Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Цветет медвяный вереск


Цветет медвяный вереск

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s5.uploads.ru/4RFGH.jpg

Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!

Роберт Льюис Стивенсон. Вересковый мед. 1880

1. Место действия: Лондон, р-н Мейфэр, Грин-парк, Пиккадили, заброшенная станция метро Даун-стрит

2. Время и погода: 1-2 мая, 2019. Пасмурно, время от времени моросит дождь

3. Действующие лица:  Ниа Дэй (нпс), Винсент Дамер

+1

2

На город уже давно опустилась ночь и одна его часть спала, а другая только пробудилась и жила своей жизнью. Эта яркая, полная огней и музыки ночь привлекала Нию. Она напоминала ей о доме, куда давно надо было бы вернуться, но пока еще не хотелось. Мир людей Ние тоже нравится. В конце концов он был и ее. Она не видела той опасности о которой так часто рассказывали старшие. Нет, люди отличались от фей и прочих, но не так чтобы очень. Среди них встречались всякие. И добрые, и злые, и грустные, и веселые, и благородные, и подлые. Но пока Ния не видела лишь одного типа – охотников. Слышала, конечно.
Только сейчас она заметила моросящий дождь и ощутила ночной холод. Парк, днем такой людный и какой-то слишком идеальный для мира природы, теперь был пуст. Почти. На самом деле здесь всегда кто-то был. Везде всегда кто-то есть. Даже если ты его не видишь и не слышишь. Она сделала глубокий вдох и но тут же скривилась и прижала ладонь к боку. Даже здесь пахло городом, людьми, машинами, домами, едой и… кровью. Опять пахло кровью. Ния знала источник этого запаха.
Девушка отняла ладонь, сделала еще несколько шагов по газону и прислонилась спиной к стволу дерева. Она задрала голову, вглядываясь в сплетение ветвей и вслушиваясь в шелест молодой листвы. Конечно, это был не лес и даже не роща. Просто городской парк. Фонари и аккуратно высаженные деревья вдоль дорожек, лавочки, стриженные газоны и клумбы, фонтанчики и прудики. Все было фальшивым, не настоящим, сотворенным рукой человека, а не природой. Но, меж тем, прекрасным.
Ладони скользнули по шершавой коре. Дерево тоже было городским, оно не знало леса, привыкло к человеку и считало себя скорее гостем в его мире, но никак не хозяином. Но его любили и берегли, хотя не поклонялись. Нет. Оно не знало иных прикосновений, кроме как прикосновений людей. Ния закрыла глаза, слушая как мелкие дождевые капли шуршат в листве. Боль почти ушла, сменившись тоской по дому. По лесу.
- И мы до склона наших дней, пребудем в юности своей, и если мы, в чужих краях, будем звать тебя с мольбой, с словами скорби на устах, то осени ты нас собой, - едва слышно пропела она последние строчки из детской песенки.
Были и другие слова, были другие песни. Более древние и уже даже забытые среди людей. Были новые и модные, которые разрывали ночь. Но сейчас почему-то вспомнилась именно эта. Детская. Ния сползла на траву. Коротенькую такую, изумрудно зеленую, подступающую к самому дереву. Становилось все холодней, но вовсе не от дождя. Темный, едва доходящий до талии свитер промок с правого бока. Девушка запахнула кожаную куртку и попробовала застегнуть молнию. Руки тоже начали мерзнуть. Конечно, она так не согреется. Конечно, нужно что-то делать. Что?
Она просто запахнула куртку и обхватила себя руками, будто бы так было теплее. На самом деле не очень. Но теперь не больно. Дерево за ее спиной будто бы забирало эту боль. Вполне явную, понятную и реальную.
- Оттого, что много лет любовь жила в сердцах детей и берегла тебя любовь. Ты возрождалась к жизни вновь. Не увядай у нас в сердцах, - она продолжила едва слышно петь, но скорее просто шевелила губами, глядя на раскинувшуюся над головой крону. – Без слов ласкаешь плачущих юнцов, к тебе спешащих, чтоб излить перед тобою скорбь свою, тебя ж слезами напоить.
Ния шмыгнула носом, смахнув со щеки слезу. Она не хотела оставаться среди людей навсегда. Нет. Только совсем немного. Просто посмотреть, что они такое. Любопытство. Но видимо теперь придется.
[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]

