Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It’s gonna be OK (с)


It’s gonna be OK (с)

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

Совсем беда – совсем беда. Совсем беда.

Ох, беда-беда.

Он не помнил, как они дошли до номера. Наверное, такое замутнение без алкоголя происходило с ним впервые. Эрик чувствовал себя каким-то абсолютно беззащитным сейчас. Пальто не действовало. Его смех и шутки работали уже совсем не так. Эта женщина, как антигравитация для его планеты. Что-то совсем не подчиняющаяся его законам. Он прошел в номер и, не раздеваясь, сел на кровать, слегка ссутулившись и сжав сцепленные руки между колен. Молча и внимательно наблюдал за тем, как она переодевается, слегка улыбнувшись, когда та коснулась рукой живота. В какой-то момент. Лишь на очень краткий миг. Самый краткий в мире, на грани света и звука, быстрее, чем сама мысль, ему показалось, что он помнит их детей. В смысле, если бы это уже произошло. Как если бы он действительно мог почувствовать такое воспоминание. Его переполнило счастье, и он просто как-то странно вздохнул.

Ирма повернулась к нему, и он как-то заторможено встрепенулся, взглянув на нее. Задумался. Покачал головой, не говоря ни слова. Стянул с себя пальто, которое вдруг показалось очень тяжелым, и кинул на диван поодаль. Гребному пальто уже сорок лет. Он уже старый. Эрик посмотрел на Росси и протянул к ней руки, приглашая к себе.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

0

32

Ирма подошла к нему и встала прямо напротив, обнимая и позволяя его голове лечь на свою грудь. Она нежно гладила его по голове и спине, уткнувшись носом в его макушку. Он был таким беззащитным и слабым, держался так плохо. Ей стало даже немного страшно за него...но она знала, что вместе они справятся.
- Гордость семьи, - проговорила она уверенно, отодвигаясь от него и глядя в его глаза. - Талантливый, яркий и удивительный музыкант. Герой. Немного волшебник. Преданный и любящий муж. Старательный сын. Перенёс так много, что и не сосчитать и из всех кошмаров вышел с высоко поднятой головой. Замечательный отец. Опытный путешественник. Знаток истории. Ценитель искусства.
Женщина улыбнулась ему, ласково проведя рукой по его щеке, покачав головой.
- Ты большой молодец, путник. Ты прошёл длинный путь, полный лишений, приключений, страстей, страха, веселья и горести... И вот ты здесь. Всё, что было, прошло. И всё закончилось. А закончилось хорошо. Теперь тебя ждёт совсем другая дорога и ведёт она только туда, куда тебе захочется. Тебе больше не придётся идти в плохую погоду в дырявых башмаках, не придётся идти тогда, когда устал и больше нет сил, нет нужды идти через силу и даже нет нужды идти пешком. Она всегда будет, эта дорога, и ты всегда можешь выбрать, когда ты пойдёшь по ней дальше и когда вернуться домой.
Ирма говорила таким тоном, как обычно читают сказки детям. Убаюкивающим, успокаивающим и абсолютно уверенным в том, что говорится.
- Ведь дом у тебя там, где сердце. А сердце тебя не покинет, - она прижала его к себе крепче, ближе. - Никогда, храбрый путник. Никогда.
Такие простые и важные слова. Она боялась, в глубине души, что никогда и никому не сможет сказать что-то такое. Что всегда будет одна, будет возиться с проблемами других и приходить домой к куче людей, которых не назвать родными. Теперь она была уверена, что её дом будет совсем другим. Дважды уверена. Дело не в предложении, что ей сделал Эрик, даже не в детях...хотя и в этом всём тоже. Дело в духовной близости.
Говорилось, что люди меж собой связаны красной нитью судьбы.
Её второй конец нити оказался из другого мира.
С кем не бывает, а?

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

33

Он держал ее в своих объятиях, чувствуя такое же спокойствие, которое всегда ощущал, приходя к ней.  Эрику было с ней правильно и очень уютно. Настолько, что выходя в остальной мир, ощущал себя какое-то время слегка дезориентированным. Сейчас все было куда сильнее и куда глубже.
- Боже! – тихо воскликнул Эрик, услышав все эти перечисления, и улыбнулся. – Кто этот человек?

Рассказывать сказку сказочному персонажу о нем же самом. Да еще и не ту самую выдуманную, что можно встретить на книжных полках в магазинах, а действительную, реальносуществующую. О его жизни. О нем самом. Это могла только она. Он уже много раз ей сказал, что она необычная, но, похоже, Ирма не прислушивалась со своей пистельно-журналистской рациональностью к его словам.  Ее отец был Рассказчиком. И она Рассказчик. Крысолов очень тонко и смутно понимал эту силу, но знал и точно верил в ее существование. В умении доносить до людей, сплетать и захватывать миры, видеть их. Он бы не удивился, скажи она, что сама сочинила его историю. Забавно было бы подумать, что их историю вместе тоже кто-нибудь сочинил. Эти все ситуации из кадра в кадр выписаны чьей-то рукой. Но она была реальна.

