Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Ashes


Ashes

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Ashes
What's left to say?
These prayers ain't working anymore
Every word shot down in flames
What's left to do with these broken pieces on the floor?
I'm losing my voice calling on you
'Cause I've been shaking
I've been bending backwards till I'm broke
Watching all these dreams go up in smoke
Let beauty come out of ashes
Let beauty come out of ashes
And when I pray to God all I ask is
Can beauty come out of ashes?

1. Место действия
Франция, Париж
Гостиница LeGrand, ресторан на первом этаже.
2. Время и погода
11.04.2020, 18.00 и далее,
На улице прохладно, безоблачно.
3. Действующие лица
Эвелин Портер, Дэвид Смит

Дэвиду нужно получить доступ к архивным данным. В письме Эвелин ему отказала, но, может, он убедит её в необходимости лично?

+1

2

С корабля на бал - это про Эвелин. Слишком много дел надо уладить и много где показаться и Париж не исключение. Ей хотелось уже просто отдохнуть, но, так уж вышло, что перед отпуском нужно всё проверить и убедиться лично в том, что без неё за месяц ничего нигде не рухнет. Кое-где даже пришлось сделать пару стратегических перестановок.
Она прилетела всего пару часов назад и только и успела, что принять душ и переодеться. Белая юбка, расширяющаяся к полу, длиною до середины голени, с голубыми цветами, туфли с тем же узором, голубой пиджак в тон, белая блузка без рукавов и белые сетчатые перчатки до запястий. Довольно кокетливо и элегантно, вкупе с высокой причёской. Что-то такое и пристойно носить моднице в Париже.
Но перчатки она носила по другой причине. Она не носила кольцо Венченцо, потому что оно оставило на её пальцах аллергию. У неё никогда не было аллергии на украшения, а тут откуда-то взялась. Она бы расценила это, как знак, но предположила, что это пройдёт. Когда пройдёт - тогда и снимет перчатки, а пока пусть будет так. Неприятно ей было смотреть на эту "до сих пор чёрт возьми зудящую" сыпь на пальцах.

Она глянула на экран мобильного телефона. Дэвид ещё не опаздывал, но ей уже хотелось уйти. Видеть его сейчас, вблизи, говорить с ним лично... Она и переписываться с ним бы не стала. Всё, она уже чужая женщина, да. Не его. И он, кажется, вполне с этим был согласен, когда они виделись последний раз.
Не стоит, конечно, думать, что в своих фантазиях, она не рисовала себе эту киношную сцену, когда...ну знаете, да? Свадьба, священник говорит: "И если здесь есть кто-то, кто против этого союза, то пусть скажет сейчас или замолчит навсегда..." И в этот момент открываются двери церкви, туда влетает Дэвид, весь запыхавшийся, в дурацком костюме из секонд-хенда, и громко кричит: "Я против! Она моя! Ты её не получишь!" Можно ещё чтоб была драка. Дурость, конечно. Кино на то и кино, чтоб там были такие моменты, о которых потом грезят девочки. Если бы он так сделал, это было бы позорище, вообще-то. Особенно для имиджа. Надо же, один Кардинал сбежал от другого во время бракосочетания, вау.

Перед ней не было ни еды, ни чая, ни кофе. Только стакан воды. Как-то уныленько. Женщина взяла из сумочки блистер с таблетками и закинула одну в рот, тут же запив и поморщившись. У этих был мерзкий привкус. Как раз, когда она их запивала, в ресторан вошёл и Дэвид. Она махнула ему рукой, привлекая внимание, но не глядя на него. Кожа на руке опять зачесалась и она потёрла фалангу безымянного пальца, понимая, что открыто чесать руку, как бы, не очень-то пристойно. Но этот чёртов зуд просто сводил её с ума.
- Добрый вечер, - поздоровалась она, повернув к нему безучастно-спокойное лицо. - Присядьте и расскажите в чём необходимость. Я не могу просто так распоряжаться кодами доступа к архивам, думаю, Вы это прекрасно понимаете. Поэтому - слушаю.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

3

Он не останавливался в таких дорогих гостиницах. Просто не хотел. Привык, пожалуй, к минимальным удобствам, которые особенно не ставят перед ним выбора и не балуют желанием остаться. Нет в "его" гостиницах этих крутящихся стеклянных дверей, начищенных до блеска, вежливых лифтеров в фирменных шапочках и мягких дорожек, которые хочется обойти по голому полу рядом. Не то чтобы роскошь вызывала у Дэвида какую-то неприязнь или ощущение дискомфорта. Но он знал, что это просто напросто не его. С этим ощущением не своего места, он и входил в ресторан. Правда входил все равно уверено, умиротворенно, не проявляя неловкости, которую собственно, и не ощущал. Держал внутри себя другое чувство. Кое-что изменилось в нем после всех этих поездок. Пусть вокруг место было действительно и "не его", но внутри себя, он постоянно прибывал с самим собой и в себе, крепко ощущая и поддерживая это равновесие. Он заметил Эвелин ещё до того, как она подняла руку. Как иначе. Выглядела женщина уставшей, если не измученной. И теперь это говорило для Священика куда больше, чем обычно. Не только работа рисовала эту загруженность потяжелевшим взглядом и холодной речью. Сколько жизнь как таковая. Он словно бы... Дэвид словно бы вновь видел её такую какая она есть. Или по крайней мере так думал. Он растегнул пуговицы куртки и сняв её с плеч, повесил на спинку стула, особо не заморачиваясь поиском возможной вешалки.
- Вечера. - Смит сел и только теперь посмотрел Эвелин глаза в глаза. Вышло уверенно и в тоже время изучающе. Словно он что-то знал и проверял так это или все же нет. - Да, конечно. - он отвел взгляд, выискивая что-то в зале. - Дело в том, что... о! Официант. - Дэвид не без удовольствия махнул рукой, подзывая мужчину в белой рубашке и чёрных прямых брюках к их столику. Священник улыбнулся и повернулся к Портер.
- Будешь что-то, потому что если честно, я не ел, а разговор не из коротких. Прости. - он немного неуверенно пожал плечами. - Наверное у тебя были планы, но это  все важно.
Смит растегнул рукава простой фетровой рубашки и закатывая их, коротко взглянул в удерживаемое меню.
- А... - он нахмурился. - Ладно, что я. Суп и кофе. - Дэвид указал на конкретные строчки и официант кивнул, принимая заказ. Смит обратил свой взор к Эвелин, приподнимая брови и как бы спрашивая, что она будет.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

