Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » What if we’re backing the wrong horse?


What if we’re backing the wrong horse?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

What if we’re backing the wrong horse?
http://sa.uploads.ru/whHnJ.jpg

1. Места действия
Англия, Лондон, Парк Виктория

2. Время
05:26
05.04.2020
+8, туман, повышенная влажность

3. Действующие лица
Винсент Дамер, Александр Лайтвуд

Кто бы мог подумать, что Винсент Дамер бегает по утрам! Вот и Алек обознался, в отличии от Фореста, сразу же почуявшего недавнего знакомца, в чью теплую ладонь успел потыкаться носом и попробовать на язык еще тогда, в больничной палате. Эх вы, двуногие, не проснулись, а уже тянете покорять лишние километры!

+1

2

Винсент зевнул, прикрывая рот ладонью и вздрогнув, засунул руки поглубже в карманы толстовки, слегка поежившись. Утро было сырое, нелюдимое и ужасно влажное. Волосы и одежда моментально отсырели и ни о каком комфорте говорить не приходилось. Типичное промозглое Лондонское утро, но для Дамера оно ничем не отличалось от вечера или ночи -  спать он не ложился и один день плавно перетек в другой. Создавалось впечатление, что он был единый, просто большой. Когда-то он читал о таком в какой-то книге. Что для тех, кто умеет летать, день всегда один – от рождения до смерти, так как им открыт один маленький секрет. Солнце в действительности никогда не заходит. Винсент потер лицо и зевнул вновь, но уже без души. Он вообще вдруг понял, что плохо спит один. Раньше о таком думать не приходилось, он и не знал, что можно спать без кошмаров. А тут вдруг… Братья уехали, и он попытался, свернувшись калачиком в самом углу кровати, и накрывшись по самый нос одеялом, грея руки, но все равно было холодно. И сон не шел. К часам трем, по его подсчетам, он сдался. Оделся в легкую одежду, как для планируемого бега, отыскал в рюкзаке кусок бумаги и, чиркнув что-то не ясное, похожее предположительно на кривой крестик, повесил на холодильник. Ну, просто, мол, он живой, сам ушел. С мыслями о том, что ему необходимо научится писать, причем срочно, он закрыл входную дверь и вышел на улицу. Утро чем-то напоминало одно из тех многочисленных, что заставало его на парковых скамейках. И голод тот же и та же усталость. И тоже непреходящее чувство холода от жуткой погоды. Когда выйдет солнце он снова вспомнит, что на улице весна, но пока что…
Думать не хотелось, хотя было о чем. Он просто шел, даже особо не задумываясь куда, хотя про себя и отмечал автоматически повороты.  Где-то внизу, под мостом, послышался звук едущего на всех парах поезда. Именно тех, старых, оставляющих за собой дымный отпечаток. Вокруг было очень тихо и спокойно. Винсент вдохнул поглубже и собственно да. День был действительно хороший. День был и он был. И это хорошо. Винсент поднял голову к небу. Звезд не было видно. Как не было видно ровным счетом ничего, конечно же. Но он представлял себе сине-зеленый мрак утра и сиреневую дымку тумана. Он искусственно раскрашивал увиденными во сне цветами свой мир, внезапно рассыпавшийся в обе стороны и даже вверх, в поля, в старые районы города, в небо. Развернувшийся, как спокойное море внезапной волной, расширяя ненадолго его привычные границы очерченные мелом вокруг него самого. Он потер раненной рукой шею, а затем остановился, опираясь на перила. Слышал, как проехал очередной экспресс по насыпи, но уже в другую сторону. Он никогда не ездил на поездах. И в метро не был. Наверное, это интересно. Но не точно. В детстве он очень боялся метро, а сейчас, когда такое большое количество людей не пугало, а наоборот, звало своей неопознанностью, мысль купить билет даже завлекала в какой-то мере. Но, пожалуй, нет. Он знал, что все это только иллюзия и, спустившись вниз, он моментально потеряется. Дамер пошел дальше, обращая внимание то на случайных прохожих, то на звуки голосов из окон. Из одного такого, не очень высоко, примерно этаж третий, лилась песня девушки. Винсент остановился и слушал какое-то время, затем вновь побрел дальше. Но уже как-то более уверенно и веселей, грея голос в душе и те слова, что услышал нечаянно. Затем даже начал тихо подпевать самому себе. Утро набирало обороты и, в конце концов, он решил свернуть куда-то к парку. Так или иначе, бег никто не отменял. Медленно, кое-как, но он начал этим заниматься. Методом ошибок и … еще больших ошибок. Выносливым он был только когда в крови играл адреналин. Винсент остановился на перекрестке, вслушиваясь в мигающего звуком светофора и шмыгнул, поправляя капюшон. Внезапно в руку ткнулось что-то влажное и пальцами он почувствовал шерсть.
- Эхе-ей. – улыбнулся Винсент, поворачиваясь. – Доброе утро, друг. Ты чего тут такой радостный?
Пес был явно рад.
Дамер присел и почесал обеими руками собаку за шею. Где-то наверное хозяин, хотя рано слишком для прогулок то. Но для бродячей такая ухоженная шерсть. Может одна гуляет. Он почувствовал пальцами ошейник с шипами и хмыкнул. Затем услышал чьи-то шаги.
- Это Ваша собака? – Винсент улыбнулся, не поднимая лица на подошедшего, почувствовав шершавый язык на щеке. – У-у, - он улыбнулся шире и ткнулся лицом в шею собаке. – Какой ты хороший. Как его зовут?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/RTh0b.png[/icon][nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]I was aiming for the sky[/status]

