Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » You are the one


You are the one

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

You are the one
you're my only one
1. Место действия
Америка, Нью-Йорк
Аэропорт имени Джона Кеннеди
2. Время и погода
13.03.2020
+12, безветрие
22.30
3. Действующие лица
Шолотль, Мария Сономура, неписи
Позднее присоединятся Адалинда Блэкберри, Дэниел Гримм

Кристина состояла в обществе поддержки женщин, пострадавших от домашнего насилия и Шолотль решил поддержать её деятельность. Адалинда, её наставница и на практике, и в этом нелёгком деле, поручила ей встретить в аэропорту Марию Сономуру, балерину, которая должна прилететь из Лондона. По идее, в этом нет ничего сложного. Взять табличку с её именем и просто взять под крылышко и довести до Ады и её знакомого копа.
Что может пойти не так?

+1

2

В седьмом терминале аэропорта имени Джона Кеннеди было по обыкновению многолюдно. День близился к логическому завершению. Томительная дорога, безрадостное ожидание. Шолотль в третий раз проскользнул замыленным взглядом по одной и той же строчке, после чего наконец прочитанное приобрело смысл. Мысли неспешно догоняли сонное сознание, Кристине тоже хотелось спать. До прибытия рейса оставались считанные минуты, ацтекский бог решил оставить пустые попытки расправиться с последней главой и убрал томик Петрарки в рюкзак, достав взамен него заранее заготовленную табличку. «Мария Сономура» - значилось на белом листе формата А4. Вот, собственно, и все, что знал о ней Шолотль. Еще видел фотографии: внешность у нее была редкая, узнаваемая, что проглядеть ее в толпе вряд ли получится.

Это была просьба куратора Кристины по практике. Они с Адалиндой были знакомы относительно давно, еще до того злополучного инцидента в Мексике. И, конечно же, Крис, международный волонтер, доброволец красного креста, член общества защиты бездомных животных, активист экологического движения и ЛГБТ-френдли, по примеру своей наставницы решила примкнуть к организации, названия которой даже и не знала. Ей было известно лишь то, что они помогают женщинам, попавшим в беду. Крис находила нечто зачаровывающее во всей этой вынужденной скрытности, словно шпионский роман. И была невероятно горда являться одним из их добровольцев, хотя, по правде сказать, до Марии лично ей никто и ничего не поручалось.

Шолотль же отнюдь не разделял альтруистических порывов Кристы. Его мало волновала социальная жизнь девушки, он выполнял лишь то необходимое, из чего складывалась ее повседневность – да и то такие резкие перемены в характере Кристины заставляли ее близких друзей и родственников думать, будто она в глубокой депрессии.

Однако ж, были вещи, которые игнорировать было невозможно. Как институт, и практика, и рождественский ужин с семьей Ларсенов (мама была обеспокоена, все пыталась разузнать, не обидел ли кто ее Кристину). Как этот звонок, за которым стояла судьба одной совершенно незнакомой ему женщины. Если бы Криста могла говорить, она бы сейчас сказала, что это был правильный поступок.

А между тем на электронном табло обновился статус рейсов. Мария Сономура из Лондона прибыла, и совсем скоро нужно будет встретить ее в зоне прилета. Шолотль поднялся, накинул рюкзак на одно плечо и неторопливо побрел на встречу. В запасе времени у него явно больше, чем было необходимо: прежде всего Марии нужно будет пройти паспортный контроль, а еще получить багаж. Если, конечно, он был – мало ли что у нее там приключилось, вполне могло статься, что на чемоданы времени-то и не нашлось.

+1

3

Мария ощущала себя хорошо. В полёте ей удалось перекусить йогуртом и подремать, набраться сил. Она не боялась летать и умела расслабиться в полёте. Тут ещё играл свою роль факт того, что её тут встретят и она, потом, обязательно встретится с Викусом. Разве можно было желать чего-то ещё? И уж с ним она будет в безопасности. Она не спешила, конечно, сообщить ему об этом: вот тебе сюрприз будет, а?
Конечно, может, он её и не ждёт вовсе... но нет, не может быть. Девушка прошла контроль. Забрала сумку и пошла вперёд, оглядываясь по сторонам. Её должна была встретить девушка с короткими светлыми волосами. Ей, вроде как, достаточно неплохо её описали, а уж та её точно узнает. Там у всех кому не лень были её фотографии, скорее всего. Какое-то смутное чувство тревоги преследовало её, но она не могла объяснить природу этого явления. Просто ощущение того, что ещё далеко не всё закончилось.
Она всматривалась в чужие ей лица, всячески зажимаясь в кутаясь в эту дурацкую толстовку с логотипом Нью-Йоркского университета. В ней было не очень холодно, но ей холодно было где-то внутри, от страха. Вдруг кто-то из людей отца уже здесь? Вдруг они что-то выяснили о том, куда она направляется? Надо было всё-таки позвонить Викусу, сказать, чтобы он встретил её... Может, тогда она бы не чувствовала себя так... как? В опасности. Вот как. Безусловно, она понимала, что Варга - преступник, что он, по идее, не самый безопасный человек в мире и что его жизнь - не сахар, но... Это всё не имело значения, на самом деле. Она чувствовала, что если бы он был рядом, её бы точно никто не тронул.

