Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » What about us? [C]


What about us? [C]

Сообщений 1 страница 30 из 62

1

What about us? [C]
What about all the times you said you had the answers?
1. Места действия
Часть I. Шотландия, Оркнейские острова, недалеко от Керкуолла.
Часть II. Франция, Париж, квартира Эвелин Портер.
Часть III. Франция, Париж, музыкальный магазин и далее квартира Эвелин Портер.
Часть IV.
2. Время
Часть I. Вечер, плавно уходящий в ночь. 13.08.1993.
Часть II. Поздний вечер, 03.09.1997.
Часть III. 17:30 и далее, 08.09.1997.
Часть IV.
3. Действующие лица
Эвелин Портер, Дэйв Смит

История, которую никто никогда не узнает.

0

2

Часть I
- Констанция... ну и имя они тебе выбрали.
- Твоё не лучше. Себастьян. Оно какое-то...гейское.
- Ой, эти твои несмешные шутки, где там барабаны? - он подлил ещё виски себе и ей. - Ну, за освобождение от гнёта?
- Мы каждый раз будем пить за это? Уже три года прошло, Дэйв.
- А ты разве с мужиками спишь не с такими же словами? - он ехидно улыбнулся. - Я вот с бабами - да.
- И сколько же их у тебя было после того, как ты говорил про "освобождение от гнёта", прежде чем завалить в постель очередную симпатичную барби?
- Ну я же про себя это делаю! - возмутился молодой человек, смеясь. - Вообще, знаешь... Свобода это так здорово. Я верю в Творца сильнее, когда думаю о том, что мы пережили и что мы... на воле. Что эти вещи... алкоголь, секс, сигареты, ругань - это всё не влияет на нас. Наша вера остаётся. Она - главное. Вера в порядок, в добро, в справедливость. Так давай лучше за веру и за то, чтоб все дети были живы и здоровы морально и физически?
- Вот это уже лучше.
Они чокнулись и залпом осушили содержимое своих стаканов. Посмотрели друг на друга и он приобнял её одной рукой. Их дружба для неё ассоциировалась с этой настоящей, истинной верой, о которой он говорил. Не смотря ни на что, они остались близкими друг другу.
Луна и звёзды над ними казались ярче, чем когда-либо.

...

Ночь вообще была тихой. И это место тоже. Когда-то они жили здесь, недалеко, теперь им не обязательно было быть здесь. Им вообще не обязательно было быть где-либо, на самом-то деле. И не обязательно было быть вместе, но... как-то так вышло, что, всё равно были и всё равно вернулись. Уже прошло полгода с того момента, как Наставника прикрыли. За эти полгода, кажется, они успели нарушить ну все обеты, которые давали и успели осознать, насколько это всё было...пустым? Наверное так.
Они сидели на холме и смотрели вперёд. А впереди что? Небо, звёзды, вода. Своеобразный такой пикник. Без еды, зато с бутылкой вина и стаканами. И с пледом.
Констанция хмыкнула, глянув на мыски своих ботинок. Она и представить себе раньше не могла, что будет носить подобную обувь, джинсы и фланелевые рубашки в повседневной жизни. Наставник всегда говорил ей, что она должна носить платья. Она не была особо против, но платья все были чёрные, длинные и неудобные.
- Знаешь... Себаааастьян, - протянула она, смеясь и устремив хитрый взгляд в его сторону. - Я рада, что мы с тобой не потеряли связь. Спасибо тебе за письма. И спасибо, что согласился приехать. Герберт уехал в Америку и редко мне пишет или звонит, Марк, кажется, сейчас в Тибете и до него вообще не достучаться. А Лукас... зол на меня и я его даже боюсь. Я не могла не рассказать про то, что Он говорил и делал последнее время. Все эти пассажи про превосходство Ордена, то, как он был жесток с тобой и Марком... Это слишком по-Охотничьи. Иногда, правда, когда я анализирую то, как нас всех разметало, я думаю...правильно ли я поступила или нет?
Она задумчиво посмотрела вверх.
- Просто... Лукас сказал, что я предала его и все наши идеалы. Хотя тогда, когда приехал Кардинал... он делал вид, что ему тоже неприятно то, что делал Наставник. Мы же даже не знали его имени, боже, - она покачала головой, опустив взгляд и придвинувшись чуть ближе к Дэйву и поправив сползающую куртку. - Что вы такое сделали, что он избил вас?
Эвелин заглянула в глаза друга и чуть нахмурилась.
- Серьёзно, я никогда не видела его таким злым. Признайся. Содомия? - она рассмеялась, пригубив ещё вина. - Вы с Марком...ну, то есть, с Отцом Николасом, довольно неплохо смотритесь вместе. Он, весь такой нееежный, и ты, суровый брутал с руками врача и пальцами хирурга.
Она опять рассмеялась, прикрыв ладонью губы.
- Оооой, этот взгляд, Дэйв! Просто бесценно!... Ладно, ладно, всё, я серьёзная, - в доказательство девушка провела ладонью перед своим лицом и действительно приняла спокойно-серьёзный вид. - Видишь? У меня дар.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

3

«Констанция» протянула его имя, с хитринкой следя за реакцией, и Дэйв шутливо закатил глаза. Что имя, что фамилия. В общем-то наверное не так уж и важно? Хотя ему все равно нравилось больше Эвелин вместо «Сестры Констанции»  и Дэвид вместо «Отца Себастьяна». Настоящих им не дали. Ему так точно и насколько он знал Марк, он же Отец Николас, с которым они общались довольно часто, тоже его получил когда-то совсем не от родителей. Однако к «Эвелин» он успел привыкнуть. Его интересовало значение имен. Ну просто. Они получали их, их у них отбирали. После их освобождения они занимались всякими глупостями. И как-то Дэйв зашел в книжный. В растерянности увидел знакомые книжки, которые по количеству со всем остальным добром магазина, казались каплей в море. Смешно, но когда-то им эта пара тройка оборванных романов казалась… целым всем? Как и имена, пожалуй. Хотелось верить, что личность никак не связана с этим и что потеряв имя раз, другой, ты – все еще ты. И он верил. Но все равно поинтересовался.

Эвелин – «дарующая жизнь».
Дэвид – «возлюбленный» или «любимый».
Лукас – «свет».
Герберт – «прославленное войско».
Марк – «молот».

И да. Насчет Марка он ему уже пошутил.

Он привык. Немного. И чувствовал сожаление о них. Тоже немного.
Дэвид взглянул на подругу, а затем на свой бокал.
- Знаешь… Дело в том… - как-то неуверенно начал он. Затем, вздохнул печально, прикрывая глаза и слегка отвернув лицо, точно бы не хотел, чтобы Эвелин смотрела на него. – Я не знал, как ты отреагируешь… Все вроде шло хорошо. Мы дружили. Но в один прекрасный день, когда мы драили полы, я вдруг увидел его с совсем другой стороны, понимаешь?
Так можно и не выдержать же… Нужно сбавить обороты.
- Он мне был как брат. Мы росли вместе, и я никогда не думал, что посмотрю на него так. Но в конце концов до меня дошла простая истинна: Он неплох, я чертовски хорош, так чего время терять? – мужчина захохотал, поднимая, покрасневшее от сдерживаемого смеха лицо к небу. – ГДЕ ЖЕ ТЫ НИКОЛАС, КОГДА ТАК НУЖЕН, НЕГОДЯЙ? РАЗБИЛ МНЕ СЕРДЦЕ И СВАЛИЛ В СВОЙ ТИБЕТ!
Он пихнул Констанцию и усмехнулся.
- А у тебя с такими установками точно были мужики? – он снова приобнял ее рукой, притягивая к себе, смеясь уже как-то добродушно. – А то смотри, могу найти. И… Прекращай. Пойми, что ты была права один раз и навсегда. Так нужно было поступить. Больше слушай Лукаса.
Но про себя Дэйв задумался. Он конечно предполагал, что реакция Луки будет не совсем адекватной, но… Как бы что в будущем дурного не вышло с такой историей. Пожалуй, им всем нужно держать друг друга «на мушке». На связи в крайнем случае. Мужчина отстранился и снова взялся за алкоголь. Повертел в руках, смотря на воду. Запах воды и это растворяющееся в нем ночное небо успокаивали. Он был рад, что приехал. Во всех смыслах рад. И месту, и …
Мужчина усмехнулся.
… Констанции. И вечеру. И этому чувству, что все наконец позади.
Что они такого сделали?
Ничего.
Ни-че-го.
- О да. Дар определенно. – он кивнул. – У тебя их собственно очень много. – все так же серьезно продолжал заливать Себастьян. – Плохие шуточки, например. И кстати, с каких пор у нас «врач» и «хирург» разные понятия? – мужчина вдруг замер. – Ага! Значит ты признаешь! «Брутальный» это же «ничего такой»? – Дэвид показательно провел по щеке, хитро улыбаясь. Затем приподнял бокал, показывая, что выпивает за нее. – Как ты… устроилась?
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

0

4

Её серьёзность сошла на нет во время рассказала Дэйва: она показательно изумлённо вскидывала брови, давая улыбке и смешкам выстреливать в некоторые моменты его рассказа, но потом опять вроде бы как делая вид, что она слушает серьёзно, а потом снова и так постоянно. У неё было очень живое лицо.
- Ой, ой, ооооой, - протянула она, - мужиками он моими интересуется, гляньте на него! За шесть месяцев у меня было всего трое и, в общем-то...ничего особенного. Один лишил меня претензий на целомудрие, а другие два так, скоротать время. Я не углублялась с ними в отношения, а они не углублялись в отношения со мной. В конце концов, разговаривать мне с ними не о чем. Я их мир только начала познавать, а они в мой мир даже не захотят войти. В смысле...ну ты понимаешь.
Она помолчала.
- Хорошо, я не буду его слушать. Ты прав... просто это обидно. Я помню, каким он был и вижу, каким он становится. Он углубляется в Орден и... знаешь, мне кажется, что он разделяет догматы Наставника. И если он узнает, что я спала с мужчиной, то он ещё пуще разозлится. Скажет, что я едва ли не Вавилонская блудница. И да, за вино он бы тоже обласкал нас по самые самые.
Она кивнула головой в сторону бутылки и ухмыльнулась.
- Ну, для меня врач и хирург - это разное, - Эвелин пожала плечами. - Хирурги - вне всех каст. Это какие-то... Не знаю. Как высшие маги среди обычных. И у них там тоже свои деления. Ты вдумайся: все хирурги - врачи, но не все врачи - хирурги...А то что ты брутальный... Прости, Дэйв, это была лесть.
Эв расхохоталась, ткнув пальцем в его бицепс.
- Ты совершенно обыкновенный. Может даже... ниже обыкновенного, - она повертела ребром ладони в воздухе. - Не в моём вкусе. Я люблю, чтоб прям... Ух!
Она сжала ладонь в кулак.
- Но, наверное, и такие, как ты, кому-то нравятся. Так-то у тебя приятное лицо и ты умеешь заговаривать зубы. А ещё у тебя прямо на лбу написано, что ты такой... ну как... Не знаю, - она задумалась. - Наверное, "папин бродяга, мамин симпатяга".
Девушка хихикнула, чокнувшись с ним и сделав пару глотков.
- Ну, как устроилась... Я работаю на Орден, пока живу в съёмной квартире в Париже, но бываю там редко. СФ взялись за Охотников, а вместе с ними взялись и существа. Мы спасаем их детей и забираем в Церковь. Кого-то спешно вербуем, после проверок и разговоров. Договариваемся, чтоб не трогали какие-то семьи, пока мы с ними работаем. Постоянные разъезды по Европе, беготня, суета... Тут не до проповедей, будем говорить так. Я пока даже не совсем поспеваю за всем этим и слабо замечаю течение времени. Оно идёт быстро и куда-то... Почти не остаётся свободных минут и я их, откровенно говоря, провожу в праздности. И мне, по правде сказать... одиноко без вас всех.
Она горько усмехнулась, опустив голову.
- Может... - Эвелин сначала подняла на него взгляд, а потом замялась и одёрнула себя, снова опустив голову, - ...неважно.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

