Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Болью боль твою утешить


Болью боль твою утешить

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Болью боль твою утешить
Мимолётное паденье и ни слова о дальнейшем
Никакого продолженья нет у поцелуя гейши
Всё непросто в наших душах - белый с чёрным перемешан
Иногда, мой милый мальчик, побеждает не сильнейший.

1. Место действия
Северная Корея, Пхеньян, Рюген /Астрал
2. Время и погода
5-6 апреля, 2020 год
+ 6, дождь
1.30
3. Действующие лица
Адам Питерс, Адольф Киркегард, Мэйсон Аттвуд
Позднее, вероятно, Отилия Ллойд

Взрослые дяди сейчас разрулят ситуацию, куда без этого? Аттвудовское письмо вынудило Питерса буквально схватить в коридоре Киркегарда и потащить с собой, на ходу вводя его в курс дела и что сейчас придётся делать во имя спасения утопающих.

0

2

- ЯПОНСКАЯ БОГОМЫШЬ, АТТВУД! - заорал по-русски Адам из своего кабинета.
Пожалуй, это было самое ценное выражение на русском языке, которое он узнал от русских коллег. У него не было особенного какого-то смысла, но оно потрясающе точно и ёмко олицетворяло...да всё оно олицетворяло. И было, при этом, цензурным.
Доктор спокойно вышел из кабинета, проводя ладонью по лицу и волосам, грузно выдыхая. На него уж больно странно покосилась медсестра и он ей мило улыбнулся, в голове перебирая кандидатуры разных врачей. Медсестра кивнула ему, как-то испуганно, и пошла дальше по коридору.
Питерс быстрой походкой пошёл в сторону лестницы и там встретил Киркегарда. Он оглядел Адольфа с ног до головы и схватил его под руку.
- Скажи мне, Адольф, ты очень занят? Нет? Ну теперь будешь охренеть как занят, - констатировал Адам. - Прости, но кроме тебя мне не на кого рассчитывать, уж больно у тебя хорошие вводные данные.
Он повёл Киркегарда на лестничную клетку, встал перед ним и огляделся по сторонам.
- В общем, Адольф, у меня не очень много времени, чтоб объяснять тебе, что случилось. Большую часть того, что я тебе сейчас скажу, тебе придётся воспринять, как есть и не задавать вопросов. Дело очень важное и в перспективе, если мы сейчас будем сильно медлить - нам всем каюк.
Адам был предельно серьёзен и его полуулыбка была очень натянутой и нервной. Он действительно был и зол, и напуган, и возбуждён произошедшим одновременно.
- Во-первых, всё это - секрет. Нельзя никому говорить. Во-вторых. В общем. Я создал аппарат, который позволяет проникать в головы наших "спящих" пациентов. Он работает и работает неплохо, но его нужно дорабатывать и его ни в коем случае нельзя использовать в одиночку. Я очень лоханулся, когда взял с собой Аттвуда, а не, например, тебя или Кэрол с тридцатого этажа, но это уже пусть будет моей головной болью. Суть в том, что в сознании одной из пациенток мы обнаружили сущность, о которой только собирались доложить одному из глав СФ - Кашиваги, если точнее. И представить ему моё изобретение, естественно. Путешествие в Астрал через модифицированную аппаратуру для сомнографии. Этот придурок, Аттвуд, решил воспользоваться машиной сам. Я более чем уверен, что с ним теперь случился какой-то локальный апокалипсис, который потом может поползти по Рюгену и аукнуться ему всякой хернёй, но я не могу разобраться с этой проблемой без наблюдателя за показателями аппаратуры. Ты поможешь мне сейчас, а я расскажу тебе подробнее потом, идёт?
Адам выразительно нахмурился, глядя на Киркегарда.
- Я знаю, что это всё как снег на голову, но у меня просто нет выбора, кроме как задействовать тебя.

[Аттвуд пропустит очередь после Адольфа]

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+1

3

В общем и целом Рюген был не самым плохим местом, где Киркегарду доводилось работать. Главное не выходить на улицу, ибо там эти мерзкие корейцы, все на одно лицо, как они друг друга-то различают не понятно. А еще эти пищевые автоматы на каждом углу каждого каридора, созданные специально, чтобы никто не выжил. Да кто сможет выжить если будет жрать всю ту дрянь, что в них можно купить, если только бактерии, корейские. Но были и плюсы. Самым большим и жирным плюсом был доступ к лаборатории в любое время суток.
На данный момент Адольф был совершенно свободен и уже начал маяться скукой, почему собственно и оказался в коридоре, где и был пойман.
- Для тебя я совершенно свободен, - Адольф сразу же прыснул в глотку из баллона, как только Питерс от него отцепился и начал говорить. Он явно нервничал и вероятно повод был.
«- Секрет, говоришь, секреты я люблю, а лазить по головам ещё больше. Уверен если к твоей чудо-машине присовокупить фармакологию цены ей не будет».
- Да не кипиши ты так, Адам, где твоё позитивное мышление. Мы на войне, а на войне всегда бывают жертвы.
«- В нашем случае жертвы собственной глупости и самонадеянности, хотя не уверен, что будь у меня такая возможность, я поступил бы также. Ты ведь мне подсобишь если что, рептилия?».
«- Всем чем смогу, но твое безрассудство мне претит».
- Идет, идет. Идем! – Адольф сверкнул стеклянным глазом и расправил плечи, тем самым показывая свою полную боевую готовность – вещество быстренько впитавшись в слизистую дошло до мозга. Он едва сдержал довольную улыбку.
- Какой собственно армагидец ты имеешь в виду? Что реально может случиться? Кроме того, что все узнают, какой Мейсон придурок, ну, и про твой секрет.
«- Где-где, а тут полно тех, кто в астрал ходят как к себе домой, и даже не «как», а просто домой».

+2

4

Адам выдохнул, схватившись за голову и прикрыл глаза, кивнув в сторону, мол, пойдём.
- Действительно, позитивное мышление, мать его, - пробормотал он. - Всё, да, меня отпустило. Это знаешь, что-то навроде обычной женской истерики, Аттвуд застал меня врасплох.
Он повёл плечом, усмехнувшись, намекая, естественно, на свой секрет.
- Не ожидал я, понимаешь? Я перед ним распинаюсь, мол, не надо, не делай этого, а он что?! - он всплеснул руками. - Это свинство просто-напросто. Совершенное неуважение к чужому труду, к старшим, в конце концов.
Они прошли два этажа наверх по лестнице. Мимо кто-то тоже стал спускаться и Адам затих, пропуская его. Услышав, как тот медбрат вышел в коридор, он продолжил:
- А что угодно. Тут дело не столько в самой машине, сколько в том, с какой тварью мы столкнулись и чего она добивается. Это не просто точечное воздействие на психику и душу, это полное поглощение и того и другого, насколько я могу судить. Углубляться в одиночку опасно. Можно зайти слишком далеко и самому заразиться или расшевелить эту тварь. По моим первым подсчётам, один и тот же диагноз как минимум у сотни спящих. Ты представляешь? Это целая мини-армия из разных существ, которая может подняться в любой момент и начать делать всё, что им вздумается. И всех их контролирует один грёбаный кукловод...вопрос - как? Зачем и с какой целью - уже не наша головная боль. Если эта дрянь пойдёт ещё и по нам, по врачам, то мы окажемся в полной заднице. И тогда проиграем и войну, и миллион, и королеву. Поэтому, сейчас нам нужно будет скрутить этого парня.
Он нахмурился, выходя с Киркегардом в коридор и ведя его к нужной палате.
- Когда бешенство моей ментальной матки закончится, я, конечно же, расскажу тебе уже об аппарате и о его возможностях. Но, пока мы разберёмся с Аттвудом, просто действуй по моей инструкции. А там, кто знает, может мы с тобой его и доработаем, а Аттвуду достаточно конкретно и глубоко вправим мозги на место, чтоб он больше не занимался самодеятельностью.
Порывшись в карманах, он выудил связку ключей, быстро перебрал их и открыл дверь в комнату-палату Лили.