Облизнув губы, девушка встретилась взглядами с той самой Кристиной. Она поняла это, опять же, как-то скорее интуитивно, чем признав нужного человека. Просто вот это мгновение, когда два ищущих друг друга взгляда встречаются и в голове всплывают подробности. У той, видимо, фото. У неё - описание. Все пунктики сходятся.
Сономура подошла к ней и поклонилась на японский манер.
- Спасибо, что помогаете мне, мисс Ларсен, - произнесла Мария, - здравствуйте. Простите, что заставила ждать и тащиться сюда, но у меня будет ещё просьба. У меня, к сожалению, заморожены счета, я не могу купить себе воды. Вы не могли бы приобрести мне бутылку любой минеральной воды? Совершенно любой. Можно из автомата или вон...там магазин, кажется.
Она кивнула головой в сторону мини-маркета.
- Я компенсирую Ваши расходы, как только у меня будет возможность.

[icon]https://a.radikal.ru/a07/1804/32/4ccf1f1dd2cc.png[/icon][nick]Maria Sonomura[/nick][status]Lights Out[/status]

+1

4

Он сразу узнал в толпе Марию. Необычайное сочетание типично европейского имени с японской фамилией соответствовали ее выдающейся наружности. Когда их взгляды встретились, Шолотль даже улыбнулся ей уголками губ, едва заметно, но глаза выдавали в нем дневную усталость и тягучую сонливость.

Заметив большую дорожную сумку на плече хрупкой девушки, которая, как ему казалось, перекашивает весь ее силуэт чуть вбок своей тяжестью, он было захотел предложить ей свою помощь – чисто из учтивости, что-то на уровне рефлексов. Но вовремя опомнился, сообразив, что он-то и сам сейчас выглядит как девушка. А значит, и вести себя должен подобающе, не нарушая образа, при котором эта его вежливость смотрелась бы по меньшей мере странно.

- Здравствуй, Мария, - поприветствовал ее Шолотль, стараясь изо всех сил казаться Кристиной. – Прошу, не беспокойся на мой счет. В конце концов, я волонтер и нахожусь здесь потому, что сама этого хочу, - пока у него выходило не очень убедительно. Нет, Кристина разговаривает совсем не так. Но суть добровольничества в общем и целом Шолотль верно уловил.

Выслушав просьбу девушки, он кивнул, мол, да, без проблем, и оставил ее всего на минуту. У автомата со снеками была небольшая очередь, зато мини-маркет, как ни странно, практически пустовал. Туда-то и направился ацтекский бог.

«Нет уж, это никуда не годится» – размышлял он, не глядя хватаясь за первую подвернувшуюся бутылку воды. Актерское мастерство, к сожалению, не входило в список его талантов, и даже зная объект своего изображения наизусть, зная ее чувства, а иногда и предвосхищая некоторые мысли, Шолотль, как бы ни старался, но воссоздать образ не мог. Еще бы! Ведь они с нею расходились даже в таких мелочах как, например, шоколад. Крис любила молочный, с орешками или шоколадным драже, Шолотль предпочитал исключительно горький. С красным чили и солью – да, и чего только сейчас не производит пищевая индустрия! Он так и стоял, разглядывая витрину с шоколадом у кассы, пока продавщица пробивала бутылку воды. Даже совсем позабыл про Марию – а стоило бы ее проверить. Как там она? Все-таки, наверное, не просто так девушкам, обратившимся за помощью в эту таинственную организацию обязательно требовалось сопровождение. И только расплатившись за покупку, Шолотль опомнился и тут же окинул многолюдный зал внимательным взглядом, пытаясь отыскать Марию.