Отредактировано Iren (2018-04-21 23:34:59)

+1

3

За разом раз он прокручивал в голове вчерашний день, закрывая глаза и видя лицо хульдры, которая то ли специально выводила его из себя, то ли от испуга говорила все, чтобы выдворить их, спровоцировать. Алек потер лицо руками в темноте. Ему хотелось спать и не хотелось одновременно. Глаза закрыты, а мысли роятся, как надоедливый неумолкающий рой пчел. А что бы… А если бы… А…. Лайтвуд открыл глаза, смотря в темноту. Перевел взгляд на занимающийся рассвет. Форест почувствовал, что хозяин проснулся и, не поднимая головы с лап, махнул хвостом, будто говоря «Я тут».
Он не видел никого из тех, страждущих, но именно они не давали покоя. Солвейг даже тут ни причем. Он понимал, что целиком и полностью лежала вина на нем. На его несдержанности.
Лайтвуд тихо выбрался из постели, посмотрев на еле видневшийся силуэт Розери в темноте. Конечно, его ждет укоризненный взгляд и отмазка в виде пару килограмм мармелада, но он не мог больше находиться в четырех стенах. Мысли душили его, как и память. А еще бесило собственное бессилие. Натянув одежду и накинув сверху куртку, Алек выскользнул бесшумно из комнаты. В доме не слышно ни звука. Тем лучше. Форест мягко ступал по паркету, даже не стуча когтями о пол, подражал своему хозяину и не издавая ни звука.
В прихожей Лайтвуд надел на волка ошейник, как обычно, с шипами из серебра, погладив потрепав по холке. Алек быстро обулся и открыл дверь, чувствуя, как обычно, мерзкую погоду. Дождливый Лондон нагонял еще более мрачные мысли, но он заставил себя выйти на улицу. В отличии от своего двуногого брата, Форест понесся прямиком в ближайшие кусты, обследовать территорию, не теряя его из вида. Алек смотрел на тропинку, по которой они обычно бегали и понимал, что сегодня убежать не получится. Он сунул руки в карман и пошел вперед, постепенно ускоряясь и в итоге переходя на бег. Волк рванул за ним, держась в паре метров в стороне. Сегодня не было игр, команд и шуток. Чем дальше, тем быстрее бежал Алек, чувствуя, как туман оседает в волосах, на коже куртки и на щеках, ресницах, влажными каплями. И жарко и прохладно. Привычный маршрут сегодня не мил. Лайтвуд свернул на какой-то улице, особо не всматриваясь в вывески. Слышалось дыхание волка рядом, свое он не замечал, убегая все дальше от дома в неизвестном направлении. Он понимал, что потом, обнаружив себя на какой-то улице Лондона, поймет, как возвращаться назад. А сейчас только вперед. Солнце только занимало свои права на сегодня, раскрашивая горизонт, скрытый домами в белый холодный цвет из-за плотного тумана. Для Лайтвуда он казался и вовсе мертвенно-бледным.
Частные дома сменялись многоэтажками, дыхание сбивалось из-за непривычного быстрого темпа на износ. Форест устремился вперед, понимая, что хозяин не отстанет и носился из стороны в сторону, опережая его на пару десятков метров. Так что, когда волк целенаправленно рванул вперед, Алек даже успел испугаться, различив в тумане человеческий силуэт. Только вместо нападения или еще каких непотребностей, Форест вдруг принялся вовсю миловаться с незнакомцем.
— Форест, фу! — выкрикнул Алек, подбегая к человеку и замирая в метре, — Винсент? — выдохнул, даже обходя для надежности. Фор вовсю лизал щеки, шею и нос Дамера, поскуливая и потявкивая подбадривающе, — Вот так встреча, — он только что понял, как тяжело дышать со сбившимся дыханием, опершись в колени ладонями и согнувшись в три погибели. Кевина бы отчитал обязательно за то, что не следит за дыханием, а сам….
— Доброго утра, — еле выговорил, выдыхая резко и смотря на светофор, который успел уже второй раз загореться красным, — Не знал, что ты бегаешь по утрам. Да еще в такую рань, — он посмотрел на часы на запястье. Половина шестого утра. Он и сам так рано не выбирался раньше. Все бывает….в детстве такое тоже часто случалось. Рано утром, когда ночь только переходила в день, но очень медленно и неуверенно, на улице никого не было. Люди спали. Самое время для глубоких сновидений. Когда нет машин, автобусов, и даже птицы, казалось, еще спали.
— Не спится? — посмотрел на него Алек, когда сигнал светофора сменился зеленым и Форест отпрянул от Дамера, тявкая и тем самым позвав их двигаться вперед.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick][status]I know that you're hurt,
your cries are so loud[/status]