5

У Дэйва вытянулось лицо и он почти-натурально удивился.
- В смысле "кому-то"? - он всмотрелся в глаза экс-Эвелин. - В смысле "кому-то"? Я очень многим нравлюсь! Побольше, чем трём за пол года. - он поиграл бровями. Затем все же стал серьёзным.- Лукас... - Себастьян вздохнул. -Возможно он хочет так делать. Возможно легче верить в праведность дела, чем признавать его ложность. Правда рождается в муках. Путь наименьшего сопротивления легче. Прости его. И...- он снова посмотрел на неё.- Все правильно.

Однако возможно им стоит встретиться. Поговорить об этой "правде". Им хорошо известной правде.
Мужчина неприязенненно сдал пальцами траву.

- Ооооо.- протянул он. - Оооо....!Так, только обещай, что не пропустишь самое интересное без меня. Я слишком тихо живу. Папин я бродяга или нет? К тому же,- он прилег на спину, подкладывая руки под голову.- Если ты поранишься, то кто тебе поможет если не я? Самое интересное без меня никак нельзя.
- Дэйв улыбнулся и посмотрел на Эвелин как-то тепло. Совсем по-братски.- Что ты хотела сказать, я все вижу. Говори.
Он улыбнулся.
- Если это не противная шуточка про Марка, коне,но же.Тогда молчи. А то же напишу ему. Он приедет и ... ничего не сделает.
Мужчина улыбнулся и посмотрел на небо.
- А отсюда неплохой вид, надо сказать. - он похлопал рядом по жёсткой ткани покрывала. - Оценишь?
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

6

Эвелин посмотрела на него с усмешкой, задумчиво немного. Потом легла рядом, сложив руки на животе и глядя на звёзды. Они были очень красивыми и большими. Здесь было не так много света, чтоб их было не видно, а на небе не было ни одной тучи. Такие далёкие и кажущиеся холодными, но, на самом деле, невыносимо горячие. "Они похожи на веру," - скользнула в голове мысль.
Почему? Она пока была слишком юна, чтоб понять, но уже задумалась.
- Может, ты захочешь жить поблизости или даже вместе? - выдала она, после продолжительного молчания. - Я знаю, что у тебя плохо с французским, но... я могу тебя доучить. В смысле... блин.
Она рассмеялась, прикрыв глаза ненадолго в попытке поймать мысль в немного хмельной голове. Опять помолчала, придвинувшись ближе и коснувшись своим плечом его. Физическая близость была для неё сейчас очень важной и как-то...помогала собраться.
- Я не буду лукавить. Я скучаю по тебе, - призналась Эвелин, вздохнув. - Просто...я так привыкла, что у меня всегда есть с кем разговаривать, есть к кому прийти, есть кому меня защитить и кому на меня наорать даже, если уж совсем по-честному. Мне не хватает вас всех, но в особенности тебя. Ведь как-то так сразу получилось, что ты стал моим лучшим другом и почти старшим братом. И... у меня чувство такое, будто я начинаю теряться. Блин, как сделать так, чтоб это звучало не так по-идиотски...
Она приложила ладонь ко лбу, недовольно хмурясь.
- Мне тяжело быть одной и я вообще не считаю, что люди должны быть одни. По одиночке с ума и сходят. Я как будто, знаешь... потеряла всю семью, хотя мы не были семьёй. Но нельзя отрицать, что между нами была связь, между всеми. Без неё я чувствую себя так, словно часть моей души вытащили и выкинули где-то. Меня мучают сны о прошлом. Они не кошмарные, но я всё равно просыпаюсь в холодном поту, Дэйв.
Девушка убрала руку. На него она не смотрела. Вперёд, на звёздное небо. Бесконечное и красивое.
- Помнишь, как мы писали эти таблички? Калифорния, Россия, Антарктида, Франция, Испания, Италия, Ватикан. И воображали, будто мы путешествуем по миру? Учили географию, кидая камушки в названия стран и называя известные нам там города. Кто больше назовёт - тот выиграл. Как разучивали песнопения и учили вместе латынь? Когда Герберт постоянно путал слова и мы придумали... записывать их на стикерах, обклеивая ими половину гостиной... Хоть нам было и нельзя, но мы тайком читали всякие книжки, про то, про что вроде нельзя. Хоббит, Заводной Апельсин, Парфюмер, сказки братьев Гримм, рассказы о Шерлоке Холмсе, мифы из Греции, Японии, Пушкина?... Как мы сбежали на то Рождество, добавив ему снотворное в чай, и смотрели на огоньки на ёлках? И всё это... Все те мелочи, что делали нас такими близкими. Прошло всего полгода, Дэйв, а у меня чувство, что... Что целая вечность, которая просочилась сквозь пальцы. Может быть, это всё потому, что я женщина, а вы мужчины, вам проще, но... мне так не нравится просыпаться и никого не видеть. Не слышать как кто-то бормочет слова утренней молитвы, не слышать чужого дыхания в доме, не ощущать чьего-то присутствия рядом. Выходишь на улицу, а вокруг тебя только чужие. Кого-то ты видишь каждый день, кому-то уже привыкаешь улыбаться и знаешь имя, может даже успел урвать пару историй из жизни, но никого по-настоящему близкого.
Она шмыгнула носом.
- Я забралась на Эйфелеву башню. Стояла на ней и думала, почему же я никому не могу сказать, что здесь красивее, чем на фотографиях. Участвовала в экзорцизме, он прошёл успешно, но мне было не к кому даже повернуться и сказать: "Смотри, справились." Я поняла, что очень люблю поезда и джинсы, но мне не с кем было этим поделиться, поэтому я написала тебе это дурацкое письмо, в котором не было ничего, кроме рассказа об этих двух часах в поезде и о том, как удобно ходить в грёбаных джинсах.
Девушка рассмеялась, повернув к нему голову.
- И каждое письмо, знаешь, я так ждала его и перечитывала по сто раз. Нюхала даже, - она вскинула вверх указательный палец. - Потому что это запах родных мне людей. Вот почему.
Она отвернулась на небо вновь.
- Я очень. Очень скучаю. Нас объединял ужасный, больной человек, но мы были вместе не из-за него. И я помню, как я плакала, а ты обрабатывал раны на моей руке. Ты напевал мне Литанию всем святым, я помню, чтобы я успокоилась. И я запомнила её именно тогда, мне было... одиннадцать! Он только подобрал меня! - девушка свела брови. - А я выучила её потому, что ты пел мне её, когда мне было больно. Понимаешь? У меня она... Всегда твоим голосом. И мне всё время из-за этого кажется, что её исполняют не так. Почему ты пел именно её? Я никогда не пойму. Наверное потому, что ты и сам не знал ничего другого... А потом я пела тебе... про звёздочку. Помнишь?... Узнал бы Наставник, как бы мне влетело. Но ты выглядел таким грустным, а это была единственная песня, которую я помнила из приюта. Мне так хотелось спеть тебе что-то, что ты не слышал...Как я не слышала до этого Литанию. И я так расстроилась, когда ты стал подпевать. Сейчас я понимаю, что ты подпевал потому, что это был припев, а он же просто повторяется.
Она рассмеялась, вспоминая эту детскую обидку.
- Я думала, что это очень нечестно. Что ты всё знаешь, потому что ты взрослее, а я... а я ничего не знаю, потому что я младше, - она смахнула слезинку с глаза - воспоминания навевали светлую и приятную печаль и радость одновременно. - Творец, я совсем что-то расчувствовалась.


[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

7

Дэвид слушал ее внимательно, слегка улыбаясь, порой. Эвелин всегда добавляла в их группу… чувственности что ли. То самое необъяснимое, что может принести маленькая светловолосая девочка в компанию четырех оборванцев. Не смотря на все. Не смотря на обстоятельства вокруг, не смотря на постоянные лишения и условия их жизни, она все равно оставалась Эвелин – девчонкой, к которой однако лучше не приставать и не пытаться разыграть. Ответит и будь здоров. Не только на шутку шуткой. Да они и не пытались, берегли, как могли. Она сглаживала их, порой проявляя порой чудеса мудрости и терпения. Кто знает, возможно, последние годы они держались вместе как раз из-за нее. После той поездки, о которой решено было не разговаривать. Мальчики разбежались по миру, как только представилась возможность, поддерживая связь довольно отстраненно. Если кто и чувствовал от этого грусть, то переживал молча даже для собственной души, заполняя быт делом или молитвой. Дэйв например смирился, ощущая, что так и должно было произойти. Сберегая теплые воспоминания, конечно, но зная – самое лучшее впереди. Однако и Эвелин он понимал. В конце концов, им трудно сблизиться с другими людьми. А кто есть из тех, что понимают тебя и принимают со всеми «секретами», о которых молчишь? Только они.
Они стали друг другу семьей.
А Эвелин подарила им немножко детства.
Он помнил каждое из тех теплых воспоминаний, о которых она говорила.  Хмыкнул как-то по-доброму, когда она заговорила об обидках. Так, как чувствовал сейчас он, пожалуй, может чувствовать только старший брат по отношению к младшей сестренке. Смеясь, он взял ее ладонь и крепко сжал в своей.
- Помню-ю-помню-ю. Твой тоненький непопадающий голосок. – Себастьян вытащил вторую руку из-под головы, потерев переносицу. – Я тоже… Скучаю иногда по тебе.
Скорее так. Скорее «тебе», чем нам.
- Особенно когда захожу в супермаркет и вижу эти глупые розовые вещи. – он хохотнул, но уже явно сбавляя обороты. – Но вообще… Почему нет? Я думаю это неплохая мысль. Жить рядом.
Дэйв посмотрел в небо как-то спокойно. Ветер от воды мерно ласкал, укрывая. И он бы заснул прямо здесь, если бы не знал, что на утро они не смогут и пальцем пошевелить – земля заберет все телесное тепло. Хотя… в первой ли им так? Литания полилась как-то сама собой. Она упомянула и это воспоминание, появившееся перед глазами, оказалось самым правильным. Почему она? Может потому что для всех. Сейчас он знал сотни других песнопений, тысячи молитв, но… Эту он все равно старался петь в особенных случаях. Не сговариваясь эти мелочи стали важны им обоим. Он чувствовал какую-то… святость, читая эти слова. Что-то очень далекое, очень высокое. Возможно, эта песня и привила его когда-то давно к вере.
Он сжал крепче руку Эвелин, прикрывая глаза и приподнимая брови. Пусть подпевает, нечего там грустить.
На нее он не смотрел, оставляя слезы девушки ей одной.
Слезы Эвелин - вообще какая-то его личная слабость.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

8

Девушка почувствовала себя очень счастливой. Тогда, в свои восемнадцать, она могла чувствовать вот это глупое ещё, наивное счастье, сжимая руку родного ей человека, вторя его голосу, уже намного лучше, чем когда-то давно, попадая в ритмы, не путая слова, без неловкости и стыда. В груди грелось бьющееся сердце, по телу волной прокатилось это ощущение правильности, того, что только так должно было всё быть и происходить.

