Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1600-1800 » II. Смерть в Венеции


II. Смерть в Венеции

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

II. Смерть в Венеции

http://sd.uploads.ru/Z9BKV.jpg
«…Беззвучной, тоненькой струйкой бежал песок, подкрашенный в красновато-ржавый цвет, через узкую горловину, и когда в верхней  баночке он был уже на исходе, там образовывалась маленькая крутящаяся воронка. Горловина, через которую ссыпается песок, так мала, что поначалу казалось, что уровень в верхнем сосуде вовсе не меняется. Нашим глазам кажется, что песок высыпается только… только в конце. И пока это не произойдет, об этом не стоит и думать до самого последнего момента, когда больше нет времени, когда не осталось времени, чтобы подумать об этом».
Т. Манн

1. Место действия
Город Венеция. Венецианская республика.
2. Время и погода
20 августа и 20 октября 1630 года. Время суток - по месту. Погода - по месту.
3. Действующие лица
Эрнесто  Инганнаморте (Данель), Винсенте Герра (Герцог Аим)

В этой жизни Данель стал гондольером в Венеции. Ремесло передавалось по наследству и он не мог разочаровать "отца". Однажды невзначай он вспомнил Аима, сам не понимая, радуется он или огорчается, что тот пропал. Но недаром говорится - помяни демона...

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-09 21:08:39)

+2

2

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

20 августа 1630 года, после 18-00.

Закат неспешно золотил каналы
Венеции, разморенной теплом.
Шум голосов, смех сеньорит с балкона,
Брань горожанина на нерадивых слуг.
По Гранд-каналу медленно гондола
Держала путь на запад. Гондольер
Чуть шевеля веслом, с ней управлялся.
То был Эрнесто – средних лет венецианец,
Член славной касты перевозчиков.
Задумчив, устремлен был взор его
В глубины вод, что черные борта ласкали.
- «Уж сколько жизней я прошел, однако
Всё то же состояние моё. Я жду, молюсь
И снова жду. Надежды слабеет с каждым
Годом огонёк. Я столько помню, столько
Пережил я – и потерял безмерно. Что же я нашел?
Я сам не знаю. Вечность многолика и тяжела.
И нет душе покоя. Что жду я? Милости иль чуда?
Я старался творить благое… Или мало сделал?
И ведомы ль другим мои сомненья? Я не знаю.
И даже демон тот, Аим, меня оставил,
Как видно, Падший никому не интересен.
Веков уж полтора десятка проскочило
С тех пор, как повстречался он со мною…
Да может, нет уж на Земле его? Кто знает.
Один Творец, да медлит Он с ответом.
»
С порога одного палаццо вдруг он слышит
Призыв матроны, что нужду имеет
Попасть в другое место. Что ж, прекрасно –
Помочь готов Эрнесто безусловно.
Его гондолы корпус прочен, лёгок,
Скамейки покрывает бархат для сеньор.
Он ловко подплывает к той матроне:
- Моё почтение, сеньора. Что хотите?
Испытующе смотрят на него
Глаза под темной бархатною маской:
- Как имя? С виду ты сейчас благонадежен.
- Эрнесто, досточтимая сеньора.
- Наслышана. Вполне ты подойдешь.
Желаю я попасть в палаццо Грациане,
Да не одна, с воспитанницей юной
И кавалером знатным с другом. Сколько просишь?
- Четыре сольдо, - тут Эрнесто поклонился.
- Хорошо. Держи, - в руке сверкнули серебром монеты,
- Не буду торговаться. Ты надежен, а это главное.
- Премного благодарен вам, сеньора.
- Беги, болван, - к слуге матрона обратилась,
- Скажи прекрасной Бьянке, чтоб спускалась.
Уж час заката, нужно нам поторопиться.
Эрнесто молча в кошелек монеты ссыпал.
И вдруг… знакомый холодок в затылке.
- «Нет… о, боже! Как может быть такое совпаденье?
Лишь помянул я демона – и вот…
»

Отредактировано Benet Falk (2018-09-09 22:38:05)

+3

3

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
20 августа 1630 года,  после 18.00

