Special Forces

Объявление


{ЗНАКОМСТВО С ПРОЕКТОМ}



Добро пожаловать на Special Forces!
Городское фэнтези, 18+, эпизоды.



НОВОСТИ ПРОЕКТА | ЗАНЯТЫЕ ВНЕШНОСТИ И СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ | КВЕСТЫ | ЗАДАНИЯ СФ | ШАБЛОНЫ ЭПИЗОДОВ | ПОИСК СОИГРОКА | ИГРОВЫЕ НОВОСТИ |



ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Say good morning


Say good morning

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Say good morning
Say it to the Sun
1. Место действия
Франция, Париж,
Квартира Мишеля Ривьеры и Кристы Пеллетьер.
2. Время и погода
18.02.2020
09:15 и далее, морозно, солнечно.
3. Действующие лица
Мишель Ривьера, Криста Пеллетьер

Между двумя периодами жизненной борьбы есть тихие дни, которые заполнены солнечным утренним светом и душевным спокойствием.

Я нашел тебя.
Ниспошли мою любовь в лучах света тебе.

+1

2

Утро добрым бывает, особенно если началось оно с того, что собака чихнула тебе в лицо.
Мишель, старательно старающийся проснуться, приподнял брови и что-то промычал. Это могло быть все, что угодно, но в действительности оказалось слегка обреченным: «Почему я?» Затем все же открыл веки и посмотрел в самые прекрасные глаза на свете. Безымянка посмотрела в его и вильнула хвостом, приподнимаясь с места. Мужчина повернул сонное лицо, взглянув на все еще спящую Кристу и улыбнувшись, повернулся на бок, замирая. Не то, чтобы он не привык, но… Нет, привык он сразу, точно только этого и ждал, и подготавливался заранее, но все же было радостно. И вряд ли бы он смог описать насколько. Он еще какое-то время рассматривал ее лицо, затем поправил пряди волос, что упали на глаза и аккуратно поднялся. Наклонился к полу, поднимая и натягивая серую домашнюю футболку. Пригляделся к уличной одежде, которая валялась где-то рядом, поджал губы и уважительно покачал головой. Затем он вылез из тепла и повернувшись собаке, показал ей жестом, чтобы та лежала и охраняла. Дама-мадама послушно легла под бок Кристины и положив мордочку на лапы, вздохнула. Мишель тихо прошел на кухню, глянув на себя в зеркало шкафа мимоходом. Ничего не обычного – стригись, не стригись, все равно утром все волосы торчали вверх. Он зажег газ, поставил чайник. Взял кружки, насыпал туда кофе и повернувшись к подоконнику, сначала приоткрыл форточку, а затем опустил взгляд на свечи. Те уже почти догорели, и чтобы не заботиться об этом потом, он решил поменять их сейчас. Достал из шкафчика новые, открыл подсвечники, потушил огонь, слегка фыркая от дыма.
Затем, оперся о подоконик, сложил руки на груди и прикрыл глаза, досыпая.
Когда чайник зашипел, Ривьера вздохнул, выключил плиту. Был ли завтрак романтикой или нет, но приятное сделать хотелось. Или нет. Он пошел завтракать и как бы не готовить же только на себя? Но все равно грешным делом представлялась улыбка девушки, когда она бы поняла, увидела, осознала, что вообще происходит на тумбочке рядом с ее кроватью. Ривьера улыбнулся и покачал головой, смачивая желтком ломтики белого хлеба и помещая их в тостер.
Ему было спокойно. Он чувствовал легких морозный воздух, что медленно подбирался из форточки к его стопам и подцепив пальцами, валящуюся под столом, подушку, подтянул ее и встал сверху. Тосты с медом и кофе были готовы достаточно быстро. Французы в принципе почти не завтракали. И почти не обедали, собираясь вечером на хороший ужин. Обязательно с кем-то. И обязательно с вином. Мишель поставил часть завтрака на тумбочке, зыркнул на собаку, поиграв бровями. Безымянка презрительно фыркнула, но стоило только мужчине отвернутся, как она тут же потянулась за сладеньким. Ривьера тихо улыбнулся, усаживаясь за стол в углу комнаты и легко похлопал по коленям, подмигнув. Собака спрыгнула, протрусила, стуча коготочками по паркету, к хозяину, но запрыгнуть не смогла. Ривьера покачал головой и сам усадил свою подружку к себе. Отломил ей кусочек хлебушка и угостил медом на кончике пальца. Потом погладил по голове и поднял крышку ноутбука.
Задумчиво подключил к нему графический планшет, но замерев и о чем-то подумав, отложил его в сторону, доставая из единственного ящика стеклянного стола, бумагу и акварельные карандаши.
Он отпил кофе и быстро принялся рисовать легкий, точно бы и вовсе невесомый, но яркий набросок. Внизу рыбачьего стола вылезло сообщение о письме. Мика зашел в чат и улыбнулся во все тридцать два.
Жан не дремлет.
- Она у тебя?
- Доброе утро, Жан : )
- Понятно. Я скинул тебе документы.
- Сейчас посмотрю. Жан, сколько мы знакомы?
- Без понятия, а что, я пропустил годовщину? Я вышлю цветы почтой.
- Я о вчера.
Мика снова отпил кофе и прищурившись, но спокойно, наблюдал, как Жан что-то долго набирает с короткими перерывами. В итоге пришло лишь:
- Я тебя понял. – затем. – Я переживал. – затем. – Похоже я чего-то не знаю, верно?
- К сожалению, возможно так.
- Главное, чтобы это что-то не свело тебя в могилу раньше меня. Честное слово, я не хочу быть на твоих похоронах.
- Все потому что ты меня любишь или потому что я похороню себя в пижаме? : )
- И это, и музыка, и твой дядя. И, блять, этот розовый зефир. Ничего из этого не входит в мои планы. – затем. - Посмотри документы.
Ривьера открыл документы, быстро пробегаясь по ним взглядом. Затем поставил на них свои подписи, используя планшет, приложил еще кое-что и отправил обратно Жану.
- Мы еще не разорены. – написал Жан. – И это удивительно.
- Да все будет хорошо, не беспокойся : )
- Не мои магазины, я и не беспокоюсь.
- Уже твои : )
- Что? – затем. – МИКА СУКА.
Мика вышел из чата и вернулся к рисункам. Он зарисовал белое платье из сна. Алое платье из все того же сна-астрала. А затем перешел к сине-черному, точно ночь. Модель была одна и та же. Он зажал карандаш между зубов, потягиваясь и растрепав волосы. Отдать магазины Жану будет самым разумным решением в его жизни, поэтому он особо не раздумывал. Ривьера откусил от тоста и потер подбородок. Надо было побриться потом. Он подтянул ноги, садясь в кресле по -турецки и укладывая Безымянку покомфортнее. Вздохнул и вернулся к быстрым штрихам.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

3

Криста проснулась уже когда Безымянка спрыгнула с кровати, но всё ещё лежала с закрытыми глазами, надеясь, что ей всё происходящее не приснилось. Будто боясь, что сейчас всё закончится, она откроет глаза и будет где-то, где совсем быть не хочется. Запах еды. Запах дома. Нет, это всё же не сон.
Она открыла глаза и потянулась, тихонько замурчав от удовольствия. Крепкий сон после хорошей ночи и такое хорошее утро. Криста посмотрела на Мику, ещё не поднимаясь. Как всегда. Что-то там такое. За работой. Перевела взгляд на тосты и умилённо улыбнулась, присаживаясь в постели. Обернувшись в одеяло, она взяла чашку кофе в руки и задумчиво посмотрела в чашку. Время было благосклонно медленным. У неё ещё была пара дней для того, чтоб не заниматься своими делами. Она планировала потратить их с пользой.