Эвелин плакала от радости, потому что... Потому что он согласился! Она слышала! И он тоже скучал! Значит всё хорошо. Значит эта связь не нарушена. Да и что может её разрушить?

В конце она порывисто обняла Дэйва, потеревшись о его плечо щекой. И в том не было ничего интимного, ничего общего с тем, как точно такой же жест могла бы себе позволить любовница: Эвелин любила его совсем по-другому. По крайней мере, тогда.
Ей очень не хватало его и этот жест выдал её с потрохами. Прямо как в детстве, когда после их долгого отъезда неизвестно куда, она обняла его первым. Наставник запрещал им так касаться друг друга. Говорил, что объятия дадут им, юношам, почувствовать в ней женщину, а не духовную сестру. Но ей тогда было всё равно, да и не воспринимали они её так! Она бережно хранила под сердцем и те глупые побеги из своей спальни к ним, когда она залезала под одеяло к одному из мальчишек и жаловалась, что не может уснуть. Они всегда пускали её. Но, кажется, только Дэйв ждал её. Они были ближе. Всегда. С самого первого момента. Может, если бы тогда кто-то другой заметил, что ей больно, то это был бы не он.

- Тогда поговори со своим наставником, пожалуйста, - пробормотала она, глядя ему в глаза. - Чтобы он сменил тебе поле деятельности. В доме, где я живу, ещё сдаётся квартира. Она прямо рядом с моей и у нас общий балкон.
Девушка отпустила его, приподнялась и села, утерев остатки слёз и рассмеявшись.
- Я так рада, - призналась она, повернув к нему голову. - Я люблю тебя, брат Дэвид... Отец Себастьян, да.
Она подмигнула ему, поднимаясь на ноги и протягивая ему руку.
- Пойдём в гостиницу. Не то станет совсем темно и холодно. А я ещё хотела тебе рассказать! Я прочитала такую классную книгу. "Девочка, которая любила Тома Гордона" Стивена Кинга. Я влюбилась в то, как он пишет! У меня уже куча его книг, я всё прочитаю, что попадётся.
Она уверенно нахмурилась. Как всегда, когда её слова не будут расходиться с делом.
- А ещё я научилась готовить, между прочим!


[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

9

Мужчина прервал песню, засмеявшись и протянув руки для ответных объятий. Слегка потерся щекой о  блондинистую макушку.
Их отношения… Они были очень ценны. И кто там говорил, что дружбы между девушкой и мужчиной не бывает? Дэйв любил ее, как сестру, любил, как брат и друг, готов был, и поддержать, и заступиться, и отойти, когда будет нужно, и быть может, когда-нибудь, побыть свидетелем на ее свадьбе, закатывая глаза и пуская шуточки про попухлевшие щеки, держа ее шпильки. Он готов был выйти с ней на дело и пропустить пиво после него. Латать ее раны и молиться за нее. Быть опорой что ли, покуда не надуться более надежные руки. Но более верных, чем руки Господа, точно уже не будет. И он следил за взрослением и ростом дочери Господне с ласковой улыбкой. Она была сильной, когда нужно и слабой, когда это необходимо. Ее рука и ласкала, и нажимала на курок.
Он ценил ее слишком сильно, чтобы отказать в такой простой просьбе. К тому же, если и сам того желал.
Себастьян взял ее за руку и поднялся, слегка покачнувшись от непривычной легкости в голове.
Как часто так они подавали руки друг другу? В прямом и переносном смысле.
Он нагнулся, подбирая покрывало.
- Только забей квартиру заранее, а то придется жить с тобой. – он выпрямился. – И я люблю тебя. Сестра Кон-с-стан-ци –я.
Дэйв подобрал не допитое вино, виски и оглядевшись, последний раз вдохнул пресный запах воды.
- О, - коротко сказал он. – Ничего себе. И насколько это можно есть? Ты уверена, что у меня есть время, чтобы лежать в больничках? Думаешь, молитва как-то поможет своей святостью твоей еде?
Они поднялись немного вверх, выходя на тропу.
- М. Я не читал его книги, но точно видел… И о чем она… - их голоса становились все тише. Молодой парень и девушка скрылись за деревьями, и пошли вперед, что-то обсуждая. Иногда в тишине раздавались всплески смеха и какие-то странные дурашливые звуки. А иногда, снова стихали, выравниваясь мерным разговором, как успокоившаяся водная гладь.
Они встретились.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

10

Часть II

Констанция.
Какое же дурацкое имя.
Хорошо, что СЕБААААСТЬЯН называет её настоящим.
И она его тоже.
На самом деле, она начинала понимать то, что люди говорили по поводу имени. То, которое по-настоящему принадлежит тебе на самом деле ценное и важное. И именно собственное имя человеку нравится слышать больше всего.
Она немного завидовала, что тому парнишке, который ещё даже не парнишка, а младенец, имя дадут в Церкви и он привыкнет к нему сразу.
Сколько её не было дома? Три дня. А обещала ведь на два.
Жан довёз её до дома взамен на приготовленный обед. Именно к обеду они проснулись, как бы. Девушка выглядела более-менее бодро, но, всё же, полудрёма в чужой квартире разительно отличалась от здорового сна дома. Спортивные штаны, футболка и хорошие ботинки. Пистолет, спрятанный в белье. Потрясающий видок, прямо наркоман на выгуле. Констанция задержалась перед подъездом, бросив взгляд на их общий балкон. Она увидела пепельницу с кучей бычков и уже морально готовилась к качественной головомойке. И, о да, она не сомневалась, что Дэйв воспользуется тем, что может с лёгкостью поджидать её уже в её квартире, просто перейдя по балкону.
Монашка осознала, что потеряла ключи, когда подошла к двери. Где? Да где угодно.
Она приложила ладонь ко лбу, зашипев тихое "бляяяя", поднимаясь по лестнице. Она услышала, что дверь открывается и даже знала какая именно.
Эвелин остановилась в коридоре, глядя на Дэйва, стоявшего в дверном проёме с ТЕМСАМЫМВИДОМ.
- Вижу выражение твоего лица - чую приближение своего конца, - с натянутой улыбкой сообщила Эвелин, разведя руками и продвигаясь вперёд.
Он пропустил её в квартиру, закрывая дверь.
- Прежде чем ты скажешь, что я - говно, - она вскинула вверх указательный палец, - я спасла ребёнка! Так что я сегодня - святое говно, я бы попросила. Но со мной всё в порядке. Но у меня теперь нет креста и нет платья. Но я жива, видишь?
Эвелин заулыбалась, разводя руки в стороны, надеясь, что это всё сработает, но ТОТСАМЫЙВЗГЛЯД никуда не делся и она опустила руки, а вместе с ними и перестала улыбаться. Девушка вытащила пистолет и положила на тумбочку у кровати, садясь на неё.
- Ну не злись, - она свела брови. - Ты же знаешь меня, я так просто не сдаюсь. Меня даже не задело. Почти. Но всё в порядке. Я даже поела. И даже выпила! И немного покурила. Каюсь. Ну не смотри так на меняяяя.
Девушка застонала, подняв лицо вверх, потом снова устремила взгляд на Дэвида.
- Ты спал? Ты ел? Не говори мне, что ты тут по стенкам лазал вместо этого, как Риган из Экзорциста.


[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

11

Жизнь шла очень даже хорошо.
Если бы не она.
Квартира, хотя и скромная, неспешная деятельность в качестве священника. Ему нравилась его работа. И он с каждым днем все больше убеждался, что Господь выбрал для него самый правильный путь. Пусть его никто не спрашивал, пусть так вышло не с его на то ведома, однако, как ему казалось, захоти он - смог бы все изменить. Теперь Себастяна-Дэвида никто не держал насильно, да и возраст позволял. Но он остался. Потому что сам того хотел. Не потому что не умел чего-то другого или не смог бы научиться. Возможно, из него бы вышел неплохой врач или пожарный, полицейский. Дэвид со смехом подмечал, что в любом из вариантов он все равно как-то связывал себя с людьми. Иначе никак. Но вышел хороший священник.
Если бы не она!
Потому что из-за неё он был самым последним грешником!
Знаете вот это чувство, когда вроде дорогой тебе человек приходит, все же появляется после долгих твоих переживаний, а ты одновременно и расслабляешься и хочешь впечатать его лицом в стол? Вот что-то такое. Прости Господь. Но сражение через любовь, кажется не его вариант.
Он смутно представлял, что будет чувствовать и как отреагирует, узнав, что Эвелин умерла или смертельно ранена. Вчера он только о том и думал, однако так и не пришел к окончательному и хоть сколько-нибудь ясному выводу. Но одно он знал точно - он бы хотел быть с ней в этот миг. Чтобы знать, что ОН сделал все, чтобы ей помочь. Поэтому, когда её не было слишком долго, ему оставалось только... Да даже не молиться, а просто разговаривать с Богом.
"Господи, пусть она придет".
"Да что же такое".
"Вернётся, по щам получит".
Он заметил её с балкона раньше, чем его заметила Эвелин.
Погода была теплая, даже слишком, для такого времени года. Хотя Себастьяну в любое время года в Париже казалось слишком комфортно по сравнению с тем, что бывало подкидывала природа Британии. На улицах было много народа, но он четко увидел именно ее нелепый нарядец среди десятков других.
Дэйв спокойно прошёл в её половину их общей, как он про себя считал, квартиры и направился открывать дверь.
Он, как ему казалось, был очень терпелив и источал любовь и понимание. Он даже ничего не сказал! Мирно так слушал. Но когда она упомянула, что не ранена " почти", нервы молодого сказочно терпеливого священника не выдержали.
- Ты тут тему не переводи! – не злобно, хотя и строго, воскликнул Дэйв. Он подошёл, и властно стиснув девушку так, чтобы она и рыпнуться не могла, стянул с неё футболку. Уставился на кусок марли на плече. Посмотрел на Эвелин, затем снова на марлю. Очень медленно отклеил её и с трагическим видом отошёл, прикрывая глаза.
- Господи, кто это сделал? Где ты была? Почему меня там не было? Кто это сделал? Кто зашивает пулев..аааааааа.- он закрыл ладонью глаза, затем провёл ею по лицу как-то безутешно и уставился в одну точку. - Ты о чем вообще думаешь? Почему ты сразу мне не позвонила? Вот у того, кто вот это вот, - он обвел пальцем рану Эвелин. - Безобразие делал, наверное, был телефон? Ещё и выпила. Чудо-женщина. Весёлая..ЛЫЕ ночи.- Дэвид хмуро сложил руки на груди и оглядел Эвелин. Вроде бы больше ничего не было заметно. Но нужно будет уточнить эту ситуацию. Мало ли что входит в это "почти" не ранена? По крайней мере ходит, ест, говорит, а значит, действительно, больше ничего такого и нет.
Затем, постояв немного, он развернулся и пошёл через балкон к себе в квартиру, забирая мимоходом пепельницу, чтобы от греха подальше не увидела эта дамочка. Хитрованка какая! Людей спасает, пули ловит, ШВЫ накладывает, куда не надо, а он... ну а че он. А он с фартучком дома то подождет.
Его квартира была… простой. Было видно, что он ухаживал за собой, но особо не стремился заполонить пространство новой мебелью или хоть как-то причесать все под один дизайн. Однако, каждый уголок что-то говорил о хозяине и в целом, помещение выглядело очень обжитым. Себастьян огляделся и подошел к шкафчику, что-то выискивая.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