+1

5

Мария всё ещё стояла там же, где её оставил Шолотль. Она внимательно смотрела по сторонам, всё ещё ощущая лёгкую тревогу. Почему-то ей казалось, что вот-вот из-за угла выйдет кто-то, кого она будет...мягко говоря, не рада видеть. Девушка заметила Кристину и помахала ей рукой, обозначая своё местонахождение.
Японка пошла ей навстречу и взяла бутылку, благодарно кивнув.
- Спасибо, мисс Ларсен, большое спасибо, - Сономура вежливо улыбнулась. - Идёмте?
Девушки пошли дальше через аэропорт.
По словам Адалинды, встретить Марию нужно было совершенно с противоположного входа, чтоб если кто-то попытался бы её перехватить с самолёта, то не смогли бы сделать это в таком "очевидном" месте. С полицейским она будет, чтоб если они будут у всех входов, то её бы было кому защитить. В конце концов, мало ли, какие друзья есть у её сумасшедшего отца здесь, в Нью-Йорке? Учитывая, что девушку продолжали преследовать даже после того, как суд запретил мужчине распоряжаться её жизнью и даже приближаться к ней до окончания судебных тяжб.
Мария всё продолжала смотреть по сторонам, хмурясь и поджимая губы, чувствуя себя очень неуверенно. С другой стороны, если разобраться, вряд ли бы люди отца стали бы нападать на неё при такой толпе людей.
- Знаете, мисс Ларсен, это здорово, что вы этим занимаетесь... Помощью таким как я. В смысле... Мне казалось, что всё это невозможно. Прекратить этот кошмар. Я почти готова была смириться с тем, что я никогда не буду свободной, а оказалось... Что это просто вопрос правильных связей и общественного резонанса.
Девушка чуть улыбнулась уголками губ, хотя она не выглядела особенно счастливой. Вдалеке стоял телефон-автомат и Мария задумалась о том, чтоб всё-таки позвонить Викусу. Обозначить своё присутствие здесь, в Америке, но... она вспомнила, что её просили этого пока не делать и Кристина, по идее, вряд ли разрешит это сделать, ради её же, Марии, безопасности. Или, может статься, пойдёт с ней, а разговаривать по телефону, когда кто-то за твоей спиной... как-то неловко.
Поэтому Мари отказалась от этой идеи.

- Кристина! - послышался мужской голос откуда-то сзади. - Эй, Ларсен! Кристина! 

Мария невольно повернулась на голос.
Там шли сразу четверо молодых людей с большими сумками, которые добродушно улыбались. На всех был налёт загара и усталости.

- Эхэй, какая встреча! - сказал один из них, хлопнув девушку по плечу. - А мы только что из нашего Африканского путешествия. Это так здорово, что нам достались туда места. Жаль, что ты не смогла поехать. Столько впечатлений.
- Это твоя подружка? - спросил он, оглядев Марию. - Не знал, что ты по азиаткам.
- Рич, она не лесбуха, чё ты опять подкалываешь, - недовольно осадил его первый. - Слушай, ты не в курсе, как там профессор Энистон? Я слышал, ему оторвало руку во время терактов. В какой больнице он лежит? Мы хотели бы его навестить.
- Ты с нами не хочешь? - спросил второй.
- Может вы хотите перекусить, девчонки? Мы можем вас угостить, - влез в разговор третий.
- Ты опять клеишь баб при любой возможности, - закатил глаза четвёртый.

Сономура улыбнулась. Может, будь она не самой собой, она бы действительно воспользовалась возможностью позвонить Викусу и была бы права в этой ситуации, но девушка решила просто сходить в туалет и умыться, заодно дав Ларсен распрощаться с этими ребятами и обменяться парой фраз. Судя по всему, они были с ней знакомы, может даже, были приятелями.
- Кристина, я отойду... - она показала пальцем на уборную. - Я вернусь. Буквально на минутку.
Туалетная комната была как раз недалеко и вряд ли что-то могло бы случиться. По крайней мере, так рассуждала японка. Она поставила сумку рядом с Кристиной.

Парни поглядели на Марию, уходящую в сторону уборной и повернулись к Кристине.
- Ну-ка колись, что за девчонка, - снова заговорил третий.
- Гейб, ты дебил, - отозвался Рич. - Хотя она миленькая, вроде.
- У вас где глаза-то? Она ж плоская.
- Сам ты плоский, Кевин.
- Адам, глупо отрицать очевидное.
- Заткнитесь вы все, короче, - закатил глаза Рич. - Ну так как, Крис? Поедешь с нами проведать Энистона? Мы собирались закинуть вещи и поехать сегодня вечером.


[icon]https://a.radikal.ru/a07/1804/32/4ccf1f1dd2cc.png[/icon][nick]Maria Sonomura[/nick][status]Lights Out[/status]

+1

6

Шолотль видел ее тревожность. Замечал то, как она опасливо озирается по сторонам, будто ей даже вдали от Лондона угрожает что-то незримое, но вместе с тем пугающе неотвратимое. Конечно, он не мог знать, что именно у нее на душе, но мог понять ее опасения, и извинить ей это.