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+1

5

Про истерику, неуважение и свинство Киркегард пропустил мимо ушей.
… с какой тварью мы столкнулись и чего она добивается.
«- т.е. предполагается что у нее есть сознание.»
- … одни и тот же диагноз у сотни спящих.
- Около сотни? Это тоже было частью секрета? Так подожди, а почему они все спят? Они надежно изолированы? А где сейчас Мейсон?
Киркегард начинал охреневать, испугаться он не мог чисто физилогически.
«- Рептилия, что происходит? Что это за существо? Почему ты мне ничего не сказал?»
«- Ты не спрашивал».
«- А сейчас спрашиваю. С чем мы столкнулись?»
«- Понимаешь, Адольф, в Астрале столько всего... Если честно я боюсь и тебе бы стоило…».
«- Отставить истерику».
Адольф закатил глаза, но Питерс этого не заметил – был слишком занят своим монологом.
- Поэтому сейчас нам надо будет скрутить этого парня.
- Нам? А почему бы охрану не позвать, ее тут целый полк.
- Но, пока мы разберемся с Аттвудом, просто действуй по моей инструкции.
- Ладно, ладно…
«- Надеюсь ты-то знаешь, что делаешь».

+2

6

Аттвуд сидел в пустом процедурном кабинете. Свет был выключен, а он недвижим. Разве что указательный палец время от времени отпинывал от себя пустую ампулу. Она прокатывалась по железному столику с неприятным холодным звуком и подвластная искривлению стола, подкатывалась к пальцам Мейсона вновь. Он смотрел потухшим взглядом в неизвестность, подперев голову кулаком и ссутулившись. В его жизни царило примерно тоже самое – неизвестность. Что дальше, как дальше. Он со вздохом выпрямился и выкинул ампулу в мусорку. К еще двум таким же, еле видневшимся в бледном свете полумрака. Это не помогало. Он ничего не понимал. Конечно, сейчас ему не хотелось разнести вторую половину ординаторской, но поток мыслей это не остановило. Он все равно думал о Лили. Аттвуд оттолкнулся носками и качнулся на табуретке, держа руки в карманах халата. Ему всегда было интересно. Если он сойдет сума, он это поймет? И самое главное, примет ли? Пойдет ли добровольно просить помощи у тех, кого ненавидит? Мейсон не знал, который  час, который день. Все, что он сделал, казалось сном. Он и в своей реальности сомневался на данный момент. Казалось, ночь пройдет и он проснется в одной кровати с Грейс, поноет про себя о том, что нужно идти на работу и, поцеловав еще спящую жену, отправится в ту самую жизнь, которая реальна. А эта… Что за сумасбродные нарезки чужих фантазий? Он начинал чувствовать, что устает. Не так, как всегда. У него истощалась душа. И когда это закончится, его самого можно будет считать потраченным. Вот такая вот бессмысленная жизнь, мистер Аттвуд.
«Мистер Аттвуд».
Мейсон поморщился. Его глаза закрыты, а на бледной коже лба выступила испарина.
«Мистер Аттвуд».
Мейсон нахмурился. В висках закололо от боли.
«Мистер…»
- Господи, что!? – Мейсон резко открыл глаза и развернулся, но никого не было. Он в ужасе поднялся, опираясь руками об стол. Обладательницы женского голоса не существовало. Он сглотнул, прислонив ладонь ко лбу и опустив взгляд в пол. Затем оглядел белые шкафчики с медикаментами.
- Да нет.
Он сделал пару резких шагов и вышел в сестринскую. Никого. Затем в коридор, оглядевшись. Никого… Мейсон замер посреди коридора с какой-то детской растерянностью на лице. Под глазами залегли синяки.
- Да нет…
Это закон подлости такой? Станешь венерологом – подцепишь, судмедэкспертом – сядешь, а психиатром … Аттвуд зачесал рыжие всклоченные волосы, так и оставив руку на макушке, и нервно засмеялся. Он обернулся, глядя на палату Лили. Шаг, еще. Он медленно отрыл дверь, в сумраке глядя на «спящую». Так же медленно затворил за собой, отрезая темноту палаты от яркого коридорного света. Встав у изножья кровати он тяжело смотрел на лицо женщины. Затем сел на пол,  подтянув колени к груди и потерев лицо ладонями.
Только он выдохнул, как услышал, как кто-то завозился с замком. Усмехнулся. Вот и доктор.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/14Fam.jpg[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Beat me, hate me
Will me, thrill me
Jew me, sue me
[/status]

Отредактировано Iren (2018-04-27 20:00:52)

+1

7

- Да, изолированы. Мы находимся на этаже таких спящих. По разным причинам. Но большинство, похоже, именно по этой.
Он открыл дверь и сразу же схватил Аттвуда за руку, грубо поднимая его с пола и усаживая на стул.
- Чёртов дебил, - пробормотал он. - Сядь и не рыпайся, пока два больших дяди вытащат тебя из того дерьма, в которое ты вляпался. Ты бесишь меня.
Он ткнул пальцем Мэйсону в грудь.
- Сейчас расскажешь нам, что видел и что случилось. От и до. Во всех подробностях, но сначала я посмотрю что там в записях...
Адам подошёл к компьютеру и стал лазать в показателях своей шайтан-машины, хмурясь и качая головой. Он развернул экран коллегам и показал три кривых дорожки на чёрном экране. Красная была подписана именем Лили и уходила куда-то вниз, над ней была синяя - Мэйсона, и третья - белая, отмечалась вопросительным знаком. Она переплеталась с красной в начале, а потом переплелась с синей.
- Вот оно, вмешательство третьего сознания... подавление сознания Лили и твоего, Мэйсон. О чём ты думал? - он посмотрел на своего помощника. - Я и тебе рассказываю, Адольф. Монитор показывает сколько сознаний подключено к аппаратуре. В норме их должно быть два - доктора и пациента. Третье сознание - показатель наличия астральной сущности. Его можно и нужно подавлять при помощи добавления медикаментозных препаратов. Ну как, медикаментозных... Магических лекарств, пусть будет так. Только благодаря тому, что я следил за тем, чтоб никто третий не вмешался, ты оставался в порядке, Мэйсон. Именно для того, чтоб следить за показателями, нужен второй специалист, который не даст сознанию-чужаку внедряться в процесс контакта с пациентом.
Он повернул экран к себе.
- В процессе контакта, врач попадает в то место в Астрале, где находится сознание пациента. Задача кажется простой: его необходимо оттуда вывести. Я полагаю, что таким образом можно излечивать в принципе любые болезни, связанные с влиянием астральных сущностей, создавая свой карман с пространством и контролируя его, как если бы врач пригласил пациента в свой кабинет. Но для этого само сознание врача должно быть...Очень мощным. Или иметь дополнительную движущую силу, которая будет стабилизировать его сознание. Я пока не знаю, что это может быть, поэтому у нас пока только один путь. Внедряться на территорию этого белого мудилы, который как-то повлиял на Лили, на других пациентов и на тебя, Мэйсон.
Питерс повернул голову к Адольфу.
- Доктор Киркегард, будут какие-то вводные вопросы, пока не касающиеся устройства машины и состава препаратов, но самого процесса, или пусть наш коллега поведает что конкретно с ним произошло? Он же, кстати, может рассказать о том, что он конкретно испытывал во время наших первых экспериментов, которые прошли без особых эксцессов.