Криста одновременно благоразумно и безрассудно убрала тревоги в долгий ящик.

- Доброе утро, солнце, - она сделала глоток кофе и широко улыбнулась повернувшемуся мужчине. - Спааасибо.
Она протянула это слово очень милым голосом. Настолько милым, что она сама себе удивилась. Тосты, господи, завтрак в постель. Любимый рядом. Тепло. Хорошая постель, чистое бельё... Всё такое замечательное.
- А у меня для тебя тоже есть кое-что, - заметила она хитро. - Не просто даже кое-что, а кое-что из чего-то лучше любого чего-нибудь.*
Криста надкусила тост и запила кофе.
- Очень вкусно, - заметила она, - я, конечно, не эксперт, но ты мог бы зарабатывать этим на жизнь. Доем и покажу.
Девушка уверенно закивала головой, доедая оставшуюся часть тоста. Хотелось побыстрее ему вручить. Романтический бред, конечно, но почему бы нет? Идея, конечно, не совсем ей принадлежала: девчонка с работы посоветовала. Ей задумка понравилась и она решила ею воспользоваться. Криста, так и оставшись завёрнутой в одно только одеяло, отставив чашку, встала с кровати и прошествовала к своему пальто. Выудив из кармана тоненький продолговатый конверт, она подошла к Мике и обняла его сзади, положив конверт чуть поодаль от его рабочего пространства. Она чуть запрокинула его голову, покрыв поцелуями его шею, подбородок и остановившись у уголка губ.
- А мне нравится твоя щетина, - шепнула она, рассмеявшись и потеревшись щекой о его щёку. - Мне вообще...всё нравится.
Она прижала его к себе покрепче.
Болезненная мысль о том, что всё это может закончиться, мерзко кольнула в груди, но она снова отбросила её. Ну не надо. Ну не сейчас. Не сегодня точно.
- Пока открывай... а я в душ, - она выпустила его из объятий и провела рукой по его кудрям, пропуская их сквозь пальцы. - Покажешь, когда будет готово, м?
Она глазами указала на его работы. Не имела привычку совать нос в то, над чем он работал. Ей казалось, что это всё там какие-то таинства особенные, которые нельзя смотреть в недоделанном виде. Дойдя до ванной комнаты, она ловко отбросила одеяло обратно на кровать и, не закрывая дверь и даже не прикрывая, скрылась за стеклянной стенкой душевой.
Зажурчала вода.
Она прикусила нижнюю губу, про себя ведя счёт. Через сколько она услышит реакцию на то, что она ему преподнесла и какие предложения последуют. "Чековая книжка желаний". Часть из них написаны заранее, в некоторых, прямо скажем, откровенных, нужно было выбрать "место, время, длительность, позу" или какие-то ещё параметры, если речь шла, скажем, о составе ужина, иные были оставлены пустыми: в них можно было написать своё собственное желание. Ребячество, конечно, но в этом всём она видела ещё, подтекстом, и какую-то справедливость по отношению к нему. Он слишком долго ждал и имел право хотеть чего угодно. Это был своеобразный, конечно, способ дать ему это понять, но ей он понравился. Им он обоим, как ей казалось, подходил.

*цитата Вилли Вонки из фильма "Чарли и Шоколадная Фабрика".

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

4

Мишель оторвался от работы и с теплеюющей все больше и больше душой, а так же нежной улыбкой посмотрел на проснувшуюся девушку.
- Если так говоришь, то точно что-то стоящее!-весело сказал он, медленно покрывая шлейф платья звездами. Почему-то он очень загорелся этой идеей. Она еще не сформировалась, но структурировалась прямо под его карандашом. Что-то связанное с небесами. Что-то связанное с небесами и эмоциями,что те несут. Везде была Криста. Мишелю казалось, что через эти рисунки он связывает себя с ней и с теми чувствами, что периодически посещали его за эти годы и которыми он так сильно хотел поделиться. Криста легко прильнула со спины и он, не заметивший, как она подошла, отложил карандаш, послушно запрокидывая голову и одним глазком взглянув, чтоже она принесла. Загадочный взяточный конверт. Ривьера улыбнулся и присвиснув, сопроводил взглядом одеяло. Аккуратно открыл конверт и отодвинув ящик положил его к заколке. Помимо листков бумаги и нее, там больше ничего не лежало. Вообще, аскетизм Ривьеры в плане имущества всегда слишком странно сочетался с постоянной тягой покупать какую-то пустяковость. Однако она обычно перекочевывала в руки знакомых и друзей. Он взглянул на небольшую книжечку и замер.
- Это же оно самое.- сказал он и открыв страницу наугад, встрепенулся. - Безымянка!
Собака что-то поняла и спрыгнула ч колен хозяина. Мика вырвал листок, что-то начирикал на нем синим карандашом и подорвался к ванной, оставляя залитые солнцем наброски. Споткнулся об одну из подушек, что валялись кругом буквально в самых неожиданных местах и открыл, слегка притворенную дверь.
- Не знаешь, что творишь, безумная! - величественно сказал он и махнув листком бумаги, отбросил его на пороге и зайдя в ванную, закрыл за собой дверь.
В кармане парки Мишеля зазвонил телефон, но тому было очень не до него. Безымянка, уже смирившаяся со своей судьбой, думала, как ей снять поводок в крючка и открыть дверь. А Мика медленно покрывал поцелуями тело девушки, спускаясь все ниже, то и дело добавляя, что она это зря.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

5

Реакция Мики её рассмешила. Не в том насмешливом ключе, конечно же нет. Счастливо. Счастливый. Счастливая.

Даже одежду не снял. Значит, точно в точку. С ней дело точно поправимое.

Их ночь была больше нежная и чувственная, утро получилось страстным и ярким... И вот так всегда. Постоянно было так. Тогда и сейчас, будто ничего не поменялось, но... В то же время, поменялось многое. Она не могла бы аргументированно рассказать об этом, так, чтоб это было кому-то понятно со стороны.

"У всего появилась зрелая глубина."

Она бы выразила в одном предложении так. Это ассоциировалось подсознательно с чем-то не очень хорошим: всё нужно довести до конца, потому что возможности может не стать в любую минуту. Может не хватить времени. Может просто не быть его уже завтра. Наверное, именно это и есть переход от "взросления" к "старению". Когда ты начинаешь иначе воспринимать происходящие события и то, что ты делаешь, но ещё не до конца веришь в то, что ты, всё-таки, однажды состаришься и умрёшь, что организм уже не тот, что тебе многое уже не по плечу, но ты уже осознаешь, что время ценить то, что у тебя есть каждый день. Нужно уже наконец выбрать причал, куда возвращаешься и где твой корабль закончит своё плавание.