+1

4

Эвелин спокойно встречала его взгляд и наблюдала за его поведением. Ей было непонятно, что он от неё хочет и зачем, но он, вроде как, выглядел уверенно. Или нет? Впрочем, какая разница. Она снова потёрла руку. Ужасный зуд.

- Из еды - ничего, уже слишком поздно, - коротко бросила она, качнув головой. - Имбирный лимонад. Пусть будет.

Женщина склонила голову набок, убирая руки под стол, чтоб не акцентировать на них внимание. Чуть подалась вперёд.
- Я не планирую задерживаться, Смит. Поэтому, давайте Вы просто обрисуете ситуацию, я пойму есть ли необходимость в открытии доступа или нет и мы спокойно разойдёмся, - она дежурно-вежливо улыбнулась. - Должна отметить, Вы выглядите здоровее, чем когда мы виделись последний раз. Это похвально, как и результаты Вашей работы, особенно в последнее время. Вас выдвигают в возможные Кардиналы и я подтвердила актуальность Вашей кандидатуры.

Эвелин не смотрела на него. Куда-то сквозь, будто бы говорила автоматически. Она прикрыла глаза и тяжело, устало вздохнула, откинувшись на спинку стула. Официант принёс ей стакан с лимонадом и она благодарно кивнула. Портер сделала пару глотков, отставила его в сторону, отметив, что у неё дрогнула рука. Та самая, что чесалась. Не стоит ей пользоваться, чтоб и самой на неё не обращать внимание, и Дэвиду не показать этого ненароком.

Кожа пульсировала под тканью и горела. Нужно бы купить какую-то мазь, потому что это совсем никуда не годится. Она убрала руки на колени, снова натянув улыбку и взглянув на Дэвида. На сей раз в глаза.
- Надеюсь, мне нет необходимости объяснять, что я очень устала после перелёта. Иными словами... Я очень внимательно слушаю ваши разъяснения ровно до тех пор, пока у меня что-то есть в стакане.
Она указала глазами на лимонад и снова подняла их на Дэвида. Он действительно выглядел лучше. Как-то... Будто бы даже как обычно, как раньше. Может, нашёл себе кого-то. Может, воодушевлён работой.

А может она просто очень соскучилась, так давно не видя его вблизи.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

