Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Magia


Magia

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Magia
Когда-нибудь свет любви, горящий в твоих глазах,
Превзойдёт время
И наверняка разрушит одну мечту этого мира,
Спешащего к своей погибели. (с) Kalafina - Magia

1. Место действия
Астрал
2. Время и погода
Ночь с 22.03.2020 на 23.03.2020
3. Действующие лица
NPC, Сильван

Сильван хотел посмотреть, что было бы, если бы он выбрал другую жрицу и астральные существа спешат показать ему это.

0

2

Первое, что ощутил Сильван было ощущением отходящего назад времени. Всё возвращалось к той ночи, все события, точно плёнка, перематывались назад до этого момента. Вот он указывает на другую, их ночь проходит много проще: та не испытывает ничего, она податлива и послушна, она не делает из этого ритуала ничего особенного.
Той ночью Джалиндри никто не выбрал.

События стали мотаться вперёд, маркерами цепляя уже знакомые моменты. Вот, та же сцена, в которой Смерть убивает эльфов, только он не воскрешает их обратно. Его взгляд, обращённый к Сильвану, преисполнен безразличием, отсутствием интереса к просьбе всё вернуть. Он просто разводит руками и снисходительно улыбается: "Я не могу так рисковать, прости. Удачи!"
Вышедшие Жрицы и целители собирают тела, никто не знает, что случилось. Он видит Джалиндри, которая всё равно выходит вместо Верховной, но она так же помогает ему избавиться от остатков проклятья Чумы.

Та же сцена с плакальщицами, с утратой эльфийских воинов. Всё происходит практически так же, только Сильван не разговаривает с ней, просто наблюдая в толпе.

Время беспощадно идёт вперёд. Без интереса его собственные глаза видят лес, в котором, почему-то, всех существ СФники забирают в Рюген, а обезумевшего Стража убивают.

Он встречает её в лесу с пумами, но её взгляд ей больше не принадлежит.
- Я пришёл сюда за тобой, - хищный оскал на израненных девичьих губах.
Она вскидывает руку и черви связывают Сильвана по рукам и ногам, заставляя его опуститься на колени. Страж успевает убежать. Она подходит ближе. Никаких просветов сознания. Её там нет. Возможно, её не стало в первый же момент, когда Отец взял над ней контроль.
- Передашь эльфам мой пламенный привет, - она приподняла его лицо за подбородок. - Мы станем одной большой семьёй, Сильван. В семье принято заботиться друг о друге. Я научу тебя как. Это только сначала больно... потом - удивительно легко!
Черви полезли в него.

Темнота.

Он оказался в том же месте, где последний раз видел Джалиндри. Она выглядела иначе. Её ловушка теперь была троном, на котором она восседала и с улыбкой смотрела на нового "члена семьи". Фиолетово-чёрное пышное платье, корона, вид гораздо солиднее. Она была Королевой здесь.
- Какая неожиданность - сам бог Сильван! - воскликнула она. - Значит, мы добрались и до Вас. Помните меня?
Джалиндри склонила голову чуть набок.
- Я изменилась. Стала сильнее, познав любовь и заботу от Отца, - она улыбалась широко и радостно, - Вы тоже станете, Вы тоже её познаете. Вы ведь теперь тоже часть семьи. Благодаря Вам мы сможем попасть в Священную Рощу. Это будет отличным местом для малышей. Тела эльфов податливы и полны магии, малыши растут крепкими и сильными. Разве это не чудесно?

+1

3

Когда-то Сильвана звали Солум. И его земля была охвачена войной. Она распространялась заразой среди полей, укрывая темной тенью золотистые колосья, подкрадываясь к порогам простых сторожек и хибар, когтистыми лапами захватывая младенческие колыбели. Одна нация давила другую. Одна нация убивала вторую. Выжигала города, уводила в рабство неугодных. Его соратники были умнее. Создавали самые красивые одежды, украшения, новое оружие. Но их было меньше. И они оказались слабее. Поэтому солдаты запросто врывались ночью в их дома, уводя жен и детей, которых никто больше никогда не увидит, а мужчин, любых возрастов, заковав в кандалы, доставляли в большие города. В их же собственные города, на арены, которые некогда были театрами.

