Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим


Счастлив тот, кто предан снам летящим

Сообщений 31 страница 43 из 43

1

Счастлив тот, кто предан снам летящим

http://sa.uploads.ru/xEa6n.jpg

Счастлив тот, кто предан снам летящим,
Счастлив, кто предвиденья лишен,-
Мир его видений с настоящим,
С будущим и прошлым соглашен

Иоганн Гете к Шарлотте фон Штейн

1. Место действия: где-то в подсознаниях и снах Джен и Клинта. Оба на территории Великобритании.

2. Время и погода: 2016-2018
- 5-6 февраля 2016 - Могла только так она
- 12-13 февраля 2016 - Тебя не хватает мне
- 2-3 марта 2016 - Слушая наше дыхание
- 22-23 марта 2016 - Чему вовсе не быть

3. Действующие лица: Дженнифер Листер и Клинт Дамер

Отредактировано Morgan (2018-05-15 00:30:02)

0

31

Она сама шагнула к нему. Первая. Сама коснулась его руки и поднесла к своему лицу. Будто мысли читала… Хотя, может быть так оно и было. Она читала и дорисовывала декорации. Управляла его снами. Но не желаниями же? Нет? Клинт смотрел на Джен сверху вниз. Такую хрупкую, растерянную. Не перепуганную. Просто запутавшуюся. Пытающуюся разобраться, понять во что вляпалась. Объясняющая ему.
Ладонь сама собой скользнула по ее талии и притянула Джен ближе. Какой смысл скрывать желания и намерения? Он давно уже их обозначил. И она не была против. Или была? Ведь всегда исчезала, растворялась, останавливала его на полуслове. Клинт повел головой, зажмурившись на мгновение. Как все это понимать? Как объяснить? Хотя бы самому себе. У него ведь не было ощущения фальши. Он не чувствовал лжи. Не видел угрозы. Просто притянул к себе Джен и прижал. Крепко и бережно. Чтобы забылась хоть на мгновение, почувствовала себя в безопасности. Рядом с ним. С охотником. Ведьма. Абсурд.
- Тише, - шепнул он, скользнув пальцами по скуле, потом по шее и заставив приподнять голову. – Мы разберемся во всем, Дженни. Вместе. Я не откажусь от тебя.
Клинт улыбнулся. Что значит не откажусь? От решения проблемы? От оказания предложенной ранее помощи? От нее как от женщины? Он ведь даже не задумывался, а просто сказал. Слова сами сорвались. Они казались нужными и правильными. Просились. Как просились и все эти прикосновения, которым он не мог препятствовать. Хоть сон, хоть явь.
- Кто она? – шепнул он, заглядывая в голубые глаза. – Кто говорит с тобой? Кто лжет тебе?
Хотя, Клинт и так знал ответ. Та женщина. Вот в ней он увидел ведьму сразу. В мимолетном касание, во взгляде, в шепоте. Он первая вошла в его сны и обнаружила себя. Первая заговорила с ним там, а потом осмелилась смотреть на него уже наяву, затмив собой Джен. И в ней Клинт видел корень всех зол, не в Дженни. Она не испытывала страха. В темных глазах Клинт видел лишь злобу и ненависть, замешанные на могильном холоде.
- Анна? – Он назвал ее имя, но прозвучало то холодно. – Зачем ты слушаешь ее? Откуда она вообще взялась? Почему я вижу ее? Она обучает тебя? Втянула тебя во все это? Она такая же как ты? Может тоже управлять снами?
Конечно, отчасти Клинт понимал, что вот совсем всех их… нет, не ее. Не Джен. Их проблем не решить. Просто потому что та ведьма. Тоже. Как и Анна. Но последняя была в его глазах злом, а Джен иной. Просто иной. Той, что осознает, какой может причинить вред и умышленно его не причиняет. Это было существенной разницей лично для него в данный момент, да и в целом тоже. Хотя, его учили ненавидеть их всех без разбора. Видеть во всех потенциальную угрозу и уничтожать, просто чтобы пресечь. В будущем. Не важно, что было в прошлом и есть в настоящем. Играть на опережение, не давая шанса.
Как это сделать глядя Джен в глаза? Клинт склонил голову и коснулся ее губ. Легко, не настойчиво, будто боясь вспугнуть, потерятся. Сжимая чуть крепче, лишая возможности вырваться и при этом понимая, что та может растаять, оставив его в одиночестве.
- Мне все равно кто ты, - шепнул он и улыбнулся. – Мы найдем нужную информацию. Вместе, Дженни. Но ты права, Астрал, это пространство. Другой мир. В нем свои законы и свои чудовища. Буквально. Там все наши страхи, мечты, сны и все чем мы живем не только при жизни, но и после. Это не загробный мир, но и он тоже. Там все. Все что не материально, обретает там форму и иной смысл. Полагаю, мы все так или иначе связаны через него. Я не знаю, как. Это просто факт. Он не имеет научной базы и точных определений. Просто существует.
Все это он шептал ей губы и, лишь когда вдохнул, прижался щекой к щеке, зарываясь лицом в светлые волосы. Клинт подхватил Дженни и аккуратно усадил обратно на край стола, заставив чуть отклониться. Он улыбнулся. Довольно. Как охотник, что поймал наконец свою добычу.
- Расскажи мне об Анне, - уже куда серьезнее шепнул он, глядя в голубые глаза.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-05 03:07:35)

