Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » One day


One day

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

One day
Of those that I remember.
1. Место действия
Великобритания, графство Беркшир, Слау
Начальная школа города Слау.
2. Время и погода
12.10.2006; 12.00 и далее,
Пасмурно, +10, возможно пойдет дождь.
3. Действующие лица
Кевин Розери, NPC

Притворяться обычными людьми сложно. Невозможно постоянно увиливать от тех самых мелочей, что составляют жизнь человека. Однако и выкручиваться из них почему-то порой сложнее, чем из самой гиблой передряги на охоте. Что может случиться на дне, где просто необходимо рассказать маленьким детям о своей профессии? Да только…
Что сказать?

+2

2

Вчера был ответственный день в третьем классе начальной школы город Слау. Посреди урока музыки учительница сообщила им, что завтра (то есть, уже сегодня. так волнительно!) у них пройдет день "Приведи родителя в школу". Такое бывало только раз в году, и это был первый раз, когда такое было у Кевина! Ведь нужно было не просто привести родителя, но и чтобы он рассказал про свою профессию. А потом всем хвастаться, какие у него крутые папа или мама.
Весь вечер прошел в воодушевлении. Даже заданные на дом уроки не казались такими уж скучными, а прочитанная сказка - неинтересной. Завтра будет важный день и, чтобы родители гордились им и не стыдились, следовало все сделать совершенно правильно. Даже если это скучная литература с ее вопросами "кто в этом рассказе добрый, а кто - злой?". Очевидно же, что никто. И всех надо убить. Но в школе так не скажешь.
Утро было еще более волнительным. За завтраком Кевин буквально не затихал, рассказывая, какая у них хорошая школа, хорошая учительница, хорошие классы и даже хорошие одноклассники. Конечно, у них родители тоже наверняка работают на крутых работах, а у Бетани мать вообще пожарная, но у них дома есть оружие, а оружие это круто, намного круче пожарных. Даже круче полицейских, потому что у них глупая форма, а у них такого нет. В общем, папа непременно произведет фурор в третьем классе, и Кевин на день станет местной звездой. Да, несомненно так все и будет.
С нетерпением надев типовую форму из синего жилета, белой рубашки и самых обычных брюк, накинув сверху куртку и тяжелый школьный рюкзак, Кевин переминался с ноги на ногу у выхода из квартиры. Папа не казался ему воодушевленным, но детской воображение докрашивало мир в нужные краски. Только мама казалась тревожной. Но все ведь будет хорошо. Зачем так сильно переживать?..
Первых уроков не было, в силу бесполезности из-за полной несосредоточенности восьмилетних на обучении в этот день. Пока класс подготавливали, дети и их родители сидели где попало. Кто-то в коридорах, кто-то - в кафетерии. Некоторые пошли посмотреть школу, влекомые своими чадами, некоторые переписывались по телефонам, планшетам или ноутбукам. Отовсюду доносились тихие голоса, болтовня, легкий смех или шуршание бумаг. Стучали подошвы по плитам пола, со скрипом открывались и закрывались шкафчики. Всем сказали быть тихими, потому что только у третьих классов сегодня Родительский день, а остальные учатся.
- Папа... Ты не боишься?- они сидели недалеко от класса, в углу коридора с классами музыки и технологии. Тут никого не было, кроме цветов в горшках, а звуки пианино и нестройного пения из-за одной из дверей были неплохим прикрытием для разговоров. Да и их класс видно отсюда.
- Я иногда боюсь... Когда надо выступать. Не люблю, если смотрят...- Кевин мотнул ногой, глядя на пол с узором из плиток. Конечно, у отца нет таких проблем. Он же сильный, смелый, умный... Он точно не боится.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+2

3

Школа явно заставляла их обоих нервничать. Но замечали это только они и то лишь потому, что давно друг друга знали и успели выучить эти непроизвольные жесты, как отдельную азбуку. Настороженный взгляд, чуть напряженные плечи.
Питер сидел с одной стороны от сына, Мэри по другую. Мужчина почти не смотрел на мальчика, скорее следил за обстановкой вокруг и за каждым, кто появлялся в зоне видимости. Это, в общем-то, не казалось необычным. Строгий отец, прямая спина. Мэри тоже поглядывала по сторонам периодически, даже улыбалась, хотя и слегка неуверенно, проходящим мимо редким учителям. Те кивали ей приветственно и, думая о чем-то своем, шли дальше, уже не обращая на них внимания. Она кивала в ответ, но как-то с запозданием. Со стороны они выглядели, как обычная, нормальная семья, пожалуй. Когда из класса музыки вышел ученики и быстро побежал мимо них в туалет, Мэри проводила его взглядом и слегка наклонившись к сыну как-то неловко, точно делала это впервые, положила руку на плечо Кевина и слегка погладила, вслушиваясь в вопрос. Что она хотела показать этим жестом? Приободрить? Дать знать, что она здесь? Жест ради жеста? Создавалось впечатление, что она где-то видела такое и неосознанно повторяет. Но все равно в этом чувствовалась забота.
- Публичные выступления такое же испытание, Кевин. Его нужно уметь выносить, как и любое другое. Стойко. – он коротко взглянул на мальчика. – Помнишь, как я учил тебя собирать и разбирать пистолет.
Затем это были вещи покрупнее. Совсем не детские вещи. Все быстрее. Все четче. Не смотря. Не думая. Главное не думая. Это было тяжелым испытанием на выносливость, ведь чем чаще это делаешь, тем больше сбивается твое внимание.
- Здесь почти так же. – Питер обернулся к их классу. – Где, говоришь, твой класс?
Мэри поднялась.
- Я отойду. – женщина поднялась и взглянув последний раз на своих мужчина, пошла вперед по коридору куда-то. Питер проводил ее взглядом, а затем повернулся к Кевину.
- «Иногда» или всегда? Когда ты это понял?
Гаммы вверх. Гаммы вниз. Распевки. Всем знакомые детские песенки. Из соседнего кабинета. Все это так странно смотрелось, если знать, кто они такие.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