"- Я снова в городе, плывущем над водою,
В зловонии жидких улиц и красоте залива.
Средь Гранд-канала, где гондол не счесть,
Не мнил я встретить Падшего, но встретил.
В свинцовом сундуке привез погибель вам я,
Не ради договоров, ради развлеченья.
Хоть думаете, что защищены вы от бед
Путем дурацких ваших предписаний.
И снял я дом жидов презренных,
Дукаты - откуп им, подробности не важны.
Там разводил я крыс и паразитов
Над разлагающимся и смердящим трупом.
И договор не нужен был, но лег мне в руки.
Я встретил бедного, но пылкого Алонсо,
Который млел от девушки прекрасной,
Прекрасной лишь в его глазах, конечно,
Но это не мое собачье дело.
Меня зовут, наверно отплывают.
Я знаю, кто нас повезет, лишь это важно.
Когда уединитесь в гнездышке своем,
Смогу остаться с ним наедине я."
- Алонсо, что же медлишь - собирайся.
Хорош ты, как луна перед рассветом.
Твоя зазноба долго ждать не будет,
Тем более ее матрона Серафин
а.
- Винсенте, друг мой, я же весь в смятенье.
Неужто чувств моих не понимаешь?
«- Все понимает демон, в вечности живущий.»
- Вперед, Алонсо! Не время для сомнений.

+2

4

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

Эрнесто замер на корме гондолы:
- «Что делать? Отказаться не могу я,
Коль плату взял. Осталось лишь смиренно
Мне встречи ждать. Аим идет, я чую.
»
Эрнесто внешне был вполне спокоен,
В нём люди не заметят перемены.
Лишь взгляд, вдруг потемневший, словно море
Зимой, мог выдать демону сомненья,
Что душу Падшего сейчас терзали
Внезапно налетевшим ураганом
Средь неба ясного и вод, вполне спокойных.
- «Я долго после нашей первой встречи
Старался избегать тебя, Аим. Чего боялся –
Я и сам не ведал, но тело изнурял постами, плеткой,
А душу я молитвой укреплял в святой земле.
Служил я людям, жизнь за жизнью, век за веком.
И решил, что справился вполне с людским я телом,
Что демону отныне не удастся
Поколебать решение моё… Наивный,
Как же ошибался в себе самом я!
Сейчас всего лишь чую его я приближение –
И снова внутри смятенье чувств…
Себя не понимаю… Или это – проклятье мне,
Творцом назначенный удел за гордость?
За желание, чтоб люди славили меня за помощь?
Что ж выходит? Я горд и жаден был до поклоненья?
И прав Аим, что я грешил всегда?
Творец нас создал, Путь нам указал,
Что людям мы должны служить примером.
Но труден Света Путь, тернист – и даже звёзды
С того Пути соскальзывают в бездну…
»
Терзали думы душу гондольера,
Пока сеньоры место занимали
На бархатных скамьях. Аим последним вышел –
И Падший взор отвел: «Как он прекрасен…»
Привычные движения веслом –
Гондола в путь свой тронулась степенно.
Кругом вода, дворцы и сеньорита
Щебечет нежно со своим любимым.
Но словно бы во льдах иль в темноте
Межзвездного пространства те, что вроде
И не знакомы быть должны друг с другом внешне.
- «Не убежать… Творец, за что такое наказанье?»

+2

5

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Пока воркуют голубки, столь заняты друг другом,
И бдительного взора не спускает с них
Матрона Серафина, хочу взглянуть я
На тебя, мой перевозчик. Ты ныне стар,
Но все еще прекрасен. Не так как я,
Со мной сравниться сложно.
И даже деловитая матрона
Не может предо мною устоять. «- А ты?»
Хороший гондольер, плывешь ты быстро
До дома сеньориты недалече.
Я в предвкушенье разговора, так же
Нечаянной, но долгожданной встречи.
Но вот приплыли. Ты швартуешь лодку.
Точно твое весло. И все выходят.
Сначала друг Алонсо, затем девица,
А замыкает строй матрона Серафина.
- А ты Винсенте разве нас оставишь?
- Я третий лишний здесь и быть им не желаю.
Погода шепчет, хочу я прокатиться,
Плачу столько запросишь, мне не жалко.
Ты по каналам провези меня неспешно.
Нет цели у меня, зато полны карманы.
Вези куда захочешь, тебе я доверяю гондольер
.
Они ушли, остались только двое.
- Хочу знать имя, что носишь ты теперь,
Хотя знакомы вечность. Представься,
Будь любезен, чтобы хвалить или хулить,
Мне нужно имя, но не обольщайся,
Не только твое имя нужно мне.

«- Как скрип весла тревожный,
Думается мне, таков ты изнутри.»
Плавны движенья Герцога Аима
И голос томен, но пламя адское в глазах
Не скрыть под бархатом ресниц.
«- И мечется твоя душа Данель,
Как птица в клетке из лозы.
Ее метаний ты от демона не скроешь.»
- Так отплывай уже, уключина скучает.
Не сможешь отступить кругом только вода и я.