+1

32

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Он прижал к себе. Она окунулась в знакомое тепло, уткнулась ему головой в грудь, обняла. И успокоилась. Он ее успокоил одним жестом, что само по себе казалось странным, если не брать в расчет все произошедшее. Она прижалась крепче, хотя, вроде бы крепче было некуда.
- Кто она? – Говорить было адски трудно, он прикасался, наполняя ее прохладный мир жаром, окрашивая его в алое с оранжевым, она первая начала, знала, что так будет, и не смогла себя сдержать. Она соскучилась по нему, по его теплу, по холоду логических рассуждений, по горькой морщинке в уголке рта, когда он улыбался. Он был красив красотой хищника, готового каждую минуту, как к нападению, так и к ленивому созерцанию, и ей это нравилось. Наверное ей просто нравилось ходить по грани, она ведь прекрасно понимала, что все происходящее – наваждение, и в жизни будет совсем не так, но зачем тогда сдерживать фантазии во сне? Его пальцы ласкали ее лицо, от прикосновения его  губ ведьмочку  снова осыпало колючими мелкими мурашками, горько-сладкими, почти забытыми в ее  ежедневном противостоянии.
Он говорил ей в губы, умопомрачительный ход, не оставляющий шанса на побег, если  сердце просит его именно такого, вот такого, держащегося на самом краю бездны на тоненьком поводке разума, волевым усилием. Многие бы так смогли? Она не знала. Ей не с чем было сравнивать. такое огромное чувство к ней пришло только теперь, вот сейчас, что совсем не соответствовало ее собственной холодной логике. Но сердце шептало,  а тело наслаждалось его касаниями. Через тонкую ткань синей широкой хламиды его ладони, придерживающие ее за спину,  обжигали.
Джен попыталась приструнить разгулявшееся воображение, но успела только выдохнуть, как снова оказалась на столе. Клинт нависал над ней и снова улыбался, лукаво и хищно.
Попробовав сгрести остатки разума в кучу, Джен прошептала, не в силах оторваться от его глаз, чувствуя губами его дыхание:
- Клинт, милый, я не могу связно мыслить, когда ты так близко. Я вынуждена удерживать себя от себя самой, иначе мы никогда не найдем истока проблемы. –  Закусив губу и неуверенно улыбаясь, она погладила его, запустив пальцы в волосы, даже немножко дурашливо взъерошила их, по-детски чмокнула его в щеку  и отодвинулась с краешка стола, где он так провокационно прижимал ее к себе, поглубже, к центру столешницы. Джен не собиралась забираться на стол с ногами, это было бы уж совсем ни в какие ворота, ограничилась тем, что ноги как раз расположились так, что ими было удобно болтать. Она снова заметно занервничала, словно выбравшись из зоны излучения мужчины попала на ледяной ветер.
- Давай лучше я тебе покажу. – Слова давались нелегко. Картина жизни Анны была кровавой бойней, современному человеку кажущейся дичью. Клинт, конечно, другое дело, но он ведь и сам иной. Но что толку просить помощи и недоговаривать? Врач должен видеть суть, даже если проблема расположена в неудобном месте.
-  Сначала  как мы стали одним. Ты, вероятно, знаешь, чем грозит вселение умершей души в живое тело. В твоих книгах такое должно быть описано, так как, насколько я поняла, проблема не является такой уж редкостью для тех, кто занимается вашим ремеслом.Тебе должно быть известно, чем грозит подобное ожительство, и почему мне так остро необходима твоя помощь, милый.
  Она повернула голову в сторону,  откуда пришла, предлагая Клинту последовать ее примеру. Часть библиотеки, перетекающая в звездное небо, сменила объемная картина: Вот Джен приехала к знакомому домику, где ее ждали представители полиции и коронер, точно так же курившая сигарету з сигаретой. Они вместе пошли в дом, попеременно передавая друг другу водительские права прибывшей, на самом пороге их ей отдали,  и женщина коронер толкнула дверь. Разумеется, тело уже увезли, но в знакомой комнате царил невообразимый хаос. Повсюду валялись медицинские книги, анатомический атлас разлегся прямо на столе. Все говорили одновременно, Джен молчала. В изображении не было звука, потому Клинт не знал о чем именно ей говорили, ее лицо оставалось непроницаемым, что казалось удивительным, зная, какой живой мимикой оно обладает.
Вскоре банда полицейских уехала, прихватив с собой Джен, а мимо домика  спустя несколько минут  прошел мужчина. Почему-то складывалось впечатление, что он скрывался неподалеку и ждал, когда все уедут.  Некоторое время издали наблюдав за строением, обошел его, глядя себе под ноги, потом что-то обнаружил на земле и направился в сторону впоследствии сгоревшего дома.
Вечерело. Приехала Джен, припарковалась,  и некоторое время сидела за рулем, не выходя из машины. Затем вышла, но в дом не пошла, а направилась к озеру, блестевшему довольно далеко, но видимому через строй деревьев своей расплавленной в золото лучами предвечернего солнца поверхностью. Девушка брела, словно во сне, спотыкаясь о корни, вперед, рискуя сломать себе шею, не заметив какого-нибудь камня или ямы, и вскоре вышла в странное место. Даже теперь, видя одну лишь проекцию, Джен нащупала руку Клинта и переплела с ним пальцы, выдавая свою горечь. «Вот», словно говорил ее жест, «я сама сделала все, чтобы вляпаться». Конечно, это было явным преувеличением, она была латентной ведьмой, необученной, ведьмой по крови и этого у нее было не отнять. Но..
Девушка на изображении словно очнулась, замерев перед входом в огороженное менгирами круглое пространство. Оно сильно походило бы на кромлех, такой миниатюрный шотландский Стоунхендж, если бы не остатки дольмена, древней могилы, о присутствии которой тут намекала плита, стоящая на торце, приваленная сверху такой же мегалитической плоской плитой, смотрящая на входящих идеально круглой дырой, словно вороним глазом. Джен взмахнула рукой, открывая скрытый астральный план. Пространство за аркой ворот оказалось заполнено разнообразными сущностями, рассыпающимися перед идущим сквозь них живым человеком, не обладающим ясным видением и вооруженным лишь интуицией и инстинктами. Джен снова сжала руку Клинта,  молчаливо призывая его внимание. Девушка на изображении шла к отверстию в мегалите, даже не шла, ее вела высокая черноволосая женщина, почти тащила, словно на привязи. Сущности вокруг них  начали обретать  внятные формы, трансформируясь  в хоровод людей, облаченных в домотканые длинные одежды с капюшонами, а черноволосая напористо тащила Джен, словно жертвенного барана к плите перед отверстием, девушка, пребывая в состоянии отсутствия, споткнулась о ее  край и упала прямо на плиту, с размаху приложившись о стоящий на торце мегалит, и потеряла сознание. Крови не было.
Черноволосая победно улыбнулась, приняла общий поклон  капюшонов, синхронно поднявших руки вверх и произносящих что-то на распев. Звука не было, зато пространство наполнилось странным шумом, будто множество крыльев резало воздух над головами обоих наблюдающих. Изображение растаяло.
Джен снова подвинулась ближе к мужчине, обхватила его за пояс, прижалась щекой к обнаженной груди Клинта.
- Я пролежала там до темноты. Когда очнулась – ничего не помнила, вообще не понимала,  как я там оказалась, когда и зачем пришла. Знаешь, мне тогда казалось, что я слышала голос. Он вырвал меня из состояния осмысления утраты, как я теперь понимаю, изрядно притупившей мое внимание, чем Анна и воспользовалась, подцепив меня на проявления дара.  – Она пожала плечами,  не поднимая головы, - Иначе я бы ее просто не услышала. Я потом думала, что приснилось, знаешь ведь, есть такие сны, с дежавю, только вот огромные шишки во сне не набиваются. Я хотела поразмыслить о случившемся, но события свалились на меня.. на нас, лавиной и я забыла о ней  за хлопотами.
Она немного помолчала, собираясь с мыслями, касаясь его кожи какими-то рассеянными ласкающими движениями. Вряд ли отдавала себе отчет в том, что делала. Касаться Клинта казалось ей естественным, необходимым, так сказать, в фоновом режиме. Он для нее был якорем, привязкой к реальности, в то время как ее разум блуждал далеко, собирая обрывки и осколки упущенных картинок.

Отредактировано Navi (2018-05-05 11:25:20)

+1

33

Он снова улыбнулся. Не может связно мысли? Клинт чуть отстранился. Нехотя. Мыслить связно получалось, но трудности в этом деле тоже имелись. Ладони соскользнули с талии на бедра. Нет, отпускать ее он и не собирался. Ему даже нравилось, что мысли Джен путаются от его близости. Льстило и кричало о взаимности, облекая все ее прикосновения в доступные слова. Пусть даже во сне или где они там находились. Порой закрадывалась смелая уверенность, что наяву будет так же. А почему нет? Что помешает? Осознание того, что нельзя выскользнуть, растаять в любую секунду?
Но она все же нашла способ заставить его отодвинуться, выпустить и даже отвернуться. Клинт развернулся, чтобы видеть, что Джен хочет показать. Он привалился бедром к столу, присев на самый край и оставив одну ладонь на ноге девушки, чуть повыше колена. Хотелось касаться ее, ясно чувствовать рядом, а не только догадываться что где-то здесь есть и никуда пока не делась.
- Сожительство? – Перепросил он, бросая взгляд на Джен и чувству как по спине бежит холодок.
Знал, конечно. Но ничего хорошего. Он чуть нахмурился, признавая еще один довольно очевидный факт, который просто игнорировал ранее. Как просто и легко выходило игнорировать, смещая приоритеты. Как заманчиво было ослепнуть и просто не замечать некоторых вещей. Клинт отвернулся, но пряча взгляд, а не чтобы увидеть то что хотела показать Джен. Не хотелось сейчас говорить, что все это не обратимо, как не хотелось даже самому себе признавать насколько ситуация фатальна. Просто пользоваться оставшимся временем? А сколько его осталось?
И он смотрел то, что она ему показывала. Застыл рядом столбом и смотрел, особенно уже ничего и не чувствуя. Не хотелось чувствовать, глядя на все это. Он просто принимал факты. Холодные факты, режущие в кровь и не оставляющие уже никакого шанса на выживание. Единственным теплом, что он ощущал была ладонь Джен. Маленькая и хрупкая как она сама. Светлое пятно во всем этом мраке. Единственное что чего-то стоило и к чему стоило тянуться.
Он так и стоял, лишь развернувшись, когда все закончилось. Стоял и позволял ей себя обнимать, сам не чувствуя объятий. Ничто не умерло, просто замерзло и остановилось. Пожалуй, может быть так кто-то воспринимает тот самый диагноз, что неизлечим. Уже даже не прикидывая вариантов где будет хороший исход. Не веря и не надеясь ни на что. Просто видя конец всему. Неизбежный.
Ладонь скользнула по ее шее, губы коснулись виска. Осознание, что все это может быть в последний раз лишь обостряло чувства и желания. Клинт крепче прижал к себе Джен. Он все еще не знал, что сказать ей. Правду? Может умолчать, чтобы не отравлять то малое, что осталось? Не лгать. Но молчать. Он чуть отстранился, заглядывая в голубые глаза, касаясь ее щеки, даже улыбаясь.
«Лучше бы ты ее не слышала», - подумалось, но не сказалось. А смысл? Прошлого не изменить. Пока он там гонялся за оборотнем, всего в какой-то паре миль Джен сделала судьбоносный шаг, что изменил всю ее жизнь. А рядом не было никого кто мог бы удержать. Его помощь нужна была ей, там и тогда. Он все те последние сутки ходил рядом, но был одержим своей охотой. Опять не заметил, не увидел и не успел. 
- Что еще ты знаешь? – Только и спросил Клинт, не спеша делиться собственными знаниями.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

34

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она еле ощутимо пожала плечами, не поднимая глаз:
- Насколько я поняла, мертвая сущность стремится подмять под себя живую, отобрать тело, если мои наблюдения за происходящим верны. Можно  сказать, что я имею редкую возможность  рассмотреть  ситуацию изнутри, классифицировать ее и описать, что-то вроде постановки на себе рискованного опыта, который почти наверняка закончится летальным исходом. – Ее голос звучал суховато и сдержанно, в нем не ощущалось страха, лишь медицинская констатация факта. – Думаю, все же шанс у меня есть, я потому и пришла за помощью, мне не справиться в одиночку. – Джен отстранилась и подняла на мужчину спокойные голубые глаза. Без мольбы, без любопытства, в них плескались нежность и ожидание его ответа, хоть он уже несколько раз сказал «да», но он не представлял себе, что все так..
- Мне не хотелось бы омрачать твою жизнь своими проблемами, честно. Если бы был иной выход я бы воспользовалась им, чтобы.. Ну ты понимаешь? Чтобы не навязываться, не надоедать. К тому же,  я не хочу, чтобы ты относился ко мне как к смертельно больной, я вполне здорова и буду сражаться за свою жизнь. Собственно, я уже.. Мне нужны были сведения об Астрале,  чтобы знать хотя бы приблизительные рамки наших с ней возможностей в противостоянии. – Дженни снова потупилась, расчерчивая пальцем ладонь Клинта, лежащую на ее ноге. – Скажем так: имеет место некая конструкция, в которую я заперла Анну, и откуда она не может выбраться. Я – разум и тело, живые, она – сильная сущность, но.. – Тут ведьмочка совсем смутилась, и продолжила через полминуты, ухитрившись справиться с собой и сохранить ровность в голосе:
-  Анну казнили охотники, кажется, некие Дамеры во времена Кромвеля. Они ее гнали как дичь, она успела скрыться в Шотландии, где довольно долго жила, найдя приют у местных аборигенов. Иногда мне кажется, что это были остатки чистокровных кельтов, хотя да, идея так себе, не выдерживает критики, но вот ощущение, понимаешь? – Снова повисла пауза. Палец девушки
продолжал чертить странные знаки на руке мужчины. Палец оставлял зеленоватые мерцающие следы, можно было подумать, что где-то рядом из ниоткуда материализуется анфилада дверей различных эпох, и откуда-то тянет мерзким таким сквознячком, промозглым, сырым, напоенным запахом падали.
- Она уверена, что не сделала ничего плохого. Мора и голода не насылала, не призывала к древним силам, не вызывала демонов. Она считает,  что ее убили лишь за то что она – это она, носитель древнего дара, щедрого подарка богов. И  она ненавидит. Жестоко. Она мне говорила что  до встречи с охотниками не отличалась злобой, но когда она видит тебя ее начинает трясти. Клинт, ты когда-нибудь слышал, чтобы призрак бился в припадке жгучей ненависти? Это очень тяжело, особенно если ты сама ни причём к той древней вражде. Но меня несколько… м.. занесло. Вот что я увидела, наблюдая за ней, собой и тобой, ну то есть, взаимодействуя с тобой во сне.-Джен смущалась все больше и больше. Она ведь, все-таки, была еще очень молодой женщиной и почти не имела опыта общения с мужчинами. Про кокетство она слышала и видела его неоднократно, но оно было для нее неприемлемой глупостью, на которую жалко тратить время. Рассказывать охотнику сокровенные вещи голосом патологоанатома, беседующего с безутешными родственниками? Ее аж передернуло. Нет! Нет.
- Одного  разума, тела и желания жить мало для обуздания столь старой души, -поколебавшись, Дженнифер продолжала, уже явно смущаясь и почему-то говоря тише. – Но я.. мне.. Понимаешь, так странно.. – Он неуверенно хихикнула куда-то в сторону, и тут же вскинула глаза, открыто глядя мужчине в лицо, словно прыгнула в холодную глубокую воду :
- Мне помогает держать ее на привязи чувство к тебе. Это странно, невозможно, глупо, неуместно - назови как хочешь, но если к разуму и желанию жить добавить смысл существования, проблема оказывается не такой уж и неразрешимой. – Она смотрела, боясь пошевелиться, лишний раз улыбнуться, смотрела не отрываясь в его глаза, спокойно и честно, без грамма лжи или чего-то другого, наносного и такого же лишнего, как шестой  палец, к примеру.
- Я не могу просить тебя о чувствах,  понимаю, это слишком. Просто будь неподалеку, хорошо? Тогда я смогу.

+1

35

Она зачем-то снова и снова спрашивала его согласия. Клинт лишь нахмурился, вглядываясь в лицо Джен. Ну конечно, абсурда в ситуации было предостаточно. Может потому и выспрашивала? Потому и не верила его столь скорому согласию? Да и какая у него была причина ей помогать? В конце концов то, что он стоял над ней с ножом, а она целилась ему в затылок – никто не отменял. Они оба все прекрасно понимали и тогда, и сейчас. Просто не желали мириться с такой расстановкой? Вероятно. Почему?
- Ты не будешь справляться в одиночку, - вставил он.
Сказать прямо, что шансов нет язык не поворачивался. Хотя, быть может они и были, просто Клинт не достаточно разбирался в вопросе, не имел на руках всех карт. Она вновь заговорила, выводя на его ладони узоры. История Анны мало чем отличалась от подобных. Для Клинта не было в этом всем ничего нового и удивительного. Он принимал это просто как данность, сухой факт, который не способен изменить. Прошлое не переписать. Но из него можно сделать выводы и в настоящем не наступать на те же грабли. Только все равно пока Анна виделась врагом и злом, что пытается обрести плоть. Чужую.
- Чувство? – Переспросил Клинт, глядя на Джен и ощущая, как внутри все перевернулось и замерло.
Он не о чем таком даже не думал. Да, тянуло к ней и эта тяга порой смахивала на какую-то иррациональную, не здоровую одержимость. Оценить ее, проанализировать, разобрать по полочкам для самого себя время было, но Клинт ничего такого не делал. Он просто желал. Видеть, касаться, чувствовать именно ее. Сколько времени прошло?
Тогда была осень. Сейчас уже закончилась зима. За все это время он даже не взглянул на другую женщину. Не хотелось. Не интересно и скучно. Его мыслями и желаниями владела одна Дженни. Почему? Это самое чувство, что она обозначила, но своим именем не назвала? Клинт едва заметно качнул головой. Нет, не отрицая какие-либо чувства. Скорее не веря, что такое вообще возможно.
Никаких особых привязанностей к определенным женщинам он не замечал ранее. Даже не мог толком определиться кто больше ему по вкусу – блондинки, брюнетки или рыжие? Высокие или среднего роста? С пышными формами или… Ему было все равно. Нет, эстетические требования присутствовали, но общие и никогда не касались роста, цвета глаза или волос, размера груди, например.
Теперь уже отодвинулся Клинт, сжав ладошки Джен в своих. Ему совершенно не хотелось лгать той и в тоже время было сложно пока признать очевидное. Он лихорадочно пытался найти рациональное объяснение. Какой-то синдром, что развивается у спасателя к спасенному и наоборот? Так ведь бывает. Обманчиво чувство, обманчивая привязанность.
- Дженни, прости, - опять качнул он головой, глядя в голубые глаза. – Я не умею говорить о чувствах и вообще не разбираюсь в этом всем. Пойми…
Клинт осекся, сомкнув губы. Что он хотел ей сказать? Что их нет? Не так. Скорее уж, что сам не понимает и так глубоко не зарывался в происходящее.
- Не знаю, что ты должна понять, - тихо продолжил он, опуская взгляд. – Кроме того, что я тебя не оставлю добровольно и в здравом уме.
Клинт потянул ее на себя, кладя ладошки на свою талию и обхватывая девушку. Сгребая в объятия, прижимая к себе. Ему было так проще объяснить, без слов. Конечно, он их знал, просто не имел в своем активном словаре. Просто когда-то что-то такое читал где-то в книгах. Иногда задумывался, но потом начал умышленно игнорировать. Давно уже понял, что это все не про него, не про его жизнь.
- Хотя, - добавил он, уже шепча ей в ухо, - это ложь. Я должен буду оставить тебя лишь в своих снах. Ради твоей безопасности.
Клинт коснулся губами ее виска и прижался щекой к щеке. Странное, теплое чувство было. Он просто не искал ему точного названия. Привязанность? Пусть так. Именно к ней, к Джен. Просто потому что она не была похожа ни на одну женщину, что встречалась ему. Была особенной. Может быть, потому что являлась запретной и оттого особенно желанной.
- Анна права, - зашептал он вновь. – Ничто с тех пор не изменилось, и эта жгучая ненависть взаимна. Я вырос в ней. Нас всех так воспитывают из поколения в поколение. Мы все при чем и это длится слишком долго, чтобы теперь можно было найти действительно невиновных и незапятнанных. Ты сама видела, как я убиваю без сомнения и сожаления. А я видел, как убивают они ради забавы и развлечения. И мы будем продолжать убивать друг друга. Они нас, мы их. Всегда. Таков мой мир и мне жаль, что ты с ним столкнулась. Но мы его не выбирали. Разница лишь в том, что меня обучили в этом мире выживать, и я знал о нем с рождения. С тобой история другая и отношение мое к тебе иное.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

36

Интерлюдия
Анна
Глупая девчонка сделала все, чтобы предать род. Нашла своего охотник и все ему рассказала! Анна кипела бешенством. Она могла выбраться из своей конуры в любой момент, но ей было очень интересно, что же предпримут эти двое голубков, когда она подгадает нужный момент. А она точно подгадает, не сопливая девица, только и годящаяся на то чтобы вертеть задом и трясти сиськами, изображая из себя недотрогу. Что ж, у ЕЕ девки не было мыслей соблазнить охотничка, тот и так неплохо велся, но это вед все не то, это все розовые сопли с сахаром, к жизни не относящиеся, верно? А то как же! и чтобы ему не казалось, будто он знает и понимает о жизни охотника все, она, Анна, не только отберет у него правнучку, дудки! так легко мерзавец не отделается!
- Погодите, сладенькие. Мамочка скоро устроит вам.. как это теперь называется? М-м-м? Да, миленькие, глобальный штец.

Джен

- Я не просила тебя о ТВОИХ чувствах, Клинт,  я уже говорила, что н претендую и не хочу навязываться! –Джен тихо смеялась, уткнувшись носом  в обнаженную грудь мужчины и прижимая его все сильнее к себе, отмтая напрочь собственное утверждение. Он был ей очень, очень нужен, и ей не нужно былоскопищапустых  слов, да и к чему слова, если он одним своим объятием сказал ей все? Что толку решать о чувствах, если они есть? О чувствах молчат, они выражаются вообще не вербально, тайно истекают из всех пор тела, выражаясь делом, действием, прикосновение, и уж никак банальное «люблю» не заменит нечаянного взгляда или касания, или поцелуя. Джен и знала и не знала этого, она просто не умела иначе, была молчалива по натуре. Ее работа подразумевала минимум речи и максимум знаний, может потому она и не стала распространять и копаться в деталях? Верно, хватило одного жеста, которым он сгреб ее в охапку, словно решил защищать от всего мира. Наивный. Что он знал про реальный мир, в котором обитали монстры? И разве он мог хотя бы догадаться, кому обязан трезвостью рассудка?
Впрочем, подобное знание мужчинам вредно, они слишком любят свою мужественность и слишком ценят свой ум. 
- Мне достаточно своих. – Уже на грани слышимости, впадая в какое-то странное «предсостояние» пробормотала девчонка, неосознанно цепляясь начинающими крючиться пальцами  в волосы мужчине. Ее бил озноб, изнутри словно заливал лед, иллюзорные двери в анфиладе времен начали скрипеть и хлопать, словно белье на ветру, и Клинт не мог этого не слышать.
- Я не могу ее удержать.. – Вырвался хрип пополам с каким-то высокомерным хихиканьем, - не могу..
Ведьма перетекла в сгусток тьмы, в черную дыру, в которую затянуло охотника, лишив в момент любых ориентиров, подвесив в пустоте безвременья напротив огромных карих безжалостных глаз.
- Говоришь, ты ненавидишь ведьм, и всегда ненавидел, да?   - Анна сдерживала себя, но она ликовала и не скрывала своей радости, она выбралась из хитрого ящика Джен и пока была на свободе. Ее девка талантлива и какое счастье, что у нее мало времени! А этого.. Этого надо убрать, отшить, выкинуть, чтоб не мешал. -  Что ты знаешь о ненависти, глупый щенок? Я думаю, тебе не стоит прожить еще одну жизнь, чтобы понять как это «ненавидеть» по-настоящему. Надеюсь, гадёныш,  тебе понравится!
Ведьма ехидно улыбнулась, подула на мужчину и исчезла в темноте.
Время щелкнуло и побежало заново, разворачиваясь заросшей травой дорогой под копытами двух заморенных лошаденок. По сторонам стоял старый лес, а рядом худой незнакомый мужчина нахлестывал своего одра и не переставая говорил:
- Жена рожает, быстрее надо, быстрее, уже сутки рожает, повитуха говорит,  что ребенок лежит неправильно, за тобой послала.
Сквозь иллюзорную реальность проглянули иные звезды, и послышался издевательски-надменный смех черноволосой ведьмы,  а следом шепот:
- Ну что, малыш, внезапность, да? Тебе придется  побыть  немножко  мной, так что не удивляйся наличию груди и всего остального. Тебе предоставлен шанс поглядеть на ситуацию с моей стороны, и на своей шкуре понять  причину нашей с тобой взаимной ненависти.  И да, забудь про девочку. Она моя.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Анна

http://s8.uploads.ru/kbeI4.jpg

Отредактировано Navi (2018-05-10 21:22:33)

+1

37

Не просила, не говорила, не претендовала и не хотела… Клинт подался назад, отстраняясь и заглядывая в голубые глаза. Как вообще понимать этих женщин? Сама пришла, сама обнимает, сама целует и при этом ничего не просит, но прося все же. Издевается? Его хватка стала чуть жестче. Все эти игры и сны порой казались… Было в них что-то отталкивающее и противоестественное, болезненно не здоровое. Только как прекратить? Отпустить? Уйти? Он это уже сделал раз. И что потом? Перетерпеть? Переболеть? Само все пройдет со временем? Сколько? Как много его надо?
Здравый смысл ему твердил назойливо с первой же секунды. Он не слушал его. Он смотрел на нее и игнорировал все разумные доводы, все свои инстинкты. Даже сейчас. Особенно сейчас. Когда она просит о помощи, нуждается в ней, смотрит ему в глаза и дрожит в его объятиях. Сейчас хватка стала еще сильнее. Клинт притянул к себе Джен.
- Видимо, нет, - заметил он, отметая все ее жалкие попытки. – Иначе бы ты не приходила и не звала бы. Мы не в том положение, чтобы врать друг другу.
«Да, себе-то еще можно, иногда», язвительно влез все тот же здравый смысл. И ведь нашел же он момент. Самый не подходящий. Или то был не он? Не его здравый смысл? Не тот самый инстинкт? Анна? Она опять нашла лазейку и решила вмешаться.
- Дженни, нет, - шепнул Клинт, но шепот его прозвучал как-то требовательно и настойчиво. – Не уходи от меня!
Что спорить с тьмой и тем что таится в ней? Кто они такие, чтобы навязывать свои правила и условия игры? Она окутала их. Она пришла. Она забрала ее и вцепилась в него опять своей ледяной хваткой. Клинт зажмурился, чувствуя, как Дженни таит и исчезает. Он слышал ее голос. Анны. И чувствовал уже пустоту вокруг себя. Но глаз не открывал, будто бы это могло как-то защитить. Не вижу Зла, не слыша Зла… Да, но он слышал. Не произношу… Имени его? Ее, в данном случае. Даже в мыслях. Даже в них и в снах, и наяву цепляясь за образ Джен и вытесняя все остальное, что тянется за ней шлейфом. Пугающим и непонятным.
- Дженни! – Позвал он, игнорируя все, что говорила Анна.
Она несла ему кошмары. Она тоже хотела что-то сказать и показать. Но он не желал слышать и видеть, все дальше проваливаясь во мрак. Привычный ему мрак, что окутывал сознание по ночам и позволял не мучиться этими самыми кошмарами. Камень, подаренный Аарон, опять нагрелся и жег кожу. Клинт накрыл его ладонью.
- Дженнифер! – Уже выкрикнул он, пытаясь собственным голосом заглушить все остальное и даже уже не слыша толком ничего.
Далекое эхо того, что пыталась донести Анна еще звучало где-то. Стук копыт, другой голос, искаженный расстоянием и донесенный ветром сквозь шелест листвы.
- Она моя, - уже много тише ответил он на последние слова ведьмы, даже не разобрав что она там говорила до этого.
Утро не наступило внезапно. Была все та же ночь и та же комната, и камин, и раскрытая книга на коленях, и стакан с недопитым виски в руке. Кубики льда уже растаяли.
- Она моя, - повторил Клинт, понимая, что сон ушел и не понимая, как выбрался из той вязкой и мерзкой топи в которой его пыталась топить Анна. – Моя!
Он захлопнул книгу, поднес к губам стакан и залпом допил виски. Никаких свечей и запаха талого воска не было. На столике стояла привычная лампа с витражным куполом от Тиффани. Никакой Анны или Дженнифер. Только он. Наяву. Один. Ну если не считать пустого стакана, книги, горечи и назойливого вопроса: «как долго вся эта чертовщина будет продолжаться?!» Действительно. Сколько еще мертвая баба будет пить его кровь, донимая кошмарами и не давая... Чего? Хотя бы мысленно поиметь девицу? Горечь и разочарование сменились злостью и раздражением.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-12 21:42:49)

+1

38

22-23 марта
«Чему вовсе не быть»


После демарша прабабки Джен пришлось брать  больничный, так как, явившись утром на работу, она выглядела,  по словам коллег «как свеженький зомби», так что через пару часов она вернулась в свою маленькую квартирку в Ист-Энде, аккурат над пабом, и завалилась спать, предварительно отмерив и выпив успокоительную настойку, приготовленную по специальному рецепту там же, в клинике альтернативной медицины. Добрые коллеги еще и амулетик ей подарили, что-то типа «ловца снов», и как Джи не отнекивалась – пришлось взять. Зелье подействовало быстро, ведьма еле успела доковылять до своей узенькой постели и уже засыпая, сунула игрушку под подушку, с содроганием ожидая новой встречи с «родственницей».
Ей ничего не снилось. Совсем. Ни-че-го. Ее словно отключили от обоих миров, и, проснувшись только на вторые сутки, она чувствовала себя кубометром дров, бревном, или чем-то в таком роде. Искать красочные сравнения у нее не было сил, едва доползла до ванной, чуть снова не заснула под душем, заглянула на кухоньку попить воды, открыла холодильник, посмотрела с отвращением внутрь и снова побрела в комнатку, снова отмеряла себе свои  тридцать капель и снова блаженное ничего.
Примерно через десять суток  проснулась ночью от жуткого голода. Голова была ясной, дышалось легко, тело требовало еды, и Джен поняла – оклемалась, вернулась с призрачных дорого в обычную жизнь, и нет необходимости страдать и бояться засыпать каждую ночь, потому что теперь можно спокойно и без истерики работать и отдыхать.
Ее напрягал только один момент: Клинт.
Она не снилась ему с той страшной ночи в библиотеке, он был нужен, но если не принять зелье припрется призрак и снова обломает ей свидание, хотя о каких свиданиях речь? Какой мужчина в своем уме будет думать и ждать такое ходячее недоразумение да еще во сне? Добро бы в реальной жизни, так ведь нет! Одни грезы, и те испоганены.
Очень хотелось его увидеть. А настойка? Если отказаться от лекарства, все начнется сначала, а это означает лишь одно: лучше вообще не приходить! Он забудет ее, а может уже забыл, мало ли в жизни охотника интересного?
«А вдруг Анна ушла насовсем? Как ты узнаешь не проверив?» - говорил один голос
«Никуда она не делась, с чего бы ей уходить? Такие в три узла завяжутся, но своего не упустят» - говорил второй голос, вызывая у ведьмы серьезные подозрения на вой счет. Все это сильно походило на психическое расстройство, обнаружившееся еще в Шотландии и с перепугу игнорируемое, теперь распустившееся во всей своей красе. И ничего не было: ни гребаного Астрала, ни прабабки, ни мужика, чтоб его, влезшего в голову и сидевшего в мыслях как гвоздь, а было падение, сотрясение мозга и видения разной степени тяжести, вызванные прогрессирующим расстройством.
Джен сама испугалась своих выводов.
- Я в порядке, я не сумасшедшая!
Слова в тишине квартиры прозвучали робко и не убедительно.
В то утро она снова пришла на работу. Десять суток сна прошли для нее как один миг. Амулетик она захватила с собой, повесила его на шею в качестве украшения и говорила всем,  что он ей очень нравится, а сама внимательно следила, не проклюнется ли потусторонний голос и днем, как иногда бывало.
Нет, все оставалось спокойно. Джен в первый раз за полгода нормально поела, получая удовольствие не только от насыщения, но и от процесса. Через пару дней с нее сошла синюшная бледность, зато явилась непрошенная тоска. Хотелось хоть краешком глаза увидеть Его..
Но нет. Она исправно лечилась, носила свой амулет и пила капли, которые про себя прозвала «глушилкой», спала как убитая, ходила в клинику и даже занималась какими-то делами, но тоска подтачивала психику исподволь, еще раз напомнив о том, что химия организма – штука коварная, и радость ему так же необходима,  как и обычная пища. Радости у Джен не было, проклятый мужик не отпускал, сон стал нервным, не смотря на тяжелый туман, заливающий голову во сне.

Примерно в 20 числах марта у Листер начались срывы, и 22 марта она,  наплевав на показания коллег и собственный опыт,  отправилась в паб, но не в тот, что был под ее квартиркой, а в другой, на соседнюю улицу. Зачем? Она бы затруднилась ответить. захотелось – чем плохое объяснение? Нет, как познакомилась с очаровательным молодым человеком, она еще помнила, Да, точно помнила. Это все было очень мило и немножко банально – самое оно для случайного знакомства, но когда они с ее новым знакомым успели накидаться в труху – вот вопрос!
Джен не помнила, как пришла домой. Видимо, сработал автопилот, потому что тело закрыло двери, сняло ботинки и упало на кровать не раздевшись. И, что самое главное, про настойку она даже не вспомнила!

*  *  *

Джен очень долго брела по сырым каменным коридорам, спотыкалась, материлась шепотом, касаясь пальцами стен. Света тут не было, только далеко впереди мерцала светлая звездочка, и пьяная ведьмочка настырно брела вперед, намереваясь выбраться из промозглых катакомб, где что-то шуршит, пищит и  шевелится в темноте. Было страшно? Ха-ха!  Да было все равно, просто хотелось на воздух, вот потому что-то, по чему она иногда шла, возмущенно пищало, стремясь вцепиться в ногу.
Выход напрыгнул на ведьму или она вывалилась из двери – суть одна: она стояла у кромки пальмового леса, перед ней расстилалась полоса пляжа, а у моря стоял к ней спиной Клинт. Ветер трепал его волосы и светлые штаны, отчего у Джен перехватило дыхание. Стараясь не шуметь, она добралась до него, обняла за пояс, прижалась лбом к ложбине позвоночника. Вздохнула рвано. Она не знала, что сказать.
- Это я. – Все, что удалось прошептать. В горле застрял ком, а глаза щипало. «»Наверное, солнце слишком яркое» - Трусливо оправдывалась перед собой Джи, думая о том, что же сейчас будет.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-05-14 23:18:18)

+1

39

Он не считал дни, но точно знал какое именно сегодня число и сколько уже прошло с их последней встречи. Он больше не чувствовал ее присутствия рядом, но почему-то был уверен в том, что все хорошо. Это никак нельзя объяснить с помощью логики и причинно-следственных связей. Если только жестко придерживаться и свято верить в народную мудрость – отсутствие плохих новостей уже хорошая новость. Может быть, именно тем он себя и утешал. Только при этом не заострял внимание на том, что в общем-то способ получения хоть каких-то новостей у них один и он не работает. Почему? Это был опасный вопрос, поиск ответов на который мог завести очень далеко.
Имеющимся временем Клинт распоряжался с умом. Проштудировав домашнюю библиотеку, она взялся за внешние источники информации. Как-то так сложилось, что излюбленным его местом был Оксфорд. Конечно, ничего эдакого там на виду не лежало и не стояло даже рядом. Но если знать, что ищешь и знать где искать – можно найти. Он знал. И это знание подкрепляла вера в существование всего того во что большинство людей не верят. Она словно бы позволяла замечать то, что обычные человек мог пропустить. Обращаться внимания на некоторые определенные странности и уже из них выводить свои закономерности.
Сведений было мало. Крайне, удивительно, странно мало. Будто кто-то или что-то оберегало эту область. Призраки, полтергейсты, фантомы в целом и по отдельным, сугубо субъективным классификациям, оценкам и описаниям, которые не находили широкой поддержки и не имели под собой хоть сколько бы серьезную доказательную базу. Все это можно было с легкость свести к одному – слухи, сплетни, суеверия и страшилки для впечатлительных дам. Ему же нужны были факты. Чем надежнее, тем лучше. Уже из них можно было вывести что-то определенное.
Клинт уже не раз и не два, скорее доброю сотню, перебрал в памяти каждое слово Джен, каждый миг проведенный с ней. Да нет, не из-за какой-то там романтической тоски. Он просто пытался сложить единую, общую и в то же время достаточно детальную картину происходящего. Сопоставлял ее определения и оценки ситуации, делая скидку на отсутствие знаний и веры. Она ведь не верила. Сама в этом призналась. Она называла вещи теми именами, какими бы их называл обычный человек, рожденный и воспитанный за пределами его мира. В общем, так и было. Джен находилась где-то между. Турист попавший вдруг на свою малую родину и не знающий не законов, ни обычаев, ни даже языка.
Картинка не сходилась. Подставляя одну часть пазла, Клинт понимал, что другая выбивается. Раз за разом он перечитывал перед сном всякие истории про призраков. Ведь Джен называла Анну призраком. Но ни в одной он не встречал ничего подобного. Пусть даже то был отчасти приукрашенный вымысел. Меж тем, люди даже сами не понимая довольно часто сталкивались с этим явлением и по разному пытались его объяснить, исходя из уровня своей образованности, внимательность и языковых способностей. Пару раз он натыкался на довольно скользкие и пространные даже не описания, а скорее намеки на то, что по ту сторону есть нечто большее. Другие? Не только те, что уже известны? Но не было никаких деталей, даже сомнительных подсказок где искать правду дальше.
Отложив очередной сборник страшилок, Клинт выключил лампу у кровати и закрыл глаза. Он еще не готов был уснуть. Он опять прокручивал все это в голове, пытаясь собрать воедино все кусочки мозаики. Не выходило. Снова не получалось. Обступившая его со всех сторон тьма отчего-то наполнилась шелестом прибоя. Он не видел моря, но чувствовал солоноватый привкус в воздухе и тепло. Отчего то знал, что если сейчас откроет глаза, то увидит не собственную спальню, окутанную ночным мраком, а полуденное солнце. Он даже чувствовал его прикосновение к своей коже. Приятное, согревающее. Не успев его распробовать, Клинт почувствовал прикосновение ее рук. Они скользнули по талии. Он накрыл ладони своими и улыбнулся, не спеша открывать глаза.
- Дженни, - выдохнул Клинт, скользя пальцами по тонкому запястью. – Ммм… Моя Дженни.
Как не странно, но мысли не сбились и никуда не ушли. Он хорошо понимал, что хочет ей сказать и о чем им очень нужно поговорить как можно скорее. Хотя, это вовсе не значило, что приступать к разговору следует немедленно. Ведь можно еще несколько мгновение насладиться этим моментом. Ее прикосновением и теплом. Призрачной, обманчивой близостью, которая может исчезнуть в любую секунду.[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

40

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Ужасно хотелось плакать так, как умеют только дети: самозабвенно и навзрыд, выкладываясь полностью и без остатка вкладывая себя во взрыв эмоций. Почти материальное прикосновение  к нему причиняло почти боль, до того оказалось острым, сладким, желанным до крика. Она прижалась плотнее, от его рук по ее рукам снова бежали острые мурашки,  и голова напрочь отказывалась соображать, словно бродяга-ветер, прилетевший из неведомых далей унес все посторонние мысли, оставив их вдвоем между небом и морем, словно в первый день творения.
Джен всхлипнула, повозилась, пытаясь вытереть слезы о плечо и не разомкнуть рук. Ей навязчиво казалось, что стоит выпустить добычу из рук – и только его и видели, а она.. ну она пришла не за тем, чтобы играть в прятки.
Клинт произнес ее имя, как-то мягко, что тронуло ее до глубины души, и ее словно прорвало, потому что именно сегодня, так уж сошлись звезды, она была бесстрашна как  пьяный ландскнехт. Строго говоря, она и была нетрезва, не сказать бы больше, и ноги ее держали плохо, потому она, недолго думая,  провела прием, которому их обучали на курсах самообороны, через подножку уронив мужчину на песок. Если бы он ждал такой подлости от хоббита по имени Дженнифер, то она могла бы на него прыгать хоть год, он бы вряд ли даже пошатнулся, но он не ждал, а потому Джен записала себе в актив маленькую победу. Не теряя времени и пользуясь представившейся возможностью, она нахально забралась на него, нависла  сверху, опираясь на ладони, что уперла в песок с обеих сторон его головы:
- Нам надо поговорить, я знаю. Только давай немножко потом? Я так соскучилась..
Как можно любить во сне? То есть, сама постановка вопроса бредовая: провести с живым человеком сутки длинной почти во всю жизнь, до того они оказались насыщенны, а потом, уже во сне, влюбиться как кошка? Или оттого что им все время кто-то мешает такая жажда? Отчего? Нет ответа. И какой тут может быть ответ? Разве то притяжение, некий магнетизм, без которого не может быть страсти, без которой, в свою очередь, любовь становится пресной обязанностью или перерастает в братскую? Джен не хотела от Клинта братской любви. Она хотела его всего, прямо тут, на песке, без всяких глупых слов, а потом можно будет и поговорить. Ну невозможно же хотеть до беспамятства и раз за разом не получить даже нормального поцелуя? Бредятина! Каждый может целоваться во сне, каждый! А они нет. И вживую не могут. Между ними расстояния и обычаи их семей. Склонившись над ним, касаясь губами его лица то тут, то там, она грустно и немного  насмешливо процитировала:
- "Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец, непримиримой розни".

