Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » My mama said she'd give her life for me...


My mama said she'd give her life for me...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

My mama said she'd give her life for me...

...well, she did.
1. Место действия
Англия, Лондон
Улицы близ многоквартирного дома с апартаментами под съём
2. Время и погода
04-05.04.2020
+16
Полночь и далее

3. Действующие лица
Клинт Дамер, Аарон Дамер

Тяжёлая встреча уже состоялась. Следующим пунктом плана был просмотр видео с диска. Раз уж пошла такая пьянка с откровениями и тайнами.

0

2

Клинт молча сел в машину, молча завел двигатель и вообще молчал всю дорогу, будто бы ехал один. Он не знал, что нужно говорить еще, как реагировать. Ему нужно было побыть одному и все обдумать, прикинуть последствия, понять причины. Хотя, с последним все было ясно. Но некоторые вещи все равно не укладывались у него в голове. Отчасти из-за давно уже смещенных понятий нормы.
За всю дорогу, Клинт даже не взглянул на брата, глядя лишь вперед через лобовое стекло. Лишь уже на парковке перед своим домом, выдернув ключ из замка зажигания, он повернул голову. Молча. Не спеша нарушать царившую в машине тишину. Взгляд скользнул по хорошо знакомому лицу. А что еще можно было бы сказать к тому, что уже было сказано? Зубы крепко сжались, ладонь скользнула по рулю, щелкнул ремень безопасности. На мгновение Клинт опустил взгляд, потом опять поднял.
С чего начать? Слишком много случилось и все оно было взаимосвязано. Касаясь одного нельзя было не коснуться всего остального. Только как это сделать не причиняя еще большего вреда? Его не учили ничему такому. Но было пониманием, что привычными способами тут не обойтись. Винсент, Аарон, его мальчишка, их мать, мерзкая выходка Гвен. Астрал. От одного этого слова по спине бежал холодок. Он продолжал молчать, глядя на брата, собираясь с мыслями, сортируя факты по отдельным полкам и при этом стараясь ничего не чувствовать. Эмоции только вредили, путали и толкали на ошибочные шаги.
Хотелось спросить. И не хотелось одновременно. А что изменит этот вопрос или ответ на него? Спросить о матери, о том диске, что дал Винсент. О надобности просмотра. Зачем? Разве это изменит их прошлое? Или нет. А стоит ли менять их настоящее и будущее именно сейчас? В свете всего случившегося даже сомнений не было никаких, что новое, очередное откровение ударит больно.
Хотелось понять. И не хотелось одновременно. А нужно ли ему точное понимание того, что творится с младшим братом? Они вот двое, совершенно другие, способны на подобное понимание? Нужно ли самому Винсенту оно? Они. Братья, которых он сегодня гнал из своего дома. От которых сбежал пару лет как. Казалось, что все его несчастья идут из семьи, от этих самых братьев, что лишь добавляют проблем, мешая жить спокойно и нормально.
Клинт отвернулся, не спеша вылезать из салона. Хотя, что могло бы быть проще? Выйти, закрыть машину и подняться в квартиру. Уже там начать разговор. Получить еще несколько минут на молчание в тишине своих мыслей. Только нужны были часы, а может и дни. Слишком много уже сказанного и сделанного. Нужно еще больше.
- Тебя нисколько не напрягает факт того, как он получил информацию? – Нарушил молчание Клинт и опять посмотрел на брата.
Его напрягал и он это обозначил еще в квартире. Аарона напрягло другое и это понятно. Возможно, узнай подобное Клинт о себе… Не! Такое просто не возможно. Он всегда слишком осторожен. У него давно уже пунктик на сей счет. Взгляд скользнул по лицу брата. А что тот беспечен? Вряд ли. Но все же случилось. Допускать мысль, что может быть… Нет! Категорически. Быть не может. Если только… Снег пойдет летом или солнце взойдет на западе, речи потекут вспять и рыба заговорит.
Хотя! Есть вариант пресечь сие на корню. Вполне безопасный и медицинский. Странно, что ранее он никогда не приходил в голову. Уголок губ дернулся сам собой. Одна только мысль нагадить отцу таким способом забавляла. Последствия? Ну о них пока никто не думал. Было много другого, что заслуживало отдельного внимания. Винсент, Аарон, его мальчишка, их мать и… все те способы, которыми первый получил информацию Еще Гвен. И редкое желание самолично убить ту с особой жестокостью. Даже не скрывая. В назидание остальным. [icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

3

Аарон ни о чём особенно не думал. Он вообще не был склонен к копаниям внутри себя: он копался вслух, если делал это. У него были простые формирования планов в голове и вопрос Клинта их все спутал. Потом придётся заново всё это выстраивать. Он снова собрал свои мысли в кучку, пытаясь как-то более-менее осмысленно ответить на поставленный вопрос.
- И да, и нет, - ответил он, пожав плечами и тяжело выдохнув. - У меня в Астрал не получается с детства. Ещё до того, как у меня появились татуировки, уберегающие от всего этого дерьма. Пробовал медитировать, например. Не получается. Сны снятся очень редко. Если снятся - то кошмары. Выпиваю что-то от воздействий - проходит. Знаю, что там всё сложно и что там есть и плохое, и хорошее, и очень плохое, и пиздец.
Он повернул голову к Клинту.
- Может, сам Лео как-то повлиял на него. Может, Винсент просто обладает какой-то...особой чувствительностью. Может, это братство что-то ему дало и мутит себе потихоньку. Не могу знать. Это опасно с одной стороны. С другой стороны... Это может быть правдой и может быть действительно желанием моего сына.
Аарон почувствовал себя очень странно говоря это. "Моего сына". Ничего себе.
- Слышал же, говорят обычно. Мол, если что-то хочешь очень сильно, по-настоящему сильно, постоянно просишь об этом, то это случается. Он ребёнок. Если ангелы и Творец не помогают простым детям иногда, когда те просят чего-то такого, как... встреча с родителями, то они все - дерьмо собачье. Винсент из нас самый безгрешный и самый, пожалуй, чувствительный ко всякому такому.
Он покрутил раскрытой ладонью в воздухе, а потом провёл этой же ладонью по своему лицу снизу вверх, снимая шапку вот так же, рукой и посмотрев куда-то перед собой, молча какое-то время. Старший Дамер пытался представить себе, как мог бы выглядеть его сын. Интересно, он похож на него чем-то или весь в мать? Как та выглядела вообще? Он мало что помнил. Интересно, а он сможет его почувствовать? Ну, в смысле, увидев. Что это его родная кровь, вроде того?
- Я говорил об Астрале с Вильгельмом. Он не очень-то много знает о нём, но даже он сказал, что иногда к нему стоит прислушиваться. Там плавает и правда, и ложь, и опасность, и безопасность, и мысли, и чувства и чёрт знает что ещё. И мы все связаны с ним. В большей или меньшей степени. Поэтому, пожалуй, я отношусь к этому...ровно. Это просто есть и всё. И Винсента не так легко обмануть. Он бы понял, что ему лгут, если бы эти существа попробовали.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