+1

3

День был плохой.
Хотя нет. День не виноват. Это он в него не вписывался. Был лишней деталью этого отлаженного некогда  механизма. Это Винсент был поломанным. Неправильным.
"Здравствуйте, меня зовут Винсент".
"Привет, в общем-то, все равно".
И здесь без разницы «вчера», «сегодня» или никогда несуществующее «завтра». Просто не подходит. Просто такой.
Дамер расправил плечи и слегка потянулся, чувствуя усталость в спине. Мышцы ныли, а болезненность точно охватила весь позвоночник от лопаток к пояснице, и стоило ему расслабиться, как он тут же ссутулился вновь. Ночью на улицах было легче, но опаснее.  На самом деле, он боялся ночи. Она преследовала его в кошмарах неотвратимым убийцей. Его собственной смертью, чье хромое приближение не могло замедлить ничто, даже скромная надежда внутри самого Винса. 
«Я ищу работу».
«Ничем не могу помочь, парень».
На самом деле у Дамера была работа. Но денег на жилье все равно не хватало. Да и вряд ли он сможет что-нибудь снять без документов. Винсент потер шею ладонью и засунув руки поглубже в карманы, пряча лицо под капюшоном, медленно перешел дорогу, вставая на путь, ведущий к парку, где можно затеряться и даже попробовать поспать до того момента, как утром не выйдут на патруль первые полицейские. Он обыкновенно спал очень беспокойно и чутко, а потому слышал их как-то заранее, еще до того, как они обнаружат его. Да, в общем, на него и не обращали внимания зачастую. Обычно. За некоторыми исключениями. И удавалось поспать часа три-четыре.
Он боялся, что эта зима станет его последней. Винсент не думал, что переживать ее на улице будет настолько тяжело. Он пытался сменить режим – спать днем в кафе или книжных магазинах, а ночами ходить, лишь бы не замерзнуть. Но все выходило не так, как он хотел. Есть хотелось больше, спать хотелось больше, все тело сковывало болезненным холодом. А сердце отказывало ему. Оно чего-то просило у самого Дамера, о чем-то умоляло, а он слезно просил просто замолчать. Просто перестать чувствовать. Просто… хватит.
Он уже не мог.
Жизнь на улице открыла слишком много того, о чем он не знал. Показала настоящее дно. И Лондон безжалостно вдавливал туда каждого. Дамер старался особенно не связываться, не давать знать о себе тем, кто уже негласно разделил территорию города. И с учетом того, что он не воровал, не попрошайничал, не выступал, играя на гитаре или поя серенады, не занимался проституцией или нелегальным сбытом чего угодно, его спускали со счетов. Пока что. Он выучил на ощупь все улицы города. Знал, где лучше спать, знал, где можно отыскать бесплатный туалет, чтобы в раковине относительно привести себя в порядок, знал, где можно купить самую дешевую, но не очень качественную еду.
Начиналась самая легкая пора – лето.
Но за ней будет осень.
А там зима.
Его погубит собственная же умирающая душа. Она погибнет первой, свернувшись за ребрами окоченевшим трупом. Потом, спустя день-два, может недели, сердце. Надежда. И он сам. Это все очень легко, просто. Но страшно.
Дамер поднял лицо, чувствуя, как влажный воздух изливается дождем. Он замер вдруг, его шаг замедлился и остановился. Эта вода наполняла душу чернотой, утяжеляя, делая его меньше, придавливая к земле. Его собственное же тело так неприятно ему. Так тяжело.
Винсент снова двинулся вперед, слыша, как под отсыревающими ботинками шуршит мокрый песок дорожки. Он шмыгнул носом и вдруг нахмурился, прислушался. Здесь явно был кто-то еще, но нужно ли ему знать кто и зачем? В такое время. Ответ однозначный, пожалуй. Дамер постоял какое-то время и тихо шагнул дальше, как услышал голос снова. Кто-то пел. Очень печально, затихая все больше, а затем и вовсе сливаясь шепотом со звуком ветра в кронах. Кто-то шмыгнул. Девушка. Винсент прислушался, понимая, что вроде никого поблизости больше нет и двинулся на звук голоса.
- У Вас все хорошо? – он поднял ладони, на всякий случай, показывая, что ничего в руках не держит. – Может, Вам чем-то помочь? Или позвать кого-нибудь?
Девушкам в траве, ночью, в парке, да еще и одной точно не место. Это автоматически наводило на мысли, что что-то здесь не так.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

+1

4

Ния вздрогнула, опуская голову. Она никого не ждала, не искала. Скорее наоборот, пряталась. От всех и вся. От этого мира людей, что причинил ей вред. Плотнее запахнув куртку, девушка инстинктивно вжалась в ствол дерева, будто бы тот мог ее спрятать, укрыть, защитить от назойливого внимания людей.
Мальчишка сойдя с дорожки, ступил на газон и вытянул руки вперед. Зачем? Будто бы хотел успокоить, показывал, что не несет с собой угрозы, безоружен. Предлагая помощь. Ния хлопнула ресницами, сжимаясь вся под деревом. Никакой помощи от людей ей не нужно было. Теперь вдруг все рассказы о том, что они несут только зло, только разрушения, уничтожая все, что выходит за пределы их понимания, стали вполне отчетливыми и ясными.
В боку опять заныло, левая ладонь сползла по влажной коже куртки и прижалась к боку. Да, помощь была нужна. И Ния открыла было рот, но ни единого слова с ее губ не слетело. Помощь от человека? Как это было теперь сомнительно.
Опираясь правой рукой и спиной на ствол, Ния попыталась подняться на ноги. Удалось, хотя сидеть у корней было много проще и приятнее. Все так же прижимаясь спиной к дереву, она отрицательно мотнула головой и предупредительно выставила правую руку вперед. Мол не подходи ближе, не надо, уходи. Только мальчишка, на вид не старше самой Нии, шел вперед, приближался.
Как-то никогда еще она не испытывала такого страха. Какого-то дикого, инстинктивного, необъяснимого и бесконтрольного. Просто от появления человека. От его приближения. Она еще яростнее замотала головой, от чего черные волосы с яркими малиновыми прядями у самого лица разлетелись в стороны.
Все так же держась за ствол дерева, скользя ладонью по шершавой коре, она шагнула в сторону, немного припадая на левую ногу. Боль в боку разливалась по всему телу, поднимаясь от талии вверх по животу и вниз по бедру. Теперь она уже прижималась к стволу правым плечом, будто бы хотела обогнуть дерево и спрятаться за ним. 
- Не надо, - едва слышно шепнула девушка, отступая назад. – Не подходи.
Она уперлась в дерево уже левой ладонью, а правую прижала к боку. От каждого нового шага становилось все больнее. Кажется, даже пояс юбки теперь пропитался кровью. Но алое на черном незаметно, просто чувствуется под пальцами.
- Пожалуйста, - с мольбой шепнула она. – Я не сделала ничего плохого. И я уйду. Обещаю. Больше никогда не приду сюда. И никому ничего не сделаю. Никому не скажу.
Он был едва ли старше того, кто ударил ее ножом в переулке у одного из ночных клубов. И Ния понимала прекрасно, что убил бы, будь возможность. Просто вспугнули. Просто вывалилась из-за угла парочка, что видимо решил будто это самое романтичное место у мусорных баков, чтобы продолжить знакомство уже более тесно. Мальчишка уже даже замахнулся, но резко обернулся и спустя мгновение просто сбежал, бросив свою добычу истекать кровью. Умирать.
Как так они находили тех, кто был из числа людей? Как так он понял кто такая Ния? Но на самом деле ее заботило другое. Зачем? Почему? Что такого она сделала ему или кому-то из людей, чтобы убить? Но никто не спешил давать объяснений. Хотя дома, старшие, предупреждали, что люди это делают просто так, потому что они люди. Истребляют все, что не понимают, даже не стремясь это понять. Из страха. А чтобы оправдать себя, множат разные жуткие истории. Мол поучительные. С моралью. Но все не так. И времени нет объяснять. И зачем?
Она почти зашла за дерево, понимая, что бежать не то что некуда, а просто нет сил. Она прижалась к нему щекой и зажмурилась. Время странным образом растягивалось и замедлялось, превращая секунды в минуты, отмеряемые то ускоряющимися, то так же замедляющимися ударами сердца.
[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]