+1

4

Винсент приподнял брови, услышав голос Лайтвуда, но продолжил наглаживать пса, даже не думая подняться. Мир тесен, но не настолько же. В судьбу Винсент тоже не особо верил или верить не хотел. А может, верил, но отчаянно это скрывал.
- О,- какое-то насмешливое. – Сашенька. – Винсент вздохнул, наконец  поднимаясь и поворачиваясь в сторону Лайтвуда. Затем опустил лицо вниз. – И Форест. Ну хотя бы ты. – Дамер вновь наклонился, увлеченно почесывая пса то за ухом, то под ошейником. Что «хотя бы ты» так и осталось тайной. 

- Доброе утро. Не бегаю, но пытаюсь. – он вслушался в загнанное дыхание парня. – Всегда встаю рано. Ты не мог этого знать. – Винсент снова шмыгнул носом и прислушался. Больше никого на улице не было.  Он указал вправо. -  Там парк, ты очень занят? – Дамер развел руками. – Может мы бы даже могли побегать вместе, хотя не думаю, что меня хватит на тебя. У тебя легкие… - он нахмурился, вслушиваясь в дыхание. – В два раза больше моих, похоже. Но нам есть что обсудить, не думаешь?

Даже, наверное, много чего. А может и не чего им обсуждать, Дамер решит по ходу. Ему нужно расставить вещи на свои места в голове. Относительно сухих фактов это получалось всегда очень хорошо и без высказываний вслух. Относительно чувств и самого себя всегда очень плохо. Но тут он даже не хотел высказывать вслух. Однако же его интересовала информация. И Лайтвуд мог знать больше него в каких-то вопросах.
- Что скажешь?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/RTh0b.png[/icon][nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]I was aiming for the sky[/status]

Отредактировано Iren (2018-04-22 00:45:56)

+1

5

Алек выгнул бровь, скептически смотря на Винсента.
— Надо же, шутник, — буркнул, выказывая свое не самое лучшее расположение духа. Ему казалось, что физическая нагрузка хоть как-то даст моральный отдых. Но нет. Алек посмотрел туда, куда указывал Дамер, где по идее должен располагаться парк Виктории. Пожал плечами, понимая, что Винсент этого не увидит. Липкий тяжелый воздух не способствовал быстрому восстановлению дыхания.
— Я уже пробежал столько, что меня может не хватить на тебя, так что побежали. Фор, веди, — волк двинулся с места, но то и дело то хвостом, то боком слегка задевал Винсента, показывая, что он рядом. В ветвях деревьев туман казался еще более густым, будто путался в кронах, оседая вниз тяжелыми каплями холодной влаги. Алек бежал не быстро, восстанавливаясь постепенно и смотря вперед на пустые аллеи. Он не знал, привык ли Дамер разговаривать на бегу. Вот и повод выяснить. Не останавливаться же для разговора.
— Когда мы были в Астрале, ты очнулся дома? — вдруг спросил, не сбавляя хода, — Я сначала думал, это сон. И до сих пор не понимаю, зачем и к чему все это произошло. И кто нас туда затащил, да еще и вместе. Надо записать твой номер телефона, — внезапно, — Это Братство напоминает мне обычную политическую систему в политической системе, где начальников больше, чем подчиненных, исполняющих самую грязную работу за....за них же. А они только пожинают результаты, — Алек смотрел себе под ноги на серую унылую плитку, выложенную в строгом правильном порядке. Почти как вся их в жизнь. Выложенная в тропинку, дорожку из кровавого кирпича, и цена сойти — вляпаться в грязь, от которой не отмыться и которую придумали не они. Долбаные Элли в долбаной Рубиновой стране, потому что зеленый цвет тут точно не катит, только роль крылатых обезьян исполняют они сами по приказу…кого?
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick][status]I know that you're hurt,
your cries are so loud[/status]