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+2

8

Для начала Адольф включил свет. Если двумя глазами тут еще можно было что-то разглядеть, то с одним это уже оказывалось проблематичным. Первое, что бросилось в глаза – Мейсон выглядел дурно.
- Принцип мне ясен, роль ассистента тоже. Я немного не понял про сознание врача. Что ты собираешься делать после того, как внедришься на территорию «Белого мудилы», если у тебя еще нет возможности чем-либо стабилизировать сознание?
Он почувствовал, как маленькие коготки впились в плечо, прокалывая халат и рубашку. Док поморщился.
«- Ну, что еще?»
«- Только не ходи туда сам. Я тебя умоляю. Я просто не могу тебя потерять».
Он шагнул к Мейсону, присел перед ним, заглянул в глаза.
Мужчина был бледен, под глазами залегли серые тени, влажные волосы липли ко лбу. Док взял Мейсона за руку, коснулся внутренней стороны запястья, прощупал пульс. На вскидку, он был чаще ста ударов в минуту.
«- Ну, как ты? Тебя вычеркивать из списков или еще поскрипишь?»
Затем он поднял указательный палец и медленно поводил им перед носом Мейсона.
- Следи за пальцем.
- Мейсон, ты что-то принимал? Ты ведь не будешь против, если я осмотрю твои вены? И да, мне очень интересно услышать, что с тобой Там произошло, что ты чувствовал, когда встретился с этим существом на его территорию, где мы все всего лишь гости, и вероятно незваные.
«- Что же получается? В астрал ходил Мейсон, а Питерс только наблюдал и нажимал на кнопки? Или они менялись местами? Движущая сила? Он не на тебя случаем намекает, Рептилия? Он тебя не видит, но знает, что ты есть, это значится в моем досье. Какою роль отведена мне? Я астронавт или ассистент?»
«- Он собирается послать тебя с трезубцем и сетью против льва?!» - коготки снова впились в плечо.
«- Человек способен победить даже в самой патовой ситуации. По крайней мере, я хочу в это верить»

+2

9

Питерс привел ему замену. Как мило. Очевидная рокировка. Мейсон вяло взглянул на экран, отслеживая цветные-бесцветные линии, затем снова опустил взгляд.  Зачем он это сделал? Наверное, попытался побыть немного человеком. Доказать, что ему важно не только… А впрочем, ему был открыт лишь один путь всегда. По нему и надо было идти. Просто быть специалистом. Как говориться, добром тоже можно дел наворотить. Аттвуд посмотрел на мужчину, что присел перед ним. Киркегард. Взял за запястье. Мейсон приподнял брови, ухмыляясь, и легко закатал рукава халата, словно бы язвительно-демонстративно показывая следы от уколов.
- Феназепам. Может быть, слишком много. – он откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Чувствовал он себя так, точно ударили пустой железной цистерной по затылку. – Хотелось пошутить ему в лицо. В моем случае это скрытая реакция на злость. – Аттвуд повернул голову и взглянул из-под приоткрытых ресниц за окно. Смотрел долго. – Не знаю, что это, но я думал, что место, куда я прихожу – клетка, содержащая в себе пациентов. Пациента. Но он в них. Думаю в очень многих. Зачем? Это похоже на первый пункт какого-то плана. Он держит каждого пойманного в лапах цепко и не желает выпускать, как удачное приобретение. Десятки марионеток, выполняющих, все, что он захочет.
Мужчина опустил взгляд на Лили, и он моментально потяжелел. Он зажмурился, словно от головной боли и отвернулся.
- Она как будто бы пошла на поправку. Исчезли увечья тела, появился голос, блеск в глазах, одежда… изменилась…  - Аттвуд вздохнул. - Он рьяно охраняет свою территорию. Давит на слабости. – он бросил взгляд на Адольфа. – В моем случае это была жена. – пояснил он. - Изначально. Но похоже он поймал меня на другом. – он медленно приподнял руки, чтобы жестом подчеркнуть свои слова и вдруг понял, что это ему показалось. Они не поднимались в действительности. Разве что слегка шевельнулись пальцы. Его тормозило и трудно было собрать волю во что-то одно, превращая ее в силу.
– На безумной неудовлетворенности своей деятельностью. – пауза. – Он приходил где-то в середине, выглядел как нечто, покрытое червями или из них состоящее. Взял за руки и сказал, что не отдаст ее. Что может отдать тело, там, наверху, но душу оставит себе и продолжить насиловать. Терзать. Снова напомнил о жене. Точно другой темы для разговора нет. – Мейсон раздраженно нахмурился, но сдержался. – На что это похоже Адам? Полтергейст?
Аттвуд пожал плечами и покачал головой.
- Он не может быть из Кроатоана – слишком много времени, так?  Одна Лили лет двадцать.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/14Fam.jpg[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Beat me, hate me
Will me, thrill me
Jew me, sue me
[/status]

+2

10

Адам кивнул на вопрос Адольфа, мол, отвечу, погоди, и повернулся к Аттвуду, так же внимательно его слушая и хмурясь. Поведение Мэйсона было совершенно непрофессиональным и если бы не менее непрофессиональная привязанность к нему Питерса и не менее непрофессиональные эксперименты, то, вероятно, он бы подал на него жалобу и был бы прав.
Мужчина не выдержал и отвесил Аттвуду подзатыльник.
- Это похоже на то, что ты долбоёб, - прошипел он. - И не выёживайся. Мы пришли помочь и разобраться в том, что ты наворотил. Что он с тобой сделал, сознавайся. Он не мог просто так отпустить тебя. Он закрутил в спираль твоё сознание, Аттвуд. Если ты не скажешь, что он сделал - я тебе помогать не буду.
Он погрозил ему пальцем.
- Адольф. Суть такова, что дополнительная стабилизация нужна для создания своего подпространства там. Когда мы находимся на его территории под защитой препаратов и при своевременном добавлении и усилении концентрации лекарств, он не может ничего с нами сделать. Он видит нас, чувствует, может быть, может даже заговорить, но воздействовать не может. Будучи в его владениях наша задача заключается в стабилизации состояния пациента. Его сознание подаёт сигналы, во время которых второй врач так же вкалывает препарат. Таким образом мы добиваемся отделения сознания пациента от пространства, созданного этим Белым Мудилой. Возвращения его в тело. В нужное место. Если бы был дополнительный стабилизатор от самого врача, то, теоретически, как я и говорил, можно было бы создавать отдельное пространство для разговоров с пациентом, для поиска причин того, почему и как произошла компиляция его сознания и сознания Белого, в которое ход для этого существа был бы закрыт. Для терапии. Из этого пространства так же можно было бы выходить в воспоминания, травмирующие события и разбирать произошедшее или несколько редактировать, для облегчения восприятия. Это было бы просто безопаснее.
Питерс повернулся к Мэйсону.
- Я не знаю что это за тварь, но, вероятнее всего, полтергейст, идентичный Матери. Примерно. Только она не настолько жестока и не настолько агрессивна. То есть мы столкнулись с чем-то, что ещё хуже, чем сама Мать. Это очень опасная тварь. Поэтому работать дальше предлагаю втроём, если ты, Адольф, конечно не против попробовать, а ты, Мэйсон, больше не будешь делать глупостей. Я вылечу то, что он с тобой сделал. Только объясни что именно.