+3

6

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- «Твои глаза, как угольки костра –
Тепло, но только тронь и обожжешься.
Изящен ты как кот, что ловит мышь,
Но вот добычей быть я не желаю.
К тому ж не молод я, так неужели
Ко мне ты интерес не потерял?
И если телом ты не соблазнился,
Так что же нужно демону теперь?
»
Как будто невзначай он прикоснулся
К груди, где под простой рубахой
Крест висел, святая вещь земли обетованной.
Не доверял себе Данель и силы
Стремился в святости предмета отыскать.
Он подождал, пока сошли сеньоры,
Почти не сомневаясь, что Аим останется.
Ведь любопытство успел он разглядеть в глазах
Лукавством из-под бархата ресниц сверкавших.
Так и было. Звякнув златом,
Желанье изъявил он прокатиться.
Что ж, негоже отступать теперь.
- Простое имя у меня – Эрнесто Инганнаморте.
Падший улыбнулся, гондолу в путь отправив.
- Платы не возьму. Будь гостем ты моим.
Я полагаю, недавно ты в Венецию приехал?

- «Иль ранее почуял бы тебя я тут.»
- Дела ведешь какие иль проездом?
Смотрю, ты как всегда, богат и знатен.
Но вот же неудача – я немолод,
К тому ж свободный гражданин.
Так чем же мог демона прельстить я?
Не богат, не знатен,
Взять нечего на сей раз у меня.

Как ни старается сейчас Данель казаться
Аиму безучастным – не выходит.
Тревожен взор, ну а внутри смятенье:
- «Красив, как бог… Что ж я, завидую иль вожделею?»

+2

7

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
- Простое имя, - демон рассмеялся
Смысл поняв его. - Совсем недавно здесь я,
И как всегда проездом. Дела веду,
Их скоро станет больше.
«- Ведь всякой
Твари человечьей жизнь ее
Ценнее злата и какой-то там души.»
- Богат, ты прав, пока еще не знатен.
Но скоро буду, можешь мне поверить.
Алонсо не был беден, но вскоре, еще
Богаче станет, как только с Бьянкой
Узами себя соединит. Но не видеть ему
Ее как своих ушей, если б меня
В таверне он не встретил. Не знает,
Кто я, тут я тоже постарался, меня
Как друга почитает. Что за вонь Эрнесто?
Вначале я подумал – крыса сдохла
Где-то под сиденьем, но нет.
Никто кроме меня сие не чует.
Там под рубахой прячешь ты распятье.
Спасет оно тебя лишь от моих прикосновении.
Не слышит Он твоих молитв и причитаний,
Как я и говорил, свободный гражданин…
То да, но от чего свободный? От рабства?
Но не от себя.
Окинув взором купола
С крестами, демон замолчал, но ненадолго.
Потом продолжил снова, улыбаясь:
- Жалею я, что этими руками
Не разорвал Игнатия Лойолу.

При этом ногти на руках холеных
Превратились в когти, глаза блеснули
Огоньком недобрым. - Теперь зараза
Воинов Христовых по свету расползлась,
А церковь Рима вышла из упадка.
То слуги мои, что разбросаны по свету
В очередной раз подвели меня.
Откройся, Падший! Что тебя тревожит?
В отличие от Него, тебя я слышу
И может даже чем помочь смогу.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-11 10:41:26)

+2

8

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- «Вожделею… Давно я не встречал таких красавцев.
Но что я удивляюсь? Он же демон
И создан на погибель душ людских
Или себя он сам создал…
»
- Не выбирал я имя, совпаденье, -
Эрнесто хитро подмигнул Аиму.
- «Тебе ль о совпадениях не знать?»
- Ну да, дела, конечно, понимаю,
Блага земные лучше, чем ничто.
И люди для тебя всего лишь средство.