+1

5

Винсент мог предугадать всякую реакцию на свое появление, но такой, наверное, все же нет. Точно нет. Он словно бы почувствовал страх еще до того, как девушка сказала хоть что-нибудь. А стоило ей произнести первое «Не надо», как он моментально послушно замер. Дамер чувствовал, что она слаба. Чувствовал, что она нуждается в помощи. Возможно и не его, но все же.
Девушка тихо заговорила вновь и Винсент вздрогнул. Участие, сожаление за то, что кто-то причинил ей вред, смешались внутри, и он как-то печально вздохнул. Руки он так и держал приподнятыми, сам уже забыв о них. Он слегка нахмурился, улавливая какой-то отголосок в воздухе, тонкий налет аромата, приоткрыл рот, вдыхая. Замер. Из-за влаги запахи обострялись. И этот он не спутает ни с чем. Пахло свежей кровью. Значит, девушка была ранена. Он бы и так не ушел, а теперь и точно не оставит. Может что-то произошло такое, из-за чего девушка стесняется или боится мужчину? Или просто сейчас она сторониться каждого, убежав? Винсент прислушался снова, слегка повернув голову сначала влево, затем вправо. Вроде никого рядом действительно больше не было. Наверное, опасность миновала. Или нет. Но в любом случае, сейчас важно другое.
Дамер медленно снял пропитавшийся насквозь водой капюшон.
- Извини. – успокаивающе сказал он. – Я тебе верю. – Винсент опустил руки. – И я не подхожу.
Он слышал, как капли воды легко ударяют по кожаной куртке. Как она медленно двигается и как замирает. Слышал, как дождь бьет по земле и кронам деревьев. Он поднял руку и дотронулся указательным и средним пальцем до виска.
- Я слеп и не вижу, что с тобой произошло, но тебе точно требуется помощь. Мне жаль, что это случилось, но позволь мне помочь тебе? Немного. – он помолчал, подыскивая слова. – Я… Знаю, где больница, или я могу вызвать тебе скорую. Полицию. Позвонить кому-то из твоей семьи и знакомых, кто заберет тебя или отвести в безопасное место.
Дамер слегка улыбнулся.
- Что случилось?

Сам про себя, он уже мысленно предполагал, как и чем сможет помочь. Одеть, перекрыть рану, если это возможно, отвести в сухое безопасное место. Вроде у него будет немного денег, чтобы воспользоваться телефонным автоматом.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

+1

6

«Не подхожу», сказал он.
- Не подходи, - эхом произнесла она едва слышно, скорее даже губы просто шевельнулись.
И страх никуда не ушел. И желание бежать никуда не делось. Она держалась лишь за дерево, словно оно могло помочь ей, дать сил, защитить. Но то было глухое, пустое, городское дерево. Созданное человеком. В нем не было особой силы, что копится столетиями в тех деревьях, что наполняют Священные Рощи.
Мальчишка скинул капюшон и сказал, что он слеп. Девчонка чуть наклонила голову вправо, подавшись в сторону от дерева. Она знала, что значит слеп. Видела таких раньше. Порой они бывали очень мудры и видели много больше зрячих. Видели иначе. Что есть, что было, что будет. Но не среди людей, не в этом городе.
- Нет, - качнула она головой, пытаясь унять бешено бьющееся сердце, но вроде как и само стало успокаиваться, видя, чувствуя много больше чем можно увидеть глазами.
Ладонь скользнула по шершавой коре, чувствуя каждую впадину и трещину, оставляя во тьме темные пятна крови. Стоять не было сил и желания. Она все равно не сможет бежать, не скроется, не доберется уже дома никогда. Ния опустилась на колени, прижимаясь лбом к дереву и зажмурилась. Накатили слезы. Наверно, виной тому дождливая погода. Серость и сырость всегда навевают тоску и заставляют думать о худшем. Ей хотелось солнца, хотелось тепла. Ну или луну. Пусть будет ночь полной луны и небо усыпанное звездами. Здесь, в городе, звезд почти никогда не было видно, да и сама луна не так часто появлялась из-за туч. Будто бы они боялись смотреть на этот город, на то, что творится в нем по ночам.
- Нет, - опять шепнула она. – Не поможет. Не получится. Теперь уже нет.
Ния прислонилась щекой к коре и посмотрела на мальчишку. Слепой? Но видит. Что случилось. И не видит. С кем. Не знает. Эти люди забыли о таких как она. Они больше не верят. Не все, большинство. Они с легкостью обманываются. Не все.
Привалившись на правое бедро, она чуть вытянула левую ногу и скривилась. Больно не только идти, теперь больно даже просто менять позу. И холодно. И хочется закрыть глаза, чтобы уснуть. Забыться. Хотя бы в мыслях, в снах вернуться домой, оставив тут тело. Пусть оно будет у людей, но сама суть ее уйдет из их мира. Так обещание выполнить легче всего.
- Не надо, - опять сказала она очень тихо и отвернула лицо, прислонившись затылком к дереву, подняв взгляд к сплетению ветвей над головой. – Здесь нет безопасных мест. Оказывается, нет. И лес больше не лес. И деревья без души. И песни без смысла. И музыка пуста. И все фальшиво. И даже луну не видно. И никто не услышит. 
Ния прикрыла глаза, чувствуя, как редким каплям все же удается пробиться сквозь молодую листву и упасть на лицо, скатиться по щекам к подбородку, точно слезы. И стоит только прижаться к дереву крепче, коснуться влажной травы, упасть на землю, как боль становится меньше, как отступает страх. И кажется, что ты дома. Если бы только не этот шум. Неумолкающий день и ночь. Шаги, голоса, машины, люди, город. Запахи. Слишком резкие, слишком насыщенные, слишком искусственные. 
- Их теперь не вызвать, - шепнула она, поворачивая лицо к слепому. – Им нельзя позвонить. Это работает не так. Они не услышат, глупый.
Ния едва слышно засмеялась и отвернула лицо, вновь уставившись на крону. Густую, почти закрывающую от мелкого, холодного, моросящего дождя, который все усиливался и никак не хотел опять затихать.
- И мы до склона наших дней, пребудем в юности своей… и если мы, в чужих краях, будем звать тебя с мольбой, - едва слышно пропела она, а потом опять посмотрела на слепого, застывшего всего в нескольких шагах от нее. – Им нужно петь. Они любят петь и учить своим песням детей. Но не под этим деревом. Оно не то. Не правильное.
[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]