- Создать общественный резонанс – это очень смелый поступок. И правильный. Никто не заслуживает жизни в несвободе… И да, можешь звать меня просто Кристиной, - добавил он под конец, про себя отмечая, что сейчас это больше похоже на то, что хотела бы сказать Крис. Для полного сходства не хватало только ее эмоциональности и чуть-чуть воодушевляющего типично-американского феминизма. Но на такое уж его вряд ли понесло бы. Тем более, гораздо сильнее, чем эмоциональное состояние Марии, сейчас беспокоила ее безопасность. Глядя на ее напряженность, на неумелые попытки скрыть волнение Шолотль было хотел спросить, считает ли Мария, что ей угрожает что-то прямо сейчас – но в эту самую секунду кто-то окликнул его сзади.

То есть, конечно же не его конкретно, а Крис – за те полгода с небольшим он, к своему сожалению, успел привыкнуть к тому, что его все зовут Кристиной. Но, надо сказать, в аэропорту он уж никак не ожидал повстречать знакомых, что даже на какую-то секунду утратил способность воспринимать происходящее. Только стоял и тупо пялился на ребят непонимающим взглядом. Ох, как же не вовремя!

- Да уж, вот это неожиданность… - вполне дружелюбный жест одного из парней произвел на Шолотля отрезвляющий эффект, он тут же словно от ступора очнувшись, передернул плечами, чтобы стряхнуть с себя его руку – уж не терпел по отношению к себе фамильярностей.

Пока его – точнее, Кристу – обступили приятели, наперебой вещая истории, перескакивая от Африки до несчастного профессора, отвешивая безобидные колкости и предпринимая неловкие попытки флирта, Мария между делом предупредила, что собирается отойти на минуту. Шолотль только и успел что отследить ее взглядом, пока она совсем не скрылась из виду. Кристина, если бы только была собой, порадовалась бы случаю, что свел ее со старыми приятелями. Позавидовала бы их путешествию (еще бы, ведь она сама так хотела побывать когда-нибудь в Африке), пожурила бы Кевина за его глупые шутки и пококетничала бы с Ричем (она же всегда строила ему глазки, но исключительно из озорства и без намеков на продолжение, они оба это понимали). Вот только Шолотль не разделял ее дружеских симпатий, и думал лишь о том, как бы чего не случилось с Марией. Отделаться от парней он мог бы и за пару слов, но раз уж ему все равно пришлось бы ждать японку…

- Энистон? Да, как же там – знаю о нем конечно, жуткое дело! Полруки лишился, наверное, разорил там свою страховую компанию! Локтевой сустав был сильно поврежден, пришлось произвести резекцию. Сейчас уже вроде как к протезированию готовят, но говорят, вернется он еще не скоро, - поведал он с таким цинизмом, какой бы не позволила себе Кристина. И про страховую, конечно же, нарочно упомянул. - Вы если навестить его собираетесь – он в нашей университетской клинике лежит. Мы с ребятами еще две недели назад открытку ему посылали. Только я с вами не поеду, у меня другие планы на вечер… И, извините конечно, мальчики, но компания нам с моей подружкой будет лишней, - закончил он, многозначительно заглянув в глаза Ричарду, который в самом начале усомнился в ориентации Кристы. Все это было тоже, разумеется, нарочно. С расчетом на то, что парни оставят их в покое. А между тем Кристина где-то внутри сознания, обескураженная подобным тоном, расплакаться была готова, понимая, что в эту самую минуту у нее, вероятно, стало на четырех друзей меньше, чем было.

+1

7

Парни переглянулись между собой.
- Крис, прости, если мы тебя обидели, - виновато сказал Адам. - Ну ты это... Ладно, удачного вечера.
Они начали уходить, но Ричард остановился на полпути.
- Я задержусь, ребят, - Рич махнул им рукой. - Догоню, догоню, чё вы.
Парень повернулся к Кристине.
- Всё нормально? - поинтересовался он, совершенно по-дружески, без каких-либо романтических намёков. - Ты смотри, если я хоть чем-то могу тебе помочь, то ты только скажи, мы же, вроде...
Раздался визгливый смех и позади них пошла буквально огромная толпа китайских туристов-студентов, очень шумных и громких. Они не просто шли, а пёрли вперёд и совершенно не смотрели куда. Рич вздрогнул, подобрал сумку Марии и, приобняв одной рукой Крисолотля, отошёл от них в сторону, недовольно глядя на то, как много места они заняли своей суперкомандой и сколько их было. Видимо, какой-то специальный рейс: их точно набиралось на целый салон самолёта, а то и не один. Они плотной стеной прошли мимо юноши и бога в теле девушки.