5

Дэвид взглянул на Эвелин. Нет, похоже еда, в качестве отвлекающего маневра, подождет. Не до этого. Он вздохнул, слегка согласно кивнув.
- Я хо… - «хотел поговорить о другом?». Спокойствия как не бывало. Во внутреннем кармане куртки завибрировал телефон. Дэвид как-то растерянно взглянул в его сторону, точно бы не мог понять, откуда он у него, чей он и вообще что происходит. Он сжал зубы, но не мог не, хотя бы, посмотреть, кто звонит. Вытащив мобильник, он пробежался по номеру на экране и понял, что он принадлежит Пеллетьер. Дэвид тут же подобрался, став сосредоточенным и посмотрел на Кардинала серьёзно, говоря, что звонок важный, но он не очень знает его причину. Не исключает и экстренную ситуацию. Он принял вызов.
- Алло.
- Добрый Вечер, Смит, сэр. Это Мишель Ривьера.
- Господин Ривьера? – Дэвид озадаченно взглянул в сторону.
-  Это я, да. Послушайте, вы же будете искать родственников Кристы и все такое?
- Что? Нет, этим зани… - почему он позвонил сейчас? Почему не двадцать минут раньше или… не сегодня?
- Да я знаю! В общем. Есть кое-кто. В Каире. Я съезжу сам. В ближайшее время.
Смит выдохнул и потер переносицу пальцами. Затем вдруг как-то взволнованно посмотрел на Эвелин, точно бы боясь, что та сейчас, не выдержав всего этого фарса, встанет и поднимется в свой номер, свернув разговор. А ведь лимонада становилось все меньше. Дэвид перевел взгляд на стакан.
- Не стоит. – сказал он, точно загипнотизированный.
- Почему? – искреннее удивление из трубки.
- Потому что Ваша жена беременна, без родственников в Париже и вступает в Орден? – Дэвид сморгнул оцепенение. – Еще не вступила. Вы ей нужны. – он не торопился, зная, что дело так или иначе важное, но внутренне переживал, что его возможность поговорить уже улетучилась, стерлась в пыль. С другой стороны, возможно он еще найдет время?... До похищения.
- Хм. – Мишель замолчал.
-  Мишель? – позвал его Смит.
- Да, наверное Вы правы. – согласился он. – Просто хотел сделать ей приятное. Ну, знаете. Родственник и… все такое.
- Вы же звоните с ее телефона? – уточнил Дэвид.
- Да, но я ушел. Просто… - он явно подбирал слово. – Одолжил мобильный.
- Понял. Если нет больше вопросов, тогда… - Смит провел пальцами по темно-алой скатерти  и вновь поднял взгляд на стакан.
- Оу! Так я Вас отвлекал. Извините.
- Нет…  - Дэвид прикрыл глаза. - Да.  – смиренно согласился он. - Но это не значит, что Вы не можете звонить.
- Я понял. Извините еще раз и спасибо, что уделили время! А насчет Каира… Не в ближайшее время. Но я бы хотел быть в курсе. Первее Кристы!
- Понял. До встречи. – Дэвид отвел мобильник от уха и отключил связь, виновато посмотрев на Эвелин. – Извини. – он потер пальцами щеку. Отложил телефон на стол, почему-то уставившись на него, а не на собеседницу.  – Знаешь. Я не хочу говорить о том, для чего ты меня позвала. Потому что, наверное, пришел изначально для другого. Мог бы изложить все в письме. Уж не было ничего  там столь секретного – слухи, подозрения, пусть и довольно настойчивые и косвенно подтвержденные. Однако, есть одна вещь, которая куда важнее.  – он наконец поднял взгляд. – Это ты, Эвелин. – Дэвид вздохнул, подняв ладони примирительно. – Ты в праве свернуть этот диалог в любой момент, конечно, потому что я ни в чем не уверен, кроме одной вещи. 
Он ощущал, как сердце сказало «нет» его настоятельным просьбам угомониться. Хотя вроде бы… Вроде бы… Но Господи. Он так боялся увидеть омерзение, непонимание, удивление в ее глазах. Боялся услышать: «О чем ты?».
-  Я очень… очень обидел тебя. И возможно… Возможно было бы очень странно или даже глупо просить прощения после стольких лет, но. Я это и собираюсь сделать. – он поднял взгляд достаточно решительно. От чего-то вновь вспомнились те дни, проведенные ктоб-знал-где по заданию Бригитты. То, что он узнал на них. То, что понял и о себе. – За это и за то, что все еще люблю тебя. – он терял уверенность с каждым произнесенным словом. Все эти «ты вспомни, как она смотрела» - были слишком шаткой поддержкой для настоящего момента. Дэвид на миг заглянул внутрь себя. Сказал ли он что-то, что было не правдой? – И я бы хотел спросить… То, что ты делаешь сейчас – принесет тебе счастье? То, что происходит сейчас – это то, чего ты хочешь? – Дэвид слегка пожал плечами. – Чего ты хочешь, Эвелин?
Беспокойство и спокойствие равноценно сбалансировались, постоянно немного залезая на сторону врага. Дэвид слишком явно ощущал, что в любой момент может уйти в одну из двух крайностей.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

+1

6

Когда ему позвонили она тяжело вздохнула, сделав ещё пару глотков лимонада. Он был омерзителен. Этот идиотский лимонад. Почему она заказала именно это? Отставив его в сторону, она склонила голову чуть набок и откинулась назад, скрестив руки и закинув ногу на ногу. Будто бы демонстрируя недовольство, хотя ей было всё равно. Она по поводу девочки уже решение вынесла, основываясь на решении Дэвида, слушать этот разговор нет смысла.
Когда он обратился к ней, она спокойно перевела на него взгляд и сразу же нахмурившись, не понимая, сначала, к чему он клонит, но не выдавая это непонимание. Скорее, транслируя заинтересованность.

Её сердце сжалось.
"Я очень обидел тебя."
Ей не послышалось?
Она будто хотела что-то сказать, даже сделала вдох, но тут же замерла.
"Всё ещё люблю тебя."
Ей не послышалось?

Брови Эвелин расправились. Руки легли на колени и сжали ткань юбки. Она опустила взгляд, слушая его и чувствуя, как всё внутри...сжимается и разжимается. Она украдкой ущипнула себя за кожу, но не проснулась. Он действительно говорил ей всё это. Действительно спрашивал. Женщина почувствовала себя очень... беззащитно. Она молчала и, кажется, долго. Не смотрела на него, просто слушая, как бьётся сердце где-то в глотке. Её плечи дёрнулись, она посмотрела на него и снова что-то хотела сказать, но опять не смогла. Куда подевалось всё красноречие и всё спокойствие? Она прикрыла глаза, чувствуя резь в них, хмыкнула. Открыла глаза.
- То есть для того, чтоб сказать мне это и спросить... тебе обязательно нужно было, чтоб кто-то позвал меня под венец? - спросила она с усмешкой и её губы и голос задрожали. - Обязательно нужно было почувствовать, что ещё один шаг и всё? Совсем-совсем всё, да?
Женщина медленно сняла перчатку с руки и показала ему сыпь на пальце, плавно переходящую на ладонь. Кое-где даже видна была кровь от того, что она всё-таки расчёсывала это.
- Даже моя кожа противится ему, - процедила она сквозь зубы, чувствуя, что из глаз потекли слёзы.
Она торопливо надела перчатку обратно. В ней поднималась какая-то злость, обида, но, вместе с тем, ей... хотелось, чтоб сейчас всё решилось и однозначно.
- Всё, чего я хочу - проснуться, - почти что пропищала она, чувствуя, что уже не в силах справляться со слезами. - Проснуться и узнать, что всё это... просто плохой сон. Что, на самом деле, я просто... проснусь. И всё это окажется неправдой. Всё, что случилось.
Она прикусила нижнюю губу, пожав плечами и помотав головой. Нервно усмехнулась, сквозь слёзы.
- Я же... Дэвид, я же никогда... почему ты поступил так со мной? - она обхватила себя руками, корчась, будто от боли. - Я же... Я же так тебя любила. Я хотела твою фамилию. Просто хотела твою грёбаную фамилию. Хотела, чтоб у нас были дети. Свой дом. Я хотела прожить с тобой жизнь. Всю свою жизнь. Что я сделала не так? Почему ты так поступил со мной?
Она подняла на него взгляд.
- Я же была вся для тебя. Я была твоей. Без остатка. Ты был всем для меня... Какое у меня могло быть счастье, какое оно может быть в принципе, если ты растоптал мою душу? И сейчас ты хочешь, чтобы я просто взяла и простила тебя? Вот так, за один присест? Просто потому что тебя торкнуло спустя двадцать лет, после того, как другой мужчина позарился на меня?