4

Клинт нахмурился, слушая брата, а потом просто качнул головой и отвернулся. Он сложил руки на руле и подался вперед, глядя в лобовое стекло. Как просто? И да, и нет. Хотел туда попасть, но не выходит. Особая чувствительность. Какие-то средства. Высшие силы, отвечающие на твой запрос. Пару секунд он просто пялился на парковку, уставленную машинами жильцов, потом опять посмотрел на Аарона.
- О нем вообще никто толком ничего не знает, - заметил Клинт и собственные слова вдруг показались ему давно знакомым эхо, будто донесшиеся сквозь время.
Как бы смешно это не звучало, но подобное говорить пришлось уже чуть ли не в третий раз. Отчего люди вообще туда так ломятся? Здесь проблем мало? Захотелось еще приключений на свою задницу? Хотя… все неизведанное всегда сладко. Разве не благодаря любопытству когда-то расширились границы мира?
- То есть, ты хочешь сказать, что прогулялся бы туда? – Уточнил он, вглядываясь в черты брата. – Не смотря на риски? Просто бы шагнул в неизвестность, не думая о последствиях?
К чему он об этом заговорил? Искать оправдание своим прошлым выходкам было уже слишком поздно. Как поздно и делать признания. Хотел обезопасить братьев? А разве те прислушались бы к его голословным предупреждениям?
- Разве здесь, в этом мире нам не хватает лжи и опасности? – Продолжил он, идя обходными путями. – Что там есть такого, чего ради стоит так рисковать? Информация о твоем сыне? Как-то уж больно она… Не знаю. Это странно. Даже для нас это должно было бы быть странным. А что дальше? Начнем ходить к гадалкам и медиумам?
Последние слова прозвучали с явными нотками раздражения. Да и куда без него. Проблемы росли как снежный ком не по дням, а по часам. Дожидаться ответов, Клинт не стал. Резко распахнув дверцу, он вышел из машины и достал пачку сигарет. Обилие новостей и не самых лучших ему не нравилось, как не нравилась и скорость с которой те появлялись. Прикуривая, он заметил, как дрогнули руки. Клинт затянулся и обернулся, отправляя пачку и ключи от машины в карман пальто.
- Эти существа, - довольно громка и опять с явным раздражениям в голосе заметил он. – Что мы вообще о них знаем? Уж тем более Винс.
Клинт затянулся, отводя взгляд, а потом опять посмотрел на Аарона. Он почему-то не спешил подниматься в квартиру.
- Мне все это не нравится, - подытожил он очевидное, затянулся и махнул рукой куда-то в сторону. – Все, что с ним происходит. Он ушел из семьи. Я полагал, что ради нормальной жизни. И где она? Хотя бы у него то эта нормальная жизнь должна быть! Но вместо нее что? Полная херня. Да еще в Астрал начал наведываться то ли сам, то ли еще черти как. И хуже того, это никого совершенно не напрягает! А что такого? Действительно! Он бы понял… Ты в этом уверен? А если бы…
Клинт осекся и вместо того чтобы продолжить мысль, затянулся. Какой смысл стоять посреди парковки и орать в ночи? В последнем так вообще смысла не было. Клинт потер затылок, понимая, что пора завязывать разговоры на повышенных тонах. Ведь потом придется объясняться. Хотя, что там объяснять? Он снова затянулся, пряча одну руку в кармане и хмуро глядя на брата. Он так и не продолжил свою мысль, лишь отрицательно качнул головой, мол что тут еще сказать. И… Зачем? Раз никто проблемы не видит. [icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

0

5

Аарон вышел следом и тоже закурил. Похоже, у Клинта было что-то личное с этим самым Астралом. Уж слишком ревностно он относился к упоминаниям о нём.
- Клинт, - обратился он спокойно. - Если к кому-то из существ и отношусь более-менее... Ну, кого бы не стал трогать. Так это все эти астральные создания. Которые не злые. Которые...балансируют там. Типа... блин, не ебу как объяснить. Попробую.
Он потёр лоб, шипя. Как же всё сложно. Он задумчиво затянулся и от напряжения у него аж ноздри раздулись.
- В общем, мне кажется, вот лично мне. Что Астрал - это что-то живое. И оно состоит из всех этих уродов, которые пугают, сосут память, эмоции, всё вот это. Но там есть и то, что... ну типа... нейтральное, знаешь? Никакое. Типа стульев, вот. Ты же не будешь ломать стул? Зачем? На него можно сесть. На него можно встать, чтоб до чего-то дотянуться. Стулом можно ударить какого-нибудь говнюка. Стул может быть полезным будучи целым гораздо больше, чем будучи сломанным. Вот как-то так. Но нет, туда бы не пошёл. И так всё плохо с головой, куда мне? Аарон Дамер в Астрале - звучит, как некролог. Там точно ничего не смогу и никак.
Мужчина усмехнулся, засунув шапку в карман. Остудить голову во время всех этих мыслей - самое то.
- Пусть Винсент, в целом, живёт, как хочет. Пусть делает то, что считает нужным. В этом и смысл нормальной жизни. Он хочет принимать решения и делать что-то. Пусть принимает. Если будет достаточно умным - будет принимать ещё и советы, и помогать нам и не отказываться от помощи. Думаю, он всё это понимает уже. Или идёт к этому пониманию. Ты поговори с ним, но не ври ему. Или соври один раз и внимательно проследи за реакцией, а потом скажи правду. Тогда поймёшь что у него там.
Он ухмыльнулся, как-то очень удовлетворённо затягиваясь очередной дозой никотина. Ему нравилось курить. Жаль, что потом опять придётся бросать, чтоб не сбивалась дыхалка.
- Ну не может же никто не знать об этих существах. Так не бывает. Дохрена народу туда лазает, как к себе домой, и никто не встречал эту хрень, серьёзно? - он нахмурился, задумчиво глядя вверх. - Должны быть какие-то записи, эксперименты там, архивы. Допустим, что многие были в этой херне, которую там в Японии раздробили недавно. Но ведь не все, не всегда они там были. Не поверю, что прямо-таки никто и ничего... Просто мы не знаем кто знает. Вот и всё. Просто найти кто знает и спросить. Можно ли такому доверять в принципе.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