Эрик поднял лицо и протянув руку, погладил Ирму по щеке, точно проверяя свои собственные мысли.
Он ощущал ее теплую кожу и его пальцев слегка касаются волосы. Разве такое можно придумать. Разве можно придумать ее тепло, его ноги, слегка касающиеся ее. Нет. Ирма медленно наполняла его собой, творя этим вечером какую-то магию. Наверное, она тянулась еще с  той ночи в доме ее отца, с тех взглядов. О, боги. Она тянулась вечно, чего это он. О чем вообще. И сейчас, он понимал, что она соединяет их до конца и навсегда.

Крысолов поднялся, тут же и моментально становясь выше ее, не убирая руки, лишь слегка отодвигая и держа ее у ее лица. И поцеловал. Ладно. Ему нужно быть и нормальным человеком, а не вот это вот все. Он улыбнулся ей в губы и, забравшись одной… двумя ногами на кровать, потянул Ирму за собой. Он был какой-то … странный. Приятный сейчас. Очень мягкий, без этого всего паясничества.  Теплый.
И руки его пахли деревом.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

+1

34

Часть II.

Когда Ирма проснулась, она обнаружила, что Эрик крепко спал. Настолько, что её это очень... Умилило. Он обнимал её во сне, со спины, будто защищая собой. Тихое размеренное дыхание спящего человека, которого ты любишь - определённо навевает какие-то романтические настроения и мысли о том, что это, вроде как, один из самых приятных и душевных звуков, что только можно слышать утром. Галлахер не прикидывался, что самое чудесное.

Женщина тогда осторожно выскользнула из-под его руки, укутав в одеяло едва ощутимо коснувшись губами его виска. Пусть ещё поспит. Учитывая, как он вчера перенервничал, ему это будет полезно, как и вчерашний секс.

Интересно, он, на сей раз, всю ночь проспал или опять просыпался? Глубоко в душе Росси надеялась, что всё-таки всю. Хотелось верить, что он справляется со своими страхами и прошлым благодаря ей. Это был бы определённый знак, как ни крути.

В умении бесшумно передвигаться Ирме было не занимать: с младшим братом случались всякие казусы, да и по жизни тоже. Если Криспин вваливался домой с кем-то, не замечая её, она предпочитала не мешать и свалить до того, как её заметят. Ещё, порой, приходилось сваливать от так себе любовников с утра. Ну, сами понимаете. Тут цель была другая: завтрак.

Ирма быстро переоделась и вынырнула из номера. Пока она спускалась вниз по лестнице, она наткнулась на горничную и уточнила можно ли еду взять в номер. Та кивнула. Это удобно: ей не хотелось звать румсервис. Проще самой.

Вернувшись с завтраком с первого этажа на подносе, она обнаружила, что Эрик начал просыпаться. С ещё закрытыми глазами он провёл рукой по её стороне кровати. Женщина рассмеялась, ставя поднос на прикроватный столик с его стороны и усаживаясь рядом с ним.

Он сел и Ирма глазами указала ему на чашку кофе.
- Он здесь какой-то особенный, мне показалось, - женщина пожала плечами. - Они туда добавляют мяту и что-то ещё такое вкусное, судя по запаху. Я попробовать не могу, поэтому пробуй ты. Ну и тосты. Я взяла всего по чуть-чуть, думаю, нам всем надо поесть перед продолжением наших с тобой занудных приключений.
Ирма улыбнулась, поцеловав его в губы. Коротко. Ну потому что почему нет. После этого, она взяла чашку чая и сделала пару глотков, в прикуску с тостом. Часть из них были сладкие, часть, что называют, "сытными". С последних она и решила начать, тихонько замычав от удовольствия.
- Вкусно, между прочим. Вроде просто, а что-то там есть. Кстати, готовься вспомнить весь немецкий, что ты знаешь. У меня с ним отношения не сложились.

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

35

Эрику, наверное, еще никогда так хорошо не спалось. И кровать то прям какая-то особенно мягкая и простыни то какие-то свежие, и прямо вот человек под боком. Теплый. Родной. И еще какие-то там человечечки. Семья. Ему и сны не были нужны, только лишь это полноценное чувство внутри и вокруг. Когда он очнулся окончательно, Ирмы рядом уже не оказалось. По крайней мере с той стороны с которой он ожидал. Надо отдать должное этой умелой женщине, она сумела вернуться до того, как он поднимет панику и выбежит в одной простыни из номера. Галлахер сонно перевернулся на спину, не открывая глаз, подтянулся вверх на подушках и сел. Приоткрыл лишь слегка глаза, чтобы если что снова закрыть и уснуть, и взглянул на кофе. Потом на Ирму. И заснул.
- Tag. Das Haus. Der Hund. Mein Name ist Eric für mich zwölf Jahre.* - хриплым голосом продиктовал монотонно он. Рычащий акцент понижал его голос и делал грубее, пожалуй. Но ему шло. Крысолов сонно и глубоко вздохнул. - Deutsch im Blut, ja.* Думаю на нем я говорю куда лучше, чем на английском.
Эрик открыл потемневшие со сна глаза и подтянув чашку, отпил кофе. Замер, распробовав и даже тихо почмокав, искренне изображая истинного ценителя.
- Как осеннее предсказание. – он помолчал, слегка улыбнувшись и затем приосанился. – Чувствую отборные Колумбийские зерна, выращенные на частных землях Королей Полевок, а также истинную свежую мяту-дикорастущую с Тибетских склонов, что собирали вручную по листочку, не проронив ни единой капли росы, в которой отражалось заходящее солнце и полнолуние одновременно. – он замолчал ненадолго и поднял указательный палец. – И немного сливок. – он испуганно прикрыл рот пальцами. – Oh,Gott! Хотел сказать про отборное молоко альпийских синих долгопузиков, но забыл.
Эрик сделал уже полноценный глоток и посмотрел на добро, что Ирма принесла с собой. Похлопал рядом с собой.
- Забирайся нормально.
Он дотянулся до того же тоста, что взяла Росси, хотя и неосознанно и укусив, так и застыл с ним во рту.
- А пофему ты носишь мне зафраки в пофтель? – он прожевал. – Это как-то неправильно?- но вместо того, чтобы заявить, что он здесь мужчина и он тут должен разносить завтраки, он сказал: - Давай жребий с вечера тянуть что ли?
Он сделал еще глоток кофе. На самом деле он не так чтобы его и любил, если честно. Галлахера более прельщал чай, но он успел про это благополучно забыть.
- Какой план действий? О чем нам стоит поговорить? Раскладывай карты Шерлок, я погляжу.