+1

7

Винсент не мог понять, почему девушка отказывалась. Не мог он, и понять, почему уже не получится и не поможет. Пока есть время нужно попытаться. Пока у нее есть силы, пока можно бороться. Ему очень хотелось подойти и дотронуться, утешить, но он послушно стоял на месте. Молодой человек слышал, как на дороге за парком набирает скорость мотор машины, разрезая верхними нотами на миг ночь. Это был тусклый отсвет звука. Вспышка во тьме. Он слегка повернул голову, словно прислушиваясь к нему внимательнее, но тут же, встормошенным воробьем, развернулся обратно, заслышав тихие слова девушки.
Луна.
Он поднял лицо к небу.
Луна.
Если бы он мог посмотреть на луну, а луна взглянуть на Винсента. Ему кажется они бы друг друга поняли бы. Но эти слова… Нет, ему так не казалось. Он точно знал, что деревья откликаются и тихо тянуться своими ветвями в души людей, когда сидишь на склоне у насыпи железной дороги и вдыхаешь аромат цветущего каштана.  И в музыке так много чувств. И много смысла, потому что он в каждом слове, каждом звуке. Он… в голосах. В голосе уличных музыкантов. В голосе человека все.
Однако эти слова натолкнули его на мысли. И дальше девушка лишь подтвердила их.  Винсент медленно опустился, присев и положил свои ладони на колени. Запах влажной земли и травы так ощущался еще сильнее. Он был приятным.
- Я думаю… - он слегка смутился. – Я думаю, их душа просто так глубоко внутри, что ее трудно почувствовать. Теперь. – молодой человек улыбнулся. – Я знаю эти слова.
Да, он знал. Нужно подумать. Бездушные деревья, опасность и нет безопасного места «как оказалось». До родителей нельзя дозвониться, принятие происходящего. Эти слова из книги, которую он когда-то читал пальцами. С тех страниц, где говорилось про древо фей и детей, что приходят к нему. И о смерти. Он плохо помнил, но это все наталкивало на предположение.
«И лес, больше не лес».
- Ты не человек, да? – Винсент сглотнул. - Ведь даже так тебе можно помочь. Ты хочешь остаться рядом с деревом? Хорошо, если так. Могу я подойти к тебе? Я не сделаю больно.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

+1

8

[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]Она лишь усмехнулась и качнула головой, отворачивая лицо, а мальчишка смотрел в ночной небо. Сначала Ния хотела было сказать ему, что луны нет и искать ее бесполезно. И звезд нет. Лишь темная, непроглядная ночь, нарушаемая искусственным светом уличных фонарей, вывесок и окон. Фальшивый свет. Она даже открыла рот, но тут же почти закрыла его и отвернулась, качнув головой и усмехнувшись.
Зачем разрушать чужие иллюзии? Пусть смотрит, даже не видя. А может он видит. Все то, что скрыто от глаз. И видит луну, и видит звезды, глядя в пустое темное небо над городом. Видит сквозь мрак и фальшь.
Когда мальчишка сел на мокрую траву, Ния вновь посмотрела на него. Посмотрела чуть склонив голову. Тот почему-то не уходил, но и не подходил. Он почему-то сейчас напомнил собаку. Щенка, который привязался к кому-то и выжидает, берет измором, чтобы этот кто-то взял его. Почему щенок? Губы девчонки тронула улыбка. Потому что они верные и преданные. Она опустила взгляд в траву.
Здесь под деревом было много суше, чем там под ночным небом. Сюда едва ли проникали холодные капли, путаясь в кроне и оставаясь на молодых листьях. Ния опять задрала голову, ловя взглядом сплетение ветвей. Он думает? Она отрицательно качнула головой. Если бы в этих искусственных деревьях была душа, она бы ее почувствовала. Хотя, разве душу она искала? Только ведь силу и ее здесь было не достаточно.
Прислоняясь спиной к дереву, девушка отвела руку назад, и коснулась ладонью шершавой коры. Она есть? Ния закрыла глаза и сделала вдох, пытаясь нащупать эту спрятанную где-то очень глубоко душу. Есть?
- Их знаю все, - шепнула девчонка, пытаясь сосредоточиться не на своей боли, а на дереве, что ее приглушало. – Все, кто умеют книги читать.
Все же, как-то но приглушало. Может мальчишка и прав. Может все же в этом дереве что-то есть. Не так явно. Не так чисто. Не так однозначно. Столь же обманчиво, двусмысленно как и все в этом городе. И Ния вздрогнула. Нет, не потому что дотянулась до сути древа. Потому что до ее сути добрались слова слепца, что видел много лучше остальных. Все же видел.
Она открыла глаза и повернула голову, скользнув взглядом по лицу мальчишки.
- Что? – Едва слышно выдохнула Ния.
В одно мгновение ей вдруг стало еще холоднее. Цепляясь за дерево она попыталась встать на ноги и встала. Мальчишка не видел. Наверно. Может быть. Она точно же не знала. Он мог и притворяться. Он мог обманывать. Их могло быть несколько. Вот точно таких же молодых и шустрых, которые умеют видеть в толпе тех, что лишь притворяются людьми. Таких же как она.
Взгляд судорожно метнулся по парку, выхватывая из световых пятен и тьмы лавочки, фонари, урны, деревья, кусты, газон. Казалось, что рядом никого нет. Думалось, что стоит бежать. И пусть больно. Пусть страшно. Бежать туда где людно. Бежать и затеряться в толпе, среди домов, в темных проулках. Спрятаться. Найти другое убежище, пусть и временное. Пусть лишь затем, чтобы там, наконец, закрыть глаза и уснуть. Навсегда. Где-то среди камня, металла и стекла. Вдали от леса, пусть даже фальшивого. Бежать?
- Мне не нужна никакая помощь, - брякнула она, останавливая взгляд на мальчишке. – С чего ты это взял? Я просто… просто расстроена и говорю всякие глупости. Так бывает! Отвяжись! Не подходи! И не иди за мной!
Ния оттолкнулась от дерева. Бежать вглубь парка пока не упадет от потери крови или из парка? Она мотнула головой сначала в одну сторону, потом в другу и уверенно побрела к дорожке. Проходя мимо, девушка бросила на парня взгляд. С виду ему самому требовалась помощь. Но может так и было задумано. Люди были искусны в своей лжи и подлости.
Она отвернулась, плотнее запахивая куртку и прикладывая ладонь к боку. Каждый шаг отзывался ноющей болью, растекающейся от талии вверх и вниз. Но нужно было идти. Холодная изморось оседала на темных волосах, заставляя их блестеть в свете фонарей. Заставляя себя переставлять ноги, она почти добралась до выхода и уже видела улицу.
Схватившись за ближайший фонарь, Ния остановилась и зажмурилась. На самом деле ей не у кого было просить помощи. Ей просто нужно было вернуться домой. Покинуть этот огромный, чуждый город. Как? Несколько шагов отделяли ее от улицы с ответвляющимися от нее проулками. Какой улицы? Название вертелось где-то рядом, но какой смысл его вспоминать?
Тут рядом были еще парки. Их она чувствовала, даже если те были искусственными, пустыми. Наверно, мальчишка прав. Душа есть, просто очень-очень глубоко спряталась. И она ее чувствует. Не так как дома, но все ж.