Когда они прошли мимо, можно было увидеть, как мимо женского туалета торопливо проходил мужчина с большим чемоданом. Он куда-то очень торопился, скрывая своё лицо капюшоном.
Из мужского туалета вышел уборщик с большим закрытым мусорным ведром на тележке. К тележке ещё крепилось ведро с водой, швабра и какие-то тряпки по бокам висели. Он тяжело толкал её, поглядывая на колесико.
Они столкнулись. Мужчина с чемоданом что-то зло сказал уборщику, оттолкнув его и направившись быстрее вперёд, к выходу из аэропорта. Уборщик пожал плечами, покачал головой и подошёл к женскому туалету. Он постучал в дверь, заглянул туда, что-то прокричал и закрыл дверь, отойдя от неё. Из туалета вышли три молодых девушки, что-то весело щебеча друг другу. Уборщик посмотрел им в след, подождал ещё минуту, снова открыл дверь, оглядел туалет и скрылся за дверью вместе со своей тележкой и повесил табличку "УБОРКА" с внешней стороны двери.

Рич огляделся по сторонам, поставив сумку Сономуры.
- В общем... ты знаешь мой номер, Крис, - обратился он к Шолотлю, глянув на него внимательно и доверительно. Позвони если что. Попробую найти ребят, что-то эти китайцы сбили меня с толку. И ты тоже девушку-то поищи свою. Надеюсь, они её не похитили.
Он подмигнул ей и пошёл прочь.

+1

8

- Друзья? Ну-ну… - покачал головой ацтекский бог. Правда, едва ли Рич слышал – мимо них как раз, точно горная река, стремительно прошагали шумные студенты.

Ему не было дела до ее друзей – пускай себе думают, что хотят. Пускай обижаются – ну и что ему их обиды? Что ему до каких-то там дружеских симпатий Кристы, ее привязанностей, жизненных ценностей? Он не намерен быть ею хоть сколько-нибудь дольше, чем вынуждали обстоятельства. Ведь трудно представить себе большее унижение для бога, чем проделать путь до жизни простого смертного.

Что же до Кристины – она была ему отнюдь не безразлична. Шолотль чувствовал ответственность перед ней. Не за сейчас – сейчас принадлежит ему, ведь не его вина в том, что они оказались заперты в одном теле – за то, что будет с ней потом. После того, как он найдет способ разъединить их, избавив друг от друга. А он ведь обязательно найдет… вообразить даже – и то трудно.

После долгой вынужденной паузы, когда огромная толпа миновала их, Шолотль перехватил руку Ричарда и убрал ее со своего плеча.

- До свидания, Ричард, - сказал он от имени Кристины, снисходительно заглянув тому в глаза напоследок.

Теперь Мария. Все это время Шолотль то и дело поглядывал в сторону туалетов, чтобы отследить девушку, когда та выйдет. Наверное, излишняя осторожность, граничащая с паранойей. Ну что с ней может случиться в аэропорту? Где полно охраны, где камеры. И тем не менее, Шолотль издали пристально наблюдал за манипуляциями уборщика. Тот как раз дожидался, пока освободится помещение, чтоб он смог сделать свою работу. А значит, Мария должна вот-вот выйти.

Но она так и не появилась. Странно. Ацтекский бог быстрым взглядом окинул просторный зал, но так и не обнаружил Сономуру. Очень странно. Ну не могла же она никуда деться – пяти минут не прошло… Тревожный знак. Не долго думая, Шолотль подхватил сумку девушки и устремился к женскому туалету. Он быстрым шагом пересек зал, лавируя между прохожими, и, не обращая внимания на предупредительную табличку на двери, уверенно дернул ручку на себя.

+1

9

Шолотль увидел, что уборщик складывает в своё ведро пакет с мусором из туалетной мусорки. Мужчина застыл, сердито глядя на девушку.
- Вы что, не видели? Уборка. Другой туалет в той стороне, - он быстро прошёл к другой кабинке и взял мусорный мешок, скрутил, кинул в ведро. - Я и так быстро стараюсь... А ведь если мы будем бойкотировать, то вы все в мусоре утонете.
Он подошёл к следующей кабинке и легко открыл. Она тоже была пустой. Снова тот же отточенный жест, пакет с мусором оказался в ведре. Очень быстро и технично.
- Вы будете смотреть как я убираюсь или чего?

+1

10

Должно быть, он выглядел нелепо со стороны. Когда ворвавшись в закрытое для уборки помещение женского туалета застал там – ну кто бы мог подумать! – всего лишь-то человека за работой. И пренебрегая всеми правилами приличия, не поспешил ни извиниться, ни удалиться прочь. Так и стоял на входе с самым серьезным видом, напряженно вглядываясь в пустое пространство.

Ну то есть, если не считать уборщика, пустое. Тот выглядел недовольным. Наверное, все потому, что Шолотль мешал его работе своим присутствием. Но Шолотлю было как-то не до его праведного возмущения – его сейчас волновало лишь то, что он не мог отыскать Марию. Здесь ее явно не было. Нехорошо.