Эвелин схватила стакан с остатками лимонада и гневно плеснула содержимым в него, шустро отставив его в сторону.

Пауза.
Она утёрла слёзы двумя руками одним резким жестом, сделав глубокий вдох и судорожно выдохнув.

- Пожалуй, теперь мне будет проще тебя простить, - серьёзно заключила она, поднимаясь с места и быстро доставая из сумочки кошелёк, с трудом справляясь с его застёжкой, чтоб достать наличные. - Если ты хочешь, чтобы я простила тебя, то ты сейчас поднимешься и пойдёшь со мной в мой номер... и сделаешь что-нибудь с моей истерикой, иначе я буду орать на тебя дальше прямо здесь. Скажи спасибо, что они не принесли чёртов суп.
Она нервно улыбнулась, широко раскрыв глаза. Сердце колотилось в груди.
- Дэйви, не медли, я правда буду орать на тебя, - она скользнула по нему взглядом, вернув внимание кошельку и выложив сумму, которая должна была покрыть их заказ и даже чуть больше. - Я же сказала, разъяснения я буду слушать здесь ровно до тех пор, пока у меня что-то есть в стакане. Что же, я сдерживаю свои обещания.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

7

Дэвид спокойно открыл глаза и даже не сделал ни единого движения, чтобы как-то отереть лицо. Честное слово, лимонад – это очень мало по сравнению… По сравнению. Он взглянул на лицо Эвелин, затем на ее руки, нервно вытаскивающие деньги из кошелька. И, пожалуй, этого ему хватило, чтобы успокоиться совсем. Смит молча поднялся – прямой и лаконичный в движениях, точно бы действительно и не священник вовсе, а солдат, отдавший этому делу большую часть своей жизни. Четко рассчитанные действия. Задвинуть стул, перекинуть куртку через предплечье, взглянуть на Кардинала в ожидании указания дальнейших действий и направления – он ведь не остановился в этой гостинице и абсолютно не знал, где ее комната. Но послушным он собирался быть только лишь до того момента, покуда его ноги не пересекут порог номера.
И знаете почему?
Потому что он увидел достаточно.
Почему-то только лишь сейчас. Довольно мало нужно было, чтобы отмести его сомнения, навеянные почти десятком лет их совместной работы и жизни, или скорее «контактирования», однако, и это «мало» было слишком трудно заполучить. Он прослеживал взглядом путь по коридорам, а в голове перебирал, точно фотографии, сказанные ею слова. Каждое отдавалось болью за грудиной. Слишком сильно он ранил ее. И насколько же подобного Дэйв не хотел. Он соврет, если подумает, что не желал бы, чтобы она его простила. Однако, и не понимать, насколько это может быть трудно для нее, тоже не мог. Дэвид поднял взгляд смотря нечитаемо на ее золотистые волосы, отирая рукавом лицо. Он себя не простит, если позволит ей выпить хотя бы еще одну таблетку этой дряни.
Она открыла дверь.
Спросите у него хоть тысячу раз, как выглядит номер – не сказал бы. Стоило ему зайти следом и ловко, словно быстрая тень, провернуться за ее спиной так, чтобы захлопнуть дверь первее нее, резко потянув за ручку на себя, как он в тот же миг прижал ее к ней же спиной, оставаясь на расстоянии вытянутой руки. Она сказала успокоить – для него это стало первостепенной задачей. Буквально приказом. Дэвид Смит мог многое сказать.  И ему нужно было сказать это многое. Но доминантой в его разуме сейчас было иное.
- Весь твой.
«Я же была вся для тебя. Я была твоей. Без остатка» - а в груди точно пустая пробоина насквозь. Боль телесную переносить легче – знаешь, что с ней делать.
- Как успокоить? – он оторвал ладонь, упирающуюся в дверь и положил на ее щеку. Его сдержанность к сожалению, отсутствовала. Он держался лишь на ее словах. Только они сейчас управляли его поведением и были сдерживающим механизмом. Дэвид нагнулся чуть ближе. Она могла его ударить, накричать на него взаправду, потребовать объяснений, потребовать всего чего угодно. Он сделает все. Его взгляд был темным и ни капли смеха, сарказма типичных для него шуточек, мыслей. Только внимание к ней и ожидание было в нем. Он был сильнее, но он был ее. И это сейчас сомнению не подвергалось.
[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