4

Иногда, вот так, когда они все вместе уходили куда-то из дома, можно было представить, что они обычная семья. Немного бедная, немного столкнувшаяся с трудностями, но самая обычная семья. Как их соседи, или как семьи детей из класса. Кевин не понимал, зачем они переезжают так часто. Ведь он только находит себе приятелей, которые не против с ним поиграть и поболтать, как все приходится начинать сначала.
Мама погладила по плечу, немного скованно, но все равно нежно. Кевин повернулся на нее, улыбаясь. Он знал, что мама тоже не боится. Мама такая же смелая, а еще мама добрая. Подбадривает и утешает, иногда даже обнимает, если случилось что-то правда грустное или папа начинает ругаться. С ней было хорошо... И с отцом. С семьей вместе всегда было хорошо.
- Да, помню...- пистолет сначала был сложным испытанием. Пружины были тугими для детских пальцев и, выскальзывая, либо сильно ударяли по ним, либо вообще отлетали куда-то на пол. Да и некоторые рычажки поддавались только после сильных нажатий, отчего на коже оставались красные следы. Но с каждым разом было легче. Становилось понятнее, где лучше нажать, сколько силы приложить. Получалось все быстрее, все точнее, уже ничего не разлеталось по сторонам и не рассекало пальцы до крови.
Значило ли это, что с выступлениями нужно также?.. Много-много раз повторять, чтобы перестать боятся и чувствовать себя увереннее?.. Ответ очевидный, но признавать его все равно не хочется. Хочется чтобы как-то все само. Такое милое детское желание.
- Один раз мы читали наизусть... И я забыл слова. И надо мной посмеялись,- Кевин горько шмыгнул носом. Чтение наизусть вообще было сложным испытанием, ведь у всех в классе было только два варианта, куда можно смотреть: в книгу или на выступающего. И многие глядели именно на того, кто стоит у доски, ловя каждое слово и начиная шушукаться, если что-то не так, если раз ошибся, запнулся или подглядел.
- Мы читали про Красную Шапочку, я забыл слова... Сказал, что там все в конце умерли и всё. И в классе посмеялись, а учительница... Она сказала, что убили только Волка, потому что он плохой, а остальные остались жить долго и счастливо. И что я плохо читал сказку. Обидно...- Кевин недовольно поджал губы. Ему было обидно и за себя, несправедливо получившем такой отзыв от учителя, и за правду тоже. Ну пусть умерли не все. Но умрут потом. К чему это временное разграничение известного факта. Вот был бы там папа или мама - они бы сказали, что все так и есть. Но тогда их не было, так что пришлось гордо вынести эту обидную несправедливость и остаться после урока, чтобы еще раз пересказать злосчастную Красную Шапочку. На этот раз уже на хорошую оценку

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

5

Если до этого момента Розери старший был обращен исключительно к окружающему пространству, лишь бросая редкие взгляды на сына, то теперь он полностью повернулся к нему. Однако же, несмотря на это, выражение его лица и фигуры в целом оставалось все таким же внимательным. Словно бы он и в Кевине искал слабые места или опасные зоны, которые впоследствии могут стать этими самыми слабостями.  Вероятно, у них с Мэри были если не разные способы воспитания в целом, то хотя бы абсолютно отличающиеся подачи этого воспитания. Женщина хотя бы менялась в лице и обращалась к ребенку всем своим, или, по крайней мере, пыталась это сделать, даже уделяя место каким-то касаниям. Отец же скорее выглядел сейчас, как учитель.
- Есть вещи, Кевин, в которых действительно страшно ошибиться. И эта к ним не относится. Думай об этом, как об уроке. Полезном знании. Делай, что должен и не отвлекайся. – мужчина поднял голову и посмотрел на Мэри, которая как-то абсолютно незаметно подошла со спины и положила ладонь на плечо мужа, давая знать, что вернулась. Она присела на свое место с другой стороны от Кевина и заправила прядь волос за ухо.
- А что до учительницы. – продолжил он. Мужчина отнесся к этой половине ситуации, как-то более важно. – Не все люди знают правду. Но понимай, что ее знают твои отец и мать. И что их слова выше, чем слова учительниц из твоей школы.
Питер снова посмотрел в сторону класса и сел прямо. Пока никто не заходил и других родителей, если и было видно, то на каком-то расстоянии от класса.
- Как ты вышел из этой ситуации? Или продолжения нет?
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

6

Иногда казалось, что папа видит насквозь. И Кевина, и еще пару стен за ним, просто потому что он может. От такого становилось слегка не по себе, но мальчик уже научился выносить такие сканирующие взгляды, просто уставившись куда-то в сторону лица отца. Обычно он смотрел на дужку очков. Она притягивала больше всего.
- А в каких вещах страшно ошибиться?..- ему было не то чтобы интересно, но хотелось узнать. Зачем?.. Чтобы запомнить. На память он почти не жаловался, если не считать вот таких вот моментов игнорирования мозгом чего-то абсолютно бесполезного, с его точки зрения. Так и получается, что классификацию прицелов для винтовок помнишь, а историю страны - нет.
- Я просто рассказал историю заново после урока... И все.
Точка зрения о том, что слова учительницы не важны, а слова семьи - да, Кевину нравилась. Так можно было игнорировать плохие оценки, замечания, обидные слова о том, что он такой рассеянный и вообще нужно быть усидчивее, чтобы чего-то добиться в жизни. В семье же так не говорят. В семье просто учат и усидчивости, и внимательности... Иногда грубо, иногда даже больно, но зато запоминается сразу. Поэтому он согласно закивал, подтверждая все папины слова. И замечая мать, материализовавшуюся из воздуха. Потому что она всегда появлялась внезапно, буквально пуф - и мама в комнате. Или за спиной. Или сбоку. Или уже исправляет в тетради ошибки в правописании, когда отвернулся буквально на мгновение за карандашом. Мама-призрак. Может именно об этом ей стоит рассказать на уроке?.. Не профессия, конечно, но тоже очень круто.
- Мам, а что ты расскажешь на уроке?- мальчик повернулся в сторону Мэри, пытаясь сделать такой же как у отца испытующий взгляд, но вышло просто нахмурить брови и стать похожим на злого воробья.- Ты ведь придумала? Там ведь совсем чуть-чуть для каждого, а еще вопросы... Они могут быть глупыми, но ты не обращай внимания, у нас много глупых в классе!
С толикой самомнения, ведь Кевин-то точно не глупый, а вот некоторые остальные - да. Настолько неглупый, что научился не говорить свое мнение о глупости других вслух, если те другие физически его сильнее или превосходят количеством.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