Со стороны кажется, что ничего не поменялось. Он всё так же вжимает её в стену каждым движением, что её дыхание то и дело прерывается то с его именем, срывающимся с губ, то с мольбой не останавливаться, потому что хочется больше его. Как можно больше. Она всё так же целует его, жадно, впивается в его спину, слыша, как он стонет от её ласк и от этого сносит крышу так же, как и всегда. Длительность та же.
Другое что-то в том, с какой силой они это делают и как близко они рядом, как часто прижимаются так, словно чтоб убедиться и убеждать: сердце напротив бьётся, моё бьётся, я не сплю и ты тоже, я здесь и ты тоже.

Наконец они останавливаются, без рассинхрона, как всегда и стоят ещё так, какое-то время, просто целуясь, но не отпуская друг друга и учась дышать заново. Да не только дышать, ещё стоять без опоры друг друга.
Когда ощущение собственного тела вернулось и колени пообещали не подломиться, если встать без чужой поддержки, Криста рассмеялась в шею Мики, выключая воду наконец.
- Ваши желания для меня - закон. По крайней мере, пока не закончится ваша чековая книжка, месье Ривьера. Потом придётся честно зарабатывать на жизнь.
Она рассмеялась, поцеловав его губы.
- Я знала, на что шла.

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+2

6

Мишель слегка отодвинулся от Кристы, коротко, но часто дыша, упираясь вытянутыми руками в стенку душевой кабины и заторможенно смотрел то на ее губы, то на ее влажную кожу, желая коснуться, собрать губами влагу. Слова дошли до него явно медленней, чем обычно. Он засмеялся тихо и слегка приникнув снова, провел носом по ее влажной теплой коже, глубоко вдыхая. Добрался до подбородка, губ, наваливаясь телом больше, позволяя рукам расслабиться. Заглянул в глаза. Затем слово смирившись, улыбнулся, слегка потерся кончиком носа о ее нос и отпрянув, потянулся, открыв дверь душевой. Стянул с вешалки тяжелое махровое полотенце.
- Ну,- просто сказал он, укрывая ее плечи и потянулся за вторым полотенцем для волос. - Я надеюсь.
Он потер ее голову, ласково смотря на взьерошенную макушку и вышел первым, подбирая одежду и натягивая на ходу. Затем подобрал открыл двери и подобрал листок на пороге. Нахмурился, поднимая лицо и чертыхнувшись, пробежался до пальто. Взял телефон, принимая звонок.
- Да?- он обернулся, встречаясь взглядом с Кристиной и улыбаясь, явно отдавая этой улыбке все свое внимание. -А? Что?- он взглянул на Безымянку. Та вильнула хвостом и Мика покивал, махнув рукой. - Почему необдуманные?- он прошел в комнату, к ноутбуку, открыл почту, заметил новое входящее письмо. Помрачнел. Закрыл крышку, стараясь не хлопать. - Такие себе доводы, не убедил.- он хмыкнул, покачал головой.- Пока-а-а,Жа-ан. Пока.
Ривьера отключился, зачесывая мокрые волосы. Посмотрел на наброски.
- Ты съездишь со мной в магазин отца?-спросил он громко, подбирая со стола книжку. Пролистнул ее, задумался о чем-то возведя глаза к потолку. Ухмыльнулся. Взял ящик, отодвинул. Взял заколку.
- Наверное это глупо, я но все же хочу сделать те платья. - сказал он подходя к Кристине, зачесав ее волосы и заколол пару прядей.
Вечером они подумают о том, о чем нужно думать. Им обоим.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

7

Криста не торопилась одеваться, но бельё уже всё-таки надела, продолжая на ходу высушивать волосы полотенцем, поглядывая в сторону Мики. Мысленно сделала себе зарубку поговорить с ним потом по поводу его дел. Она поняла даже из коротких разговоров с Жаном и из его легкомысленных фразочек, что что-то там идёт по известному месту. Может быть стоит даже поговорить не с ним, а как раз с Жаном и всё выяснить. Может ей удастся внести какой-то конструктив.
Сколько вообще таких зарубок приходится делать? Дерьмово всё это.

Когда он заколол ей волосы знакомой заколочкой, она умилённо свела брови. Такие мелочи не забываются и со временем становятся реликвиями, обретают особый смысл. Для неё этот жест и факт того, что Ривьера её хранил, были вместе просто апофеозом духовной преданности. Люди просто так не хранят вещи тех, кто ушёл.

Сколько светлых дней забрала она у него на самом деле? Нет, глупо предполагать, что он не находил утешения в чём-то или ком-то ещё. Но вот эти обычные вторники, в часов шесть вечера, когда ты возвращаешься один в приподнятом настроении в пустую квартиру... солнце садится раньше обычного в такие вторники. По разным причинам, конечно же. Но сколько раз она была самой главной причиной? Эта мысль всё равно будет какое-то время вертеться на подкорке какое-то время.

- Боже, Мика, - она порывисто обняла его, прижимая к себе. - Конечно съезжу.

Много касаний. Больше их.
Криста чувствовала себя влюблённой по уши девчонкой. Вот так вот, стоя в одном нижнем белье, обнимая его, чувствуя, что его хочется ощущать постоянно, чтоб никуда не уходил, чтоб всегда был рядом, она поняла, что она совершенная, круглая, до безумия влюблённая идиотка. С той лишь разницей, что влюблённость в него проросла во всей душе, во всём теле, во всём нутре. Милые глупости этих действий в фильмах вызывали усмешку, назывались юношеским максимализмом. Глядя на влюблённые парочки кто-то всегда испытывает раздражение: хах, ну, посмотрим, что будет с вами через месяц, настоящая любовь там, так-то, три года длится, а цветочно-конфетный-облизывательный период вообще месяц, да-да. А у них он всегда. Криста не могла понять почему Мика вызывает в ней эти слабости, но, вместе с тем, ей нравились их отношения. Кто-то мог бы упрекнуть их в том, что у них не по-настоящему, потому что все привыкли к тому, что люди обязательно ссорятся, люди обязательно остывают друг к другу со временем, становятся будто бы мудрее и старше, и глубина их чувств становится важнее всех этих вот глупых объятий, хихиканий, секса в душе или где-то ещё, она начинает проявляться только в бытовой заботе и во взаимном уважении, в приготовленном завтраке и ужине.
Ей казалось, что у них важно всё. Они настоящие. Просто другие.

Она поцеловала его в висок, отпуская.
- Надо одеться, - серьёзно сказала девушка. - Пора уже.
Криста прошла к своему рюкзаку и вытащила джинсы, тут же надевая их без особых промедлений, а потом прошла к шкафу Мики и выбрала себе его рубашку, посчитав, что ей так больше пойдёт.
- И волосы высушить. У тебя, кажется, был фен. Поможешь мне? - она повернулась к нему с хитрой улыбкой. - Кажется, я сегодня совершенно не приспособлена к самостоятельной деятельности. Определённо встала не с той ноги.
Она нахмурилась, будто бы действительно переживала по этому поводу.