+1

8

Эвелин шла впереди него, чтоб довести до номера. Она не заметила даже то время, которое они провели в лифте, в коридоре, оно всё как-то прошло и чёрт бы его подрал.
Он захлопнул дверь и... как это будет уместно назвать? Перешёл в наступление? Она смотрела на него будто бы испуганно даже. Ей опять вдруг показалось... что это какой-то её смелый сон, может, слишком смелый, навеянный таблетками или чем-то ещё. Но нет же. Она уже проверяла: она не спит.
Его прикосновение мгновенно вызвало реакцию. Она вздрогнула, покрываясь мурашками и закрывая глаза, чтоб не видеть его глаз, слишком близко. Эвелин тихо хмыкнула, опуская голову под его напором.
- Ну что же ты делаешь, - пробормотала она, слишком тихо, хотя хотелось быть громче. - Почему тебе нужно было столько времени.
Она подняла голову и открыла глаза, болезненно сводя брови и сжимая руки в кулаки. Она казалась самой себе сейчас какой-то совсем маленькой, хотя она совсем не была маленькой, вот и неправда, вот уж нет. Она гневно и обиженно стукнула кулаками по его груди, застыв так. Ещё раз. И ещё. Она разжала руки, расправляя ладони. Дрожащие пальцы проскользнули к его шее, к лицу, чуть липкому, потому что она облила его, потом легли на его плечи.
- Ты сломал мою жизнь, скотина, - процедила Эвелин, глядя ему в глаза. - Отнял у меня лучшие годы жизни. И теперь припёрся не дать мне выйти замуж. Какая же ты скотина. Эгоистичная скотина. Думаешь, тебя тут ждут? Думаешь ты мне вообще нужен? Про счастье моё спрашиваешь? Да как у тебя язык поворачивается... Да как ты смеешь вообще так думать?
Ей нужно было это всё сказать.
Но она совсем этого не чувствовала.
- Пришёл он здесь, посмотрите на него, в рубашке. Пришёл тут и смотрит на меня. Любит он меня, гляньте-ка. Где была твоя любовь всё это время?
Она сглотнула ком в горле и придвинулась ближе, касаясь лбом его лба. Закрыв глаза, медленно переставая хмуриться, выравнивая дыхание и поглаживая его затылок одной рукой. Слёзы скатились по щекам, просто потому что обида выходила вместе с ними. Так было проще.
- Почему я вообще должна была ждать тебя. Не должна была. А ждала. И надеялась, что вот, вот сейчас. А оно всё не наступало. Это сраное "сейчас", - она шептала ему уже в губы, всё ещё не касаясь их, - носила себя с гордостью, чтоб показать, кого ты потерял. А ты даже не смотрел в мою сторону. А когда смотрел - уводил взгляд тут же, отпускал меня, из раза в раз, из раза в раз, из раза в раз. Где была твоя любовь? Когда у тебя был шанс, просто взять меня, ты... опять отпустил меня. Как же я могу верить, что теперь ты не сделаешь тоже самое? Как же я могу верить тебе?
Она открыла глаза, отодвинувшись и смотря на него, поджимая губы.
- Я не вынесу больше. Я умру, если это повторится. Или сойду с ума. Окончательно, - она заплакала сильнее, опуская голову. - Ты не представляешь, что это такое... ты не представляешь что такое - примерять платье, которое нужно не для свадьбы с тобой. Такое красивое, такое белое. И оно не для тебя.
Она подняла голову, выдыхая и глядя куда-то в сторону. Сжимая одну руку на его плече, другой она вытерла слёзы, шмыгнув носом.
- Чувствовать, что кто угодно заглядывает к тебе в рот, кроме единственного мужчины, которого любишь и хочешь. Каждый день, - она вскинула брови, - каждый день. И ненавидеть себя за это. Каждый. День. В одиночестве чужих стен.
Женщина вернула свой взгляд ему.
- Убирайся к чёрту, если ты опять ни в чём не уверен и просто сделай одолжение - исчезни из моей жизни навсегда, в таком случае.
[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