7

Питер видимо считал, что сказал все, что от него требовалось и не очень желал отвечать на дополнительные вопросы. Но подумав какое-то время, он все же, вздохнул и пояснил:
- Нельзя провалить поставленную перед тобой задачу. Из тех, о которых мы говорили с тобой уже когда-то. Если стреляешь, стреляй так, чтобы попасть в необходимое место с первого выстрела. Любой промах, любая потребовавшаяся вторая или дополнительная попытка – ошибка. Если нужно доставить кого-то живым, то остывший труп – ошибка. А если мертвым , то его «внезапное» возвращение – ошибка. Рассказать сказку перед классом не совсем бесполезно. Это тренирует твое умение спокойно воспринимать то, что происходит вокруг. Реакцию других на твое действие. Память. Однако, Кевин… В НАШЕЙ жизни есть вещи важнее. В которых уже нельзя…ошибаться.
Услышав другой вопрос сына, отец и мать переглянулись, точно бы общаясь между собой ментально, и Мэри снова поддалась к сыну ближе, кладя руки на его плечи.
- Да, дорогой… Я знаю, что скажу. – она подняла взгляд на Питера, а затем отвела куда-то на цветастый пол, сосредотачиваясь. – Но понимаешь, тут есть одна вещь, которую ты должен понять. То, что мы с твоим отцом делаем – это… секретно. Очень многое мы должны делать тайно, чтобы некоторые люди не пытались нам помешать делать хорошие вещи. Плохие люди. И другие плохие личности. Поэтому, мы скажем… немножко иное. Чтобы сохранить все в тайне. Это наш с тобой секрет, ладно?
Мэри снова неуверенно взглянула на Питера и, увидев его непреклонный взгляд, вздохнула.
- Думаю, лучше уже подойти к классу. – она поднялась с места.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

8

На самом деле Кевин просто дурачился, чего с ним не бывало давно. Но внутри было такое странное чувство, гонящее рассказывать, спрашивать, прыгать вокруг и показывать все-все-все. Родители явно не разделялся подобных эмоций, но ничего, ведь они уже здесь и все хорошо!
Слова отца успокоили и приструнили. Да, есть важные дела... Мальчик покорно опустил голову, глядя на носки собственной обуви. Как бы не было весело сейчас, надо помнить о будущем, о том, что придется делать. Стрелять, охотится, делать то, на что будет заказ от других. Быть ответственным за ошибки и не ошибаться. Придется...
Мама тоже загрустила и посмотрела вниз. Наверное, ей было сложно в этом взрослом будущем, когда ошибаться нельзя совсем-совсем. И нет никого, кто бы решил за тебя, как родители. Кевин не видел ни бабушку, ни дедушку в живую ни разу.  папа говорил, что их уже убили и от них осталась лишь пара фото и память.
- Хорошо, мама...- он послушно слез с лавочки, забирая рюкзак с чистого пола. Около класса неспешно стягивался народ - до звонка оставалось пятнадцать минут. Дети взволнованно щебетали, то и дело хихикая, родители выглядели невозмутимо и, совсем немного, надменно. Ведь между ними будто кто-то незримый объявил соревнование. Ведь важно показать, насколько хорошо ты делаешь будущее своих детей.
К остановившейся семье Розери подбежала девочка в школьной форме. Ее волосы, уложенные в пушистое каре, качались туда-сюда, словно канаты на корабле в шторм. Она торопливо подбежала к Кевину и, притормозив, шмыгнул носом.
- Привет, Кев!- поздоровалась она и подняла глаза на взрослых.- Здравствуйте.
- Привет, Бетани!..- в ответ поздоровался Кевин.- А это мои мама и папа. А это Бетани, мы вместе...
- Мы сидим за одной партой!- живенько ответила за него девочка, улыбаясь улыбкой без одного из верхних зубов.- Я помогаю ему с литературой!
- А я тебе с математикой...- пробурчал Кевин, уже стесняясь за бойкую подругу. Бетани фыркнула и опустила взгляд с взрослых обратно на ровесника.
- Пойдем, я тебя тоже познакомлю? Мама расскажет сегодня про гидранты и... И про пожары тоже! Она пожарная!

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

9

Несмотря на то, что оба родителя взглянули на подбежавшую девчушку с абсолютно одинаковой мыслью и взглядом, повели они себя совсем по-разному. Питер так и остался внимательно-отстраненным, наблюдая за ситуацией со стороны, Мэри же улыбнулась, слегка склонившись вниз, чтобы было удобнее разговаривать.
- Здравствуй. Это здорово.- ответила она на слова о профессии мамы Бетани.
В этот момент ожил глава семейства. Он слегка оторвался от стены, меняя положение и вновь прислонился к ней, складывая руки на груди.
- Кевин не пойдёт. Он хочет провести это время со своими родителями, разве нет.
Однако вопроса в его интонациях не было.
Мэри выпрямилась и взглянула на мужа.
"Это уже слишком". - сказала она одними губами, затем повернулась к сыну.
- Идите.- она подтолкнула Кевина вперёд.- А как увидете, что заходим, возвращайтесь.
Затем Мэри повернулась к Питеру.
- Мы в школе, Питер. Ты перегебаешь палку.
Мужчина как-то холодно посмотрел на жену.
- Ты забыла, что совсем недавно говорила мне сама? О магазине?
Мэри поджала губы.
- Это другое.
Питер быстрым взглядом скользнул по другим родителям и прервал разговор, видимо считая, что не время и не место.
Дети возились то сами с собой, то друг с другом, то и дело подбегая к родителям, дергая их, потягивая за одежду или руки. Розери наблюдали за этой суматохой и казалось, думали об одном и том же. Все ли здесь люди? Не может ли быть опасно даже в школе. Их опасливость постепенно достигала безумных пределов, вплоть до того, что Мэри заявила мужу, что она меняет магазины, чтобы её не запоминали продавцы. Не вызывать подозрений, живя нормально или умереть, не разглядев опасности, пока живёшь нормально? Они балансировали.
Мэри и Питер одновременно с другими родителями повернули лица к открывшейся двери учебного класса.[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