[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

8

Мишель хмыкнул, слегка качнув головой, и улыбнулся.
- Да, была у меня где-то такая бесполезная вещь. – согласился он, оглядывая комнату застывшим взглядом и приложив руку к подбородку, точно пытаясь вспомнить, где эта бесполезность у него лежит среди остального, уже безусловно безумно нужного добра.
– А! – Ривьера ненадолго вышел и вернулся уже с феном в руках. Включил в розетку и поцокал языком.  – Ну, никто не встает не с той ноги. Не в этом тут суть. – так же лукаво сказал он, включая фен и направив струю горячего воздуха на ее лицо. Безымянка неодобрительно взглянула с порога. Ривьера взглянул на нее в ответ, затем, засмеявшись, перевел взгляд на Кристину. Подошел ближе и жестом попросил наклониться.
- Но в чем бы там дело не было, - уже чуть громче сказал он, чтобы перекричать шум фена, не переставая перебирать пряди волос. -  Готов помогать, кормить, мыть, сушить и даже носить от здания к автомобилю и от автомобиля к зданию. На большее правда не хватит. – он засмеялся и отведя руку в сторону, склонился, целуя ее затылок и прося выпрямится. Посушил еще немного, проводя рукой по волосами и периодически заглядывая в глаза. Затем дал фен ей в руки, и важно нахмурившись, кивнул.
- Я верю в тебя. – сказал он, словно передразнивая какую-то фразу из фильма и сам направился к шкафу, по ходу снимая футболку. Собственно, его выбор ничем не отличался от  выбора Пеллетьер: тоже джинсы, тоже рубашка.  Простота не отменяла того, что на нем все равно все сидело хорошо. Он бросил взгляд на рюкзак и немного поколебавшись, решил все же не разбирать его, мотивируясь тем, что уже бы пора. Все же там вся ее жизнь, что была или по крайней мере, остаток жизни. Мишель не хотел залезать туда без разрешения, да и в принципе надеялся, что Криста сделает это сама. Он взял телефон, вызвал через приложение такси, попутно проглядев матершинные сообщения от Жана в количестве одна штука. Надел черное короткое пальто, в одних носках проходя в комнату, чтобы убрать наброски в прозрачную папку.
- Слушай, если встретим там Жана – тикаем через дымоход. – сказал он, усмехаясь. Затем написал что-то карандашом на одной из страниц чековой книжки. Задумался о чем-то. Положил ее во внутренний карман.
- Шапку надень!

Они оделись и вышли вместе с Безымянкой, которая, растеряв всякую важнось, рванула по лестнице вниз первой.  Мишель, шедший по пути своего обещания, подхватил Кристу на руки, захлопнув входную дверь ногой и в темпе Безымянки, но более деликатно, спустился на улицу. Он кое-как открыл дверь автомобиля, который ждал их тут же, но уложить-усадить-вместить Кристу с рук на сиденье не удалось. Девушка сама попросила опустить ее и забралась в салон. Мика, придерживая дверь, поднял голову и легко поместив указательный и большой пальцы в рот залихвацки свистнул.  Топота слышно не было, но он знал, что собакин бежит к нему на всех парах. И верно, спустя пару мгновений из-за угла соседнего дома вырулил пушистый пятнистый комок и кажется, не касаясь лапами асфальта, буквально летел к нему, собирая ушами ветер.
- Аааа! Быстрей, быстрей, быстрей! – подначивал Мишель и Безымянка с разбега запрыгнула в салон, прямо на колени Кристе. – Сто процентное попадание, мадам! Ловец тоже молодец. – Мишель сел к ним же на заднее сиденье.
- О животных оговорено не было. – доложил таксист.
- Точно? – нахмурился Мишель, доставая телефон и открывая приложение. – Странно, может, не заметил, обычно это происходит автоматически. Ну, ничего! Я доплачу. А Мадам у нас приличная. – он потрепал жадно дышащую спаниелю и улыбнулся. – Поприличней меня, знаете!

Таксист хмыкнул, покачал головой, но тронулся , выруливая на дорогу.  Мишелю нравилось ездить в такси, особенно по ночам и всегда считал, что вряд ли бы это сравнилось с такой же ситуацией, но будь за рулем он. Ему никогда не хотелось получать права ни на какой-либо из имеющихся в этом мире видов транспорта. Катер, самолет, мотоцикл или скутер, автомобиль, даже лошадь -  почему-то все это прошло мимо мальчика. Разве что он часто передвигался на работу на велосипеде, когда тот еще был, но как однажды его украли, так он и не купил нового. Даже заявление в полицию подавать не стал. Просто пересел на трамваи. В этом они снова были не схожи с Жаном, который холил и лелеял свой  серебристый Фольксваген.  Мика был уверен, что в нем пропал и сгинул какой-нибудь стритрейсер, али второй Айртон Сенна и иногда жалел, что судьба их свела, когда его другу было уже почти тридцать, а психологическое состояние назвать адекватным ни у кого не хватило бы совести. Ни у кого, кроме Ривьеры.
Был еще один товарищ. Который и вовсе купил и переехал на собственную яхту, предпочитая плавать от страны к стране, нежели жить на одном месте. Мишель даже бывал у него пару раз и они уплывали вместе: никуда конкретно, просто в море. Но самом он внутри не желал оставлять Париж навсегда, менять эту маленькую квартиру, покидать своих домашних призраков.

Ривьера переодически указывал на что-то, что они проезжали и как-то это комментировал. То дом красивый, то что-то вкусное за витриной кафе, то надо бы фильм посмотреть один, потому что вот этот вот вид мне напомнил…  Он забрал руку Кристы к себе на колени и все рассказывал что-то о чем-то, рассказывал. Но вряд ли это было важнее редких, еле заметных поглаживаний пальцами по запястью. И дело было даже не в том, что они сидели в машине не одни, вряд ли бы это остановила француза, особенно такого, как Мика. Но просто было важно именно так.
Иногда они останавливались на светофоры, и он просто смотрел на людей. Иногда, в такие моменты, он понимал, почему пошел по той стезе профессии, которую от него никто, безусловно никто не ожидал в его семье. Иногда вот так, глядя на серьезных, радостных, слушающих музыку людей.

Магазин семьи Ривьера выделялся издалека. Огромный, но простой, с широкими витринами и в черном оформлении. Назван по фамилии, что было не удивительно и понятно, так как ранее здесь продавалась исключительно одна линия одежды – его отца.  Людей на улицах было довольно много – двадцатый округ Парижа, Шарон, почти туристическая зона. Сена и Лувр его соседи.
Автомобиль остановился, Мишель расплатился и вышел первым, выпуская собаку и подавая руку Кристе.  Взглянул на магазин точно в первый раз, осматривая витрины, проникая в его жизнь здесь, со стороны. Затем поднялся по двум ступенькам, открывая тяжелую стеклянную дверь. Безымянка по-хозяйски пробежала внутрь, затем прошла Криста, но только Ривьера уже собирался пройти следом, как заметил незнакомку, что подошла ко входу. Он остановился, пропуская ее вперед.  Губы женщины тронула улыбка, но более выразительны, оказались в проявлении чувств – глаза. Мишель улыбнулся в ответ и пройдя следом, закрыл аккуратно дверь, почти сразу подходя к Кристе. Безымянку уже приголубили консультанты.