- «Впрочем, его я осуждать сейчас не вправе,
Я сам к ним отношусь как к средству,
Возвращенья ожидая от дел благих,
Но тщетно… сколько лет уж.
»
Помрачнел взор Падшего.
Веслом он ловко правил
Ведя гондолу посреди канала.
- Вонь? Ах, это… - рукой своей
Груди он вновь коснулся.
- «Забавно, право, святость –
И воняет для демона,
А я вот и не чую,
Что люди грехом пахнут…
Может, оттого не чую,
Что сам грешу?
»
Еще мрачнее и пристальней
На демона взглянул Данель.
- «А если проверю я,
Как ты меня желаешь?
»
С этой мыслью распятие
С груди снимает осторожно
И прячет в тайный ящик на корме,
И, улыбаясь, Аиму говорит:
- Раз гостем моим ты стал, то вонь я уберу.
А слышит Он иль нет, уже не важно.
О, вот ты как хотел? Убить Лойолу?
Право, не думаю, что было так возможно.
Потому и не убил его никто.
Ведь миру нужно равновесие
Между добром и злом, хотя
Возможны варианты,
- тут Данель
Скептически весьма так усмехнулся,
Смотря на руки демона.
- Поверь, не всё когтям твоим
В миру подвластно.
Что меня тревожит?

Он снова усмехнулся обреченно.
- Поймешь ли ты, Аим, мои сомненья?
Я столько уж веков прожил после Паденья,
Что счет им потерял. Я искупить старался
Своё Падение. В каких Святых местах
Я только не был, с кем не воевал
За веру, за добро, но все впустую.
Да хоть один из нас вернулся?
-
Падший возвысил голос,
Но себя сдержал. Чуть помолчал.
- Случись такое, я бы знал. А так…
Надежды, знаешь ли, удел юнцов,
А я не молод, и не телом, как понял ты.
Так может, зря стучусь я в дверь,
Закрытую навечно? Иль не в ту стучусь?

Данель взор к небесам поднял,
Потом его к Аиму вернул и снова улыбнулся.
- А как ты с вечностью справляешься, Аим?

+2

9

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Все лучше, чем Ничто, Эрнесто,
Даже Ад. А земные блага как люди,
Да… для меня они лишь средство… -

Согласился демон, сладко потянувшись:
- Не стану спорить так оно и есть.
Но есть еще такие в мире бренном, что
Плюнут мне в лицо чем, душу продадут.

- Даже так, - смотря как Падший крестик убирает.
- Так будет мне приятнее общенье.
Не молод ты, но взгляд твой так же светел
А облик благороден, Ангела достоин.
Насчет Лойолы возможно ты и прав, -

Пожал плечами Герцог.
- Убью я одного – отыщется другой.
Увы и ах, когтям не все подвластно.

И с этими словами их втянул.
- Не слышал, не из вашей ли он братии?
Для мира равновесие нужно.
Да только не моя это забота.
Се Люциферу ведомо, не мне.
Я жажду только разрушать.
Есть дверь, что для тебя открыта, Падший
Но вижу я – войти ты не готов.
Душа твоя в смятенье, и ядом
Отравляющих надежд еще полна.
А в до краев наполненную чашу
Ни капли больше не дольешь.
И с вечностью я не справляюсь,
Я просто по течению плыву,
И время как река везет меня,
Под стать твоей гондоле:
Неспешно и с комфортом, отчасти
Сам его себе и создаю, лишь
Изредка веслом я подгребаю.
Не надо добиваться мне прощенья,
Лишь быть самим собой,
Но скука… Вот главная проблема бытия!

+2

10

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

Лениво шевеля веслом, Данель
И самому себе сейчас бы не признался,
Что он любуется Аимом на скамье:
Как томен взгляд, изящна поза,
Плавны речи, разлет бровей
Поспорит с крыльями орла,
Волна кудрей черна, а губы
Явно жадны до поцелуев…
- «Демон… первый раз я сожалею,
Что сейчас не вышел телом…
»
- Что с того, что светел взор мой,
А облик благороден? Не вернут
Меня за это в Рай.

- «И не о Рае уж думы у меня…»
- Не выбираю я тел своих.
Я в них всего лишь путник,
Что вдаль бредет, дорог не замечая,
-
Падший пробурчал, насупившись.
- «Я сожалею, да, что не красив…
Не так красив, как нужно.
»
- Не слыхал я про Лойолу сплетен,
Сам не видел вблизи его я,
Но вполне возможно,
Что Ангел телом управлял его.
Ты разрушать стремишься?
Кто же строить будет?

Падший улыбнулся.
- Вот и выходит,
Что нужно защищать людей,
Чтоб строили, а ты
Потом разрушить мог.
Что до дверей – ты прав,
Есть несколько, но чтобы выбрать
Мне чашу нужно выпустить из рук.
Но выпить не могу её,
А вылить – не умею.