Когда же они успели разминуться? Пяти минут ведь не прошло. Если с Марией все в порядке, она, наверное, где-то неподалеку. Но если – нет?..

Но даже если с ней вдруг что-то и случилось (что, разумеется, маловероятно, все ж таки аэропорт, кругом вооруженная охрана, камеры и толпы людей) она наверняка все еще где-то в здании седьмого терминала. А что делают в ситуациях, когда теряют человека в людном месте? Объявляют о его пропаже по громкой связи, что ли? Обращаются за помощью к полиции? Ацтекскому божеству не приходилось раньше заниматься ничем подобным!

Он вышел, хлопнув дверью, и даже не попросивши извинений за причиненные неудобства. И пусть тот человек теперь считает, что он – бестактный грубиян, которого в детстве мать забыла обучить манерам. Хотя, отчасти, так оно и было: эта женщина его действительно ничему не обучала. Произвела на свет – на том решила, что с нее достаточно.

А в зале между тем было по-прежнему на удивление людно. Шолотль, обратившись во внимание, принялся оглядываться по сторонам в поисках японки.

+1

11

Поиски девушки ничего не давали. Нигде не было её следов. Уборщик, меж тем, закончил уборку в туалете и вышел вместе со своей телегой с вёдрами через служебный вход.

На рыщущего в толпе Шолотля обратил внимание местный сотрудник отдела безопасности. Молодой человек в форме охранника подошёл к девушке и похлопал её по плечу, не зная, что он сейчас, так-то, прикасается к истории.
- Что-то случилось, мисс? Вы кого-то потеряли? Может быть, вам стоит подойти к стойке информации и сделать объявление? Или, может, мне вас сориентировать? - он дружелюбно-вежливо улыбнулся - часть работы. - Вы выглядите обеспокоенно. Моя работа устранять любые причины беспокойства.
Другой сотрудник безопасности стоял чуть поодаль и смотрел на них. Видимо, меры предосторожности: всё-таки недавно были теракты.

+1

12

Все это начинало выглядеть довольно дурно. Нигде поблизости Марии не было, и вряд ли бы она далеко ушла – ведь не дитя же малое, в самом-то деле! Конечно, все еще можно было оптимистично предполагать лучшую из возможных ситуаций, что с Марией они просто разминулись, и сейчас она, возможно, где-то неподалеку, ищет его. Но позволить себе утешаться наилучшим из возможного означало бы оказаться бессильным перед худшим. А что, если ее действительно здесь кто-то преследовал? А Шолотль этого и не заметил…

Вдруг кто-то снова тронул его за плечо (и на секунду он было понадеялся, что Мария), отвлекая от безуспешных поисков. Мужчина в форме сотрудника безопасности. Как же он… кстати?

- Я? Да. Я потеряла… - он вдруг запнулся. Так. Если с Марией все-таки что-то случилось, то объявлять ее по громкой связи – зря только время терять. Ох, время-время, сейчас-то каждая минутка дорога. Конечно же, в аэропорту повсюду камеры. Вот только как бы убедить службу безопасности позволить ему взглянуть на трансляцию?

- Я потеряла мою маленькую сестру! – выпалил Шолотль, изобразив на лице крайнюю степень обеспокоенности. Ведь так люди ведут себя, когда теряют детей? – Она совсем ребенок! Аэропорт такой большой, она сама здесь не ориентируется. Наверное, спряталась где-нибудь, или потерялась в толпе. Представляете, как ей сейчас страшно? Пожалуйста, сэр, могу я взглянуть на трансляцию с камер? Я так боюсь после этих ужасных терактов, что с ней может что-то случиться!

0

13

Мужчина нахмурился. Видимо, Шолотль не особенно его убедил.
- Мы можем сделать объявление по громкой связи. Если она не придёт на место, то тогда уже посмотрим камеры. Как вам такое решение? Главное - успокойтесь, всё будет хорошо. Или я могу попросить, чтоб охранники сейчас посмотрели записи и куда она от вас делась.
Он улыбнулся дружелюбно.
- Как зовут вашу сестру и как она выглядит? Мы опишем её по рации и передадим девочкам на стойке информации. Её смогут привести туда или, услышав, что вы её ищете, она сама сориентируется. Стойка горит очень ярко, - он показал в сторону стойки информации, где действительно горела ярко буква i в кружочке. - Не потеряется.

+1

14

Очевидно, убедить этого человека было сложнее, чем он ожидал. И даже миловидная внешность и невинные голубые глазки Кристины не помогли. Каков негодяй! Тут, между прочим, девушка в беде!.. Что ж, попытаться стоило.

- А знаете что? Ничего мне от вас не нужно! Сама найду! – ладно-ладно, неси свою службу дальше, охранник. Вот только что же оставалось делать Шолотлю?