- Все изменилось. – только лишь сказал он.  Большие полупустые залы более походили на музеи, где главными экспонатами являлись дорогие платья и не менее дорогие аксессуары.  Красивые, маняшие и привлекательные, но вряд ли бы посетитель без денег, или хотя бы без должной наглости, почувствовал бы себя комфортно.
Мишель оглядел залы и как-то странно вздохнув,  указал на закрытую дверь в дальнем конце одного из залов, а затем скользнул пальцами по материи ближайшего платья.
- Нам туда, пойдем. – улыбнулся он, поднимая взгляд. Проходя мимо консультантов, он помахал им. – Доброе утро. 
Девушки в одинаковых черных платьицах улыбнулись и пожелали доброго утра Мишелю в ответ. Никто не спрашивал его ни о чем, не задавал вопросов. Красивые, ухоженные, от них приятно пахло духами.
За дверью располагалась небольшая комната, похожая на мастерскую, но, однако, ничего в ней не говорило о том, что в ближайшее время ее использовали. Более теплые цвета дерева расслабляли, и да, здесь действительно был дымоход. И печь. Ривьера закрыл дверь на замок и расстегнул пальто.
- Будешь что-нибудь пить, есть? Думаю мы проведем здесь какое-то время, я хочу… - он посмотрел на наброски. Широким шагом дошел до стола посередине мастерской и положил листки. – Хочу… Хм… Он посмотрел вверх. Там располагался небольшой балкончик, тянущихся вдоль всей комнаты и куда-то явно дальше. На него можно было подняться по лестнице, что Мишель быстро и сделал.
- Можешь снять рубашку? – раздался его приглушенный голос. – И вопрос о «что-нибудь» все еще… О! Я нашел чай. И морс. И кофе. И то, что мне нужно. – он появился на лестнице снова, спуская вниз свертки с тканями и пакетики с чаем и кофе.

*

Примерно.
http://s8.uploads.ru/Tbl0V.jpg
http://s3.uploads.ru/t1CUj.jpg

[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

9

Криста смотрела на всё восторженно. Она здесь не была и для неё это место ассоциировалось с чем-то вроде чуть ли не Хогвартса или мирка феечек, о котором можно было только слышать, но не увидеть. Ей было немного неловко, но присутствие Мики значительно сглаживало это ощущение собственного несоответствия этой обстановке.
В мастерской нехорошее чувство сгладилось и девушка с облегчением выдохнула. Печально, что Безымянку пришлось отдать в туда. Женская мохнатая поддержка бы сейчас пригодилась.
- Эммм... окей, - она покорно сняла рубашку, оглядываясь по сторонам. - Да нет, я ничего не хочу.
Когда Мика подошёл ближе, она расслаблено опустила плечи, поглядывая на ткани.
- Цвета прямо точь-в-точь... - Пеллетьер задумчиво оглядела материалы, а потом подняла взгляд на Ривьеру. - Ты человек многих талантов, я смотрю.
Она сощурилась, а потом сделала максимально глупое выражение лица, имитируя какую-нибудь невинную дурочку, которая претендует на получение работы, вероятно.
- Господин Ривьера, я тоже хочу описать свои профессиональные навыки. Я умею танцевать, немножечко петь... Я в совершенстве овладела воздушной йогой. Я умею готовить, правда-правда. Ещё я...- она задумчиво потёрла подбородок. - ...отлично целуюсь. Не знаю, может быть, это выделит меня на фоне других кандидаток.
Криста рассмеялась.
- Ладно, всё, я больше не буду дурачиться, честное слово, - она положила руку на сердце и выпрямилась. - Я не знаю просто что в таких случаях делать. Ну...в смысле. Я не особенно понимаю, как там вот это всё делается. Мерки все эти. Я толком-то одежду подбирать не умею. Тебе всегда это удавалось лучше.
Она пожала плечами.
- Как и моим работодателям. Я какая-то неправильная девушка. Я люблю красивые вещи, но я не знаю как их выбирать, как их мерить и всё такое... И как сочетать. Охх, это вообще сложно. По мне так джинсы, кеды, рубашка - супер. Хотя, как-то раз, мне сказали, что на мне и мешок хорошо будет выглядеть.



[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

10

Мишель засмеялся, легким движением вытягивая конец ткани из рулона и подходя ближе к девушке. Ему казалось, что цвета не были похожи на нужные и что оттенок придется еще подбирать, но если Криста говорила обратное… Значит так оно и было.
- А я какой-то неправильный мужчина. – задумчиво, но тепло улыбнулся он, прикладывая алый атлас к ее коже и снова распространяя эту странную атмосферу уюта и спокойствия. – Потому что я умею и хочу одевать тебя. – хмыкнул Ривьера. – И мы как-нибудь без мешков, хотя я нисколечко не сомневаюсь в этих словах. Ты в любой одежде прекрасно смотришься.
Он поднял лицо, заглядывая ей в глаза, и плавно потянул ткань выше, лаская ее кожу, укрывая грудь, плечи, заводя руки за ее спину.
- И без одежды тоже. – дополнил он, опуская взгляд на губы. И чего это он вообще? Мишель слегка наклонил голову, провел свободной рукой по обнаженной пояснице, притягивая девушку ближе к себе и мягко поцеловал, очень быстро меняя эту ласку на настойчивую. Провел пальцами по позвоночнику, надавливая слегка, но ощутимо, забрался под застежки нижнего белья.
- Принята. – он улыбнулся шире. – За йогу.
Он сделал шаг назад, раскладывая ткань на столе.
- На самом деле мне не нужно снимать мерки, я делаю это на взгляд. С тебя особенно не нужно. – покачал головой. – Я на себя костюм так хорошо не сошью, как на тебя платье.
В дверь тихо заскреблись, и Мишель оторвался от ткани.
- О, вот и последний из семьи. – он открыл дверь, впуская Безымянку. – Ну что, мамзель? Мадама накушалась всяких запрещенных веществ?
Ривьера вернулся к столу, пока Безымянка прошла к коробкам с тканью и принялась вить себе там гнездо, весело фыркая.
- Она уже совсем старушка с больной печенью, а бесится, как ребенок. И ест сладкое, которое ей нельзя. -  Мика стрельнул взглядом в спаниеля, но та лишь отворотила морду в сторону, явно понимая, о чем тут речь ведется. Мужчина покачал головой,  проверил долевую нить и принялся что-то быстро вычерчивать мелом.
- Мой отец делал действительно удивительные вещи.- сказал Мика.- Он был знаком с Мариано Фортуни и думаю, это сильно повлияло на его работы. Никаких утяжек, никаких корсетов, только естественные формы и мягкая плиссировка натурального шелка, которая подчеркивает и украшает. Набивной бархат – то есть рисунок, напечатанный прямо на нем или на парче. Стеклянные бусины, летящие рукава. Он использовал за основу ту форму, что никогда не исчезает. Ее носили еще в древней Палестине, и будут носить всегда. Девушки вновь и вновь возвращаются к свободе силуэтов.
Ривьера  выпрямился и взглянул на дело рук своих. Затем кивнул и склонившись, подобрал с нижней полки стола ножницы.
- В Париже он был слишком необычен. Однако необычность эта, эта… восточность – целомудренная длина, но открытые плечи, ворот, подчеркивающий изгибы шеи… Все это привлекло людей. И он быстро вошел в жизнь парижан. Платья цвета картин Густава Климта*… - Мишель почесал ножницами висок и, вздохнув, продолжил. – В зале нет ни одной его работы. А у меня нет того дара к созданию формы и цвета мои… они… Я француз. Я парижанин. Я жил здесь всегда, и я стал частью этого. И оно часть меня. Отец всегда хранил в себе это, потому и работы его сияли тусклым золотом. Мои же творения слишком понятны каждому и предсказуемы.  – он опустил ножницы и махнул рукой. – Ну, это ладно, я могу помочь тем, кому нужна поддержка, чтобы продвинуться. Начинающим молодым. Однако. – он взял ткань и подошел к Кристе. – В один момент это может разрушить имя магазина и вывеску придется снять, выступая, как бутик продающий разнообразных авторов.
Он достал нитки и, отмотав метр, перекусил ее зубами.
- Ну и правильно. В конце концов я никто не увлекался этим всерьез. Это просто было забавно. До поры до времени.