10

Папа, конечно, запретил идти. Он не любил игр с другими детьми и предпочитал сидеть дома всем вместе. Даже если это очень скучно и они ничего не делали, а на улице прекрасная погода. Дома безопаснее. И, наверное, стоило слушаться его, потому что безопасность это важно. Но... В этот раза мама была против. У них были частые столкновения на этот счет, иногда они даже ругались - в своей комнате, громким шепотом и по вечерам, думая, что Кевин уснул. Мама всегда была за то, чтобы быть "нормальными", а лучше вообще все продать и уехать подальше, во Францию или Германию. Папа был против. И сейчас было также, но ругаться в людных местах было бы слишком шумным. Поэтому победила мама.
Бетани радостно отволокла его к своим родителям, представляя с гордостью, будто какую-то редкую карточку или статуэтку. Мама-пожарная без формы выглядела не так внушительно, но показала свой ожог на ладонях и сразу стала брутальнее в глазах ближайших детей. На ее фоне папа-механик был не таким интересным, но зато у него был с собой маленький гаечный ключ и он разрешил им помахать в воздухе и попытаться открутить гвозди из лавочек. Обычные и добрые родители, любящие свою неугомонную дочурку. Даже немного... Завидно?..
Но его семья все равно круче.
Дверь класса открылась буквально одновременно со звонком. В соседних аудиториях радостно завозились дети, раздались звуки отодвигаемых стульев, собирающихся тетрадей, ширканье молний на рюкзаках и топот множества ног в сменной обуви.
Коридор тут же наполнился гамом, разговорами, смехом и криками. Выглянувшая из их класса учительница торопливо помахала ладонью, приглашая всех внутрь.
Кевин отцепился от подружки и нашел в образовавшейся толпе, часть которой текла из коридора в общую рекреацию, а часть пыталась зайти в класс, родителей. Торопливо схватил отца за рукав рубашки, сжимая пальцами жесткую ткань. Быть одному в толпе было слишком напряженно, а рядом с родителями было чувство защищенности, спокойствия. Пусть даже они немного сердятся на него за "слишком детское поведение".
В классе было вдвое больше парт, чем обычно, и вдвое больше стульев. У доски, вместо учительского стола, сейчас отодвинутого к стене, стояла два стула. Видимо, там и должны были сидеть родители во время увлекательных рассказов о профессиях. А пока все рассаживались за парты, стараясь куда-то деть слишком длинные для низкой мебели ноги. Учительница поторапливала, закрывая за последними вошедшими дверь кабинета. Шум, топот и разговоры детей стали чуть более приглушенными.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

11

Когда Кевин взял отца за рукав, тот только бросил на него короткий взгляд и снова повернулся вперёд, медленно двигаясь вслед за входящей толпой. Однако, создавалось впечатление, что ему было куда спокойнее, когда сын рядом. Не смотря на то, что он не перехватил его руку, беря в свою, а скорее предпочел сделать вид, что ничего, достойного его внимания, не происходит, его спина все же расслабилась, а напряжение отступило. Мэри только улыбнулась, подметив эту картину. Помещение, где располагался кабинет, было не очень большим, но довольно уютным. Много растений в горшках, расставленных на полках, всевозможных подставках. По всему периметру висели какие-то плакаты, относящиеся к разнообразным предметам, а в конце кабинета, даже виднелась крупномасштабная карта Великобритании. Питер просверлил её внимательным взглядом и отвернулся. Обычный класс. Человеческий. Ничего здесь не напоминало и не говорило ни о существах, ни о тех, кто охотиться на них. Розери с сыном сели за одну из невысоких парт. Мэри аккуратно подобрала ноги, явно не зная, как сесть удобнее. В какой-то момент она слегка дернула уголками губ. Ей тоже здесь непривычно. Неудобно. Не просто за партой, а вот так.  Обычный день, в обычной школе с обычными детьми. Хотя к последнему Питер бы пожалуй добавил "возможно".
Возможно обычные дети. Никто не знает наверняка. Они часто это обсуждали: нужно ли было отдавать Кевина в школу или положить все силы, чтобы воспитывать мальчика самостоятельно. Неуверенно, но дошли до решения, что все же нужна школа. Однако и от присвоения навыков охотника, отец не отказался.
Вперёд вышла классная руководительница и сложивший руки на груди Питер, оглядел её внимательным взглядом. Она представилась и начала рассказ о важности этого мероприятия, для того, чтобы дети смогли сами определиться со своей будущей специальностью. Питер легко потер пальцами подбородок. Смешно. Он уже прекрасно знал, кем будет его сын. Это не вызывало вопросов. У него. Он взглянул на жену. Мэри, почувствовав взгляд, повернулась к нему и вопросительно заглянула в глаза. И снова это мгновение, когда кажется, оба знают о чем речь. Мэри не была настолько непреклонной в отношении будущего Кевина. Порой, они начинали обсуждать этот вопрос, хотя Питер и быстро сводил разговор на нет. Он снова повернулся к классной руководительнице.
- Первыми расскажут о своих специальностях семья О'Брайан.- женщина указала рукой на первую парту и невысокий мужчина и такая же миниатюрная женщина, поднялись под чужие аплодисменты.
- Ты знаешь всех в своём классе?- вдруг тихо поинтересовался Розери о сына.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