+1

9

Винсент испуганно замер, не сразу понимая, что сделал не так, и почему его предложение вызвало подобную реакцию. Он хотел было сказать, чтобы девушка не делала глупостей, но почему-то промолчал, дослушивая ее до конца и даже позволив ей встать, хотя сердце мучительно застонало. Господи, она же ранена… Тело юноши, словно бы и само болезненно заныло где-то в районе живота. Что она делает? Он готов был привести кого угодно другого для помощи вместо себя, ей не обязательно убегать от него. Он не хотел ей вреда. Он не сможет ей его причинить…
Парень судорожно соображал. Видимо его предположение, хотя и несколько опрометчивое, все же попало в цель. И если девушка была до этого настороженна, то теперь и вовсе развернулась против него. Может она поняла… Ну конечно… Вряд ли он похож на агента Спешл Форсес. И хотя на охотника он тоже не похож, откуда и кто еще может знать о существах? Она убегала от него, как от потенциального убийцы. Как от того, чья семья, чье племя реками проливало кровь, морило их семьи и убивало друзей, любовников. В нем течет их кровь. И с этим он ничего не мог поделать. Винсент почувствовал себя отравленным.
Дамер медленно поднялся одновременно с тем, как девушка подошла ближе и тяжелой поступью направилась мимо. Он приподнял отсыревший рукав пальто и потер собственное запястье. Затем почесал ногтями, точно бы чувствуя яд, что тек внутри. Пытаясь его выцарапать. От того, что он не смог убедить девушку, заставил ее вновь подняться и бежать, внутри все скрутило. Винсент не корил, не проклинал свою собственную семью. Охотников как таковых. Или существ. Он винил только себя.
Дамер развернулся в ту сторону, куда ушла незнакомка и сделав шаг следом, заколебался. Она вполне четко дала понять, что не хочет, чтобы он за ней шел. Однако ее фраза в целом была несколько… неправильной. «Просто расстроена» не вязалось с солоноватым запахом, что все явнее чувствовался в переполненном влагой воздухе. Она была напугана. Она была ранена. Слаба. И тратит последние силы на него. Возможно, и расстроена, но это всяко было не на первом месте. Дамер не мог оставить ее пока не убедится, что девушка в безопасности. Именно поэтому, Винсент медленно пошел следом, понимая, что это может быть расценено, как преследование.
Он старался идти не очень торопливо, не настойчиво, но не отставать. Его траектория движений в точности повторяла шаги впередиидущей. Этот маленький аспект позволил ему понять… Дамер задумчиво  приложил ладони к боку, о чем-то думая, а затем, выпрямился и продолжил идти нормально. Пальцами он утер лицо, стирая с него дождь, убирая прилипшие ко лбу волосы, и слегка поежился от пробежавшей по позвоночнику дрожи.
Со стороны он выглядел довольно странно. Бледный, мокрый, уставший, с синяками под глазами и какими-то пыльными разводами под воротником черного потертого пальто. Смотрящий в никуда. Дамер и сам понимал, что скорее отталкивает от себя.
Шаги замедлились.
Он не думал о том действительно ли существо она.  Или нет. И какое именно, если все же да. Пока что не думал. В голове крутились мысли только о том, что она сейчас нуждается в помощи. Вот и все.
- Послушай, - начал он, не подходя близко, но явно слыша, что она остановилась. – Не надо делать себе больно. Я не собираюсь… Тебя уже обидел кто-то. Мне очень жаль. – он неловко сжал и разжал пальцы. – Я не держу злого умысла, но и отпустить тебя не могу. Сейчас слишком поздно и возможно больше никто не встретиться, поэтому… - он устало вздохнул. – Давай ты хотя бы не будешь убегать? Я просто позову того, кто сможет дать тебе кров и помощь. – он поднял ладони и приободряющее улыбнулся. - Мир не настолько не справедлив. Так дай ему возможность помочь тебе...вернуться домой? Живой.
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