+1

6

Винсент кивнул и побежал вслед за Александром в сторону парка, боясь, что вместе будет слишком неудобно. Однако дело решил Форест. Ненавязчиво, но он показывал, где находится он сам и куда держать дорогу. Винсент даже расслабился, стараясь вслушиваться в собственное слегка хрипловатое дыхание и отсчитывать ровные секунды вдоха и выдоха.  Говорят, если сердце выдерживает, выдержат и ноги. Тропинка под ботинками изменилась, опасность незамечанных бордюров исчезла.
— Когда мы были в Астрале, ты очнулся дома? – Дамер кивнул, зная, что Александр это заметит. Они уже были в парке. Под ногами песчаный мелкий гравий, а вокруг ни души. Воздух такой тяжелый.
- Я сначала думал, это сон. И до сих пор не понимаю, зачем и к чему все это произошло.
Он  так не думал. Ему не снятся сны. Особенно те, где он видит. Это не реально априори и невероятно в принципе. Его стезя – кошмары и ощущения. Но вот, что его отравили каким-либо веществом или он находится под чьим-то воздействием – такие варианты были.
- И кто нас туда затащил, да еще и вместе.
Это был интересный вопрос. Но быть может ответа на него просто напросто нет. Случайность. Или схожие проблемы, а мелочиться на то, чтобы показывать все это им в разные ночи никто не стал. Затратно. Винсент не думал, что их связывает с Александром что-то такое о чем они могут не подозревать. Просто так случилось и все.
- Надо записать твой номер телефона. – бывший серьезным и пребывавший  до этого момента в своих мыслях Дамер шокировано повернулся к Александру, остановился и какое-то время похрипев, пытаясь сдержаться, громко засмеялся. От души и высоко, точно мальчишка. И как-то заразительно весело.
- Аааа,- протянул Винсент, улыбаясь. – Прости, просто ты как-то через чур забавно поставил фразы в своем диалоге. И у меня нет телефона, прости. – он помолчал напряженно, словно выдерживая паузу. Из души явно так и перла какая-то мысль.  – Придется нам пересылаться письмами! – он снова громко засмеялся, закрыв рот рукой и отвернувшись. Он весь покраснел, но сдержаться явно не мог. Вытерев слезы, он выдохнул и уже поднял уже безэмоциональное лицо.
- Ты сам видел, что за Братством стоит что-то гораздо большее. Гораздо высшее. И гораздо более могущественное. Братство и вся эта игра, действительно лишь какой-то этап. Но к чему? Вопрос без ответа. – Винсент пошел вперед по дороге. – Ты видел, что нам показали Тени. О Мире.  Я уже обдумал это и пришел к выводу, что мы задали не совсем верный вопрос тогда, но ладно. Зачем ты вступил в братство, Александр?  Потому что считаешь действия своей семьи не верными? Их убеждения не правильными? Потому что хочешь что-то изменить?
Дамер помолчал.
- А что если нами пользуются? В таком случае наши семьи будут даже по приятнее. Они ничего не скрывают. Мы знаем, как они действуют и что от них ожидать. Знаю ли что-нибудь я о Братстве? – он развел руками. – Я искренне говорю, что не смотря на все, что мы рассказал Феникс и Фарис – не знаю ничего толком. Но ладно.
Он вздохнул.
- Кто такой Бенуа или как там… Тот парень и мальчик. Кто такой Дунфан? Я уже слышал это имя, мне кажется.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/RTh0b.png[/icon][nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]I was aiming for the sky[/status]

+1

7

— У тебя нет телефона? – Алек нахмурился, не совсем понимая, из-за чего смеется Винсент, но уточнять не стал. Хотя странно, наверное, что Ирма выпустила его из своего дома без такого вот распространенного и общедоступного вида связи. Дело ведь не в том, что Дамер не видит.
— Очевидно, что за этим стоит нечто или некто. Если бы они хотели сделать мир лучше, то вряд ли бы стали сталкивать лбами ими самими же придуманные масти, — ему пришлось тоже идти, а не бежать. Форест шнырял туда-сюда, далеко не отходя и фырча где-то в кустах.
— Потому что Феникс умеет убеждать? — хмыкнул, — Потому что моя семья настолько же консервативна, как и твоя, Винс. Еще с подросткового возраста я не понимал смысла в беспричинной жестокости по отношению к существам. И чем дальше, тем больше понимаю, что моя семья избавиться от меня, как только поймет, - запнулся, сунув руки в карманы, — поймет, что я не оправдываю их ожиданий. Ухожу в тень там, где следовало бы проявить инициативу. Кодекс не дает уйти живым из семьи. Уж не знаю, что написано в правилах Братства. Но пока то, что я слышал о Чашах, видится мне наиболее приемлемым. В то же время это утопия. Я понимаю.
Алек как-то безнадежно вздохнул, хотя сам он действительно верил в то, что говорил и чего хотел.
— Бенуа это одна из семей охотников. Ты никогда не слышал о них? Может быть, упоминание? Насколько знаю, отпрыска их убили, как и его мать из-за связи с существом, — на последнем слове голос дрогнул, — Пожалуй, мне грозит тоже самое. Дунфан. Китайский Бог ювелирного дела. Мы познакомились после вступления в Братство. Он….эээ, — Винсент не видел, конечно, но уши и шея у Лайтвуда покраснели от смущения. — Помогает Чашам, и я влюбился в него, — выпалил, ища глазами серую шкуру, мелькавшую рядом, будто это помогло бы справиться с эмоциями. Да если б не Кодекс, ему казалось, эти чувства приносили бы гораздо больше удовольствия. Все тайком, все под полами, а хотелось…. Иногда хотелось орать об этом. Или вопить. Правда, эйфория быстро раздавала подзатыльники, но все же.
— Хорхе, это же тот Хорхе, о котором я думаю? Ты никогда не думал, а что дальше? Что будет потом? К чему приведет? Что думают родные? Мои понятно, что ничего не знают. А твои? — Алек понизил голос, — Существа, братья, Братство, — он пнул камешек под ногами, смотря как тот улетел вперед их и на который тут же играючи накинулся Форест.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick][status]I know that you're hurt,
your cries are so loud[/status]