С этими словами он быстрым размашистым шагом удалился от этого несговорчивого человека из службы безопасности аэропорта и затерялся среди людей.

Ну, и что же теперь делать? Как искать Марию, когда он сам-то в современном мире, мире людей и людских правил, словно в тумане дорогу на ощупь пробует.

Подумать только, ведь когда-то целые народы вверяли ему свои судьбы. А тут – за одной-единственной девушкой уследить не смог. Ну это ли не крах?

Удручающе.

Шолотль подошел туда, куда его направили – к стойке информации. Она оказалась действительно яркой и приметной, словно маяк посреди огромного пространства терминала аэропорта. Не то, чтобы он возлагал особенные надежды на этих услужливых девушек под желтой прописной «i», но если уж и это не сработает – что же тогда?

Тогда… обратиться в полицию? Заявить о пропаже человека? А еще – стоит позвонить Адалинде. Сообщить о том, что произошло.

- Я хочу сделать объявление, - обратился он к сотруднице аэропорта. – Я потеряла свою знакомую. Ее зовут Мария Сономура. Скажите, пусть подойдет к Кристине Ларсен, я буду ждать ее прямо здесь, у стойки информации.

+1

15

- Да, конечно, - кивнула девушка, причём не особо-то участливо: просто вежливо.
Она потёрла горло, прокашлялась и нагнулась к микрофону.
- Мария Сономура, вас разыскивает Кристина Ларсен. Пожалуйста, пройдите к стойке информации. Повторяю. Мария Сономура. Вас разыскивает Кристина Ларсен. Пройдите, пожалуйста, к стойке информации. Спасибо.

Девушка подняла взгляд на Кристину и широко дежурно заулыбалась. Ей было всё равно: она просто выполняла свою работу.
- Если так и не найдётесь - мы можем вызвать охранников. Или полицию. Как сами скажете.
Сказав это, она опустила взгляд на монитор компьютера, безучастно-скучающе что-то там пролистывая и клацая по клавиатуре.

Прошло десять минут, а Мария так у стойки и не появилась. Девушка заметила это, наверняка, но она никак не реагировала на происходящее какое-то время, а затем подняла взгляд на Ларсен.
- Мне продублировать объявление?

+1

16

Ну вот теперь, пожалуй, прошло достаточно времени, чтобы наверняка сказать: она пропала. Вот, значит, как оно происходит. Вот так и теряются люди.

Напрасно было ждать, будто после того, как ее имя объявили на весь терминал по громкой связи, Мария вдруг сама собою отыщется. Чудесным образом возьмется из толпы, словно из неоткуда, и наверняка скажет о том, что и сама все это время искала Шолотля. Ну, то есть, Кристину, конечно же.

Он и не ждал.

И каждая новая минута все многозначительнее оправдывала его ожидания.
Шолотль так и стоял там, у стойки информации – рюкзак Кристины на одном плече, сумка Сономуры – на другом. Для него делалось очевидным, что сам он вряд ли в состоянии расправиться с этой проблемой. Но это вовсе не означало, что он ничего больше не мог сделать для Марии.

Еще как мог.

- Не нужно повторного объявления. Я хочу обратиться в полицию, - неужели прошло столько времени, что эта девушка из службы аэропорта решила сама напомнить ему о том, что он кого-то ждет? – У меня есть основания полагать, что мою знакомую кто-то преследовал.

И это не пустые слова: ему действительно так думалось, когда они с Марией шли вместе по залу, и она то и дело озиралась по сторонам. Возможно, если бы он тогда придал ее поведению больше смысла, ее бы не пришлось сейчас искать с полицией. Ах, если бы...