+1

10

Он все же шел следом. Тихо, неуверенно, настойчиво. Ния чуть повернула голову. Взгляд скользнул по парню. На мгновение как-то даже стыдно. Еще вчера бы она его не оттолкнула, не убежала бы. Ния любила людей. Всех. До сегодняшней ночи. Она умела их очаровывать и гасить злобу. Так думалось. Но, как показал опыт, были и исключения.
Очаровала, одурманила слепого? Заслуга так себе. Девушка опустила голову. Нужно было идти дальше, но и стоялось ей с трудом. Хотелось опуститься прям тут, на дорожку под фонарем, в неровном круге желтого пятна. Из тени в свет. Из жизни в смерть.
«Послушай». Она не шелохнулась. Все так же прислоняясь к фонарю, как к опоре, закрыв глаза и склонив голову, прижимая ладонь к окровавленному боку. Она слушала. Слышала. Верила? Хотелось. И боль смешалась. Физическая и душевная. Отчаяние и разочарование. Страх. Еще мгновение она стояла молча, хотя мальчишка уже закончил. Еще мгновение она колебалась. Да и открыв глаза, подняв голову, Ния не приняла никакого решения. Просто открыла глаза и подняла голову, а потом повернула лицо и взглянула на слепого.
Казалось ему самому нужна помощь. Казалось он действительно не может причинить вреда. Казалось, что и помочь тоже не способен. Девушка чуть нахмурилась, вглядываясь в лицо рядом. Он был выше. Не на много, но все же. Он был шире, хотя по факту был щуплым, тощим. Некоторые люди, сказали бы что жалок, но Ния лишь чуть склонила голову в бок.
Иногда люди излучают свет. Иногда от них исходит тепло. И ты тянешься к этому свету, к теплу, как тянутся бутончики маргариток к весенним лучам, поднимая головки к небу. Ей было холодно даже в пятне желтого света. Фонарь не излучал ни тепла, ни того света в котором нуждаются весенние маргаритки. И Ния шагнула прочь от него. Подошла к самой границе между светом и тьмой. Она протянула руку, но вдруг вспомнила, что мальчишка слепой.
Ее пальцы скользнули по теплой ладони, вкладывая свою руку в чужую. Ее губы тронула неуверенная, боязливая улыбка. Ее глаза поймали невидящий взгляд. Казалось будто изморось пойти утихла. Или просто время остановилось, а вместе с ним замерли на пол пути и холодные дождевые капли.
- Я не буду убегать, - тихо выдохнула она, будто бы сдавалась и умоляла одновременно, - но ты никого не будешь звать.
Девушка качнула головой, будто бы ее жест мог кто-то видеть. Темная прядь прилипла к щеке и она убрала ее с лица, оставив едва приметный алый развод.
- Хочешь быть рядом будь, - продолжила она. – Но только ты. Если эта ночь будет моя последняя, ты разделишь ее со мной. Только ты.
Держа его за руку, Ния повела мальчишку обратно к дереву. Не спеша, осторожно наступая на правую ногу, они сошли с дорожки и ступили обратно на мокрый газон. Там, в тени кроны было суше, но вряд ли теплее.
- Я не хочу видеть других людей, - заговорила она под деревом, встав лицом к мальчишке и заглянув в его слепые глаза. - Не хочу, чтобы они были рядом. Чтобы видели и знали. А ты уже знаешь и уже видишь. Ладно. Я не буду убегать от тебя. У меня просто нет сил на это. И я не хочу ни от кого убегать. Я ведь только хотела посмотреть. Ничего плохого никому не делала и не собиралась. Никому не лгала даже, просто не говорила всей правды. Но они все равно как-то поняли. Как понял ты. И они…
Ния оборвала себя на полуслове. Лишь распахнула короткую куртку и приложила ладонь мальчишки к темному свитеру, пропитавшему кровью с правого бока. Ее взгляд на мгновение метнулся вниз, а потом вновь коснулся бледного лица мальчишки.
- И кровь никак не останавливается, - шепнула девчонка. – Она все течет и течет. Я только жду, когда уже вытечет вся. Тогда вернусь домой. По другому теперь никак. Но тут я оставаться не хочу. Больше нет. Мне теперь не нравится этот город.
[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]

+1

11

Сначала он хотел поправить ее и сказать, что «не видит», но, кажется, понял о чем она, и промолчал.  Винсент почувствовал облегчение, поняв, что девушка действительно никуда не уйдет. Однако, вместе с тем и ответственность. Первый шаг выполнен, но есть и другие. Иллюзия выбора взяла его за запястья вместе с прохладными девичьими руками. И он не хотел идти против воли незнакомки и настаивать на том, чтобы позвать стороннего человека. Если ей это было нужно, если ей так стало бы легче. Однако и ничего не делать не мог, оставаясь лишь безучастным свидетелем ее «последней ночи».  О справедливости речи здесь не шло. Ни о каком «она должна жить, потому что такая смерть не справедлива». Кто он такой, чтобы восстанавливать ее. Да и… не очень он верил, если честно в эту самую справедливость.
Наверное, единственное, во что он еще верил в этом мире, мире, что расположился внутри и снаружи него самого и беспрестанно смешивался, удерживаясь друг за друга восприятием и осязанием, звуком и запахами, его же голосом и словами – это любовь. Только эту силу он еще считал хоть сколь-нибудь значимой, хотя и понимал, что его самого она обойдет. Однако, он видел ее внутри других или так ему казалось, но искренне верил в то, что там она есть. Любовь к миру, к людям, к любовнику, к другу, к ребенку, родителю. Любовь к музыке и делу. Любовь к познанию. Любовь, как надежда и любовь, как вера.
Поэтому он и не мог просто ждать. Потому что чувствовал расположение, потому что, в этом существе есть те самые стремления, желания, за которые можно было бы побороться. А еще, потому что не хотел бы когда-нибудь умереть так сам. Или… чтобы так умерли, его братья, например. Он часто вспоминал тот случай. Как Аарон рассказал ему, что где-то там… В этом вот самом далеком и непонятном «там», он чуть не погиб, пережив клиническую смерть. И Дамер знал, что был бы очень благодарен любому случайному незнакомцу, что оказался бы с каждым из его братьев тогда и там, где не мог он. И помог бы ему. Так может, есть в таком случае и оборотные ситуации? Когда кто-то был бы рад, если бы случайный незнакомец в лице Винсента оказался с кем-то?
Дамер, не опуская лица, ибо это не имело никакого смысла, а все так же «смотря» прямо перед собой, слегка двинул пальцами, ощущая сырую материю свитера. Наверное, для обычного человека, разницы никакой и не ощущалось бы, но пальцы Дамера были куда как более тонкие до ощущений. Потому и кровь от дождевой воды у него отличались.
Теперь нужно было подумать.
Дамер не очень осведомлен о существах, но размышлять и предполагать ничего не мешало.
Она не вампир и не оборотень. Девушка та, что рассчитывает на смерть. И… возвращение домой после смерти?
Винсент нахмурился, решив оставить эту мысль на последок, так как порядочно ее не понимал.
Безусловно, она не астральное существо, не демон. Ее слова, ее мысли подталкивали его к фолксам и богам. К тем, кто ближе к природе. Насколько он знал, и это было бы логично, богов трудно убить. А потому оставался вполне логичный вариант – фолкс. Какой? Разнообразие слишком велико, но опять же, скорее всего кто-то близкий к природе. Учитывая, что они в Британии – по легендам просто место засилье разнообразных духов, то видимо, это кто-то… «близкий».
Однако, определившись с этим более или менее, ответа на вопрос о смерти, Дамер так и не нашел. Разве не нужно вернуть ее в их мир? Как они туда попадают. Через деревья? В легендах так. В легендах вообще много чего было, однако, это не подходило к реалиям Лондона.
Цепь событий проста: молодая девушка-существо хотела увидеть мир людей. «Выйти в него». «Хотела посмотреть». Видимо, она пришла из лесов. Вышла там и доехала до Лондона. Или нет? В любом случае. Кто-то ранил ее, и она пришла сюда. К деревьям.
Хорошо.
Но неужели нельзя где-то и как-то попасть из Лондона в их мир? В крайнем случае, в Лондоне должен быть кто-то, кто может ее туда перенести. Ее собратья. Дамер не знал, где их искать. Такой большой город. И он точно хранил в себя людей и места, которые могли бы решить их проблему. Да только, как их найти? Да и… девушка просила этого не делать.
Как остановить кровь.
Быть может необходимо пережать что-то? Но как. И что. Если бы это была нога или рука, но в животе там много всего. Как понять, что именно из этого повреждено? И как остановить кровотечение? И как ее вернуть домой?
Винсент сосредоточенно нахмурился, затем отнял руки, быстро расстегивая и снимая с себя, хотя и влажное, но, по крайней мере, относительно теплое внутри пальто и накинул на плечи незнакомки, закрывая спереди и снова прижимая ладонь к ее ране, словно бы это могло хоть как-то помочь.
- Но разве ты вернешься так домой? – Винсент нахмурился, размышляя. – Этот город… Он не так плох. В нем есть очень много замечательных вещей. Но он суров к его обитателям. Это как… совершенно другая зона обитания. Со своими правилами, своими законами, своими особенностями. Ты могла не думать даже про себя о чем-то дурном. – Винсент поднял лицо. – И я верю, что ты не хотела ничего плохого. Но… Просто не зная этих правил… У города нет чувств, ему все равно кого продавливать под себя. Хотя иногда… иногда он свершает что-то хорошее и даже помогает. Сложная система. Считать ли города живыми или нет?
Дамер вздохнул.
- Может это были охотники. Но как-то странно.
Как бы жестко это не звучало, они бы довели дело до конца, пожалуй.
- Или просто люди, может у тебя не было того, что они думали у тебя имеется.
Винсент поднял лицо, прислушиваясь. Но слышал только умиротворяющий шорох листвы.
- Мне жаль, - задумчиво и медленно продолжил он. – Что судьба не свела нас немного раньше. – Винсент слегка улыбнулся. – Я бы мог показать то, что возможно, тебе бы понравилось. Эти маленькие драгоценности большого города. Совсем не те, на которые приходят смотреть туристы. Совсем не те…  - он сглотнул. – Как вы попадаете в наш мир? Можно ли это сделать в Лондоне?
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