+2

8

Винсент повернул бледное незрячее лицо в сторону Алека и безэмоционально, не моргая, как-то отрешенно замер на некоторое время. Затем развел руками, мол, чего нет, того нет и вот телефона например тоже, и пошел дальше. Он услышал в его голосе много эмоций, самые разнообразные перепады. Александр вообще довольно интересно разговаривал, можно было сразу понять и что он думает и что додумывает, и какого он мнения на тот или иной вопрос. По крайней мере, так казалось Винсенту. И не смотря на то, что некоторые вещи, которых придерживался Лайтвуд, казались правильными так же и Дамеру, он ловил себя на мысли, что его убеждения лишены какой-то истинной основательности.  Они были двумя абсолютно разными людьми, пришедшими к одной точки пересечения судьбы по настолько же разным причинам. Александр казался куда шире и добродушнее в своих взглядах, а Дамер гораздо более эгоистичным, закрытым и подозрительным. Александр пытался действовать, не размышляя, а Дамер стоял на месте и докапывался до сути. И скорее всего, оба были не правы. И возможно, обеим стоило бы наконец поменяться принципами или позаимствовать их на половину. Александра давно звала мысль. Расстановка действий, выбор направления, а за младшим Дамером  стояло действие и движение. Винсент был рациональным мечтателем, который мог оспорить, что звезды - лишь далекие светила. «Человечество рассматривало небо над  головами на протяжении тысячелетий и придумало тысячи научных объяснений. Но если все это забыть, возможно, звезды снова станут душами умерших людей, кто знает?» А Александр приземленным романтиком, который, хотя и понимал утопию братства, все же верил в него. Возможно, из них вышли бы неплохие напарники, если бы кто-то больше говорил, а кто-то меньше ослился и вредничал.
И вот, очередные непонятки. Винсент не мог осознать от чего Александр смутился, говоря о том, кого любит. Единственный раз, когда Дамер так или иначе, чувствовал что-то схожее, был в далеком, но теплеющем вечно в его груди декабре, когда он сам впервые признался кому-то. Но он боялся выглядеть глупо, с этим его неказистым телом, ростом, глазами, боялся быть отвергнутым, не понятым и самое страшное, осмеянным или убежденным, что его чувства – не совсем таковы. Что это лишь благодарность, лишь увлечение. Когда его чувства не воспринимали всерьез – это было довольно болезненным для Дамера. Когда он открывался, а его не понимали – это было довольно болезненным. И вызывало только сильнейшую обратную реакцию. По крайней мере так было прежде. Всю его жизнь. Сейчас… Сейчас что-то менялось. От чего-то он становился уверенным в том, что говорит, а если и нет, то уверенным в том, что может говорить. Однако, ему захотелось поддержать Лайтвуда сейчас. И Винс, протянув руку, погладил Александра между лопаток, задерживая ладонь и, словно бы грея спину. Как будто: «Спасибо, что сказал. Не переживай».
Сам того не понимая, Алек задел его болезненную струну души. Винсент вздохнул, опуская руку и продолжая двигаться по парковой дорожке вперед, очень легко и уверенно, как если бы и вовсе ее видел.  Дамер никак не отреагировал откровенностью о существе на откровенность взаимную. Дунфан мог защитить себя, если что. Гарсия нет. Винсент никому и никогда сам самостоятельно не скажет о том, что в Хорхе есть что-то большее, чем человек. Разве что Аарону и то при вынужденных обстоятельствах. Он даже четко определил, какие именно это обстоятельства. А остальное не играло роли. Возможно, для самого Гарсии это не имело никакого значения, он вроде как не скрывался. Однако, Дамер решил так. А для него нет ничего более ценного, чем обещание самому себе. Хорхе не хотел быть с ним ангелом и Винсент с болезненной открытостью любил его всего.