*

http://s8.uploads.ru/Ll9DM.jpg

[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

11

Криста с интересом слушала его рассказ, не перебивая и наблюдая за его действиями. Для неё всё это было чем-то очень уж мистическим, так же, как и уютная, тёплая аура, которой обладал Мика.
Она никогда не задумывалась на счёт одежды и процесса создания одежды так глубоко. В принципе, это было объяснимо: в детстве её одевала мама. У неё был безупречный вкус и Криста доверяла ему.
Когда он вернулся к ней, девушка пожала плечами.
- Мне кажется, что ты можешь гораздо больше, чем думаешь, - она опустила взгляд. - В смысле... Я думаю, что если бы ты на самом деле захотел, ты бы сделал что-то действительно потрясающее, потому что ты обладаешь даром преображать простые вещи и ты смотришь не так, как обычные люди. У тебя совершенно другое сознание. Ты вообще другой. Не скажу, что волшебный - это будет моя вкусовщина. Ты просто... особенный. Твоё видение. Твои чувства. Твоя фантазия. Ты весь...
Криста подняла взгляд, встречаясь с ним глазами и чувствуя, что она краснеет невольно.
- ...ты весь создан из жизни, любви и света. Не каждый может этим похвастаться.
Она глянула на Безымянку и та глянула на неё в ответ, тявкнув неожиданно. Криста вскинула вверх указательный палец, показав им на Мику.
- Ты согласна со мной, я так и знала! - она опять повернулась к Мике. - Она согласна, слышал!? Вот так-то. Вот и всё, нечем крыть тебе теперь.
Девушка рассмеялась, опуская руку и вместе с тем и взгляд.
- Моя мама любила такую одежду. Кто знает, может она вообще одевалась у твоего отца? - она усмехнулась. - Она и мне такие выбирала... Она выросла в мусульманских традициях, но, когда её семью убили джинны, она мигрировала во Францию. Там и познакомилась с моим отцом. Там, в Иране, она носила паранджу. В Париже стала одеваться по-другому, но кое-что осталось прежним. То, какой она была на людях, и то, какой она была с папой и с нами - совершенно две разные Медины. На людях она была очень сдержанной, а дома смеялась, точно ребёнок. На улицу только в тёмных цветах, а дома - украшения, свет, лоск и блеск...
Криста шмыгнула носом, помахав рукой перед лицом, отгоняя ненужные слёзы.
- Только шарфик и намекал на то, какая она модница на самом деле... - она рассмеялась, прикусив нижнюю губу. - Я хотела быть похожей на неё, но так и не научилась.
Она немного вскинула руки, хлопнув себя по бёдрам.
- Но кое-что... наверное, всё-таки у меня получилось. В смысле... быть похожей на неё кое в чём, - она посмотрела в глаза Мики. - И то, криво так и неумело.
Криста вскинула брови, прикрывая глаза. Образ матери, которая шепчет это её отцу в годовщину их свадьбы. Она и Жерар, подслушивающие за дверью. И сама. Шёпотом:
- Я не смогу дышать этим воздухом, если буду знать, что им не дышишь ты. Я не смогу пить эту воду, если буду знать, что ты не пьёшь её. Я не смогу ступать по этой земле, если буду знать, что по ней не ступают твои ноги. Я не смогу съесть и краюху хлеба, если буду знать, что ты не ешь его. Я не смогу радоваться солнцу, если буду знать, что оно не согревает тебя. Я не смогу спать, если буду знать, что ночь не убаюкала и тебя. Я не смогу слышать музыку, если буду знать, что она не струится в твою душу. Я не смогу плакать, если буду знать, что твоя ладонь не утрёт больше мои слёзы. Я не смогу смеяться, если буду знать, что ты не услышишь мой смех и не рассмеёшься со мной. Я не смогу никого больше поцеловать, если твоих губ у меня больше не будет. Я не смогу никого обнять, если больше не будет твоих плеч. Я не смогу назвать ни одно место своим домом, если тебя там не будет. Моё сердце остановится в ту же секунду, что и твоё. Мир рассыпется прахом, если тебя не станет, любимый.
Она неуверенно открыла глаза, боясь увидеть усмешку в его глазах или на его губах. Может быть, он не поверит. Она докажет. Она готова доказать.
- Потому что мой мир держится на тебе.

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

12

Мишель застыл, смотря на Кристу. Ткань выскользнула, упав на пол, точно и вовсе сквозь пальцы ушла. Легко. Бесшумно, как морская пена убегает с отливом. Лишь тихий шорох, слившийся с его замеревшим на губах выдохом, раздался в помещении. На его лице явно читалось изумление. Ошарашен. Поражен.
«Я так хочу домой». – пронеслось у него в мыслях.
Это было куда больше, чем поцелуй, чем признания, чем секс, предложение сердца и руки. Это вот все буквально было менее ценно, чем ее слова сейчас. Ее признание шепотом с закрытыми глазами. Смелее, чем озорная улыбка, слившаяся в темноте интимности с чувством шелка под кончиками пальцев.
«Я должна была рассказать тебе правду. Я берегла тебя от неё. И я берегла тебя от того, что я делала». – вновь ее голос в его голове.
Эти годы он искал ответ. Порой думая об этом слишком часто, порой, стараясь эти мысли подавить. «Почему? Почему? Почему?» Но сейчас, когда они встретились, казалось - он к нему пришел. В так необходимому ответу. Вот оно: девушка хотела отыскать родителей. Их историю, их следы, эту правду. И да, она понимала, что не сможет нормально жить без того, чтобы узнать истину. Но он не думал, что… «Если останусь - будет так. И всё это никогда не оставит меня, если я не узнаю что всё это значит» - вот, вот, что было в его мыслях главным. Ответы на собственную боль, вот что она хотела получить. Он понимал это, принимал, но он и подумать не мог, что…
Ривьера оперся рукой о стол, удерживая равновесие, точно бы тело стало каким-то тяжелым и слушаться его перестало.
- Я не думал, что… - Мика замер, не говоря ничего. Затем он медленно протянул руку, касаясь ее волос, и , точно повинуясь этому жесту, и сам подошел ближе. Обнял, как-то судорожно выдохнув, осел на пол. Что на такую ценность он мог дать в ответ? Мика бы и хотел заплакать, но отчего-то не мог. Его в один момент переполнило все то, что Криста сказала ему. И от подобного явно не плачут. Она любила его настолько, насколько он никогда не был достоин. Он поверил каждому ее слову и каждое же ударило куда-то под ребра. Ривьера поднял лицо и позвал ее вниз, к себе. На пол, к дорогим тканям, что украсили стол и свисали вниз почти до ног Мишеля, к полумраку. Когда Криста присела к нему, он улыбнулся и слегка качнул головой.
- Я не думал. Теперь знаю. – он приложил ладонь к ее обнаженной коже, и взяв ее, приложил к своей груди. – Чувствую и знаю.
Он приложил свободную руку к ее, что расположилась на его сердце и погладил запястье. Мишель лишь посмотрел в ее глаза. Прямо, мягко и в этом взгляде читалось все. И то, как он ее ждал и то, как сомневался и то, что узнал сейчас и… боже, еще тысячи вещей. Ривьера поддался ближе и коснулся лбом ее лба, улыбаясь и прикрывая глаза.
- Спасибо. – он погладил ее подбородок и шею слегка. – Спасибо. – за то, что она старалась ради него, за то, что было то, что было и то, как оно было, не смотря на тяжесть и ночи в одиночестве, не смотря на все это, «Спасибо». И он любил так же в ответ.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