*День. Дом. Собака. Меня зовут Эрик, мне двенадцать лет.
*Немецкий в моей крови, ну (альтернатива)
*голос Эрика - Moby. И разговорный.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

+1

36

Женщина рассмеялась. Достойное представление, актёр чертовски убедителен.
- Осеннее предсказание? - она вопросительно вскинула брови. - Да, из всего, тобою сказанного, меня правда удивило именно это, мужик.
Ирма усмехнулась, отставив чай в сторону, чтоб не разлить.
- Кто первый встал, тот и приносит. Какая разница, - она пожала плечами и забралась поближе к Эрику, вместе с ногами, усаживаясь по-турецки. - Мне просто хотелось, чтоб ты чувствовал себя расслабленно и уютно, понимаешь?
Она снова взяла чашку в руки.
- Ну, я думаю...попробовать поискать что-то в архивах по поводу переселенцев. Возможно, там будет какая-нибудь женщина с семьей. Попробовать взглянуть на легенду по-новому, прочитав статьи, свидетельства...что там ещё может быть. Всё, что там будет, - Ирма сделала пару глотков чая, снова взявшись за один из тостов.
Этот уже был сладким. Росси нахмурилась, пытаясь его распробовать. Не могла понять что за начинка, а ковыряться в еде, в попытках разгадать ингредиенты, она считала неприличным и крайне не любила сама по себе.
- С чем это, ну-ка, - она погрузила уголок тоста в рот Эрику, предлагая ему попробовать понять. - Мёд? Миндаль? Или что? Сладкое вроде, но не приторное. Похоже на какую-то пасту с кусочками чего-то.
Женщина вздохнула, опять пожимая плечами и задумчиво глядя перед собой.
- А о чём ещё говорить? Мне кажется, в целом, вчера мы как-то... обо всём, вроде, поговорили, - она повернулась к Эрику.
Его вид умилял её и как-то... умиротворял. Вот он, её муж. Лежит тут, жуёт. Кофе пьёт. И весь такой... домашний какой-то, днём в постели с обнажёнными плечами и торсом. Она улыбнулась своим мыслям об этом, зачесав пальцами волосы назад. Его хотелось ещё пообнимать немного. Чуть чуть полежать, поглаживая его по голове. Ну, ничего, у них на это точно ещё будет время. И вечер весь будет в их распоряжении без всяких негативных преамбул.
- Знаешь, ты красиво говоришь на немецком. Хотя этот язык мне кажется грубым на слух.

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

37

Эрик откусил кусок от тоста и, взглянув на Ирму, удивленно приподнял брови.
- Грубый? – он задумался, пожевав. Между бровей пролегла задумчивая морщинка. Затем он задорно засмеялся и отпил кофе. – Ты просто не то слушала, видимо. Он очень даже красивый и довольно мягкий. Конечно не такой вязко-мурмурошный, как французский. Он простой. Простой да. – Эрик усмехнулся и, отставив чашку, протянул руку и притянул Ирму к себе, уткнувшись носом той в макушку. Затем тихо принялся бормотать что-то ей на ухо на немецком. И он действительно был плавно и мягко рычащим. Его выражение лица менялось, точно бы он рассказывал какую-то историю. То веселое, то задумчивое, то какое-то хитрое. В действительности говорил жене всякие хорошести, уповая на то, что она не понимает. Хотя наверняка и чувствовала интуитивно. Затем Галлахер расслабленно рассмеялся и потянулся за кофе.
- Осень, да. Какое у тебя время года любимое? Не осень ли? – Крысолов хмыкнул и снова откусил от тоста. – Не знаю, если честно, который раз уже откусываю, но так и не могу понять, с чем он. Твой черед. – он  тыкнул тостом обратно в губы Ирмы и дернул бровью. – А поговорить всегда есть о чем. Например, о природе волшебных инструментов. Или о том, что у меня есть младший брат, который сеял флейты везде, где ни попадя и даже продавал, порой. – Эрик хмыкнул. – Из-за чего у нас были спорные споры. Думаю, про инструменты можно поискать отдельно, хотя навряд ли найдется что-то здесь. Но в Лондоне довольно большие библиотеки. В одной из них я даже ночевал как-то. Забрался на шкафы и что-то заснул.
Крысолов задумался.
- Тепленько было, пригрелся. Твой парень, с которым ты мне изменяла, пока меня не было, нашел там диск. Благо не хватило любопытства дослушать до конца. Но хватило догадливости понять, что он мой и мне его отдать. – Галлахер задумался. – Отвратительная привычка если подумать, но теперь уже ничего не поделаешь. Спрошу еще у кого-нибудь из сферы мнеподобных о том, что мы видели.
Эрик стал серьезным на миг.
- Но если честно, мне кажется, что это имеет какие-то последствия. Продолжение. И еще не закончилось. Так что и соваться нужно аккуратнее. – он как-то скривился, затем явно тяжело задумался. – Ты вроде говорила, что те, кто рассказал тебе о мире – охотники? Я мало что про них знаю, меня это слабо касалось по жизни, и я их слабо касаюсь тоже. Однако, то, что мы видели их сфера деятельности. Может, скажешь об этом им, а они поднимут кого?
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