Когда-то Сильван, которого звали Солум, смотрел, как по горячему песку к нему шагает сам Великий Консул, пачкая подол своих одежд пылью и чувствовал, что его жизнь не стоит ничего. Ничьей скорби, ничьих слез. Поэтому, вонзив меч в песок, отпуская стертую в кровь ладонь от рукояди, он отпросил жизни других за свою и добровольно оставаясь в стенах Арены на еще несколько лет, каждый день из которых растягивался в тысячелетия. Он полнился яростью. Он выпустил всех, кто принадлежал его народу, выжигая искры из серых камней своей решимостью. За ним вставала толпа. Его имя разносилось среди угнетенных. Сначала шепотом, затем все громче, пока он, раз за разом отпускал других, имея шанс для себя. Видя в их глазах не злость, не надежду, не желание выжить, а только боль. Затем впервые отпустил римлян. О нем заговорили в домах богоугодных. О нем молчала Валерия. Ненавидел тех, кто радостно воет, предчувствуя кровь и зрелище. Защищал от ударов других, стараясь не ломаться сам.

Сильван считал, что он и Солум – две разные личности. Его отрекаемое завядшее прошлое и неисчерпываемое настоящее.
Но он ошибался.
Он чувствовал, как в нем просыпается боль, за порабощенные земли и народы, раздающиеся шепотом о его вине в ушах. Чувствовал ярость. Он чувствовал свое. И это было главным знаком к тому, что он ошибался. Тускул не знал, почему его сделали богом. И только лишь сейчас внутри появились сомнения. Или скорее нить, ведущая к ответу, который ему еще предстояло найти.
- Помню. – ответил бог. – Не чудесно.
Его взгляд был холоден, но внутри зрела боль.
- Потому что конец всему – неуправляемый хаос.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/oTufZ.png[/icon][nick]Silvan Tuscul[/nick][status]-[/status]

+1

4

Она снисходительно улыбнулась.
- Сильван, ну что Вы такое говорите. Всё будет хорошо, - она уверенно кивнула. - Мы просто хотим помочь существам добиться успеха. Мы постепенно захватим каждого и очистим землю от людей. Она станет... лучше без них. Мы перестанем прятаться. Мы будем верить друг в друга и вера наша даст нам возможность вновь быть прекрасными. Бессмертными. Каждый из нас будет подобен богу. Мы излечим раны этого мира. Остановим тот кошмар, что породили люди... да, достижение гармонии без жертв невозможно, но оно стоит того.
Джалиндри склонила голову набок.
- Вы же любите природу. Любите мир. Любите свою силу и мощь. Мы дадим Вам силу, куда большую, чем у Вас была. И мы будем все любить Вас. Ваше тело скоро прибудет в Священную Рощу. Ничего плохого в том нет. Эльфы будут благодарны, когда поймут, что служили высшей цели. И Вы тоже будете благодарны... Да ведь и Вам нечего терять. Какая разница что там происходит.
Она махнула рукой.
- Ничто не держит Вас там. И меня. И всех нас. Именно поэтому мы должны объединиться в единую силу. Нас могут убивать, резать, уничтожать, но мы все останемся здесь, вместе. И мы сделаем мир лучше. Потом, когда всё закончится, мы снова откроем глаза и увидим новый мир.

+1

5

Лицо Сильвана вновь стало непроницаемо, однако не той холодной безразличностью, а скорее сдержанной строгостью. Подсознательно чувствовалось, что его спокойствие - не отсутствие эмоций, а лишь их удачное сокрытие. Он сделал короткий шаг вперёд, к подобию трона и слегка приподняв лицо, заведя руки за спину, склонил голову вбок.
- Баланс, или, как Вы выразились, гармония - не стабильная вещь. Как ветер или бегущие воды реки. Нельзя установить его, можно лишь поддерживать, грамотно направляя.
Он сделал ещё один шаг по направлению к Джалиндри.
- Люблю природу? Свою силу? - Сильван слегка приподнял уголки губ, а глаза вновь потемненели от сдерживаемой ярости. - Я служу людям. Пусть и приходиться порой вступать с ними в спор, но человек - дитя этого Мира, создание Природы и ради него мне даровано то, что я имею. Ради человека человеком я погиб. Мне не нужна пустая власть, созданная и живущая ни для кого. И любовь мне не нужна, коль она воздается моему имени, а не делу.
Бог сделал ещё один шаг и замер у подножья. Его плечи вдруг расслабились, а из взгляда исчез мрак, дающий знать о той буре, что таилась внутри него. Он задумчиво взглянул на Джалиндри.
Вот какой у него план? Подвластить себе все души и уничтожить мир "снаружи"? Слабосопоставимо с тем хаосом, что предрекали.
Мужчина протянул руку и каснулся пальцами лёгкой ткани платья, рассматривая её неотрывно.
- Существа, как и люди, не смогут быть в мире друг с другом всегда. Родятся войны и споры, и все тоже самое, что имеется сейчас, но другого масштаба. Так к чему тот мир? Что там будет?
Он поднял взгляд, отпуская подол.
- Ты этого хочешь? - тихо спросил Сильван, пусть и понимал разумом, что пред ним не та самая эльфийка, что даровала некогда возможность вновь познать  наслаждение музыки.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/oTufZ.png[/icon][nick]Silvan Tuscul[/nick][status]-[/status]