+1

17

Девушка стала серьёзнее.
- Преследовали? - повторила она, беря в руку телефон.
Рядом с Кристиной появилась Адалинда. Она приобняла девушку и легко сжала её плечо.
- Всё в порядке, - Ада звучала очень убедительно и улыбалась максимально приветливо. - Я просто должна была встретить Марию вместе с Кристиной, встретила её подружку и это мы её потеряли, а не она её. Простите, что побеспокоили.
Девушка пожала плечами и снова уткнулась в экран компьютера, а Адалинда повела Кристину в сторону, но спокойно-радостная улыбка сползала с её лица по мере их движения.
- Лучше бы ты сразу обратилась ко мне, дорогая. Я заволновалась, что вы так долго не появляетесь и решила войти внутрь. Как раз услышала объявление.
Она нервно хмыкнула.
- Ты уверена, что ты её потеряла, так? - спросила Ада, поворачивая голову к Шолокрис. - Хорошо, что я успела вовремя. Нельзя вызывать полицию. У нас у всех будут большие проблемы, если у этой истории будет огласка... Да и мало кто согласится заниматься этим вопросом.
Блэкберри вела Кристину к выходу из терминала. Женщина забрала у девочки сумки. Не смотря на то, что она уже месяц как в "интересном положении", она не чувствовала ни тошноты, ни слабости, ни какого-то особенного дискомфорта из-за запахов, странных гастрономических заскоков (ну, разве что, по классике - иногда хотелось либо очень сладкого, либо солёного). Она знала кто отец, но не особенно на него рассчитывала, посему, как она сама считала, даже её организм как-то перестроился в режим "сам со всем справлюсь". Может, конечно, это только начало, а, может, и вправду ей не грозило ничего особенного - время покажет.
- Нам нужно обращаться к проверенному офицеру, - спокойно объясняла Адалинда, хотя по ней уже стало видно, что она отнюдь не спокойная. - Проблема в том, что эта девушка - подружка криминального авторитета Нью-Йорка и нам всем за неё, скорее всего, влетит по первое число, если мы не объясним ему ситуацию до того, как этим делом кто-то займётся.
Парамедик нервно сглотнула ком в горле.
- Ничего страшного, ты не виновата, но, я надеюсь, что сейчас ты сможешь что-то рассказать моему другу. Пока мы идём, вспоминай всё, что можешь вспомнить. Всё подозрительное. Любая мелочь на первый взгляд, - Адалинда достала мобильный телефон и написала Дэниелу, что они подойдут к нему через 5-7 минут. - Можешь говорить вслух, можешь вспоминать про себя, как тебе проще. Мы уже потеряли первое время, что могли выиграть с её исчезновения, нам остаётся только быть спокойными и рассудительными и суметь понять, что случилось. Думаю, Дэн сможет затребовать у них записи, но нужно понять что смотреть и на что обращать внимание. Держим себя в руках и не поднимаем панику. Хорошо?

[icon]http://s018.radikal.ru/i512/1606/fd/9db58aa164a9.png[/icon][nick]Adalind Blackberry[/nick][status]it all depends[/status]

+1

18

[icon]https://c.radikal.ru/c28/1807/7f/9b90322f6e7c.png[/icon][status]Не в себе[/status]
От неожиданного прикосновения Шолотль, как и обычно, напрягся всем телом, спружинился, уставившись на руку Адалинды на своем плече как на врага. Однако тут же освобождаться не стал – по-видимому, порог его тактильной толерантности со временем повысится естественным путем. Не сразу, конечно, над этим следует работать.

- Ах, вот и ты! А я-то уж испугалась, - мгновенно сориентировался Шолотль, подыгрывая женщине. И откуда она только успела появиться здесь?

Они вместе отошли от стойки информации, и в этот момент ацтекскому богу померещилось странное гнетущее чувство, будто каждое его опрометчивое действие приносило все больше вреда несчастной Марии. Нет, он не ощущал своей вины, не чувствовал себя ответственным за произошедшее – оно все как будто бы просто случилось само собой. Но эта гадость, повисшая на душе тяжелым камнем, упрекала его мыслями о том, что он так и не смог ничего поделать.

- Прошло уже около получаса, как я видела ее, - ответил он, не глядя ей в глаза. Вот, мол, и думай сама. Да только что уж там, очевидно все.

Но ведь, действительно, почему это он не обратился сразу к Адалинде, когда стало ясно, что случилось что-то недоброе? Не потому ли, что считал, будто может справиться с проблемой лучше женщины, чья работа – спасать людей?

- Я слишком поздно поняла, что произошло. И думать не думала, что этой девушке угрожает реальная опасность, - он не оправдывал себя, и не пытался выпросить извинений у наставницы Кристины, но ему вдруг стало жаль того, что он подвел Марию. Действительно жаль, и почему-то захотелось сказать об этом вслух.

Проблемы, связанные с деятельностью друга Сономуры, находились за сферой понимания Шолотля. Точнее сказать, он вполне мог представить причины, по которым не следовало обращаться в полицию в конкретной ситуации, но сам статус криминального авторитета нисколько не наводил на него жути. И не был для ацтекского бога убедительным предлогом объясняться с ним. Так и не поняв нервозности Адалинды, он лишь подумал обо всем этом – отчего ж тогда друг Марии, раз он действительно друг и она дорога ему, сам не встретил ее. Подумал про себя, но озвучивать не стал, лишь понимающе кивнув в ответ.

- Мне жаль, что все случилось так, как случилось, - сказал он, когда Ада закончила, и больше добавить ему было нечего. Он молча следовал за женщиной, все так же потупив глаза в пол, что только и мелькали зазоры между плитками. Он вспомнит – а как же иначе? – вспомнит все, что видел и расскажет этому ее знакомому-полицейскому. А дальше – пусть бедой Сономуры займется тот, кто умеет.

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » You are the one