12

- Да я не помню номер! - призналась Эвелин возмущённым голосом. - Дэйв, ты вообще охренел, взял раздел меня! Я вообще-то не твоя собственность! Что за дела?! Ты священник или где?!
Она провела ладонью по покрывшейся мурашками коже. Каждый раз так. Вот что за реакция, поди разбери. И почему-то она поняла, неожиданно, что покраснела и даже как-то стыдливо прикрывается футболкой, будто обнажилась полностью. Она недовольно фыркнула, сложив руки на груди, зеркаля Дэвида.
Когда он вернулся в её идеальную квартиру, в которой почти не было вещей, которые бы не намекали о её ремесле хоть каким-то образом, но были книги Кинга, она зло поджала губы и кинула в него чашкой.
Какой-то спонтанный такой порыв. Знаете, вот стоит себе чашка на прикроватной тумбочке, идёт себе человек, который вас бесит, но которого вы любите, и вот всё, как-то так складывается, что надо кинуть. Не попала, конечно же, потому что реакция у священника будь здоров и потому что кидала раненной рукой.
- Ты меня бесишь! - воскликнула она. - Я самостоятельная вообще-то! Но мне помогли, да-да, не удивляйся, потому что Бог помогает тем, кто этого заслуживает! Нет чтоб имя спросить и помолиться человеку, которого мне послали свыше за мои труды, за здравие его, его жены, его будущих детей и кошек! Ты только критиковать и можешь! А КРИТИКУЕШЬ - ПРЕДЛАГАЙ!
Следом за чашкой полетело блюдце и снова мимо.
- Да что за фигня, у меня сбитый прицел или ты слишком вертлявый?! - возмутилась Эвелин, постучав кулаками по кровати. - Мог бы обнять, поцеловать, приголубить, сказать, что соскучился, нет, началось тут! То не так, это не тоооо, звониии мне. Противный, как старик!
На самом деле все эти капризы были не всерьёз. И они оба это понимали. И не злилась она вовсе, и не бесил он её...ну, разве что, чуть чуть. Как и она его. И это нормально, для "родственников".
В конце концов, она рассмеялась и потянула его к себе за руку, усаживая рядом и обнимая, уткнувшись носом в его плечо. Посидела так чуть-чуть, вздохнула.
- Прости, правда, - вот это уже было всерьёз: тихо и грустно немного. - Я была увлечена делом и у меня как-то всё отбило. Понимаешь, это был маленький ребёнок.
Девушка отодвинулась и чмокнула его в щёку.
- Ты мой заботливый, - она хихикнула, подставляя ему своё плечо. - Ну хочешь - отрубай на хрен и дело с концом. Справедливая месть за все страдания, что я тебе причиняю.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

13

Дэйв взял со шкафа небольшую коробку из полупрозрачного пластика, где хранил кое-что «на всякий случай», если вдруг понадобиться по мелочи оказать какую-то первую помощь. Большего не требовалось. Знания тем и хороши, что выучившись, ты знаешь, где и для чего тебе действительно что-то потребуется, а где можно будет и подручными средствами обойтись. Безусловно, он надеялся, что эти знания ему никогда не пригодятся, иначе это значило бы, что либо он, либо его близкие пострадают. Себастьян, прихватив кробочку в которой что-то тихо постукивало о стенки, вернулся обратно на половину Эвелин и закатив глаза, согнулся под натиском ее «бла-бла-бла». Так мало того, что «бла», так эта женщина еще и швырнула в него какой-то посудиной со всей дури. Если он правильно заметил – чашкой. Дэйв почти не делая никаких особых движений, увернулся от «снаряда», хотя хотелось бы поймать, дабы не портить добро и с возмущенно-ошаршаеным видом уставился на девушку. Это значит он тут переживает, а она… ВОЙНА!
- Я уже заметил, какая ты самостоятельная, да. – сказал он, осматривая помещение взглядом и ища чего бы кинуть в ответ. Почти так же легко увернулся от блюдца.
- Кто тут по тебе скучает, старая ведьма?
Однако, ему даже не дали шанса сделать первый выстрел мимо, тут же переметнувшись на женские хитрости. Наорала-приголубила и, мол, вот. Все прошло. Себастьян, заключенный в объятия, слегка поднял руку и медленно погладил девушку по спине, чуть ниже лопаток.
- Маловато будет. – он отодвинулся и уже спокойно открыл коробку. – Поворотай плечо, сниму эту гадость. Хотя уже поздно. Только лишних дырок наделали, как будто одной было не достаточно. – он взял пинцет и ножницы. – Чьей семьи ребенок? – мужчина взял аэрозоль и нанес что-то прямо на шов. По этикетке было непонятно, но Эвелин могла заметить, что когда Себастьян поддел грубый шов пинцетом, она этого абсолютно не ощущала. Видимо Дэйв не хотел причинять боль. Даже такую терпимую.
- Значит не все ты так продумала, если попала в руки какого-то студента-медика? Привлекаешь гражданских к опасным предприятиям?
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

14

- Ну перестааань, - она вздрогнула от волны мурашек, чуть поведя плечами. - Издевается, посмотрите на него...
Она с интересом посмотрела на то, что делает Дэйв, насколько ей позволял угол обзора.
- Охотники. Мы занимались их вербовкой как раз, СФ уже должны были дать распоряжение по их поводу... Но видимо либо не успели, либо специально спустили дело на тормоза и их убили. Ребёнка я спасла чудом: я должна была просто к ним приехать. Но как чувствовала, что там будет что-то... В общем, пришлось бежать через город, порвав платье. Неблагие фэйри. Я конечно дура, выскочила на дорогу, тормознула первого попавшегося... Но он нормальный мужик. И у него такие руки, бооооже...
Она мечтательно закатила глаза.
- ...я бы с ним - ухх!... Но не в таком же виде, - она скривилась, вздохнув. - В общем, не судьба. Но он мне правда помог и не задавал лишних вопросов, что делает ему честь. Он меня подбросил немного. Ребёнка сдала Отцу Годдарду. О нём позаботятся люди из Ордена... Ещё я потеряла ключи и подарила тому парню крест. Поэтому, думаю, Отец Лакруа тоже даст мне по шапке. А ещё знаешь что!
Она вскинула вверх указательный палец, выразительно глянув на Дэвида.
- У него в машине играла музыка. И знаешь, я подумала о том, что... Я вот погружаюсь в мир запретной литературы, воу воу, но как-то музыку я обхожу стороной, - она нахмурилась, опустив палец. - Надо это вообще-то исправить. Когда я получу свои исправительные работы и расправлюсь с ними, я предлагаю устроить вылазку в люди, Отец Себастьян. Наденем мирское, прошвырнёмся по магазинам. Купим каких-нибудь шмоток и дисков. Как смотришь на это?
Она широко улыбнулась, глядя ему в глаза с энтузиазмом.
- А потом придём домой, слопаем огромную пиццу и выпьем вина. Чуточку! Слушая какую-нибудь музыку. Я не придумала какую мы купим.
Констанция пожала плечами, ойкнув.
- Прости, если помешала.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

15

Одиночное непроникающее пулевое ранение. Все вычистили, потому он не мог точно определить дистанцию, с которой был произведен выстрел, однако мог предположить вид оружия и его калибр. Что-то типа обычного полуавтомата 9 на 19 миллиметров. Ничего примечательного, что хорошо. Господь уберег. Выстрел вроде прямой, что говорит о том, что перестрелка велась в открытую, да и  кость цела, раз никаких симптомов еще не вылезло, что так же намекает на тот же факт. Прямо святое везение. И все же следует следить. Он не может проверить наверняка, здесь нужна специальная аппаратура. Но огнестрельные раны тем и опасны, что помимо основного раневого канала нарушения происходят и в мягких тканях его окружающих. Однако Эвелин молодая, так что должно все обойтись. Дэвид извлек последний стежок и только сейчас понял, что все это время находился в хмуром состоянии напряжения. Он опустил руки с инструментами и выдохнул. Всю тираду про мужиков он благополучно пропустил, как и подробности задания, но виду не подал.
- Ничего. – сказал он на остатках серьезности и бросив инструменты в коробку, улыбнулся. – Я кстати тоже не задумывался об этом. Часто слышу разное, когда гуляю по городу, но чтобы намеренно... Да, надо как-нибудь.
Себастьян потер висок и поднял взгляд на девушку.
- Слушай. Давай в следующий раз поаккуратнее. – он кивнул на плечо. – Я понимаю, что тебе не важны шрамы и все такое. Но тебе сильно повезло. Ты не знаешь насколько повезло. Господь бережет детей своих, но не значит это, что дети его должны сигать в пропасть, уповая на него. – он отошел в сторону кухни, помыть руки.– Я вижу, что дело было не в твоих навыках, а именно что в ситуации. Потому и говорю. Не ставь себя под перекрестный огонь. Действуй… осторожнее.
Мужчина включил воду.
- Может нас учили другому. Но теперь все иначе. – он повернул вентили и так и замер. – Обещай.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

16

Бывают такие простые слова и жесты, которые заставляют замереть. Этот был как раз таким. Эвелин посмотрела на свою рану и неожиданно до неё, "молодой и горячей" головы дошёл смысл всего, что он сказал и того, что он имел в виду под этими простыми словами. Она ведь и правда могла погибнуть. Причём совершенно глупо и бездарно. Тогда она даже не задумывалась об этом, а сейчас на неё накатило осознание.
Ведь могли попасть и в другое место. Пробить лёгкое. Могли задеть кость. Могли разорвать сосуд. Могли выстрелить в шею или сразу в голову, с них бы сталось! Её могло просто здесь и сейчас не быть, а к Дэвиду пришёл бы священник и сообщил о её гибели и дате похорон, отпевания и...всё. Конец.