9

Дэвид был в таком состоянии, что скажи Эвелин последние слова несколько иначе, он бы покорно исчез, послушный её приказу. И действительно уже навсегда. Но она сказала "если ты не уверен", а Дэйв уверен был и даже более чем.
А потому, он сбросил оцепенение, осознавая, что пора действовать. И пора говорить. Его рука мягко и неторопливо сжала ладонь Эвелин, лежащую на его же плече, и Дэвид поддался вперёд, свободной рукой притягивая женщину за талию ближе к себе. Почти вплотную, если бы не небольшое расстояние, необходимое священнику, чтобы заглянуть в её глаза. Он серьёзно, но в тоже время любяще показал ей взглядом, что чувствует другие эмоции за её словами. И разделяет их. Все ещё не считая себя вольным касаться так, как хотелось бы, он скользнул по лёгкой материи пальцамм вверх, до лопаток, приобнял, а затем, одним резким движением, поднял Эвелин на руки. Лёгкая. До болезненности.
- Уверен. - чётко м коротко проговорил Дэвид.
"И сказал бы, что не выпущу никогда, чтобы ты не сказала, но я слишком виноват перед тобой. Поэтому боюсь что такое ограничение скорее покажется эгоизмом, нежели решительностью".
Дэвид прижал девушку к груди и шагнул вглубь номера. Он не обращал внимание на обстановку, просто отыскал, заправленную до безобразия ровно, кровать и слегка затормозив при входе, стягивая ботинки, забрался на неё, даже не думая позволить Эвелин выскользнуть из его рук. Он сел к спинке и подцепив край покрывала, укрыл их вместе уголком. То закрыло лишь ноги, но этого Дэйву показалось достаточно. Он прикрыл глаза и вздохнул, точно бы успокоившись, а затем устало уткнулся носом в светлую макушку, хмурсь болезненно. И что ему говорить, когда надо, но когда так не хочется? Смит позволил себе ещё пару мгновений молчания, а затем взяв руку Эвелин в свою, сжал, прижимаясь ещё теснее.
- Скотина - мало сказано. - тихо начал он. - Все, что в голову придёт, все это - я. Но любовь была всегда.
Он виновато улыбнулся, хотя взгляд скорее предавал улыбке печальное выражение.
- Каждый день. Каждый. День. - повторил он, сказанное Эвелин. - Считать, что поступил правильно и видеть, как ты красива, как сильна. Кардинал. - в его голосе вдруг послышались нотки саркастической не высказанной шутки. Создавалось впечатление, что будь между ними другие отношения, будь они сейчас в другом положении, чертец Дэвид Смит обязательно бы пошутил на этот счёт раз адцать, не меньше, пусть с посвящения Эвелин прошло уже лет семь, если не больше.
- Я дурак, Эв. Дурак, который и говорить то толком не умеет... - Дэйв слегка приподнял брови и покачал головой. - Это в фильмах и книжках все слова выходят такими уверенно-драматичными. А у меня, пусть ситуаци и хуже чем в некоторых фильмах, потому что правда, а не выдумка, все какое-то... - он вздохнул. - Я... Ты...- он пытался найтись в обилии мыслей.- Послушай, - он вновь сжал её ладонь, хоть и не так отчаянно, как в первый раз. - Единственное, что хотел, это сделать тебе лучше. Пусть и... Так самоуверенно. - он поджал губы. - Сейчас я не считаю это правильным решением. Наверное оно даже... Показало недоверие к тебе или что-то на это похожее. Мол, нужно было вдвоём, вместе, а я... - он задумался. - Я всегда защищал тебя, Эв. Так казалось, пусть и в этот раз так же. Даже если защитить нужно от меня самого. На это у меня хватило силы. На остальное нет. Или может ты и была моей силой.
Дэйв закрыл глаза и каснулся виска женщины губами, прижимая её голову к себе рукой. В комнате было настолько тихо, что хорошо слышалось его учащенное, но в тоже время глубокое дыхание.
- Ты поймешь о чем я. Тогда, когда мы уехали без тебя, выполнять задание. Кое-что произошло о чем никто не рассказал. Мы не обещали молчать, но так вышло само собой. Может и не с этого всего должен я начинать речь, но с этим у меня туго, ты сама знаешь. Помимо всего... Помимо войны, мы сделали то, что тяжёлым грузом легло на спины и подкосило всех, каждого по-своему. Убили невиновных. -  сказать "мы" было до сих пор как-то сложно. - Много. Детей,женщин, мужчин. - Дэвид замолчал на какое-то время. -  Я пытался узнать, кто там был - имена, фамилии - но так и не удалось. "Они не приняли истинную веру".- священник повторил явно сказанные не им слова. - А что... - Смит застонал, обрываясь на полусловк.- Я боялся тебе навредить. Эв, для меня было важно не только, что ты со мной, но и чтобы ты была счастлива. А в итоге... - он криво усмехнулся. - Сломал жизнь и себе. - он провёл большим пальцем по её нижней губе. - И тебе. Хотел. И тогда хотел. Но разве было время? - он вполне определённо взглянул ей в глаза, вспоминая зиму, когда Портер осталась у него ночевать. Рассказывать что-то ещё, об этом или о прошлом, скорее всего не было смысла. Его Кардинал достаточно умен и сообразителен, чтобы расставить все по своим местам. Его Эвелин всегда была такой. Дэвид сглотнул.
- Я люблю тебя. И даже если не простишь... - он вновь улыбнулся этой печальной улыбкой и закончил уже тише. - Я тебя отпустить не смогу.

[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

0

10

Красивые туфли оказались у постели, а Эвелин в его руках. И это было так правильно. Чувствовать его и слушать, как он говорит, слышать что говорит и осознавать, что... Он говорит ей правду и признаётся в собственной глупости. Признаётся в старом грехе, который едва не разрушил его и почти полностью разрушил их вдвоём. Кардинал смотрела в его глаза и не могла оторваться. Молчала, сводя брови и качая головой. В конце его признания, женщина отодвинулась, тяжело вздохнула и рвано выдохнула, кивнув и опустив взгляд, снимая перчатки и откидывая их на прикроватную тумбочку. Она села с ним рядом, соприкасаясь с ним плечом, откинувшись на спинку кровати.
- Теперь я понимаю, - ответила она, смотря куда-то перед собой, пожав плечами. - Ты просто полный идиот. Ты понимаешь, что... Господи, ты мог сказать мне это так давно. И ничего бы не было. Вообще ничего. Дэйви, мы бы со всем справились... Ну почему ты такой идиот.
Она всплеснула руками, повернувшись к нему.
- Я не знала. Я просто не знала этого. Все эти годы. И думала, что что-то не так со мной. Я... - она усмехнулась, покачав головой и прикусив нижнюю губу.
Помолчала, опустив голову и хмыкнув. Опять повернулась.
- Я всё время гадала, что же я сделала не так. А оказывается вот что, - Эвелин сняла с себя пиджак, оставаясь в блузе с коротким рукавом, и откинула его на пол.
Портер посмотрела на свои руки. Была ли в ней ещё обида на него на самом деле? После всего того, что он сказал. Была ли злость? Она не чувствовала всего этого больше. Не было в ней желания поддеть его, задеть, сказать ему, мол, вот, это всё ты, ты виноват. Не было. Может, всему виной выпитое лекарство, может, закончились на это силы...
- Дэйви, - шепнула она наконец, - я прощаю тебя.
Эвелин повернулась к нему и провела рукой по его щеке, ласково, успокаивая.
- Мне очень жаль, что тебе прошлось пройти через всё это. И мне жаль, что всё вышло у нас так... Криво, - она грустно улыбнулась. - Но знаешь. Говорят, что лучше поздно, чем никогда. Наверное, это слабое утешение, но... Дэйви, давай будем считать, что всё закончилось и подумаем о том, что будет потом, чуть-чуть попозже?
Она обхватила его шею руками, развернувшись к нему и нежно целуя сначала в висок, потом в скулу, в щёку. Прижимая к себе ближе, сжимая крепче.
- Я люблю тебя. Люблю тебя. Люблю, Дэйви. Я люблю тебя, - она опять заплакала, но уже от счастья осознавать, что она может это говорить ему.
Всхлипывая, она уткнулась в его плечо. Её снова накрыл какой-то непонятный всплеск годами подавляемых эмоций, да так, что её затрясло. Ей самой стало не по себе от этого. Вот вроде бы только что она говорила нормально, но в голове вдруг словно щелчок раздался. Безумие. Её как будто бы отключило от мира и слова стали сами собой срываться с губ. Она не понимала что говорит в этот конкретный момент.
- Пожалуйста, забери меня из этого кошмара. Я больше не могу так жить. Я не могу жить без тебя. Я не хочу. Я не могу, не могу, не могу, не могу... - она вцепилась в него, точно маленькая девочка. - Дэйви, Дэээйви... я больше не могу, я так устала, Дэйви, я так устала жить без тебя, мне ничего этого не нужно... мне не нужен этот мерзкий Венченцо, я хочу к тебе, я хочу тебя, я люблю тебя... Я не могу больше, пожалуйста, не отдавай меня ему, прошу тебя, Дэвид, пожалуйста, пожалуйста, не уходи от меня, не оставь меня больше, я не могу одна, я больше не могу одна, пожалуйста, помоги мне... Пожалуйста, Дэйви, я буду самой хорошей для тебя, я никогда тебя не обижу, я больше никогда тебя не обижу, только останься, умоляю, останься со мной, пожалуйста... я не хочу за него замуж, я хочу за тебя, только за тебя, не отдавай меня, пожалуйста, ты не можешь так сделать... останься, останься со мной.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