- Мамы у меня нет, отец не считает за Дамера и ему все равно, а братья… - он замедлился. – Братья не знают где я и что у меня есть тот, кого я люблю. Я думаю, им будет все равно. Хотя для меня и важно, чтобы они были к этому… - Винсент не знал точно какое слово подобрать. – Чтобы отнеслись с пониманием, что ли. Чтобы поверили в это? – он качнул головой, соглашаясь с самим собой. Воспоминания о последней встрече с Клинтом и об Аароне бередили душу.
- Что дальше?- Дамер пожал плечами и улыбнулся. – Я не знаю. И никто не знает, Александр. Однако, поэтому я и вступил в братство, думаю. – Винсент засунул руки в карманы толстовки и повел плечами, потягиваясь. – Чтобы не надеяться на счастье и не рассчитывать, что все будет хорошо. У меня не то положение, чтобы рассчитывать на такое. Но чтобы попробовать его создать. Чтобы суметь защитить человека, который мне всего дороже, и возможно братьев, чтобы суметь защитить себя для этого человека. Ты прав, я не принимаю мировоззрение отца. Не семьи, прошу. Не каждого дальнего родственника я считаю родственником, но, даже без оглядки на это, у нас есть и хорошие люди с разумными… мыслями, которые поддержал бы даже ты. Однако меня это не касалось. Я рос сам, создавая мнение точно за стеной всей этой семьи. И пытался сбегать от всего этого долгое время, рассчитывая, что в один прекрасный момент мне это удастся. – пауза. – Не замечая, как падаю все ниже и ниже.
А потом его поймали. Или он поймался. Винсент очень красиво улыбнулся. Той улыбкой, что улыбаются влюбленные, любимые и счастливые люди.
- И я надеюсь, что где-то там будет покой. Но… - он улыбнулся шире, уже почти засветившись. – Я люблю и то, что есть сейчас. Очень люблю. Люби, Александр, это единственный дельный совет, который я имею право тебе дать. Люби искренне и если человек любит тебя в ответ, люби еще сильнее. А если нет, люби в три раза сильней. – Винсент смешно нахмурил нос. – Потому что на этой планете нет ничего красивее света и любви.
Дамер повернул и снова потянулся.
- Я хочу научиться всему, чему смогу и узнать все, что не узнавал ранее.  Потому что возможно, я не так безнадежен. Но что касается братства в целом – не считаю в действительности, что это такая уж утопия. Если смотреть на это относительно рационально. Идеальности, безусловно, не бывает. И этот случай не исключение. Но, эти изменения, что происходят, и что ты творишь, они исправят то, что копилось, как застоявшаяся кровь в охотничьих семьях. Однако, нельзя потерять и их мудрость, Александр. Думаю, нам нужно тренироваться, куда как больше, а? – он приподнял бровь, поворачиваясь к Алеку. – Я верю в это и верю в тебя. Ты классный парень, хоть и дурак. – он засмеялся. – Не воспринимай в серьез. Я разозлился на тебя в больнице. Поэтому бухчу. Буду старым – буду бухтеть еще больше.  – он прислушался. – Предлагаю пробежаться, а то ты бегал, а я нет?
Сначала ему было неловко бежать одному, но услышав, что Александр потрусил следом, сосредоточился уже не на окружении, а на мыслях и дыхании. Да и Форест сильно помогал. С ним было как-то понятно что где. Винсент не был тренированным человеком, но был вредным и терпеливым, поэтому, даже почувствовав через какое-то, надо сказать не очень продолжительное, слабость, не остановился и только с большей настойчивостью побежал вперед.
Бенуа. «Насколько я знаю». Значит это не родственники Лайтвуда. В таком случае, что они делали в их сне?  Чувствуя, что сил уже не остается совсем, Винсент вымученно застонал, но вместо того, чтобы остановиться, припустил на последнем рывке со всей мочи, медленно останавливаясь к концу. Медленно плелся по тропинке.
- Форест. Я умираю. – он потер грудь и закашлялся. Легкие болели. Винсент обернулся к Алеку. – Какое отношение Бенуа имеет к тебе?
Он задумался.
- Кстати. Что… М… Что ты… - он помолчал, пытаясь сформулировать. Чувствовал под своими пальцами безумно колотящееся сердце. – Уровень владения каким оружием у тебя наиболее высок?
[icon]http://s8.uploads.ru/t/RTh0b.png[/icon][nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]I was aiming for the sky[/status]