Мысли об этом напугали её.

Она примерила ситуацию на себя и с другой стороны. Что бы чувствовала она, если бы священник пришёл к ней? Такой печально-вежливый и протягивающий какую-нибудь вещь, что была при нём и спрашивающий, мол, вы же знали отца Себастьяна, сестра Констанция?

И ведь был момент, когда она точно так же не знала где все люди, которые ей так близки. Что за опасности там? Почему они не взяли её с собой? Почему вернулись такими грустными? Она ведь помнила это ужасное чувство неизвестности!

Девушка помотала головой и встала с места, обхватив мужчину сзади и прижав к себе. Её персональное сокровище. Живое и волнующееся за неё, потому что она достаточно безбашенная, чтоб попасть в такую историю и припереться обратно домой с шуточками и своими обычными закидонами, болтать какую-то чепуху и совершенно не понимать, что такого вообще. Дура, что говорить. Молодая, горячая, полная энтузиазма и доли авантюризма дура.

Но вот именно в этот день она усвоила урок и да, в будущем таких историй с ней не приключалось. Пусть это было вроде бы даже забавным и запоминающимся событием, у него была и обратная сторона. И эта обратная сторона - человек или люди, которые ждут тебя дома. Ты не думаешь, когда делаешь и рискуешь, а они думают о тебе. Курят одну за одной и молятся, чтоб к ним не постучал кто-то другой, чтоб сказать, что с тобой случилось.

- Обещаю, - кивнула она, сжав его покрепче. - Прости меня, пожалуйста. Я очень не права.

Она выпустила его и, когда он повернулся, она виновато потупила взгляд.

- Я обещаю, что буду осторожнее. Всё действительно по-другому, - она решительно кивнула, поднимая глаза. - Я не буду так рисковать. По крайней мере, если ты не будешь рисковать рядом со мной, старшенький.
Она рассмеялась, глянув на рану и указав на неё пальцем.
- Что скажете, док, резать не будем? Если я останусь без руки, думаю, у меня точно уже не будет возможности рисковать. Поэтому, если вы считаете, что лучше так - я приму ваш выбор, - она приложила руку к груди в области сердца. - Потому что вашими устами говорит сам Творец, Отец Себастьян.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

17

Дэйв понял, что Эвелин осознала все сказанное им правильно еще тогда, когда девушка порывисто обняла его. Он выслушал ее, тихо засмеялся и похлопал по сцепленным спереди рукам. Затем повернулся, оперевшись позади на мойку и хмыкнул.
- Ну я понял- понял. – он поднял указательный палец. – И знаешь, что еще говорит Господь? – он перевел указательный палец на Эвелин. – «И да пошлю я вам и еды, и того, кто ее приготовит». – он легонько тыкнул в нос девушки и победоносно возвел руки к потолку, с зычным хлопком сцепив ладони. – Аминь!
Себастьян захохотал, забирая свой «наборчик начинающего медика» и скрылся на балконе. Он не стал продолжать эту тему про «поняла», «больше не буду». Он доверял Эвелин. И если она поняла, значит действительно поняла. Да и ее реакция говорила сама за себя. Мужчина вернулся в свою комнату – одну из одной предоставляемых, собственно – и вернул все на место. Затем, огляделся, непонятно что ожидая увидеть и снова побрел к Эвелин.
- Отрезать или нет, зависит от вкусности приготовленного. Но вообще я считаю это действие абсолютно бесполезным – у тебя же есть вторая рука и ноги. Ты уж чего-нибудь учудишь. – он выдержал паузу. – Опять.
Хитро хихикая Дэйв сел за стол и принялся возмущенно постукивать пальцами по столешнице.
- Е-да. Е-да. Е-да. – он снова засмеялся. - Раны от работы не избавляют!
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

18

Эвелин расхохоталась, глядя на него и надела футболку обратно, после чего залезла в холодильник, в поисках еды. В общем-то, куриные грудки испортиться не успели, а это уже кое-что! Вон и зелень с овощами, яйца, сыр... А в ящиках над мойкой есть макароны.
- Благослови Творец нашу пищу и руки мои, что будут её готовить! - воскликнула она, приступая к готовке.
Ничего сверхъестественного сделать не получится, но пасту приготовить - вполне. Если бы она была в настроении, она бы, может, и сходила до магазина, но, что-то ей подсказывало, что даже и настроение тут не при чём, на самом деле. Она не очень хотела сейчас уходить в принципе.
- Уууу, эти призывные вопли - музыка для моих ушей, - рассмеялась Эвелин, глянув на Дэвида. - Накормлю обоих: и Отца Себастьяна, и этого пройдоху-обжору-Дэвида.
Девушка ласково улыбнулась ему и подмигнула.
- Не буду заставлять долго ждать, но какое-то время это займёт, - она залила сковородку маслом и включила огонь. - Знаешь, вот эта грубая фраза про то, что, мол, место женщины - на кухне и всё такое... Ой, меня она так бесит! Но когда я начинаю что-то вот готовить, жарить, парить, варить, резать... Не знаю, это так вроде расслабляет. И само вот это чувство, когда ты видишь, что то, что ты сделала, кому-то нравится - оно оооочень классное. Тебе не понять! Ты ужасно готовишь, а ещё надо мной смеялся! Я тебе даже помидоры резать не доверю: ты сделаешь с ними нечто ужасное. Как вот у тебя получается так легко обращаться с человеческими ранами и уничтожать еду?
Она повернулась к нему, хмурясь.
- Дар не выбирают, да? Не во всём же тебе быть идеальным, - она ткнула в его сторону лопаткой, которой перемешивала курицу. - Хотяяя...ой, ты далёк от идеала.
Эвелин рассмеялась, вернув внимание процессу.
- Ты чудооооовищно далёк от идеала. Надеюсь, что тебе достанется нормальная жена, которая будет тебе так же хорошо готовить. Не хотелось бы мне всю свою жизнь просрать на то, чтоб приезжать к какой-нибудь Лотти, которая будет вместе с тобой бегать вокруг куска курицы и не знать, как его не испохабить. Вся надежда тогда будет на то, что у тебя будет дочь, которая будет тебя кормить... А если и она не будет, то я точно уйду в монастырь насовсем, не-не-не, ешьте пиццу там втроём, я умываю руки!


[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

19

Дэйв уже привычно закатил глаза и как-то насмешливо покачал головой. Он украдкой следил за передвижениями Эвелин по кухне и различными ее манипуляциями. То из холодильника что-то достанет, то из шкафчиков сверху, то сковородку поставит на плиту – и да начнется ведьмин шабаш.
- Пока есть супермаркеты с готовой пищей, мы с моей Лотти не пропадем.- он поднял указательный палец с важным видом, подтверждая всю значимость им сказанного. И ведь и правда, как так выходит, что у него в сфере еды, собственно, ничего не выходит? Он даже мог стараться, делать все согласно инструкциям и все равно выходило что-то наполовину съестное, наполовину мертвое. Себастьян склонялся к тому, что умение готовить – дар Господа. Ну ведь и правда дар. Очень важный при том. Во многих культурах ритуалу трапезы давали огромное значение. Голодом усмиряли тело, очищали разум. Разделив с кем-то пищу, братались. Отдавая последнее тому, кто нуждался боле, человек омывал свою душу добродетелью. Познавал умеренность, смирение и терпение. Усмиряя тело свое, усмирял  и душу. Фразу «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок» Дэйв тоже считал не такой уж и поверхностной. Ему казалось, что такому отвратительному не эксперту, как он, будет еще более заметно, какие чувства вкладывали в приготовление еды.
И да, он был не идеальным. Ну а кто был?
- А я надеюсь, что ты найдешь человека, который способен будет терпеть эти бухтения! – смешно насупился Дэйв. – И вообще. Е-да. Е-да. Е-да!
Это был важный и в тоже время один из их многих теплых вечеров.
Они провели его вместе, поедая пасту, обсуждая книги и всякие прочие пустяки, уже стараясь не касаться дел. Однако эта ситуация научился их обоих чему-то, посеяло семя, которому было суждено развиваться в мудрость. А после, когда-то, передать другим.

Часть III.

Безусловно, никто не отменял их договоренности о посиделках с музыкой и пиццей. Но каждое утро трубы Гавриила призывают вставать, идти и нести слово людям. И, пожалуй, это было не легче, чем любое другое дело, имеющее свои подводные камни. И свою ответственность, которую, не смотря на одежды и звание, на самом деле  не каждый хотел нести.
«Одел я одежды любви и пошел узкой тропой, Господь».
Дэйв задумчиво шел за Эвелин и нес бумажные пакеты, наполненные всякой снедью. Они встретились вечером и вместе зашли в магазин именно из-за вечного ворчания Отца Себастьяна о том, что она таскает все одна, а едят оба.
«Ты сказал: станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир, а паче всего, сказал ты, возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого, и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Твое».
Мужчина поднял взгляд и присмотрелся к отражению себя самого в витрине какого-то магазина.
«Но если не могу я не поднять и обычного меча, Боже?»
Вопросы по поводу некоторых вещей терзали его даже «вне…» А у него не было «вне рабочего времени».
Мужчина сморгнул и осмотрел выставленные за стеклом пластинки. Из приоткрытой двери лилась приятная музыка. Спокойная, но в тоже время обладающая какой-то внутренней силой.* Дэйв как-то заторможено обернулся к Эвелин, которая уже отошла от него на несколько шагов.
- Эй, Эв, помнишь, что мы хотели? – он указал пальцем на магазин. – По-моему это знак. Зайдем?
Нужно было уже отдохнуть. И тогда Господь точно пошлет нужное ему решение проблемы. Да и он обещал Эвелин в конце-концов.