12

Сидеть за одной партой втроем было тесно, но весьма уютно Забившись между родителями и положив руки себе на колени, как образцовый ученик, Кевин чувствовал себя спокойно. Наверное, как чувствуют котята, залезшие в меховой комок из мамы-кошки и котят-братьев и сестричек. У них был такой комок на заднем дворе школы, около окна в подвал. Пушистая рыжая кошка и ее котята.
За соседнюю парту села Бетани и ее семья. Выглянув, она помахала рукой так, будто они впервые встретились, а затем снова спряталась за родителями. Ей явно не терпелось послушать рассказ матери и показать всем, какая она крутая. И ее мама. Хотя, наверное, все же в обратном порядке. Хотя Кевин не разделял ее оптимизма уже. Если нельзя рассказывать про оружие, стрельбу и то, что папа возвращается ночью из леса, запачканный чем-то грязно-бурым, то зачем вообще рассказывать?.. Совсем неинтересно.
- А?.. Да, я... У нас не было новеньких, кроме меня,- кивнул Кевин, вспоминая. Тут они жили с зимы, так что за это время, несмотря на летние каникулы, он успел выучить свой класс. И даже завести пару приятелей, чтобы было с кем поиграть на большой перемене и с кем посидеть за обеденным столом. Совсем одному было все-таки грустно, а идеальная компания в два или три человека была удобной.
- Это папа и мама Джеймса. Он рассказывал, что они с семьей приехали из Ирландии,- тихим шепотом ответил мальчик.- Он неплохой, но всегда толкает меня на физкультуре...
Так со всеми отношениями в восемь лет. Хороший тот, кто угощает конфетами, плохой - кто толкает во время игры в футбол. Ничего слишком уж масштабного, да и это ведь начальная школа. Откуда взяться масштабности.
Рассказ семейства О'Брайан занял не много времени. Мать рассказал про работу в банке, о том, как важно быть всегда на своем месте и принимать звонки и сообщения сотен людей, отец немногословно поведал об автомастерской, сложности механизмов и необходимой физической силе. Все вежливо захлопали, а учительница спросила, хочет ли кто-то задать вопрос.
- А вы можете украсть деньги из банка?!- восхищенно-громко спросил кто-то с задних парт. Взрослые хихикнули от такого вопроса, но большинство мальчишек в классе было очень заинтересованно этим вопросом. Даже сам Джеймс, который, кажется, до этого дня не подозревал о такой возможности.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

13

Не было понятно точно, удовлетворил ли ответ Кевина Питера и что именно он подразумевал под "знаешь ли ты всех", однако дальнейших уточнений не последовало. Возможно, Розери старший и хотел более подробного отчета относительно этих толканий на физкультуре, но сейчас было не время.
Первую пару выступающих, как было заведено, слушали лучше прочих. Внимание публики рассеивается уже ближе к концу, а потому о тонкостях профессий семьи О'Брайан все узнавали в тишине и внимательно, лишь порой позволяя смех или кое-какие вопросы. Например вот такой вот, об ограблении. Мэри тоже слегка засмеялась непринужденности и одновременно серьезности этого интереса, Питер же только прикрыл глаза, слегка изменив положение на неудобном, слишком низком для него стуле и продолжил внимательно следить за выступающими. Ирландцы. Там особенно много фейри, пожалуй. И не сказать, что сфера банковского дела от них всех так уж далека.
Мужчина внимательнее всмотрелся в лица, но ничего не увидел, кроме обычных, улыбающихся людей. Насколько обычными выглядят они со стороны? Розери слегка повернув голову, незаметно оглядел жену и сына, на фоне остальных. Пожалуй, достаточно? Раздражало ли его это все? Вся эта потребность в бегстве, постоянном сокрытии, точно это они теперь встали на место существ.
Да.
Приоткрыть дверь в другую жизнь, вышла следующая семья. Точнее, её часть. У бледной, темноглазой Мелани Хиттер был лишь отец. "А что с матерью?"- промелькнуло в голове Питера. Мэри, улыбнувшись чему-то из слов учительницы, которая представляла родителя, повернулась к мужу, но увидев его выражение лица и взгляда, что был направлен в сторону Хиттера старшего, слегка покачала головой и дотронулась до плеча. Затем коснулась и плеча Кевина. Видимо за компанию или чтобы напомнить о себе.
Питер слегка нахмурился, но теперь кажется, переключив внимание, просто слушал выступающего.
Ладно сложенный, темноволосый мужчина рассказывал о ветеринарном деле. Это несколько оживило младшую половину аудитории и привело к тому, что вопросы полились рекой ещё раньше, чем те можно было задать официально и по правилам. И кто у вас бывал и не кусались ли, а лечили ли лошадей, а каких-нибудь "необычных", "экзотических" зверей? Мужчина видимо слегка смутился от такой популярности, но старался отвечать на все вопросы, по мере своих сил. Что выходило у него очень даже неплохо.
Наверное то, что они выступают не первыми только на руку, решил про себя Розери. Не первые, не последние. Затеряются где-то в середине. Как и в жизни.
Следующими, на импровизированную сцену вышла полная женщина с аккуратно уложенными кудряшками и ничем не примечательный мужчина. Видно было, что мадам старалась за двоих: и себя приодела, украсила и мужа. Возможно, тот не проявлял никакой инициативы в этом вопросе, что было видно и по смиренному выражению лица в данную минуту. Она-логист. Он-строитель. Первое было непонятно даже парочке взрослых, потому объяснения слушались как-то особенно тихо, а вот к строителю отчего-то оказалось вопросов не меньше, чем к ветеринару. И как бы мужчина не пытался объяснить, что он лишь каменщик и не занимается созданием и проектировкой самих зданий, вопросы не прекращались ещё какое-то время, что видимо смущало его благоверную, что рассчитывала на "минутку" славы для себя.
Затем наступил черёд  уже знакомой мамы Бетани.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