+2

9

Алек даже не думал противоречить. Помня отца Винсента, не стоило удивляться, с чего произнесенные убеждения четко заняли свое место в голове Дамера. Он, наконец, слышал в его голове надежду и даже призыв к действию. Общительная перемена по сравнению с тем состоянием, при котором они последний раз виделись. Воодушевленный и в каком-то смысле окрыленный Винс нравился ему куда больше. Оно и понятно, не стоило ждать лозунгов от парня, которого только что…. Алек вздохнул, но с улыбкой. Искренняя радость за выздоровление Винсента не только в физическом, но и духовном плане действовала покруче всяких там….да он все равно никогда не пробовал. Просто видел, что все не зря. Что перед ним человек, который может дать фору и так просто не сдастся. Это грело душу.
- Я понимаю. Конечно, понимаю. В глубине души то, что показал Астрал, это не только одна из множества вероятностей наших судеб. Это еще и спрятанная ото всех надежда быть нормальным. Я не говорю, что мы психи, - он улыбнулся, эта улыбка слышалась в его голосе, - Но что-то в этом есть. Извини, что наседал. Я порой чересчур повернут долгом и все такое. И это далеко не всегда хорошо. Иногда кажется, что жизнь меня не готовила к подобным ситуациям ни разу, а теперь раздает вступительные пинки.
Лайтвуд не озвучил свои мысли по поводу смелых слов Дамера о любви. Он любил. Был влюблен. А еще он любил свою семью. Наверное, как Винсент любит своих братьев. Как чаша весов. На одной семья, на другой Шо. И от них ему одинаково больно, а лишаться не готов никого. В мозгу отпечатались слова Хозяина Леса. Он только надеялся, молился, чтобы не пришлось выбирать, потому что любой выбор неправильный. Так он чувствовал.
Слыша сбившееся и надрывное дыхание Винсента, он сам чуть притормозил, удивленно наблюдая, как парень рванулся вперед. Пришлось догонять, а потом и вовсе остановиться. В этот момент Дамер напомнил Розери, вот точно также держащегося то за сердце, то за бок.
- Я…можно сказать, я видел, как их убили, и у меня есть некое обязательство. Перед его сыном. Я должен найти Мореля. Я обещал. И в данном случае это носится к обещаниям, которые нельзя не выполнить. Меня совесть сожрет с потрохами. Нельзя закрывать глаза на молитву ребенка. Я понятия не имею как найти оставшегося в живых Бенуа. Но его сын, он…играл на скрипке. Это я точно знаю, - хмыкнул не без самоиронии, - Очень важная зацепка, - проворчал, - С тем учетом, что в каждой десятой, может быть, семье дети играют на скрипке.
- Уровень владения каким оружием у тебя наиболее высок?
Он внимательно посмотрел на Винсента.
-В основном я стреляю из лука. Но не брезгую и кинжалами. А ты с какой целью интересуешься? Совершенствуешься? Ты…разительно изменился, Винс. Хочется верить, что таким тебя делает упомянутая тобой любовь, - Алек даже не думал смеяться, - Потому что это круто и здорово.
Наклонился потрепать волка за холку. Шерсть давно стала жесткой, а Лайтвуд считал эти 30 килограмм пушистым комком счастья и самым мягким на свете.
- Мне интересно теперь, что случится, откажись кто-то из нас от задания Братства. И пока непонятно, почему ты решил вступить, услышав про намерения убить твоего брата. Интересно, кто дает подобные указания, решая кому жить, а кому умереть. Кажется, это как раз пошло от прошлого поколения. Поколения наших отцов и дедов. А то и раньше.
[icon]http://s2.uploads.ru/QMhv9.png[/icon][nick]Alec Lightwood[/nick][status]I know that you're hurt,
your cries are so loud[/status]

+2

10

Винсент закрыл рот и перестал дышать. У него были подозрения, и Аарон их подтвердил вчера, но он не думал, что подобную охоту может учинить его собственная фракция, то бишь Чаши.  Не нравилось это ему. Он не хотел идти против брата, если тот вдруг надумает куда-то вступить. Но он надеялся на его благоразумие. Аарон был умнее Винсента в этих делах и должен был поступить правильно. Дамер внезапно резко закашлялся и отвернулся, прикрывая рот ладонью и задыхаясь. Спустя пару секунд борьбы с кашлем, он поднял лицо к небу, переводя дыхание и глубоко вдыхая.
- А-а-а. – известил он мир стоном. От легкого ветра шелестели в тишине парка кроны деревьев. Очень уютный звук. Винс постоял какое-то время спиной к Александру, обдумывая что-то, затем повернулся и уже серьёзно продолжил. – Чтож, этот факт так же наталкивает на определенные мысли в отношении Братства, но давай по порядку.
Винсент выпрямился и сложил руки на груди.