Данель вздохнул, поправил фитилёк
Фонарика, зажег его огнивом.
- Вечереет… Ты в вечности
Как по реке плывешь, Аим,
Но посмотри – вот я весло оставил,
Плывем мы по течению. И что?
Куда мы выплывем? В просторы волн морских?
И там погибнем… Разве ты желаешь
Такой конец? Не верю в это я.
Сначала нужно супротив течения
Подняться, чтоб потом спокойно плыть.
Ввеерх, вниз и снова вверх.
И ты скучаешь от этого?
Что ж, понимаю, тебя не привлекают
Берега, что мимо проплывают,
Надоели. И ты разрушить их готов -
Всё развлеченье,
- Данель пытливо
В глаза смотрел, что огоньком сверкали.
- Не создан созерцать ты,
Ты – движение по сути.
Ну а движению нужны предметы, люди.
И мы пришли к началу –
Нельзя разрушить все, иначе ты погибнешь.
И равновесие в миру – тому преграда.

+2

11

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Тебе я, Падший сделал комплимент не боле.
Их принимать от демона опасно,
И в Рай за это точно не вернут.
Да, ты всего лишь путник, несчастный,
Что по бездорожью бредет один
Без цели, без пути…
Я разрушаю, но не больше чем природа,
Она и строит, а потом все разрушает.
Такая расточительность ей свойственна.
Людей тебе не защитить ни от них самих,
Ни от стихий, не от превратности судьбы.
Теперь, когда ты пал навечно. Безвозвратно.
А выпить это мысль! Сворачивай, Данель.
Плывем к Алонсо. Дома нет его,
Ты будешь гостем гостя, но не страшно.
Мой «друг» души во мне не чает,
Наверное поэтому продал.
Ухмылка
В свете фонаря лишь на мгновенье исказила
Герцога Аима совершенные черты.
- Мой скрасишь вечер, мне все равно,
Что ты слегка потрепан жизнью,
Довольно и моей нам будет красоты.
Так какую из погибелей имеешь ты в виду?
Твоя метафора мне непонятна, Падший.
То, что дозволено Юпитеру, то не дозволено
Быку – вот мой ответ. Хочу я стать подобным
Люциферу, что словно столп средь вечности.
Она же омывает его будто океан.
И ни шторма ни бури его не беспокоят.
Вот равновесия и созерцания пример,
А я лишь демон. Я потребляю все:
Людей, предметы, время, серебро
И злато. Я никаких преград себе не вижу,
Я бессмертен. Вот и приплыли.

Не дожидаясь пока гондолу пришвартует
Гондольер, Аим на берег спрыгнул,
Неторопливо к дому зашагал.
- За мной Харон, сегодня будет праздник,
В твою честь, пожалуй.

Навстречу выбежали слуги,
Готовые любые приказы исполнять.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-12 12:52:56)

+1

12

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- «Я комплимент не принимал, он просто
Был отраженьем дум моих.
Вновь совпадение, Аим?
Не много ль совпадений
Для Падшего и демона?
»
Задумался Данель.
Аим почти во всем с ним соглашался
Что Падшего тревожило слегка.
- «Уже ль я мыслить стал, как демон?
Это странно и необычно.
И дум печальных нагоняет мне.
»
- Уверен ты, что безвозвратно
Я пал? Но почему? Иль изначально
Не веришь в Искупление?

- «Я сам уже не верю, но послушать
Твою трактовку очень интересно.
»
- Впрочем, сей философский разговор
Мы можем и отложить пока,
Раз приглашаешь меня ты выпить.
Я не откажусь. Не пил я с демоном,
Но надо же учиться на жизнь смотреть
Как на карнавал, а вдруг поможет?

Падший засмеялся, ловко орудуя веслом
И направляя гондолу к дому.
- Буду гостем гостя, что в гостях.
О, тавтологией я сроду не  страдал,
Видать, старею. Ты самовлюблен, Аим,
Но должен я признать, не без причины.
Я про погибель выражался фигурально,
Забудь, ведь ты бессмертен.

- «Не хочу сейчас я говорить,
Что про погибель говорил свою.
Иль не погибель, но это уж не важно,
Суть одна. Меняюсь я внутри
И сам не знаю, печалиться иль ликовать.
»
- Вы, демоны, намного однородней
И слаженней, чем мы, признать я должен.
Я вот не хочу ни капли походить на Михаила.

- «Может, в этом наш упадок?
Так тем печальней. Рыба тухнет с головы.
»
- Нет, на Харона я не претендую,
Раз ты бессмертен – что я повезу?

Данель у дома привязал гондолу,
Даже не тревожась, что украдут.
В Венеции, конечно, воровали,
Но вот гондолы были табу.
За такое сразу смерть
Грозила бы глупцу.
Данель неспешно шел вслед за Аимом.
- И чести много для меня, пожалуй,
Я ведь к такому не привык.
А хочешь, скрашу вечер баркаролой?
Тогда скажи, пусть лютню принесут.

