вторглась в его личное пространство, почти касаясь  щекой его щеки,  чуть хрипло шепча, - как мне поступить?
[icon]http://sh.uploads.ru/5Zsu3.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick][status]зелье[/status]

+1

7

Ей казалось? Клинт усмехнулся в мыслях. Нет, это ему казалось, думалось и хотелось. Он отмахивался от всего этого несколько месяцев и наконец сдался. Сдался желаниям вдали от дома, словно бы желать женщину было чем-то постыдным. Так что, да, теперь Дженни казалось, что она ему нужна. Она все говорила верно. Ему достаточно принять обратное решение и ее не будет. Но вместо этого он поймал ее запястье. Такое тоненькое, что едва не потерялось в ладони. Он задержал ее руку и ее саму, прижав пальцы к своим губам. Она придвинулась ближе, уже вынырнув из-под одеяла. Опять она делала шаги ему навстречу. Ему так хотелось сейчас и она шла в объятия не сопротивляясь, не напоминая в очередной раз, что он обещал не касаться ее.
- Останься, - шепнул Клинт, выпуская тонкое запястье.
Ему хватило пары секунд, чтобы обхватить девчонку за талию, придвинуть вплотную к себе и опрокинуть на спину, а потом застыть над ней. И ничего постыдного. Все вполне естественно и закономерно. Конечно, если не учитывать тот факт, что реальная Дженнифер имеет какое-то отношение ко всем тем кого Клинт должен истреблять. Зачем он об этом подумал сейчас? Это же только сон. Все, что мешает сейчас можно выбросить в реальность, забыть там и не пускать сюда, чтобы не портить свои фантазии.
Отголоски шотландских ночей уже напомнили о себе, добавляя горечь в переслащенный сироп. Клинт пытался их вытеснить, но глядя в голубые глаза ему то и дело мерещились совсем другие. Темные. Искрящиеся мертвым холодом. Ему вспомнились последние минуты перед их расставанием. Она вот так же лежала под ним и по щекам текли слезы. Клинт на мгновение закрыл глаза.
- Ты нужна, - шепнул он, опуская голову рядом с ее и зарываясь лицом в рассыпавшиеся по подушке светлые волосы, касаясь губами виска. – И я желаю, но вовсе не вернуться в свой мир.
Ладонь скользнула от талии и замерла у самой груди, не решаясь двинуться дальше. Клинт поднял голову, заглядывая Джен в глаза. Все еще голубые. Хотя, что можно было разобрать в ночи? Только он не чувствовал холода и протеста. Не было страха. Она не отталкивала его, как тогда. Просто потому что это была та Джен, какую бы ему хотелось. Совсем не та, что накладывала ему швы и готовила обед. Эта будто и не видела от него ничего дурного.
- Дженни, - позвал он, словно бы хотел глядя на свою фантазию дотянуться до реальной. – Я не должен был слушать тебя. Не должен был уезжать и бросать тебя там одну. Даже после того, как угроза миновала.
Ладонь скользнула выше, пальцы коснулись подбородка и скулы. Почему все пошло не так? С самого же начала. Еще до встречи с Джен. Словно бы кто-то свыше вмешался и спутал не плохой расклад, подменив удачные карты.
- Я видел, что с тобой что-то не так, - продолжил он, касаясь ее губ большим пальцем и очерчивая контур нижней. – Я боялся, что ты одна их Них. Мне не хотелось… Я бы просто не смог… Как так вышло, что получив от тебя столько добра, ответил злом? Ты боялась меня и в том не было твоей вины. Сколько раз ты спасла меня? Два? Может и все три. А я просто ушел и оставил тебя. Мне казалось так правильно. 
Клинт клонился чуть ниже, прижимаясь щекой к щеке и вдыхая запах ее кожи. Его он помнил. Странно, как забываются определенные моменты твоей жизни, когда не хочешь их помнить и как запоминаются подобные мелочи. Ты их даже и не замечаешь, а они прячутся в твоей памяти.
- Я не хочу, чтобы ты смотрела на меня так, как мать все мое детство смотрела на отца, - едва слышно шепнул он ей в самое ухо. – И сложно поверить, что он ее когда-то любил. Что она могла любить нас, сыновей от такого человека. Я никогда этого не понимал и всегда боялся увидеть в чьих-нибудь глазах такой же страх. Я видел его в твоих. Тогда. Дженни.
Будь она реально, он бы никогда ничего подобного не сказал бы. Но она была лишь воспоминанием, которому Клинт позволил ожить на одну ночь, забывшись беспокойным и приятным сном.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