14

К сожалению, мама Джеймса не могла украсть деньги из банка в черном маске енота и полосатом трико. Дети разочарованно вздохнули. Интересное внеклассное времяпровождение было отменено. А жаль, ведь грабить банки, если верить мультикам, довольно забавно.
Следующим был отец Мелани и он рассказывал про зверушек. И лечение. Но главным образом про зверушек, и это было восхитительно. Кевину нравились животные, они казались гораздо более доверчивыми, но и верными, чем люди. И все они были такие добрые, такие невинные. Никто не хотел сдать тебя, подставить, обмануть или выставить тебя дураком. Все животные были как будто хорошие люди.
Дальше - родители Дага Брауна. Он был, как однажды сказал учитель по математике, "маменькиным сыночком". Его мама и правда была активной, громко говорящей, говорила так, будто призывала всех бороться за справедливость, честь, достоинство и прочие слова из фильмов по телевизору. Его папа был тише, но его профессия была крута. Строитель! Это ведь на стройке, в каске, среди непонятных штук, громадных бетонных палок, и все это может упасть и убить, а он же жив, значит, несомненно, крут. Так думали все мальчишки и еще пара девчонок. Кевин тоже так думал. Человек, который мог бы умереть каждую секунду, а все еще жив - несомненно крутой человек.
- Давай, мама!- Бетани не смогла сдержать восторга от выступления собственной матери. На нее шикнули, но Кевин захихикал над соседкой по парте. Уже накануне все буквально в деталях знали насколько прекрасные профессии у родителей Бетани Паркер, потому что у нее плохо выходило держать рот на замке.
Сначала рассказывал механик-отец. Показал гаечный ключ, в паре мест измазанный в каком-то черном масле, рассказал про то, как чинит технику - от больших станков до маленьких часов, у него на руке. О том, какая сложная эта работа, как важно соблюдать технику безопасности и всегда быть внимательным. Кто-то из родителей, работающих в смежной области, согласно кивал, шепча своим детям о чем-то.
Потом вступила та самая легендарная мама Бетани. Серьезная, сильная женщина с ожогом на правой ладони, она рассказала о важности спасения людей. О том, что множество пожаров происходит почти каждую неделю, и что если бы не пожарные, то все бы погибали, как во время пожара в Лондоне пару сотен лет назад. Повторила про то, что нельзя играть по спичками и втыкать много вилок от розеток в один переходник. И закончила тем, что вот еще позавчера был пожар на окраине их города, в каком-то заброшенном складе, куда она ездила посреди ночи. Все впечатлительно протянули "оооо". Бетани сияла, как начищенная медная монета.
Тут же посыпались вопросы.
- А вы водите машину или спасаете людей?
- А правда, что пожарные не горят?!
- А откуда вы берете воду в большие бочки?
- А у вас есть большая-большая лестница?!
- А вы спасали из огня котят?
- А вы видели, как умирают люди?..- последнее спросил Кевин. Ему было интересно, наверное, с практической точки зрения. Сложно ли так, работать и видеть, как сгорает кто-то. Ведь нельзя спасать всех-всех-всех. В новостях всегда говорят про жертвы, а, значит, кого-то все-таки не выносят из огня.
Его вопрос был тихим, особенно среди общего шума, но, может, мама Бетани услышала... А может и нет. Повторять Розери бы не стал. Он, кажется, понял, что это странный для его возраста вопрос.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

15

Питер Розери слушал мать Бетани спокойно, однако, не без доли какого-то скептицизма. Уж слишком была разрекламирована она и ее деятельность заранее, а это заставляло внутри задастся вопросом о разумности траты времени на то, что все и так уже слышали по третьему-четвертому разу. Да и сама малышка, похожая многим на мать, и все же отличающаяся, обладала теми качествами, которые глава семейства считал ненужными. Эдакими сорняками, которые необходимо воспитывать и изменять. Болтливость, несдержанность. Совсем не то. Наглость? Пожалуй, из этого бы и могло выйти что-то хорошее, например настойчивость или умение взять свое, но на данный момент об этом можно было лишь отрешенно рассуждать. Чего делать Розери не собирался, вернувшись к рассказу, который так или иначе имел место быть. Однако кое-что интересное оказалось в нем и для охотника. Пожар. Позавчера ночью. На складе. Мэри никак не отреагировала на эти слова, не подчеркивая их в общем потоке и это хорошо. Она не должна знать, что для Питера это имеет куда больше смысла, чем даже для женщины - пожарной, что приехала на последствия и видела все своими глазами. Он опустил взгляд на свои руки, вспоминая некоторые подробности разговоров и событий, но из начавшейся задумчивости его вытянул тихий вопрос, заданный под боком. Розери оторвался, взглянув  на сына, но даже не изменив своей задумчивости на лице и никак не выразив удивления, неудовольствия или одобрения его вопросу. Он точно бы просто наблюдал, смотря, что из этого выйдет.
Мама Бетани услышала. Это стало понятно из того, как она замолчала и обратилась к Кевину. Она вежливо улыбнулась, как улыбаются ребенку, чтобы не обидеть или не испугать, но было понятно, что она смущена его вопросом. Или скорее тем фактом, что его задает именно он. Питер перевел взгляд на женщину, все еще наблюдая за процессом, но в тоже время показывая, что ничего особенного в этом вопросе не видел. Защищая Кевина.
- Да. Бывало, Слава богу, не часто. Но это очень печально и неприятно, чтобы об этом думать. Или говорить. Лестницы? – она повернулась в другую сторону. – Конечно!
Женщина продолжила отвечать на вопросы других детей, стараясь не поворачиваться больше в сторону младшего Розери. Было ли это странным? Считал ли Питер это странным.
- Это хороший вопрос. – сказал он тихо, так, чтобы не услышал никто из чужих. Мэри, все это время наблюдающая за обоими своими мужчинами, повернулась вперед. Между ее бровей пролегла озабоченная нервная складочка, но она ничего не сказала. А если и хотела, то видимо решила, что это подождет.
Не обычный день в школе, а тысяча мелких испытаний.
И одним из них будет …
- Мистер и Миссис Адамсон.
Их выступление. Никого из них никто не называл фамилией их семьи. Не здесь. И не в эти времена. Не с фальшивыми паспортами. Питер и Мэри поднялись. Мэри улыбнулась напоследок сыну, Питер же, пожалуй, делал вид, что все так, как надо. Они присели перед классом на стул. Странное дело, но теперь уже он почувствовал себя неловко, а она взяла положение в свои руки.
- Здравствуйте. Пожалуй, начну я. – Мэри улыбнулась, заправив короткую темную прядь за ухо и обвела зал взглядом, выдерживая короткую паузу. – Детский психолог.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