0

38

От такого голоса Эрика у Ирмы даже мурашки по коже пробежались. Да, интуитивно она понимала, что это что-то хорошее, посвящённое ей, хотя ни слова понять не смогла бы.
- Беру свои слова назад, - она похлопала ресницами, словно выходя из транса (а так оно и было, собственно) и быстро сделала пару глотков чая. - Не делай так просто так, понял?
Женщина погрозила ему пальцем, чувствуя, что покраснела всё-таки. Да ну его с такими вот штуками! Совсем обалдел. С утра пораньше. В постели, вот так рядом, ага. Почти шёпотом. Доказывает он тут. Вот, да, лучше говорить дальше. Ирма тряхнула головой, забирая тост и опуская взгляд. Доев его, она кивнула.
- Да, осень я люблю больше, - согласилась Ирма. - Не то чтоб другие времена года для меня неприятны, просто осенью красиво. Мне нравится сочетание цветов в природе, которое появляется именно осенью. Что же до инструментов...
Она задумчиво потёрла подбородок.
- Он сказал "инструменты". Значит, там речь шла не только об одной флейте. Может быть, это какая-то ещё магия. Зачарованные предметы или вроде того. Не обязательно, что это как-то связано с тобой и с братом.
Эрик рассказал про библиотеку и что-то там про парня, с которым она ему якобы изменяла. Она даже не сразу поняла о ком речь, хмурясь в недоумении, а потом до неё дошло, что речь идёт о Винсенте. Когда дошло, тогда она и закатила глаза, покачав головой.
- Посмотрим. Я полагаю, что это всё-таки уже давно закончилось и сейчас не находит выхода. В те времена было легко скрываться, перевирать, дорисовывать события, люди были суеверными и доверчивыми, верили в колдовство. Сейчас это было бы сложно провернуть. Если мы с тобой поймём, что это небезопасно, то я расскажу им, - заверила Росси, посмотрев ему в глаза. - А ты обо мне очень даже высокого мнения я смотрю. Ты знаешь, такие молоденькие мальчики не в моём вкусе, скорее во вкусе Криспина, да и я не в их вкусе. Конечно, он слепой и не видел бы моего лица, но, думаю, наощупь бы понял, что я слегка в некондиции для его возраста.
Ирма рассмеялась, допивая чай.
- И что же на том диске? - спросила она, отставляя пустую чашку.

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

39

Эрик развел руками, хитро поглядывая на жену.
- Когда я вообще хоть что-то делал в своей жизни просто так, если не все? – абсурдно спросил он и бодренько допил кофе, кажется что-то наматывая себе на ус. – Ну, кто бы сомневался. – сказал Галалхер, слегка приподняв брови и оглядевшись, точно бы ища взглядом того, кто тут сомневался. Никого не оказалось. Затем Эрик задумался и пожал плечами.
- Может быть, но пока так и… - он замолчал. – Э-э-э-э, нет. Мне показалось, что я знаю ответ, но ответ похоже совсем не знает меня. В таком случае моя флейта никогда и не была особенной, как и я, как и мои силы. – Галлахер снова пожал плечами. Сейчас подобное было бы признать ему просто. – Это прям таки душу греет и дает мне шанс проскочить мимо казни, причем даже честным  и законным путем.
Эрик поглядел какое-то время  в сторону окна, а затем как-то спокойно, но в тоже время явно давая понять свое мнение, спросил:
- Казнь в наше время и положение вообще дело адекватно-нормальное или все же не совсем?
Он повернулся к Ирме с каким-то простым выражением на лице, но как только та закончила говорить, слегка сузил глаза и ухмыльнулся, наклоняясь к жене.
- А, ну я понял. На стареньких тянет? – лукаво сказал он. -  Таких, что уже почти разваливаются? – Эрик чмокнул Мону в нос, но замерев поблизости ненадолго, наклонился и к губам. Затем отстранился и снова несерьезно развел руками. - Так и знал, что слишком стар. Диски-диски… Ну.
Галлахер натянул на себя одеяло и укутавшись, слез с кровати, грациозным (нет) лебедем пробежавшись до флейты.
- Диски. Диски раньше были кассетами, и я их тыкал везде по просьбе одной знакомой. Не знаю, что там было. А потом сам что-то записал. В общем-то, это были обрывки разных… странных вещей. Какие-то видеоряды, какие-то диалоги, какие-то песни или вовсе набор звуков. – Галлахер нахмурился. – Все имело смысл, конечно. Однако, когда ко мне попал диск, который мне вернул этот … эм… - он обернулся к Ирме, с флейтой в руках, придерживая одеяло. – парень, в общем. Который незрячий. Там дозаписали продолжение. Специально для меня. – Эрик потер шею. – Но дело в том, что парень, чей голос я слышал и узнал… Он уже умер. Или по крайней мере должен.
Галлахер махнул рукой и, дернувшись, поймал угол одеяла в полете.
- Но снова таки, не в том дело, а в тех вещах в которых… Он обвинял меня тогда и сейчас. – Галлахер сел в кресло, озадаченно крутя в руках флейту. – В том, что я сбежал из Берлина, когда гнет на евреев стал очевиден, и война уже стояла над домом каждого. – Галлахер повел плечом. – Я не вижу своей вины. Но как оказалось… Из-за моего ухода жизнь некоторых изменилась в худшем направлении. Очень много историй. Я… Собрал их потом. Истории этих людей. – Эрик погладил музыкальный инструмент. – Специально приезжал вроде как. Ушел бы я сейчас? – Галлахер поднял взор на Мону и улыбнулся. – Не знаю. Возможно, нет.
Он повертел в руках флейту.
- Почему ты еще ни разу не пела, пока я играю? – он засмеялся. – Не нравится флейта, давай на другом. Я умею на бокалах.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

+1

40

Ирма закатила глаза, покачав головой, а потом снова опустила глаза на Эрика.
- Давай по-порядку. Во-первых, - она начала разгибать пальцы, - ты, мой сладкий, вполне себе уникум, как и любой настоящий музыкант и способности твои, полагаю, тоже уникальны в своём роде. Может, не в принципе, но по своему воздействию, по твоей методологии их применения. Магию-то делал ты, а не инструмент. Если там были и вправду волшебные дудки, то, может, на них и играть уметь особо не надо было. Дунул и вуаля. У тебя подход другой. У тебя из души магия. Из сердца.
Она для значимости своих слов постучала по собственной груди со стороны сердца.
- Во-вторых, - она разогнула второй палец, - ты нихрена не старый, скажешь так ещё раз - я, на твою беду, действительно так подумаю и задумаюсь о куче вещей, о которых ты явно не хочешь, чтоб я пока задумывалась. А уж как я не хочу о них думать, ты бы знал.
Женщина покачала головой и разогнула третий палец.
- В-третьих. Касательно всего этого. С войной и прочее. Не думаю, что тебе стоило оставаться, Эрик. Тогда и там. И даже не прокручивай эти события снова. У уходов от войны, как и походов на войну всегда по две стороны и сложно сказать, что правильнее. Умирать за убеждения чужих тебе людей или отказаться от них во имя призрачной надежды выжить, пусть оставив кого-то позади и что-то надломив в себе? Грудью защищать родных и близких, умирая за них, оставляя их одних или собраться и сбежать, чтоб потом помочь им? Надо ли помогать тем, кто так или иначе труп или надо убить их самому? Надо ли пытаться защитить всех или кого-то отдельного? Надо ли, не имея умений и желания, брать в руки оружие? Надо ли мириться с тем, что тебе приходится видеть и ломать себя об это, если есть возможность уйти, пусть помня о побеге, но живому и могущему в будущем покаяться за своё слабоволие? Я не знаю. Спроси меня сегодня, осталась бы я на твоём месте и я скажу тебе да, чёрт возьми, я бы никогда не бросила друзей и оставила бы их. Спроси через пару дней и есть вероятность, что я скажу тебе, что я бы спасла прежде всего себя, потому что не хотела бы умереть и рехнуться от увиденных зверств. Спроси через... сеееемь, да же? Или шесть? Боже. В общем, спроси меня через год и я скажу тебе, что я бы спасла только свою семью и детей и бежала бы вместе с ними. Суть в том, что каждая дилемма такого толка, когда мы решаем остаться или уйти, как бы мы её не разрешили и чем бы всё не закончилось, будет всегда. И то в рассветы, а то в закаты своего настоящего, мы будем считать, что поступили то правильно, а то нет. Я считаю, что применять себя настоящего на ситуацию прошлого не имеет смысла. Это только насилие над всякими там вероятностями и своей и без того несчастной головой, создание почвы для новых сожалений.
Ирма развела руками.
- Не то чтоб у меня не было сожалений о каких-то поступках или отсутствия поступков, пусть менее глобальных, как в твоём случае, но я стараюсь не применять себя сегодняшнюю к себе тогда и не применять извлечённый из жизни опыт к тому, что было. Тогда я решила так. Тогдашняя я была, может, дурой, по сравнению со мной сегодня, но что поделать? Я вспоминаю какая я была тогда и что было у меня тогда и понимаю, что не сожалею ни о сделанном, ни о не сделанном: тогда я бы всё равно поступила так же. Сожалею не я тогда, сожалею я сегодня, что тогда у меня не было того опыта, что есть теперь и я не могу всё переделать и отвесить себе хорошего подзатыльника. Но так же я понимаю, что спроси меня завтра...и я могу взбелениться и сказать, что я была права, вообще-то, и нечего тут сожалеть... Ну и в-четвёртых, - она показала четыре пальца, - по поводу того, что ты заглянул в то, что стало с теми людьми. С одной стороны, опять же, это правильно, что ты узнал о последствиях. Ты смог сделать ряд ценных выводов, оценить свои действия. С другой стороны... Эрик. Мы все хотим быть героями, подсознательно мы стремимся к этому, мы все хотим сделать так, чтоб всем было максимально хорошо, хотим чтоб наши поступки были правильными и никто нигде и никогда не пострадал от наших действий. Узнавая о том, что кто-то пострадал от того, что мы сделали, мы понимаем, что до героев нам ужасно, катастрофически далеко. Нам всем далеко. Но так уж получается, цинично и грубо, что никогда, никому, нигде, ни в каком мире, ни в книжном, ни в реальном, ни во сне, ни наяву... Никому, нигде, никогда не удавалось спасти всех и оставить всех счастливыми в конце, сделать так, чтоб кругом было всё хорошо. Чтоб всё было так, как правильно. Правильно же как? Чтоб никто не умер, чтоб никто ничего не потерял, чтоб злодеи встали на путь исправления, чтоб у всех было светлое будущее, семьи, светлые мысли и куча позитива впереди. Осознавая, что ты не герой и ты ничего хорошего не сделал, кроме как спас себя, ты чувствуешь себя отвратительно. Но кто знает, сколько жизней ты уберёг от конца, просто сказав кому-то, кто шёл вскрывать себе вены, что он неплохо выглядит? Пожелав доброго утра человеку, который только что похоронил своих родителей?... Боже, знаешь, жизнь такая сложная. Все события вокруг... Они такие сложные. У всего двойное дно и если об этом думать и говорить, то её так всю проговорить можно. Я одно могу сказать. Поступать здесь и сейчас надо так, как считаешь нужным именно здесь и сейчас, но принимая любые последствия.
Она вскинула одну руку вверх, а другую положила на сердце.
- Аминь, больше не гружу.
Ирма рассмеялась, покачав головой.
- Я зануда, короче, - махнув рукой, она встала с кровати и подошла к Эрику, склонив голову набок, стоя напротив него, на расстоянии вытянутой руки, чуть касаясь своими коленями его. - Если мой голос будет сочетаться с флейтой, то я только за. Слабо или нет?

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

41

Эрик открыл было рот, чтобы уточнить: между «ты» и «мой сладкий» стоит запятая, не стоит или вообще завелся дефис? Затем, он изменил выражение лица и слегка подался вперед, чтобы спросить насчет тех загадочных вещей, о которых лучше не думать. В таких ситуациях ведь всегда хочется уточнить, верно? С каким-то мальчишеским блеском в глазах и хитрой улыбкой. Но вышло так, что он все же благоразумно промолчал, точно чувствуя, что не стоит. Сейчас не время. Он заворожено слушал Ирму, погружаясь в мысль все глубже и глубже, буквально уже укрывшись ее словами и голосом, точно одеялом, налил себе воображаемого вина в такой же воображаемый бокал и, откинувшись в кресло качалку, глядел в вечность.

Мона не сказала что-либо, чего бы не знал сам Крысолов. Не применял бы когда-нибудь к себе самому или же хотя бы не предполагал иногда в мыслях, сталкиваясь в жизни с теми или иными ситуациями. Которые конечно не то чтобы хотели  сталкиваться с ним. Скорее ситуации на всех парах бежали куда-то влево от музыканта, а он на длинных ногах скок-скок, да перегорождал путь, заявляя, что непременно хочет в это вот во все дело вляпаться. Если бы судьба человека имела какую-нибудь физическую оболочку, то Крысолов бы свою непременно затюкал. Такому парню не то что черные, но и бело-радужные полосы в жизни подкидывать не захочешь.
Однако у Росси был какой-то странный дар, успокаивая, расставлять все на свои места. И в голове и в душе. Она была мудрой, прекрасной, просто чарующей и кажется, Эрик совсем не моргал, а дышал как можно более медленно и тише, чтобы чего-нибудь не прослушать. Он вдруг ощутил какой-то странный приступ любви, нежности и гордости, а еще немного неверия в то, что эта девушка его жена.

«И, кажется, тогда он влюбился. Если это можно было сделать еще раз». – подумал он про себя же.

Если бы Ирма не была его женой, или, о боже, и вовсе не знала бы о существовании такого вот странного Галлека Эрихера, он бы вот после этих слов точно бы дал о себе знать. Галлахер даже не заметил, как Росси оказалась возле него. Она спросила что-то. Он сморгнул.

- А… Я не знаю… – Крысолов неуверенно опустил взгляд и увидел в своих руках флейту. Точно! Вот о чем она! – То есть нет! Нет, не слабо. – спохватился он. - Конечно же. Эм…

Эрик вспомнил, что где-то посреди ее монолога хотел вставить фразу. Как бы… умную мысль что ли. Ну… умную, понимаете? Прямо чтобы так метко и в цель. И забыл. Околдовала, чертовка.
Он потер переносицу, затем поднял флейту, приложил ее к губам и в ожидании взглянул на Ирму.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

+1

42

Ирма умилённо вскинула брови, улыбнувшись Эрику. Ей показалось, что она ввела его в какое-то не то смятение, не то в состояние близкое к трансу.
- Предположим. Я сочинила её не в лучшие времена, но... Пусть будет она.
Росси первым делом начала свистеть, задавая ритм песне и помогая Эрику сориентироваться в ней, а потом стала петь.* В процессе закрыла глаза. Ей показалось, что голос её звучал кристально чисто и ясно. Возможно от того, что здесь было так тихо и все звуки утонули в нём и игре Эрика.

Они действительно сошлись и дополняли друг друга. Это в очередной раз доказало ей, что они должны были быть здесь, сейчас и вместе. Стало интересно, как бы они встретились, если бы не тот день. Они бы наверняка встретились. У неё возникло ощущение соответствия между ними, которое возникало годами и сошлось в эти мгновения окончательно.

Он сыграл мотив до конца, дополняя окончание песни.
Женщина опустила голову, хмыкнув.
- Да, хорошо получилось, - заключила она. - Мне кажется, что мы встречались ещё один раз.

Ирма села обратно на кровать, напротив него, внимательно глядя на его лицо, склонив голову чуть набок. Будто бы в первый раз. Будто знакомясь заново. Напрягая воспоминания и ища в памяти его образ. В какой-то момент ей даже показалось, что она вспомнила его тогда, когда он был намного выше неё. Это странное, чудное лицо и глубокие тёмные глаза. Росси опустила взгляд, тяжело вздохнув.
- Мне кажется, что у нас очень мало времени, а я не могу понять почему, - она усмехнулась, поведя плечом и обхватив себя руками. - Как будто... Оно ускользает.
Она подняла взгляд.
- Странно, наверное, такое слышать, да? - она улыбнулась, заглядывая в его глаза. -  Просто... Я, в отличие от тебя, смертна. И я не буду молодеть. Я буду стареть, а в конце я умру. А ты останешься таким. Ты будешь жить дальше. И, если задуматься, я... Я всего лишь десяток страниц в твоей жизни, в лучшем случае десяток. В худшем и того меньше.
Ирма сжала свои предплечья сильнее, опять опустив взгляд, качая головой.
- Я не хотела поднимать эту тему и говорить об этом, но эти мысли роятся в моей голове и я ничего не могу с этим поделать. Я люблю тебя. И именно потому, что люблю, не знаю, правильно ли всё. Я понимаю, это очень самонадеянно звучит, но я бы так не хотела оставлять тебя одного здесь. И мне так... неловко. Будто я виновата в том, что я смертная. Что я не могу стать такой, как ты.

*LP - Forever for now
[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

43

Наверное, он понял уже почти половину, когда она запела. А потом, произнесла обычной прозой лишь то, что и так уже сказала, но дополняя тем самым его понимание. Доигрывая мелодию, он видел что-то и это что-то видела она. Эрик молчал больше обычного положенного, оставляя тем самым ту связь, что чувствовал почти физически – просто проведи перед собой рукой. Он видел обстоятельства, рассыпанные в бесконечности и собранные в их короткое «сейчас». Она думала, что лишь поймала его за руку, чтобы провести по щеке и снова уйти в темноту, как образ, как ведение, не зная, что его настоящее так же коротко и так же бесконечно, как ее. В этом мире все так сложно и так просто одновременно, гораздо относительнее. Эрик сам променял свою вечность в настоящем, на бесконечность в мгновении. И  вряд ли бы он кому-то сказал об этом прямо. Главное, что он сам понимал. Понимал, что это значит и знал, что это хорошо. Он относился к этому со всей своей серьёзной несерьезностью.
Галлахер склонил голову в противоположную сторону, когда Ирма посмотрела на него, но опять же промолчал, позволяя ей говорить. Потому что для него это было важно. Он дождался того момента, когда сам себе сказал «хватит». Наверное, просто уже не мог смотреть и не попытаться ее согреть. Галлахер сделал все не спеша и даже медленно: отложил флейту, встал и подошел ближе, позабыв, что вообще-то в одном одеяле, а под ним в чем мать родила. Укутался плотнее, вставая на колени, и заглянул ей в глаза. Так, как он это делал примерно всегда. Затем взял ее руку и, прикрыв глаза, поцеловал ладонь.
- Ты – мое все. – уверенно, но с улыбкой сказал он. – И вместе мы насовсем.
Он еще пару мгновений, просто молча, посидел, а затем поднялся, садясь на кровать и притягивая к себе Росси, заставляя облокотиться на него – мягкий кокон – спиной. Погладил по голове и наклонился к ней ближе сам, зарываясь носом в ее волосы.
- Совсем твой. – уточнил он на всякий случай. – И если ты воспринимаешь жизнь, как книгу, то мы ее писали. Оба. – он усмехнулся. – Хотя у меня она и не книга. Тем жизнь и удивительна, что каждый сам себе творит. Сплошное безумие, верно?
Эрик медленно, очень медленно, обхватил ее крест-накрест обеими руками и, прижав еще ближе, закрыл глаза и коснулся виском ее виска, устаивая голову на плече. А потом..
- Я без тебя не смогу. Ты не поняла? – он улыбнулся. – Тогда я говорю.- он прижался губами к ее уху. – Без  тебя, я не смогу.
В этот момент он мало походил на того Эрика, которого привыкли и видели все. И не понятно, почему именно, ведь все оставалось так же. Все та же мимика, все та же внешность. Что менялось, когда  он говорил так? Как будто бы ничего. Но он прекращал быть каким-то далеким. Прекращал быть этим вот, со странными гаданиями осени, старым пальто. И флейты у него такого не было, хотя и был он Крысоловом в тот момент, куда больше, чем в прочие. Он был здесь, очень близко, и возможно, такими незаметными, но в тоже  время разительными изменениями говорит о совершенной открытости души.
Галлахер открыл глаза и, наблюдая за процессом с особенной внимательностью, взял ее руку в свою, переплел пальцы. Только сейчас замечая, как они странно смотрятся то вместе.
- И нет, я рад, что ты говоришь. – он по-доброму усмехнулся. – Это я дурной. – пауза. – Настолько, что почти решился сделать предложение еще раз! – он засмеялся, сжимая ее руку крепче.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]5432[/status]

+1

44

Ирма сначала сжалась как-то сильнее, чувствуя ещё большую ничтожность перед обстоятельствами. Она умрёт. И потянет его за собой. Это не было сказано вслух. Это слышалось между строчками и это было ужасно. Она с ужасом представила себе, что умирает и он просто шагает куда-то, исчезая шаг за шагом и всё, нет их. Ни её, ни его. Но она-то ладно, люди рождаются, чтоб умирать, а он? Он не должен.
Стоило ему взять её руку в свою, как она расслабилась невольно. Стоит ли думать об этом? Их жизнь вместе и так коротка. Невообразимо. Ей не стоит омрачать это время с ним такими печальными мыслями. Она кивнула, повернувшись к нему лицом, глаза в глаза.
- Я согласна, - улыбнулась она немного грустно. - И это никогда не изменится, знаешь.
Она прильнула к его губам, разворачиваясь к нему уже всем телом. Вот этот поцелуй, пожалуй, был самым долгим у них. Она просто не могла отпустить его. Хотелось, чтоб время замедлилось так, и оно будто бы снисходительно и вправду замедлилось, теряясь в этом поцелуе, скрываясь в темноте закрытых глаз. Наконец, найдя силы оторваться, она обнажила его плечи, проведя по ним ладонями.
- Наверное, я не хочу никуда идти, - призналась Ирма, пожав плечами. - Глупо, да? Не за тем вроде приехали, но... Может быть останемся сегодня? Мне как-то...не хватает тебя вот такого. Не хочу думать обо всех этих событиях. Хочу просто побыть рядом с тобой ещё один день. Всё ведь никуда не денется от нас, да?
Росси будто сама сомневалась в своих словах, хотя ей было совершенно очевидно, что они ещё всё успеют. Просто всё, что происходило сейчас и здесь между ними двумя, было куда важнее. Это можно было бы назвать как-нибудь пафосно, вроде расстановки точек над i, но нет, это было что-то иное. Не так давно, в доме её отца, они были увлечены друг другом, но не заглядывали в собственные страхи и сомнения, не говорили о некоторых главных вещах, о которых должны были поговорить. Сейчас эти вещи говорились сами собой.
- В конце концов, думаю, потом поехать в свадебное путешествие будет уже проблематично, - она опустила глаза вниз, намекая на то, что живот будет расти вместе с детьми и мобильности ей это не прибавит. - Хлопот будет больше. И... может, мне кажется, но нам нужно ещё. Побыть вместе без видимой причины, м?

[icon]https://b.radikal.ru/b21/1803/5f/90f3d52030ba.png[/icon][nick]Irma Rossi[/nick][status]When you get older, plainer, saner[/status]

+1

45

Эрик вздохнул. Он понимал, как Ирма восприняла его слова. И вряд ли бы воспринял иначе на ее месте. Однако он говорил правду и только ее, а тут не может быть вариантов. Или может, но Эрик их не особенно-то замечал. Все варианты рассыпались по полу и закатились куда-то по самым дальним углам. Он не знал, как сказать, что это вовсе не грустно, не печально и что у них столько всего впереди, о чем она и подумать бы не смогла! Все эти вот «ничего себе», которые он соберет для нее, проходя по дороге и ударяя палкой по высокой траве, приминая, представляя, что это рыцарский меч. Он погладил ее по щеке, заглядывая в глаза и надеясь, что она будет ему говорить больше, говорить чаще, говорить куда глубже. Потому что нужно, потому что правильно и потому что им нужно говорить, несмотря на все их понимание.

- Никуда не денется. – уверенно парировал он. Галлахер вообще сейчас был очень уверенным и буквально источал это чувство телом. Эрик притворился, что размышляет о чем-то. – Такого, какого? Ты скажи, я чаще буду таким-каким.
Затем он как-то совсем внезапно поцеловал ее в ответ. Еще дольше, чем это сделала она, еще дольше, чем самое большое «долго» в их отношениях. – Ирма… - оторвавшись прошептал он. – Ну? – он погладил мягко ее по щеке, заглядывая в глаза.- Точно все хорошо? Или мне что-то сделать с этими противными сомнениями? – Галлахер слегка приподнял брови, затем, перевернув Ирму на спину, навис сверху, мягко улыбаясь. Лег рядом, и в тоже время на нее, под полубок, кладя голову ей на грудь. – Ирма-а. – протянул он и помолчал, закрывая глаза, улыбаясь.
[icon]http://sa.uploads.ru/t/LQaAX.jpg[/icon][nick]Eric Gallagher[/nick][status]54321[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » It’s gonna be OK (с)