+1

13

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Нет, в Искупление не верю.
Что сделано, то сделано, Данель.
Исправить что-то словно бы пытаться
Вспять воду в речке повернуть.
Одно другому не помеха,
С кем мне вести такие разговоры,
Коль не с тобой, Данель?
Не пил ты с демоном? Мне тоже
Впервые доведется с Падшим
Пригубить вино. Жизнь карнавал и есть,
Так вижу я по крайней мере.
Меняя лица словно маски,
Мы остаемся теми кто мы есть.

«- Хароном я тебя назвал,
В уме придерживая череду
Событий, что только лишь грядут,
Притом довольно скоро.
И повезешь ты не меня.
- Тебя скорее повезу я,
Но тебе об этом знать пока не нужно».
К слуге: - Вина. Побольше и получше,
Чтоб могли мы жажду утолить,
И куропаток, еще сластей восточных,
Винограда. Я это все смогу переварить.
На счет тебя, Данель, не знаю.
И лютню принеси. Приятно слуху
Человеческое пенье, коль хорошо.
А ты хорош, Эрнесто в том,
Чтоб пассажиров ублажать?
И разгонять их скуку,
Перебивая монотонный плеск воды,
И разговоры ни о чем.

В верхние покои Аим по лестнице взбежал,
И скинул тут же свой жакет, оказавшись
По пояс обнаженным.- Самовлюблен?
Любить себя наверное грешно,
Зато приятно. Не полюбишь сам себя,
Так кто ж другой захочет. В этом весь секрет.
Не хочешь походить на Михаила?

Демон рассмеялся. - Представляешь,
Я тоже ни капли не хочу.
Мы демоны одни из многих
Существ невероятных, что в мире есть.
За это мы и выпьем для начала.
А еще за вероятность, что скоро
Станет былью. И месяц не пройдет.
Я говорю загадками поскольку,
Тебе пока не следует об этом знать.

Он крикнул на весь дом:
- Ну где же лютня? Где вино?
Нерасторопная скотина! Скажу
Алонсо, чтоб тебя он наказал.
Быть может музыки моя душа желает,
Уже давно, а я не знал.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-13 10:43:19)

+2

14

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- Да, воду вспять не повернуть. И вечность тоже.
Машинально Данель ответил,
По лестнице неспешно подымаясь
Вслед за Аимом. Втайне ж любовался
Он демона стремительным движеньем.
- Я б удивлен был, верь ты в искупленье, -
С улыбкою он заключил, входя в покои,
И сразу же осёкся – обнажен по пояс был Аим уж.
- «Вот же демон! И имя – Соблазнение тебе!»
- Себя ты любишь явно не впустую,
Так что и грех – не грех.
С улыбкой
Падший подошел поближе
И будто в подтвержденье слов своих
Он невзначай к плечу Аима прикоснулся,
По коже пальцами провел – и отошел.
Тяжелый пояс расстегнув, вдвоем со шляпой
На сундук их положил, чуть потянулся,
Расправив плечи. После к креслу подошел
И в нём уселся, ногу на ногу закинув.
- Да, лыс я ныне и потаскан жизнью,
Но тем виднее красота твоя.

- «За лесть, надеюсь, демон не укусит.»
- Ты много блюд хороших заказал
Слуге внизу – тебя я поддержу в их дегустации.
Я голоден. Сегодня даже крошки
Во рту я не держал еще,
А потому причин не вижу,
Чтобы не отведать прекрасных яств.
Жеманничать не буду, не надейся,
Коль угощаешь ты. Я думаю, что яду
Мне не подсыплешь, смысла я не вижу,
-
Данель с улыбкой демона поддел.
- А даже если и подсыплешь – всё едино,
За твоё коварство я чашу подниму тогда.
Ведь я бессмертен тоже. Смертно тело,
Не память, - он вздохнул, - так будем пользоваться.
Впрочем, это шутка, не обращай вниманья на меня.

Данель пытливо демона окинул взглядом.
- К чёрту Михаила. Приятнее есть темы для бесед.
Насколько я искусен в убиванье скуки
Не мне судить. Вот лютню принесут
Тогда послушаешь.Чур только, не кидаться
Тяжелыми предметами. А то, коль в синяках
Вернусь я из гостей, - что будут думать?
-
Падший рассмеялся, - Впрочем, всё пустое.
Я не стремлюсь узнать, что будет, всё равно мне.
И вероятности сплетать – не мой удел.