11

Он прижал её, плачущую, к себе так близко, так решительно, но в тоже время мягко, точно бы от этого жеста зависила ее безопасность. Мужчина прикаснулся колючей от щетины щекой к её мокрой щеке, зажмурил с силой глаза до светлых пятен под веками, точно бы от солнца. Дэвид знал, что там. За этими словами "ты мог сказать мне и ничего бы не было". Он видел это будущее, имеющее шанс быть настоящим, и от подобного становилось лишь тяжелее за душой, точно та медленно каменела. А от просьб Эвелин по этому камню скребло все сильнее.
"Никогда тебя не обижу".
"Не отдавай меня".
"Люблю тебя".
"Дэйви".

Желанное, неотвратимое, болезненное чувство когтями врывается глубже. Он прижал её ещё теснее, точно бы защищая. Ограждая от всего внешнего мира. Точно перед этим случилось что-то, что разарвало на пополам их жизнь трагедией. Но с другой стороны ... разве не были все предыдущие годы такими?
"Что со мной не так", " Что я сделала не так".
"Я прощаю тебя".

Дыхание на миг прервалось и Смит сглотнул, восстанавливая его.
- Ты прекрасна. Ты всегда была идеальной. Моя Эвелин. - священик положил руку на её затылок, легко вплетая пальцы в золотистые пряди. - Моя, моя, моя Эвелин. Я никому тебя не отдам. Никогда не уйду. В болезни и здравии, в богатстве и бедности... - он хрипло засмеялся. - Потому что разлучить нас может только смерть.
"Так было всегда".
Дэвид гладил её по спине, очерчивая лопатки, сосредотачиваясь на ощущениях материи блузы, теплоте её тела. Это напоминало незабвенные моменты из детства, когда он влетал в палатку по первому её зову, чтобы укрыть, спасти.
- Все... Все... - успокаивал он её, хотя самому хотелось плакать от внезапно нахлынувшего, точно прохладная вода, облегчения.
- Все...
[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

Отредактировано Iren (2018-09-25 21:15:14)

+1

12

Её ещё трясло какое-то время, но, постепенно, с её разума начала спадать пелена. Его голос разгонял её. Сердце успокаивалось, согретое, наконец, его теплом и нежностью. Женщина расслаблялась, успокаивалась, переставала так болезненно сжимать его. Чуть отпрянув, она закивала, вытирая слёзы.
- Ну вот, - грустно вздохнула Портер, опуская голову. - Вся заплакалась...
Эвелин грустно рассмеялась, дрожащей рукой распуская волосы окончательно и зачесывая их назад. Женщина тряхнула ими, шмыгнув носом и поднялась с места.
- Мне надо умыться, сейчас. Вернусь, - Эвелин нетвердой походкой, но всё же дошла до ванной комнаты. Дверь не запирала.
Пустила воду и действительно просто умылась холодной водой, а после - вытерла лицо полотенцем и глянула на себя в зеркало. Припухшая, но будто бы... Кровь что ли к лицу вернулась и по венам потекла.
Она отвела взгляд от зеркала, поймав себя на странной, фоновой мысли, что она всё-таки красивая женщина. И что она ещё много чего сможет. Если он будет рядом.
Эвелин вернулась к Дэвиду. Стоя подле кровати, она ещё чуть помолчала, как-то вроде бы даже смущаясь. Она плохо понимала, что сказала ему, когда у неё случилось... Что бы то ни было, но случилось. Ей было неловко за это, но, судя по всему, ничего криминального она не сказала, раз они оба здесь. И она помнила, что он сказал.
- Дэвид, - обратилась она, сложив руки на животе и потирая их друг о дружку.
Пальцы ещё дрожали и голос звучал намного тише обычного. Шагнула вперёд и села на край кровати, неотрывно смотря на него.
- А впрочем... Я могу сама это сделать.
Сказав это, она придвинулась к нему, обхватила его руками и прильнула к его губам.
Наконец-то.
Наверное, никогда в жизни, до этого, она не целовалась с ним так долго. Хотя, она бы не сказала, что это было долго... Время просто исчезло. Ей было сложно понять сколько именно его прошло, потому что... Разве это так важно? Спустя столько времени. Осознание того, что она никак не могла выпустить его и остановиться пришло только тогда, когда потребовалось действительно отдышаться. Посмотрев на него, Эв смутилась. Невольно. Какое-то было в этом ребячество, наверное... Да нет же. Это просто было обычное женское счастье.
- Я до сих пор согласна. Если что.