*Ella Fitzgerald - A Beautiful Friendship (текст к прочтению обязателен)
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

20

Эвелин остановилась, вслушиваясь в слова и в музыку. В этом определённо что-то было. Она коротко усмехнулась.
- Пути Господни неисповедимы, - отозвалась девушка, разворачиваясь и проходя в магазин.
Там песня доиграла своё, внеся какую-то странную смуту в её разум. Он назвал её знаком.
Почему же?
Девушка сделала вид, будто смотрит на витрину с дисками-сборниками. Ни одно имя не было ей знакомо. Продавец скучающе перебирал поставку с дисками. Магазин был довольно тёмным и, как бы сейчас сказали, "ламповым", уютным. Никого кроме них в нём не было. Дисков было огромное множество. Часть из них не имели обложек, что явно говорило о том, что они где-то и кем-то не раз и не два переписывались. Некоторые были с претензией на лицензию, а некоторые и вправду лицензионные. Эв глянула вверх. Зеркальный потолок.
- Элла хороша, - спокойно сказал продавец. - Забавно видеть здесь священников.
Мужчина улыбнулся и обнажил клыки. Вампир, причём возраста довольно преклонного, поздно обращённый. Кудрявый француз с тёплыми глазами. Приятный. Эвелин вытащила из-под футболки крест и убрала в один из пакетов Дэвида.
- Извините. Ну... Да, наверное, забавно, - она хмыкнула. - Мы совершенно не разбираемся в музыке. Может, побудете нашим гидом в новый для нас мир?
Девушка улыбнулась вампиру. Тот благодарно кивнул.
- Спасибо, девочка, - сказал он и прошёл мимо неё, закрывая магазин вслед за Дэвидом табличкой "перерыв". - Я знаю что вам нужно, если вам понравилась Элла. Не буду же я предлагать вам какое-то сатанинское дерьмо, правда? Начинать лучше с того, что устанавливает все начала. У вас есть ваши литании и молебены. А у нас, простых, они свои. И Элла одна из святых.
Он отложил диск хитов Фитцджеральд, доставая другой. На обложке значилось: "Том Джонс. Лучшее."
- Оставьте пакеты, если не трудно, - он указал Дэвиду преимущественно на тот, в котором был святой предмет. - Я кое-что понимаю. Пожил уж много... Я знааааю что вам ставить, деточки. Особенно тебе, парень. С такой девчонкой ходишь, а я не вижу на ней кольца. Время терять нельзя, а то кончишь, как я. То, что я спал с Мэрилин Монро никто уже всерьёз не воспримет.
Эвелин невольно заулыбалась шире, когда он поставил новый диск.
- Мы просто друзья... Что вы такое...
- Ой, вот, вот! - он цокнул языком, недовольно и погрозил девушке пальцем. - Не надо мне этого вот. Вы всё поймёте. Не будь я Гюставом Фрежилем! Вы, главное, не молчите. Говорите, что открывается. Это как исповедь.
Музыка заиграла.*
Вампир глянул на Дэвида с ухмылкой.
- Скажешь, что я не прав? - он протянул девушке диск, подмигнув ему.

Эвелин покрутила диск в руках, читая названия песен и разглядывая фотографию исполнителя. Когда тот запел, она опустила его и заслушалась. Она прислонилась к одной из витрин, слушая текст и чуть покачивая головой в такт музыке. Красивая романтическая баллада, приятный голос и чарующая до мурашек мелодия. Вокал мужчины был... Неповторимым. Так ей показалось.

Невольно она задумалась о той пепельнице, полной бычков, стоящей на балконе. Что представляет себе взрослый Дэвид, когда ждёт домой взрослую Эвелин? О чём он думает? Как течёт время, когда её нет? Так же медленно, как поёт Том Джонс?
Святые песни заставляли думать о другом. Думать о мире, о высоких и благих целях, о вере и собственной роли в том, что происходит. Эта музыка, "святая для простых", заставляла думать о каких-то таких странных вещах, которые никогда её ум не трогали. Вернее трогали, но с какой-то... Другой стороны, что ли. Она пока не слишком понимала что это значит, но если этот старикашка говорил, что даст им то, "что им нужно", может, так и будет.
- Это очень... Трогательная песня, - Эв улыбнулась продавцу.
- Тсссс, - он переключил песню. - Ему это, ему, не сбивай с мыслей, красивые губки.
Включилась другая.*

*Tom Jones - Ain't no sunshine when she's gone
*Tom Jones - Soul of a man

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

21

Настроение Дэвида было каким-то легким. Он спокойно отдавался прослушиванию музыки, ненавязчивому обслуживанию Гюстава и его волнам обаяния. Первая песня, которую ему предложили, показалась мужчине… откровенной? Она оттенялась соблазнением с обеих сторон. И с той, кому посвящалась эта песня и с той, кто ее исполнял. Себастьян только потер пальцами легкую щетину и, хмыкнув, покачал головой. Возможно, текст и был «трогательный», как сказала Эвелин, но мысли навевали  о чем-то явно легком, шелковом, и прости господи, красном. Поэтому он был даже рад, когда началась другая композиция. Она была… похожей на него?
- Ответы на незаданные мной вопросы? – приподняв брови, спросил мужчина, поворачиваясь к вампиру. Он снова хохотнул и прошелся ладонью по волосам, взъерошивая. Затем глянул на Эвелин и опустил взгляд на диск в ее руке.
- Что вижу, что вижу. – Дэйв задумался. С образным мышлением и фантазией у него было не очень весело, хотя за словом в карман он не лез, а язык подвешен, что надо. И все же, слушая музыку – он слушал музыку.
- Первая… - он замялся. – Вторая! – он указал ладонью на диск. – Она просто мне близка, пожалуй. А первая… - он потер шею. – Не знаю. Заставляет задуматься о ком-то. О девушке.
Рандомная девушка в красном. Почему в красном. Дэйв пожал плечами.
- Думаю с такими вещами нужно знакомиться в более интимной обстановке. Прости Фрежиль, мы с тобой уже почти побратались Джонсаном, но все же, тут нужна банка пива и легкая голова. – он повернулся к Эвелин. – А ты что думаешь? Не хочешь скупить тут половину магазина и завалиться домой на ковер? - он поднял руки. - Ой-ой. Твоя же очередь. - он повернулся к Гюставу. - Отсыпите девушке вашей личной магии?
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

22

Эвелин хохотнула. Дэйв легко переключил её с мыслей на лёгкий лад. В конце концов, это же Дэйв. Чего там думать. Он ни о чём не думал, явно. Девушка покачала головой, приложив ладонь ко лбу и отсмеявшись с него. Продавец лукаво улыбался, складывая диски друг на дружку. Он что-то выбирал сам и Эв решила, что пусть так и будет.
- Ага. Всё делает лучше, - сообщила она, поглядев на вампира. - Но и мне поставьте. Мне интересно, что вы думаете.
Гюстав ухмыльнулся и подмигнул девушке, ставя новый диск и включая песню.
- Я думаю, что такие девочки обречены быть либо одним, либо другим. Поэтому, тоже две.
Первая была веселее, но надрывнее.* Эта песня уже не вызвала ассоциаций: с поисков глубинного смысла Дэвид умел сбивать не хуже американских ракет. Но, в целом, посыл ей был понятен и она решила подумать об этом завтра.
Эвелин рассмеялась в голос, помотав головой и вскинув вверх указательный палец.
- О да! Вот эта мне нравится! Только герой, никого больше нам и не надо! Потому что героини не живут со всякими нюнями, - она похлопала в ладоши. - А что ещё?
Вампир ловко поменял диски после окончания песни. Следующая показалась ей...странной.* Эвелин задумчиво посмотрела на зеркальный потолок, потом прикрыла глаза. Что-то в этом было и это снова как-то напрягло. Текст был великолепен. Женщины, которые пели, обладали кристалльно чистыми голосами, которые проникли куда-то под кожу, заставив мурашки разлиться по телу. Вампир подкинул сразу два диска в стопку, посмотрев на её реакцию. Девушка вздрогнула, мотнув головой и усмехнувшись. Песня закончилась, а она ещё будто слушала её. Он уже даже центр выключил и открыл дверь магазина.
- Надеюсь, что мне не придётся это испытать, но это красивая песня и очень грустная.
- Она кажется тебе грустной, потому что ты ещё очень молода, - сказал вампир, посмеявшись и подсчитывая, сколько они ему должны. - Когда ты будешь старше, девочка, ты поймёшь, что она просто... Побуждает тебя не делать глупостей и не терять время. Помяните моё слово, ребята. Самое ужасное, что можно потерять - это время.
Он задумчиво поглядел на кассу и назвал сумму. Она явно была меньше положенной и на удивление Эвелин он отреагировал небрежным  взмахом руки. Девушка покачала головой, доставая кошелёк. Она рассчиталась с мужчиной, на выходе обернувшись и помахав ему рукой, как-то даже кокетливо.
- Ухх, странный он! - выдала девушка уже на улице и оглянулась назад. - Но это миленько. Он пытался нас свести, что ли? Это невозможно, Господи.
Она покачала головой, окинув Дэйва взглядом и расхохотавшись.
- Ооой, ужас, я даже представлять не хочу! - она помахала рукой перед лицом. - Кошмар какой. Может ли быть что-то ужаснее, чем представлять нас вместе? Это какой вообще фантазией надо обладать...
Констанция забрала у него один из пакетов.
- Так будем идти быстрее. Хочу домоооой, - протянула она, погружая диски в пакет. - Но вообще это забавно. То, что он делал какие-то выводы, просто глядя на нас и ничего не зная. Но надо отдать ему должное: судя по всему, вечер у нас будет отменный. Мне уже не терпится послушать всё это! Эта музыка такая красивая и чувственная, мне нравится. Судя по всему, правда, она очень старая... Но, если так подумать, песнопения тоже не новы, но они никогда не состарятся. Я слышала как-то, что им даже делают какие-то типа... Современные аранжировки. Мол, перекладывают на более новое звучание. Однажды я рискну это послушать. Если меня не поразит молния за моё любопытство - будет неплохо.
Она пожала плечами.
- Меня, кстати, через месяц командируют в Африку. С гуманитарной помощью и по делу. Представляешь, там процветает каннибализм. Церковь хочет разобраться с этим... И посылают туда меня и Лукаса, то есть ОтцаБенедиктаКонечноЖе. Судя по его лицу, он не очень-то этому рад, - она скривилась. - Представляешь, он прошёл мимо меня и даже не поздоровался. А потом не попрощался. И вообще он всячески делал вид, что не знаком со мной. Но он стал таким... Прямо вау. У него бицепс с мою голову, честное слово.