13

Пеллетьер покачала головой.
- Не за что тебе меня благодарить, глупый, - она приложила ладони к его лицу. - Я всегда тебя любила. И всегда буду любить. Я сделаю всё, чтобы мы были вместе. Всё, что в моих силах. Мне ничего не нужно больше, понимаешь? Мне просто хочется знать, что я могу быть рядом с тобой. До конца. Хочу поддерживать тебя во всём, хочу вдохновлять и дальше, готовить тебе завтраки, обеды, ужины, танцевать с тобой вместе, смеяться, смотреть фильмы. Я хочу быть твоей женой. Я хочу родить наших общих детей. Я просто хочу быть с тобой. Я хочу только тебя. Я живу только зная, что живёшь ты, глупый.
Она обняла его крепко.
- Я никогда тебя больше не брошу. Я не оставлю тебя никогда. Я сделаю всё, чтобы мы были вместе. Меня никто и ничто не остановит, слышишь? - девушка поцеловала его в висок, зарывшись носом в его волосы. - Мы будем вместе. Всегда. Я люблю тебя всем сердцем, всей душой, всем телом, каждой клеткой тела. Я жила только мыслью, что однажды всё закончу и надеждой, что ты ещё меня ждёшь. Я была глупа и несправедлива, но, в то же время, Мика, пойми. Я не могла допустить и мысли, что с тобой может что-то случиться из-за меня.
Пеллетьер отодвинулась.
- Я уже говорила это и скажу ещё раз. Я не позволю никому отнять тебя. Ты мог бы быть не моим, я бы, однажды, смирилась. Но я бы никогда не разлюбила тебя. Я всё равно жила бы только тем, что знала бы, что для кого-то ты улыбаешься и кто-то греет тебя вместо меня. Потому что ты - всё, что делает мой мир имеющим смысл. И благодарить ты можешь только себя. Потому что ты есть. Вот такой.
Девушка улыбнулась ему, ласково и нежно. Любяще.
- У нас много проблем, я знаю. Я рождена в семье Охотников, а ты теперь - Агент СФ. Я не уверена, что то, что собираются сделать со мной, не будет выполнено. Я не уверена, что всё это закончилось. Но мы справимся, слышишь? Что бы не случилось с нами, мы справимся. Я поеду к кому-то из Кардиналов, вступлю в Орден. Сделаю настоящий мультипаспорт. Мы поженимся. По-настоящему поженимся. У меня есть знакомый, который поможет в случае если меня всё-таки похитят эти люди. Мы всё сделаем. Мы со всем справимся. Вот увидишь. И всё будет хорошо. Всё будет как надо. Нас с тобой никто не разлучит. И ничто. Что бы не случилось. Мы справимся с твоими бедами здесь, придумаем что-нибудь эдакое, - она окинула взором его мастерскую. - Мы всё сделаем вместе. Нам просто нужно набраться сил перед рывком. Вместе мы с тобой сильнее. Ты чувствуешь?
Она взяла его руки в свои, серьёзно и решительно глядя ему в глаза.
- Мы вместе. И всё получится. Всё решаемо. Слышишь меня? Мы всё сможем, месье Ривьера.

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

14

Он засмеялся и потянул ее за руки ближе к себе, ненавязчиво настаивая, чтобы девушка села на его колени. Затем со стоном, запрокинул голову, упираясь затылком в стол. Со того, почти до пола, спускалась другая ткань: однотонная, плотная глубоко-синего цвета, чем-то напоминающая те редкие оттенки неба, которые непременно бы хотел показать другому, но как не старался бы сфотографировать остается только запомнить и сохранить этот цвет в себе. Маленькие-большие дары мира. Она тут же накрыла лицо Ривьеры и он помотал головой, скидывая ее с себя. Мика улыбался.
- И в кого такой дурак? – пауза. – Хотя я знаю ответ.
Он перевел взгляд на Пеллетьер. У нее слишком красивая фамилия. Мишель приподнял брови.
- Слышу, - он притянул ее к себе, обнимая. - … - Мика переглянулся с Безымянкой, затем прикрыл глаза. – Мадам Ривьера. Вас трудно не услышать, если сидите прямо сбоку.
Не исправят – хорошо.
Да, у них было действительно много заморочек, если подумать. Но, в общем-то, Мику не нужно было убеждать, что они справятся со всем. Он и так был в этом уверен. Однако слово «похитят» ему не нравилось и это мягко говоря.
Он решил продолжить говорить так, не отпуская Кристу.
- Что за знакомый? – он слегка задумался, а затем без каких-либо тяжелых оттенков в голосе поинтересовался: - Охотник?
Это был единственный самый логичный вроде как вариант, учитывая, что и она тоже Охотница, и этот знакомый должен быть осведомлен о ведьмах как таковых.
Мике бы просто хотелось, чтобы этого не было. Хотелось бы, например, навсегда остаться здесь, точно бы стол ю, как и одеяло, вообще когда-нибудь могли в действительности решить проблемы. Хотелось бы убедить, что никто не похитит ее и хотелось бы уметь самому защитить, но жизнь может подкинуть ситуации посложнее и всякое возможно. Если у нее есть кто-то еще, кто сможет помочь – это настолько хорошо, что кто бы он там ни был, Мика уже благодарен.
- Скажи. – медленно начал он. – Ты знаешь человека по имени Жерар Перье? И девушку. Розмари Перье? Брата и сестру. – он замолчал. – Ты знаешь его… - все еще о чем-то думая, продолжил он. – Перье,да?... – уже сам себе. – Я все же знаю в кого я такой дурак. – он отстранился и потер ладонью лицо. – Черт. – Мика сжал волосы в кулак, смотря в сторону с какой-то злобой. Затем нахмурился, прикрыл глаза. Выдохнул. Отпустил. – Ладно.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

+1

15

Мадам Ривьера. Вот это будет настоящий титул. Это будет целое звание, практически. Ничего, недолго ей в девках ходить. Точно-точно.
- Да. Охотник, - кивнула Криста.
Она задумчиво пронаблюдала за метаморфозами в лице Мики. Он волновался и что-то вспоминал и там явно не было ничего хорошего, в этих воспоминаниях. Криста слишком хорошо знала, как выглядят люди, когда вспоминают о чём-то отвратительном и ударившим, в своё время, под дых.
Но через пару мгновений и у неё сменилось выражение лица. Память Кристы начала услужливо подкидывать информацию, формируя из неё цепочку. Постепенно, одно кольцо за другим.
- Жерар. Не Перье. Жерар Уврар, - она провела ладонью по лицу. - Чёрт возьми. Серьёзно?
Она повернула к нему голову.
- Жерар Уврар и Розмари Уврар. Она пропала без вести очень много лет назад, я слышала об этом. Я с ним работала пару раз, потом он пропал, потому что СФ поймали его, по слухам, и он уже казнён. Что-то не так?
Криста внимательно посмотрела на Мику. Девушка развернула его лицом к себе, проницательно заглядывая в глаза жениха.
- Ты встречался с ним, - уверенно сказала она. - Ты с ним встречался. Я поняла. Тссс, тссс...
Девушка ласково погладила лицо Ривьеры, качая головой, потом провела ладонью по волосам, успокаивая его. Что-то не так. Мика уловил какую-то связь. Если это то, о чём она думает, то ей нужно будет связаться с Клинтом, причём, практически, в срочном порядке. Скажем так, проверив информацию, а потом уже обращаясь к нему.
- Тихо, тихо, не нервничай, это лишнее. Возьми себя в руки, солнышко, - девушка обняла его, переходя на шёпот. - Что он тебе сказал? Вспомни всё, что он тебе говорил, милый. Любая мелкая деталь может оказаться важной. Закрой глаза и вспомни, как бы ни было гадливо.