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1

13

Этот первый поцелуй, после всего, что пришлось пережить, оказался долгим, но пролетел так же быстро, как дыхание. Он был неожиданным, но желанным. Дэвид ласково улыбнулся, не отстраняясь далеко от Эвелин, рассматривая её знакомые, привычные черты лица с таким пристрастием, точно бы видел их впервые. Какие-то лёгкие оттиски жизни возможно и действительно были для него вновинку с учётом, что общались они большую часть времени официальными письмами, да приказами, а держались друг от друга поодаль, несмотря на то, что хотелось иного. Смит медленно погладил тыльной стороной ладони нежную кожу щек женщины, пробегаясь большим пальцем по скуле и улыбнувшись шире, не сдерживая особо счастья, бьющего ключом где-то внутри, взял её золотистую прядь волос.
- Это хорошо.
Не отрывая взгляда от её глаз, он склонился и поцеловал локон. Затем, переведя взгляд на губы, легко поддался ближе и коснулся их вновь. Второй. Но нужно столько, чтобы перестать считать вовсе. Не разрывая столь желанного касания он потянул Эвелин на себя и довольно легко усадил к себе на колени. Нужно ли ему сказать ей ещё хоть что-то? Например про суть своего прихода сюда, которую предполагала Его Кардинал - кое-какая незаконная деятельность. Она может бить его сколько угодно, но он сейчас придумал такую неплохую шутку на этот счёт. Шутить разве что только не хотелось совсем. Хотелось другого. И возможно это тоже стоит обговорить.

Мыслей в голове правда помещалось все меньше, и меньше...

Дэвид отстранился.
- Опасно. - он хмыкнул. - Я предупредил. И спросил. - Смит вопросительно посмотрел на Эвелин, давая понять, что ничего не сделает без её ведома, но ведомо спрашивает. Он задумался о чем-то, а затем засмеялся.
- Вспомнил стриптиз в гостинице, *помнишь...А...Где же это было...- он уже более серьёзно задумался над вопросом, вспоминая тот вечер, глупые смешки, падения и море счастья. Да. Какая разница.
Он взял её за талию и повалил на себя, расслабляясь и прикрывая глаза.




*чтоб я вспомнила к какой песне то видео
[icon]http://sd.uploads.ru/t/38zEF.jpg[/icon][nick]David Smith[/nick][status]Can beauty come out of ashes?[/status]

Отредактировано Iren (2018-09-26 19:34:00)

+1

14

Эвелин усмехнулась, поцеловав его в кадык, и улеглась рядом, положив руку ему на грудь.
- О, да, я помню. Это было спонтанно, - женщина тихо рассмеялась. - Это было и смешно, и глупо и... ну, наверное, самую малость сексуально. Хотя не припомню, чтобы ты жаловался.
Портер поцеловала его в щёку, а потом развернула к себе и опять, снова в губы. Невозможно устоять. Они могут говорить о прошлом и о планах в процессе, в конце концов. В перерывах между, так сказать. Так будет сейчас правильнее. Нужно пользоваться этой возможностью насладиться друг другом, пусть уже губы так странно пульсируют и горят.
Оторвавшись, Эвелин окинула взглядом его лицо.
- Ну, может, ты продолжишь проявлять инициативу сам? - она вопросительно изогнула одну бровь, глянув куда-то в сторону, будто задумчиво, а потом вернулась взглядом к нему. - Будет очень пошло и похабно звучать, если я скажу, что меня заводит, когда ты позиционируешь себя главнее меня? Потому что это, вообще-то, правда. Знаешь, как сложно держать под каблуком целую кучу мужиков и не иметь возможности побыть женщиной, а не медведицей Гризли?
Она рассмеялась, посмотрев на потолок и тяжело вздохнув после.
- У меня после тебя не было мужчин. Хотя некоторые пытались. Даже этот, - она скривилась, имея ввиду Венченцо. - Но при этом каждый второй называл меня шлюхой. И называют до сих пор. Это так странно...я никогда не давала для этого повода. И это тоже очень давит. Нет, я люблю свою работу и всех этих людей, я всегда поступаю так, как правильно... И я со всем справляюсь, но... не надо больше спрашивать у меня, а?
Эвелин повернула голову к Дэвиду.
- Я бы хотела, чтоб ты решал. Не в смысле всегда и не во всём, конечно, ты понимаешь о чём я, не заставляй меня сейчас всё объяснять. Знаешь... чувствовать, что мужчина здесь ты, что у меня есть мужчина, знать, что ты не делаешь, как только я хочу, а тоже...показываешь силу. Я достаточно чувствую себя мужиком, когда стучу по голове очередному Наставнику. Тем более, тебе тоже светит стать Кардиналом. Мы будем, вроде как, равными. Там, - она неопределённо махнула рукой, имея ввиду работу. - Но здесь я не Кардинал и не хочу им быть. Я хочу быть твоей женщиной. Женой. Твоей дурочкой-Эвелин, которая вечно влипает в неприятности, а умный-сильный Дэвид приходит и всё расставляет по местам. Понимаешь?

[icon]https://b.radikal.ru/b40/1804/42/aca0197a092a.png[/icon][nick]Evelyn Porter[/nick][status]burn it to the ground[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » Ashes