0

6

Она сначала закатила глаза, явно намереваясь что-то сказать, но затем он задал ей странный вопрос. Она склонила голову чуть набок, смотря в его глаза. Молча. Молчание это продолжалось, наверное, недолго, но оно было... Чрезвычайно глубоким. Лицо женщины изменилось, напоминая то, чем она была на самом деле.
- Какая разница чего я хочу, - прошептала она, отводя взгляд и сжав подлокотники трона до того сильно, что пальцы побелели. - Никому нет дела до того, что хочу я. Даже мне уже нет дела. Мне самой.
Джалиндри повернула голову к нему.
- Это так трогательно, - она вскинула брови. - Любовь к делу хотели получить? А что вы такое сделали, чтоб вас кто-то полюбил? Ничего особенного, скажу я вам. Вы просто исполняли свои обязанности, как бог. А я исполняю свои. Как источник его энергии. У меня нет никакого особенного предназначения. Нам ли с вами желать любви, Сильван? Мы на неё не способны. Мы созданы, чтобы служить. Вы - людям. Я - ему. Это было писано мне судьбой, так говорила сама Верховная. Тёмная судьба, говорила она мне, глядя на звёзды. Она сказала мне, что я пойду путём разрушения, потому что не буду способна на созидание. Потому что мои чувства всегда будут пусты, желания бессмысленны. И никому никогда не будет до меня дела. Что, разве не так?
Она усмехнулась.
- Ни одному существу, живущему в этом мире, нет дела ни до меня, ни до вас. Нас с вами уравняли, Сильван. И мы уравняем всех точно так же. Любому нежелающему равенства - уничтожение. Всё просто.

+1

7

Сильван молча смотрел на Джалиндри в протяжении всего разговора, то внимательно изучая её лицо, фигуру в целом, то уходя в собственные мысли, слегка отводя взгляд. Пытался ли он отыскать в ней ту связующую нить с Джалиндри из собственного настоящего или же вдумывался в суть плана Отца, а может быть вообще что-то третье? По его выражению лица, глаз, привыкших все скрывать от внешнего мира этого было не понять. Но знание того вопроса из-за которого он в общем и целом оказался здесь, подталкивало к первому. Когда голос девушки замолчал, бог поднял на неё взгляд снова и вновь внимательно оглядел её целиком, точно решая, говорить дальше то, что намерился или нет.
- В этом мире жила одна душа, которой было до меня дело. Хотя я ничем этого и не заслужил, скорее даже, наоборот, достоин был её неприятия. Слишком светлая для такого древнего бесчувственного существа, огрубевшего ли по рождении, или с течением нескончаемых веков. Слишком сильная в своей любви. Она не отвернулась от меня. - Сильван слегка склонил голову, точно бы рассматривая что-то  затем вновь поднял лицо, моментально находя глаза девушки взглядом. - Так и я не отвернусь. От тебя.
Бог печально вздохнул, понимая, что возможно совсем не той и не в "тогда" говорит подобные слова. Но может ему и легче было сказать это не той, чем позволить эти слова самому себе в настоящей действительности.
- Значит такого исхода хочет Он... - задумчиво сказал Тускул, переходя на другую тему. - Зачем бы.

[icon]http://s9.uploads.ru/t/oTufZ.png[/icon][nick]Silvan Tuscul[/nick][status]-[/status]

+1

8

Женщина хотела что-то ответить, но осеклась и устремила взгляд куда-то в сторону. Она прикрыла глаза и было видно, как дрогнули её губы. Она приложила ладонь к ним, сведя брови в приступе немой, сильной боли и горечи. Молчала, не издавала ни звука. Всё замерло вместе с ней. Ни слёз. Ничего. Просто тишина.