*Bonnie Tyler - Holding out for a hero
*Barbra Streisand, Celine Dion - Tell Him

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

23

Выходя из магазина, Дэйв обернулся, взглянув еще раз коротко на вампира и закрывая за собой дверь. Ему казалось, что в его голове поселилось понимание, готовый текст без одной единственной детали. Какой именно детали? Сформированная мысль без адресата. Он озадаченно вышагивал рядом с Эвелин, пока та щебетала и думал об этих песнях и шутках. Себастьян не знал, что точно ответить на ее слова. Вроде бы как она и была сейчас права, это действительно было забавно, все эти «тили-тили-тесто, жених и невеста», но с другой, почему-то в это раз было обидно. Это что же, для нее он так плох, что ей эта мысль кажется смешной? Дэйв не считал себя таким уж дурным. Точнее… Ну да, он порой…Да нет, ну погодите, а что в нем не так?
- А есть еще фильмы. – Дэвид придержал пакеты, пока Констанция укладывала туда диски. – И по твоему Кингу тоже. И с музыкой. Можно как-нибудь и такой день устроить. Сходить в прокат.
Себастьян взглянул на Эвелин и удивленно приподнял брови.
- Африка?... Это… Африка – это далеко. – как-то странно сказал он и взглянул вперед по улице. Да и мысли о Лукасе его не вдохновляли. Мало ли что еще там случится. Они разговаривали и ничем хорошим разговор этот не увенчался.
- Неожиданно.  – он фыркнул. – Будет здорово, если у него и мозг не меньше.
Себастьян чувствовал себя как-то некомфортно.
- Пиши письма, присылай открытки. Надолго?
Они дошли до их квартиры и мужчина, не сговариваясь, придерживая пакеты одной рукой, достал из кармана брюк ключи.
- Погоди… каннибализм? - он мотнул головой. – А почему тебя и Лукаса?
Дэвид пропустил Эвелин вперед и зашел сам, поднимаясь к их общей лестничной площадке.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

24

- Ну, это часть моей какой-то там проверки. Хотят, чтоб я доказала профпригодность. И Лукаса тоже за что-то туда направили. Насколько я знаю, это на... Два месяца, в лучшем случае, а в худшем - полгода, - она не хотела об этом говорить, но раз уж он спросил, то пришлось. - У африканцев есть поверье, что если съесть мясо альбиноса-человека, то духи наделят тебя сверхсилой и ещё чем-то там. По слухам, действительно наделяют. Миссия будет совместно с СФ, разберёмся что да как... Мне ещё нужно будет сделать кучу прививок от местных болезней, целый список. Ненавижу уколы.
Они оказались у дверей квартиры, Дэйв повернул ключи в замке и тут уже Эвелин открыла двери, проходя внутрь и тяжело вздыхая.
- Открытки и письма. Конечно, как без этого. Мне кажется, что Орден ссылает в Африку только тех, кем он недоволен. Там жарко, куча мерзких насекомых и... Дух обречённости. Это своего рода проверка веры, наверное. Больно смотреть на местных жителей. А если там ещё и пострадавшие от этих каннибалов, то это вообще ужасно... Я видела фотографии. Маленькие дети, которых похищали и которых вернули СФники. У них нет рук или ног, у кого по одной, у кого обеих. Находили и обглоданные кости и... Прочее, знаешь.
Она мотнула головой, явно не желая об этом сильно много говорить.
- Не к столу и не хочу настроение портить. Лукас, не смотря на свой мерзкий характер и все размолвки между нами, остаётся хорошим бойцом. Плюс, поговаривают, от него святостью несёт за километр. Он так и не нарушил ни одного обета. Некоторые считают, что он собирается язык себе вырезать. Мол, обет молчания. Не знаю...
Она посмотрела на Дэвида и увидела в его глазах не то грусть, не то переживание... Какую-то не очень хорошую эмоцию.
- Эй... - она положила ладонь на его плечо. - Ты волнуешься?
Эвелин мягко улыбнулась ему, заглядывая в глаза.
- Не переживай. Сейчас-то я здесь, - девушка невинно чмокнула его в щёку.
Она почувствовала, что его это не особенно взбодрило, но решила не акцентировать на этом, переводя тему в шуточное русло, принимаясь за содержимое пакетов.
- В конце концов, у тебя будет время найти себе кого-нибудь. Отправишь мне ваши счастливые полароиды на фоне Лувра, напишешь в красках какая она замечательная, а я буду сидеть под каким-нибудь баобабом и рыдать от радости и зависти, прихлопывая из ружья комара, размером с той-терьера.
Эв рассмеялась.
- Доставай магнитолу, устраивай нам гнёздышко, а я оформлю еду и алкоголь в пристойном виде, - она достала пару стаканов, проверяя их на чистоту, придирчиво вертя в руках. - А на счёт фильмов ты хорошо придумал. Можно будет взять какие-то фильмы в прокате.
Она подняла взгляд, поворачиваясь к нему.
- Если задуматься... За столько лет мы расстанемся так надолго впервые. Поэтому лучше-ка нам не грузиться и хорошо провести этот месяц, да? Я узнала сегодня, честно. Мне, конечно, дали ещё сутки на то, чтоб я дала своё официальное согласие, мол, в конце концов, это риски для здоровья, а одна из прививок ещё и экспериментальный препарат, бла-бла-бла, бесплодие и невосприимчивость к каким-то обезболивающим, как возможные побочные эффекты. Не знаю... Надо думать.
Она вскинула вверх указательный палец.
- Но не сейчас, - она протянула ему стаканы, широко улыбаясь. - Буду думать завтра днём. Сейчас я просто хочу провести вечер с этим классным парнем Дэвидом и отменной музыкой старика Фрежиля.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

25

Дэйв пока ничего особенно не говорил, но мысли для полноценного разговора все же назревали. Он понимал, что сейчас это не к чему – у них такой хороший отдых, но он не любил откладывать что-то и ждать подходящего момента для разговора. Потому что подходящий момент в большинстве случае прямо сейчас. Не всегда, но все же. Да и поездка не так, чтобы не скоро. Нужно хотя бы немного начать. Высказать свое мнение, например. Если оно будет разумным и Эвелин согласится, она сможет обдумать это позже.
Слова про нахождение невесты вызывали какое-то чувство усталости. Может он вообще не собирался? Хотя, это было бы скорее враньем. Он просто не думал об этом. Но беспрестанное повторение со стороны почти-Констанции заставляло душу немного подуставать. Не раздражаться, нет.
Мужчина достал с полки магнитолу и поставил прямо на ковер. Затем стащил одеяло, просто уложив рядом, не спеша укрываться. Дошел до пакетов, выуживая диски.
- Послушай, Эв. – спокойно начал он. – Я понимаю, что это интересное дело и важная проблема. Однако оно случилось не при тебе и этот вопрос, так или иначе, решат. Если не ты, то к Лукасу присоединиться кто-нибудь другой. Спасибо. – он взял стакан, отставляя, затем другой. – Эти побочные эффекты возможно для тебя не так важны сейчас, но не стоит так вредить себе ради дела, которое не требует исключительно тебя. Иногда, гораздо большим проявлением разумности будет именно отказаться от чего-то, даже если хочется. Начиная от будущей специальности, заканчивая планами на вечер. – он приподнял стакан, отдавая привычным жестом ей уважение и глотнул пива. – Или какое-то дело с африканцами-людоедами. Он вытянул ноги. – Я волнуюсь. Но в меру. Ты же еще здесь.
Он задумчиво закинул голову и ухмыльнулся.
- Да и кто тогда будет готовить мне еду? – Дэйв глянул на Эвелин. – Просто ради подумать.
Он боялся за Лукаса. Наверное, Себастьян самый большой грешник, раз подвергает сомнениям своего брата. Христос бы позволил себя обмануть, вычленив для того человека, что нес этот обман. Но тут дело касалось другого и мужчина не мог оставаться в стороне. И он боялся, что Лукас... Что Лукас может сделать что-нибудь не совсем верное. Шаг в сторону.
- Та-а-ак, ну что ж-что ж. Посмотрим, что приготовили нам! – он взял первый диск. – Значит, он тебе понравился? – Дэйв взглянул на Эвелин. Затем на диск. – Хорошо.
Он поставил Тома Джонса.
- Да начнется вечер! – мужчина засмеялся.
Комнатка была тесной, места на полу, пожалуй, еще меньше, так что молодые люди и магнитола были совсем рядом. Это выглядело странно, но в тоже время Себастьян чувствовал себя правильно сейчас.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

26

- Я подумаю... - на выдохе сказала Эвелин, сев напротив Дэвида.
Заиграла She's a Lady.
Эвелин посмотрела на магнитолу и улыбнулась. Ей действительно понравился голос Джонса. Сами интонации певца напоминали ей Дэвида. Их голоса были совершенно не похожи, нет. Но вот как-то... Внутренне. Будто бы его взяли и переложили на музыку в виде его голоса. Может быть, это из-за Фрежиля она так думала, но факт оставаётся фактом: Том Джонс и его песни с того дня прочно повязались с Дэвидом. По крайней мере, с юным.
- Ну ещё скажи, что тебе не нравится, - она сморщила нос, поглядев на Дэвида. - На лице же всё написано, меня не обманешь.
Девушка ткнула указательным пальцем ему в щёку, хихикнув и чокнувшись с ним стаканами. Ей было очень тепло и хорошо рядом с ним. Она представила в мыслях, что остаётся без него в какой-то там Африке... И ей совершенно не захотелось туда. Там будет холодный и отрешённый Лукас, который будет одёргивать её и отчитывать за каждое движение в сторону, а она точно сделает не одно и даже не два, потому что такова уж она, ничего не сделать. Поступать по совести и говорить честно и откровенно не в стиле Лукаса и ей он так просто не спустит этого. Она не стала прерывать песню разговорами об этом и не стала делиться тем, что уже надумала.
- Классная, - резюмировала Эвелин, когда эта песня закончилась и началась другая.
Она сделала пару глотков снова и это была уже What's New, Pussycat? Эв невольно рассмеялась, глядя на магнитолу, широко раскрыв глаза.
- Ооо, серьёзно? - она коснулась кончика своего носа, будто Том пел песню для неё, бессовестно с ней флиртуя, но, при этом, удачно. - Блин, это мило, разве нет?
Она глянула на Дэйва вопросительно, но коротко, а потом стала покачиваться в такт музыке. Девушка широко улыбалась ровно до того момента, когда поняла, что, почему-то, у неё щёки покраснели. Из-за этого она даже "прикрылась" стаканом и отвернулась, не давая Дэвиду рассмотреть то, несколько её одновременно смутила и покорила эта песня. А то будет потом подкалывать до конца жизни, ещё и бровями поигрывая. С него-то поди станется!
- Мне никогда не нравилось, что девушек называют всякими такими словечками, но в таком контексте... Это совсем другое, - она опустила взгляд, всё ещё румяная от испытываемого лёгкого стыда. - Это не звучит пошло, между прочим.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

27

Конечно, сказать, что подобную музыку они не слышали совсем уж никогда, означало бы немного слукавить. Они сталкивались к ней, когда вышли в мир. То тут, то там. Но выглядело это как будто бы жизнь махнула им издалека, проплывая на лодке, а они помахали ей в ответ, провожая взглядом и затем возвращаясь к своим делам. Ну, то есть никак. Теперь же, они сидели с ней в одной лодке и плыли, плыли. Куда-то по словам к новым чувствам. Кстати о них. Эти слова и эти ритмы были… простыми. Но в тоже время, Дэйв не видел в них ничего плохого, что мог бы подметить на его месте священник. Ему нравилось. Они были легкими или грустными, романтичными и как-то… сочетались со внутренним настроем, что ли.
- Блин, это мило, разве нет?
Дэйв взглянул на Эвелин и ее жест и по-доброму ухмыльнулся, слегка отклоняясь и опираясь позади на собственную руку. Он отпил пиво и следил за тем, как девушка слушает песню. Подруга выглядела… мило. Как песня. Она раскраснелась и как-то расслабленно покачивалась под песню. Вот – о чем-то задумалась, замерла. Приподняла бокал так, чтобы скрыть лицо. Себастьян как-то добродушно свел брови и улыбнулся, слегка приподнимая бровь. Боже, что это тут у нас? Смущение? Он рассмотрел ее в целом, точно в первый раз. Затем, девушка то ли оправдалась, то ли что-то тому подобное. Но в общем, Себастьян был согласен. Он пожал плечами.
- Думаю да. Это…- он задумался, притворяясь, что подбирает слова. – Мило. – теперь он задумался уже по настоящему, отставив стакан и посмотрел на Эвелин. – А знаешь что… - медленно начал он. – Давай потанцуем! – мужчина поддался вперед и взял девушку за руку. – Давай! Как все остальные. Под эту песню. – он аж загорелся энтузиазмом, поднявшись сам и потянув за собой подругу. – Давай-давай, или боишься проиграть мне в этот раз, упустив талант?
Он поиграл бровями и хмыкнул.
Наверное это было глупо. Может даже не без "наверное". Но понимаете... Тут прямо звали эти удары, это "уоу-уо-оу" и сама Эвелин.