- Ты видел призрака сына Мореля Бенуа? – как-то легко сложил слова Лайтвуда Дамер. - Иного объяснения твоим словам я не нахожу. Видел и обещал рассказать его отцу о чем-то. Возможно о том, что они уже не живы. – предположил он, вспоминая слова самого Мореля из своего «сна». - А отец, соответственно, существо. – Дамер вскинул бровь. – Кто? – он небрежно махнул рукой. – Извини, что я спрашиваю, понимаю, что это твое личное дело, но что-то не так. Не знаю. Понимаешь, в том сне были наши родственники и те, кого мы любим. И вдруг появляются Бенуа. Я осознаю, что они связаны с тобой обещанием и Тени для того вроде бы как и пришли, чтобы напомнить, чтобы показать пути. Но что-то не так. Не могу понять. – он задумчиво повернулся. – Не могу понять. – повторил он, хмурясь. – Но видимо это важно. Видимо что-то важное эти герои несут в общей истории развития событий. Пункт номер два. Мы не знаем, кто такие Тени как таковые. Они пытались рассказать, но я не осознал, что же они в действительности есть такое и откуда. Думаю, они не врали. Астральные существа по сути своей должны быть нейтральны. И то, что они показывали, скорее, было просто информацией.
Дамер потер подбородок и какое-то время помолчал.

- Но знаешь, я не исключаю, что так или иначе, они могли занимать какую-то позицию. – Винсент прикрыл глаза. – Они пришли и сказали нам правду, но возможно было для чего рассказывать и для чего напоминать. Нужно узнать, кто эти тени. Если ты говоришь, что Дунфан – бог, значит, обладает магическими способностями. Насколько он осведомлен об Астрале? А об этом Кроатоане? Я не очень понимаю, что это такое, но, кажется, Феникс о нем знает. Проболтался и сам не заметил.  – Винсент потер подбородок. – Если будет возможность, узнай у Дунфана о них. Возможно, эта информация никак не пригодится нам, но лишними подобные сведения тоже не назовешь. К тому же. Что ты знаешь о Кроатоане? Пункт три. Если мы туда попали настолько легко, значит, мы не защищены. Ни ты, ни я, что понятно.
Дамер вздохнул.

- Я еще не уверен, стоит ли защищаться намеренно для проникновения, по крайней мере мне, но думаю, что стоит подумать о сохранении информации и себя самих, если ввязываемся в это дело. Да еще и будем продолжать работать с полтергейстом. Возможно хотя бы для безопасного путешествия по Астралу. Я не очень осведомлен о всех способах, но знаю о камнях и травах. Просто потому что интересно. В общем, ты тоже подумай. Пункт четыре. Насчет братства больше особо говорить не о чем. Лишь внимательно слушать и смотреть. Думать куда и зачем идешь. Возможно, стоит узнать о тайных обществах, которые они упомянули и их исторических связях с чем-то другим. Может где-то и в обычных библиотеках можно найти информацию. Про их мотивы трудно рассуждать сейчас. Особенно судить их. Не думаю, что братство негативно так или иначе, но то, что стоит за ним меня смущает. Что-то мутное здесь. Пункт пять. Карты таро.
Винсент принялся медленно ходить взад вперед, сложив руки на груди.

- Наверное, скорее это для меня уже. Я не понимаю манеру их функционирования. Должно быть что-то в Астрале, что отвечает на вопросы спрашивающего. Интересно было бы узнать побольше о картах. Пункт шесть. – Винсент вдруг замолчал. – Я запутался. – он принялся загибать пальцы, перечисляя под нос. – Морель и причинны его появления, Тени, Защита, Братство, Карты. Мне показалось или в твоем сне не было Кевина? Так.  Я что-то забыл упомянуть. Что-то забыл. – он замолчал. – Ладно. Видимо не столь важно было… – Винсент вдруг очень резко повернулся к Лайтвуду. – Ну ничего себе не важно! Конечно же! Пункт шесть! Я хочу знать о… Экспериментах над существами, связанными со временами нацизма, второй мировой войны и третьего рейха. С… С неким Лайденом. – Дамер поколебался. – Это уже моя личная просьба. Тебе она ни к чему, конечно же, но вдруг… услышишь что-нибудь.
Винсент потер лоб ладонью и нахмурился.

- Мы разделялись с тобой. Тебе не говорили что-нибудь обо мне больше? А что до лука, то да. У меня была бы к тебе очень настоятельная просьба. Мы можем встретиться на днях? Когда времени будет побольше? Я хочу кое-что попробовать, но пока ни в чем не уверен. – Винсент неловко улыбнулся. – Если тебе не сложно. - он поколебался и протянул наугад руку. - Давай... я не знаю... - Винсент совсем уж растерялся. - Дружить? - он хохотнул. - Ну в общем... Не думаю, что у меня есть друзья, так что... Как-то так.

Изменился ли он или нет. Он пока не знал.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/RTh0b.png[/icon][nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]I was aiming for the sky[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » What if we’re backing the wrong horse?