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

+1

16

- Да я вообще в руках, просто не понимаю, почему сразу об этом не вспомнил. – он задумался. – Ну или понимаю. – он многозначительно взглянул на Кристу.- Он проходил как подозреваемый в совершении семи убийств. Все девушки, ведьмы. Обриты, обескровлены. Их тела нашли сразу, у него в подвале, насколько я помню. Суть была в том, что он не признавал, что охотник, хотя и признавал, что убийца. – Мика вздохнул. – Мне показалось все это… Странным. Я не мог понять, зачем ему в принципе это делать. Знаешь, если бы он был просто человеком, я бы возможно даже забыл бы об этом деле. Но он дал понять, что охотник с первого же ответа на заданный мной вопрос. И я не мог увидеть мотива. Я подумал, что может быть среди охотников или вообще со стороны что-то происходит, и они просто скинули его в качестве того, кто бы мог взять вину. – Ривьера пожал плечами. – По крайней мере, как мне показалось, он не слишком уверенно говорил, что действует именно по своей воле и задумке.
Мишель потер переносицу.
- Может это были неудачные попытки создать ведьму искусственным путем? – Ривьера нахмурился, непонимающе. – Но они были ведьмами на момент смерти. Может, и над ними проводили какие-то эксперименты? Может это и вовсе совпадение. Но он знал тебя. И знал о нас. А соответственно… - Мика нехотя замолчал. Затем посмотрел на Пеллетьер. Ему вдруг на какой-то момент стало страшно, что знание о том, что за ними наблюдали, может заставить ее уйти вновь. Он сжал пальцы на ее талии теснее, но промолчал, боясь показать это быстро ушедшее чувство.
- Его сестра мертва, это точно. Но как это случилось, я не знаю. Видимо, он не особенно жаловал ее. – он снова нахмурился. Затем застонал, закрывая глаза. – Не знаю… Наверное он дал что-то еще, какие-то… что-то. Но у меня не твоя память. Я даже тебе название последнего сериала, который смотрел, не скажу.
Ривьера погрустнел. Ему не нравилось вспоминать тот день, те слова и тот страх, что сжал глотку и ударил мутью в голову.
- Агенты больше заинтересовались тем, что я знал тебя, чем тем, что его поступок был странен. Но в общем-то может быть я просто…
В дверь деликатно постучали. Мишель расширил глаза, затем приоткрыл рот и очень честно сказал:
- А никого нет.
За дверью повисло молчание. Затем снова раздался стук, уже более раздраженный, но с явно натянутой улыбкой поверх.
- Все в ресторане, мама сказала дверь не открывать.
- Мишель у меня есть ключ. – раздался голос Жана.
- Да? – искренне удивился Мика.
- Ты сам мне дал его. Поэтому натягивай штанишки и открывай дверь.
Ривьера огляделся, улыбаясь.
- А я в штанах.
- Странно. Очень. Тогда я захожу.
- Не-не-не!
За дверью снова повисло молчание.
- Я блять убью тебя сейчас.
- Не спеши с этим! – Ривьера тыкнул в сторону двери указательным пальцем, точно Жан мог его видеть и, поцеловав Кристу в щеку, завозился. Затем поднялся, протянул Кристе рубашку и, подождав покуда та оденется, направился к двери. Открыл ее и улыбнулся Жану. Жан оскалился ему.
- Я знаю, о чем ты х…
- Не знаешь. Я вообще не к тебе. Но знал, что ты будешь тут. – он перевел взгляд на Кристу. -  И она будет. Мне ты нужна. – он указал большим пальцем за плечо. – Не хочешь выйти, поговорить?
Мишель посмотрел на Кристу, потом снова на Жана. Понятно. Значит решил, что с ним бесполезно. Он повернулся к девушке и развел руками, явно говоря, что если та захочет, он не против, а сам подошел к ней ближе, поднимая с пола заготовки платья.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/iYe3D.png[/icon][nick]Michel Riviera[/nick][status]your light[/status]

0

17

Криста хмурясь слушала его. Потом кивнула медленно, принимая информацию, не взирая на мерзкое послевкусие, которое она оставила. Значит, этот подонок следил за тем, как она живёт. Значит, на неё никто и не планировал "забить". Планы на неё ещё были. Её ещё должны будут использовать. Она была права. Сколько там до Вальпургиевой ночи?
- Я тебя услышала. Мне нужно будет встретиться со своим знакомым и обсудить это. Попробуем поднять информацию по поводу Уврара. И тех ведьм тоже...но я думаю, что если СФ не стали ничего рыть, то, значит, это были обычные ведьмы, рождённые. Если бы не были - они бы числились как Охотницы. Искусственных делают из них. Это уже точная информация... Ладно, мы потом займёмся пробуждением твоей памяти. Это не так сложно, как кажется.
Когда в дверь постучали, Криста тут же повернула туда голову и похлопала ресницами. Разыгравшаяся маленькая сценка говорила о том, что Мика понимал, что это Жан и Жан понимал примерно всё, но додумал что-то ещё. Пеллетьер невольно рассмеялась, застёгивая протянутую рубашку.
Когда вошёл Жан и заговорил, она стала серьёзнее. Оглядела мужчину с пониманием и перевела взгляд на Мику, потом снова на не то чтоб нежданного гостя.
- Хорошо, Жан, - согласилась девушка, кивнув ему. - Пойдём поговорим. Мика, я вернусь со щитом, не переживай.
Она махнула рукой, подходя к другу своего возлюбленного и уходя за ним следом, через магазин снова, уже не испытывая той же неловкости, лишь её лёгкую тень от всего лоска и блеска, на улицу. Все негативные ощущения ушли разом, даже не смотря на то, что Жан не производил впечатление человека, который настроен дружелюбно. Он был решительно-серьёзным.
- Думаю, покурим, да? - предложила Пеллетьер, сунув руку в карман и доставая из пачки тонкую сигарету. - Огоньку дай, пожалуйста.
Жан поджёг ей сигарету и она затянулась, выпуская клубы дыма. Девушка смотрела на него спокойно и была готова к любым его словам.
- Что бы ты не сказал, я сделаю. Кроме, пожалуй, свалить отсюда на хрен.

[icon]https://c.radikal.ru/c25/1806/de/ed8069c9f0e1.png[/icon][nick]Christa Pelletier[/nick][status]when you're going, i can't take steps that you take[/status]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Say good morning