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+2

11

Адольф поднялся и сделал несколько шагов по комнате.
Что собственно он знал о Мейсоне Аттвуде, да собственно ничего, кроме того, что они оба работали в Рюгене и тот был ассистентом Питерса. Ходили про него россказни, что он странный, а кто не странный? Сам Адольф нормальностью не отличался, профдеформация, что поделать.
- Феназепам не лучший препарат для астральных путешествий, он подавляет волю. Ты укололся потому что тебе страшно, Мейсон?
Киркегард на секунду перевел фокус внимания внутрь: в чем-же мое слабое место, чего боюсь я, хотелось бы знать. Адольфу случалось переборщить с препаратами, и единственный урок, который он из этого извлек – чтобы не происходило не поддаваться страху.
- 20 лет говоришь… Кто она такая? - он взглянул на девушку, которую звали Лили. - Чего ради ты пошел один, из-за нее? Что она значит для тебя?
«- У твари долгосрочные планы, как я посмотрю. Не все люди способны проявлять такую настойчивость, но для тех у кого впереди вечность это, наверно, вообще не время. Манипулировать неудовлетворенностью работой - не слишком ли изощренно для астральной твари?»
- Мейсон, ты чувствуешь что-нибудь странное? В теле или в мыслях.
«- А кто сказал, что он его отпустил. Что если оно и сейчас внутри и это следующая часть плана. Можно ли ему доверять?».
Киркегард обошел Мейсона и встал за спиной, обращаясь теперь уже к Адаму:
- Поиск причин, как я понял, в процессе.
- … То есть мы столкнулись с чем-то, что ещё хуже, чем сама Мать. Это очень опасная тварь.
- Я не против попробовать. Ну, допустим там удастся отбить Мейсона, хоть и не факт. Но какой у нас план «Б»? Мы не можем остановить это существо, особенно если это полтергейст, оно будет продолжать захватывать души, а мы не знаем, как оно это делает, как выбирает жертв и как давит на слабости.

+2

12

Стоило Адаму кинуть в сторону Аттвуда пару неласковых, как он медленно повернул бледное лицо в его сторону и посмотрел на коллегу удивленно, если и вовсе не шокировано. Как смотрят люди, полагающиеся в жизни исключительно на себя, когда со стороны приходит помощь. У него не было друзей, что не удивительно с характером самого Мейсона, его ценностями и образом жизни, а так же привычкой говорить прямо. До безобразия грубо прямо и откровенно, если точнее. Но слова Питерса были… именно словами друга? Сказать другу, что он долбоеб, а потом помочь разгрести ему всю ситуацию - святое. На самом деле это, пожалуй, являлось запределом для самого Мейсона. Он растерянно посмотрел на свои руки, слегка пошевелив пальцами, словно бы не знал, что делать с этими вот словами. Рыжие волосы прилипли ко лбу, дышал он медленно, если не тяжело. И мыслями все время возвращался к образу Лили. К тому, как она склоняется к нему. Как смотрит. По его хребту пробежали мурашки.
Мейсон поднял тяжелый озлобленный взгляд на Адольфа.
- Да, не слишком подходящий. Наверное потому что и не для того его применял. – он потер шею, раздраженно прикрывая глаза и отворачиваясь. И откуда в нем столько агрессии на вполне нормальные вопросы? Услышав про предложение продолжить эксперимент, Аттвуд в ужасе поднялся и развернулся к Адаму.
- Блять! Ты думаешь вообще, что делаешь? – Мейсон пошатнулся, вмиг растеряв свой пыл и вцепился в спинку стула. Его замутило и он некоторое время помолчал, пытаясь прийти в себя и унять головокружение. Когда неприятное чувство отступило, он возмущенно поглядел на коллегу. – Если бы так поступил кто-нибудь, кому бы доверил подобное я, с кем работал и кого предупреждал, я бы уволил к чертям собачьим. О нет! – Мейсон махнул рукой. – Я бы собрал коллегию. И уволил с «историей».
Наглая ложь конечно. Он бы не стал так делать, но  и вряд ли продолжил доверять тому, кто уже ради каких-то личных целей единожды замахнулся на безопасность эксперимента.
- Зачем ты это делаешь?- он посмотрел Адаму в глаза. Затем развернулся, поворачиваясь спиной к коллеге, но лицом к Киркегарду. – Почему? – улыбнулся саркастично он, переспрашивая. – Почему. – растеряно опустил лицо, смотря в пол. – Почему…  Почему?
Аттвуд вздохнул и тяжело, как-то грузно опустился на стул, сцепляя пальцы рук. Пожал плечами.
- Потому что она шла на поправку. И я думал, что мое отсутствие скажется на ней в худшую сторону. Это для нас пара дней, а для нее очередная вечность в этом аду. Я чувствовал ответственность за это дело. За нее. И решил, что можно и рискнуть. – он хохотнул над самим собой. – Новой карьерой ради одного пациента, да. Решил, что дальше вы как-нибудь и без меня. Все равно из Адама куда более лучший психолог и психотерапевт, чем из меня.
Что правда, то правда. Может ему и вовсе нельзя работать с людьми. Мейсон выдохнул и, ссутулившись провел ладонями по лицу, приходя в себя.
- Я не знаю, что они со мной сделали, но я все время думаю о ней. Что-то странное. Это похоже на возбуждение, но оно не от головы. Как если бы у меня не было выбора. Точно после афродезиака. Голова кругом идет. – он помолчал пару мгновений, прикрыв рот ладонью и тяжело смотря перед собой. Затем закрыл глаза, с шумом выдыхая сквозь пальцы. Как он так попался. Почему. И почему она?
- Может такое уже было? – тихо отозвался он. – Самые ранние записи о нем. Какие-то записи о нем. Что-то должно быть за столько лет.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/14Fam.jpg[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Beat me, hate me
Will me, thrill me
Jew me, sue me
[/status]

+2

13

- В этом и есть наша основная задача. Отыскать точный момент и точную поведенческую линию существа, передать её дальше по СФ, чтоб они знали с чем имеют дело. Сведения об этой твари, возможно, действительно есть и мы можем их получить, вероятно, но не с нашим уровнем доступа к Антуанетте. Скорее всего, придётся обращаться к главе СФ, который точно бы нас поддержал, глядя на то, чего мы уже добились и что у нас уже есть. Самый ближайший наш союзник - Кашиваги. Совсем недавно в его стране творился хаос и, возможно, наши труды позволят идентифицировать и других существ. Я не доверяю другим главам СФ ещё и потому, что кто-то из них придумал мутантов. Представьте, что будет, если мою разработку начнут переделывать под какие-нибудь...не знаю, модификации человеческого сознания. Теоретически, возможно всё, а на практике будет куча психов, которых будут скрывать от общественности. Плюс, получив официальное разрешение на исследования, мы сможем ставить эксперименты не только на Лили, но и на всех остальных. Отделить тех, у кого есть признаки присутствия этого существа, от тех, у кого совсем другие астральные болезни и последствия воздействий, получить доступ к данным о похожих случаях, проверить, поговорить со свидетелями, организовать полноценное расследование и полноценное, адекватное лечение, основываясь не только на том, что мы видим у них в головах, но и на том, что мы знаем из показаний свидетелей, из исторических справок. Юридически, нам нужно будет заручиться поддержкой Ямато. Рюген - место, где властны все главы. Япония - только под ним. Понимаете, к чему я клоню, в конечном итоге?
Питерс выразительно глянул на коллег, потом сосредоточился на Мэйсоне.
- Понятно. Это по-ведьмински зовётся приворотом, присушкой. Принцип работы и результат тот же, но механика воздействия будет отличаться. Значит, будем разбираться следующим образом и по следующей схеме.
Мужчина потёр лоб, напряжённо думая, как всё из головы донести в адекватном виде до коллег.
- Мы устроим погружение по цепочке. Сначала мы погрузим Мэйсона в состояние сна, а потом тебя, Адольф, погрузим в его сознание. Ты избавишь его от навязчивых образов и подлатаешь следы воздействия, стабилизируешь пространство в голове Аттвуда. Далее, я подключу Мэйсона к ней снова и он перейдёт к ней из этой...безопасной комнаты, будем говорить так. Адольф, ты будешь для этой женщины невидим, она будет ощущать, слышать и видеть только Мэйсона. Мэйсон, в свою очередь, будет. Существо и подавно не будет с тобой никак связано и не будет знать о твоём присутствии и этим мы и воспользуемся. Поймаем его в ловушку и разберёмся что это. Мэйсон, на этот раз тебе нужно будет спровоцировать его, чтоб оно точно вылезло и вступило в контакт с тобой. Не знаю, запугивай её, требуй у неё этого, пусть только он появится. Адольф, если ты увидишь, что Мэйсон идёт по неправильному пути, можешь подсказать ему, как этого добиться, ориентируясь на поведение Лили. Как только он появится, я отсоединю Лили от вас и вы останетесь с ним втроём. Чем дольше вы будете держать его в голове Аттвуда, общаться с ним, не выпуская за пределы "комнаты", тем больше я смогу сказать о его природе воздействия. Помните: я слежу за показателями и если вы будете в опасности, хоть на каком-то из этапов в принципе, но особенно на последнем, я всё проконтролирую и верну к истокам. Если получится всё это, то это будет означать только одно: теоретически, в сознании Лили его можно запереть, пока мы не будем знать, как с ним бороться, если само её сознание будет стабилизировано и не будет противиться созданию ловушки. Вы всё поняли или мне что-то прояснить поподробнее?