+1

12

Ния чуть шарахнулась назад, скорее обозначив свой испуг. Глупый и пустой. Секундный. Мальчишка лишь хотел проявить заботу, стаскивая с себя пальто и набрасывая его ей на плечи. Так просто? А потом прижимая ладонь к ее ране. Зная? Она чуть приподняла подбородок, заглядывая в слепые глаза. Так тоже может быть? Он ведь человек. Самый обычный. Иначе бы Ния поняла, почувствовала, что рядом существо.
- Это был не город, - вставила она и качнула головой. – Это был человек.
Определенно. Существо бы она почувствовала. Нет, не распознала бы какое оно именно. Просто поняла бы, что это не человек. Но был именно человек. Молодой еще как тот что стоял напротив и злой. Эту злость, даже ненависть она увидела в его глазах. Ни тени сожаления или сомнения. Просто ненависть. Чистую, кристальную, не замутненную ничем. Она была похожа на каплю росы в утренних лучах. Такая сверкающая, холодная, прозрачная, животворящая, подпитывающая изнутри.
- Его спугнули, - шепнула девчонка, глядя в слепые глаза. – Ему помешали закончить. Я убежала. И бежала долго, даже не понимая куда бегу. К деревьям, к траве, к звонким ручьям. Я думала о них и бежала.
Действительно, как далеко она убежала, Ния не знала. Просто достигла чего-то похожего на цель и остановилась. Упала под деревом, пытаясь дозваться родичей, унять боль, забыться до рассвета и уснуть.
- И мне жаль, - улыбнулась она, накрывая его ладонь своей и чувствуя чужое тепло. – Но мне все нравилось до этой ночи. Даже самое плохое, что тут есть. Я видела людей. Разных. И..
Не людей? Ния осеклась и опустила на мгновение взгляд. Не людей она тоже видела и даже слышала куда те ходят по вечерам. Куда можно прийти и ей. Но интересно было именно среди людей. Почему-то они привлекали особенно. Как огонь мотылька. И вот она подлетела слишком близко. Она обожгла крылья и теперь падала. Медленно. Больно. Страшно.
- Мне это нравилось, - добавила девушка через долю секунды, вновь глядя в слепые глаза. – Люди и город.
Она сомкнула губы, медля с ответом на другие, более важные вопросы. Она вновь опустила взгляд. Вновь посмотрела в слепые глаза и пальцы поверх чужой ладони накрывающей ее рану дрогнули. Они все стояли под деревом. Изморось утихла, но запах сырости наполнял парк. Казалось, шум города будто затих. Одно, два мгновения. Вечность.
- Я не могу сказать, - шепнула Ния. – Люди не должны знать, как найти путь. Никогда. Никому. Нельзя. Даже если друг и может больше. Но можно позвать. Сесть под старым, очень старым деревом и позвать. Мы любим песни и танцы, мы любим лес и старые деревья. Мы любим, когда нас помнят. Когда приносят всякую мелочь и оставляют под деревом. Но ты и сам ведь знаешь.
Она отняла его руку от своего бока и потянула вниз, пристраиваясь под деревом, раскрывая пальто и предлагая часть мальчишке, прислоняясь к нему плечом. Тепло. И свет. От него исходил этот странный, приятный свет, который иногда еще встречается в людях. Чистый, яркий, манящий мотыльков.
- Некоторые даже и не знают, что они знают, - продолжила девушка. – Уже просто не верят. Или почему-то помнят лишь плохое. Но разве мы такое делали? Я не слышала. Не знаю. Но есть истории, придуманные людьми. Злыми, которые умеют только ненавидеть. Они как-то видят нас. Как-то понимают кто есть кто. А как ты узнал? Как понял?
[icon]http://sh.uploads.ru/iC9su.jpg[/icon][nick]Nia Day[/nick]