16

Мама Бетани очень ловко улизнула с вопроса, будто это и правда было чем-о неприятным. Кевин не считал тему смерти неприятной. Она была обычной, ведь умирают люди каждую секунду, и не в одиночестве, а буквально пачками. Что такого печального в этом?.. Непонятно.
Но переспрашивать мальчик не стал, потому что на него и так покосилась учительница и сама Бетани, с лицом, которое не выказывало положительных эмоций. Скорее оно было удивленно-недовольным, потому что никакие дурацкие вопросы не должны мешать сиянию такой прекрасной презентации.
Наконец, чета Паркер вернулась за парту к своей дочери. Устроившись между двух "звезд", Бетани сама стала сиять, как лампочка. Ее момент триумфа растянется на сегодняшний и, кто знает, может даже завтрашний день. Так что она наслаждалась этим вовсю. Хорошо, что такая любовь к вниманию не портили ее, как прекрасную соседку по парте.
Когда назвали фамилию Адамсон, Кевин даже не понял этого на секунду. Он помнил, что таких людей в классе нет. У них, кажется, вообще не было никого с фамилией на букву А. Но, когда раздался скрип рядом отодвигаемых стульев, мальчик вспомнил.
Это же "их" фамилия.
Кевину не нравилось то, что с каждым переездом им приходилось менять фамилию. Он едва успевал привыкнуть откликаться на одну, как уже приходилось переучиваться. А ему нравилась их настоящая, которую он слышал только дома и довольно редко. Но мама говорила, что сейчас сложное время и им пока придется использовать другие. Потому что так безопаснее, так лучше для них. Наверное, мама знает лучше...
Кевин неловко улыбнулся родителям, занявшим место напротив всего класса. Странно, что хоть он и не был там, с ними, но у него все равно быстрее заколотилось сердце и вспотели ладони. Он нервничал также, и также скрывал это ото всех, как и родители.
Выступление их семьи в какой-то мере было тайной для всех в классе. Кевин в школе старался о родителях не говорить вообще, включая имена, используя нейтральные "папа и мама", а они не рассказывали что именно будут говорить остальным. Так что это можно было считать настоящим выступлением.
После слов о детском психологе громко фыркнул Джеймс и еще пара мальчишек. У них в школе был детский психолог, но попасть к нему, по какой-либо причине, считалось верхом унижения и слюнтяйства. Не дай бог кто-то узнает, что тебя или твою семью позвали туда. А если еще зайдут посреди урока, чтобы отпросить для какого-то там опроса, мероприятия, урока или что-то такого - то пиши пропало. Любой авторитет мог рассыпаться после посещения "проклятого" кабинета на первом этаже, с бабочками и котятами.
Поэтому одноклассники покосились на Кевина так, будто он вмиг стал прокаженным. Или каким-то не таким. У некоторых прямо в глазах читалось это "фуууу". Совершенно детское поведение, потому что все взрослые наоборот выглядели уважительно.
Да.
Совершенно детское.
Так Кевин подумал и уставился взглядом в парту. Как будто он не успел на чуть больше полгода рассмотреть ее с микроскопической точностью.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

17

Оба Розери заметили и реакцию некоторых детей из класса и изменения, произошедшие с самим Кевином. Питер напрягся, чувствуя, что ему не приятен такой расклад, Мэри же отнеслась к подобному более спокойно. Она улыбнулась, сложив руки на коленях, ладонями вверх, и продолжила рассказ.
- Порой, каждый из нас чего-то боится, хотя может об этом и не говорить своим родителям или друзьям. У него что-то не получается. Порой, мы видим что-то странное и кажется, что нет никого, кто бы в это поверил. Многие стесняются рассказывать, считая, что их назовут врунами. Я верю. И выслушиваю всех, кто приходит ко мне. Мы занимаемся тем, что… Вместе идем против страхов, побеждая их. – Мэри говорила уверенно, чувствуя, что не совсем и врет. Ее голос звучал вкрадчиво, потому что приходилось иметь дело с детьми в первую очередь и уже потом с их родителями, но все же, казалось, что она не расслабленна. Что не на своем месте. Что ей не привычна обстановка в которой она находиться. Эту нервозность вполне можно было списать на волнение от самого выступления.
- Этим и занимается детский психолог. – подвела итоги Розери улыбнулась. Затем повернулась к Питеру. Тот сидел, сложив руки на груди и слегка откинувшись на спинку маленького стула. Весь его серьезный вид говорил о том, что он не горит желанием отчитываться о своей профессии перед школьниками. И тем более перед их родителями. Он посмотрел на Мэри, а затем перевел взгляд в зал. Ему хотелось сказать «охотник» и пусть делают с этим, что хотят. Пусть знают, кто отец его сына. И кто сам Кевин. Однако подобная выходка могла бы навредить и подорвать все их труды, оттого, он лишь сумрачно выдохнул:
- Адвокат. Восстанавливаю… справедливость. – пауза. – Сажаю за решетку разных подлецов.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