6

Спокойствие и рассудительность Аарона даже как-то внезапно отрезвили. Клинт глянул на брата уже иначе. Но отвечать не спешил. Он затянулся снова, потом еще раз, внимательно вглядываясь в давно известные ему черты лица. Прекрасно понимая, что все выше сказанное надо класть на основательный фундамент иначе ни один, ни второй брат его беспокойства по теме так и не поймут. Клинт на мгновение отвел взгляд в сторону и снова посмотрела на Аарона.
- В том то и проблема, - много тише заметил он. – Мы не знаем, Аарон. Кто-то может и знает, где-то может и есть какая-то информация, но насколько она верна, насколько правдива мы с тобой не знаем.
Клинт шагнул обратно к своей машине, вынул из кармана ладонь, с зажатыми в ней ключами от машины и уперся кулаком в край капота, глядя на брата через него. Наверно стоило подняться в квартиру, а не морозить задницы на улицы. Только ночная прохлада тоже имела вполне себе отрезвляющий эффект.
- Мы не можем трезво оценить риски, - продолжил он с едва заметным оттенком усталости в голосе. – Это меня беспокоит. И если мы с тобой привыкли уже ко всякого рода подводным камням, если нас учили, то… Винсент!
Клинт выдохнул и бросил истлевший окурок на асфальт, придавив его мыском ботинка. Он качнул головой, вновь опуская взгляд и вновь посмотрел на брата спустя мгновение. Как сказать и при этом не говорит? Клинт прекрасно понимал, что рано или поздно наступит момент, когда сказать придется все. Просто чтобы быть понятым. Услышанным, наконец.
- Ты сам говоришь, что ничего Там не сможешь, - заговорил он после секундной паузы. - Я тоже не смогу. И никто не сможет. Хотя, может я просто не знаю тех, кто сможет. Так если он опять вляпается, кто вытаскивать будет? Опять какое-то там мутное братство, сколоченное на подростковом бунтарстве и сомнительной философии, годной для незрелых, впечатлительных и доверчивых? И это меня тоже беспокоит. Тем более, что у нас на руках уже имеется проблема. По нашему недосмотру.
Клинт опять сделал паузу, втянув ночной воздух. Чувство вины из-за случившегося с младшим его не отпускало. Клинт уже не был так уверен, что заслуженная расправа даст желаемое отпущение прошлых грехов и остудит это чувство вины.
- Я никогда не лгал ему, - добавил он, глядя Аарону в глаза. – И не собираюсь начинать. Но то, что он более чуткий и порой понимает происходящее лучше нас с тобой заметил давно. Как заметил и то, что он более уязвимый. И что мы не можем быть рядом с ним всегда. Не можем…
Клинт махнул рукой, развернулся и пошел к подъезду, позвякивая ключами. Конечно, в словах Аарона был смысл. Опекать Винсента до конца своих или его дней не выйдет. Тот должен был научиться самостоятельности и уже давно. Сам принимать решения, делать свой выбор и совершать свои собственный ошибки. Только Клинт по сей день видел его мелким, беспомощным и нуждающимся в старших братьях. Или просто хотел видеть таковым? Не мог отпустить и только искал повод опять посадить младшего под «домашний арест»? За что? Просто за то, что тот родился без способности видеть мир как Клинт и Аарон?
Он толкнул входную дверь, но не вошел, а придерживая ее дождался брата, пропуская того вперед.
- Ты когда-нибудь слышал о ведьмах, которые могут служить своего рода проводниками Туда? – Спросил Клинт, когда Аарон поравнялся с ним. [icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

7

Аарон задумался.
- Ну... чисто теоретически, любая обученная ведьма может быть проводником, - пробормотал он, потирая подбородок. - Только... не каждая сможет защитить тебя.
Они прошли внутрь и сели. Сидя всё-таки лучше продолжать такие странные разговоры. Да и в ногах-то правды нет.
- Есть выпить ещё? Хочу уйти в говно к концу всех этих разговоров и просмотров артхаусного кино имени Жюстин Леруа, честно тебе скажу, - он положил руку на сердце, вымученно улыбнувшись.
Дамер повёл шеей и потёр лоб.
- Возвращаясь к теме... Ну тут же как. Это как любое путешествие. Если проводник хороший, то ты проходишь дальше без проблем. Если проводник дебил - ты кончаешься, причём он тоже. Все дела. Меня не смогут провести. У меня защита стоит и не готов от неё отказываться. Честно, мало что знаю про такие вещи, тебе лучше спросить кого поумнее... но если ориентироваться на то, какие есть амулеты, камни, травы...есть же специальные штуки для защиты, для усиления, для поиска "верного пути", - он изобразил пальцами кавычки, - и в принципе для поиска. Другой вопрос - направление этого путешествия. Можно уходить вглубь самого себя, а можно уходить вглубь Астрала. То есть, типа...Астрал - это миллиарды сознаний. Живых и уже мёртвых. Именно поэтому сознания Охотников запирают талисманом. Чтоб в них после смерти никто не влезал. Не призывал призраков для получения ответов. И вот можно лезть внутрь себя, как понимаю, а можно лезть туда. Где какие-то ответы на какие-то там вопросы. Короче, это очень сложно. Не таким, как Аарон Дамер об этом рассуждать.
Он развёл руками.
- Проще убить ведьму, чем добиться от неё помощи. И правильнее, кстати, тоже. Потому что ведьмы - бабы. А бабы - мстительные, подлые, обидчивые, эмоциональные, хитрые, но, при этом, в основном, недальновидные. Если найдётся хоть одна в жизни дальновидная баба - женись или я сам на ней женюсь.
Аарон рассмеялся.
- У ведьм есть подлые и отвратительные способы влиять на тебя. На расстоянии. Все эти привороты, проклятья, гипноз, иллюзии, сны... Ты никогда не поймёшь, была она за тебя или против тебя на самом деле. Поэтому... как ты можешь полагаться на ведьму в таком деле? Проще призывать призраков и задавать вопросы им, если уж на то пошло. Это ты хоть как-то можешь контролировать. Доска Уиджа, например. Привет, пока и всё.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