8

[icon]http://s8.uploads.ru/bgVHr.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Он подгреб ее под себя, но не навалился всем весом, как в прошлый раз, а укрыл верхней половиной корпуса, что было гораздо приятнее. Сильное тренированное тело, сильные руки, большие ладони, легкий поцелуй в висок, загоревшийся на коже как ожог, от которого в голову потекли золотые искры удовольствия. Джен даже подумала ненароком что охотник их увидит, но вряд ли удивится. Он думает, что спит и видит плод собственного разума.
«Вот почему так опасно с ним говорить сейчас о чем-то серьезнее нежности. Да и говорить не хочется, а хочется..»
Девушка подняла руки, осторожно, боясь вспугнуть, обняла мужчину, пальцы левой руки вплетя ему в волосы и принимаясь нежно массировать кожу головы, а вторую положила на шею, слегка поглаживая ее, согревая своим теплом, давая ему почувствовать именно тепло, ласковое внимание и готовность выслушать. Она не готова была отдаться, она хотела вот так, наслаждаться присутствием, взаимопониманием, покоем. Она позвала его сюда в отчаянии, в надежде на его понимание и поддержу, но, как часто в жизни бывает, оказалось, что ему, такому уверенному в себе, такому сильному, самому нужна поддержка, база, якорь, за который он мог бы держаться в штормовом океане. И пусть дна не видно, пусть далеко внизу таятся чудовища, но пусть для него светит солнце, и поют птицы. Так будет правильно. В конце концов, мужчины так хрупки, а когда любишь, любимый важнее себя.
Он говорил – она слушала, гладила его, прижимала к себе, такого одинокого, что сердце сжималось. Вряд ли Клинт когда-нибудь рассматривал себя со стороны, принимая во внимание собственную профдеформацию, вряд ли он даже понимал все безумие своего положения. А она сама? Она – ведьма, и понимание этой истины явилось Джен только что, стоило обнять и прижать к себе охотника. Она теперь видела происшествие в Шотландии как бы со стороны, видела свою болезненно-ненормальную инициацию, видела потуги прабабки,  перед нею словно прокрутили видео с ютуба под названием «как принять себя и управлять Даром», подавившее на место напрочь съехавшие набекрень мозги. Походу всплывали мелкие детали, и, пока она гладила Клинта, к ней пришло понимание Анны. И жалость. К ним обоим. Себя ей жалко не было, да и с чего бы? Жизнь – штука несправедливая в принципе, а Дженнифер Листер старалась лишний раз не заламывать рук, вопрошая «доколе», а старалась найти во всем позитив. К примеру, ее хождение по снам смогло дать ей чудо встречи с человеком, потрясшим ее воображение своей нелогичностью и непоследовательностью. Конечно, понимание  пришло потом, когда шок от угрозы потери жизни отступил, когда усвоились зачатки знаний, описанных в книге зеленой кожи (Анна утверждала, что ей пришлось порешить леприкона, хотя где она его взяла в Шотландии умолчала), когда она смогла во всей полноте оценить своевременность случившегося в забытой людьми долинке между горным пиком и озером.
Нет, она не сожалела. Ее новые особенности позволяли сделать много хорошего, чтобы там не думал парень, лежащий рядом. Она даже могла забрать его боль, его память, чтобы он перестал мучиться. Могла. И, если бы хотела ему зла – непременно забрала бы, потому что человек, лишенный прошлого, превращается в настоящее чудовище. 
Она ведьма. Ведающая.  Но ведающая – не обязательно злая. И что есть зло? Опять же, как и добро, зло – понятие относительное, частенько точка зрения сильно притянута за уши моралью общества, и зависит не от индивидуума, а, скорее, привита. И что? Как можно обижаться на слепого фанатика? Правда, и давать повод растерзать себя тоже не стоит.
Мужчина пошевелился, она вернулась к нему мыслями, снова тихонечко прижала к себе его голову, коснулась губами его щеки прямо под глазом.
- Не думай о плохом, Клинт, не нужно. Ты уехал – это было нужно, все правильно, ты не мог поступить иначе, ты ведь дал мне слово, помнишь? – Ее теплые почти материальные пальцы снова ерошили его короткие волосы, нежно притягивая голову ниже, к своим губам. Целовала его легко, едва касаясь, успокаивая, настраивая на другую волну.. – Поверь, тогда ты не мог ничем помочь, слишком многое случилось за очень короткое время. Я пребывала в состоянии шока, мне было очень трудно реагировать на происходящее  более-менее адекватно. Если честно, - губы улыбались, касаясь его щеки, но она закрыла глаза, чтобы он не видел искры страха, прыгнувшей в них в момент воспоминаний, - я не помню, когда так нервничала, наверное, никогда. Растерялась, несла какой-то вздор, не могла остановиться. Видела, как тебя раздражает болтовня, но вот.. – Попыталась смущенно пожать плечами. -  Сама раздражалась все больше. Как-то жизнь  перекосилось в одночасье.. – Его слова про «Них» она оставила без ответа, словно не заметив. В конце концов, греза не обязана все знать, зато она точно знает, что нужно ее сновидцу, оттого и не торопилась ни отвечать, ни говорить. Она и так много сказала.
- Дженни. Ты так красиво говоришь мое имя.. Мне нравится. – В голосе и глазах – улыбка пополам с нежностью, пальцы гладят голову и шею мужчины, ненавязчиво держа при себе. – Позови меня еще раз по имени, Клинт.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим