Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим


Счастлив тот, кто предан снам летящим

Сообщений 31 страница 60 из 75

1

Счастлив тот, кто предан снам летящим

http://sa.uploads.ru/xEa6n.jpg

Счастлив тот, кто предан снам летящим,
Счастлив, кто предвиденья лишен,-
Мир его видений с настоящим,
С будущим и прошлым соглашен

Иоганн Гете к Шарлотте фон Штейн

1. Место действия: где-то в подсознаниях и снах Джен и Клинта. Оба на территории Великобритании.

2. Время и погода: 2016-2018
х 5-6 февраля 2016 - Могла только так она
х 12-13 февраля 2016 - Тебя не хватает мне
х 2-3 марта 2016 - Слушая наше дыхание
х 22-23 марта 2016 - Чему вовсе не быть
v 22-23 апреля 2016 - Не верь глазам своим

3. Действующие лица: Дженнифер Листер и Клинт Дамер

Отредактировано Morgan (2018-05-15 00:30:02)

0

31

Она сама шагнула к нему. Первая. Сама коснулась его руки и поднесла к своему лицу. Будто мысли читала… Хотя, может быть так оно и было. Она читала и дорисовывала декорации. Управляла его снами. Но не желаниями же? Нет? Клинт смотрел на Джен сверху вниз. Такую хрупкую, растерянную. Не перепуганную. Просто запутавшуюся. Пытающуюся разобраться, понять во что вляпалась. Объясняющая ему.
Ладонь сама собой скользнула по ее талии и притянула Джен ближе. Какой смысл скрывать желания и намерения? Он давно уже их обозначил. И она не была против. Или была? Ведь всегда исчезала, растворялась, останавливала его на полуслове. Клинт повел головой, зажмурившись на мгновение. Как все это понимать? Как объяснить? Хотя бы самому себе. У него ведь не было ощущения фальши. Он не чувствовал лжи. Не видел угрозы. Просто притянул к себе Джен и прижал. Крепко и бережно. Чтобы забылась хоть на мгновение, почувствовала себя в безопасности. Рядом с ним. С охотником. Ведьма. Абсурд.
- Тише, - шепнул он, скользнув пальцами по скуле, потом по шее и заставив приподнять голову. – Мы разберемся во всем, Дженни. Вместе. Я не откажусь от тебя.
Клинт улыбнулся. Что значит не откажусь? От решения проблемы? От оказания предложенной ранее помощи? От нее как от женщины? Он ведь даже не задумывался, а просто сказал. Слова сами сорвались. Они казались нужными и правильными. Просились. Как просились и все эти прикосновения, которым он не мог препятствовать. Хоть сон, хоть явь.
- Кто она? – шепнул он, заглядывая в голубые глаза. – Кто говорит с тобой? Кто лжет тебе?
Хотя, Клинт и так знал ответ. Та женщина. Вот в ней он увидел ведьму сразу. В мимолетном касание, во взгляде, в шепоте. Он первая вошла в его сны и обнаружила себя. Первая заговорила с ним там, а потом осмелилась смотреть на него уже наяву, затмив собой Джен. И в ней Клинт видел корень всех зол, не в Дженни. Она не испытывала страха. В темных глазах Клинт видел лишь злобу и ненависть, замешанные на могильном холоде.
- Анна? – Он назвал ее имя, но прозвучало то холодно. – Зачем ты слушаешь ее? Откуда она вообще взялась? Почему я вижу ее? Она обучает тебя? Втянула тебя во все это? Она такая же как ты? Может тоже управлять снами?
Конечно, отчасти Клинт понимал, что вот совсем всех их… нет, не ее. Не Джен. Их проблем не решить. Просто потому что та ведьма. Тоже. Как и Анна. Но последняя была в его глазах злом, а Джен иной. Просто иной. Той, что осознает, какой может причинить вред и умышленно его не причиняет. Это было существенной разницей лично для него в данный момент, да и в целом тоже. Хотя, его учили ненавидеть их всех без разбора. Видеть во всех потенциальную угрозу и уничтожать, просто чтобы пресечь. В будущем. Не важно, что было в прошлом и есть в настоящем. Играть на опережение, не давая шанса.
Как это сделать глядя Джен в глаза? Клинт склонил голову и коснулся ее губ. Легко, не настойчиво, будто боясь вспугнуть, потерятся. Сжимая чуть крепче, лишая возможности вырваться и при этом понимая, что та может растаять, оставив его в одиночестве.
- Мне все равно кто ты, - шепнул он и улыбнулся. – Мы найдем нужную информацию. Вместе, Дженни. Но ты права, Астрал, это пространство. Другой мир. В нем свои законы и свои чудовища. Буквально. Там все наши страхи, мечты, сны и все чем мы живем не только при жизни, но и после. Это не загробный мир, но и он тоже. Там все. Все что не материально, обретает там форму и иной смысл. Полагаю, мы все так или иначе связаны через него. Я не знаю, как. Это просто факт. Он не имеет научной базы и точных определений. Просто существует.
Все это он шептал ей губы и, лишь когда вдохнул, прижался щекой к щеке, зарываясь лицом в светлые волосы. Клинт подхватил Дженни и аккуратно усадил обратно на край стола, заставив чуть отклониться. Он улыбнулся. Довольно. Как охотник, что поймал наконец свою добычу.
- Расскажи мне об Анне, - уже куда серьезнее шепнул он, глядя в голубые глаза.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-05 03:07:35)

+1

32

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Он прижал к себе. Она окунулась в знакомое тепло, уткнулась ему головой в грудь, обняла. И успокоилась. Он ее успокоил одним жестом, что само по себе казалось странным, если не брать в расчет все произошедшее. Она прижалась крепче, хотя, вроде бы крепче было некуда.
- Кто она? – Говорить было адски трудно, он прикасался, наполняя ее прохладный мир жаром, окрашивая его в алое с оранжевым, она первая начала, знала, что так будет, и не смогла себя сдержать. Она соскучилась по нему, по его теплу, по холоду логических рассуждений, по горькой морщинке в уголке рта, когда он улыбался. Он был красив красотой хищника, готового каждую минуту, как к нападению, так и к ленивому созерцанию, и ей это нравилось. Наверное ей просто нравилось ходить по грани, она ведь прекрасно понимала, что все происходящее – наваждение, и в жизни будет совсем не так, но зачем тогда сдерживать фантазии во сне? Его пальцы ласкали ее лицо, от прикосновения его  губ ведьмочку  снова осыпало колючими мелкими мурашками, горько-сладкими, почти забытыми в ее  ежедневном противостоянии.
Он говорил ей в губы, умопомрачительный ход, не оставляющий шанса на побег, если  сердце просит его именно такого, вот такого, держащегося на самом краю бездны на тоненьком поводке разума, волевым усилием. Многие бы так смогли? Она не знала. Ей не с чем было сравнивать. такое огромное чувство к ней пришло только теперь, вот сейчас, что совсем не соответствовало ее собственной холодной логике. Но сердце шептало,  а тело наслаждалось его касаниями. Через тонкую ткань синей широкой хламиды его ладони, придерживающие ее за спину,  обжигали.
Джен попыталась приструнить разгулявшееся воображение, но успела только выдохнуть, как снова оказалась на столе. Клинт нависал над ней и снова улыбался, лукаво и хищно.
Попробовав сгрести остатки разума в кучу, Джен прошептала, не в силах оторваться от его глаз, чувствуя губами его дыхание:
- Клинт, милый, я не могу связно мыслить, когда ты так близко. Я вынуждена удерживать себя от себя самой, иначе мы никогда не найдем истока проблемы. –  Закусив губу и неуверенно улыбаясь, она погладила его, запустив пальцы в волосы, даже немножко дурашливо взъерошила их, по-детски чмокнула его в щеку  и отодвинулась с краешка стола, где он так провокационно прижимал ее к себе, поглубже, к центру столешницы. Джен не собиралась забираться на стол с ногами, это было бы уж совсем ни в какие ворота, ограничилась тем, что ноги как раз расположились так, что ими было удобно болтать. Она снова заметно занервничала, словно выбравшись из зоны излучения мужчины попала на ледяной ветер.
- Давай лучше я тебе покажу. – Слова давались нелегко. Картина жизни Анны была кровавой бойней, современному человеку кажущейся дичью. Клинт, конечно, другое дело, но он ведь и сам иной. Но что толку просить помощи и недоговаривать? Врач должен видеть суть, даже если проблема расположена в неудобном месте.
-  Сначала  как мы стали одним. Ты, вероятно, знаешь, чем грозит вселение умершей души в живое тело. В твоих книгах такое должно быть описано, так как, насколько я поняла, проблема не является такой уж редкостью для тех, кто занимается вашим ремеслом.Тебе должно быть известно, чем грозит подобное ожительство, и почему мне так остро необходима твоя помощь, милый.
  Она повернула голову в сторону,  откуда пришла, предлагая Клинту последовать ее примеру. Часть библиотеки, перетекающая в звездное небо, сменила объемная картина: Вот Джен приехала к знакомому домику, где ее ждали представители полиции и коронер, точно так же курившая сигарету з сигаретой. Они вместе пошли в дом, попеременно передавая друг другу водительские права прибывшей, на самом пороге их ей отдали,  и женщина коронер толкнула дверь. Разумеется, тело уже увезли, но в знакомой комнате царил невообразимый хаос. Повсюду валялись медицинские книги, анатомический атлас разлегся прямо на столе. Все говорили одновременно, Джен молчала. В изображении не было звука, потому Клинт не знал о чем именно ей говорили, ее лицо оставалось непроницаемым, что казалось удивительным, зная, какой живой мимикой оно обладает.
Вскоре банда полицейских уехала, прихватив с собой Джен, а мимо домика  спустя несколько минут  прошел мужчина. Почему-то складывалось впечатление, что он скрывался неподалеку и ждал, когда все уедут.  Некоторое время издали наблюдав за строением, обошел его, глядя себе под ноги, потом что-то обнаружил на земле и направился в сторону впоследствии сгоревшего дома.
Вечерело. Приехала Джен, припарковалась,  и некоторое время сидела за рулем, не выходя из машины. Затем вышла, но в дом не пошла, а направилась к озеру, блестевшему довольно далеко, но видимому через строй деревьев своей расплавленной в золото лучами предвечернего солнца поверхностью. Девушка брела, словно во сне, спотыкаясь о корни, вперед, рискуя сломать себе шею, не заметив какого-нибудь камня или ямы, и вскоре вышла в странное место. Даже теперь, видя одну лишь проекцию, Джен нащупала руку Клинта и переплела с ним пальцы, выдавая свою горечь. «Вот», словно говорил ее жест, «я сама сделала все, чтобы вляпаться». Конечно, это было явным преувеличением, она была латентной ведьмой, необученной, ведьмой по крови и этого у нее было не отнять. Но..
Девушка на изображении словно очнулась, замерев перед входом в огороженное менгирами круглое пространство. Оно сильно походило бы на кромлех, такой миниатюрный шотландский Стоунхендж, если бы не остатки дольмена, древней могилы, о присутствии которой тут намекала плита, стоящая на торце, приваленная сверху такой же мегалитической плоской плитой, смотрящая на входящих идеально круглой дырой, словно вороним глазом. Джен взмахнула рукой, открывая скрытый астральный план. Пространство за аркой ворот оказалось заполнено разнообразными сущностями, рассыпающимися перед идущим сквозь них живым человеком, не обладающим ясным видением и вооруженным лишь интуицией и инстинктами. Джен снова сжала руку Клинта,  молчаливо призывая его внимание. Девушка на изображении шла к отверстию в мегалите, даже не шла, ее вела высокая черноволосая женщина, почти тащила, словно на привязи. Сущности вокруг них  начали обретать  внятные формы, трансформируясь  в хоровод людей, облаченных в домотканые длинные одежды с капюшонами, а черноволосая напористо тащила Джен, словно жертвенного барана к плите перед отверстием, девушка, пребывая в состоянии отсутствия, споткнулась о ее  край и упала прямо на плиту, с размаху приложившись о стоящий на торце мегалит, и потеряла сознание. Крови не было.
Черноволосая победно улыбнулась, приняла общий поклон  капюшонов, синхронно поднявших руки вверх и произносящих что-то на распев. Звука не было, зато пространство наполнилось странным шумом, будто множество крыльев резало воздух над головами обоих наблюдающих. Изображение растаяло.
Джен снова подвинулась ближе к мужчине, обхватила его за пояс, прижалась щекой к обнаженной груди Клинта.
- Я пролежала там до темноты. Когда очнулась – ничего не помнила, вообще не понимала,  как я там оказалась, когда и зачем пришла. Знаешь, мне тогда казалось, что я слышала голос. Он вырвал меня из состояния осмысления утраты, как я теперь понимаю, изрядно притупившей мое внимание, чем Анна и воспользовалась, подцепив меня на проявления дара.  – Она пожала плечами,  не поднимая головы, - Иначе я бы ее просто не услышала. Я потом думала, что приснилось, знаешь ведь, есть такие сны, с дежавю, только вот огромные шишки во сне не набиваются. Я хотела поразмыслить о случившемся, но события свалились на меня.. на нас, лавиной и я забыла о ней  за хлопотами.
Она немного помолчала, собираясь с мыслями, касаясь его кожи какими-то рассеянными ласкающими движениями. Вряд ли отдавала себе отчет в том, что делала. Касаться Клинта казалось ей естественным, необходимым, так сказать, в фоновом режиме. Он для нее был якорем, привязкой к реальности, в то время как ее разум блуждал далеко, собирая обрывки и осколки упущенных картинок.

Отредактировано Navi (2018-05-05 11:25:20)

+1

33

Он снова улыбнулся. Не может связно мысли? Клинт чуть отстранился. Нехотя. Мыслить связно получалось, но трудности в этом деле тоже имелись. Ладони соскользнули с талии на бедра. Нет, отпускать ее он и не собирался. Ему даже нравилось, что мысли Джен путаются от его близости. Льстило и кричало о взаимности, облекая все ее прикосновения в доступные слова. Пусть даже во сне или где они там находились. Порой закрадывалась смелая уверенность, что наяву будет так же. А почему нет? Что помешает? Осознание того, что нельзя выскользнуть, растаять в любую секунду?
Но она все же нашла способ заставить его отодвинуться, выпустить и даже отвернуться. Клинт развернулся, чтобы видеть, что Джен хочет показать. Он привалился бедром к столу, присев на самый край и оставив одну ладонь на ноге девушки, чуть повыше колена. Хотелось касаться ее, ясно чувствовать рядом, а не только догадываться что где-то здесь есть и никуда пока не делась.
- Сожительство? – Перепросил он, бросая взгляд на Джен и чувству как по спине бежит холодок.
Знал, конечно. Но ничего хорошего. Он чуть нахмурился, признавая еще один довольно очевидный факт, который просто игнорировал ранее. Как просто и легко выходило игнорировать, смещая приоритеты. Как заманчиво было ослепнуть и просто не замечать некоторых вещей. Клинт отвернулся, но пряча взгляд, а не чтобы увидеть то что хотела показать Джен. Не хотелось сейчас говорить, что все это не обратимо, как не хотелось даже самому себе признавать насколько ситуация фатальна. Просто пользоваться оставшимся временем? А сколько его осталось?
И он смотрел то, что она ему показывала. Застыл рядом столбом и смотрел, особенно уже ничего и не чувствуя. Не хотелось чувствовать, глядя на все это. Он просто принимал факты. Холодные факты, режущие в кровь и не оставляющие уже никакого шанса на выживание. Единственным теплом, что он ощущал была ладонь Джен. Маленькая и хрупкая как она сама. Светлое пятно во всем этом мраке. Единственное что чего-то стоило и к чему стоило тянуться.
Он так и стоял, лишь развернувшись, когда все закончилось. Стоял и позволял ей себя обнимать, сам не чувствуя объятий. Ничто не умерло, просто замерзло и остановилось. Пожалуй, может быть так кто-то воспринимает тот самый диагноз, что неизлечим. Уже даже не прикидывая вариантов где будет хороший исход. Не веря и не надеясь ни на что. Просто видя конец всему. Неизбежный.
Ладонь скользнула по ее шее, губы коснулись виска. Осознание, что все это может быть в последний раз лишь обостряло чувства и желания. Клинт крепче прижал к себе Джен. Он все еще не знал, что сказать ей. Правду? Может умолчать, чтобы не отравлять то малое, что осталось? Не лгать. Но молчать. Он чуть отстранился, заглядывая в голубые глаза, касаясь ее щеки, даже улыбаясь.
«Лучше бы ты ее не слышала», - подумалось, но не сказалось. А смысл? Прошлого не изменить. Пока он там гонялся за оборотнем, всего в какой-то паре миль Джен сделала судьбоносный шаг, что изменил всю ее жизнь. А рядом не было никого кто мог бы удержать. Его помощь нужна была ей, там и тогда. Он все те последние сутки ходил рядом, но был одержим своей охотой. Опять не заметил, не увидел и не успел. 
- Что еще ты знаешь? – Только и спросил Клинт, не спеша делиться собственными знаниями.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

34

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она еле ощутимо пожала плечами, не поднимая глаз:
- Насколько я поняла, мертвая сущность стремится подмять под себя живую, отобрать тело, если мои наблюдения за происходящим верны. Можно  сказать, что я имею редкую возможность  рассмотреть  ситуацию изнутри, классифицировать ее и описать, что-то вроде постановки на себе рискованного опыта, который почти наверняка закончится летальным исходом. – Ее голос звучал суховато и сдержанно, в нем не ощущалось страха, лишь медицинская констатация факта. – Думаю, все же шанс у меня есть, я потому и пришла за помощью, мне не справиться в одиночку. – Джен отстранилась и подняла на мужчину спокойные голубые глаза. Без мольбы, без любопытства, в них плескались нежность и ожидание его ответа, хоть он уже несколько раз сказал «да», но он не представлял себе, что все так..
- Мне не хотелось бы омрачать твою жизнь своими проблемами, честно. Если бы был иной выход я бы воспользовалась им, чтобы.. Ну ты понимаешь? Чтобы не навязываться, не надоедать. К тому же,  я не хочу, чтобы ты относился ко мне как к смертельно больной, я вполне здорова и буду сражаться за свою жизнь. Собственно, я уже.. Мне нужны были сведения об Астрале,  чтобы знать хотя бы приблизительные рамки наших с ней возможностей в противостоянии. – Дженни снова потупилась, расчерчивая пальцем ладонь Клинта, лежащую на ее ноге. – Скажем так: имеет место некая конструкция, в которую я заперла Анну, и откуда она не может выбраться. Я – разум и тело, живые, она – сильная сущность, но.. – Тут ведьмочка совсем смутилась, и продолжила через полминуты, ухитрившись справиться с собой и сохранить ровность в голосе:
-  Анну казнили охотники, кажется, некие Дамеры во времена Кромвеля. Они ее гнали как дичь, она успела скрыться в Шотландии, где довольно долго жила, найдя приют у местных аборигенов. Иногда мне кажется, что это были остатки чистокровных кельтов, хотя да, идея так себе, не выдерживает критики, но вот ощущение, понимаешь? – Снова повисла пауза. Палец девушки
продолжал чертить странные знаки на руке мужчины. Палец оставлял зеленоватые мерцающие следы, можно было подумать, что где-то рядом из ниоткуда материализуется анфилада дверей различных эпох, и откуда-то тянет мерзким таким сквознячком, промозглым, сырым, напоенным запахом падали.
- Она уверена, что не сделала ничего плохого. Мора и голода не насылала, не призывала к древним силам, не вызывала демонов. Она считает,  что ее убили лишь за то что она – это она, носитель древнего дара, щедрого подарка богов. И  она ненавидит. Жестоко. Она мне говорила что  до встречи с охотниками не отличалась злобой, но когда она видит тебя ее начинает трясти. Клинт, ты когда-нибудь слышал, чтобы призрак бился в припадке жгучей ненависти? Это очень тяжело, особенно если ты сама ни причём к той древней вражде. Но меня несколько… м.. занесло. Вот что я увидела, наблюдая за ней, собой и тобой, ну то есть, взаимодействуя с тобой во сне.-Джен смущалась все больше и больше. Она ведь, все-таки, была еще очень молодой женщиной и почти не имела опыта общения с мужчинами. Про кокетство она слышала и видела его неоднократно, но оно было для нее неприемлемой глупостью, на которую жалко тратить время. Рассказывать охотнику сокровенные вещи голосом патологоанатома, беседующего с безутешными родственниками? Ее аж передернуло. Нет! Нет.
- Одного  разума, тела и желания жить мало для обуздания столь старой души, -поколебавшись, Дженнифер продолжала, уже явно смущаясь и почему-то говоря тише. – Но я.. мне.. Понимаешь, так странно.. – Он неуверенно хихикнула куда-то в сторону, и тут же вскинула глаза, открыто глядя мужчине в лицо, словно прыгнула в холодную глубокую воду :
- Мне помогает держать ее на привязи чувство к тебе. Это странно, невозможно, глупо, неуместно - назови как хочешь, но если к разуму и желанию жить добавить смысл существования, проблема оказывается не такой уж и неразрешимой. – Она смотрела, боясь пошевелиться, лишний раз улыбнуться, смотрела не отрываясь в его глаза, спокойно и честно, без грамма лжи или чего-то другого, наносного и такого же лишнего, как шестой  палец, к примеру.
- Я не могу просить тебя о чувствах,  понимаю, это слишком. Просто будь неподалеку, хорошо? Тогда я смогу.

+1

35

Она зачем-то снова и снова спрашивала его согласия. Клинт лишь нахмурился, вглядываясь в лицо Джен. Ну конечно, абсурда в ситуации было предостаточно. Может потому и выспрашивала? Потому и не верила его столь скорому согласию? Да и какая у него была причина ей помогать? В конце концов то, что он стоял над ней с ножом, а она целилась ему в затылок – никто не отменял. Они оба все прекрасно понимали и тогда, и сейчас. Просто не желали мириться с такой расстановкой? Вероятно. Почему?
- Ты не будешь справляться в одиночку, - вставил он.
Сказать прямо, что шансов нет язык не поворачивался. Хотя, быть может они и были, просто Клинт не достаточно разбирался в вопросе, не имел на руках всех карт. Она вновь заговорила, выводя на его ладони узоры. История Анны мало чем отличалась от подобных. Для Клинта не было в этом всем ничего нового и удивительного. Он принимал это просто как данность, сухой факт, который не способен изменить. Прошлое не переписать. Но из него можно сделать выводы и в настоящем не наступать на те же грабли. Только все равно пока Анна виделась врагом и злом, что пытается обрести плоть. Чужую.
- Чувство? – Переспросил Клинт, глядя на Джен и ощущая, как внутри все перевернулось и замерло.
Он не о чем таком даже не думал. Да, тянуло к ней и эта тяга порой смахивала на какую-то иррациональную, не здоровую одержимость. Оценить ее, проанализировать, разобрать по полочкам для самого себя время было, но Клинт ничего такого не делал. Он просто желал. Видеть, касаться, чувствовать именно ее. Сколько времени прошло?
Тогда была осень. Сейчас уже закончилась зима. За все это время он даже не взглянул на другую женщину. Не хотелось. Не интересно и скучно. Его мыслями и желаниями владела одна Дженни. Почему? Это самое чувство, что она обозначила, но своим именем не назвала? Клинт едва заметно качнул головой. Нет, не отрицая какие-либо чувства. Скорее не веря, что такое вообще возможно.
Никаких особых привязанностей к определенным женщинам он не замечал ранее. Даже не мог толком определиться кто больше ему по вкусу – блондинки, брюнетки или рыжие? Высокие или среднего роста? С пышными формами или… Ему было все равно. Нет, эстетические требования присутствовали, но общие и никогда не касались роста, цвета глаза или волос, размера груди, например.
Теперь уже отодвинулся Клинт, сжав ладошки Джен в своих. Ему совершенно не хотелось лгать той и в тоже время было сложно пока признать очевидное. Он лихорадочно пытался найти рациональное объяснение. Какой-то синдром, что развивается у спасателя к спасенному и наоборот? Так ведь бывает. Обманчиво чувство, обманчивая привязанность.
- Дженни, прости, - опять качнул он головой, глядя в голубые глаза. – Я не умею говорить о чувствах и вообще не разбираюсь в этом всем. Пойми…
Клинт осекся, сомкнув губы. Что он хотел ей сказать? Что их нет? Не так. Скорее уж, что сам не понимает и так глубоко не зарывался в происходящее.
- Не знаю, что ты должна понять, - тихо продолжил он, опуская взгляд. – Кроме того, что я тебя не оставлю добровольно и в здравом уме.
Клинт потянул ее на себя, кладя ладошки на свою талию и обхватывая девушку. Сгребая в объятия, прижимая к себе. Ему было так проще объяснить, без слов. Конечно, он их знал, просто не имел в своем активном словаре. Просто когда-то что-то такое читал где-то в книгах. Иногда задумывался, но потом начал умышленно игнорировать. Давно уже понял, что это все не про него, не про его жизнь.
- Хотя, - добавил он, уже шепча ей в ухо, - это ложь. Я должен буду оставить тебя лишь в своих снах. Ради твоей безопасности.
Клинт коснулся губами ее виска и прижался щекой к щеке. Странное, теплое чувство было. Он просто не искал ему точного названия. Привязанность? Пусть так. Именно к ней, к Джен. Просто потому что она не была похожа ни на одну женщину, что встречалась ему. Была особенной. Может быть, потому что являлась запретной и оттого особенно желанной.
- Анна права, - зашептал он вновь. – Ничто с тех пор не изменилось, и эта жгучая ненависть взаимна. Я вырос в ней. Нас всех так воспитывают из поколения в поколение. Мы все при чем и это длится слишком долго, чтобы теперь можно было найти действительно невиновных и незапятнанных. Ты сама видела, как я убиваю без сомнения и сожаления. А я видел, как убивают они ради забавы и развлечения. И мы будем продолжать убивать друг друга. Они нас, мы их. Всегда. Таков мой мир и мне жаль, что ты с ним столкнулась. Но мы его не выбирали. Разница лишь в том, что меня обучили в этом мире выживать, и я знал о нем с рождения. С тобой история другая и отношение мое к тебе иное.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

36

Интерлюдия
Анна
Глупая девчонка сделала все, чтобы предать род. Нашла своего охотник и все ему рассказала! Анна кипела бешенством. Она могла выбраться из своей конуры в любой момент, но ей было очень интересно, что же предпримут эти двое голубков, когда она подгадает нужный момент. А она точно подгадает, не сопливая девица, только и годящаяся на то чтобы вертеть задом и трясти сиськами, изображая из себя недотрогу. Что ж, у ЕЕ девки не было мыслей соблазнить охотничка, тот и так неплохо велся, но это вед все не то, это все розовые сопли с сахаром, к жизни не относящиеся, верно? А то как же! и чтобы ему не казалось, будто он знает и понимает о жизни охотника все, она, Анна, не только отберет у него правнучку, дудки! так легко мерзавец не отделается!
- Погодите, сладенькие. Мамочка скоро устроит вам.. как это теперь называется? М-м-м? Да, миленькие, глобальный штец.

Джен

- Я не просила тебя о ТВОИХ чувствах, Клинт,  я уже говорила, что н претендую и не хочу навязываться! –Джен тихо смеялась, уткнувшись носом  в обнаженную грудь мужчины и прижимая его все сильнее к себе, отмтая напрочь собственное утверждение. Он был ей очень, очень нужен, и ей не нужно былоскопищапустых  слов, да и к чему слова, если он одним своим объятием сказал ей все? Что толку решать о чувствах, если они есть? О чувствах молчат, они выражаются вообще не вербально, тайно истекают из всех пор тела, выражаясь делом, действием, прикосновение, и уж никак банальное «люблю» не заменит нечаянного взгляда или касания, или поцелуя. Джен и знала и не знала этого, она просто не умела иначе, была молчалива по натуре. Ее работа подразумевала минимум речи и максимум знаний, может потому она и не стала распространять и копаться в деталях? Верно, хватило одного жеста, которым он сгреб ее в охапку, словно решил защищать от всего мира. Наивный. Что он знал про реальный мир, в котором обитали монстры? И разве он мог хотя бы догадаться, кому обязан трезвостью рассудка?
Впрочем, подобное знание мужчинам вредно, они слишком любят свою мужественность и слишком ценят свой ум. 
- Мне достаточно своих. – Уже на грани слышимости, впадая в какое-то странное «предсостояние» пробормотала девчонка, неосознанно цепляясь начинающими крючиться пальцами  в волосы мужчине. Ее бил озноб, изнутри словно заливал лед, иллюзорные двери в анфиладе времен начали скрипеть и хлопать, словно белье на ветру, и Клинт не мог этого не слышать.
- Я не могу ее удержать.. – Вырвался хрип пополам с каким-то высокомерным хихиканьем, - не могу..
Ведьма перетекла в сгусток тьмы, в черную дыру, в которую затянуло охотника, лишив в момент любых ориентиров, подвесив в пустоте безвременья напротив огромных карих безжалостных глаз.
- Говоришь, ты ненавидишь ведьм, и всегда ненавидел, да?   - Анна сдерживала себя, но она ликовала и не скрывала своей радости, она выбралась из хитрого ящика Джен и пока была на свободе. Ее девка талантлива и какое счастье, что у нее мало времени! А этого.. Этого надо убрать, отшить, выкинуть, чтоб не мешал. -  Что ты знаешь о ненависти, глупый щенок? Я думаю, тебе не стоит прожить еще одну жизнь, чтобы понять как это «ненавидеть» по-настоящему. Надеюсь, гадёныш,  тебе понравится!
Ведьма ехидно улыбнулась, подула на мужчину и исчезла в темноте.
Время щелкнуло и побежало заново, разворачиваясь заросшей травой дорогой под копытами двух заморенных лошаденок. По сторонам стоял старый лес, а рядом худой незнакомый мужчина нахлестывал своего одра и не переставая говорил:
- Жена рожает, быстрее надо, быстрее, уже сутки рожает, повитуха говорит,  что ребенок лежит неправильно, за тобой послала.
Сквозь иллюзорную реальность проглянули иные звезды, и послышался издевательски-надменный смех черноволосой ведьмы,  а следом шепот:
- Ну что, малыш, внезапность, да? Тебе придется  побыть  немножко  мной, так что не удивляйся наличию груди и всего остального. Тебе предоставлен шанс поглядеть на ситуацию с моей стороны, и на своей шкуре понять  причину нашей с тобой взаимной ненависти.  И да, забудь про девочку. Она моя.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Анна

http://s8.uploads.ru/kbeI4.jpg

Отредактировано Navi (2018-05-10 21:22:33)

+1

37

Не просила, не говорила, не претендовала и не хотела… Клинт подался назад, отстраняясь и заглядывая в голубые глаза. Как вообще понимать этих женщин? Сама пришла, сама обнимает, сама целует и при этом ничего не просит, но прося все же. Издевается? Его хватка стала чуть жестче. Все эти игры и сны порой казались… Было в них что-то отталкивающее и противоестественное, болезненно не здоровое. Только как прекратить? Отпустить? Уйти? Он это уже сделал раз. И что потом? Перетерпеть? Переболеть? Само все пройдет со временем? Сколько? Как много его надо?
Здравый смысл ему твердил назойливо с первой же секунды. Он не слушал его. Он смотрел на нее и игнорировал все разумные доводы, все свои инстинкты. Даже сейчас. Особенно сейчас. Когда она просит о помощи, нуждается в ней, смотрит ему в глаза и дрожит в его объятиях. Сейчас хватка стала еще сильнее. Клинт притянул к себе Джен.
- Видимо, нет, - заметил он, отметая все ее жалкие попытки. – Иначе бы ты не приходила и не звала бы. Мы не в том положение, чтобы врать друг другу.
«Да, себе-то еще можно, иногда», язвительно влез все тот же здравый смысл. И ведь нашел же он момент. Самый не подходящий. Или то был не он? Не его здравый смысл? Не тот самый инстинкт? Анна? Она опять нашла лазейку и решила вмешаться.
- Дженни, нет, - шепнул Клинт, но шепот его прозвучал как-то требовательно и настойчиво. – Не уходи от меня!
Что спорить с тьмой и тем что таится в ней? Кто они такие, чтобы навязывать свои правила и условия игры? Она окутала их. Она пришла. Она забрала ее и вцепилась в него опять своей ледяной хваткой. Клинт зажмурился, чувствуя, как Дженни таит и исчезает. Он слышал ее голос. Анны. И чувствовал уже пустоту вокруг себя. Но глаз не открывал, будто бы это могло как-то защитить. Не вижу Зла, не слыша Зла… Да, но он слышал. Не произношу… Имени его? Ее, в данном случае. Даже в мыслях. Даже в них и в снах, и наяву цепляясь за образ Джен и вытесняя все остальное, что тянется за ней шлейфом. Пугающим и непонятным.
- Дженни! – Позвал он, игнорируя все, что говорила Анна.
Она несла ему кошмары. Она тоже хотела что-то сказать и показать. Но он не желал слышать и видеть, все дальше проваливаясь во мрак. Привычный ему мрак, что окутывал сознание по ночам и позволял не мучиться этими самыми кошмарами. Камень, подаренный Аарон, опять нагрелся и жег кожу. Клинт накрыл его ладонью.
- Дженнифер! – Уже выкрикнул он, пытаясь собственным голосом заглушить все остальное и даже уже не слыша толком ничего.
Далекое эхо того, что пыталась донести Анна еще звучало где-то. Стук копыт, другой голос, искаженный расстоянием и донесенный ветром сквозь шелест листвы.
- Она моя, - уже много тише ответил он на последние слова ведьмы, даже не разобрав что она там говорила до этого.
Утро не наступило внезапно. Была все та же ночь и та же комната, и камин, и раскрытая книга на коленях, и стакан с недопитым виски в руке. Кубики льда уже растаяли.
- Она моя, - повторил Клинт, понимая, что сон ушел и не понимая, как выбрался из той вязкой и мерзкой топи в которой его пыталась топить Анна. – Моя!
Он захлопнул книгу, поднес к губам стакан и залпом допил виски. Никаких свечей и запаха талого воска не было. На столике стояла привычная лампа с витражным куполом от Тиффани. Никакой Анны или Дженнифер. Только он. Наяву. Один. Ну если не считать пустого стакана, книги, горечи и назойливого вопроса: «как долго вся эта чертовщина будет продолжаться?!» Действительно. Сколько еще мертвая баба будет пить его кровь, донимая кошмарами и не давая... Чего? Хотя бы мысленно поиметь девицу? Горечь и разочарование сменились злостью и раздражением.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-05-12 21:42:49)

+1

38

22-23 марта
«Чему вовсе не быть»


После демарша прабабки Джен пришлось брать  больничный, так как, явившись утром на работу, она выглядела,  по словам коллег «как свеженький зомби», так что через пару часов она вернулась в свою маленькую квартирку в Ист-Энде, аккурат над пабом, и завалилась спать, предварительно отмерив и выпив успокоительную настойку, приготовленную по специальному рецепту там же, в клинике альтернативной медицины. Добрые коллеги еще и амулетик ей подарили, что-то типа «ловца снов», и как Джи не отнекивалась – пришлось взять. Зелье подействовало быстро, ведьма еле успела доковылять до своей узенькой постели и уже засыпая, сунула игрушку под подушку, с содроганием ожидая новой встречи с «родственницей».
Ей ничего не снилось. Совсем. Ни-че-го. Ее словно отключили от обоих миров, и, проснувшись только на вторые сутки, она чувствовала себя кубометром дров, бревном, или чем-то в таком роде. Искать красочные сравнения у нее не было сил, едва доползла до ванной, чуть снова не заснула под душем, заглянула на кухоньку попить воды, открыла холодильник, посмотрела с отвращением внутрь и снова побрела в комнатку, снова отмеряла себе свои  тридцать капель и снова блаженное ничего.
Примерно через десять суток  проснулась ночью от жуткого голода. Голова была ясной, дышалось легко, тело требовало еды, и Джен поняла – оклемалась, вернулась с призрачных дорого в обычную жизнь, и нет необходимости страдать и бояться засыпать каждую ночь, потому что теперь можно спокойно и без истерики работать и отдыхать.
Ее напрягал только один момент: Клинт.
Она не снилась ему с той страшной ночи в библиотеке, он был нужен, но если не принять зелье припрется призрак и снова обломает ей свидание, хотя о каких свиданиях речь? Какой мужчина в своем уме будет думать и ждать такое ходячее недоразумение да еще во сне? Добро бы в реальной жизни, так ведь нет! Одни грезы, и те испоганены.
Очень хотелось его увидеть. А настойка? Если отказаться от лекарства, все начнется сначала, а это означает лишь одно: лучше вообще не приходить! Он забудет ее, а может уже забыл, мало ли в жизни охотника интересного?
«А вдруг Анна ушла насовсем? Как ты узнаешь не проверив?» - говорил один голос
«Никуда она не делась, с чего бы ей уходить? Такие в три узла завяжутся, но своего не упустят» - говорил второй голос, вызывая у ведьмы серьезные подозрения на вой счет. Все это сильно походило на психическое расстройство, обнаружившееся еще в Шотландии и с перепугу игнорируемое, теперь распустившееся во всей своей красе. И ничего не было: ни гребаного Астрала, ни прабабки, ни мужика, чтоб его, влезшего в голову и сидевшего в мыслях как гвоздь, а было падение, сотрясение мозга и видения разной степени тяжести, вызванные прогрессирующим расстройством.
Джен сама испугалась своих выводов.
- Я в порядке, я не сумасшедшая!
Слова в тишине квартиры прозвучали робко и не убедительно.
В то утро она снова пришла на работу. Десять суток сна прошли для нее как один миг. Амулетик она захватила с собой, повесила его на шею в качестве украшения и говорила всем,  что он ей очень нравится, а сама внимательно следила, не проклюнется ли потусторонний голос и днем, как иногда бывало.
Нет, все оставалось спокойно. Джен в первый раз за полгода нормально поела, получая удовольствие не только от насыщения, но и от процесса. Через пару дней с нее сошла синюшная бледность, зато явилась непрошенная тоска. Хотелось хоть краешком глаза увидеть Его..
Но нет. Она исправно лечилась, носила свой амулет и пила капли, которые про себя прозвала «глушилкой», спала как убитая, ходила в клинику и даже занималась какими-то делами, но тоска подтачивала психику исподволь, еще раз напомнив о том, что химия организма – штука коварная, и радость ему так же необходима,  как и обычная пища. Радости у Джен не было, проклятый мужик не отпускал, сон стал нервным, не смотря на тяжелый туман, заливающий голову во сне.

Примерно в 20 числах марта у Листер начались срывы, и 22 марта она,  наплевав на показания коллег и собственный опыт,  отправилась в паб, но не в тот, что был под ее квартиркой, а в другой, на соседнюю улицу. Зачем? Она бы затруднилась ответить. захотелось – чем плохое объяснение? Нет, как познакомилась с очаровательным молодым человеком, она еще помнила, Да, точно помнила. Это все было очень мило и немножко банально – самое оно для случайного знакомства, но когда они с ее новым знакомым успели накидаться в труху – вот вопрос!
Джен не помнила, как пришла домой. Видимо, сработал автопилот, потому что тело закрыло двери, сняло ботинки и упало на кровать не раздевшись. И, что самое главное, про настойку она даже не вспомнила!

*  *  *

Джен очень долго брела по сырым каменным коридорам, спотыкалась, материлась шепотом, касаясь пальцами стен. Света тут не было, только далеко впереди мерцала светлая звездочка, и пьяная ведьмочка настырно брела вперед, намереваясь выбраться из промозглых катакомб, где что-то шуршит, пищит и  шевелится в темноте. Было страшно? Ха-ха!  Да было все равно, просто хотелось на воздух, вот потому что-то, по чему она иногда шла, возмущенно пищало, стремясь вцепиться в ногу.
Выход напрыгнул на ведьму или она вывалилась из двери – суть одна: она стояла у кромки пальмового леса, перед ней расстилалась полоса пляжа, а у моря стоял к ней спиной Клинт. Ветер трепал его волосы и светлые штаны, отчего у Джен перехватило дыхание. Стараясь не шуметь, она добралась до него, обняла за пояс, прижалась лбом к ложбине позвоночника. Вздохнула рвано. Она не знала, что сказать.
- Это я. – Все, что удалось прошептать. В горле застрял ком, а глаза щипало. «»Наверное, солнце слишком яркое» - Трусливо оправдывалась перед собой Джи, думая о том, что же сейчас будет.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-05-14 23:18:18)

+1

39

Он не считал дни, но точно знал какое именно сегодня число и сколько уже прошло с их последней встречи. Он больше не чувствовал ее присутствия рядом, но почему-то был уверен в том, что все хорошо. Это никак нельзя объяснить с помощью логики и причинно-следственных связей. Если только жестко придерживаться и свято верить в народную мудрость – отсутствие плохих новостей уже хорошая новость. Может быть, именно тем он себя и утешал. Только при этом не заострял внимание на том, что в общем-то способ получения хоть каких-то новостей у них один и он не работает. Почему? Это был опасный вопрос, поиск ответов на который мог завести очень далеко.
Имеющимся временем Клинт распоряжался с умом. Проштудировав домашнюю библиотеку, она взялся за внешние источники информации. Как-то так сложилось, что излюбленным его местом был Оксфорд. Конечно, ничего эдакого там на виду не лежало и не стояло даже рядом. Но если знать, что ищешь и знать где искать – можно найти. Он знал. И это знание подкрепляла вера в существование всего того во что большинство людей не верят. Она словно бы позволяла замечать то, что обычные человек мог пропустить. Обращаться внимания на некоторые определенные странности и уже из них выводить свои закономерности.
Сведений было мало. Крайне, удивительно, странно мало. Будто кто-то или что-то оберегало эту область. Призраки, полтергейсты, фантомы в целом и по отдельным, сугубо субъективным классификациям, оценкам и описаниям, которые не находили широкой поддержки и не имели под собой хоть сколько бы серьезную доказательную базу. Все это можно было с легкость свести к одному – слухи, сплетни, суеверия и страшилки для впечатлительных дам. Ему же нужны были факты. Чем надежнее, тем лучше. Уже из них можно было вывести что-то определенное.
Клинт уже не раз и не два, скорее доброю сотню, перебрал в памяти каждое слово Джен, каждый миг проведенный с ней. Да нет, не из-за какой-то там романтической тоски. Он просто пытался сложить единую, общую и в то же время достаточно детальную картину происходящего. Сопоставлял ее определения и оценки ситуации, делая скидку на отсутствие знаний и веры. Она ведь не верила. Сама в этом призналась. Она называла вещи теми именами, какими бы их называл обычный человек, рожденный и воспитанный за пределами его мира. В общем, так и было. Джен находилась где-то между. Турист попавший вдруг на свою малую родину и не знающий не законов, ни обычаев, ни даже языка.
Картинка не сходилась. Подставляя одну часть пазла, Клинт понимал, что другая выбивается. Раз за разом он перечитывал перед сном всякие истории про призраков. Ведь Джен называла Анну призраком. Но ни в одной он не встречал ничего подобного. Пусть даже то был отчасти приукрашенный вымысел. Меж тем, люди даже сами не понимая довольно часто сталкивались с этим явлением и по разному пытались его объяснить, исходя из уровня своей образованности, внимательность и языковых способностей. Пару раз он натыкался на довольно скользкие и пространные даже не описания, а скорее намеки на то, что по ту сторону есть нечто большее. Другие? Не только те, что уже известны? Но не было никаких деталей, даже сомнительных подсказок где искать правду дальше.
Отложив очередной сборник страшилок, Клинт выключил лампу у кровати и закрыл глаза. Он еще не готов был уснуть. Он опять прокручивал все это в голове, пытаясь собрать воедино все кусочки мозаики. Не выходило. Снова не получалось. Обступившая его со всех сторон тьма отчего-то наполнилась шелестом прибоя. Он не видел моря, но чувствовал солоноватый привкус в воздухе и тепло. Отчего то знал, что если сейчас откроет глаза, то увидит не собственную спальню, окутанную ночным мраком, а полуденное солнце. Он даже чувствовал его прикосновение к своей коже. Приятное, согревающее. Не успев его распробовать, Клинт почувствовал прикосновение ее рук. Они скользнули по талии. Он накрыл ладони своими и улыбнулся, не спеша открывать глаза.
- Дженни, - выдохнул Клинт, скользя пальцами по тонкому запястью. – Ммм… Моя Дженни.
Как не странно, но мысли не сбились и никуда не ушли. Он хорошо понимал, что хочет ей сказать и о чем им очень нужно поговорить как можно скорее. Хотя, это вовсе не значило, что приступать к разговору следует немедленно. Ведь можно еще несколько мгновение насладиться этим моментом. Ее прикосновением и теплом. Призрачной, обманчивой близостью, которая может исчезнуть в любую секунду.[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

40

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Ужасно хотелось плакать так, как умеют только дети: самозабвенно и навзрыд, выкладываясь полностью и без остатка вкладывая себя во взрыв эмоций. Почти материальное прикосновение  к нему причиняло почти боль, до того оказалось острым, сладким, желанным до крика. Она прижалась плотнее, от его рук по ее рукам снова бежали острые мурашки,  и голова напрочь отказывалась соображать, словно бродяга-ветер, прилетевший из неведомых далей унес все посторонние мысли, оставив их вдвоем между небом и морем, словно в первый день творения.
Джен всхлипнула, повозилась, пытаясь вытереть слезы о плечо и не разомкнуть рук. Ей навязчиво казалось, что стоит выпустить добычу из рук – и только его и видели, а она.. ну она пришла не за тем, чтобы играть в прятки.
Клинт произнес ее имя, как-то мягко, что тронуло ее до глубины души, и ее словно прорвало, потому что именно сегодня, так уж сошлись звезды, она была бесстрашна как  пьяный ландскнехт. Строго говоря, она и была нетрезва, не сказать бы больше, и ноги ее держали плохо, потому она, недолго думая,  провела прием, которому их обучали на курсах самообороны, через подножку уронив мужчину на песок. Если бы он ждал такой подлости от хоббита по имени Дженнифер, то она могла бы на него прыгать хоть год, он бы вряд ли даже пошатнулся, но он не ждал, а потому Джен записала себе в актив маленькую победу. Не теряя времени и пользуясь представившейся возможностью, она нахально забралась на него, нависла  сверху, опираясь на ладони, что уперла в песок с обеих сторон его головы:
- Нам надо поговорить, я знаю. Только давай немножко потом? Я так соскучилась..
Как можно любить во сне? То есть, сама постановка вопроса бредовая: провести с живым человеком сутки длинной почти во всю жизнь, до того они оказались насыщенны, а потом, уже во сне, влюбиться как кошка? Или оттого что им все время кто-то мешает такая жажда? Отчего? Нет ответа. И какой тут может быть ответ? Разве то притяжение, некий магнетизм, без которого не может быть страсти, без которой, в свою очередь, любовь становится пресной обязанностью или перерастает в братскую? Джен не хотела от Клинта братской любви. Она хотела его всего, прямо тут, на песке, без всяких глупых слов, а потом можно будет и поговорить. Ну невозможно же хотеть до беспамятства и раз за разом не получить даже нормального поцелуя? Бредятина! Каждый может целоваться во сне, каждый! А они нет. И вживую не могут. Между ними расстояния и обычаи их семей. Склонившись над ним, касаясь губами его лица то тут, то там, она грустно и немного  насмешливо процитировала:
- "Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец, непримиримой розни".

Тебе это ничего не напоминает, а? Единственное отличие нашего случая – возраст, а так почти по Шекспиру. Надеюсь, исход будет все же несколько порадостнее, а то даже.. – Она перестала говорить. Болтать почти лежа на нем, было невозможно, слишком много желаний он вызывал. Но она все равно пыталась. Наверное от смущения и пьяной отваги, совсем не в своем стиле, на трезвую голову она никогда бы так не поступила, а тем более с охотником, к которому питала чувства. Бред.  Она – ведьма, он – охотник. И тут ее проняло.
- Я поняла. – Джен пыталась донести мысль через поцелуи и хихиканье. - Это не Ромео и Джульетта, а Красная шапочка. И, по логике вещей, в нашем случае Волк – это я! Рры!
Хватит! Сколько можно заниматься глупостями! Джен, еле сдерживаясь, коснулась его губ своими, осторожно и бережно, боясь потерять время, пока он не опомнился окончательно, закрыла глаза от удовольствия. Ей так давно хотелось его поцеловать! И сейчас не было ни капельки стыдно за то, что она сама проявил инициативу. Что тут такого? И разве есть что-то стыдное в любви, тем более,  когда тебе говорят «моя Дженни»? Что может быть яснее?

+1

41

Клинт нахмурился услышав за спиной не то всхлип, не то что-то на него очень похожее. Он даже успел начать поворачивать голову, скользнув пальцами по женской руке. В следующее мгновение он уже лежал на песке, а Джен сидела сверху. Как такое могло случиться? Ну только в их безумных снах, где-то на гране реальности и откровенных фантазий.
Он глянул на нее с некоторым… Сомнением? Недоверием? Пытаясь понять кто именно перед ним? Дженнифер или та тварь, что порой подменяет ее? Хотя нет. Анна всегда была отдельной, самостоятельной единицей в этой «реальности». Это наяву она каким-то образом завладевала телом Джен, глядя на мир своими холодными глазами, полными яда и ненависти ко всему живому. Перед ним же сейчас была именно Дженни.
Ладони легли на женские бедра, скользнув к талии. Поговорить? Нет, в такой позе ему точно не говорить с ней хотелось. Желания же никуда не делись. Они все время были рядом и напоминали о себе всякий раз, стоило только дотронуться до Дженнифер. Но все время им нужно было о чем-то поговорить. О важном. В другие же моменты являлась Анна, ломая прекрасные сны дикими кошмарами. Но сейчас ее не было.
Клинт улыбнулся, крепче хватая девушку за талию и прижимая к себе. Он осторожно перевернулся, бережно подминая ту под себя. Светлые волосы веером рассыпались по песку. Теперь уже он коснулся ее лица кончиками пальцев и поцеловал. Осторожно и бережно. А потом приподнял голову и заглянул в голубые глаза.
- Ты что пьяна? – Спросил Клинт, странным образом почувствовав привкус алкоголя на своих губах.
Сколько пьяных девиц было у него? Не счесть. Трезвых? По пальцам одной руки. Почему? Ответ до банальности прост. С первыми было много проще. Они настолько увлекались своим сиюминутным желанием закончить сутки определенным образом, что Клинту даже каких-то особых усилий прилагать не требовалось. Да, семидесятые точно сделали свое дело и это как нельзя лучше облегчало жизнь мужчине, не ищущему серьезных отношений на длительный срок. Впрочем, женщины тоже были не в обиде. Видимо.
Только именно с Джен и именно так не хотелось. Теперь уже Клинт приподнялся, упираясь ладонями в песок и сидя верхом на девушке. Опять же, осторожно, чтобы не раздавить ту своим весом. Поза была до боли знакомая. Разве что сейчас он не прятал за спиной нож и не решал дилемму в стиле Гамлета. Бить или не бить. Этим самым ножом. 
- Все не так, - заметил он и хотел было сказать об одном, но чуть качнул головой, словно останавливая себя. – Хотя нет, именно так. Противостояние есть. Но скорее не семей, а видов. И есть в этом что-то расистское, как мне казалось с самого детства. Только переубеждать кого-то это все равно что выйти одному против целого войска. Против собственной семьи, Джен. А она все, что у меня есть, когда-либо было и будет. Пойми, их традиции, обычаи, законы… они не на пустом месте возникли. Большинство людей даже не знаю рядом с кем живут бок о бок. А знания это тоже сила.
Клинт замолчал на мгновение, вглядываясь в светлые глаза девушки и словно пытаясь найти там понимание, а не осуждение. Ненависть Анны была вполне оправдана тоже и он сейчас не собирался кого-то оправдывать или оправдываться самому. Он хотел обрести именно что понимание. Ее. Оно было бесценно. Жизненно важно.
- Та, которую я… мы тогда убили, - продолжил он, после короткой паузы. – Я выслеживал ее несколько месяцев. И есть еще другие законы и другие люди, которые имеют иной взгляд на мир. Они все знают и даже нашли более-менее приемлемый способ сосуществования с нелюдями. Хотя, в нем имеются изъяны. Порой очень опасные. Для ничего не знающих людей. По их законам убивать подобных ей, запрещено. Такие как я вообще вне этого, другого закона. Но! Это важно, пойми. Она убивала. Развлечения ради. Людей. Беззащитных и ничего не подозревающих. Я не знаю, когда бы кто-то другой додумался и понял, что она творит.
Клинт наклонился, упираясь в песок уже локтями. Зачем он все это выговаривал пьяной девице?
- Я никогда не убивал никого, кого считал… - Клинт осекся, отведя на мгновение взгляд в сторону, но тут же вновь посмотрел на Джен. – Мы все опасны. И они, и люди. Просто созданы такими этого факта уже не изменить никак. Но одно дело, когда ты знаешь, чего можно ждать, а другое дело – нет. Я никогда не трогаю тех, кто не вредит умышленно беззащитным. Но тебе лично могут навредить лишь за то… что мы вот так валяемся на песке. И мои, и твои.
Он коснулся светлых волос, рассыпавшихся по горячему песку. Хотелось больше. Много большего. Только можно ли? Нужно ли? Куда честнее и даже порядочнее просто убить пусть хоть и потенциально опасное, но еще не перешедшее черту существо, чем то что делал сейчас Клинт, глядя на Джен подвергая ее жизнь опасности одним своим поцелуем.   
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

42

В каком-то смысле ситуация повторялась. Вольно или невольно, Джен все время возвращалась к их единственному близкому физическому контакту, состоявшемуся, словно в другой жизни и до сих пор вызывающим противоречивые чувства. Отсутствие жалости и.. Что это было? И почему смесь запахов кожи, одежды стали и крови так запомнилась? Твердость губ, ясность глаз.
В тот раз он не показался ей красивым, наоборот, он откровенно бесил и в какой-то момент она прокляла Гиппократа с его утопическим служением  людям, только это не имело значения,  Джен все равно в той ситуации чувствовала себя медицинской сестрой под обстрелом, обязанной выволочь с поля боя всех пострадавших, пусть даже ценой своей жизни. Почему так? Инстинкт, видимо. Поколения Листеров оставались военными врачами,  долг въелся в них словно пороховой дым.
- Я понимаю. – Ведьмочка попыталась пожать плечами, вышло что-то невнятное, больше похожее на копошение гусеницы в мокром песке. – Иногда мы должны делать то, что должны. Иногда нас не спрашивают – делай, и все. – Она еще не отошла от предсказуемого, ожидаемого, но все равно такого волнующего переворота на песок. Судя по первоначальной реакции мужчины, он учуял ее состояние, и Джен осенило, до нее дошло что, как и почему случилась сегодняшняя встреча, первая за почти целый месяц.  Все встало на свои места, пазл сложился. Она оторвала взгляд от губ нависающего над ней мужчины, облизнула свои, внезапно пересохшие, и попыталась донести до него свое открытие, начав, правда, очень издалека.
- Если бы мы не убили ее, она бы убила нас. Она пришла мстить, и в ее намерения не входило оставлять кого-то в живых, это ведь очевидно. – Маленькие твердые ладошки ведьмочки легли на напряженные обнаженные бока мужчины. Он показался ей слишком горячим, и она не отказала себе в удовольствии гладить его спину, заодно согревая собственные руки. – Остальное, что ты говоришь, наверное тоже правда, тебе конечно видней, я никак не пересекаюсь с вашим миром. К счастью. Единственный из живых, кого я знаю – это ты, а из неживых – моя веселая старушенция. Но я нашла способ ее приструнить, и знаешь, он вполне замечательно себя показал. Конечно, метод не без изъянов, так сказать, имеется  несколько жирных «но».  В  моем приеме против этой астральной паразитической сущности срабатывает принцип отсутствия. Это что-то вроде твоих обычных снов, то есть, я в таком случае снов не вижу, сплю как бревно, понимаешь? - почему она сказала про паразитов? По ассоциации? Слишком была похожа эта ее прабабка на обычных глистов? Вполне возможно, Джи не задумывалась, особенно, когда мужик, которым она бредила,  вот так нависает сверху, и напряжение между телами, словно электрическое поле. Одно резкое движение – и..
- И потому не могу приходить к тебе во сне. Сегодня.. – Она замялась, подбирая слова. Рассказывать про развесёлую пьянку с Айеном, как-то страшновато было, но честная натура Дженнифер все равно взяла свое. – Сегодня я сорвалась. – Джи перевела глаза, избегая взгляда Клинта, вперила собственный взгляд в огромное и чистое  небо, накрывающее их сказочный остров куполом синевы. Незаметно под девчонкой появилось что-то вроде коврика для йоги, только побольше размером, видимо, ей было жестко лежать на песке. Откуда-то к берегу чуть в отдалении выкатился огромный полупрозрачный полосатый мяч, откуда он затесался,    Джен не смогла объяснить. Она собралась с духом и, как ни в чем ни бывало, легко, даже слегка игриво продолжила, делая вид будто ничего особенного и вовсе не произошло.
- Не смогла больше выдерживать, понимаешь? Я не могу не приходить, я тебе уже говорила. Это не пустой треп. Я не буду приходить только если ты мне об этом скажешь, это я тоже говорила.. Кажется.. В общем, я забрела в один знакомый и бар.. э.. «MayDay», да, он на соседней улице, и надралась. Нет-нет, я веселилась  не одна, мне составил компанию один милый юноша, так что я не законченная пьянь. Но я о другом. Я не приняла свое зелье, забыла, понимаешь? Честно сказать,  даже не помню, вытащила ли ключ из замка стой стороны двери  или нет. И забыла про снотворное. – Ведьма вздохнула. Не признаться она не могла, а признавшись, ощутила себя под взглядом этих любимых  глаз бытовой пьяницей. Чтобы сгладить неприятный момент, она попыталась прояснять свои действия конкретнее и запуталась еще больше:
- Зелье мне сделали в моей новой клинике, назначили коллеги, когда узнали, что я плохо сплю. Сам понимаешь, это не я плохо сплю, это мне плохо спят, но не признаваться же, еще решат, что у меня поехала крыша, верно? Я сделала вид, что они меня раскололи,   они  поржали, рассказывая о чудесном цвете моего лица, а потом  составили мне микстуру на травах, которые отключают, закрывают  меня от Астрала начисто. Анна живет в Астрале,  а не во мне – «пока что» - потому, сам понимаешь, в закрытое сознание ей хода нет. Но, с другой стороны, и я не могу перейти через астральное пространство, чтобы найти тебя.. Потому я так давно не приходила. – Закончив свой сбивчивый рассказ и  поймав взгляд Клинта,  ведьмочка легонько потянула его  на себя. Ей хотелось его тепла, хотелось подчерпнуть его силы и уверенности в себе, его бесстрашия. Она даже себе боялась признаться, как вымоталась и устала сражаться в одиночку.
- А еще от  меня ушел кот и теперь я вообще одна живу.
Какие глупости порой болтают люди, лишь бы не повисало неловкое молчание..
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1

43

Она понимала. Казалось или хотелось – не важно. Она смотрела ему в глаза и говорила, что понимает. Сейчас большего и не требовалось. Клинт усмехнулся, найдя как раз непонимание. Пока только его тень, но та могла со временем разрастись. Он качнул головой, глядя на девушку сверху в низ, но ничего ей не сказал. Пусть верит и живет этой верой, в иллюзии безопасности, полагая, что никак не пересекается с его миром. Пока.
Хотя, на самом деле, Джен уже чуть ли не обеими ногами стояла в нем. Хотя, этот его взгляд со стороны мог привнести что-то новое. Например, тот самый способ, что лишал их общих снов и давал им обоим свободу. Быть может так лучше и правильнее.
Клинт поднялся, перекинул ногу и сел рядом на песок. Пожалуй, даже не смотря на то, что Дженнифер напилась, она меж тем рассуждала много трезвее его самого. Она действительно искала способ спасти себя, а он, пожалуй, искал способ быть с ней. Как угодно, где угода, когда угодна, невзирая на препятствия и явные опасности для обоих. Честно ли это? По отношению к ней.
Он не смотрел на нее, сидя спиной к Джен, и видел лишь волны, набегающие на песок. Пенясь, они отступали обратно и наступали вновь. Вода, он понятия не имел какое это море, океан и куда их вообще занесло, сливалась с небом, становясь с ним единым целом. Клинт глянул на свои ладони и стряхнул с них песок.
Клиника, снотворное, кот, паб рядом с домом, какой-то там парень, что составил ей компанию – Клинту не было место в ее мире. Да и что ей делать в его? Он жила обычной, нормальной жизнь, пока не связалась с ним. Быть может, было бы лучше, если бы Джен погибла там в Шотландии. Не от него руки, конечно. Не найди она его, стала бы очередной жертвой. Быть может, и он бы тоже погиб. Только почему-то им вместе удалось выжить. Ведьма и охотник.
- Еще есть амулеты, - заговорил он, глядя на горизонт и щурясь от солнца. – Есть разные символы для защиты от подобного. Мы используем их, но не изобрели. Как бы смешно не звучало, но охотники не брезгают знаниями ведьм. Да, мы их переиначиваем на свой лад, но пользуемся.
Клинт обернулся, упираясь одной рукой в песок и взглянул на Джен. Было бы честно поделиться с ней этими знаниями, запретить приходить к нему в сны, потребовать, что бы она разорвала эту связь. Было бы правильно. И он даже открыл рот, только вот ничего такого произнести не смог, глядя ей в глаза.
- Я думаю, тебе не стоит пренебрегать помощью, которая много действеннее моей, - продолжил он и каждое слово давалось сейчас с огромным трудом. – Ты должна думать о себе, Дженни. О своей безопасности, а не о том, что я хочу и не потакать своим подобным желаниям. Вероятно, Ей только это и надо. Она нашла наши слабые места и воспользовалась ими. Встречаясь таким образом, мы лишь играем Ей на руку и облегчаем задачу.
Клинт усмехнулся, глядя на девушку. Он бы мог сказать иначе. Мог бы оттолкнуть или намерено обидеть, чтобы та забыла дорогу и больше не поддавалась искушению. Только хотелось все сделать иначе. 
- Я не знаю, что Она такое и как с Ней совладать, - заговорил Клинт после секундной паузы. – Могу лишь предполагать ее цели и мотивы. Но что это дает? Я искал, но пока не нашел ничего, что подтверждало бы ее существование среди живых. Может быть нужно больше времени. Но есть ли оно у нас? Может быть единственный верный способ…
Лежит на поверхности? Он не смог произнести вслух очевидное. Лишь качнул головой, глядя на Дженнифер. Было какое-то странное, тягостное ощущение, что он смотрит на нее в последний раз.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

44

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Легкое пушистое облачко сгустилось над головой Джен, оставшейся лежать и смотреть в небо. Она внимательно слушала мужчину, севшего к ней спиной, и глядящего на волны, набегающие на песок. А может, он смотрел вдаль или ловил обрывки запахов иных миров и берегов - не важно, даже было не важно что он отошел, отстранился. Он был поблизости, его присутствия хватало, чтобы обрести хотя бы временное спокойствие. Ведьма молчала, трезвела рассудком,  возвращая себе  обычное хладнокровие и отметая прочь чувства и эмоции, раз уж охотник говорит о серьезных вещах. Она ведь за тем к нему и пришла, разве нет?
Джи перевернулась на живот, теперь перед ее глазами оказалась полоса пальмовой рощи, в которую вдавался пляж. Она уложила голову на руки, опустила взгляд, переводя его от созерцания пальмовых стволов песок,  разглядывая крупные  белые песчинки в тени Клинта и такие же, только пронизанные солнцем – рядышком с его тенью.
- У меня есть амулет. – Вставила она, как только была озвучена соответствующая информация. – Он чем-то похож на Ловца снов, и мне кажется, зарекомендовал себя неплохо. А то, что  одними и теми же знаниями пользуются обе стороны – разумно. В конце концов, Флеминг своим изобретением спас не только жизни британцев, но и немцев, воевавших против коалиции, так что сложившееся положение  как раз не удивительно. Скорее, было бы странно не воспользоваться знаниями.  Впрочем, наверное,  все это поэзия, к реальной жизни никак не относящаяся, особенно глупо звучащая от меня. – Она хмыкнула, прикидывая, как наивно звучат ее выкладки. Но чтобы ее смутить в вопросах познания требовалось нечто большее кажущейся глупости вопросов или выводов. Анализ поможет выделить главное, нужно сначала собрать информацию, базу, которую необходимо подвергнуть анализу, а базы, как раз, и нет. Не то даже чтобы совсем нет, стоило впустить назад старушку – и пожалуйста, энциклопедия отборных знаний была бы к услугам нерадивого потомка, но смысл происходящего как раз требовал исключить участие предков в вопросе.
- Наверное,  ты говоришь правильные вещи, Клинт, я даже уверена в этом. Но вся сложность как раз в том, что мне неоткуда взять информацию. Собранные мной сведения скорее относятся к фольклору, сказкам или пособиям для начинающих шарлатанов. По крайней мере, так оно выглядит и на первый и на второй взгляд. Мне не с чем сравнивать, а ты в прошлый раз обещал помочь. Да, я кое-как сумела нейтрализовать прабабку, не вдаваясь детально,  кем она стала теперь,  куда  девается, когда не висит у меня в голове и каким образом разрываются связи между нами  с помощью химии. Я понимаю твое беспокойство, и, поверь, в состоянии оценить.. – Говорить на мгновение стало очень сложно, тихий голос ведьмы почти съел звуки моря и ветра. – В состоянии оценить заботу м-м-м.. обо мне, но, согласись, без знаний я слепа и иду в никуда. Долго на таблетках тоже не протянуть, если сидеть и ждать, то проще дождаться ее триумфального возвращения, чем исхода. Практика показала – ее можно заблокировать, осталось понять – как. Но ты и сам предложил. – Она не смотрела на него. – Не приходить. Только это все равно, и я только что пояснила почему. Впрочем, я не буду навязываться. – Джен перевернулась на бок, и села, обхватив колени руками. Уходить она не спешила, не считала нужным, и, раз пришла, может быть, они смогут найти хоть какой-то путь, не такой примитивный, как снотворное. А потом до нее дошло кое-что, о чем она пока не думала,  увлеченная собственной битвой за выживание:
- Я не подумала вот о чем. – Чуть помедлив, ведьмочка предположила. – Наверное,   помогать ведьме – нарушение внутреннего кодекса Охотников, так что, в каком-то смысле, ты идешь против течения. – В голосе сквозила улыбка, но он был тверд, а сама девушка казалась спокойной.
«И правда. Возможно, он оберегает ее – и они не увидятся больше. Возможно, он разочарован – и они не увидятся, бессмысленно. Может быть, он просто не может ей помочь, переоценил себя и промахнулся? Почему нет?» Только ответ все равно один: они видятся,  наверное, в последний раз, ведь в любой момент маленький мир, заблокированный Джен, может вскрыть какое-нибудь бродячее чудовище, способное изуродовать не только ее, но и охотника..
- Я подвергаю тебя ненужному риску. Прости.
Она сожалела. Неприглядная правда собственного трусливого эгоизма потрясла ее до основ, ей и в голову не приходило, что она играет и его жизнью тоже, не говоря о ранее сказанном,  об их семьях. Открытие, мягко говоря, не принесло радости, наоборот, усугубило внутреннее отчаяние. Ладно, у нее нет никого в этом мире, только призрачная Анна, без которой Джи спокойно могла бы прожить, а у него? «Большая семья, кажется, он говорил? Наверное и невеста есть. А может даже супруга..»
Хотелось двигаться. Она встала, подошла к самой кромке воды. Ветер бросил в лицо брызги прибоя, ноги лизнула вода.
Джен нужно было отдышаться и принять решение, а она тянула, уговаривая себя, что лишняя минута не сыграет роли.

+1

45

Он проводил ее взглядом, совсем не спеша отвечать или бежать следом. Так и сидел, опираясь на собственные колени и глядя вперед. Только теперь не туда где вода и небо сливались воедино, а на женский силуэт на фоне этой синевы.
Как легко все переворачивалось с ног на голову. Извращалось. Менялось. Становилось не тем, чем хотелось бы и чего ждал. Все всегда складывалось не так. Всю его жизнь. Клинт отвел взгляд от силуэта и взглянул на мелкий песок, нагретый солнцем. Всю жизнь он только и жалуется, пытаясь убежать от того что имеет и совершенно не ценит. Не знает, что ценить и как. Даже этот момент в обманчивой иллюзии где можно все, стоит лишь забыться на мгновение.
Клинт вновь поднял взгляд, скользнув по узкой женской спине. Она не подумала? Ей ведь и не нужно было думать. Это он все знал, а не она. И риски осознавал куда лучше. Но меж тем шел на поводу своих желаний, забыв совершенно о здравом смысле. Опять убегая, опять обманываясь, отгораживаясь от очевидного.
- Ты подумала не о том, - повысил он голос, глядя Джен в спину. – Я говорил тебе о другом!
Клинт поднялся на ноги, стряхивая песок с брюк и шагнул к воде. Когда он в последний раз видел что-то подобное? Ну точно не в последнее время. А видел ли вообще? Если и да, то забыл, как и многое другое. У него это не плохо получалось.
- О тебе, - выдохнул он ей в макушку, обхватывая со спины и прижимая к себе. – Вот как ты все умеешь перевернуть?! С самого первого дня, Дженни. Ты все…
Он усмехнулся, ослабил хватку и развернул девушку к себе, чуть наклонив голову. Сколько в ней было в дюймах и граммах? Она действительно такая хрупкая и маленькая или то очередная иллюзия? Он вообще помнит, какая она на самом деле, реальная?
- Послушай, что я тебе говорю, - шепнул Клинт, заглядывая ей в глаза. – Просто услышь! Дело не во мне. В тебе. Всегда было дело только в тебе. С самой первой минуты, как увидел тебя. Ты понимаешь? Я тебя уберечь пытаюсь. Всегда пытался. Ты ведь не понимаешь, не знаешь, Дженни. И ты заблуждаешься, полагая, что не имеешь никакого отношения к тому миру в котором живу я. Теперь ты тоже в нем. Выходит еще даже до того как мы встретились, ты оказалась в нем.
Он коснулся светлых волос, обхватывая девушку за талию одной рукой. Пока уже было разрушить ее попытки самообмана. Это у него было время страдать ерундой всю юность. У нее его нет. За нет так и видится холодная, мертвая тень Анны, даже если той нет рядом.
- Моя семья не самое страшное, - улыбнулся он. – Хотя да, нам обоим тут стоит опасаться. Есть чего. Но дело не в этом. Существуют вещи куда хуже. И я далеко не все знаю о них, а ты не хочешь в них верить.
Клинт прижал ее крепче. Ладонь легла на затылок, запутавшись в светлых волосах. Он вдруг понял, что не важно место. Пляж, лес, библиотека, старый ом в Шотландии. Важно с кем ты. Кто дорог для тебя на самом деле и ради кого ты готов сходить даже до Ада и обратно.
- Услышь меня уже, женщина, - шепнул он, склоняясь еще ниже. – Забудь все, что ты когда-то знала. Этот мир другой. Фольклор, сказки, легенды и мифы наша реальность. Чтобы понять, как быть, нужно разобраться, что такое эта твоя бабка. Но даже у меня информации крайне мало. Мы должны ее искать, детка. Да, среди всего того пособия для начинающих шарлатанов. Читая между строк и отбирая наиболее вероятный бред среди кучи еще большего бреда. Начни уже верить, Дженни. Одно то, что мы встречаемся вот так должно ну как-то побороть твое недоверие? Могу поцеловать для убедительности. [icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

46

Джен уткнулась головой ему в грудь, ответно обнимая и прижимая к себе.
- Не нужно меня целовать, - головы не подняла, прижавшись крепче и слушая  стук его сердца (разве можно слышать стук сердца любимого во сне?), - ты поцелуешь – и я снова забуду все, о чем хотела спросить. Нет-нет, я знаю, что ты меня не целовал, знаю. Хочу, но пока не надо, хорошо? У меня какое-то странное сдвоенное чувство появляется, когда тои губы так близки. – Она неуверенно хихикнула, думая как раз о вещах серьезных. Он говорил про отрицание, не принятие происходящего вопреки самой природе творящегося. Как можно просочиться в чужой сон, использовать свой ведьмовской дар и начисто отрицать саму вероятность совершенного вот только что действия? Тем не менее, у Джи получалось, только она не признавалась сама себе, оставляя себе же место для маневра.
- Хорошо. Предположим, я приму происходящее, приму твою заботу и защиту. Да ну, бред! – Ведьма сжалась в руках мужчины, отчаянно стараясь не поддаться на провокацию. – Этого не может быть, потому что не может быть никогда! Если я приму как аксиому самому возможность творить магию, это будет означать, что все мифы и легенды – правда, да? Что мир полон существ вроде злобных гоблинов, келпи и даже эльфов? – Она вскинула голову, смотря на Клинта с недоверчивым любопытством. – И они живут среди нас, обычных людей? Да-да, я помню: я – ведьма, что никак не может считаться чем-то «обычным». Прости, Клинт, мне действительно очень трудно поверить  предложенную теорию. Проще смириться с мыслью, что я схожу с ума и все придумала, вместе с нашими снами, этой ненормальной старухой и  оправданием своего бытового пьянства. А что? В этом случае все прекрасно укладывается в схему, наравне с зелеными человечками и леприконами. – Двигаться не хотелось, мир вокруг наконец остановился и замер, словно парализованный сплетением рук и тел, напоенный теплом двоих. Даже, казалось, море замерло в броске на сушу, будто бы поджидая удобного случая. Мужчина тоже замер, будто бы ждал продолжения, молчаливо предлагая девчонке выговориться. Джен цеплялась за него и говорила, публикуя мысли и чувства, о которых, мстилось, давно забыла:
- Иногда я не уверена в том, что видела ту женщину. Ну ту, рыжую, которую мы.. убили.   И вообще, все, что было сделано тогда -  сделала не я, но моими руками. Меня не оставляет чувство словно я спала, и все равно  брала тебя за руку,  предупреждая о гостях, когда услышала на крыше шелест кровли.  И потом: честное слово, я не умею стрелять, но в тот момент мою руку,  словно кто-то направлял.. Нет! не так.  – Она закашлялась в волнении, вызванном старым воспоминанием, - Я сама стреляла, вторая часть меня, боле циничная, спокойная, уверенная в себе. только вместо мушки я  использовала такую специальную  трубку, знаешь, как в снайперской винтовке? Оптический прицел! Точно. С расчерченной системой координат и ночным видением, когда промахнуться просто невозможно, оттого я и оставалась спокойной. Ты ведь помнишь, света почти не было, я стрелял со светом в спину, загораживая собой дверь, а вы были очень быстрыми. Иногда я вспоминаю и знаешь чему удивляюсь? Своему хладнокровию и пониманию, что все правильно , иначе и быть не может. Но стоит отойти на шаг – и мир, такой гармоничный только что, кажется бредом пьяного сказочника, понимаешь?
Чуть разжав руки, но не выпуская Клинта из объятий,  Джен запрокинула голову, глядя мужчине в глаза.
- Это я говорю для того чтобы ты понимал: не требуй от меня признания новой стороны мира тут же, мне нужны факты, понимаешь? Что есть этот мир? Почему в нем происходят подобные процессы? Почему меня не выбрасывает отсюда,  и мы имеем возможность видеться?  А еще я бы хотела расспросить тебя о твоей жизни, если можно. – Голубые глаза смотрели требовательно, однако тон оставался мягким. Все, связанное с Клинтом, учитывая просмотренные картинки из его детства,  интересовали ведьму, а еще  подхлестывали личные мотивы, но задать в лоб вопрос «а женат ли ты» она не осмеливалась, выжидая  подходящий случай. – А ты можешь спрашивать меня, если хочешьчто-тоуточнить. Я сегодня излишне сумбурно излагаю.
Ведьма улыбнулась и мило
потупилась.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1

47

Не нужно? Он и удивился, и разочаровался, и опечалился одновременно. Ядовитая смесь как-то неприятно полоснула, заставив чуть нахмурится и взглянуть на приютившуюся в его объятиях девицу с некоторым сомнением. Не нужно! Уголок губ едва заметно дернулся. Но ему-то было нужно. И обнимать ее, и целовать, и все остальное тоже. Сколько там прошло? Даже не дней и не недель. Месяцев! Будто отравленный ею, Клинт не хотел смотреть ни на одну другую. Он желал лишь единственную. Но ей было не нужно…
Она хотела разговоров. Опять. Как обычно. Приходила лишь за ними и исчезала, стоило сделать хотя бы один неверный и слишком однозначно настойчивый шаг в ту сторону, что была интересна ему. Последняя выходка остудила пыл надолго. Хотя… Было в ней что-то. Желанно-запретное. Тоскливо-необходимое. Семья.
Клинт зажмурился на мгновение, поднимая голову. Она хотела знать о его семье. Нет, жизни. Но именно семья и была его жизнью, его миром из которого не выбраться. Он сделал глубокий вдох, разомкнул объятия и шагнул в сторону. Волны мерно набегали на песок и отступали обратно. Вот и они, то набегают с жадностью друг на друга, то разбегаются в разные стороны.
Он опустился на песок, увлекая за собой девушку. Возможно, это был тот единственный шанс, которым стоит воспользоваться. Быть может, это не он должен был помочь ей, а она ему. Клинт глянул на Дженнифер, словно пытался убедиться, что не ослышался. Он никогда и никому не рассказывал о своей жизни, своем мире и своей семье, что слились воедино как вода с небом на далеком горизонте. Ни единой женщине. Такой просто никогда не было в той жизни о которой Джен спрашивала сейчас.
- Да, - кивнул он, едва слышно произнося слово. – Некоторые мифы и легенды более чем правда. Магия существует, как и все те, кого ты перечислила. И еще много кто, о ком ты точно слышала, но никогда не верила в их существование. Они все далеко не безобидные персонажи сказок и диснеевских мультиков.
Клинт даже усмехнулся, глядя как волна отступает обратно и сталкивается с той, что подкатывает уже к берегу, растворяется в ней, смешивается и с новой силой налетает на песок. Он держал ее за руку, крепок и бережно, а потом просто поднес эту руку к губам и осторожно коснулся. Задержал на мгновение, чувствуя тепло от прикосновения. Накрыл второй рукой и спрятал в своих ладонях.
- Они живут среди нас и для меня это обычно, - продолжил он, глядя на белую пену на гребне. – Это не предложенная теория. Это мой мир. Я в нем родился и вырос.
Клинт замолчал на мгновение и посмотрел, наконец, на Джен. Да, он живет среди сказок, легенд и мифов, что чаще принимают форму кровавых кошмаров и обязательно заканчиваются одним и тем же, смертью. Пока не его, но быть может всяко.
- Один раз, - довольно тихо начал он, глядя в голубые глаза и видя только их, будто всего остального никогда не существовало, - я не смог выстрелить. Видимо, тогда мне недоставало твоего хладнокровия. Мне как раз мешало понимание, что это не правильно. Я знал, что если выстрелю, то попаду в брата. А он ждал. Он был готов к такому исходу. Но я умышленно промазал и не единожды. Лишь ранил, То, что убило собственных родителей и соседей. А Оно когда-то было просто ребенком. Девчонкой с этой же улицы из дома на против. Понимаешь, Джен? Ей было только пять, мне было пятнадцать и я должен был выбирать. Смерть этой твари и моего брата или в следующую ночь поляжет пол квартала. Ты об этой жизни хочешь услышать?
Его губы чуть дрогнули, обозначая усмешку. Какую-то горькую. На секунду подумалось, что как раз из Джен бы вышел хороший охотник. Циничная, хладнокровная и понимающая все правильность происходящего. Пожалуй, тогда Клинт даже не понимал полноценно, что произошло. Он расценил это как… Она его спасла? Спасла их обоих? Нет, она просто цинично и хладнокровно выстрелила, увидев опасность, угрозу, цель. Не задумывалась и не металась, пытаясь принять правильное решение. Оно у нее было. Вместе с четким пониманием происходящего и знанием о том, кто он есть.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

48

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Он выпустил ее из объятий не сразу, но все-таки выпустил, как показалось девчонке, пряча раздражение, и потянул за собой, предлагая сесть рядом. Теперь они сидели бок о бок  на песке, и он рассказывал. Джен слушала не перебивая, стараясь увидеть  мир с позиции другого человека, мир в мире, который для него был вполне обыденным, а ей до сих пор  казался чем-то не реальным. Она тихо сидела рядом, стараясь поставить себя на его место, пытаясь посмотреть его глазами, переживая сказанное, колеблясь, а потом все-таки решилась вставить вопрос:
- Постой, - растерянность в голосе не передавала всю полноту потрясения от только что услышанного. – Ты хочешь сказать, то есть.. м.. прости.. ты сказал, это с тобой произошло в 15 лет? И тебе пришлось выбирать? А девочке было пять лет? – До нее все никак не доходило, поверить в ребенка-монстра, как он говорил, способного уничтожить весь квартал за сутки она не могла. Ну.. не то что бы совсем не могла, люди порой тоже попадались исключительные, но в 15 лет выбирать между жизнью и смертью, хладнокровно и целенаправленно – это не укладывалось в ее голове. Она подобрала колени, обняла их руками и положила сверху подбородок. Так и сидела чуть ли не в позе эмбриона, смотрела на бьющиеся волны, а потом осторожно покосилась  на мужчину. «Сколько ему лет? Тридцать? Больше? Так и не понять. Это как же получается? У него совсем не было детства? Раз в пятнадцать лет он уже выходил на охоту, значит..» Очевидно, оружие вошло в его жизнь гораздо раньше, и пока остальные мальчишки конструировали что-то, читали, стремились, бегали на свидания,  он, словно заводная игрушка, отрабатывал навыки убийцы. Девчонка снова перевела взгляд на море пополам с небом. Где-то высоко летела какая-то крупная морская  птица, но с песка было не понятно какая. Джен поему-то вспомнилась чайка в бурю, которую она однажды видела на побережье, и которую здорово напоминал сидевший рядом мужчина. Заодно вспомнилось тепло его рук, снова воскресившее толпу мурашек на спине. Джен вздрогнула. Образ чайки-Клинта  истекал одиночеством, как кровью.

- Но как же так? - Потрясенно шепотом спросила ведьма, спросилатак тихо, что сомневалась, что ее вообще услышат.  -  Неужели твоя мама  могла допустить, чтобы у тебя совсем не было детства? Ведь если в пятнадцать ты умел стрелять по живым – она поежилась – людям, значит, обучение началось гораздо раньше, да? Не могу поверить.. Это.. Клинт..
Она растерялась. Что ему сказать? Вряд ли он нуждается в утешении, а она своими глупыми сентиментальными вопросами может быть, лишь разозлит его. Да и что она знает об Охотниках?
Сглотнув ставшую горькой слюну, Джен оторвала взгляд от волн.
- Извини, что спрашиваю. - Ведьма поежилась, постепенно начиная осознавать опасность, которую лично для нее мог  представлять этот человек. Еще не вполне полно, зато весьма осязаемо. Вспомнился и нож в заведенной за спину руке, и твердость взгляда, да вообще разные мелкие детали, теперь сложившиеся в почти цельную картинку. Она вздохнула, словно набираясь храбрости, потому что помнила тот его сон, самый первый, в котором побывала. – А во что превратилась эта.. – Подавить дрожь все-таки не удалось. – Этот ребенок? - Джи предпочла более безличную форму для обозначения. Не для него, для себя. Сказанное охотником отдавало дикостью и, в то же время, почему-то казалось логичным в рамках его мира, того самого, в котором, по словам Клинта, она, Дженнифер, увязла обеими ногами.

- Расскажи,  что было дальше. – Смущение скрыть не удалось. Мало ли, как можно истолковать ее интерес? Как простое, жадное до новостей любопытство, или осторожный скепсис, а, может быть, и просто вежливость? Ей стало страшно. Показалось, будто она стоит на высоченной узенькой стене, балансируя обеими руками, чтобы не сорваться вниз, а там, внизу, стену ломает море. И выхода нет, по стене не пробежать, но можно спокойно идти, если не зацикливаться на ширине кладки и высоте, потому что есть проводник, вот он, рядом. Главное не паниковать, главное выслушать и попытаться принять, уловить его точку зрения. -  Пожалуйста.

Отредактировано Navi (2018-05-28 20:18:08)

+1

49

Он молча кивнул, глядя на Джен. Да, именно это Клинт и хотел, и говорил ей сейчас. Ему было всего пятнадцать, ей всего пять. Дженнифер отвернулась и затихла. Клинт не спешил продолжать, он ждал пока она все это переварит и осознает. Поймет и примет. А смысл вывалить горы информации? Чтобы та попрыгала по верхам или утонула не видя дна? Нет.
Клинт отвел взгляд и уставился на едва различимую линию горизонта, где сливалось небо и вода. Пятнадцать. Это было давно. Он бы может и забыл тот случай, как забыл многие другие. Только вот запомнил. И вовсе не потому что ему было пятнадцать, а ей пять. Из-за Аарона. Из-за того, что случилось дальше. Что он сказал ему. Клинт чуть повернул голову и бросил взгляд на Джен. Нет, пожалуй об этой части истории он умолчит.
Клинт опять усмехнулся, задерживая взгляд на голубых глазах. Да, именно так и выходило. Его начали обучать еще раньше, нормального детства не было, а мать… Она просто не имела права голоса тут. Но нужно ли все это говорить Джен?  Если нет, то зачем вообще рассказывать? И что рассказывать? О чем умолчать, что открыть?
- Да, как-то так, - вставил она и тяжко вздохнул.
Его мать могла и допускала. По факту, ее заменила Сюзанн и обучила, по своему.
- Ее обратили, - продолжил Клинт с удобного ему места. – Девочку. Мэги. Мэган. Мэлани. Я уже не помню имени. Обратили в вампира.
Он отвернул лицо и зачерпнул ладонью теплые мелкий песок. Тот заструился между пальцев и через считанные секунды ладонь вновь была пустой. Если бы Клинт хотел его удержать, то просто бы сомкнул пальцы, а не наклонил ладонь, позволяя остаткам высыпаться обратно.
- Этого нельзя делать с детьми, - заговорил он вновь, зачерпнув вторую горсть песка. – Нельзя обращать до определенного возраста. Знаешь, у них тоже есть свои законы и некоторые их придерживаются ради того, чтобы не привлекать к себе внимания и нормально жить среди людей. Но не все. Я не знаю зачем обратили ребенка. Знаю лишь, что в таком возрасте вампиры не управляемы и крайне опасны. Они обладают огромной силой и невероятной жаждой. Их не остановить уговорами или угрозами. Только убить. Иначе они будут убивать всех, до кого смогут добраться. Ты представляешь последствия? Думаю, вполне можешь.
Клинт поверну голову и взглянул на Джен. Тут не надо было обладать какими-то особыми талантами или знаниями, чтобы понять масштаб катастрофы. Уже через сутки бы в таблойдах началась истерика, а через считанные часы и на улицах бы. Хотя, как правило, все такие случаи скрывались и замалчивались, хвосты подчищались, дела аккуратно закрывались.
- В принципе, они почти как носферату. Сильны, голодны и тупы, - усмехнулся он, глядя на горизонт и щурясь от солнца. – Да, есть и такие. Примитивный вид и более развитый. Вообще, если вампир сыт под завязку его не отличить от человека. Говорят, те что примитивные пошли от Матери или как там ее. Вроде что-то Богини и они ей даже поклоняются. Они более древние и их легенды или как там это можно назвать, уходят в древний мир, в Египет, кажется. А те что разумные от Отца. Цепеша, который был, якобы, проклят Дьяволом. Первые упоминания о детях Влада появились… не помню, может веке в шестнадцатом или семнадцатом. Сравнительно недавно. Да, ты не ослышалась и правильно поняла. Вот тебе миф, роман, байка и при том моя реальность. Я не шучу, Дженни.
Клинт сделал глубокий вдох и все так же глядя на горизонт, отряхивая ладони от песка.
- Аарон убил ее, - он вновь вернулся к начатой истории. – Разрядил в девчонку чуть ли не всю обойму. Их можно убить, если повредить мозг или сердце, отрубив голову. Они вовсе не бессмертны. Убить можно любого, если точно знать как. Этому меня и учили с детства. Знать и практиковать. Отличать одно от другого и выбирать наиболее действенный способ ликвидации. А потом прибирать за собой. Тогда мы инсценировали пожар. Взрыв от газа и огонь уничтожил все улики. Но сначала, пришлось вынуть из детского тела все пули. Уже тогда мы понимали, что с ними ну как не очень все будет похоже на бытовую случайность с неисправностью газопровода или халатность самих хозяев дома.
Клинт повернул лицо, взглянув Джен в глаза. Чего он ждал? Все того же понимания, хотя не удивился бы иной реакции. Клинт не строил иллюзий на свой счет и ему не нужны были ее иллюзии.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

50

Сказанное Клинтом отдавало сюрреализмом, и год назад Джен высмеяла бы кого угодно, да того е Клинта, заяви он ей нечто подобное. Хотя нет, не высмеяла бы. Посочувствовала, посоветовала бы дельного психиатра или, скажем, подходящую клинику для нервных расстройств. То, о чем он говорил, не укладывалось в привычную схему мира, оно отдавало мерзко сладковатым привкусом тлена и было слишком ярким, слишком много в нем было краплака и алого, слишком все походило на сказку и лавку мясника одновременно.  Этого не могло быть, просто потому что не могло быть никогда! Но было! Было! И она тоже была, такая, новая, способная разрушить любого человека, пробравшись к нему в голову во сне, как червь в яблоко! Могла! Черт побери, еще как могла! Но не делала. Боялась. И не хотела.  Умом Джен понимала: ихние с Клинтом посиделки на пляже почти верх ее способностей, если их не развивать. Ей всего 24, и времени у нее… И времени у нее почти нет, потому что рядом сидит охотник, а охотники..
Девчонка ужалась посильнее, стараясь не делать резких движений. Страх гнездился в сердце, страх потерять еще раз, так и не обретя. Мысли метались от вампиров к охотнику и назад, стараясь найти хоть что-то понятное в рассказанном им.
- Интервью с вампиром какое-то.. – Пробормотала Джи, крепко обнимая руками колени и собираясь в живой ком, старающийся выглядеть как можно более незаметно. – Рассказ про Клодию.
Ей вдруг подумалось, что все происходящее – плод воспаленного  воображения. Слишком много теперь говорят о вампирах, просто волна какая-то пошла, сам собой напрашивается вывод, что все это неспроста. Внезапно ведущие киностудии мира словно с цепи сорвались, и несколько лет усиленно  снимают все подряд именно о вампирах, пока фильмы расходятся как горячие пирожки.. Словно их подхлестнул кто, натыкал носом, указал тему.
- Мне сложно, Клинт, очень сложно принять сказанное тобой. Пойми правильно.  – Она запнулась, не зная, как донести до него свое недоумение и не разувериться в собственной вменяемости, а, заодно, и во вменяемости самого мужчины. Головы она так и не подняла. Как опустила взгляд на песок во время рассказа о девочке-монстре так и сидела. Только костяшки пальцев побелели, потому что она сжала кулаки, до боли впиваясь ногтями в ладони. Она не хотела верить, и не могла не верить! Он не лгал. Надо отдать ему должное: он всегда был честен с нею. С самого начала. Снова в памяти всплыл тот его  холодный оценивающий взгляд, широкая теплая и очень твёрдая рука на горле,  нож. Он убил бы, не дрогнув, и ушел бы не оглядываясь,  и не сожалея. В шкале его ценностей таким как она места не было. Наверное, последнее соображение и подстегнуло Дженнифер, она взбунтовалась против индейки-жизни, против охотников и против своей собственной природы, о которой не просила!  – Это значит, все, во что я верила всю свою жизнь, не имеет веса.. Вампиры, носферату.. Цепеш? Это тот самый, что насаживал турок на колья? Про него много чего написано, и в летописях он, если я правильно помню, упоминается именно как кровопийца, но Клинт.. – Ведьма резко вскинула голову, требовательно и моляще глядя на него, - как он мог стать вампиром? А если стал, то кто постарался? Почему Европа выжила, если одна тварь способна резать людей как овец и жрать-жрать-жрать без остановки? Кто такая эта их Матерь? Что я вообще несу?! – Она отдышалась, успокаиваясь.
- Прости. Все слишком.. Действительно через край. Ребенок-вампир, которого убивают два пятнадцатилетних охотника, которые потом выковыривают из трупа серебряные пули! Клинт! КАК я должна принять ТАКОЕ? Это дикость, первобытный бред! – Но она верила. Каждому слову. Поверила в ту секунду, когда он сказал про инсценировку несчастного случая и извлечение серебра из тела. Просто знала: на такое способны только обученные люди и психопаты. Клинт на психопата похож не был, зато очень напоминал доктора Эндресона, патологоанатома и криминалиста в Листеровской клинике. В момент, когда она поняла и приняла мир, о котором твердил ей Клинт, в ней самой будто бы сложилась головоломка, щелкнув, стала на место какая-то скрытая пружина, и в то же время,  что-то надломилось, словно внутри появилась червоточина. Будто мало ей было собственного..
Она снова уронила голову на руки. Бессильно. А что тут можно было сделать? Нужно было слушать и запоминать, усваивать и постараться не попадаться в сферу интересов охотников.
- А твой брат? – Тихо поинтересовалась Джен, тщательно следя за своим голосом. – Он похож на тебя? – Ее пальцы легли на песок, устав сжиматься в кулаки.  – Вы, наверное, очень дружны? - Вряд ли Клинт мог бы быть с кем-нибудь дружен. Джен четко чувстввала его ауру одиночки, не парии, а настолько самоуверенного и сильного, что он ни в ком не нуждался. Но ей было интересно и было ей, что уж скывать, страшно. Она ведь такая, как есть, а в его мире.. Ну про это она уже думала.
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1

51

Она не верила. Он видел это, чувствовал. Даже не не верила. Она не могла поверить. И это было нормально. Именно потому его мир до сих пор, на протяжение многих последних столетий скрыт от глаз большинства. Они просто не могут, не хотят верить. Такие как Джен. Люди. Самые обычные, нормальные, простые. Они сами себе выдумывают чудовищ, пишут о них романы, снимают фильмы, но по настоящему не верят. Так что выходит скрывать все это совсем не сложно. Дженнифер была просто идеальным доказательством давно известной истины того, как легко закрываются глаза на правду и вытесняется очевидное, лишь бы хрупкий мирок оставался прежним, пусть и лживым насквозь.
Клинт усмехнулся, скользнув взглядом по женскому профилю. Она отрицала, отнекивалась, но пыталась удовлетворить свое любопытство, потому что ведь была же одной ногой в его мире. Она боялась. Но его или этого мира? Клинт протянул руку, но замер на полпути, так и не коснувшись ее плеча. Очень хотелось. Останавливал лишь все тот же страх. Он боялся, что та может инстинктивно отпрянуть. Сработает просто банальная самозащита. Он ведь не друг ей. Он угроза. Еще пару секунд он сомневался, борясь с искушением, а потом все же пошел у него на поводу.
Ладонь легла на женское плечо, скользнула по спине, между лопаток до самой талии и замерла. Он чувствовал ее напряжение и лишь вновь усмехнулся. Она была рядом, но теперь как-то слишком далеко. Не убегала, не исчезала, но и не льнула к нему с поцелуями. Все изменилось.
- Да, тот самый Цепеш, - подтвердил Клинт, глядя на Джен. – Реальный человек, доживший до наших дней благодаря сделке с Дьяволом, как говорят. Именно так он стал вампиром и Отцом им всем. А их Мать или Богиня, она миф. Может быть. Я не знаю точно никто не знает. То есть знаю, но далеко не все. Никто не знает всего, Дженни. Но такие как я были всегда и мы всегда оберегали людей от таких как они. Да, иногда людей резали как овец. Жрали и жрали, пока кто-то не останавливал. Мы останавливали их. Хотя, некоторых и не надо останавливать. Некоторые никого не трогают и не берут больше, чем им просто необходимо для выживания. Иногда их тоже убивают, просто потому что они не люди. Но я не трогаю. Делаю вид, что не вижу, не замечаю их, пока нет реальной угрозы.
Он обхватил девушку за талию и придвинул к себе, не прилагая собой силой. Может быть во сне она была так легка, почти невесома? Но то была лишь видимость. Почему-то казалось, что Дженни много сильнее, чем кажется на первый взгляд.
- И вампиров не убивают серебром, - улыбнулся Клинт, ощутив рядом тепло ее тела. – Только оборотней. Хотя, любому почти можно просто отрубить голову. Жить без нее, знаешь ли, как-то несколько проблематично. Так что, французы, изобретя свою гильотину, просто какой-то подарок сделали человечеству. Даже все Они ее боятся по сей день, наверно.
Ладонь скользнула по спине и вновь замерла на талии. Его объятия хоть и были бережными, но меж тем властными. Никуда отпускать Дженнифер Клинт не собирался и даже мысли такой не допускал. Нет, не потому что та была ведьмой или может кем-то еще. Ее держал в объятиях вовсе не охотник.
- Моему брату тогда было не пятнадцать, - вставил он еще одну правку в ее картину мировидения. – Он старше меня на несколько лет. И дело не в дружности, Дженни. Мы семья. Не в смысле, как обычные семьи. Читала «Крестный отец»? Вот скорее такие у нас семьи, клановые. И все держатся друг друга, потому что по одному не выжить. Убиваем мы и убивают нас. Поколениями. Столетиями. И много лет назад так вырезали всю семью моего дяди. Убили его жену и троих детей. Он сам выжил чудом. Так вырезали семью моей матери. Всех до одного, под корень. Остались только мы и только потому что больше относимся к семье отца, носим его фамилию.
То ли утешая, то ли ища утешения сам, Клинт повернул голову и чуть склонил, касаясь губами макушки Джен и крепче прижимая ту к себе. Он так и замер, прислонившись к ее голове щекой и зажмурившись, словно наслаждаясь чужим теплом и близостью.
- Ты ничего этого не должна знать, - шепнул он. – Не от меня. Я не должен ничего подобного рассказывать тебе.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

52

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она не оттолкнула, признаться – просто не успела испугаться, а потом было уже поздно. Знакомый жар вспыхнул в местах его прикосновения, зажигая сознание чем-то новым, не тем глупеньким желанием или сопливой влюбленностью девчонки к красивому мужику. Тут было что-то другое, что-то пополам с болью, с ненавистью, что-то такое, от чего умирают. Это «что-то» коснулось души Дженнифер и ушло, оставив после себя привкус полыни и запах лаванды, просторы вересковых пустошей Шотландии, менгиры и северные ветры, поющие во фьордах. Бесконечная, бесподобная, огромная, прекрасная душа Севера словно заглянула в глаза Джен, и снова исчезла, оставив по себе привкус свободы. Почему? Почему именно такое ощущение? Почему вереск и ветер? Издревле они шли рука об руку со сражениями и смертью в бою. И что за свобода? Смерть?
«Бред какой-то».
Мужчина коснулся ее волос, его губы зарылись в ее волосы, и от них сразу стало жарко. Она замерла в его руках, не в силах даже вздохнуть, так остро чувствовала и его и себя почему-то одним целым, просто сидя рядом, в объятиях.
Тепло его руки, приобнявшей плечи и хозяйски, пусть и осторожно, скользнувшей вниз по спине, перебило складность мыслей совсем не на долго, и пришпоренные абсурдом услышанного, те побежали еще быстрее, подпитываясь близостью Клинта, его запахом, присутствием.
- Когда ты обнимаешь меня, я чувствую себя ветром, летящим над вереском, – она уже шептала.
Джен стойко держалась. Ее останавливал момент, виденный ею в его сне, тот, когда его отец избивал свою беременную жену, а мальчишка стоял соляным столбом и смотрел. У ребенка был явный шок, а что думает на этот счет тот же мальчишка, только десяток лет спустя? Странно, но почему-то ей казалось, что он несколько выбивается из стройных охотничьих рядов, а потому она решилась спросить, замирая от каждого его движения и делая вид, что не заметила.
- Все никак не могу поверить. – Девушка осторожно пропустила свою руку под массивной рукой мужчины, обнимая его за пояс. Так ей было удобнее, «взаимнее», без кажущейся покорности.
Тепло его рук текло в ней горячим металлом, но она только «развернулась» из своей скованной позы, неосознанно расслабилась, доверилась.
- Я сожалею о твоей семье и о вечном противостоянии, как сожалею, что и я… оказалась «по ту сторону», - она глубоко вздохнула, подавив в самом конце предательский всхлип, потянулась к нему, обнимая крепче, накрывая его руку, прижимающую ее к нему, ладошкой свободной руки.
Джен не отличалась даже сговорчивостью, для нее основополагающим моментом являлись только факты, и она сразу вычленила в рассказе Клинта слабое место, тут же задав вопрос со свойственным ей любопытством к именно фактам:
- А почему вы решили, что ваших убили чужие? Люди прекрасно уничтожают друг друга без посторонней помощи, замечательно инсценируя «чужие руки» и заметая следы. Мне не трудно представить, к примеру, тебя, если на тебя найдет, или, почему бы нет, если тебя вдруг обуяет жажда мести. Мы все – люди, и сами не знаем, на что способны под влиянием момента. Я такое в больнице видала. – Она снова вздохнула, даже немного с горечью, понимая, что не стоило говорить вообще. - Наверное я глупости болтаю, да?

Отредактировано Navi (2018-05-31 23:14:28)

+1

53

Клинт улыбнулся услышав про ветер и вереск, но почти тут же его улыбка превратилась в горькую усмешку, словно отражая сожаления Джен. Нет, он не сожалел. А о чем? О том что родился на свет и именно в такой семье? Ну смысл? Все эти сожаления, отрицания и нежелания мириться с фактами Клинт давно почти пережил. Возможно, его интерес, который быстро оформился в привязанность к Дженнифер отчасти уходил корнями именно в эти все детские протесты. Просто потому что она Другая. Он коснулся губами ее виска и прикрыл глаза.
- Твоей вины нет и ни к чему сожаления, - шепнул Клинт, прижав девушку к себе чуть крепче.
Ее ответные объятия лишь только усиливали желания не размыкать рук, держать крепче, не отпускать. Клинт прекрасно понимал, что это не убережет ее от его семьи. Наоборот. На что он надеялся? На ту удачу, что преследовала его с рождения. На чудо. Ведь должно же в его жизни хоть когда-то, хоть что-то сложиться именно так как хочет он. И пусть это будет Джен. Один единственный раз.
- На то были основания, Дженни, - нехотя ответил он на ее вопрос. – В отношение дяди и его семьи. Кто убил семью моей матери мы точно не знаем. Может быть одни из нас, может быть нет. 
Клинт поднял голову, усмехнулся и развернул лицо девушки к себе, чтобы заглянуть ей в глаза. Она действительно это все говорила ему? Действительно думала так про него? Уж слишком трезво и прямо для ветра над вереском. Слишком точно и в то же время... Он не так часто показывал свои чувства и в особенности гнев, чтобы даже близкие смогли бы понять подобное и обвинить в чем-то таком. А вот ей было не трудно представить его в гневе и снедаемого жаждой мести. Странно…
- Да нет, не глупости, Дженни - качнул он головой, глядя в голубые глаза. – Похоже, тебе известно обо мне много больше тех, с кем я прожил жизнь. Потому что на меня едва ли когда-то находило что-то подобное и то не в полной мере. Быть может пару раз, но для почти трех десятков это ничто. Это сложно объяснить, но ты бы поняла, если бы знала моего брата, отца и других.
Клинт опустил взгляд, отпуская ее подбородок и чуть склонил голову. Как ей объяснить? Он даже себе не всегда мог объяснить собственную сдержанность. Хотя, тут не было ничего сложного. Клинт вновь посмотрел Джен в глаза.
- Нельзя, - выдохнул он. – Одно слово, но оно застряло у меня в памяти с детства, и пока ничто не смогло его сломить. - Нельзя терять контроль, Дженни. Нельзя показывать свои чувства и обнаруживать истинные мысли. Нельзя поворачиваться спиной к семье или идти против нее. Нельзя желать иной жизни, кроме той, что для меня выбрали. Но и нельзя уступать, позволяя ломать меня себе в угоду кому-то.
Клинт на мгновение отвел взгляд, ощутив давно забытое оцепенение. Он застывал так когда видел синяки и ссадины матери и брата. Но ему самому всегда доставалось куда меньше и скорее по собственной глупости или невнимательности. Его особенно то и не ломали, хотя обучали не так чтобы ласково. Его защищали и даже берегли.
- Нельзя сомневаться в правильности пути и целей, - произнес он, глядя Джен в глаза, но уже как-то отстраненно, будто бы повторял чужие слова. – Но я могу решить, как именно пройти мне этот путь, когда и какую поразить цель. И я не смог убить тебя, когда понял, что ты другая. Да и сейчас тоже не стремлюсь к этому, хотя должен бы по нашим законам. Потому что не вижу в тебе угрозы ни для себя, ни для других людей. Я сомневаюсь, Дженни. Все время сомневаюсь в этой правильности, хотя и нельзя. Быть может, когда-нибудь меня это и погубит.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

54

Джен выслушала мужчину, еле заметно вздрагивая от его прикосновений и тщетно пытаясь как-то абстрагироваться, не зацикливаться на их взаимном притяжении, а трезво оценивать поданную им информацию. Опять же, совсем не доверять Клинту предпосылок не было, потому Джи, подумав, принялась сначала отвечать, а после и задавать вопросы.
- Не могу сказать, будто ты прав, Клинт. Мне не известно, я тебя ощущаю таким, вот таким, как сказала. Мой вывод не плод аналитических изысканий, он, скорее,   наитие, дикий зверь, которым мог бы быть ты, вел бы себя так вот, как я описала, понимаешь?  Есть в тебе что-то такое, дикое, необузданное, очень тщательно спрятанное от посторонних глаз,  и вереск тоже есть, и печаль. А ведь печаль оборотная сторона горячих чувств, в том числе и мстительности, и, думаю, вряд ли ты станешь тут возражать.  К тому же, вокруг тебя витает аура, а я в этом теперь хорошо разбираюсь – Ведьма смотрела в серо-голубые глаза мужчины, удерживаемая его рукой. – А про семью.. Знаешь, мне сложно понять, в нашем семействе с этим сложно. – Она замолчала, набираясь смелости, что ли..
- Вот ты привел в пример Крестного отца, из чего я делаю вывод, что в семьях охотников такая же жесткая иерархия, верно? Тогда.. Извини, это не мое дело, но все-таки.. Какое место в этой иерархии твое? Кто ты? Ведь, если я правильно понимаю расклад, ты достаточно вольно трактуешь ну.. – она сделала неопределенный жест пальцами, словно перебрала струны арфы, - устав, правила или уложения какие-нибудь. Из сказанного напрашивается какое-то фэнтези, что вы, охотники, древний Орден, на страже интересов человечества, на самом острие вечной войны? И при этом всем, особенно, если учитывать все, сказанное тобой, а не учитывать глупо, ты делаешь скидки таким как я, и делаешь выводы, позволяющие таким как я жить дальше. И при всем при том отдаешь себе отчет, что тут все зависит от психики конкретного существа? Да? Я правильно тебя понимаю? – Эти его слова как раз противоречили здравому смыслу. «Самый хороши враг – мертвый враг» - прекрасная аксиома для выживания семьи, особенно, если учесть что при охоте удача вполне может развернуться к охотнику филейной частью,  , а он.. Странный. Притягательный. И опасный.
Она смотрела ему в душу, через окна глаз, спокойных, как омуты, в которых отражается небо, искала срытую ложь? Вероятно.
– Значит, ты или вольнодумец-отщепенец, или имеешь право думать,  как тебе нравится. Наверняка причины имеются и причины веские. А еще – ведьмочка лукаво улыбнулась охотнику, -  В тебе есть осторожность и обстоятельность..- Она прижималась, ощущая что чуть ли не корни в него пускает, такое было сладко-острое ощущение единства, какой-то магнетизм, притяжении противоположностей. Не нужно было слов, не нужно было ничего, лишь бы сон не кончался.

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

Отредактировано Navi (2018-06-02 01:23:39)

+1

55

Клинт чуть отодвинулся и отвернул лицо, вновь уставившись на горизонт. Он сам завел речь о семьи и сам охотно начал ей рассказывать о своем мире. О том, большую часть которого занимала именно эта семья. Но более конкретные вопросы заставили замолчать на несколько секунд. Он не спешил отвечать и не потому что не хотел или хотел. Просто не знал, какими такими словами объяснить, чтобы было понятно.
- У нас не проще, - выдохнул он, глядя на волны и мокрый песок. – Я даже не знаю, что проще. Ее наличие или отсутствие. В любом смысле.
Клинт взглянул на Джен и улыбнулся. Как много можно было понять из его недомолвок? Почему-то вспомнился другой сон, где они были вместе. И так как сейчас, и иначе. Тот, где она стояла на крыльце в домашнем платье и из дома слышался запах блинчиков с ванилью. Где тяфкала собака, которую дети валяли на газоне. Где были эти самые дети, что побежали на зов матери. Но даже в эту иллюзию ворвался кошмар из его привычной жизни и все сломал. Будто знак откуда-то свыше, что сами фантазии о подобном опасны и не сулят ничего хорошего в его случае.
- Иерархия есть в любой большой семье, - начал он с некоторой неохотой, стараясь не вдаваться в излишние подробности. – Есть глава семьи, прямые наследники и прочие родственники близкие или дальние. У каждого свое место, свои функции и обязательства. В нашей так же. Почти.
Клинт вновь ответ взгляд, снова обращая внимание на то, как Джен не понимая все же все прекрасно понимает и умудряется при этом вычленять главное, существенное. Ладонь скользнула по ее спине, поднялась до самой шеи и спустилась обратно к талии, вновь поднялась и замерла на плече.
- Я не отщепенец и не имею права думать, как мне нравится Точнее, я не имею права озвучивать свое вольнодумство, если не хочу лишиться головы, - ответил он, чуть нахмурился и посмотрел на девушку, застыв на мгновение, чтобы подобрать нужные слова. – Не дели мир только на белое и черное, как мой брат, Дженни. В нем есть много полутонов и других цветов.
Его ладонь скользнула по ее плечу и коснулась светлый прядей. Клинт смотрел в голубые глаза и все так же не знал, как объяснить ей суть своих вольнодумных сомнений.
- Чудовища рождаются не вопреки природе, а вопреки тому, что мы о ней знаем. Они вовсе не противны ей, поскольку созданы тем же Творцом, что и мы. Воля его и есть суть всего сотворенного, - относительно точно процитировал он ей мысль, озвученную за полторы тысячи лет до сегодняшней ночи. – Кто я такой, чтобы решать кто имеет право жить, а кто должен умереть лишь потому что не похож на меня? Это же геноцид, Джен, если убивать всех подряд, кто иной расы или вида. И что будет если осушить все болота, повернуть речи вспять или растопить ледники? Ты же понимаешь, что подобные фантазии лишь с виду хороши и то, если забыть о природном балансе всего, который определенно есть в этом мире. Из тьмы рождается свет и наоборот, но друг без друга они не могут существовать. Мне кажется, убивая всех подряд мы этот баланс нарушаем. Хотя, я знаю, что есть крайне опасные существа и им нет дела до полутонов и балансов, они просто убивают, уничтожают ради уничтожения. И порой мне кажется, что мы к ним относимся. Бездумно уничтожаем то, что не понимаем и чего боимся, что только кажется угрозой. Ломаем этот мир, в угоду себе и своей утопии об идеалах.
Клинт усмехнулся, склонив голову и вновь коснувшись губами виска Дженнифер. Конечно, хотелось иных поцелуев, но он прекрасно знал, что на том разговор и оборвется. Потеряются не только ее мысли, но и его. Вновь вылезут одни только желания, затмевающие разум и лишающие контроля, создающие иллюзии и утопии.
- Все просто, Дженни, - шепнул он, прижимая к себе девушку. – Очень просто, если только допустить мысль, что ты не венец творения, а лишь один вид из общего разнообразия и попробовать не отбирать у других право на существование в одном с тобой мире только за то, что они другие.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

56

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Она молчала и слушала. Для нее, открывшей мир существ недавно и до сих пор никак не верившей в них до конца, охотник казался каким-то Ван Хелсингом из легенд. Только проблема заключалась в том, что и вампиры, как оказалось, и ванхелсинги, безжалостно их гвоздившие,  существовали в природе, так сказать, жили и живут  тут, в  мире людей, ходят по улицам и даже, наверное, творят историю, но никто из непосвященных о том не догадывается. Если подумать, можно даже попробовать предположить, кто из власть предержащих может быть вампиром, оборотнем или другой опасной сущностью, способной в любой момент нанести удар. Наверное, можно каким-то образом отследить, если знать видовые особенности, да и следят, наверное, если судить по сказанному.  Сама мысль казалась очень странной и довольно логичной, правда, от нее по спине скакали мурашки, а может быть, виноваты были руки мужчины, ненавязчиво тискавшие ее, отвлекая от размышлений?
Она потянулась к нему, прижимаясь, словно ища защиты. Поймав себя на этой крамольной мысли, Джен слабо улыбнулась. Пусть лучше так, чем в одиночку противостоять непонятно чему, пусть лучше он считает ее слабой, да она и есть слабая, неподготовленная и уязвимая именно своим недоверием. В глубине души она все не могла уложить в стойкую конструкцию,  открывшуюся ей истинную схему мира, в котором она сама занимала место где-то в самом начале пищевой цепочки. Его губы, тронувшие висок, и тепло дыхания выдернули ее  из лабиринта мысленных вопросов и ответов, слишком огромный, чтобы добрести до конца. Поймав за хвост ускользающую мысль и слушая его рассказ об иерархии в семье, Джи думала, тихонько поглаживая его спину:
«Это не ответ на конкретный вопрос, Клинт, это, скорее, уход от конкретного вопроса и замена его обширным введением в тему». – Его руки гладили ее, прижимали к себе, от них, от звуков его голоса, от его тепла и запаха кружилась голова, но она стойко продиралась через желание утянуть его за собой, на песок, и отпустить уже контроль, упиться им до безумия, чтобы, наконец, отпустило! Чтобы можно было связно и холодно мыслить, спокойно поискать решение проблемы,  не вздрагивая от каждого его случайного движения. « Меня остро интересует,  какое место в иерархии семьи занимаешь именно ты? Если все так, как подано, то…» Ведьма нахмурила брови, наблюдая за охотником краешком глаза, потому как только что ее   привлекло какое-то резкое движение в волнах. Что это? Или, может быть, кто? Кусок плавника…
Ветер донес чириканье какой-то пичуги, и снова стал слышен шум волн, словно она только что вышла из тени на свет, и снова огромный мир навалился на нее всей своей мощью вместе с его словами о чудовищах. Джен повернулась к охотнику, склонила голову к плечу, по-птичьи  глядя на него:
- Какая интересная мысль о чудовищах… Никогда о них не задумывалась. Знаешь, я такого насмотрелась в больнице, что мне действительно сложно поверить в сверхъестественное, не смотря на то, что я, как ты говоришь,  увязла в нем уже по пояс. Я много чего видела, от  разных психических отклонений до редких заболеваний. Возможно, не все из тех, чьи случаи рассматривали консилиумы,  люди. – Снова замолчав, он взвешивала слова. - Это бы многое объяснило.- Она помолчала, размышляя о сказанном и несказанном им. Решила не допрашивать, раз он так откровенно увиливает от конкретного ответа. Рано или поздно, так или иначе, но он все равно обозначит свою роль и принадлежность к конкретной семье. Между прочим, фамилию она тоже не спросила, не захотела материальной привязки.
- Ты говоришь «геноцид»..- Мысль вертелась, крутилась в голове навязчивым мотивчиком, каким-то французским фривольным куплетиком, мешала. Что-то странное, какая-то ассоциация, нелепая в приложении к ситуации и все время ускользающая. - Ты говоришь «полутона». Но ведь,  поправь меня, если я ошибаюсь, это психологическая установка твоя личная, остальные педантично преданы буква своего закона без всяческих соблюдения «равновесия», они множат энтропию Вселенной, не задумываясь о сохранении баланса, а так, как это война, я же правильно понимаю ситуацию, то обратная реакция тоже имеет место, и получается кольцо Мёбиуса, бесконечно замкнутая на себе спираль. – Ведьма вздохнула и снова замолчала под властной рукой охотника. В ней  бродили и играли совершенно разные по своей природе чувства, вполне отражающие его теорию о полутонах и в то же время графически резкие, без лишней акварели.
Пока они сидели и говорили, вокруг все незаметно поменялось. Небо утратило голубизну, приобрело оттенок вечернего пурпура, углубилось, солнце купало свой край в море, потянуло теплым, напоенным запахами цитрусовых ветром, а в рощице пальм засветилось  бунгало, расцвеченное пляшущими пятнами где-то внутри горящего огня.
Солнце садилось в море, зажигая на поверхности огненную дорожку, протянувшуюся чуть ли ни к ногам сидящих на берегу, море успокоилось и лежало тихим зеркалом, вокруг царили покой и тишина. Постепенно темнеющий небосвод на востока принялись обсыпать крупные отборные звезды.
- Понимаешь, вывод напрашивается из сказанного тобой. Я могу ошибаться, могу даже услышать не так, как ты сказал,  или уловить иной смысл…Я хочу понять, но допускаю, как уже говорила, что мне потребуется время. И знаешь, - маленькая крепкая ладошка сжалась, захватывая его рубашку, а потом, словно, наконец, решившись, нырнула под нее, к телу, улегшись на его бок, как молчаливое требование помощи, - мне от всего этого  становится по-настоящему не по себе.  Охотники, чудовища, равновесие мира.. Я боюсь, Клинт.
Девчонка опустила голову, пряча в тенях лицо. Признаться в своей слабости было неловко, это было как.. как довериться.

+1

57

Клинт усмехнулся. Не все те случаи, что ставили в тупик, люди? Да, случаев было намного больше, но большинство просто не хотели их замечать. Так проще. Так удобнее. Так безопаснее. Конечно, еще были и те, кто отлично подтирал хвосты, при случае, находя способы справиться с особо любопытными.
- Нет, Дженни, - качнул он головой, вставляя между ее слов, и вновь прислонился щекой к ее виску. – Так думаю не только я.
Уточнять кто еще придерживается такого же мнения Клинт не стал, да и Джен не спросила, а продолжила свою мысль. Но в отношение его семьи и им подобным, она была права. Они двигались по кругу, по спирали, повторяя и умножая свои заблуждения, не желая изменяться и слепо следуя старым традициям. Отчасти в этом был плюс, но имелось не мало минусов.
Он чуть не вздрогнул от прикосновения ее ладони, нырнувшей под рубашку и поднял голову, взглянув на девушку сверху в низ. Жест ее несколько расходился с последним утверждением. Подобная близость ну никак не была способом избавиться от страха. Конечно, если только та не рассматривала близость с ним как некую страховку в свою пользу.
Клинт перехватил женскую руку за запястье, останавливая движением ладони. Ему было приятно это прикосновение. Взгляд оторвался от голубых глаз и скользнул по губам. Оно как-то само напрашивалось, но тут же почти спотыкалось.
- Чего ты боишься? – Тихо спросил он и усмехнулся. – Хочешь сказать, что обычный мир без всего этого намного безопаснее? Нет. Ты же сама это понимаешь, надеюсь. Достаточно перевести мифические кошмары в иную, более привычную тебе плоскость, принять все это как данность и уровень опасности с безопасностью останутся такими же. Среди людей чудовищ не меньше. Среди того, что они творят не меньше ужасов. Это все появилось не вчера. Оно так было всегда. Просто в какой-то момент ушло в тень, забылось, потому что людям так стало удобно. Но не исчезло.
Его ладонь скользнула по спине девушки, поднялась в верх, замерла на короткое мгновение на плече и коснулась шеи. Клинт смотрел в ее голубые глаза, пытаясь найти свои ответы на вопросы которые он не задавал.
Первый раз он отрывался кому-то за пределами своей семьи. Первой женщине, вместо того чтобы молча уложить ее в постель, рассказывал о своем мире. Но стоило ли оно того? На что он рассчитывал? Быть может, стоило пойти уже известной дорогой? Дать ей желаемое, взять взамен то чего желал он и забыть. Как обычно.
- Кого ты боишься? – Клинт много тише задал вопрос уже иначе. – Ведь знаешь, что я не смогу причинить тебе вреда. Здесь и сейчас бояться нужно только мне. Ты околдовала меня, обезоружила и подчинила. Я верю тебе почти безоговорочно и позволяю то…
Он осекся и улыбнулся. Позволял он многое. Даже слишком. И ей, и себе. При этом, отчасти осознавая последствия для обоих. Возможно, страх ее был не беспочвенным. И ей действительно стоило бояться. Но не тех, о которых знала, хотя едва ли видела. Только Клинт никогда не хотел, чтобы она боялась именно его. Иррационально. Глупо. Слишком самонадеянно. Иллюзия. Утопия с самого начала. И все это могло привести их обоих к краю бездны.   
Оно стоило того? Все ради того, чтобы вот так сидеть на нагретом солнцем песке под шелест волн и обниматься, глядя друг другу в глаза под темнеющем небом? Глупо.
- Дженни, смирись, - шепнул он. - Так легче понять, принять и научиться жить в этом мире. Я не хочу обманывать тебя и не хочу, чтобы ты занималась самообманом. 
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

58

[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]
Рука Клинта, поймавшая ее за запястье, отрезвила. Она испугалась почему-то, что ее жест выглядит как бесстыдный намек, а он тут не для этого. «То есть, не то что бы, но все-таки не для того, но можно было бы и рискнуть» - Шальные мысли,  словно бешеные кони – после них остается просека, а тепло его кожи.. «Дженнифер! Возьми себя в руки!»
- Боюсь.. – Эхом вторила ему Джен, соображая на ходу, чего она боится больше. – Если честно, я много боюсь,  потому что не понимаю природы происходящего. Хоть что хочешь делай, не укладывается в моей голове магия и вся прочая чушь, Клинт. – Девчонка потихоньку развернула кисть в его ладони, стараясь ненавязчиво освободить ее и снова убраться в свое «личное пространство». Он ее все-таки подавлял, и если пару минут назад казался каким-то родным, то в следующий миг он него ощущался холодный профессионализм, а может сволочизм – тут разве разберешься, когда он трогает и целует, целует и трогает, а от его прикосновений в теле вскипают пузырьки?
Если бы ведьму спросили, рискует ли она, вот так выдергивая охотника в маленький спокойный мир, созданный ею в Астрале, в который кто-то мощный и безжалостный не нагрянул только чудом, она бы сказала – несомненно. Если бы ее спросили, стоило ли так рисковать – она бы только кивнула головой, понимала, для охотника Астрал – штука опасная и не желательная, но не могла она отказаться, не могла оставить за спиной этого человека, наверное  потому и приходила снова и снова, часто робко стоя на самом краю его безвременных снов, иногда расцвечивая их звездами, но в основном была рядом, отгоняя от уровня сновидений алчущие отмщения души множества времен. Наверное, так просто получалось или охотник был еще слишком молод, а его бывшая добыча рыскала где-то в другой плоскости, и  мимо проходили не слишком заинтересованные.
- Еще боюсь, что однажды за мной придут твои, и этого я боюсь гораздо больше остального, Клинт. Честно. Ужасно представить себе даже саму возможность, а ты мне рассказываешь вещи гораздо более страшные, наводящие меня на мысль, что умирать я буду больно. – Она вздрогнула, постаравшись отодвинуться, чтобы он не заметил. Почему-то она стыдилась своего страха именно перед ним. Глупо, конечно, но вот так глупо сложилось. Наверное, в жизни гораздо больше романтического бреда, чем кажется прагматикам, на пример «ты в ответе за того, кого приручил». Только правило работает в обе стороны, особенно если речь зашла о магии.
- Тебе не надо меня бояться! – Ведьмочку аж подбросило от нереальности поворота сюжета, - Я не причиняю зла, не ввожу в искушение, Клинт! Поверь! Ты последний, кому я смогу причинить зло. – Тут ее кольнуло воспоминание. –   эм.. если наши разногласия не приобретут фатальный характер, разумеется. – Она улыбалась, хотя  отчетливо стеснялась говорить о чувствах, стараясь отвлечься на что-то более дельное, чем его глаза и..  губы.
- Я тебя не околдовывала, Клинт! Это не правда! Да и не умею я. Коллеги всегда говорили, что обаяния во мне как в стационарном стерилизаторе. – Она усмехнулась, очень похоже как до того усмехался он. Она вообще заметила, что на все случаи жизни он располагал богатым арсеналом улыбок  разной степени язвительности или теплоты, наверное, в зависимости от собеседника.
Очень хотелось обнять его двум руками, и очень хотелось еще и тему сменить, но пока было рано.
- Нет во мне чудес. Я так, чуть-чуть что-то умею, немного чувствую, мои новые познания помогают мне оказывать посильную помощь людям с нервными расстройствами, хотя один Бог ведает, чего мне это стоит. И смириться мне тяжело, Клинт.  – Очень тихо, шепотом, исчезающем в шумах утопающего в сумерках островка, говорила девчонка, снова находя его руку, сжимая ее ладошке словно лишний раз стараясь подтвердить свои слова. -  А тебя я не боюсь. Ты мог меня убить несколько раз, а я до сих пор жива, значит ты своему слову хозяин.- Она помолчала, улавливая его дыхание, впитывая его близость. Ужасно трудно удержаться от соблазна.. – Ты нужен мне.
Солнце кануло в море, и вечерний свет сменился ночью, как обычно бывает в тропиках. Теперь их сзади подсвечивал слабый отблеск огня, а спереди свет звездных сетей, в кажущемся беспорядке раскинутых над головами, и, если бы Клинт присмотрелся, он не увидел бы ни одно знакомой звезды.

+1

59

В данный момент он с трудом мог себе представить их фатальные разногласия, которые привели бы к тому, что должно было сделать еще давно. Но вот его родные точно искать повода не будут. Он и сам это говорил не раз, и, кажется, она тоже начала это уже осознавать.
Клинт улыбнулся на ее попытки оправдаться и отмыться от обвинений в привороте. Или он улыбнулся ее попытке высвободиться? В любом случае, Клинт лишь ближе притянул Джен и сам подался вперед, заставляя девушку чуть отклониться назад.
- Я и не ищу в тебе чудес, - заметил он, придерживая Джен от падения за спину. – Но, согласись, это ж логично и очевидно, как и то что день сменяется ночью. Ведьмы околдовывают, преследуя свои цели. У нас с тобой картинка складывается очень даже… интересная и совсем не в твою пользу.
Серьезность давалась с трудом и выглядела однозначно наигранной. В прочем, она если и была, то лишь в намерениях, но никак не словах. Заставляя девушку отклониться еще больше, Клинт уложил ее на песок и навис сверху, одной рукой так и обнимая за плечи, другой удерживая тонкое запястье.
- Ты воспользовалась моей слабостью и опоила, подчинила себе все мои мысли и желания, - шептал он со всей серьезностью, с трудом скрывая улыбку. – Ты даже не скрываешь, что нужен тебе зачем-то. Ты владеешь моими снами. Ты…
Взгляд перескочил с глаз на губы и обратно. Он бы и дальше мог зачитывать ей обвинения, а потом перейти к приговору, но запнулся, глядя в голубые глаза. Это для него все было игрой. Это он уже смирился, привык, принял и научился. Она же делала лишь только первые шаги и просила его помощи. Наигранная серьезность сменилась реальной.
-Не поклоняйся никому, - шепнул он. – И не призывай демонов. Не практикуй колдовство, Дженни, и не злоупотребляй своими способностями. Отчасти в слабости и беззащитности твоя сила. Одно дело знать обо всем этом, другое использовать. Я говорил уже, некоторым не будет дела до того во благо или во вред ты применяешь свои знания. И речь не только о моей семье. Есть и другие. Я не смогу защитить тебя от всего на свете, особенно, когда встречаюсь с тобой лишь в снах и знать не знаю, как ты живешь наяву. Ты должна научиться быть осторожной и защищаться сама. Не доверяй никому. Никому ничего не рассказывай о себе. О нас. Никогда.
Клинт завел ее руку за голову, уложив на песок и склонился ее ниже, застыв в дюйме от губ.
- Есть закон, - шепнул он, едва прикрыв глаза. – Если охотник вступит в связь с… кем-то, кто не является человеком, если обзаведется смешанным потомством, если это всплывет…
Клинт приподнялся, заглядывая уже в голубые глаза со всей серьезностью. Зачем он начал эту тему опять? Кого остановиться пытался? Себя или ее?
- Их всех убьют, - закончил он мысль, исказив детали того самого закона и оставив лишь суть. – Знаешь, пожалуй, самое безопасное для нас место сны. 
Клинт разжал пальцы, пуская тонкое запястье. Ладонь скользнула по руке до локтя, оторвалась, и коснулась щеки Джен.
- Я всегда буду жалеть, что уехал тогда и оставил тебя, - шепнул он. – Всегда буду помнить ту ночь, тот дом и думать о том, что могло бы быть, но в какой-то другой жизни. Но не о том, кто ты.
[icon]http://s4.uploads.ru/gkblH.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

60

- Что значит «картинка не в твою пользу»? – Поинтересовалась ведьмочка, не успевшая даже пискнуть, как ее заграбастали широкие сильные руки. В голосе охотника отчетливо слышалось хихиканье, и она решила подыграть, чтобы не казаться занудой. -
- Опоила? Хе-хе, а ты догадливый. Сперва я тебя выследила, - мужчина опрокинул ее на остывающий песок, но ее распирало нервное веселе, и она продолжала срывающимся шепотом отчасти от смеха отчасти от накатившей воны ощущений. Ей и в голову не пришло, что придуманное на ходу зелье может действительно существовать или просто ингредиенты насторожат охотника. -  Зелье приворотное варила полмесяца, взяла кладбищенской земли,  глаз рыбы фуги, волос утопленницы, покрошила туда корень мандрагоры и залила «Джек Дэниэлз». Потом под покровом ночи проникла в твой дом и подлила сей прекрасный напиток в твой любимый, причем, оцени! ты ничего не заметил. А потом вилась сюда, соблазнять. – Она подняла руки.  Пальцы девушки легли на шею мужчины, ласково ее поглаживая.
- Если я виновата во всем перечисленном, значит ты много об этом думал,   успел меня осудить и даже, наверное, вынес приговор? Да? – Удивленно вскинутые брови охотник, может и не видел отчётливо, а вот интонация, достаточно игривая и в то же время ироничная говорила сама за себя. -  Надеюсь, это не костер, а то я так не играю. – Последнее выдавало ее неуверенность в себе и довольно неплохое знание средневекового закона причин и следствий, благодаря  которому  девиц сжигали на кострах, топили,  а после  подвешивали, впоследствии сжигая то, что не доели вороны.
Близость его губ снова смыла здравый смысл, что называется, крыша дала течь.
- Что же ты делаешь, - слова срывались сами, пока руки беспокойно гладили плечи и шею мужчины, - я снова все забыла. да, конечно, я буду осторожной, только пожалуйста, не уходи, хорошо? Во сне не уходи. Я ничего не хочу знать про твою реальную жизнь, про жену и детей, или кто там у тебя.. Не удивлюсь даже, если такой парень как ты имеет батальон любовниц, да и вообще девиц, давно потерявших голову. Но тут, властью, данною мне, я буду одна, уж прости. – Она смеялась. Пусть думает что она чуть-чуть с приветом, не страшно. Но следующие слова ее удивили и насторожили.
- Погоди. - Она отодвинулась, стараясь принять не такое беззащитно-открытое, явно провокационное положение. – Какие договора? Демоны? Они что, дают силу?
Девчонка спросила из любопытства. Она даже перехотела немедленно его целовать, ей необходима была информация.
- Расскажи мне все что знаешь об этом. Согласись, в таком случае я буду точно знать, чего и от кого мне ожидать и не покупаться на дешевые провокации. Что же до м.. – Замялась. Сама мысль об общих детях смущала и явно намекала на ход его мыслей, снова вызвавших волну колючих мурашек в низу живота. – Остального.. Не думаю, что сны могут провоцировать беременность. Это я тебе как медик говорю. – Не удержавшись, она снова хихикнула,  представив себе ментальную беременность и чудо, появившееся на свет в ее итоге. Фыркнула. – Не возможно. Постой. А зачем такая тема?
[icon]http://sg.uploads.ru/WNjgZ.png[/icon][nick]Jennifer Lester[/nick]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Счастлив тот, кто предан снам летящим