Тебе это ничего не напоминает, а? Единственное отличие нашего случая – возраст, а так почти по Шекспиру. Надеюсь, исход будет все же несколько порадостнее, а то даже.. – Она перестала говорить. Болтать почти лежа на нем, было невозможно, слишком много желаний он вызывал. Но она все равно пыталась. Наверное от смущения и пьяной отваги, совсем не в своем стиле, на трезвую голову она никогда бы так не поступила, а тем более с охотником, к которому питала чувства. Бред.  Она – ведьма, он – охотник. И тут ее проняло.
- Я поняла. – Джен пыталась донести мысль через поцелуи и хихиканье. - Это не Ромео и Джульетта, а Красная шапочка. И, по логике вещей, в нашем случае Волк – это я! Рры!
Хватит! Сколько можно заниматься глупостями! Джен, еле сдерживаясь, коснулась его губ своими, осторожно и бережно, боясь потерять время, пока он не опомнился окончательно, закрыла глаза от удовольствия. Ей так давно хотелось его поцеловать! И сейчас не было ни капельки стыдно за то, что она сама проявил инициативу. Что тут такого? И разве есть что-то стыдное в любви, тем более,  когда тебе говорят «моя Дженни»? Что может быть яснее?

+1

41

Клинт нахмурился услышав за спиной не то всхлип, не то что-то на него очень похожее. Он даже успел начать поворачивать голову, скользнув пальцами по женской руке. В следующее мгновение он уже лежал на песке, а Джен сидела сверху. Как такое могло случиться? Ну только в их безумных снах, где-то на гране реальности и откровенных фантазий.
Он глянул на нее с некоторым… Сомнением? Недоверием? Пытаясь понять кто именно перед ним? Дженнифер или та тварь, что порой подменяет ее? Хотя нет. Анна всегда была отдельной, самостоятельной единицей в этой «реальности». Это наяву она каким-то образом завладевала телом Джен, глядя на мир своими холодными глазами, полными яда и ненависти ко всему живому. Перед ним же сейчас была именно Дженни.
Ладони легли на женские бедра, скользнув к талии. Поговорить? Нет, в такой позе ему точно не говорить с ней хотелось. Желания же никуда не делись. Они все время были рядом и напоминали о себе всякий раз, стоило только дотронуться до Дженнифер. Но все время им нужно было о чем-то поговорить. О важном. В другие же моменты являлась Анна, ломая прекрасные сны дикими кошмарами. Но сейчас ее не было.
Клинт улыбнулся, крепче хватая девушку за талию и прижимая к себе. Он осторожно перевернулся, бережно подминая ту под себя. Светлые волосы веером рассыпались по песку. Теперь уже он коснулся ее лица кончиками пальцев и поцеловал. Осторожно и бережно. А потом приподнял голову и заглянул в голубые глаза.
- Ты что пьяна? – Спросил Клинт, странным образом почувствовав привкус алкоголя на своих губах.
Сколько пьяных девиц было у него? Не счесть. Трезвых? По пальцам одной руки. Почему? Ответ до банальности прост. С первыми было много проще. Они настолько увлекались своим сиюминутным желанием закончить сутки определенным образом, что Клинту даже каких-то особых усилий прилагать не требовалось. Да, семидесятые точно сделали свое дело и это как нельзя лучше облегчало жизнь мужчине, не ищущему серьезных отношений на длительный срок. Впрочем, женщины тоже были не в обиде. Видимо.
Только именно с Джен и именно так не хотелось. Теперь уже Клинт приподнялся, упираясь ладонями в песок и сидя верхом на девушке. Опять же, осторожно, чтобы не раздавить ту своим весом. Поза была до боли знакомая. Разве что сейчас он не прятал за спиной нож и не решал дилемму в стиле Гамлета. Бить или не бить. Этим самым ножом. 
- Все не так, - заметил он и хотел было сказать об одном, но чуть качнул головой, словно останавливая себя. – Хотя нет, именно так. Противостояние есть. Но скорее не семей, а видов. И есть в этом что-то расистское, как мне казалось с самого детства. Только переубеждать кого-то это все равно что выйти одному против целого войска. Против собственной семьи, Джен. А она все, что у меня есть, когда-либо было и будет. Пойми, их традиции, обычаи, законы… они не на пустом месте возникли. Большинство людей даже не знаю рядом с кем живут бок о бок. А знания это тоже сила.
Клинт замолчал на мгновение, вглядываясь в светлые глаза девушки и словно пытаясь найти там понимание, а не осуждение. Ненависть Анны была вполне оправдана тоже и он сейчас не собирался кого-то оправдывать или оправдываться самому. Он хотел обрести именно что понимание. Ее. Оно было бесценно. Жизненно важно.
- Та, которую я… мы тогда убили, - продолжил он, после короткой паузы. – Я выслеживал ее несколько месяцев. И есть еще другие законы и другие люди, которые имеют иной взгляд на мир. Они все знают и даже нашли более-менее приемлемый способ сосуществования с нелюдями. Хотя, в нем имеются изъяны. Порой очень опасные. Для ничего не знающих людей. По их законам убивать подобных ей, запрещено. Такие как я вообще вне этого, другого закона. Но! Это важно, пойми. Она убивала. Развлечения ради. Людей. Беззащитных и ничего не подозревающих. Я не знаю, когда бы кто-то другой додумался и понял, что она творит.
Клинт наклонился, упираясь в песок уже локтями. Зачем он все это выговаривал пьяной девице?
- Я никогда не убивал никого, кого считал… - Клинт осекся, отведя на мгновение взгляд в сторону, но тут же вновь посмотрел на Джен. – Мы все опасны. И они, и люди. Просто созданы такими этого факта уже не изменить никак. Но одно дело, когда ты знаешь, чего можно ждать, а другое дело – нет. Я никогда не трогаю тех, кто не вредит умышленно беззащитным. Но тебе лично могут навредить лишь за то… что мы вот так валяемся на песке. И мои, и твои.
Он коснулся светлых волос, рассыпавшихся по горячему песку. Хотелось больше. Много большего. Только можно ли? Нужно ли? Куда честнее и даже порядочнее просто убить пусть хоть и потенциально опасное, но еще не перешедшее черту существо, чем то что делал сейчас Клинт, глядя на Джен подвергая ее жизнь опасности одним своим поцелуем.   
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