8

Они поднялись в квартиру. Любая? Проигрывал он ответ брата по пути. Да с его же слов выходило, что совсем не любая может именно что обеспечить твою безопасность. Скинув пальто и бросив на столик ключи, Клинт плюхнулся в кресло и отрицательно мотнул головой. Пожалуй, вот напиваться он как раз и не хотел. Только ж почти бросил. Что, опять? Ни одних суток без спиртного не продержаться в этом порочном мирке?
Но вместо этого, он встал и достал непочатую бутылку виски, поставил ее перед братом на кофейный столик у дивана, полагая что откроит тот сам, и дошел до кухни. Стаканы, лед. Что еще? Пепельница! Сигареты, зажигалка. Домашнее видео с матерью. От последнего чуть не передернуло.
Аарон опять вернулся к рассуждениям о ведьмах и Астрале. Теперь они показались прям каким-то спасением и глотком свежего воздуха на фоне перспективы просмотра видео. Клинт поставил все на тот же столик и опустился на край кресла, взглянув на брата, доставая и прикуривая сигарету. Честь разливать виски по стаканам он опять оставил брату.
- Дальновидных баб не бывает или я просто не знаком с такими и никогда не был, - заметил Клинт и усмехнулся. – А все, что ты сказал про ведьм так или иначе можно применить к описанию любой бабы, даже самой безобидной на вид. Как не крути, они все равно влияют. Не одно колдовство, так другое. Полагаю, это просто сущность у них такая. У всех. Без какого-либо исключения. Что ж, их всех теперь убить?
Клинт бросил лед в оба стакана и забрал свой, но пить не стал, только глянул на содержимое и нахмурился.
- Твоими рассуждениями, так проще реально убить любого, чем найти общий язык, - продолжил он, откинувшись на спинку кресла и поставив стакан на подлокотник. – Это не вариант. Мстительные, подлые, обидчивые, эмоциональные, хитрые, лживые и так далее по списку абсолютно все люди и нелюди. Думаю, не стоит обобщать и наша проблема, как раз именно в этом. Мы обобщаем. Сами себе придумываем врагов, просто потому что они быть должны иначе жизнь не имеет смысла. Сами же потом их и решаем, чтобы как-то оправдать свое существование.
Клинт глотнул наконец из стакана и затянулся, а потом взглянул на брата.
- Нет, я не призываю сложить лапки и податься в монастырь, как наш дядя, - добавил он. – Просто не обобщать, гребя все в одну кучу без разбора. Мы сами в глазах некоторых тоже далеко не святые и безгрешные борцы за добро, мир во всем мире, всеобщую любовь, равные права и прочее, что там еще можно мусолить под этим соусом.
Клинт тяжко вздохнул и опять приложился к стакану, а потом затянулся. Он глянул в сторону большого телевизора на стене. Рано или поздно посмотреть диск придется. Они ведь затем и взяли его у Винсента. Клинт перевел взгляд на брата.
- Давай уже, чего тянуть то, - выдохнул он и чуть нахмурился. – Или предлагаешь еще по одной и опять о бабах, а потом посмотрим? [icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

9

- Клинт, - Аарон посмотрел ему в глаза. - Я ни одной ведьме жить не позволю. Мне всё равно сколько ей лет - семьдесят или семь. Какая она хорошая, красивая, добрая. Я знаю, какими они бывают плохими. Мне достаточно этого. Любая опасна. Женщины в принципе опасны, но ведьмы... Это худший подтип женщин. Все существа опасны. Ангелы устроили Казни Египетские. Церковные гримы могут устроить Неистовый Гон... Да чего продолжать, ты и сам всё это знаешь. Люди в проигрыше, Клинт. Люди не знают, что их сосед может в полнолуние стать зверем, а соседка может действительно проклянуть до седьмого колена за то, что не поделился сахаром. Я не уверен, что кто-то способен меня переубедить в этом всём. Прости.
Он сделал пару глотков и взял в руки диск.
- Ну... предположим, что настаёт момент истины или чего там.
Мужчина поколебался немного, но, в конечном итоге, быстро вставил диск в проигрыватель. Он нажал на кнопку Play.

Сначала скрежет. Потом шипение. Появилось изображение. Жюстин Дамер сидела в том самом доме, в котором они когда-то были с Клинтом. Это было несложно понять и Аарон никак это не прокомментировал, просто зажигая сигарету.
- Bonjour, mon petit! - её голос звучал даже весело. - Это значит - добрый день, мой маленький... Да ты же знаешь. Ты же у меня умный мальчик, да? Тебе исполнилось сегодня восемнадцать лет, представляешь? А тут... Сижу я и ты ещё у меня в животе, прямо под сердцем...

Она приложила руку к сердцу, тепло улыбаясь. Не им с Клинтом. И даже не Винсенту.

- Я почему-то подумала, что тебе будет интересно посмотреть на нас с тобой, - она рассмеялась. - Глупо, да? Уж прости мамочку, она очень сентиментальная, да ты знаешь... Знаешь. Я хочу сказать тебе кое-что очень важное. Что бы тебе ни сказали, что бы сейчас ни было на улице, что бы не бормотали о том, кто ты, кто я - не верь ни единому слову. Твой отец - чудовище, но ты... Ты мой ангелочек. Ты моя надежда, ты моя самая большая любовь в жизни, Матис. Бог послал мне тебя, чтоб я вспомнила кто я и, наконец, сбежала от Рейнольда. Мне очень жаль твоих братьев, но... Я ничего не могла сделать, Матис. Я была так беспомощна и так... Сломлена, знаешь. Я никогда не говорила тебе об этом, да и не могу сказать толком до сих пор, я уверена. Не держи на них зла. На братьев. Твой отец сделал их такими. Если бы я могла всё изменить, я бы... Поверь, я бы...

Она заплакала.

- Но я... Была такой слабой. Наша семья была слабой. Мы ничего не могли поделать, - она всхлипнула и какое-то время просто плакала.

С минуту, может быть. Старший почувствовал себя очень дискомфортно, видя, как она плачет.

- Но... Долой печали. Сегодня твой день рождения, мой мальчик. И я приготовила тебе подарок. Только ты сможешь открыть его. Потому что ты - Матис Леруа, а не Дамер. На другой кассете будет старая-старая запись. Если ты внимательно послушаешь её, то ты узнаешь, как открыть мой подарок. Думаю, тебе должно это понравиться. Это очень по-нашему: ореол тайны, загадка-головоломка и приз в конце. И всё не так, как кажется на первый взгляд. Конечно, тогда я пела её не думая, что мне однажды это пригодится, но сейчас я призываю тебя вслушаться в слова, в звуки, во всё. Всё имеет значение. Абсолютно всё! Там ещё дядя Фарис поёт. Надеюсь, он жив и здоров. Мы тогда были такими молодыми...я так давно не видела твоего дядю. Но это ничего. Скоро мы увидимся.

Она рассмеялась опять. Аарон невольно усмехнулся.

- Но то потом. Послушай. Я хочу, чтоб ты знал, что я очень-очень, очень люблю тебя. Я всегда рядом с тобой, где бы ты сейчас ни был. Я каждый день молюсь Богу, чтоб твой путь всегда оберегали ангелы. Знаешь, они не очень приятные ребята, но должны же выполнять свою работу, в конце концов. Ты такой же человек, как остальные и заслуживаешь, чтоб за тобой тоже приглядывал ангел. Хоть одним глазком. Из прошлого я желаю тебе только счастья и любви. Если тебе вдруг станет грустно, то знай: пока мы живы, мы всё можем. Твоё счастье в твоих руках, солнышко моё. Матис, может быть, твой отец и причинял мне страшную боль, но... Я благодарна ему за тебя. Ой... Ну что ты толкаешься!... Вот да! Ты постоянно толкаешься, когда я говорю о нём. Мой маленький защитник. Знаешь, что у меня в планах было? Ооо... Я собиралась отдать тебя на танцы, хотела чтоб ты занимался плаваньем, чтоб ты обязательно умел играть на каком-нибудь инструменте, красиво читал стихи и полюбил ромашки, птиц, море и Сену, как их люблю я. Я очень хотела бы, чтоб ты побывал в Лувре и погулял по Елисейским полям. Конечно, я очень бы ещё хотела, чтоб ты не вредил никому понапрасну. Вообще, я бы очень хотела, чтоб ты не был Охотником. Лучше бы ты стал агентом СФ или ушёл в Орден Священнослужителей. Я изучала существ с детства и... Никогда никого не убивала, на самом-то деле. Если ты сейчас продолжаешь наше семейное дело - просто собираешь информацию и помогаешь, когда нужно, то это хорошо. Ещё я хотела бы, чтоб ты знал французский и я уверена, что вот с этим я точно не облажалась! Ещё... Ещё я мечтала, что ты станешь врачом, полицейским, пожарным... Может быть, спасателем? Не знаю. Вообще, ты всегда в моих мечтах - герой. Ну я же твоя мама, я не могла не понапридумывать всяких глупостей. Я очень бы хотела, чтоб ты был отзывчивым, добрым, чтоб ты никогда не бросал людей в нужде и нёс в этот мир только хорошее, даже если он бывает несправедлив к тебе. Я бы хотела, чтоб ты изменил его к лучшему, хотя бы вокруг себя.

Она опять рассмеялась.

- Надеюсь, хоть что-то получилось, а? Если что - я старалась, честно.

Женщина замолчала на мгновение.

- В общем, включай следующую кассету. С днём рождения! Позвони маме-восемнадцать-лет-спустя обязательно и скажи, что ты её любишь. Je t'aime, mon petit...

Опять шипение. Звуки гитары. Следующий ролик был песней на французском языке. Пели юноша и девушка.* В них, не смотря на не очень хорошее качество, угадывались Жюстин и Фарис. Он играл на гитаре, а она пела. Она была одета в красивое белоснежное платье с крыльями, украшенное жемчугом и какими-то блестящими стразами. Фарис был одет проще, но тоже стильно. Белый костюм и белая шляпа. Камера показала даже зал, в котором сидели ещё молодые Рейнольд, Вильгельм, Сюзан и Абрахам. Рейнольд не отрываясь смотрел на неё и выглядел...по-странному влюблённым, что ли. Аарон нахмурился. За другими столами сидели ещё какие-то охотники, в том числе и оставшиеся члены семейства Леруа. Одна из молодых девушек смотрела то на Жюстин, то на Рейнольда и в её взгляде читалась зависть. Самая натуральная.

Аарон поставил на паузу, хмурясь и туша сигарету.

- Ты видишь? - он показал на неё. - Это Клодин Леруа. Посмотри как она злится. Ты видишь?

Лицо молодой француженки просто исказилось от этой злости. У неё даже ноздри раздулись.

- Это выглядит странно. Если Леруа добровольно, в итоге, отдали нашу мать замуж за Рейнольда... То почему она так напряглась? Она что-то знала или... Да нет, глупо как-то. Ладно, там ещё часть записи и довольно большая. Значит, после этой песни есть что-то ещё.

Он покачал головой и снял видео с паузы. Декорация, на которой пели и танцевали Фарис с Жюстин, напоминала мост, а позади расположился Лувр. Его было сложно не узнать. На импровизированном небе сияла луна. Когда они допели, Аарон тяжело вздохнул.

- Она здесь совсем не такая, какой мы её видели. Молодая. Счастливая. Странно такое видеть.

Опять шипение. Место то же, только вот лицо у Жюстин совсем несчастное.

- А эта часть... - голос Жюстин стал более... Решительно-грустным. - На случай если у меня ничего не получится.
Она глубоко вздохнула.
- И ты Винсент Дамер. Он сказал, что хочет назвать тебя так. Я не знаю увидишь ли ты всё это тогда... И я не знаю не будешь ли ты меня ненавидеть? Не знаю. Да даже если и ненавидишь...

Она всхлипнула, заплакав.

- Ничего страшного, - шёпотом сказала она. - Ничего, правда. Меня... Все ненавидят. Аарон. Клинт. Ты. Я привыкла. Но знай... Я любила вас. Я всех вас любила. Тебя больше всех, потому что ты... Был моей надеждой, маленький Винс. Я старалась не допускать мыслей, что у меня не получится, как и говорил Отец Закария, но... Я всё равно сняла и эту часть для тебя.

Жюстин проглотила часть слёз.

- Могло не получиться. Твой отец...знаешь...Он... В своё время он не дал мне даже кормить Аарона грудью. Отнял его от меня почти сразу... Он насиловал меня, чтоб у него был первый. И я забеременела... Но я верила, что если я буду любить Аарона и буду нежна с Рейнольдом, буду послушна, то... Всё наладится. Но это так не работало. Он обращался со мной, как с грязью, твой отец... Как будто бы я...пустое место. "Просто породистая сучка для продолжения рода." Так он меня называл. Но я старалась. Я была очень наивна. Может однажды...

Она с дрожью вздохнула.

- Может однажды ты расскажешь Аарону. Когда он был ещё совсем маленьким он очень тяжело заболел. Рейнольд сказал, что он сам поправится. Ему было всего шесть... Он горел, как маленькая печка. Я взяла уксус с кухни, ведро воды и прокралась к нему. Я разорвала своё платье и делала ему компрессы. Всю ночь. Он бредил и... Он сказал, что хочет к маме. Единственный раз за всю мою жизнь. Конечно, Рейнольд узнал, что я это сделала и избил меня, но Аарон поправился. Он врядли вспомнит это. А я помню.

Несколько минут молчания.

- А Клинт... С ним было попроще. Его воспитывала Сьюзан. Сюз видела, что Рейнольд со мной делал и с Аароном. Она хотела, чтоб он был нормальным. Мне позволяли хоть немного любить его, но... Я думаю, что он меня так и не смог, - она горько рассмеялась. - А теперь ещё ты. Ненавидишь меня...все мои детки. Мои красивые мальчики, мои любимые мальчики, мои сыночки... Все ненавидят меня.

Она горько заплакала, навзрыд и Аарон отвернулся, махнув рукой.

- Я не хотела для тебя такой судьбы, Винсент! Я хотела, чтоб ты был моим! Я берегла тебя, я берегла, как могла. Прости, прости, что я не справилась!... Прости меня, мой ангел! - она несколько раз шмыгнула носом, тихо скуля. - Он ударил тебя. Вчера он тебя ударил. Так нельзя... Прямо в живот, очень больно.

И тут Аарон уставился в экран. Его глаза расширились и он застал в таком положении, крепко сжимая пульт в одной руке, а другой сдавив стакан.

- Врач сказал, повреждения минимальны, но там видно будет. Ты можешь родиться... больным. Но знаешь, я... Я знаю. Я всё равно бы любила тебя. А он? Он любил тебя хоть один единственный день? Хотя бы один день? Знаешь ли ты, что такое любовь, Винсент Дамер?... Для меня ты всё равно Матис. Подарок Бога. Мой подарок.

Она помолчала.

- Наверное... Меня нет, да? - обречённо спросила она шёпотом. - Может быть...мы даже не знакомы... Жюстин, меня звали Жюстин. Как же горько, Винсент. Как же горько допускать эту страшную мысль, но я думала об этом... И... Мне так жаль. Мне жаль, что всё так. Если ты не такой, как они, если ты ещё смотришь, если ты плачешь... Винси... Мой мальчик... Я очень люблю тебя. Я очень... Очень люблю тебя. Прости, что я не справилась. Прости, что оставила тебя одного. Прости... Каким бы ты ни был, кем бы ты ни стал, что бы с тобой не случилось, помни! Ты не только сын Рейнольда Дамера. Ты ещё и мой сын. Нет, не так. Ты прежде всего мой сын. Ты мой маленький ангел. Ты ни в чём не виноват. Если бы твоя мамочка не боялась, то мамочка бы уберегла тебя... Я так люблю тебя. Я так люблю тебя...

Она разрыдалась снова. И плакала ещё несколько минут, только и шепча, что любит. Аарон не собирался это перематывать, он всё ещё смотрел в экран не отрываясь.
Когда её немного отпустило, она вдруг ойкнула.

- Толкаешься... - умилённо прошептала она. - Аарон был спокойным. Почти как мышонок. Будто боялся, что его почувствуют. Клинт толкался только когда Рейнольд кричал на меня. А ты всегда толкаешься, ты самый подвижный... Ты очень чувствительный. К моим чувствам. Знаешь, ты будто... Подбадриваешь меня. Мол, мам, всё будет в порядке, не плачь, не думай об этом. Но я не могу.

Она грустно рассмеялась, шмыгая носом.

- Я просто очень бы хотела, чтоб ты всё равно забрал мой подарок... Если у тебя не получится у самого... В домашней библиотеке Дамера есть книга... Там говорится: "Дети наследуют безумие родителей." Найди её. Ты потом всё поймёшь. Мне она не нравилась, но ему не нравилась ещё больше. Никогда не брал в руки, стоит очень высоко и сзади, - она выдохнула. - Всё, я очень устала, мой дорогой. Я так расчувствовалась. Надеюсь, тебе не придётся это видеть и мы вместе... А если нет, то... Знаешь, теперь мы немножко знакомы, Винсент... Венсан.. Винсэнт... Красивое тоже имя...так уж и быть. Я твоя мама. И если ты пустишь меня теперь в своё сердце... Я обязательно буду с тобой. Я люблю тебя, сынок. Если ты досмотрел, значит... Ты не такой. Тебя не испортили. Ты мой. Не ненавидишь... Люблю тебя. Очень люблю.

Шипение. Вот теперь конец.

Аарон сглотнул ком в горле и выдохнул.
- Что же. Теперь я могу убить его, - спокойно сказал он. - Он ударил её. Когда она была беременна. Вот почему Винсент слепой. Сукин сын.
Мужчина посмотрел на Клинта.
- Он. Ударил. Нашу. Беременную. Мать. И. Покалечил. Нашего. Брата. Ты понимаешь?
Дамер закурил ещё одну сигарету и его рука дрожала.
- Выродок. Ударить беременную женщину, тем более мать своего будущего ребёнка, может только выродок. Он искалечил его. Я убью его. Я буду убивать его медленно. Я буду бить его ногой в живот до тех пор, пока он не будет блевать своими внутренностями. А когда он спросит за что... Оооо, у меня будет что ему рассказать.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

10

Клинт лишь качнул головой, на слова Аарона, понимая, что продолжать этот разговор в принципе бессмысленно. Он не добьется ничего, кроме как ссоры. Значит, следует молчать. О многом. Всегда. Даже с собственными братьями. Отведя взгляд Клинт приложился к стакану, хотя вроде как хотел воздержаться уже что ль. Но смысл?
Глядя на собственный телевизор, пока Аарон возился с диском, почему-то подумалось о еретеках и тех далеких временах, когда их взгляды и попытки читать одно и тоже иначе привели к расколам, реформациям и новым течениям. Это его ждет если откроет рот и озвучит свои взгляды? Или вечное молчание? Как донести, что «чудовища рождаются не вопреки природе, а вопреки тому, что мы о них знаем»?
На экране появилась их мать. Такая, какой Клинт ее запомнил. Уже беременная Винсентам и еще живая. Он чуть спустился в кресле и сделал еще один глоток виски, кубики льда ударились о стеклянные стенки. Как-то странно было смотреть на нее спустя столь лет. Странно было осознавать, что ее лицо и голос не стерлись из памяти, просто затерялись там. Спрятались в самый темный, дальний угол.
Она говорила и плакала, говорила и смеялась. Клинт смотрел на все это как-то спокойно. А он и не знал, как реагировать. Улыбаться следом за ней бездушному экрану, кривиться, видя ее слезы снова? Что чувствовать, слыша все это теперь? Она поминала их всех, и мужа, и старших сыновей, но обращалась к Винсенту. Будто бы знала, чувствовала, догадывалась, что скоро такой возможности не будет.
Клинт бросил взгляд на Аарона, когда между двумя видео кусками возникла техническая пауза. Тот вроде и не думал делиться своим мнением о первом отрывке. Залпом допив остатки, Клинт потянулся к бутылке с виски и налил себе добавку, но так и застыл, уставившись в телевизор. Вторая часть была явно снята очень давно. Еще до рождения самого Аарона. Всех, кого Клинт знал были достаточно молоды и эта молодость делала их иными.
Кадр застыл. Клинт перевел взгляд на брата и усмехнулся.
- И что странного? – пожал он плечами, а потом кивнул в сторону экрана. – Думал, семьи подобные нам сумели избежать банальной ревности, зависти, злости и подлости между собой во имя спасения всего человечество от Зла? Нет, как видишь. Люди всегда будут оставаться людьми. Убивать ради обладания чем-то, уничтожать все чего боятся и не понимают, рушить собственные жизни и жизнь окружающих. Но это интересно. Как говорят все те же французы: ищите женщину. Мы, видимо, ее только что нашли.
Клинт хмыкнул и откинулся на спинку кресла, сделал глоток виски и уставился в экран. Действо продолжилось, но довольно скоро кончилось и повисла вторая пауза между сваленными на один диск разными видео. Клинт снова хмыкнул, но на брата не посмотрел. Да, мать был другой. В молодости. Как был другой и реакция Аарона теперь. Еще каких-то пятнадцать лет тому назад он назвал девкой. «Она вроде была не единственной девкой». Не девочкой, не девушкой, не как-то иначе… Девкой. И звал он мать всегда по имени, как и отца.
Та вновь говорила, и всхлипывала временами, опять плакала. Была ровно такой, какой старшие сыновья ее запомнили. Нет, не той, что была до замужества и какой они ее даже не знали. Словно бы кто-то сломал эти ее белые ангельские крылья и выбил способность улыбаться. Клинт отвел взгляд, скользнув по корешкам книг, расставленных на полках по обе стороны от телевизора. Он не ненавидел ее. Никогда. Просто было тяжело видеть и понимать, что творит их собственный отец, при этом осознавая, что сам ты ничего сделать не можешь, потому что слишком мал и слаб.
Клинт перевел взгляд обратно на экран. Пожалуй, впервые за время просмотра видео на его лице хоть что-то да отразилось. Мать все продолжала причитать сквозь слезы, выговаривая, что повреждения минимальны. Клинт глянул на брата, а потом молча поднялся с кресла. Он и не помнил того случая. Так давно все это было и столько лет уже прошло. Допив залпом виски, Клинт отошел к окну и отдернул штору, а потом задернул ее обратно.
Она продолжала говорить. Уже повторяясь. Честно говоря, слушать одно и тоже не было никаких сил. Почему не сказать единожды? Кратко, емко, по существу. Зачем разводить всю эту сырость и повторяться, как ты любишь, как виновата, как… Клинт сделал глубокий вдох. Она просто не умела иначе. Он зажмурился и не открывал глаз, стоя спиной к брату, пока видео наконец не закончилось.
Он ударил ее. Клинт усмехнулся слыша за спиной голос Аарона. Он обернулся и вернулся к креслу, молча сел, пока тот возмущался очевидному и долил себе еще виски, а потом посмотрел на Аарона и снова усмехнулся, качнув головой.
- Я это видел. Еще тогда, когда она была беременна, - выдохнул он, протягивая руку к пачке сигарет. – И ты впервые назвал ее матерью, кстати. Нашей.
Клинт прикурил и затянулся, заглядывая в свой стакан, а потом вновь посмотрел на Аарона.
- Аарон, он бил ее годами и делал это у нас на глазах, - напомнил он. – Мы все вовсе не плод великой любви и даже не результат выгодной сделки между двумя семьями. Зачатые в насилие и воспитанные в нем, чтобы убивать. Но тебе надо было услышать это от нее вот сейчас, чтобы понять? Думаешь, тогда… не помню уже сколько лет назад… Десять? Пятнадцать? Не важно! Тогда я на пустом месте поддержал идею об отцеубийстве? Нет. И ничего не изменилось за прошедшие годы. Мы это сделаем. Когда придет время и так как нужно, без лирики и эмоций.
Клинт поднял стакан с виски и сделал глоток, а потом затянулся и откинулся к спинке кресла, вновь усмехнувшись. Действительно, смешно выходило. Рейнольд Дамер породил и воспитал не продолжение рода, а его погибель, видимо...
[icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

11

- Ты не понял, Клинт, - спокойно проговорил Аарон. - Это доказательство и защита для нас после его убийства. Мы имеем право убить его, потому что он искалечил нашего брата в утробе. Сделал его слепым. Я об этом. Неважно видел ты или нет. Неважно, что он в принципе делал за закрытыми дверями. Важно то, что есть доказательство. Прямая связь прослеживается. Значит. Сразу после смерти нашей общей подружки я съезжу и прикончу его.
Он пожал плечами и развёл руками с расслабленной улыбкой. Потом засмеялся, запрокинув голову назад. Немного истерично всё это выглядело. Он приложил руку ко лбу даже, пока не отсмеялся как следует. Потом провёл ладонью по лицу и залпом осушил весь стакан и налил себе ещё.
- Охуенные мы, охуенный отец. А Жюстин мне теперь... жаль, знаешь, - он усмехнулся. - Жаль, что она не сделала, что хотела. Жаль, что она была слишком слабой. Но знаешь!
Он поднял вверх указательный палец и повернул голову к Клинту.
- У меня встал вопрос. Ты же видел, как смотрел на неё Рейнольд. Это был не тот взгляд, которым ты смотришь на отличную задницу или классные сиськи. Это был не взгляд желающего трахнуть. Это была влюблённость, понимаешь? Вот та самая, о которой все любят чесать языками. Могло ли это перерасти в то, что он начал с ней делать? У меня что-то закрались сомнения. Но, это не имеет значения.
Аарон пожал плечами, повторив финт с выпиванием целого стакана. Снова влил. Снова закурил. Нервно. Резко. В его глазах снова заплясало пламя, типичное для него, когда он готов сорваться и убить. Просто в один присест. Взять и сделать. Если бы у него сейчас была возможность, то он бы сегодня же отправился поговорить с отцом в последний раз.
- Породистая сучка для продолжения рода, - ухмыляясь повторил он. - Племенная кобыла.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1

12

Клинт отрицательно качнул головой и затянулся, глядя в потолок. Хоть и казались Аарону его собственные доводы убедительными, Клинт старался не радоваться так уж сильно выпавшему шансу. Он затянулся еще раз и лишь потом поднял голову, сделал глоток и глянул на брата, вновь качая головой.
- Нет, - протянул он. – Это лишь ее слово против его. Ты ж видел видео. Эмоционально не стабильная, беременная женщина. Знаешь, сколько поводов можно найти, чтобы высмеять эти ее голословные заявления и выставить нашу мать истеричкой с пошатнувшейся психикой?
Клинт усмехнулся, глядя на брата. Знал ли их отец об этом видео? Знал ли о планах жены? Что еще ему было известно? Уж явно больше, чем сыновьям. Да и глупым, и непредусмотрительным его сложно было назвать.
- Мое слово против его? – Спросил он и чуть подался вперед, тут же опять отрицательно качнув головой. – Нет. У меня тогда спросят, почему раньше молчал. Почему не обмолвился, будучи ребенком ни Сюзанн, ни еще кому, тому же, например, Абрахаму? А я действительно предпочел забыть об этом и никогда не вспоминал до… этого дня.
В последнем Клинт почти соврал. Он вспоминал. Лет пять назад. Точнее даже не он. Ведьма пробудила те его забытые воспоминания. Зачем? Видимо искала чем подцепить, слабые места. Но он вспомнил. Он вновь их нашел, как и много другое, что годами прятал от самого себя.
- Она, - Клинт махнул в сторону телевизора, - говорила о враче. Вот его нужно найти и все записи, что он сделал, когда осматривал ее. Это будет доказательство посильнее женских слез и причитаний. Это примет даже любой суд и вынесет решение не в пользу обидчика, уж какой бы там репутацией оный не страдал.
Он подался вперед еще больше, поставив стакан с недопитым виски на стол и бросив недокуренную сигарету в пепельницу. Он смотрела на Аарона серьезно и решительно, может даже поболее чем обычно.
- Именно что репутация, - напомнил Клинт. – Она спасла его тогда, остановив нас и заставив задуматься о последствиях. Она же может сыграть против нас и сейчас, Аарон. Другие могут и промолчать, может и не станут поднимать волну, но будут ли иметь дела с нами, поверят ли в то, что он чудовище почище тех что мы убиваем? Проявят ли уважение и сочтут наши действия правильными? Убить его мало. Нужно свергнуть и не выглядеть при этом мелочными, обиженными мальчишками, которые вдруг сочли, что отец их лупил в детстве чаще необходимого. Так что найти врача и найти медицинские записи необходимо. Доказательства, Аарон. А вот уже потом делай с ним что хочешь, в разумных пределах. Он все же наш отец и глава семьи. Немного уважения к его статусу нам не повредит. Поэтому, без эмоций и без глупостей, которые потом могут аукнуться нам всем не в лучшем виде. [icon]http://sg.uploads.ru/LwVMT.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

13

Аарон закрыл глаза и потёр виски, слушая брата.
Успокаивался. Докуривал.
На самом деле, Аарон был глупым, но он умел слушаться. Особенно Клинта и, к сожалению, Рейнольда. Дамер тяжело дышал, но слушал, слушал и становился более расслабленным. Он умел принять свою глупость, свой поток эмоций, свою несдержанность. Леон учил его считать до десяти, когда разум начинает затмевать мешающая слушать голос разума злоба и это умение всегда помогало, потому что если б не оно, то он бы вообще ничем себя удержать от необдуманных поступков не мог бы. Он верил в это почти как в молитву.
- Десять, - на выдохе вслух произнёс он, поглядев на Клинта. - Да. Ты прав. Сорвался.
Он покивал головой, хмурясь. Не особенно думая.
- Эмоциональный день, - прокомментировал он, прислонив стакан виски ко лбу. - Слишком.
Мужчина вмиг сник, стал выглядеть устало и как-то даже на свой возраст, если не старше. Слишком много всего случилось, слишком много всего сказано, познано, понято, воспринято и пережёвано. Как говорят? "Вспыльчивые и ревнивые быстро отходят". Отходняк Аарона был похож на полную расхлябанность.
Он снова глотнул виски, уже не так быстро.
- Как жить-то дальше?  - он повернул голову к брату и слабо улыбнулся. - Как-то... оказалось, что всё слишком непросто. Ничего не понимаю.
Аарон почувствовал себя беспомощно. Казалось бы, всё понятно, всё на поверхности, но эти эмоции, эти срывы, эта информация... всего слишком много и он не знал, что с этим всем делать. Клинт знал. Винсент знал. А он нет. Как теперь уложить в своей голове, что не смотря на, вопреки всему, мать, оказывается, тебя любила? Как уложить, что у тебя есть сын? Как уложить, что Винсент слеп не потому, что роды прошли неудачно и что умерла она, скорее всего, не от того, что родила его, а от того, сколько боли перенесла? Как вообще быть со всем этим?
- Впрочем. Неважно.
Он отмахнулся, отворачиваясь. Что ему Клинт скажет? Ничего путного. Только ещё больше подчеркнёт своими умными словечками своё превосходство и свой разум, своё восприятие, в котором всё более-менее определяемо, в котором есть порядок. Аарон не то чтоб делил мир на чёрное и белое, но цветов у него было в диапазоне очень и очень мало, ничтожно мало и всё это не укладывалось.
Не потому что выпил.
Не потому что устал.
Не потому что сорвался.
Потому что просто не знал как.
- Лучше бы сдох тогда в Америке, - пробормотал он, опять выпив виски.

[icon]https://d.radikal.ru/d16/1803/e0/d246af8bf4ce.png[/icon][nick]Aaron Duhmer[/nick][status]kill me, I am a monster[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » My mama said she'd give her life for me...