+1

18

Мама говорила уверенно и спокойно, наверное стараясь успокоить зашептавшихся и зашумевших детей. Из уважения (на самом деле скорее всего из-за страха перед сидящими тут же родителями) они притихли, но смотрели и пофыркивали все равно не очень уважительно. На некоторых родители неодобрительно глянули, но ничего не сказали.
Папа выглядел недовольным. Оторвав взгляд от парты и искоса, пряча глаза за челкой темных волос, глянув на отца, Кевин неуютно повел плечами. Он не мог точно интерпретировать настроение отца, но оно ему не совсем нравилось. Внутренне чувство опасности говорило, что постепенно нагнетается что-то не очень хорошее, растущее с молчанием старшего Розери.
Но нет. Папа выдохнул и ответил. Плечи машинально расслабились и дыхание восстановилось.
Кевин только сейчас заметил, что задержал дыхание на время, пока отец молчал.
- О, коллега,- подал голос один из отцов в классе. Мужчина выглядел старше, был в деловом костюме и с деловым портфелем, лежащим у него на коленях, как у самого послушного мальчика.- Не слышал о вас в нашем городишке. Вы, видимо, специалист по уголовным делам? Или восстанавливаете справедливость на административном уровне?
Кто-то из родителей, причастных к сферам права, хихикнули над словами второго адвоката. Не понявшие ничего дети шутки не оценили, но словами про восстановление справедливости и засаждение за решетку заинтересовались.
- А вы как Сорвиголова из комиксов, да?- спросила Бетани, руку из вежливости подняв, но разрешения не дождавшись.- Сажаете злодеев, да?
- Сорвиголова ночью убивал злодеев!- поспорил с ней какой-то мальчишка с задних парт, судя по очкам, поклонник комиксов и чтения. Или компьютеров. Бетани повернулась к нему всем телом, мордашкой выражая полнейшее несогласие с тезисами оппонента.
- Джим, ну ты же не думаешь, что тебе все признаются в том, что ночью убивают преступников!- заявила девочка голосом всезнайки, а потом ее обратно развернула мать, на всякий случай начиная что-то шептать на ухо. Джим фыркнул и поправил очки на переносице, не соглашаясь со своей ошибкой.
- А мама говорит, что адвокаты продажные!- крикнул Джеймс, пока ему не прилетело по голове от отца. Мать, работающая в банке, попыталась изобразить удивление, но презрение у нее явно выходило лучше и естественнее.
Кевин вжал голову в плечу и стал думать о том, как здорово уметь телепортироваться по своему желанию куда-то в тихое, безлюдное место.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1

19

Пальцы Мэри слегка, совсем незаметно дрогнули. Не сами по себе, не под гнетом слов, а в попытке взять за руку мужа. Она хотела было сделать этот жест, но замерла, как есть. Питер не предпринял ни единого движения в её сторону: не смотрел, не повернулся. И утешения и спокойствия он тоже не искал. Между его бровей пролегла лёгкая морщинка, спина была пряма, но хуже всего взгляд - холодный, прожигающий, острый. Взгляд человека, который не понимал, почему должен сидеть здесь и делать то, что делает. Он выборочно проскользнул по некоторым в классе, но остановился на Кевине.
Почему он должен сидеть здесь?
- Уголовное, в Лондоне. - он наконец оторвал взор от сына и перевёл взгляд на мужчину с портфелем. Слегка улыбнулся самым уголком губ, но выглядело это угрожающе, а не доброжелательно, чего видимо и добивались.- О Вас тоже не слышал.
Затем Розери старший посмотрел на мальчика, что воскликнул с места последним.
- Продажные? - Питер слегка склонил голову в бок. Есть ли хоть какой-то смысл объяснять этому ребёнку правду? Его ли это задача? Питер хмыкнул. - Это от профессии не зависит. - наконец сказал он.
- Надеюсь, вопросов нет. - сказал он. Розери бы встал и вышел отсюда. И все бы почувствовали в этом медленном жесте силу. Покуда он вставал - все бы молчали. Дети, особенно чувствительные к такого рода вещам, почувствовали бы. Обязательно почувствовали бы... Или молча пересел бы обратно на своё место, к своему сыну, отрезая разговор, так по своей сути и не начавшийся. Но Питер продолжил сидеть, потому что знал, что Кевину ещё учиться здесь. Ещё ходить в эту "нормальную" школу. Для обычных детей. Потому что это сейчас важнее его желания выйти. Важнее чем рассказать правду о продажности. Важнее, чем рассказать о себе.
Мэри отвечала на вопросы за двоих, хотя тех было и не очень много.
[icon]http://s5.uploads.ru/t/PKi4E.jpg[/icon][nick]Peter Rosery[/nick][status]-[/status]

Отредактировано Iren (2018-09-22 14:41:31)

0

20

В классе повисла тишина, ожидающая ответа. Кевин рискнул поднять глаза, чтобы посмотреть на родителей, и тут же наткнулся на взгляд отца. Прожигающий. Прожигающий не только его, но и пару рядов сзади, а может еще и стену. И взгляд этот был недоволен.
- "Меня убьют",- мелькнула в голове вполне оформленная мысль, и мальчик тут же уткнулся взглядом обратно в стол. Почему он чувствовал себя виноватым в том, что привел родителей сюда?.. Его ли вина в том, что отец злится, а мать - волнуется? Наверное его. Он же мог соврать, мог спрятать дневник, а в классе сказать, что взрослые просто заняты и не пришли. Конечно, это могло вылиться в оскорбления от особо "умных" одноклассников, но к этому Кевин привык. А к таким прожигающим взглядам - пока что нет.
К счастью, на этом вопросы практически и кончились. Пара родителей спросили у Мэри насчет того, где она работает и как давно, задали пару явно личных вопросов, скрытых под мотивами "а вот у меня у соседей ребенок есть", но на этом все. Чету отпустили на свое место и явно занервничавшая учительница позвала следующих родителей.
Когда отец и мать сели на места, Кевин сразу придвинулся поближе к Мэри. Не то чтобы он совсем боялся, но все-таки комфортнее сейчас себя чувствовал рядом с ней. Как птенчик под крылом у птицы, спрятавшийся от грома и раскатов молний.
Следующая семья старалась разрядить обстановку. Женщина с красивыми рыжими волосами, убранными в толстую косу, рассказала, что она домохозяйка, ведь у Розы, ее такой же рыжей дочери, есть еще четверо сестер. И за ними нужен уход, нужно постоянно готовить, убирать и прочие заботы. Мужчина с гусарскими усами и веселым взглядом рассказал о своей должности менеджера, начав рассказ с фразы "иногда я и сам не понимаю, что делаю, но делать приходится". Дети засмеялись, стало как-то спокойнее. На Розери перестали коситься и все внимание отдали ораторам.
Учительница спокойно выдохнула.
Кевин все так же сидел и смотрел в парту, вжав голову в плечи.

[icon]http://sg.uploads.ru/06py4.jpg[/icon][nick]Kevin Rozery[/nick][status]Happy Childhood[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » One day