+1

13

Винсент сжал губы, глуша вздох. Да, скорее всего охотник. Собственно, как именно он мог предположить и сделать выводы о корнях незнакомки, ему понятно. Однако разве можно знать это точно, пока не получишь веские доказательства? И хватает ли  простых предположений для действия? Ему казалось, что нет. Но Винсент был плохим охотником.
Винсент не был охотником.
Винсент был рожден нулевым звеном в семье охотников, так правильнее.  И кроме отголосков информации, пойманных за хвост миражов, ему ничего не досталось от этого звания. Жалел ли он? Когда-то жалел. Но не сейчас. Однако и злобы к охотникам не испытывал. Скорее просто смирился с этим фактом, понял, что он верный.
Да и не было там его, чтобы точно сказать, почему человек поступил именно так. Либо Дамер не владел всеми данными и девушка все же показала, сказала, в общем… сделала что-то такое, чтобы выводы напросились сами собой. Либо это все же был тот охотник, который не боялся навредить невиновному человеку. Или лучше сказать «обычному» человеку. Действовал наверняка, ведомый подозрениями. Однако, даже оказавшись правым... Была ли виновна эта девушка хотя бы в чем-то? Она лишь приехала посмотреть на их город. А должна ли платить за грехи своей семьи и своего рода?
Дамер слегка сжался.
Нет. Не должна. И он не хотел. Он очень не хотел, чтобы также происходило и у него.
А еще Винсент вдруг задумался о своих братьях. Стали бы они вредить в таком случае? Даже зная наверняка. Стали бы? Юноше хотелось думать, что нет. Но он мог думать все, что его душе угодно. Правдой оно от того не стало бы.
Винсент вздрогнул, ощущая касание на собственной коже, и как-то взволнованно поднял лицо, но почти моментально успокоился. К касаниям он относился с уважением. Он слушал ее и дальше, все еще переживая где-то в себе о том, что с их произнесенными словами  все больше утекает ночь, утекает само время незнакомки.
Ему понравилось то, что она сказала про разные мелочи под деревьями, про песни и танцы. Винсент улыбнулся как-то грустно. Она любила тех, кто был с ней. Любила тех, среди кого росла и ей видимо нравилась ее жизнь. Девушка потянула вниз, к корням дерева и поделилась его же пальто, от чего Дамер тихо фыркнул. Но она была права, так хотя бы теплей. И ему и ей.
Винсент качнул головой.
- Я…
Тоже один из этих самых. Злых людей.
- Не знаю. Просто почувствовал. – Дамер в общем-то действительно не знал. – Может из-за того как и что ты говоришь? – теперь он чувствовал куда как более точно. Скорее всего, девушка, что сидела с ним плечом к плечу была феей.  Она сама натолкнула его на эти мысли. Эти танцы… Песни. Маленькие вещицы. Он действительно что-то слышал про них из историй, что рассказывала Надин.
Дамер поколебался.
- Иногда… Знаешь, иногда кто-то хочет, как лучше и желает только добра. Но получается все не так, как планировали заранее. Иногда получается и что-то не очень хорошее и даже дурное. Потому что никто не может предугадать, что будет заранее. Все исходы ситуации. Да даже если бы и могли, мне кажется этот мир куда более непредсказуемый, чем все способы, которые выдумали для того, чтобы его читать.  – Дамер подтянул ноги ближе, стараясь занять как можно меньше пространства и экономить тепло, которое, несмотря на почти летний месяц стремительно уходило. Климат в Англии называют «суровым». Винсент читал про другие страны, где много солнце и даже, солнце всегда. Но он даже представить себе такого не мог. Или представлял слабо. Его понимание жизни цепко скрепилось с понятием сезонности. А еще тумана и холодного ветра с реки.
- Виноваты ли от этого те, кто хотел сделать добро, но получилось наоборот? И становятся ли они от этого злее? Я слышал, что незнание не избавляет от ответственности. От ответственности, наверное и нет. Но не подталкивает его к суду, к каре. Не делает его хуже. И лучше тоже не делает. Такое бывало и будет. У твоего рода. У моего.
Он знал, о чем говорил. Когда Винсент был еще маленьким, когда жил у дяди Абрахама и пытался медленно влиться в их семью, стать частью того самого «дома», которого хотел о котором… может быть мечтал. Хотя он старался не мечтать. Тогда, ночью, феи пробрались в их дом, чтобы похитить детей. Сейчас Винсент понимал, что под «детьми» понимались все. И он сам тоже. Видимо, это была месть дяде за его дела. Феи использовали какие-то снотворные чары или может что еще, Дамер точно не знал. Но знал, что они переборщили, и тетя Надин умерла во сне. Они впопыхах сбежали, забрав Лидию и Джарретта. Дверь между комнатами Винсента и близнецов была всегда открыта. И он слышал этот тихий шепот, пробивающийся сквозь сон «мы не причиним вам вреда». Никого не хотели убивать. Но вышло, как вышло. Не очень хорошо, если точнее…
- Мне нравится то, что ты рассказываешь, пусть и немного. Про… Вас. – Винсент потер ладонью висок, а затем зачесал мокрые волосы, которые норовили постоянно поколоть нос, прилипнуть ко лбу.  Каким-то внутренним чувством он понимал, что девушка не собирается, не только вести его, но и сама пытаться пройти обратно домой тем способом, что он предложил. Но хочет вернуться домой. После смерти.
- Я бы хотел после смерти тоже попасть… домой. Такой… где тебя ждут, вроде как. Я не уверен, что знаю, как и что ты должен чувствовать, возвращаясь в такой дом, но что-то очень теплое.  Что-то такое, как в солнечный день, когда кожу греет солнце. Хотя может быть в этот день даже нет солнца. Не нужно, чтобы это был новый дом или большой. Может быть, это даже… не помещение… - Дамер задумался. Он не мог понять, что именно хочет сказать. Однако, одно он точно знал – не хотел после смерти в Астрал. Не хотел, чтобы его душу оставили в неизвестном городе, во тьме или… как бы мог выглядеть Астрал для человеческих душ? Винсент бы действительно хотел бы, чтобы было что-то хорошее.
- Ты должна попытаться. – тихо сказал Дамер, не настаивая и не предлагая собственные слова, как единственно верную истину. Он положил вторую свою ладонь поверх ее. – Вернуться туда, живой. Разве ты не хочешь снова спеть со своими близкими те песни, что любишь?
[nick]Vinsent Duhmer[/nick][status]Fear is ever changing and evolving[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/RLFfB.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Цветет медвяный вереск