Бровь приподнявши, слушал он, как распекает
Аим слугу, что задержать посмел
Приказа выполненье. Ухмыльнулся.
- О, слышу я командный глас знакомый.
Слуг строить ты умел всегда, я помню.
Кстати,
- рукою расстегнув рубаху на груди,
Данель ключицы пальцами обвел,
Как будто что-то вспоминая.
- Мне помнится, однажды про любовь
Ты говорил, так интересно знать –
Доселе не нашел того, кто бы не побоялся
На тебя излить весь пламень чувств своих?
Вдруг дождь из рыбы ты испытал уже?
Вот это было б чудо!

Отредактировано Benet Falk (2018-09-13 17:40:10)

+1

15

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
- Яду? Ну что ты, право,
Это слишком мелко, даже для меня.
К тому же, это бабское занятье.
Мне милее горло перерезать
Иль выпустить кишки. Зачем травить
Раз уж в гости пригласил.
К черту Михаила? Ты изменился,
Падший.
«- Плеча коснулся?»
Во всех грехах меня не обвиняешь,
Мне льстишь и не пытаешься сбежать.

Тут в дверях возник слуга
С подносом яств в руках, вина кувшином
И лютней чуть ли не в зубах.
- Синьор, Винсенте, простите задержался, я…
- На пол ставь и топай, не стану я
Рассказывать Алонсо, каких набрал
Он нерадивых слуг. И если в чем-то
Буду я нуждаться, то свистну так,
Что ты услышишь на том свете.
И вот еще, скажи когда хозяин
Твой вернется, чтоб не шуметь.

Демон слез с кровати,
На коей успел уж развалиться
Разлил вино в стаканы,
К Падшему поднос подвинул
Ближе. – Наслаждайся, коли голоден,
Свой голод утолю тобой я. Не буквально.
Как наешься, спой мне и сыграй на лютне.
Я тоже помню Капую, и как с тобою
Мы славно время провели.
Могли бы еще лучше, но выбрал
Смерть тогдашний Ангел горделивый.
А теперь? Скажи, ты выбрал бы иное?
-
Лукаво улыбнулся Демон,
Отпив прохладного вина. - Любовь?
Это пламя, как забродившее вино.
Мне неприятны такого рода чувства,
Как я понял. Милее похоть, алчность, страсть,
И прочие грешки. По мне пусть лучше
Будет дождь из рыбы.

+1

16

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- "Да, знаю я, что звон мечей
И кровь рекой - тебе отрада.
"
- Изменился... - произнес Данель,
Задумчиво на демона смотря.
- Вопрос лишь в том, кто изменился боле -
Я иль мир, что дан мне в наказанье.
Не может ведь наградою
Он быть мне за грехи.
Иначе я б не Пал.
Что толку обвинять тебя в грехах?

Данель с улыбкой глянул на Аима.
- Да разве можно пристыдить огонь,
Что жжется он? Глупец - и тот не станет.
Ты не грешишь, ты в этом существуешь,
Как рыба в море или птица в небе.
И лесть моя - лишь отраженье
Того, что жаждешь слышать ты.
Бежать? Зачем? Меня ты не поймал,
Чтоб мне сбежать хотелось.

Тут Падший засмеялся откровенно.
-" Я от себя бежать пытался долго,
Но потерпел позорно пораженье.
"
Меж тем слуга принес поднос и лютню.
Пока Аим с прислугой разбирался,
Данель взял инструмент, коснулся струн,
Лады слегка поправил и рядом положил.
- Хорошая mandola. А знаешь, демон,
Я сейчас впервые так свободно с кем-то говорю.

- "Я знаю, верить демонам не стоит,
А вот поверит ли мне демон?
" Падший встал
И на пол сел, спиной облокотившись о кресло.
Подтянул к себе поднос. Поднял серебряный стакан:
- Привык на твердом я сидеть, не удивляйся,
Надежней так. За что хотел ты выпить?
За встречу? Так поднимай бокал.

Отпив вина, Данель за куропатку взялся ловко.
- Иное? Но сейчас иного не дано.
Тогда река текла так, а сейчас - иначе.
Ты ж вероятностями правишь, не временем.
Зачем гадать? Что было - было,
А что будет - будет. Сам же говорил -
Реки не повернуть вспять,
Лишь вперед движенье.
Но если изменились берега, положе стали,
И река спокойней тогда течет.