42

В каком-то смысле ситуация повторялась. Вольно или невольно, Джен все время возвращалась к их единственному близкому физическому контакту, состоявшемуся, словно в другой жизни и до сих пор вызывающим противоречивые чувства. Отсутствие жалости и.. Что это было? И почему смесь запахов кожи, одежды стали и крови так запомнилась? Твердость губ, ясность глаз.
В тот раз он не показался ей красивым, наоборот, он откровенно бесил и в какой-то момент она прокляла Гиппократа с его утопическим служением  людям, только это не имело значения,  Джен все равно в той ситуации чувствовала себя медицинской сестрой под обстрелом, обязанной выволочь с поля боя всех пострадавших, пусть даже ценой своей жизни. Почему так? Инстинкт, видимо. Поколения Листеров оставались военными врачами,  долг въелся в них словно пороховой дым.
- Я понимаю. – Ведьмочка попыталась пожать плечами, вышло что-то невнятное, больше похожее на копошение гусеницы в мокром песке. – Иногда мы должны делать то, что должны. Иногда нас не спрашивают – делай, и все. – Она еще не отошла от предсказуемого, ожидаемого, но все равно такого волнующего переворота на песок. Судя по первоначальной реакции мужчины, он учуял ее состояние, и Джен осенило, до нее дошло что, как и почему случилась сегодняшняя встреча, первая за почти целый месяц.  Все встало на свои места, пазл сложился. Она оторвала взгляд от губ нависающего над ней мужчины, облизнула свои, внезапно пересохшие, и попыталась донести до него свое открытие, начав, правда, очень издалека.
- Если бы мы не убили ее, она бы убила нас. Она пришла мстить, и в ее намерения не входило оставлять кого-то в живых, это ведь очевидно. – Маленькие твердые ладошки ведьмочки легли на напряженные обнаженные бока мужчины. Он показался ей слишком горячим, и она не отказала себе в удовольствии гладить его спину, заодно согревая собственные руки. – Остальное, что ты говоришь, наверное тоже правда, тебе конечно видней, я никак не пересекаюсь с вашим миром. К счастью. Единственный из живых, кого я знаю – это ты, а из неживых – моя веселая старушенция. Но я нашла способ ее приструнить, и знаешь, он вполне замечательно себя показал. Конечно, метод не без изъянов, так сказать, имеется  несколько жирных «но».  В  моем приеме против этой астральной паразитической сущности срабатывает принцип отсутствия. Это что-то вроде твоих обычных снов, то есть, я в таком случае снов не вижу, сплю как бревно, понимаешь? - почему она сказала про паразитов? По ассоциации? Слишком была похожа эта ее прабабка на обычных глистов? Вполне возможно, Джи не задумывалась, особенно, когда мужик, которым она бредила,  вот так нависает сверху, и напряжение между телами, словно электрическое поле. Одно резкое движение – и..
- И потому не могу приходить к тебе во сне. Сегодня.. – Она замялась, подбирая слова. Рассказывать про развесёлую пьянку с Айеном, как-то страшновато было, но честная натура Дженнифер все равно взяла свое. – Сегодня я сорвалась. – Джи перевела глаза, избегая взгляда Клинта, вперила собственный взгляд в огромное и чистое  небо, накрывающее их сказочный остров куполом синевы. Незаметно под девчонкой появилось что-то вроде коврика для йоги, только побольше размером, видимо, ей было жестко лежать на песке. Откуда-то к берегу чуть в отдалении выкатился огромный полупрозрачный полосатый мяч, откуда он затесался,    Джен не смогла объяснить. Она собралась с духом и, как ни в чем ни бывало, легко, даже слегка игриво продолжила, делая вид будто ничего особенного и вовсе не произошло.
- Не смогла больше выдерживать, понимаешь? Я не могу не приходить, я тебе уже говорила. Это не пустой треп. Я не буду приходить только если ты мне об этом скажешь, это я тоже говорила.. Кажется.. В общем, я забрела в один знакомый и бар.. э.. «MayDay», да, он на соседней улице, и надралась. Нет-нет, я веселилась  не одна, мне составил компанию один милый юноша, так что я не законченная пьянь. Но я о другом. Я не приняла свое зелье, забыла, понимаешь? Честно сказать,  даже не помню, вытащила ли ключ из замка стой стороны двери  или нет. И забыла про снотворное. – Ведьма вздохнула. Не признаться она не могла, а признавшись, ощутила себя под взглядом этих любимых  глаз бытовой пьяницей. Чтобы сгладить неприятный момент, она попыталась прояснять свои действия конкретнее и запуталась еще больше:
- Зелье мне сделали в моей новой клинике, назначили коллеги, когда узнали, что я плохо сплю. Сам понимаешь, это не я плохо сплю, это мне плохо спят, но не признаваться же, еще решат, что у меня поехала крыша, верно? Я сделала вид, что они меня раскололи,   они  поржали, рассказывая о чудесном цвете моего лица, а потом  составили мне микстуру на травах, которые отключают, закрывают  меня от Астрала начисто. Анна живет в Астрале,  а не во мне – «пока что» - потому, сам понимаешь, в закрытое сознание ей хода нет. Но, с другой стороны, и я не могу перейти через астральное пространство, чтобы найти тебя.. Потому я так давно не приходила. – Закончив свой сбивчивый рассказ и  поймав взгляд Клинта,  ведьмочка легонько потянула его  на себя. Ей хотелось его тепла, хотелось подчерпнуть его силы и уверенности в себе, его бесстрашия. Она даже себе боялась признаться, как вымоталась и устала сражаться в одиночку.
- А еще от  меня ушел кот и теперь я вообще одна живу.
Какие глупости порой болтают люди, лишь бы не повисало неловкое молчание..
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1

43

Она понимала. Казалось или хотелось – не важно. Она смотрела ему в глаза и говорила, что понимает. Сейчас большего и не требовалось. Клинт усмехнулся, найдя как раз непонимание. Пока только его тень, но та могла со временем разрастись. Он качнул головой, глядя на девушку сверху в низ, но ничего ей не сказал. Пусть верит и живет этой верой, в иллюзии безопасности, полагая, что никак не пересекается с его миром. Пока.
Хотя, на самом деле, Джен уже чуть ли не обеими ногами стояла в нем. Хотя, этот его взгляд со стороны мог привнести что-то новое. Например, тот самый способ, что лишал их общих снов и давал им обоим свободу. Быть может так лучше и правильнее.
Клинт поднялся, перекинул ногу и сел рядом на песок. Пожалуй, даже не смотря на то, что Дженнифер напилась, она меж тем рассуждала много трезвее его самого. Она действительно искала способ спасти себя, а он, пожалуй, искал способ быть с ней. Как угодно, где угода, когда угодна, невзирая на препятствия и явные опасности для обоих. Честно ли это? По отношению к ней.
Он не смотрел на нее, сидя спиной к Джен, и видел лишь волны, набегающие на песок. Пенясь, они отступали обратно и наступали вновь. Вода, он понятия не имел какое это море, океан и куда их вообще занесло, сливалась с небом, становясь с ним единым целом. Клинт глянул на свои ладони и стряхнул с них песок.
Клиника, снотворное, кот, паб рядом с домом, какой-то там парень, что составил ей компанию – Клинту не было место в ее мире. Да и что ей делать в его? Он жила обычной, нормальной жизнь, пока не связалась с ним. Быть может, было бы лучше, если бы Джен погибла там в Шотландии. Не от него руки, конечно. Не найди она его, стала бы очередной жертвой. Быть может, и он бы тоже погиб. Только почему-то им вместе удалось выжить. Ведьма и охотник.
- Еще есть амулеты, - заговорил он, глядя на горизонт и щурясь от солнца. – Есть разные символы для защиты от подобного. Мы используем их, но не изобрели. Как бы смешно не звучало, но охотники не брезгают знаниями ведьм. Да, мы их переиначиваем на свой лад, но пользуемся.
Клинт обернулся, упираясь одной рукой в песок и взглянул на Джен. Было бы честно поделиться с ней этими знаниями, запретить приходить к нему в сны, потребовать, что бы она разорвала эту связь. Было бы правильно. И он даже открыл рот, только вот ничего такого произнести не смог, глядя ей в глаза.
- Я думаю, тебе не стоит пренебрегать помощью, которая много действеннее моей, - продолжил он и каждое слово давалось сейчас с огромным трудом. – Ты должна думать о себе, Дженни. О своей безопасности, а не о том, что я хочу и не потакать своим подобным желаниям. Вероятно, Ей только это и надо. Она нашла наши слабые места и воспользовалась ими. Встречаясь таким образом, мы лишь играем Ей на руку и облегчаем задачу.
Клинт усмехнулся, глядя на девушку. Он бы мог сказать иначе. Мог бы оттолкнуть или намерено обидеть, чтобы та забыла дорогу и больше не поддавалась искушению. Только хотелось все сделать иначе. 
- Я не знаю, что Она такое и как с Ней совладать, - заговорил Клинт после секундной паузы. – Могу лишь предполагать ее цели и мотивы. Но что это дает? Я искал, но пока не нашел ничего, что подтверждало бы ее существование среди живых. Может быть нужно больше времени. Но есть ли оно у нас? Может быть единственный верный способ…
Лежит на поверхности? Он не смог произнести вслух очевидное. Лишь качнул головой, глядя на Дженнифер. Было какое-то странное, тягостное ощущение, что он смотрит на нее в последний раз.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим