Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Prima Donna – first lady of the stage (с)


Prima Donna – first lady of the stage (с)

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

[icon]https://a.radikal.ru/a05/1808/6e/c59cd525f746.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
Prima Donna – first lady of the stage (с)

1. Место действия
Нью-Йорк, Бруклин, Любительский театр на Франклинс авеню
2. Время и погода
20.09.2018
17 градусов, ветренно
3. Действующие лица
Мэттью Уильямс, Кристина Ларсен

16:43
Привет-привет ))
Как поживаешь? Как там дела в приюте? У Рокки прошел лишай? Слышала, забрали моего любимого Чаппи… Хотя, я рада. У него теперь есть настоящая семья.
У меня к тебе будет маааленькая просьба ))
Ну, окей, может и не совсем маленькая… В общем, ты нас сильно-сильно выручишь!! )))
Помнишь Джефа? Ну, того парня-режиссера, про которого я говорила. Его еще в прошлом году за тот самый перфоманс в Бруклинском музее на учет в психоневрологический диспансер поставили… Короче. Он сейчас ставит одну пьеску – сценарий просто бомба! Современное прочтение классики, Ромео и Джульетта. А главный актер как на зло слег с пневмонией… ((
Я понимаю, что, наверное, многого прошу, но… Но может, ты хотя бы взглянешь на сценарий?
Я очень-очень тебя прошу! У нас осталось совсем мало времени, а ты бы идеально вписался в эту роль! )))
В общем, если у тебя есть время и если тебе не сложно… Тот самый театр на Франклинс авеню, завтра в пять начало репетиции.

16:45
ничего страшного, если опоздаешь. Тут нет строгой дисциплины, никто не следит за временем

16:45
если все-таки придешь – будь морально готов… Это нечто… Невероятное

Отредактировано Xolotl (2018-08-05 03:39:52)

+2

2

Это был прекрасный осенний денек. Средне-низкая температура и налетающий с океана ветер намекали на то, что скоро наступят холода и, быть может, выпадет снег. Ближе к декабрю. А сейчас пора наслаждаться последними крохами тепла и красоты Большого Яблока.
Мэттью озадаченно смотрел на сообщения от знакомой по волонтерской деятельности. Было немного неожиданно получить весточку посреди дня, и еще более неожиданно - такую. Поэтому парень колебался. Конечно, он хотел помочь, тем более, вряд ли от стороннего человека в театре будут ожидать игры на уровне Голливуда и Болливуда, но сценическая деятельность была для него нова. Если не считать спектакль в начальной школе, где он играл рыцаря, конечно. Но это была чисто эпизодическая роль в шлеме из ведра и латах из пластиковых коробок.
- "Эээх..."- мысленно выдохнул Мэттью, в который раз открывая телефон с сообщениями. Актер заболел, времени мало... Крик о помощи, который он не может проигнорировать. Потому что он воспитанный человек, в конце концов! Наверняка это будет какая-нибудь не значительная роль. Ромео и Джульетта? Ну, сыграет одного из членов семьи Капулетти. Уж что-что, а возмущенно бурчать на то, какая нынче молодежь пошла, он может. Уильямс еще раз вздохнул и решительно выключил телефон. Нечего бояться того, что еще не наступило.
На следующий день, заблаговременно отпросившись с работы пораньше, под шуточки о том, что роль всей его жизни -  Рапунцель и не надо размениваться на какого-то там Шекспира, доблестный канадец на замене отправился в Бруклин. Кристина рассказывала про театр, где они выступали, а однажды, проходя мимо, даже показала на здание, тогда, правда, закрытое. Поэтому найти скромную обитель искусства было несложно.
Парадный вход был открыт, но посетителей не было. Тихий коридор, тихие лестницы, ведущие к залу представлений. Ковры под ногами мягко глушили шаги, а из-за тяжелых дверей доносились смазанные голоса.
- "Ну, Мэтт... Все будет хорошо!"- подбодрил он себя, открывая двери в зал и заходя внутрь, в театральный полумрак, разбиваемый лишь ярким светом сцены.
- Ээм... Здравствуйте!- поздоровался он, лихорадочно пытаясь найти Кристину взглядом. Все-таки со знакомыми рядом как-то увереннее себя чувствуешь.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

3

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
- Внимание, все! – провозгласил Джефф, сделав при этом широкий жест рукой с сэндвичем перед лицами столпившихся возле него театралов-любителей, - У меня есть две замечательные новости! Во-первых, я договорился с клубом анонимных алкоголиков и теперь у нас есть возможность заниматься еще и по средам, после семи! Во-вторых, сегодня мы будем репетировать в костюмах! Спайк уже поехал за ними. Он будет где-то через часик-полтора, если по дороге его не задержат… Так! – маэстро подорвался с места, двумя быстрыми шагами-прыжками добрался до большой дорожной сумки и удерживая сэндвич одними зубами, извлек из ее недр несколько печатных сценариев, испещренных пометками от руки. Затем раздал их некоторым актерам, сохранив один экземпляр при себе.

- Сегодня нужно будет прогнать все от начала и до конца. Премьера скоро, а у нас некоторые даже первого акта не осилили, да, Тибальд? Я все прекрасно понимаю, у Джульетты проблемы, но это не повод всем остальным расслабляться. А теперь – давайте! Пока едут костюмы есть время, чтобы повторить и размяться – а потом начинаем!

Кристина получила свежую версию сценария, и тут же в нем и погрязла. Все эти исправления, и пометки, и дополнения, выведенные нетвердым почерком… наталкивали ее на мысли о том, что произошли они от пьяного полночного бреда мастера, носившего гордое звание режиссера любительского театра. И все таки, было нечто средь хаоса в его мыслях, настолько несуразное, что даже гениально. В своем роде, конечно. И это приводило Кристину в восторг.

- Тот парень, о котором ты говорила, он придет? – оторвавшись от чтения, девушка увидела перед собой самого маэстро, склонившегося над ней, пристроившейся на декорации балкона Джульетты.

- Я надеюсь, - пожала та плечами. В ее голове тут же всплыл образ Мэтта, сострадательного и отзывчивого Мэтта, с его добрым и сочувствующим взглядом и роскошными золотистыми волосами. – Он очень ответственный, - добавила Крис.

Несмотря на довольно теплую погоду, в здании театра (который по будним дням был еще и местом собрания клуба анонимных алкоголиков) было прохладно, что Кристине приходилось зябко кутаться в чужую кофту, одолженную у кого-то и не по размеру большую. Если на репетиции сегодня они слишком запозднятся, думала она, то обратно в Бостон придется ехать на утреннем экспрессе. А заночует здесь, в Нью-Йорке, у ее любимой мамочки. Или у друзей…

Тут тяжелые двери, ведущие в партер, жалобно проскрипели – давно пора бы смазать петли, а по-хорошему раскошелиться на новую пневматику. Со стороны сцены, освещенной софитами, зал всегда кажется темной пропастью, но Крис сразу поняла: это Мэтт. И бросилась к нему вприпрыжку. Она была уверена в нем с самого начала, хотя они и не были близкими друзьями, так, скорее, хорошими знакомыми. И все-таки, она не сомневалась – он придет.

- Привееет! – с радостным криком она налетела на него, словно чума, в два счета проскочив весь партер. – Я так рада, что ты все-таки пришел! Ты большой молодец! Пойдем, я тебя всем представлю.

Кристина, восторженное, гиперактивное и гиперинициативное создание, не оставляла гостю ни шанса для отступления, буквально тут же ухватив его за руку, увлекла за собой.

- Скажи, тебе вообще нравится театр? Как относишься к современному искусству? Тот парень-режиссер, Джефф – я вас сейчас обязательно познакомлю – у него… знаешь ли, немножко нестандартное виденье, - щебетала она, ведя Мэтта за руку между рядов, как первоклассника, - ну ты и сам сейчас все поймешь.

- Главное, - тут вдруг она остановилась, не доходя до сцены каких-то пару метров, и развернулась на сто восемьдесят. Оказавшись лицом к Уильямсу, она выдала фразу, которую частенько любят говорить на семинарах и тренингах, посвященных волонтерской деятельности, - Открой свой разум.

+2

4

К нему почти сразу подскочила Кристина, яркая и солнечная. Она всегда была похожа на таких милых зайчиков медово-карамельного окраса, ну тех, что ставят на обои рабочего стола, чтобы не хотелось уничтожать мир. Такие пушистые, невинные, светлые и прелестные создания природы. Кристина очень походила на них, разве что пушистой не была.
Схватив за руку, она уверенно потащила куда-то к сцене. Там же были и другие относящиеся к театру люди, пока еще не в сценический образах, но уже настроенные. Самый настроенный бегал по сцене и что-то доедал. Видимо, тот самый Джефф. Джефф-режиссер. Джефф-творец. Джефф со справкой из психдиспансера.
Мэтт кивнул со всей увренностью и поднял руку в знаке скаутского салюта - большой и мизинец прижаты друг к другу, а стальные пальцы сомкнуты.
- Мой разум открыт новому двадцать четыре на семь!- гордо отрапортовал он, потому что значок бойскаута дается не кому попало. А открытым людям. А он максимально открыт искусству. Правда, непонятно какому именно.
- Хотя, я как-то раньше и не играл...- добавил он уже не так гордо и оптимистично.- Так, смотрел больше.
Если не считать рабочие и учебные постановки, вроде "Ну я правда не знаю где мой отчет", "Отвечаю, она не работала дома" и "Я знаю все по этому предмету, просто мне надо вспомнить". Но это так увертюры, а здесь настоящее творчество. Даже декорации есть - что-то в итальяно-испанском стиле, с белым и примесью охры. Кристина, кажется, говорила о Ромео и Джульетте? Значит это, наверное, чей-то дом. Или улица. Мэтт не сильно помнил с чего начинается бессмертная классика Шескпира в мире театральных постановок.
- А кого я, собственно, буду заменять?..- он посмотрел на Кристину.- Ты тоже играешь? Наверное, Джульетту, да?

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

5

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
- Отлично! Здорово! – порадовалась Кристина. Еще бы! Такой боевой настрой выдает истинного бой-скаута, отважного и неутомимого. Отвага придется Мэтту весьма кстати… - И ничего страшного, что раньше не пробовал – здесь не Бродвей, да и мы все не профессионалы. «Любители театрального искусства» - кажется, так было написано на нашем баннере над входом, пока его не пришлось пустить на декорации. Джефф, Джефф! Это он! Он все-таки пришел!

Преодолев ступени в два больших скачка, Кристина взмыла на сцену, чем привлекла всеобщее внимание к их с Мэттью скромным персонам. И даже сам маэстро (так было написано на его кепке, приобретенной на распродаже навроде «все по 0,99$») отложил свои хлопоты, чтобы подойти поздороваться с новым членом труппы.

- Я не Джульетта. Джульетта у нас заболел, его-то как раз и надо было заменить, - выпалила Кристина, после чего быстро, пока Мэтт не успел опомниться, объявила собравшимся вокруг них актерам-любителям и Джеффу: - Ребята! Познакомьтесь, это мой добрый друг, Мэтт! Он пришел вместо Джона, и будет играть в пьесе вместе с нами!

А между тем, пока она говорила, ловушка за несчастным Уильямсоном захлопнулась окончательно, когда режиссер и надругатель над классикой Джефф обошел беднягу сзади и встал живой преградой между ним и единственным путем к отступлению.

- Аа, Мэттью. Очень хорошо… Нам тут как раз должны подвезти костюмы. Думаю, платье Джона тебе будет в самый раз, - произнес он, окидывая парня с ног до головы оценивающим взглядом, после чего протянул ему руку в приветственном жесте и представился, - Джефф.

А рядом с Мэттом по-прежнему стояла Кристина – широкая искренняя улыбка, подчеркнутая яркой помадой и задорные веселые глаза. Но где-то глубоко внутри этого взгляда читалось короткое и жалостливое «прости».

Отредактировано Xolotl (2018-06-12 00:58:53)

+1

6

Кристина так быстр говорила, что требовалось какое-то время на осмысление ее слов. Например то, что отсутствует Джульетта. А заменить надо его. Кого его? Джульетта же вроде девушка. Тринадцатилетняя такая, среднестатистическая... Что-то тут не так.
Пытливый мозг человека, учившегося на отлично и хорошо, понял, что явно что-то не так. Потому что даже в лице Джеффа, местного маэстро, читалось некая каверза. И в голосе. И в факте того, что Мэттью подойдет платье Джона.
- Мэттью, можно Мэтт,- он пожал руку режиссеру, а в голове все еще билась мысль, что платье это ведь не только женская одежда, но также и мужская, в древние времена называемая платьем из-за схожего кроя. Но это было самоубеждение. Потому что глупо было ждать такой исторической точности от местного театра. К тому же, у них нет Джульетты.
- Эээм... Кхм,- он вежливо прокашлялся. Вежливо и очень задумчиво. Вся канадская вежливость и американская задумчивость была в его кашле. Потому что, как истинный воин света, добра, закона и прочих положительных вещей, он должен был помогать всем. Тем более своим знакомым. Тем более если не требуется бегать за вампирами и от них.
- Я не уверен... Что смогу сыграть успешно...- в конце концов, платье это всего лишь одежда. Ну да, стереотипно женская одежда, но Мэтт выше стереотипов! В конце концов, это любительский театр, а все, что было в театре, останется в театре. И никто не узнает. Да, скорее всего, так и будет. Главное, чтобы отец не узнал.
- Но я буду пытаться,- обреченно-оптимистично закончил Уильямс, глядя на Джеффа и Кристину. Было ощущение, что сам заточил себя в ловушку, такую приятную и вполне комфортабельную. Но, в конце концов, нельзя падать духом! Пусть он будет Джульеттой, но тогда это будет самая прекрасная, самая умная и самая внезапно высокая Джульетта из всех, что когда-либо видела сцена.
- Это все... Кхм... Глобальные изменения сюжета? Или есть еще какие-то поправки к Шекспиру? Не то чтобы я хорошо его помнил, но...- он позволил себе не заканчивать предложение, нервно поправляя длинную прядь волос за ухо и глядя на маэстро. Если ничего не изменилось, то примерно одну седьмую часть пьесы Джульетта лежит и молчит, а это, согласитесь, не самая плохая роль. Даже в платье.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

7

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
- Глобальные изменения? Ну что Вы, ничего подобного. Напротив, мы даже ближе к оригиналу, чем большинство прочих интерпретаций! Вот исторический факт: во времена Шекспира женские роли в театре исполнялись мужчинами, - поведал Джефф, польщенный проявлением интереса со стороны Мэттью к своему творчеству. Правда, вряд ли во времена Шекспира кому-либо, пусть даже на больную голову, пришла бы мысль заменить вдобавок все мужские роли на женские. Но лично сам маэстро предпочитал думать, будто привносит своим виденьем новый смысл. В и без того полный осмысленности шедевр.

Джефф так и стоял с умным видом, будто собирался добавить еще чего-нибудь наставляющего вновь прибывшему актеру, но в этот самый момент от дум его оторвал телефонный звонок.

- Это, должно быть, костюмы! Так, Ромео, - это он Кристине, - вот тебе сценарий, введи пока нашу Джульетту в курс дела. А мы с ребятами поможем Спайку разгрузиться. Удачи, - он дружелюбно хлопнул Мэтта по плечу – и был таков.

Хотя Кристина видела его нервозность и растерянность, Мэтт все-таки на удивление спокойно принял роль. Что не могло не радовать. Ну в самом же деле, нет ничего приятнее, чем встретить отклик понимания в другом человеке!

- Ну вот и все. Бежать некуда. Теперь ты наш, - она шутливо погрозила Уильямсону пальцем и чуть было не рассмеялась. – А если серьезно – так здорово, что ты согласился на это. И ничего не бойся, у тебя все обязательно получится, вот увидишь. Тем более, я, как ты понял, Ромео – так что, уверена, мы сыграемся!

Сцена почти опустела – это Джефф увел актеров на помощь с разгрузкой костюмов и прочего реквизита. Глядя на это, Кристина проницательная в отношении чужих настроений и чувств натура, решила, что вот самое время попробовать Мэтту почувствовать роль, привыкнуть к сцене. Да просто раскрепоститься. Ну разумеется, она понимала, как непросто порою человеку, далекому от театрального искусства, испытывать себя в роли актера. Тем более, после того, как человека только что ошарашили его ролью.

- А знаешь что, давай прямо сейчас и попробуем? Ты можешь читать прямо с листа, так даже легче запоминается, чем если просто заучивать.

Кристина, пролистав наспех сценарий, вручила его Мэтту открытым на той самой знаменитой сцене, воспетой тысячами разных вариаций в живописи, и в музыке, и в прочих видах искусства – сцене под балконом Джульетты, где влюбленные договорились о тайной помолвке. Не взирая на внушительное количество ремарок от маэстро, на сам текст великого произведения у него, к счастью, рука не поднялась.

- Вот, например, эту сценку. Она не слишком трудная. Становись сюда, - она решительно указала на декорацию массивного балкона, который имел в своей конструкции пару ступенек, что возвышало его над сценой. – Не боишься высоты? Хотя, какая ж там высота… Это я – трусиха! – рассмеялась она. А ведь действительно, про себя порадовалась Кристина, что ей самой не придется на самый верх забираться. На репетициях может, еще и ничего, а вот в ответственный момент у нее и от такой ерунды могла вдруг голова закружиться.

+1

8

День веселых и внезапных фактов продолжался. Услышав имя "Ромео", Мэтт обернулся на Кристину так, будто ему только что сообщили, что он стал отцом. И это при отсутствии-то девушки, жены или договора на усыновление. Это был поворот, достойный индийских и пары голливудских фильмов. Вот тебе и новость. Вот тебе и Ромео.
Мэтт даже не заметил, как ушел их одаренный режиссер, а вместе с ним и основная часть актеров данного мероприятия. Он все еще переваривал новость с Ромео. С одной стороны, играть с незнакомым человеком было бы сложнее психологически. Все же факт привыкания, на которое требуется время, обвыкание, да и можно столкнуться характерами. Так что в этом плане  Кристиной было легче. Не легче было в остальных.
- А?..- канадец вынырнул из своих мыслей, возвращаясь к миру. Приятельница решила не откладывать позорные сцены в долгий ящик и начать пусть не с самого интригующего, но с самого известного. Все-таки не все помнят сцены препирательств или драк на мечах в этой пьесе, но точно все помнят балкон, сад Капулетти и разговор двух влюбленных. Поэтому Мэтт отважно залез... Перешагнул через три ступеньки разом и оказался наверху "балкона".
- "Наверное, я смотрюсь комично... Башня залезла на башню. Сейчас придет принц, спущу волосы и мы перепишем эту пьесу",- мысленно фыркнул парень, стараясь встать в наиболее джульеттовскую позу. Значит, ноги прижаты друг к другу, полубоком, подпереть подбородок рукой и глядеть так, будто совсем не ожидал, а тут явился принц. Вот это новость.
Первые слова в сцене принадлежали Ромео. Восхваление частей тела по-отдельности, к счастью, без вольных добавок от маэстро.
И вот, наконец-то первая фраза Джульетты. Не то чтобы густо - два слова, запятая, восклицательный знак и междометие, но начинать стоит с малого. Тем более это Мэтт сможет сказать даже без бумажки.
- О, горе мне!- вышло очень патетично. И трагично, для сцены в саду, но парень вложил туда частичку своего горя, а в итоге выплеснулось целое ведро. Интонация намекала больше не на девичье волнение, а на страх перед гильотиной. Ну ничего, для начала самое то - эмоционально и открыто. Главное в переигрывание не скатиться.

Текст

Перевод взят отсюда - http://www.romeo-juliet-club.ru/shakespeare/romeojuliet_pasternak1.html#АКТ II.
Действие Второе, Сцена II, сад Капулетти

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

9

Конечно, ей было далеко до бродвейской актрисы. Да даже до актрисы в принципе (именно потому труппа маэстро Джеффа предпочитала именовать себя не иначе, как «театралы-любители»), но благодаря эмпатической чувствительности и упражнениям в театральном мастерстве она весьма недурно наловчилась. Так, что ее Ромео, хотя и выглядел велением шальной фантазии режиссера… совсем не как Ромео, и все ж таки оказался вполне убедительным и взаправдашним. На сколько было возможно.

Взабравшись на стремянку, задекорированную под балкон эпохи итальянского ренессанса, и без того высокий Мэтт смотрелся крайне неустойчиво, чем беспокоил Крис. Опасливо поглядывая на него снизу вверх, она поймала себя на мысли, что недаром актеру на удачу желают ногу не сломать. Или наоборот, сломать? В любом случае, стоит нажаловаться на эту шаткую и потенциально травмоопасную конструкцию Джеффу – мало ли что.

- Им по незнанью эта боль смешна. Но что за блеск я вижу на балконе! – и далее по тексту. Кристина воспроизводила по памяти монолог влюбленного Ромео, усердно подбирая драматические интонации и в нужных местах вставляя многозначительные паузы – шекспировская трагедия, как-никак! Чрезмерная театральная выразительность, экспрессия и все такое. Уж экспрессивной быть она умела.

А вот Мэтт, хоть это было не легко в контексте данной пьесы, но все ж таки как-то перестарался с драматизмом. Кристина даже хохотнула, не сдержавшись. Благо, они на сцене были одни.

- Стой! Подожди! Я текст забыла, - вот теперь уже она смеялась над собой – ведь действительно забыла. И, понимая, как обидно и глупо, должно быть, выглядит сейчас в глазах своего друга, все равно с трудом смогла сдержаться.

- Прости. Просто… Наверное, мы тут тебя совсем ошарашили. На самом деле, я и сама прекрасно понимаю, как все это абсурдно на первый взгляд. У меня нет иллюзий насчет Джеффа и его источников кхм.. вдохновения. Должно быть, ты не в себе после свалившейся на тебя информации? – она улыбнулась, что выглядело странно, скорее как гримаса блаженного недоумения, - А ведь дальше будет еще... эм, неожиданней. Дело в том, что Джефф дописал концовку – мне странно, что он не сказал тебе, это его любимая часть. Там… В общем, там в конце Джульетта должна восстать из мертвых и всех убить при помощи кинжала.

Произносить это в слух отчего-то оказалось очень неловко. Несуразица такая! А ведь когда читала, все иначе представлялось. Только сейчас Кристина в полной мере осознала, в какое положение поставила Мэтта – бедный Мэтт! А еще, невероятно тактичный, раз до сих пор ей ничего не высказал.

- В общем, если у тебя только что неожиданно возникло желание сбежать отсюда как можно быстрее, - Кристина, разумеется, надеялась что нет, - то я всем скажу, что роль Джульетты проклята, а ты внезапно заболел. Как Джон, - подмигнула она.

+1

10

Было что-то хитрое в том, чтобы загнать высокого человека на шаткую конструкцию и в таком положении сообщать ему какие-то шокирующие новости. Потому что так все удивление "Джульетты" вложилось в очень выразительно приподнятые брови. Сегодня прямо-таки день сюрпризов, не иначе.
Пролистав сценарий в руках до приблизительного конца, сквозь рукописные пометки пытаясь прочесть оригинальный текст и ориентироваться по нему. Вот сцена в склепе, убитый горем Ромео принимает яд, все вполне стандартно. Просыпается Джульетта и... И текст утонул в пасте шариковой ручки, полностью перечеркивая сцену со смертельным поцелуем и переходя на какие-то новые горизонты творчества. И, судя по компульсивному почерку, очень вдохновленного творчества.
Не Мэтту, конечно, осуждать творца, в конце концов, многие гении были слегка не в себе или употребляли наркотики, те, что разрешены правительством США, но какая-то нерешительность была. Стоило уточнить этот момент у Ромео-Кристины. Прямо так, с балкона.
- Я правильно понял, что... Вместо того, чтобы умереть вместе с любимым с помощью яда с его губ, Джульетта берет кинжал и уходит творить Кровавое воскресенье в Италии?..- не то чтобы он против. В конце концов, настоящая концовка Роме и Джульетты всегда казалась ему странной, потому что Ромео очевидно ступил, а Джульетта была слишком импульсивна в своем решении умереть вслед за парнем. А ведь могла применить дипломатию и померить семьи. Но кровавая бойня это не слишком ли радикально?
- А Ромео останется мертв? И в конце, выходит, останется лишь Джульетта?- он пролистал сценарий, но почерк казался местами настолько непонятен, что лучше спросить у живого свидетеля.- Я, конечно, не против... Искусство всегда таинственно, да и после манипуляций с полом я уже ничему не удивлюсь... Наверное.
Правильное добавление, вдруг там в конце зомби-апокалипсис и извержении Помпеи, такое все-таки удивит. Поэтому  парень немного выжидательно глянул на Кристину. Правда с декорации балкона в саду Капулетти все это выглядело как немного неожиданный поворот в разговоре в саду.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

11

Кристина выдохнула с облегчением. Про себя, что было не заметно. Раз Мэттью до сих пор здесь, значит он не страшится современного искусства в самых его сумасбродных проявлениях. Ну или страдает наличием гиперответственности. И тут, кстати, сложно определить, какое же из этих двух качеств пагубнее для молодого человека.

- Да! Кхм.. то есть, да. Он именно так и решил закончить пьесу, представляешь? Абсурдно, эксцентрично, но зато как… обнадеживающе. Да-да, эта финальная сцена по задумке Джеффа, она должна вселять надежду, понимаешь? Кровавая резня здесь, конечно же, метафорична, и означает восстание против общества с его давлением на молодых девушек. И еще эта ее фраза в самом конце «Нет повести печальнее на свете», - на "этой" фразе Крис сделала усилие над своим голосом, чтобы он прозвучал так, будто она только что хладнокровно убила несколько человек, но тут же рассмеялась, глядя на Мэтта. А ведь именно ему предстоит все это изображать.

Любительский театр не предполагал серьезной роли. Пусть даже это роль первого плана в шекспировской пьесе. Кристина не стремилась быть убедительной актрисой. Она просто хорошо проводила время с друзьями, ей было весело. У нее совсем не было приятелей, не было просто знакомых. Все знакомые ее делились на друзей и лучших друзей. Она любила окружать себя людьми и ненавидела оставаться в одиночестве. Такой сама себе праздник, не перегорающий восторг.

- А удивляться больше нечему – все самое удивительное позади, - обнадежила она, зачем-то подбирая с пола реквизит – бутафорский меч Тибальта. Выполненный, кажется, из плотного куска резины. – Так что можешь считать, что ты уже практически один из нас – раз до сих пор тут после всего услышанного. А как отыграем пьесу – наверняка станешь нашим. Значков скаута за это не дают, но… Но можешь на работе хвастаться! Ну или там перед друзьями, перед девушкой…

Не успела она закончить мысль, как вдруг издалека послышались поспешные шаги. А за ними – еще одни, только быстрее первых.

- …да говорю же, Вы ошиблись. Мы не алкоголики, а театралы. Алкоголики здесь по будням, кроме сред, - знакомый голос. Джефф-режиссер, и кто-то незнакомый с ним, но тот, кажется, не по адресу.

Словно музой окрыленный, талант ворвался из-за кулис на сцену, а вслед за ним легкий флер перегара (но это так, мелочи).
- Вы, значит, все еще здесь. Ага! – воскликнул он, находясь в совершенно приподнятом настроении. И это его «все еще» прилагалось, судя по всему к Мэтту, от которого он ожидал не меньше, чем побега. – Мы там в гримерке костюмы разбираем. Они просто потрясающие! Невероятно выразительные – как раз под нашу постановку! Джульетта, Ромео, прерывать вас не стану – раз делом заняты, но как закончите – давайте к нам, на примерку! – мелькнул в свете прожектора и был таков.

Кристина, привыкшая к импульсивному Джеффу, уже не удивлялась тому, что это было такое.

- Он человек не простой, его нужно еще научиться воспринимать, - хохотнула она, борясь с желанием попробовать дотянуться до уха Мэтта при помощи тибальтовского меча. – Ну так что? Хочешь, пойдем прямо сейчас? Мне лично не терпится посмотреть что там за костюмы. Джефф-негодяй, даже словом нам не обмолвился, что там будет такое! Ну или можем закончить сцену, если хочешь успеть порепетировать пока никто не мешает.

+1

12

Феминистичные идеи в кровавой резне Мэттью без подсказок бы не углядел. Но раз творец сказал... То, наверное, так оно и есть. Да и лучше потыкать всех на сцене мечом или кинжальчиком, чем целоваться с Кристиной. Потому что у всех есть личные рамки, так называемое личное пространство, и личное пространство парня не включало в себя поцелуи с приятелями. Разве что поцелуи лбом об стол в отборнейшей молитве всем богам бухгалтерии.
- Да, думаю, именно на работе меня выслушают с такими новостями...- все-таки общество психологов и около-психологов подразумевает людей с крепкой психикой и умением смеяться внутрь себя, если уж совсем невтерпеж. Да и бывают иногда такие дни, когда вроде работа есть, а работы-то и нет. И тут Уильямс со своей, то есть, Джеффа, интерпретацией великой трагедии будет прямо кстати.
А насчет Джеффа.
Маэстро вернулся к ним живой и здоровый, и даже с кем-то говорил, что доказывало наличие в этом здании еще живых людей. Алкоголиков, правда, но чем они не люди. Это радовало. Странно, что режиссер не привлекал их массовкой - во время кровавой бойни лежащие тут и там тела были бы кстати. А в мирные времена могли играть типичных итальянцев после полудня.
И с маэстро прибыли костюмы. Невероятно выразительные. Возможно, украденные с бразильского карнавала или лично у Леди Гаги. А может просто их не было. И тогда в их постановку вмешается элемент сказки "Голый Король". Почему нет. Мэттью мог бы - спрятался бы в этой башне и не слезал отсюда все представление. Тут, если постараться с его длинными ногами, можно и сесть.
- Знаешь, я бы хотел быстренько просмотреть ту самую последнюю сцену... В остальном я как-нибудь разберусь... Уроки литературы вспомню, общее образование подключу, да и я даже фильм как-то смотрел. А вот насчет нововведений не уверен,- Уильямс спустился, аки истинная Рапунцель, со своей башни и подошел к Кристине, находя среди сценария последние листы.
- Я, значит, в гробу... У меня же будет стильный гроб? Или так, на полу прилягу? Я могу... В жару у нас в офисе я и не такое мог,- он усмехнулся, пытаясь найти взглядом ремарки касательно вхождения Ромео в склеп и осознавания им всей силы химии и медицины. То есть, фейковой смерти Джульетты, конечно.
- Кстати, сфоткаешь меня потом на башне? Покажу ребятам на работе, пусть позавидуют моему карьерному росту,- он тихо рассмеялся. Да и ведь не отмажутся - вот была Рапунцель без башни, а вот уже в башне. И даже принц будет, миловидный. И пока что даже живой.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

13

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
- Стильный гроб? – девушка недоуменно глянула на Мэттью, спустившегося к ней с высот самодельного балкона, и тут же залилась задорным смехом. До чего же легко она заводилась на смех.

– Фу! Гадость какая! По мне так все гробы одинаково жуткие, хоть из голых досок, хоть в дорогом бархате. К тому же, в нашей пьесе у Джульетты гроба не будет. Зато будет целый склеп! Правда, мы его так и не построили… Поэтому, здесь ты должен будешь проявить всю магию театральной игры. Ну знаешь, изобразить, будто тебя окружают вещи, которых нет на самом деле, да так, чтобы люди тебе поверили! Из реквизита будет только камень тебе под голову. Не настоящий, конечно же, а из крашеного пенопласта, - с этими словами она оставила в покое меч, занимавший ее по каким-то немыслимым причинам, и в два счета разыскала на сцене невзрачный темно-серый предмет. Определить назначение предмета по внешнему виду было бы крайне затруднительно без подсказки Крис. – Вот он. Не волнуйся, он больше не красится, мы проверяли, - заявила она, и все-таки руки после него проверила на всякий случай. Руки остались чистыми.

Разобравшись с реквизитом для финальной сцены (меч у Джульетты будет все тот же, что и у Тибальта: дело в том, что с мечами напряженка, их два на всю пьесу), Кристина быстренько пролистала сценарий вплоть до конца. Исправлений в последнем действии было больше всего, все перечеркнуто по нескольку раз, что просто кошмар. Джефф неоднократно исправлял даже собственные дополнения. А в самом конце этого безобразия, который по ошибке назывался сценарием, появлялись бессмысленные рисунки, принадлежащие руке самого маэстро. Среди актеров бытовало поверье, что если вглядываться в эти каракули слишком долго, можно себе что-нибудь повредить.

- Так, вот. Финальная сцена, нашел у себя? Она тут совсем не сложная – не то, что оригинал, - хохотнула Кристина, - текста поменьше, разве что, весь этот ужас с массовыми убийствами... Уж лучше бы трагичная романтика осталась. Ну и фантазия же у нашего режиссера! Тринадцатилетняя девушка, как маньяк какой, методично расправляется с веронской знатью… Ха-ха, подумать – и то страшно!

Вообще, по-хорошему начать им следовало бы с несложных упражнений. Не всякий может сходу раскрепоститься на сцене и довериться партнеру, и Мэтт – Кристина это видела – не входил в редкий процент исключений. Но поскольку обычно разминкой и прочими видами воздействия на психику занимался Джефф, девушка решила с этим повременить. Может, что и получится.

- Все начинается почти как у Шекспира. Джульетта лежит в фамильном склепе. Снаружи сражаются Ромео и Парис… ну ты, должно быть, помнишь этот момент. Расхождение с оригиналом происходит с пробуждением Джульетты. Вместо того самого знаменитого поцелуя она сразу срывает кинжал с мертвого Ромео, и вонзает его, но не в себя, а в священника. А затем в пажа, в князя, в леди Капулетти – и так со всеми, кто встречается на ее пути. А в конце встает одна посреди сцены с окровавленными руками (тут тебя измажут в каком-нибудь красителе), на фоне горы мертвых тел, и произносит последнюю фразу – «Нет повести печальнее на свете». На этом все, занавес, - Кристина всплеснула руками, мол не смотри на меня так, не я это придумала. Кусок пенопласта, олицетворяющий камень из усыпальницы Джульетты, уже давно лежал наготове, на том самом месте, где ему и положено находиться, так что если Мэтт чувствовал в себе небывалый прилив решительности, то вполне бы мог уже начинать. – Ну так что? Если вопросов больше нет – можем приступать. А как закончим – обязательно тебя сфотографирую. Можем потом еще и в костюмах… Хотя, наверное, стоит сначала взглянуть что там такое приехало…

+1

14

- Воображаемый склеп? Что ж, еще круче!- неоправданно энергично обрадовался Мэттью пенопластовому камню, потому что вообразить он себе может все, что угодно. А это значит, что не будет готического экзистенциализма в архитектуре такого прекрасного помещения. Уильямсу уже вообще все начинало нравится, особенно то, что воображаемое. Возможно, от отчаяния, а может пары с заседания анонимных алкоголиков просочились сюда.
Найдя финальные страницы, парень уверенно попытался разобрать текст. Оригинал угадывался благодаря школьной программе, почерк - из опыта с рецептами от врачей. Дома с папой-медиком их было много, тренируйся не хочу. Хоть на криптолога потом иди. Или египтолога какого-нибудь.
Внимательно выслушав Кристину, парень задумчиво почесал подбородок. Можно ли театральное действие было рассматривать как испытание для юного СФника. В конце концов, притворятся разными типажами личности и выживать в самом странном абсурде с адекватным лицом было бы очень полезно. Научишься играть убивающую всех Джульетту - научишься и аргументировать какому-нибудь фонарному человечку почему совершенно точно и абсолютно верно нельзя кусать людей за плечи в общественном транспорте. Любой опыт полезен, в конце-то концов. И умение притворяться трупом в его профессии тоже может быть не последним в списке нужных для выживания.
- Ну, вроде все ясно. Сначала лежу, потом беру кинжал-который-меч, начинаю всех тыкать... Тыкать молча? Или можно всякой отсебятины вроде "как же я вас ненавижу, маменька"?- текст напечатанный был так сильно перечеркан, что если там где-то и крылись слова, которые Джульетта должна была кричать в порыве яростного и кровавого энтузиазма, то их видно не было.
Склеп представлял из себя три табуретки, собственно, пенопластовый камень и... Воображение. Мэттью сел на крайнюю табуретку и осторожно лег, надеясь не промазать и не упасть на пол. Ибо будет весьма позорно. Но нет, он справился с этим сложным заданием и... Ну, практически лег. Ноги, конечно, стояли на сцене, но почти весь он до коленей лежал, так что, можно сказать, Джульетта привела себя в горизонтальное положение.
Не обладая знаниями о том, как лежат люди в склепах, Мэттью просто скрестил руки на груди, продолжая держать в них бумаги с текстом.
- Я типа... Эм... Мертв, как бы,- сообщил он Кристине о полной театральной готовности. И даже глаза закрыл, для пущего реализма.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

15

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
Кристина призадумалась.

- Вообще, в одной из предыдущих версий Джульетта во время своих, эмм... кровавых подвигов пела французскую революционную... И даже не спрашивай почему. Джефф все равно уже отказался от этой идеи, - хотя бы одна хорошая новость для Мэттью. Однако, сообщив об этом, девушка тут же воодушевленно вскинулась, так некстати припомнив что-то. – Ой, да ты же ведь знаешь французский! Думаю, можешь попробовать! Ну, если очень хочется.

Забавно, как каждое новое открытие все легче воспринималось разумом, которому с каждой новой минутой пребывания в этом страшном месте все меньше подходило определение «критический». Вот, например, Кристина, отбыв с чутким гением Джеффа уже три пьесы, утратила всякую возможность ужасаться пред его творчеством. Так вот, пожалуй, и следует проникаться новыми веяниями современного искусства – постепенно и порционно. С наскока, да без пары бутылок чего-нибудь покрепче – такое точно не осилить.

Мэтт, разместившийся на табуретках, выглядел неловко. Как, впрочем, и вся пьеса под верховодством Джеффа. Кристина отложила в сторону сценарий, полагаясь на свою память, кивнула партнеру по сцене в знак того, что они начинают, и взялась за меч.

На этом месте должна была быть короткая стычка с Парисом, но поскольку Парис ушла на примерку костюма, Кристина воспроизвела этот момент довольно скупо и комкано. В одной из первых версий, кстати, Ромео и жених Джульетты сражались за мертвое тело покойной, но после первой же репетиции эта сценка была заштрихована с особенным усердием.

- Любовь моя! Жена моя! – воскликнул златовласый Ромео-Кристина, как только пересек символическую границу, отделявшую просто пустое пространство, от пространства воображаемого склепа. – Конец хоть высосал, как мед, твоё дыханье, не справился с твоею красотой.

Кристина играла Ромео старательно. Возможно даже слишком. Хотя она и попадала в нужные эмоции, в ее монологе присутствовал явный перебор с театральностью и пафосом. Роль «трупа» Джульетты притом была куда как труднее – лишь бы не засмеяться. А ведь для подобного следует проявить чудеса выдержки и самообладания. И по возможности не думать о том, в каком ты глупом положении.

- Пью за тебя, любовь! – закончила Кристина, и запрокидывающим жестом осушив до дна воображаемый сосуд, театрально рухнула на пол. Специально на правый бок, чтобы было удобнее забрать меч, удерживаемый резинкой, с левого.

+1

16

В двадцать с лишним играть тринадцатилетнюю Джульетту, которая, находясь в Италии, убивает кучу народа под священный гимн Французской Республики? Не подозревал Мэттью и его родители о том, куда заведет его интересная судьба.
В принципе, та часть пьесы, где он лежал, канадцу нравилось. Табуретки жестковаты, конечно, лопатки явно не скажут спасибо за лежание на плоской деревянной поверхности, но зато можно подумать о вечном. Например, о Шекспире. И о том, крутятся ли мертвые в гробу. И, если вдруг Шекспир не мертв (бывает же и такое в этой жизни), ходит ли он на подобные представления или плюется издалека. Много, в общем, о чем можно было подумать.
Главное не заснуть на представлении. Неловко будет.
И тут в воображаемый склеп ворвался Ромео. Ворвался так, что захотелось открыть глаза и посмотреть, но Джульетта была ответственна в своем отображении медикаментозного трупа, так что осталась на месте. Хотя там и комплименты говорили, и даже пили из воображаемых бутылей с воображаемым ядом. Такими темпами они придут к минимализму и воображаемым будет все. Как у мимов. Но со словами, чтобы веселее было.
По гулкому звуку упавшего тела поняв, что теперь очередь Кристины исполнять труп, Мэттью встал. Не очень грациозно - с помощью мышц пресса и даже не убирая с груди руки, от чего казалось, что это зомби восстал из мертвых и сейчас начнется треш. Возможно, это подготовит их воображаемого зрителя к тому, что будет дальше.
- О монах, где мой супруг? Я сознаю отлично, где быть должна. Я там и нахожусь. Где ж мой Ромео?- потому что монах тоже воображаемый, Мэтт говорил неприцельно куда-то вбок, полуобернувшись в ту сторону и пытаясь всем своим лицом показать, что его не устраивает отсутствие Ромео. Хорошо, что сам Ромео этого не видит.
Воображаемый монах ответил что-то про то, что пора валить, и печатный текст кончился. Пришлось напрягать зрение.
- Предал ли ты меня? Соврал ли мне о том, что я и муж мой будем счастливы навечно? Ведь он же отравился? Ах, злодей, всё выпил сам, а мне и не оставил! Но как же жить теперь мне одинокой? Я слышу! Чьи-то голоса. Пора кончать. И вот кинжал, по счастью,*- кинжальчик с полметра висел у Ромео на поясе. Схватив как можно элегантнее и даже с первого раза, Мэтт рубанул воздух с воображаемым монахом, будто собирался разрубить его от плеча напополам.
Бить воображаемых людей у парня получалось лучше. Во-первых, не надо было точно попадать, во-вторых, все стояли там, где хотела Джульетта. Петь французский гимн у канадца духа пока что не хватило. Может вот в костюме, так сказать, на самом выступлении, он сможет. А пока еще он не совсем готов. Да и горло не разогрето, и вообще.
Порубав воздух минут пять, красиво, в разных местах и стараясь даже не однотипно, как-то интересно, Джульетта вышла на середину сцены, устало опираясь на меч.
- Сближенье мира сумраком объято. Сквозь толщу туч не кажет солнце глаз. Пора задуматься, Верона, о том, что разделяет иль сближает нас. Но повесть о Ромео и Джульетте останется печальнейшей на свете...*

*

Придуманный текст от меня с вкраплениями переведенного оригинала.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

17

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
Воплощенная в действие сцена наконец приобрела законченный вид, совершенный в своей извращенной форме. Джульетта, должная стать началом разрешения вековой вражды, олицетворяя надежду, сделалась убийцей. Безумный образ, порождение нездорового воображения. По мнению режиссера такой финал тоже должен вселять надежду на лучшее. Если рассматривать искусство как один из способов сублимации, страшно представить, чем бы занимался Джефф, не будь у него этого театра.

- Браво! Артистам положено «Браво»! Мы молодцы, - сев на полу, Кристина захлопала в ладошки в знак похвалы для Мэттью и для самой себя. И ничего, что без массовки сценка вышла малость пустой и «бескровной», да и сама она в одном месте перепутала строчки. Главное же, что все сыгралось, от начала и до конца.

- Для первой попытки очень хорошо. Нет, правда. У тебя отлично выходит Джульетта! Я так и знала, что эта роль твоя! – девушка поднялась и пригладила безобразие на голове. – Говоришь, никогда раньше не играл в театре? А вот и не поверю уже! – она шутливо показала Мэтту язык и, как обычно, рассмеялась.

О некоторых моментах, как правило, неприятных или постыдных, люди предпочитают забыть, будто бы их не случалось. Вот, например, мало кому хватает духа сознаться в посещении спектаклей Джеффа, или, чего хуже – участии в его спектаклях. Да что уж там, некоторые актеры его труппы не то, что бы затрудняются объяснить свое нахождение в ней – постыдно умалчивают сам факт знакомства с Джеффом. Но мужество Мэтта не знало границ, ведь он не только не сбежал, когда представилась возможность, но еще и попросил Кристину запечатлеть его на сцене в образе Джульетты. То есть, добровольно решил не только не ограждаться от содеянного, но еще и время от времени вспоминать об этом, а возможно – кто знает – даже показывать другим людям. Словом, невероятная отвага. Граничащая с мазохизмом.

- Мне кажется, ребята уже закончили с костюмами и вот-вот вернутся. Что-то их давно нет… Если еще хочешь пофотографироваться – давай сейчас, а то потом совсем времени не будет.

0

18

Аплодисменты со стороны умершего и очень натурально не двигающегося Ромео даже слегка встревожили. Мэтт шутливо раскланялся воображаемой публике и вытер испарину со лба. Все-таки прыгать по сцене в осенней водолазке было жарковато - тепла хорошо подбавляли старые софиты с лампами накаливания, окрашивающие сцены в беловато-желтые цвета.
- "Надеюсь, в костюме будет не так жарко"
Фотографироваться необходимо было на башне. Прихватив с собой меч, которым только что порубал целую кипу воображаемых людей, Мэттью встал в героически-трагичную позу. Ну, то есть выставил колено, упер куда-то в район туфель меч, положив на его рукоять две руки, и стал патетично смотреть куда-то вперед. И волос из хвоста распустил, чтобы все знали, какой он зачетный Рапунцель-Джульетта-убийца-итальянцев. Надо будет накинуть пару фильтров, какой-нибудь стикер в виде короны в угол и прямо в инстаграм заливай. Пусть отдел связи с общественностью посмотрит, какой он красивый. Они же все соцсети сотрудников проверяют иногда. Будет им развлечение.
Пара фото была уже без меча, поэтому особого пафоса и не было. И канадец не знал, куда деть руки - ну не тянуть же их к небу, в конце концов. Он тут сам творец своей судьбы, а не какая-нибудь дама в беде. Он воскресает из мертвых, как зомби, а потом остается один на целых два богатых поместья! Никаких стереотипов, все так ново, что даже страшно. Страшно, что когда-нибудь Джефф может случайно попасть в Голливуд. Они там любят иногда позвать к себе сумасшедших.
- Думаю, мне и моему инстаграму хватит и этих фото,- меч и Мэтт спустились с башни на сцену. Осторожно прислонив оружие к табуреткам, выполняющим роль склепа, парень потянулся.- Скинешь тогда потом? Через фейсбук, наверное, хотя можешь в том же инстаграме. В общем, как угодно, но лучше не через почту, у меня там рабочего так много, что все просто тонет и пропадает в неизведанные дали.
И призыв чистить почту от уже прочитанных и потому не нужных сообщений не работал. Потому что вдруг что-то придется вспомнить! Или кому-то доказать что-нибудь. Мало ли, как говорится.
Ребят и, что главное, тех самых загадочных костюмов, уже и правда давно не было. То ли там все впечатлились насмерть, то ли что-то еще более пугающе.
- И правда их что-то нет... Может помощь нужна? Я не удивлюсь, если там вместо платьев и фраков ростовые куклы и сборные костюмы динозавров. Ни капельки не удивлюсь,- если придется выбирать, Мэтт заберет себе ростовую куклу Рилаккумы. Потому что он милый. Хотя, вряд ли где-то в Нью-Йорке такая есть.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

19

[icon]https://b.radikal.ru/b10/1806/d4/e642359ad383.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
Кристина достала из заднего кармана джинс телефон, нацелилась объективом на Мэтта, взгромоздившегося к тому моменту снова на стремянку, что исполняла роль балкона, и включилась фронтальная камера. Ну как обычно. На Крис с экрана смартфона смотрела ее неудачная копия, с перекошенным лицом и растрепанной прической, свет стареньких софитов удачно выцеплял мешки под глазами – следы бессонных ночей. Некрасиво.

Нет, на самом-то деле Кристина была о себе куда более приятного мнения. Она как минимум миленькая! А это просто какое-то недоразумение у них вышло с фронтальной камерой. Всегда с ней так. Не фотоустройство, а изобретение дьявола для экстренного понижения самооценки. Как ни взглянешь случайно – чуть ли не плакать хочется! Дабы восстановить вселенскую справедливость, девушка наспех нашла лучший ракурс, пригладила волосы, улыбнулась сама себе, а затем выключила фронталку от греха подальше и наконец занялась вовсю позирующим Мэттом. В его высокой фигуре с воинственно выставленном мечом наизготове, для человека, не имевшего неудовольствие быть приобщенным к творчеству Джеффа, разглядеть тринадцатилетнюю Джульетту было непросто. И даже распущенные волосы не помогали. Поэтому Кристина решительно обратилась к крайним мерам – к фильтрам из снэпчата, то есть. К тем самым, которые в режиме реального времени из совершенно нормального человека делают человека с идиотскими собачьими ушками. Кристина применила тот, что с сердечками.

- Готово! Отправлю в Фейсбуке, - сообщила девушка, пролистывая отснятые кадры. Некоторые из них были очень даже… нормальными. Да, пожалуй, это самое подходящее им определение. – Думаю, вряд ли им нужна помощь. Там рук достаточно. Справятся. Но, знаешь, меня уже просто нетерпение разбирает. Я очень-очень хочу посмотреть, что же такое привезли! В прошлый раз, когда ставили «Отелло», главный герой на протяжении всей пьесы был в простом сером костюме и с радужным рогом на голове. Как у единорога… Пойдем посмотрим?

Кристина всем своим видом заражала восторгом и нетерпением. Кажется, еще немного, и прыгать от радости начнет. Прямо как ребенок в канун Рождества. Ну и как с такой вот поспоришь? Она прошмыгнула за кулисы, словно в последний бой, увлекая Мэттью вслед за собою. И тут же на смену чрезмерно светлой сцены, утопающей в кричаще ярких софитах, настала темень коридора. Будто зловещий знак перед чем-то поистине ужасающим воображение. Кристина знала театр как свой дом, и очень быстро и даже не натыкаясь на случайные препятствия привела Мэтта в нужное им помещение – большую гримерную. Открыла дверь.

А дальше стало ясно, почему актеры так задержались.

Представшее зрелище, в целом, не стало главным потрясением вечера, после смены гендерных ролей и Джульетты-маньячки. Всего-то лишь костюмы. Для людей. Не ростовые куклы. Они, если присмотреться, чем-то напоминали сумасшедший стиль панков из восьмидесятых. Такие же куртки-косухи, рваные колготки в сеточку… вот только с цветами явный перебор. От яркой палитры в глазах рябит. Нужно подумать, в движении весь этот цветовой беспредел способен провоцировать приступы эпилепсии у тех, кто подвержен.

То, что должно было стать «Ромео», оказалось кислотно-желтого цвета и с сеточкой поверх. Кристина только и набрала воздуха в рот, да так и замолчала. Джульетте повезло чуть меньше: ее платье было длинным в пол, ярко-розовым, правда рваным в нескольких местах (возможно, непреднамеренно).

- Ээ.. Это так… так… - Крис явно испытывала трудности с подбором метких слов. Нечто среднее между «омерзительно» и «тошнотворно», должно быть. – Здорово! Джефф, они великолепны!

Маэстро реагировал на лесть молниеносно, как та ворона из басни, которая с куском сыра.

- Аа-а, нравится. Не правда ли, выразительно? Так и веет духом непокорства! Я вас шокировал, Мэтт? Ну да ладно. Переодевайтесь, а то времени немного. Можете в соседней комнате – если кто стесняется. А потом – за репетицию!

+1

20

- Ну рог хотя бы был на лбу...- протянул канадец, слезая со сцены окончательно и с облегчением поправляя ворот ветровки. Он вообще не сомневался в том, что символизм может увлечь их "режиссера" совершенно не в ту степь. Так что, на месте Отелло, Мэттью бы только радовался. Что может быть плохого в том, что ты единорог?
Кристина, ориентируясь как заправский посетитель данного места, ни разу не врезавшись ни в один из реквизитов, довела их до скромных комнат, отданных под гримерки. Двери открылись и явилась вся труппа с костюмами.
Это были не ростовые куклы.
Мэттью Уильямс, начинающая Джульетта, был разочарован.
Всего лишь яркие тряпки, дырки, кожанки, цепи, заклепки, рисунки, нашивки, бахрома и шифон. Ярко-зеленые, вырвиглазно-желтые, умопомрачительно-розовые. Колготки в сеточку и дырочку, джинсы с молниями в странных местах, банданы, пара косух и, кажется, где-то мелькнули берцы. Чем-то напоминает "стиляг" годов 80-ых, так же все максималистично, ярко, а если начать в этом быстро и по окружности двигаться, то слегка подташнивающе.
Костюм Джульетты лежал как-то обособленно, в стороне. Его никто не трогал, никто к нему не подходил. Все будто сторонились его, как прокаженного или как проклятого. А, может, как особенного и избранного? Тут точка зрения зависит от оптимизма и пессимизма.
Мэтт постарался смотреть на костюм с оптимизмом. Ну да, розовый. А что, розовый не цвет что ли? Хороший цвет - розовый закат, розовые цветы, розовые фламинго. Природа любит давать розовый цвет чему-то необычному и прекрасному, а кто он такой, чтобы спорить с природой. Дырявый, но это веяние моды 80-ых, там вообще идеалом было ходить будто бы голым, но будто бы одетым. Декольте закрыто черной сеткой с нашитыми розами - отсылка к сцене в саду, не иначе же. Немного кусков шифона у корсажа - тоже модно, подчеркивает легкость персонажа, чтобы было больше диссонанса (куда же больше). Приталенный - ну платье же.
И вообще.
Он же не стилист.
Он же не имеет право вот так вот вслух сказать, что это распрекрасное, чудесное, розовое платьишко с дырками в приличных, слава тебе Господи, местах - говно.
Нет, не имеет.
Поэтому Мэттью не сказал вслух. Он только вздохнул. Громко и грустно вздохнул, и в этом вздохе была грусть всей Африки и Малайзии, не иначе. Даже с примесью чисто национальной канадской грусти, светлой и прекрасной, как кленовый сироп. И глаза у Мэтта тоже стали светлые и прекрасные. И грустные.
Но вслух он так ничего и не сказал.
Переодеваться парень решил прямо здесь, потому что они друг друга будут видеть в более стыдных нарядах, нежели просто нагота. Он аккуратно и максимально серьезно, стараясь оттянуть время, потому что вдруг упадет метеорит и ему не придется это надевать, сложил собственную ветровку в идеальную стопочку. Потом в такую же стопочку превратились джинсы, обувь встала идеально ровно под скамью, на которую легли вещи. Носки были выпрямлены до гладкости кожи девушек из рекламы про восковые полоски, что крутили на ютубе перед каждым видео. Как будто Мэтту так сильно нужны эти полоски. Хотя, можно было заклеить ими себе глаза и больше ничего не видеть.
Платье все-таки пришлось надеть. С подозрительной легкостью пройдя в районе плечей и даже руку в рукав (он бы засунул обе, но второго рукава не было, только лямка), парень оказался в платье. Шуршащая искусственная ткань упала вниз, прикрыв босые ноги.
В общем, его спас рост. То, что должно было лечь на пол, в итоге оказалось в районе щиколоток. Он стал еще больше походить на диснеевскую Рапунцель, в каком-то панковском варианте.
- Я хочу себе злого хамелеона и волшебные волосы...- пробурчал парень себе под нос, оглаживая складки на корсаже. Лицо стало очень напряженным и очень вежливым. Верный знак, что еще немного и начнется очень вежливая канадская ругань, сопровождаемая такими словесными оборотами, как "не то чтобы я был против" и "вы уж меня извините". Ну, типичные канадские обороты, когда очень хочется материться.
Решив поменьше смотреть на себя и побольше - на других, парень поднял взгляд на Кристину. В ее образе преобладали такие характерные черты как ужасающе яркий желтый цвет, сеточка, пара дыр, одна цепочка, рваные штаны (вот зависть-то) и взгляд "я тебя понимаю, но мы уже на это подписались". Мэттью попробовал улыбнуться девушке, но у него не вышло. Он еще не был так прокачен, чтобы излучать спокойствие и оптимизм вообще в любых ситуациях.
Оптимизм излучал Джефф и ему даже можно было завидовать, потому что он реально наслаждался произошедшим на трезвую голову. А для такого нужен особый уровень мастерства.
- Джефф, а Вы... Играете кого-нибудь? Берете роль камео, как знаменитые сценаристы, вроде Хичкока или Стена Ли?- Мэттью не знал, зачем спросил. В нем таилась очень плохая и темная мысль, не достойная истинного воина света и СФника, видеть всех причастных к театральному действию в этих костюмах.
Пусть будет как при коммунизме.
Пусть страдают все в равной степени.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1

21

[icon]https://a.radikal.ru/a05/1808/6e/c59cd525f746.png[/icon][nick]Christina Larsen[/nick][status]barbie-girl[/status]
Глядя на Джеффа, можно было лишь тихо ужаснуться тому, с каким глубоким маниакальным удовлетворением он заправляет всем этим действом. Этим актом абсурда, распространившемся за пределы нездоровой головы маэстро. Костюмы были ужасны. На Мэтта, добровольно нарядившегося в этот розовый дизайнерский произвол, было жалко смотреть. О, эти печальные глаза, бездонные озерца человеческой скорби. Такой многозначительный изгиб бровей, и понурые плечи… Кристина вдруг поняла, что она искренне сочувствует его незавидной участи. Вот вроде же взрослый человек. Не исключено, что даже и серьезный, хотя бы иногда. Во всяком случае, работает в каком-то офисе, а это сразу навевает мысли о костюме с галстуком, квартальных отчетах и ломаных графиках роста прибыли. Ну вот, стоило подумать об этом, и теперь Кристина никак не сможет отделаться от навязчивого образа: стоит Мэтт посреди своего офиса, типовое помещение, жалюзи на окнах, вокруг него все черно-белые и при галстуках, и смотрят с выразительным недоумением на него, в тошнотно-розовом дырявом джульеттовском платье. Девушка чуть было не захихикала над своей же разыгравшейся фантазией, но вовремя вспомнила, что и самой сейчас не на много легче.

- Твои волосы великолепны и без всяких там магических свойств, - подмигнула ему Кристина, желая хоть как-то скомпенсировать его молчаливую грусть. К слову, отсылку в его словах она разглядела сразу же. Вот и разоблачился еще один великовозрастный поклонник диснея. Вот и попробуй теперь докажи ей обратное!

Хотя Кристина не стеснялась посторонних глаз, но все-таки переодеться шмыгнула за длинную напольную вешалку. Костюмы висели так плотно, что девушка спряталась за ней как за ширмой. Сменив, не без сожаления, свою одежду на то, что по какому-то немыслимому наитию должно было стать образом Ромео, девушка, убедившись, что ее не слышит режиссер, шепнула Мэтту из-за «ширмы»:

- Не переживай. Об этом узнают лишь несколько алкоголиков.

Расслабься, мол, и попытайся получить от этого удовольствие. Как я. В конце концов, где же еще ты сможешь оторваться от скучных серых будней и просто так, от всей души и с чистой совестью валять дурака?

Тем временем Джефф, невозмутимый, как голубь, перечитывал сценарий, то и дело удовлетворенно причмокивая и кивая головой в знак того, что никаких правок, хвала всевышнему, более не предвидится. Вокруг него творился беспредел, достойный кисти Босха, а он на фоне этого, как будто и не при делах, смотрелся самым адекватным и здравомыслящим человеком в комнате.

- Друзья! Сегодня мы должны сделать хотя бы первый акт! На следующую репетицию вы остаетесь одни, а то я пропускаю уже вторую отметку у своего нарколога… Да-да, Мэтт. Что такое? – Джефф польстился вниманием парня к своей невероятно творческой персоне. Он сделал сосредоточенное лицо, проявляя чудеса мимикрии, представился будто бы настоящим режиссером. – О. Хороший вопрос. Разумеется, нет!

Зря. Ох, как же зря Мэттью поднял эту тему. Как только духу хватило?..

Кристина напряглась. Да и все остальные притихли.

- Настоящий режиссер, творец мысли, облекающий свое многократное «я» в слова, образы… в действие! На мой взгляд, сам он при этом всегда должен оставаться в тени, но никак не на виду у всех.

На всякий случай в здании был пожарный выход. Недалеко, из этой комнаты по коридору прямо. Кристина думала, что если на улице уже стемнело, не стыдно будет выбежать прямо так, в этих, прости господи, костюмах… хотя, ладно. Все ж таки немного стыдно. Но даже это, вероятно, лучше чем то, что ненароком спровоцировал Мэтт, заводя маэстро на горячо любимые им темы творчества.

Отредактировано Xolotl (2018-08-05 03:39:23)

+1

22

Его мать - художница. Что он, не выдержит наплыва художественных слов, что ли?
Все вокруг, однако вопросу не обрадовались. Те, что стояли около двери, как-то ловко нырнули в нее и свалили, оставив деревянное полотно открытым для потомков. Но остальным было слишком далеко, а окон в гримерке не было. Поэтому пришлось остаться.
Мэттью в платье, пусть и не имеющий такой силы в спорах, как если бы он был в костюме ну или хотя бы водолазке, выпрямился и скрестил руки на груди. Одной ладонью он убрал падающую прядь волос, придавая своему образу Джульетты еще больше вдохновленности, если это было вообще возможно.
Наученный опытом споров с коллегами, а так же курсами риторики которые были обязательными за время обучения в Академии, парень умел делать вид, будто он очень заинтересован точкой зрения оппонента. Это было хорошей тактикой - показать интерес, но затем внести коррективы. Так никому не будет обидно, а соперник получит ложное ощущение того, что выиграл он. По крайней мере, так говорила теория.
Но практика примерно всегда была рядом.
- Но если взгляд творца, режиссера, мы можем сравнить со взглядом самого Творца,- длинными пальцами Мэтт показал в потолок, намекая на католические каноны нахождения Творца наверху.- То разве не должно произведение, как наша жизнь, иметь очи Творца всегда рядом, чтобы чувствовать его неотъемлемое участие в своей жизни?
А вот говорить умными словами и сложными предложениями учили церковные книжки.
Не то чтобы Уильямс был особо верующим. Скорее это была вера на среднестатистическом, прикладном уровне. Потому что если святая вода, освященные пули и молитвы все-таки работают против недружелюбных нечеловеческих граждан, а в церквях можно искать убежища от некоторых особо враждебных, то верить приходится. И даже, кто знает, ходить в Церковь не только в поисках помощи, но и на воскресные службы. Если сила воли позволит, естественно.

[icon]https://a.radikal.ru/a11/1806/ef/776a022e3f21.png[/icon][nick]Matthew Williamson[/nick][status]Король сцены[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Prima Donna – first lady of the stage (с)