[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

+1

28

Эвелин почувствовала себя немного глупо, но ей это чувство скорее понравилось, чем нет. Она тоже отставила стакан и легко придвинулась к Дэйву.
- О, котик, ты не знаешь с кем связался, отвечаю, - она подмигнула ему, взяв одну его руку в свою, а другую положив себе на талию и покружившись с ним в такт музыке.
Нет, конечно, она не была мастером танцев, как, впрочем, и он, но это было от души. Со смехом,тихим мурлыканьем слов, ловкими поворотами, лишь бы не сбить ничего и не уронить.
А следом была Give a little Love. Девушка кокетливо повела плечами, повернувшись к нему спиной и встряхнув волосы, а потом выглянув из-за плеча, поведя бровями и рассмеявшись, запрокинув голову назад. Они склонялись друг к другу, отодвигались назад. И повторяли его слова. За ней - Bama Lama Bama Loo. Это вообще подразумевало какое-то лёгкое безумие, которое, конечно же и случилось. Очень живая песня и живая музыка. И живые они, заставшие в конце почти вплотную друг к другу.
Нет. Ложь.
Не почти. Слишком как-то близко, неосторожно близко и почти неприлично близко.

Заиграла та же песня, которую давал им слушать Фрежиль.

Вот в этот момент у Эвелин как-то... Сердце-то и ёкнуло. Она заглянула в его глаза на какую-то долю мгновения и коротко, но как-то вроде бы нервно, улыбнулась, отходя на маленький шаг и зачёсывая волосы назад.
- Здорово получилось, - пробормотала она, тут же решив выпить, отгоняя от себя тени мыслей, похожих на те, что мелькнули у неё в магазине. - Ты... отличный партнёр. Оказывается.
Девушка тихо хмыкнула, опустив голову, мягко улыбаясь, прислонив стакан ко лбу.
- Знаешь, Дэйв, - она подняла голову, но на него смотреть не рискнула. - Я не поеду. Я не хочу... Эм... Блин.
Она рассмеялась, потерев лоб. Какая-то странная неловкость одолела её и тяжко легла на плечи.
- Не хочу, чтоб ты был здесь. А я там. Письма, открытки и фотографии это здорово, но... - она провела пальцами по губам, тяжело вздыхая, а потом пожав плечами, но совершенно не так беззаботно, как хотела. - ...я просто не хочу и всё.


[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1

29

Отдаваться танцу было…странно, наверное. Это отключало голову почти так же, как молитва, как песнопения, но вместе с тем заставляло преступать и какие-то барьеры внутри себя. Конечно, наверняка это было не так изящно, как у других, и уж тем более не так, как вероятно все это изображалось в фильмах (хотя это утверждение предстояло еще проверить), но это было… уютно. По-своему. Дэйв улыбался ей. Она ему. Ее летящие волосы, кружения в танце, странная … женственность. Их взгляды пересеклись. И в какой-то миг он понял, что… засмотрелся? Любуется ею. Но она все та же. Ведь ни капельки не изменилась. Все та же малышка Эвелин, которой палец в рот не клади откусит по локоть, которая читала им сказки на ночь и сопела порой под боком. Себастьян, тогда еще вечно взъерошенный мальчишка, всегда просыпаясь, говорил, что теперь точно будет весь день клевать носом, потому что кто-то своим отвратительным храпом мешал спать. И не только ему! Это все та же Эвелин. С горячей головой и теплым сердцем. 
Она остановилась и неуверенно улыбнулась. Затем присела и Дэйв, следуя ее примеру, опустился на ковер следом.
- Да… - как-то отрешенно сказал он. – Да. – уже более уверенно. – Я думаю это правильное решение. А то, кто же будет мне готовить? – он улыбнулся и тут осознал, что шутка повторилась. Когда он повторял свои шутки? Дэйв потер нос, провел ладонью по волосам и приподнял брови.
- Ну, не так ты и плохо танцуешь, как думалось.- затем он поднялся. – Схожу-по-де-лам. – он перешагнул одеяло и слегка покачнулся, запутавшись в нем. – Хе-хе. Никуда не уходи!  - он обернулся и указал обоими указательными пальцами на девушку. Скрылся в совмещенной с туалетом ванной комнате и закрыв за собой дверь, оперся на раковину.
Что ж.
Что ж, что ж, что ж.
Дэйв постоял в задумчивости глядя даже не на себя, а на ванную, что отражалась в зеркале позади. Затем нажал на слив, открыл кран и умыл лицо.
Алкоголь. Четкое, мудрое умозаключение. Всех делает обаятельней. Даже дурнушку Эв.
Только проблема была в том, что Эвелин была слишком даже хорошенькой. Как-то даже… очень. И … вообще.
- Боже, Дэйв, ты серьезно? – прошептал мужчина наконец взглянув самому себе в глаза. С каким-то укором. Затем вдруг, хотя-нехотя, осмотрел собственное лицо. Тихо застонал и злясь на самого же себя, отвернулся. Вышел из ванной.
- Хорошо! – он хлопнул в ладоши. – Твоим мужчиной мы уже насладились. Теперь мой черед выбирать. Что тут у нас? – он склонился к дискам, не смотря на подругу. Выбрал, что привлекло больше всего внимания. Вытащил предыдущий диск, аккуратно вставил в пустую коробочку, чтобы не дай Бог не поцарапать. Себастьян вообще был аккуратный. Почти иногда. Вставил следующий и нажал на плей.*

*Frank and Nancy Sinatra - Something stupid

[icon]http://s9.uploads.ru/t/JUAEf.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]reflection on the water[/status]

0

30

Когда он вышел, она прикрыла глаза и прикусила губу. Как-то странно стало. Ведь ничего не изменилось, да?
Или нет?
Изменилось?
Нет?
Она поджала колени к груди, обхватив их руками. Вспомнила, что ляпнула ему. Про то, что это кошмар - представлять их вместе. Ведь кошмар же. Они слишком хорошо друг друга знали! Они видели друг друга такими разными и...
И.
И что?
Плохо то, что она ему сказала так. В конце концов, это была очень неудачная шутка и очень необдуманная. Она залпом осушила содержимое своего стакана и он как раз вернулся. Девушка подлила себе пива, усмехнувшись и согласно кивнув. Дэйв поставил другого певца и по комнате разлилась другая песня, другой вокал и другой смысл. Текст песни как-то очень давил по оголившимся чувствам и Эвелин, откровенно говоря, не могла сказать, хорошо это или плохо. Она склонила голову чуть набок, глядя куда-то в пол, немного грустно. Немного подумав, она пересела к Дэвиду, абсолютно так же, прижимая скрытые джинсами коленки к груди и опустив взгляд. Рядом, но не касаясь.
- Эта песня очень красивая.
После этого она замолчала, позволяя допеть Синатре, как значилось на диске, а сердцу стучать в груди. Пальцы, сжимающие стакан, побелели. Она держалась за него, убеждая себя, что ей только кажется всё это.

Но потом заиграла Bang Bang My Baby Shot Me Down. Сначала она вроде бы успокоилась, подняв глаза вверх, а потом, слушая слова, она поняла, что ей совсем не кажется. Девушка покосилась на него. Ей очень хотелось сейчас, прямо в эту минуту, что-то сказать ему такое... Что-то глупое, но вокалиста невозможно было перебивать. Его голос заполнял помещение и заполнял всё внутри, зажимал в тиски, не позволяя ничего сказать и продолжая точно издеваться, подкидывая ассоциации и воспоминания. В какой-то момент она не выдержала и встала с места, открывая балкон настежь. Она молча принесла сигареты и пепельницу, поставив её перед ними. Зажгла сигарету и уставилась на стену перед собой. Её пальцы задрожали.

- Лукас!
Нет ответа.
- Марк!
Нет ответа.
- Герберт!
Нет ответа.
- Дэйв!
Нет ответа.
- Р...ребята?
Девочка услышала выстрелы и взвизгнула, закрывая ладонями уши. В темноте было не видно, что происходит. Она знала, что что-то страшное, раз её оставили в палатке одну. Наставник сказал, что они должны разобраться с проблемой вместе. Что они уже взрослые. Но она не была взрослой. Ей было двенадцать и стрелять ей не доверяли пока, пока нельзя, пока маленькая и руки слабенькие, ещё попадёшь в кого-нибудь. Сжимая крестик на шее, она вылезла из палатки окончательно и огляделась.
- Дэйви! - позвала она в темноту, делая неуверенный шаг, шмыгая носом. - Дэйви! Дэйви, ты в порядке? Пожалуйста, ответь мне! Пожалуйста!
Кто-то выскочил из темноты и обхватил её руками.
- Тише. Всё в порядке. Всё в порядке.
Она чувствовала, что какое-то место на его рубашке становится всё мокрее и мокрее. Она хотела повернуться, но он не позволил ей.
- Всё в порядке. Не смотри, хорошо?
Она заплакала сильнее, услышав ещё один выстрел. Одной рукой она вцепилась в его руки, другой закрыла рот, чтоб было не слышно, как она всхлипывает. Он выронил пистолет и медленно садился вниз.
- Пожалуйста, тише. Тише.
Он так крепко сжимал её. Он был липким.
- Ты же не...
- Не сегодня точно.

Эвелин покачала головой. Чувствуя, что воспоминание кольнуло куда-то очень и очень больно. Она не помнила точно, что было тогда. Вроде бы, тогда это были оборотни. Их нужно было усмирить во славу Господа. Кажется, так называлось это. Песня уже сменилась на Strangers in the Night. Девушка опустила голову.

В этот самый, такой странный и невыносимый, момент она осознала, что она всегда его любила и что эта любовь просто росла вместе с ней, вот и всё. И, видимо, она доросла до чего-то совсем большого и... этого было так много, что она не знала что с этим делать. Вроде бы ничего не делать нельзя, а сказать... а как тут скажешь? Как глупо это будет звучать, вообще-то. Особенно после того, как она сказала, что представить их вместе - это кошмар. Девушка потушила сигарету, сводя брови.
- Запредельно, - выдохнула она, не найдя другого слова, чтоб как-то описать свои чувства.

[icon]https://a.radikal.ru/a01/1807/97/0bfba5b57bcf.png[/icon][nick]Sister Constance[/nick][status]Freedom[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » What about us? [C]