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+2

14

- Идея на счет СФ мне нравится, но это по твоей части – связи с общественностью и вообще связи.
Адольф еще раз глянул на Лили.
- А что? Может, сожжем ведьму и одной проблемой меньше, - он криво улыбнулся, - шучу. У тебя ведь на нее планы, не так ли?
Адольф наклонился к самому уху Мейсона и тихо, так чтобы Питерс не мог слышать, и вкрадчиво зашептал:
- Ты слышал, что сказал папаша Питерс, я отправляюсь с тобой, чтобы тебя поправить. Возможно, ты меня недолюбливаешь, презираешь или даже ненавидишь, но тебе стоит избавиться от этих разрушительных и не конструктивных мыслей прямо сейчас, иначе тебе придётся не сладко, когда я отброшу весь негатив обратно, а я могу это сделать. Сам знаешь насколько в астрале мысли становится материальными, и у некоторых людей они более материальны, чем у других в силу тренировок и общей культуры мышления. Так что, когда будешь засыпать - думай о хорошем, только о хорошем.
В его словах и интонациях не было агрессии, назидания или высокомерия. – Я знаю это трудно, как тебе, так и мне – работать в команде. Но мы должны. Адольф осознавал, что конечный успех или провал зависел от них обоих в равной степени. Киркегард легко дунул Мейсону в ухо и разогнулся.
Док не только был готов пойти туда, он хотел этого все больше и больше с каждой минутой, его сознание словно расширялось и готово было выйти за пределы физической оболочки, чего нельзя было сказать о рептилии.
«- Не ходи, придумай что-нибудь»
«- Ну, уж нет. Я знаю, что ты не можешь остаться здесь и вынужден идти со мной, но таково твоё предназначение, так что заткнись и не трусь. Прорвемся! Ты ведь знаешь, что в астрале нельзя поворачиваться спиной, так что развернуться придется тебе – будешь моими глазами на затылке»
- В общем план твой мне понятен. Я готов, Питерс, запускай свою шайтан-машину. Можно много говорить, но лучше увидеть, ведь в языке нет достойных слов, чтобы описать астрал.
Док никогда не распространялся о своих собственных экспериментах по изучению астрала, и никого кроме тульпы в них и не втягивал.

+2

15

Мейсон ошарашенно и возмущенно взглянул на Адольфа, отпрянув от него еще раньше, чем медленно от него отошел он. Скользнул взглядом по его лицу, прикладывая руку к уху, но пальцы дрогнули, точно он хотел бы сжимать сейчас ими его шею и давить на кадык, перекрывая дыхание, как минимум, ласково спрашивая: «Какого хрена? Какого хрена, я тебя спрашиваю?» Затем посмотрел на Адама, точно бы тот мог слышать слова коллеги, а соответственно поясниться, что это за добрый мужик к нему сейчас льнул и чего ему нужно. Затем слегка нахмурился, с лица спало удивление и озадаченность, уступая место решительности и вниманию. Он точно бы отвлекся от Лили, да и сам приободрился.
- Все понятно. – сказал он, смотря при том в глаза Киркегарду и медленно поднялся со стула, придерживаясь за спинку.
«Ну и хер с тобой, ну с тобой и хер.» - решил Аттвуд. – «Копайся у меня в голове, делай что хочешь, все равно выхода нет. Сотрудничество.» Мейсон был так себе приспособлен к сотрудничеству и работе в группе. Для него все работали слишком медленно, слишком мало и почему-то имели семью и личную жизнь.
Он потер переносицу и посмотрел на Лили. Затем сел на кровать, чувствуя, что его буквально почти физически мутит от сдерживаемого желания ее коснуться.
Еще один человек, разбирающийся в Астрале куда лучше его самого? Он снова посмотрел на Адама. И откуда только. Он улыбнулся.
- Не подавись только.- затем Мейсон снова стал серьёзным и пожал плечами. – Давай.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/14Fam.jpg[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Beat me, hate me
Will me, thrill me
Jew me, sue me
[/status]

+2

16

Адаму было не очень-то интересно наблюдать за отношениями Адольфа и Мэйсона. Он почти сразу приступил к подготовке своего аппарата, обновляя какие-то показатели через компьютер и что-то просчитывая в своей голове, бормоча цифры себе под нос. Затем, он резко вскочил с места, жестом показав, мол, подождите, и вышел из палаты.

Его не было порядка десяти-пятнадцати минут. Вернулся он уже с сумкой-почтальонкой. Первым делом закрыл дверь, потом подошёл к окну, открыл сумку и принялся смешивать препараты между собой, мурлыкая себе под нос песню, точно какое-то заклинание*, совершенно не обращая внимания на присутствие ещё кого-то. Он разложил шприцы на подоконнике, посчитал их, потом повернулся к аппарату и своим коллегам. Достал переходник и ещё провода, магические камни. Прошёл вперёд, подключил провода к шайтан-машине, потом стал протягивать их к Лили, Мэйсону и Адольфу.
- Итак, всё будет проходить по обозначенной мной до этого схеме, - сообщил он наконец, обратив взор к Мэйсону и Адольфу. - Постарайтесь разобраться с проблемами Аттвуда побыстрее. Адольф, у тебя карт-бланш. Заставь его стать более стабильным для работы. А ты, - он показал пальцем на младшего коллегу, - делай всё ради этого. Чем меньше ты ерепенишься, тем больше у нас шансов. Ты хочешь, чтоб всё произошло быстрее и было максимально продуктивным? Засунь свою гордыню, свой гнев и своё ёбаное уныние себе в задницу, это смертные грехи, в конце концов. Я был таким как ты. Это ничем хорошим не закончилось.
Он ввёл препарат по вене сначала Мэйсону, потом Адольфу.
- Ну что же... добро пожаловать отсюда, - он взмахнул рукой. - Surgite, invenite, veni hortum veritatis, horti verna veritatis...

Оба мужчины могли почувствовать, как холод резко проникает в них, едва Адам договорил эти слова. Они очнулись уже видя Питерса, застывшего, со стороны. Лили на кровати не было. Дверь из палаты открылась сама. Они погрузились в Астрал.


Мастерская вводная
Итак, далее вы играете линию без меня. Задача Адольфа - справиться с подсознанием Мэйсона и стабилизировать его. Чтобы игра не превратилась в бесконечные кошки-мышки, вы можете бросать кубики во время каждой конфронтации с мрачными образами из головы Мэйсона, можете следовать простой логике персонажей - всё за вами. Мэйсон берёт на себя функцию ГМ. По завершению вашего отрывка эпизода, я вернусь в игру. Удачи.

*Gary Numan - Long Way Down.

[icon]https://a.radikal.ru/a27/1803/4f/13a47186e361.png[/icon][nick]Adam Peters[/nick][status]Doc[/status]

+2

17

Мейсон нахмурился, слушая Адама, а стоило тому отвернуться, и вовсе закатил глаза. Но задумался. Про «был таким». Как-то достаточно глубоко задумался. Он никак не прокомментировал подготовку и само погружение. Но стоило им оказаться с Киркегардом в комнате, вроде как «один на один», он развернулся к нему и вроде бы даже хотел что-то сказать. Но как-то быстро передумал, опуская руку и, взглянув на дверь, неуверенно направился к ней. Он то сжимал, то разжимал пальцы. Ему явно не хотелось идти…  Или он нервничал?
Аттвуд  вышел за дверь первым.

***

Однако стоило Киркегарду пройти следом, как Мейсон куда-то делся. Перед врачом предстала небольшая комната. Холодная, каменная, с высоким сводчатым потолком. Наверное, узорчатый ковер на полу должен был хоть как-то согревать, добавлять уюта, но смотрелся он крайне странно. Из-за стрельчатых мутных окон бил белый глухой свет, точно бы на улице все устлало снегом. За спиной Адольфа расположилась небольшая низенькая дверца, из которой он и вышел, но в действительности, если она и имело место быть, то видимо вела на улицу или во внутренний двор. В комнате ничего толком и не было. Стеллаж с книгами, сундук, открытая дверь - точная копия той, входной. За ней виднелся длинный коридор, похожий на часть какого-нибудь замка. На полу лужи света, дающие смутное представление о форме окна. И мальчик. Маленький рыжеволосый мальчик. Он и сам точно бы превратился в часть интерьера - застыл, сидя на ковре и убрав руки за спину, что-то пряча и с глубоким подозрением в голубом взгляде, смотрел на врача.
- Ты кто? - смело или скорее даже нагло спросил он. Без всяких уважительных "Вы" к незнакомцу.
- Если родитель, то можете выходить. Сегодня воскресенье. "День божий". Мы закрыты. - он прищурился.- А если не он, то валите к черту. Дверь знаете где.
Мальчик, очень напоминающий Мейсона, посмотрел в коридор, а затем еще более возмущенно на  Киркегарда. Он был одет в простые черные штаны и полосатый свитер с высоким горлом. Вещи явно далеко не новые. Наверное, навскидку можно было сказать, что ему лет десять-одиннадцать, но кто его знал. Слишком худой и нескладный, чтобы сказать точно.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/14Fam.jpg[/icon][nick]Mason Attwood[/nick][status]Beat me, hate me
Will me, thrill me
Jew me, sue me
[/status]

+1

18

«- Морозит», - привычно словил приход Адольф присев на пол спиной к кровати Лили. Атмосфера вокруг неуловимо изменилась, Адольфу было не впервой, он поднялся из своего тела и потащился за Мейсоном, а что еще оставалось. Лили исчезла.
Сделав шаг следом, Док увидел преображение Мейсона и само помещение, и сразу понял, где они. Это был приют, в котором тот воспитывался.
«- Ненавижу детей»
«- Все мы родом из детства, но не до такой же степени. Ты порядком напуган раз забрался в такие закоулки. Ну, и что мне с тобой делать? Может в солдатики поиграем, я покажу, как выбил себе глаз. А нет, бля солдатиков, хамский рыжий ребенок»
В обычной ситуации хороший пендаль отлично вправляет мозги, но Док не рискнул.
- Не поминай в ссуе, если не имеешь в виду что-то конкретное. Я что, похож на родителя? Я знаешь ли своих собачек где-то тут потерял, вот ищу. В своем астросоме Адольф выглядел и вел себя так же как и в физической реальности.
«- Слышь, Рептилия, почему он тебя не видит? Покажись ему. Может нам призвать псов, все веселее будет»
«- До сих пор не пойму, почему ты называешь этих уродливых тварей, которых притащил из своих снов псами?»
«- Ну? на них есть немного шерсти и они очень ласковые и послушные»
«- И уродливые»
«- Не хуже многих. К тому же они фактически неуничтожимы»
- Не знаю, что ты сейчас о себе думаешь, то тебе придется поверить мне на слово. Тебя зовут Мейсон Аттвуд, тебе 33 года и уже растут волосы на лобке, и даже наверно есть яйца. Мы тут чтобы спасти принцессу Лили и убить дракона. А я Адольф, если позабыл.
Док просвистел фрагмент мелодии из Green slaves, и из-за его спины вышло два существа, которых он называл псами. Они состояли из 4-х человеческих рук – две спереди и две сзади, скрепленных неким подобием тушки и покрытые редкой серой шерстью. Они могли передвигаться во всех возможных направлениях, довольно ловко взбираться на стены и четко слушались мысленных приказов Адольфа. Глаз у них было, аж целых три пары на передних руках, маленькие, черные, ничего не выражающие. Они и не были им особенно нужны. Еще был рот, который находился снизу брюха, и его не было видно, что к лучшему. Псы вполне были способны уничтожать разную астральную мелочь, без проблем с пищеварением.
- Так что поднимай свой зад и пошли искать что-то достаточно страшное. Ты в Рюгене, Мейсон! Давай, вспоминай, зачем мы здесь!

+4

19

Мальчик как-то расслабился и вытащил из-за спины книгу. Та явно не была библией или любым другим солидным чтивом. Однако и чем-то запретным не являлась – обычная книжка про космос. Почему он ее прятал было не очень-то ясно. Мальчик скептически взглянул на Адольфа.
- Я не Мейсон. – сказал он, поднимаясь с пола и отряхивая свободной рукой колени. – Мен…
Он округлил глаза, глядя на существ, что вышли из-за спины доктора, но почти моментально выражение его лица снова стало угрюмо – скептическим.
- А это не достаточно страшно? – он тыкнул в одну из тварей пальцем. – Что это вообще такое?
Мальчик пожал плечами.
- Но, собственно, если к Мейсону, то я не удивлен. Тут и не такие бывают. – он указал куда-то на коридор. – Его здесь нет. Он в дальней части Церкви. И сюда не приходит. – он посмотрел куда-то в сторону. – И я к нему не хожу.
Мальчик посмотрел на Адольфа.
- Последний раз когда мы виделись он сделал вот это.- он оттянул пальцами ворот свитера показывая следы от синяков. Такие могли бы остаться, если бы кто-нибудь со всей силы сжимал шею, пытаясь задушить. – Поэтому я к нему не пойду.
Он поправил ворот и задумался о чем-то.
- Но могу показать, где он, если очень надо. – он улыбнулся,слегка прищурившись. – Не бесплатно конечно.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/jFZtm.jpg[/icon][nick]Moses[/nick][status]-[/status]

+1

20

- В общем, я понимаю, почему Мейсон хотел тебя придушить, скорее не понимаю, почему не придушил. Силенок что ли не хватило...
Он ещё раз огляделся вокруг, а затем начал обходить сумрачную залу по периметру, на церковь не очень походило,  впрочем, ничего удивительно для этого места. Псы попятам следовали за ним в полушаге слева и справа,  а хамелеон повернулся хвостом вперёд, без лишних указаний.
«- Жаль в не умеете находить по запаху людей». Находить они умели только то, чем питалась, еще могли открыть вход в ту часть астрала, из которой он их притащил. Не сказать чтобы это было очень приятное место, но довольно безопасное.
«- Рептилия, перестань мандражировать, а то я уже чувствую запах пыли с желтой дорожки, ведущей в твой город»
- Может ты и правда не Мейсон,  а Моисей Израилевич? – Док остановился напротив, бросив взгляд на книгу. - Кто ещё заходит к Мейсону, или это тоже не бесплатно? Ты собираешься 40 лет водить меня по этим коридорам? – он мотнул головой в сторону. – Уж наверно Мейсон забился в самый дальний и темный угол.
Адольф заглянул внутрь себя, он ничего не чувствовал, если только небольшую радость от того, что Питерс перестал нудеть. Хотя нет – «стояние в просвете бытия» - вот что это было за чувство. Сама экзистенция человеческого существа.
- Ну… - протянул Адольф, - и что тебе нужно в качестве платы? Кстати, найти Мэйсона и в твоих интересах тоже, ведь если с ним что-то случиться, твое так сказать существование тоже закончится. Тут и так особо ничего нет, а не будет вообще ничего, только тьма.
Док чуть наклонился, вперившись своим странным взглядом в мутно-голубые глаза парня.

+2

21

Мальчик презрительно фыркнул, ничего не ответив, но внимательно наблюдая за передвижениями врача по комнате. Глядел в упор глаза в глаза даже тогда, когда он остановился напротив.
- Шутки. Аха-ха-ха. – саркастично сказал он, абсолютно в действительности не смеясь и нагло смотря исподлобья. – Без понятия, откуда ты это знаешь, но действительно Моисей. И это нормальное имя. – с вызовом сказал он. И держался так же, не отпрянув даже тогда, когда Адольф наклонился к нему. Однако в тот момент во взгляде мальчика проскользнуло что-то навроде сомнения, а затем и страха. Он нахмурился, посмотрел в безмолвный коридор, затем снова на Адольфа.
- Ну и жуткий ты. Ладно, не важно. Не нужно ничего, все равно ничего дельного у тебя то нет, это сразу видно! – мальчик как-то, явно старался изобразить уверенность, но получалось плохо и  махнув рукой, он пошел вперед, сбегая от неловкой ситуации.
- Пошли.
Так и держа в руках книгу, Моисей вышел в коридор и зашагал вперед по каменному, изрезанному светом, полу.
- Тут еще ничего, дальше хуже. – прокомментировал он. – Туда лучше не смотреть. – мальчик легко махнул рукой вправо, где виднелась арка. – Да и вообще особо по дверям не шастать, ничего полезного не найдешь, кроме замерших, постоянно повторяющихся воспоминаний.
Боковым зрением, проходя мимо арки, можно было заметить темную человеческую фигуру, висящую в петле.
- Ты тоже докторишка? – повернулся к нему мальчик. – А что с глазом? – он указал пальцем на собственный, как бы подкрепляя вопрос визуальным образом. – Мне собственно все равно, но… Интересно же. – противоречиво ответил он и пожал плечами.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/jFZtm.jpg[/icon][nick]Moses[/nick][status]-[/status]

+1

22

- Имя? У меня вот тоже ничего, сам взял, когда родителей послал куда подальше. Ребячество – да. Ну, а почему бы и нет, почему не взять себе то имя, которое всех раздражает?
«- Пахнет… сыростью и увядшими растениями»
- Докторишка? Ахаха, - Док хрипло рассмеялся. – Даже лучше – я мозгоправ. А ты, поди космонавтом хотел стать? Ну, уж извини – первый еврей в космосе – кронштейн.
«- в какой степени это все – реальность. Никак не могу решить для себя»
- С глазом-то… это не секрет, просто никому не интересно, но весьма поучительно. Когда я был маленьким, то любил реконструировать сражения, правда, я использовал для этого насекомых, насаженных на иглу, но мне подарили дурацкую пушку. Не смотря на всю ее неподходящесть, механизм в ней был вполне рабочий, ну, я и решил стрельнуть карандашом, но что-то заело и тогда, пытаясь разобраться, я направил карандаш прямо себе в глаз и… ну, ты понял, - он снова хихикнул. - Никогда так не делай.
Киркегард не почувствовал, он просто увидел это движение за своей спиной глазами тульпы. Здесь она видела даже лучше, чем он сам, а сигнал в глазной нерв передавался синхронно. Сложно объяснить как можно видеть происходящее спереди и сзади одновременно.
Рукопсы, похоже, приметили что-то съедобное на стенах и потолке. Они наворачивали круги, один по часовой стрелке, другой против. Не то чтобы они сильно чавкали, пожирая непонятных полупрозрачных существ, типа ночных мотыльков, или пауков с крыльями мотыльков, но их было слышно.
«- Война войной, а обед по расписанию»
«- Подойди поближе к стене»
«- Ну, что еще…»
«- Пожалуйста…»

Адольф сместился влево, и пошел почти вплотную.
И тогда он увидел язык, слишком длинный даже для хамелеона, который ловко сцапал что-то с холодного камня отделки, я втянул в рот.
Док вздохнул:
- Издержки производства.
Он был в приподнятом настроении. То, что в нем уже было и то, что добавил Питерс, действовало просто сказочно. Его даже почти уже не бесил этот ребенок. Как не крути, это все равно Мейсон, хоть и на стадии личинки человека.
- Моисей, ты же не плохой парень…
«- и имя хорошее»
- Понимаешь, если ты захочешь найти Мейсона, это произойдет быстрее. Не надо меня пугать. Мне не страшно. Мне весело. Меня зовут Адольф Киркегард, иногда добавляют профессор, и я странный мужик.

+2

23

Моисей фыркнул.
- Нет, какая глупость. – он опустил взгляд на книгу в своей руке и посмотрел так, точно  не его вовсе. – Но и врачом быть не хотел.
Мальчик спокойно выслушал историю и как-то даже приободрился, расслабился в компании Адольфа. В его взгляде проскользнуло что-то навроде расположения. Он слегка нахмурился, глядя на язык, и постарался скрыть свое удивление за безмятежными словами.
- Наверное, мне не нужно спрашивать, что это такое? – риторически спросил он, а затем понуро посмотрел себе под ноги. Похлопал книгой по бедру, точно бы колеблясь, а после вздохнул и зашагал дальше уже быстрее. – Ну, я пока не очень-то твоих странностей заметил. Только тех тварюшек, что с тобой.
Церковь, похоже, была куда больше, чем можно было предположить по размеру ее отдельных комнат. Цивильность и чистота постепенно серели, свет за окнами тускнел. Здание старело на глазах. Причем казалось, что это происходит исключительно соразмерно шагам мужчины и мальчика. Мосией указал на лестницу, что виднелась теперь впереди. Та вела вверх и, как ни странно, вниз. Подвал?
- Можно и так и так дойти. Но в любом случае дальше уже не так… безопасно. Как пойдем? – мальчик поднял лицо к Адольфу, поглядев на того снизу вверх.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/jFZtm.jpg[/icon][nick]Moses[/nick][status]-[/status]

+1

24

- Ты уже спросил, Моисей. Та, что на плече тульпа, она всегда со мной, а это так мыслеформы, не сказать, что мои, но мы как-то подружились. А кем ты хотел стать? - а чтоб и не спросить, беседу поддержать.
Пошаговое обветшание всего вокруг наводило на некоторые мысли.
«- Его далекое прошлое лучше, чем настоящее. Хотя мне не думается, что его детство было счастливым. Мейсон похоже в жопе и мы только на подходе. Дальше должно быть интереснее. Что-то мне говорит, Рептилия, что тебе следует развернуться и смотреть в оба глаза, а то у меня всего один»
- Так! Хватит жрать, - цыкнул он на рукопсов, -  там внизу наверняка есть еще, можно подумать не наелись на своей помойке. Ах да, вы же никогда не наедаетесь.
Когда они подошли к лестнице:
- Вверх или вниз? Вниз, спускаться удобнее. К тому же меня так и тянет залезть поглубже. И раз уж там так опасно, я пойду первым.
Адольф ступил на первую ступень и начал напевать марш. Тихонько так, но вполне ритмично, прищелкивая при этом пальцами:
- Der Tod reitet auf einem kohlschwarzen Rappen,
Er trägt eine undurchsichtige Kappen.
Wenn Landsknecht in das Feld marschieren,
Läßt er sein Roß daneben galoppieren.
Flandern in Not!
In Flandern reitet der Tot! 1
In Flandern reitet der Tot!
Falalala, falalala.

Пока он пел, на его лбу организовалось  отоларингологическое зеркало, прикрывавшее стеклянный глаз. Вопреки всем законам физики, которые здесь не действовали, из него исходил неяркий луч света.
_____________________________________________________________
1. Смерть скачет на угольно-черном коне.
На нем* непроницаемый колпак
Когда ландскнехты в поле маршируют,
Он велит коню скакать неподалеку.
Фландрия в беде !
По Фландрии скачет смерть !
*Смерть в немецком языке существительное мужского рода.

+2

25

Мальчик, видимо смирившись с выбором, пошел следом за врачом. Но весь его вид показывал, что он был бы больше рад, пойди они через верхние этажи. Он то и дело поглядывал по сторонам и иногда даже оглядывался назад, стараясь, тем не менее, не очень сильно отставать.
- На верху воспоминания и мысли. А здесь… подсознание.
Вокруг было абсолютно темно. Настолько, что пожалуй, если бы не скудный свет от налобного зеркала Адольфа, они бы и вовсе не видели куда идут. Впереди, насколько хватало обзора, были различимы только черные стены узкого коридора, но по мере их движения, он расширялся все больше. А вскоре начал и ветвиться.
- Я бы хотел стать полицейским. Или что-то типа того. – вспомнив вопрос, ответил Мейсон. Он огляделся, подмечая, что стен уже и вовсе не видит, и теперь они передвигались без какого-либо ориентира в неизвестном направлении, непонятно куда.
- Если честно… Я тут никогда не был. Поэтому вроде как про себя надеялся, что ты пойдешь вниз, но теперь… Я что-то жалею.
Одновременно с тем, как Адольф сделал следующий шаг, где-то со стороны раздался смех и почти сразу же затих. Атмосфера была какой-то странной, давящей. Казалось все вокруг напряжено, как воздух перед дождем, и не хватает единственного резкого звука, чтобы все это сорвалось стеной прямо сверху на голову. Моисей прижал к себе книгу и затих на какое-то время. Затем глубоко вздохнул и пошел дальше. Но теперь одновременно с каждым их шагом появлялись какие-то звуки. Точное их местонахождение было неизвестно, они как будто бы двигались, то приближаясь, то удаляясь. Здесь были какие-то отдельные, вырванные из контекста фразы, которые циклически повторялись, звуки пианино, непонятный хруст, скрежет, шепот, крик, визги, смех, удары. Кто-то пробежал прямо рядом с ними, это чувствовалось вибрацией и слышалось ритмичными ударами по полу.
«С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» «С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?»
«С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» «Его доклад занял примерно шесть часов, но собрание отнеслось к нему безразлично» «Безразлично» «С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» «А что, если Вы ошибаетесь?»
«Подожди, подожди, подожди!» «Грейс?» «С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?»
«Оглянитесь вокруг. Вам не кажется, что этого достаточно? Вы уже сделали все, что хотели и самое главное – все, что могли!» «Я не упущу свой шанс!»
«…он мертв?...»
«Повторите еще раз». «Это была прекрасная работа».
«НО ТЫ ЖЕ ЗНАЕШЬ,ЧТО МОГ ЛУЧШЕ».
«Еще лучше».

Моисей резко поднял руки, закрывая уши и испуганно смотря по сторонам. Книга упала на пол, но стука даже не было слышно, из-за налегающего шума, что бил по барабанным перепонкам. В темноте точно бы бродило что-то еще. Еще чернее мглы вокруг. Они передвигались и скрывались в лабиринтах подвальных коридоров. Однако, где-то впереди блеснуло что-то похожее на свет.
[icon]http://s3.uploads.ru/t/jFZtm.jpg[/icon][nick]Moses[/nick][status]-[/status]

+1

26

Адольф закончил куплет и замолчал, прислушиваясь.
- На верху воспоминания и мысли. А здесь… подсознание.
- Вот и хорошо.
«- Полицейским? Ха, хотел бы я на это посмотреть. Мейсон – полицейский»
- Если честно… Я тут никогда не был. Поэтому вроде как про себя надеялся, что ты пойдешь вниз, но теперь… Я что-то жалею.
«- Ну что еще ожидать от личинки Мейсона Аттувуда? - «я тут никогда не был, поэтому хотел пойти вниз» А зачем сказал, что никакой разницы, раз точно не уверен. Врешь, как обычно?»
- Ну, уж теперь поздно разворачиваться, тем более, я чую, что мы на верном пути.
В темноте, в отличие от Адольфа, Рептилия видела прекрасно, в какой-то серо-зеленой цветовой гамме, но это совершенно не мешало определять реальные цвета объектов. Картинка передавалась мгновенно, так что он видел ступени, и того кто пробежал мимо. Это был какой-то окровавленный санитар или врач, причем кровь явно была не его.
Док тоже слышал все эти звуки и слова, довольно характерные для подобных уровней сознания.

«С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» «С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» «Его доклад …безразлично» «Безразлично» «С чего вы взяли, что самый умный в этом зале?» Вы ошибаетесь?» «…он мертв?...» «Повторите еще раз». «Это была прекрасная работа».
«НО ТЫ ЖЕ ЗНАЕШЬ,ЧТО МОГ ЛУЧШЕ».
«Еще лучше».

- У меня ощущение, что я в голове шизофреника.
"- Может так оно и есть. Врач, неуверенный в себе, что может быть хуже"
Киркегард услышал звук упавшей книги и обернулся к парнишке.
Он как-то весь съежился, зажав уши. Для него эти звуки явно были намного громче.
«- Ты тоже это видишь, Рептилия? Даже амебы выбирают свет, а не тьму, так что нам, похоже, туда»
- Не слушай. К тебе это не имеет никакого отношения. Скоро это прекратится. Идем, - он подхватил его под локоть и потянул вниз.
- …он шел по пространству, лишенному тверди, он слышал, что время утратило звук. И образ младенца с сияньем вокруг пушистого темени смертной тропою душа Симеона несла пред собою, как неких светильник, в ту черную тьму, к которой дотоле еще никому дорогу себе озарять не случалось. Светильник светил и тропа расширялась.1
__________________________________________________________________
1. И. Бродский. Сретенье.

Отредактировано Adolf Kierkegaard (2018-07-09 12:57:29)

+2


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Болью боль твою утешить