Сколько это продолжалось?

Эльфийка медленно опустила руку, повернувшись к нему. Так же. Медленно.
- Безумие, - коротко шепнула она. - Полное.

Медлительность исчезла. Она быстро поднялась и в два счёта оказалась близ него. Выражение её лица приобрело какую-то мрачную решимость. Она с силой толкнула его ладонью в грудь и Сильван мог почувствовать, что здесь его больше ничто не удерживает. В этом состоянии. Позади него извивались на полу черви, которых она изгнала из него одним толчком.
- Беги. Просыпайся. И никогда. Никогда не приближайся ко мне. Убей меня быстро и незаметно.
Её ладонь ещё лежала на его груди.
- Останови это.
Он мог отчётливо слышать, как за его спиной что-то разверзлось, точно пасть огромного монстра. Тёмный коридор венчался ярким светом. Чем дальше - тем меньше того гнетущего мрака, что царил здесь. Она открыла ему дорогу. Настоящая она.
- Для меня уже слишком поздно.

+1

9

Сильван пристально наблюдал за изменениями в лице Джалиндри. За расцветающей болью, пронизывающей выражение глаз, поворот ее головы, бледные тени от прядей волос. Он читал дрожание ее губ и чувствовал отклик где-то на задней стенке самого своего существа. Но если ранее он глушил, убивал его не позволяя родиться этой, загубленной еще в утробе эмоции, то сейчас бог позволил ей растечься неприятной мутью от живота к груди, от груди к плечам, почти до кончиков пальцев. Страх. Его и ее. Боль. Ее и его. Отдаваясь неприятной казалось бы эмоции Тускул чувствовал себя… живым. Сильван смотрел на эльфийку с тем выражением, с каким мог бы смотреть подсудимый, знающий, что он не виноват, но из приятия самого судьи, готовый вынести и исполнить любой приговор. Он скользил взглядом по ее чертам, запоминая в этот долгий короткий миг все словно бы снова. Сызнова ее жесты, медленный поворот, движение рук. Он поднял лицо чуть выше, ловя ее взор.
- Безумие. – сказала Джалиндри и Сильван был согласен как никогда. Она поднялась и решительно подошла к нему, толкая назад. Бог лишь смотрел, покорно отступая и следя за дальнейшими действиями девушки. Но покорность эта была лишь к действиям, отнюдь не к словам. Он мог ее убить и даже не повернуться уходя. Он должен был остановить это безумие, творящееся под началом Отца и спасти хотя бы ради того дела для которого он и  был создан. Но осознание этого не сходилось с теми эмоциями, что возникли в ответ на  заявления Джалиндри. Он не хотел. Мог бы, но… Или даже не смог бы. Оставить, зная, что не встретятся в будущем. Что в будущем уже одна пустота. Вот какова для людей смерть. О, кто бы знал, как легко оставить существо на долгие столетия, зная, что оба их переживут и вновь пересекутся в нужной точке на пути истории. Что для него значило существование Джалиндри? Почему его нужно было прижать к стенке и почти полностью ее лишится, чтобы наконец поймать за ускользающую во тьме руку? Как хорошо быть уверенным, считая, что все будет так, как ты захочешь и для этого даже не обязательно говорить. Борьба Сильвана с самим же собой, неосознанная и непостежимая, медленно входила в разряд осязаемой и осмыслеваемой. Он наконец увидел какой внутри него хаос. Разве что честность, как и прежде, оставалась под его началом.
- Не смогу. – все так же, казалось бы по-божественному правильно ответил он, если бы вся суть слов не была вывернута наизнанку.- Без тебя.
Почему он должен всегда уходить? Почему он всегда уходит? И почему должен уйти сейчас?
Тускул прикрыл глаза с легким вздохом и открыв их, смотрел уже иначе. Вялая печаль стала решительностью.
- Там, где нет тебя, ты будешь спасена. – пообещал он и сделав еще шаг назад, отдался темной мгле. На миг его рука поднялась, точно бы желая в последний момент схватить Джалиндри, но жест этот был лишенным этого намерения, а оттого, столь слабым, что его пальцы даже не коснулись бледной кожи.
[icon]http://s9.uploads.ru/t/oTufZ.png[/icon][nick]Silvan Tuscul[/nick][status]-[/status]

Отредактировано Iren (2018-10-21 11:26:56)

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Magia