Тут Падший хитро взглянул на демона.
- Все в мире соразмерно. Я вот пытался
Святость изучить, как говорится, изнутри -
Монастыри, Места Святые, храмы...
Сколько же обмана
За истину там людям выдают.
Меня печалит это.
Люди верят - и словно душами мельчают.
Да, ты прав, есть те, что раз избрав
Путь истинный, другого не приемлют.
Но мало их... как мало...

Он вздохнул. Взгляд опустил.
На миг чело печалью омрачилось.
Но тут же взор подняв, Данель встряхнулся:
- Что я, право? Жалуюсь тебе?
О, так ты точно горло перережешь
За то, что скуку нагоняю.
Прости покорно. Вряд ли демон станет
О жизни философствовать людской.
- Хотел ты слышать лютню?

Улыбнулся Падший, отодвигая в сторону поднос.
- Да только путники мои все
О любви желают слушать песни,
Чтобы вздыхать под них украдкой.
О грехах еще не сложено баллад.
Что ж делать, демон?
Ты будешь слушать о любви рассказ?

- "Ты прав, Аим, любовь - вино.
Одно с нее похмелье после.
Себе любить людей, существ ли,
Я лет пятьсот, как запретил.
"

Отредактировано Benet Falk (2018-09-14 14:22:29)

+1

17

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
- Мир изменился… - с какой-то грустью
Демон произнес, и кубок залпом осушил,
И тот час вновь наполнил, вином прохладным.
- Святость расползлась по миру как зараза,
И кровь людская рекой не льется боле.
Великие империи и полководцы в прошлом.
Как жаль, что кануло все в Лету.
Эрнесто, мир нам дан не в наказанье.
И если б ты себя в грехах не обвинял,
А принял себя тем, кем ты стал
Но тоже смог бы Миром наслаждаться.
А в место этого себе устроил Ад.
Да, говорить свободно не наш с тобой удел,
Хоть и бессмертны мы, проблем не избежать,
Коль наши тайны станем раскрывать мы смертным.
К тому же думаю, что нас понять они не в силах.

Без препирательств Демон рядом сел.
- И все же, мне приятно, что не хочешь убежать
От меня хотя бы, от Герцога Аима.
- За встречу, так за встречу! За существ!
За вероятность! За Люцифера…

«- Я скучаю, Повелитель… по вашей силе,
По мудрости, по словам, что вы всегда умели
Подбирать так точно, что даже мне понятно».
Бокал он поднял, подмигнул и ухмыльнулся.
- Падший, пей за Люцифера, или проваливай.
- Ты святость изучал
? – зло демон рассмеялся.
- О да, обмана много там, в монастырях и храмах,
Да и греха, не меньше, даже больше и слаще он.
Алчность, чревоугодие и блуд, там расцветают
Буйным цветом. А люди верят, и душами мельчают,
Пытаясь индульгенцией, простой бумажкой
Прощение купить, освободиться от объятий Ада.
Но Ад уже внутри, а они не помышляют,
Себя считают даже добрыми людьми.
Довольно о людишках. Они того не стоят.

Я тут «поколдовал», - он сделал неопределенный
Жест рукой. – Алонсо сегодня не вернется.
Пей, ешь, пой и веселись, как демон. Я не прошу
Чтоб ты мне поклонился, но первым тостом
Прославляю Люцифера Князя Мира,
Но не бывшего денницу или Архангела.
За Люцифера!
– снова выпил он до дна.
- Пей со мной, потом играй на лютне, пой,
Хоть про любовь, а хоть про дождь из рыбы.

+2

18

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- «Нет, Ад себе я представляю по-другому.»
Не согласился с Герцогом Данель
Но в мыслях лишь. Кто с демоном поспорит,
Коль взялся тот об аде рассуждать?
Не Ангел точно, пусть теперь и Падший.
- Проваливать? Ха! Не дождешься, демон!
Данель опять взял в руки свой бокал.
- Сам пригласил, теперь же прогоняешь?
Непостоянен ты в своих желаниях.

- «Я знаю, в чем ты постоянен, но подыграю.»
- За Люцифера? Да пожалуйста! – до дна
Свой кубок Падший осушил, причмокнул смачно,
Подставил снова, чтоб Аим налил.
- Ну, не за Ангелов же пить мне, в самом деле,
Оно теперь мне будто не с руки.

Была так близко бездна глаз горящих,
В которые Данель смотрел пытливо.
При этом исходила от тела демона
Как будто сила какая-то.
Падший улыбнулся, губы облизнул
И лютню взял, прижав почти любовно её.
- Про дождь из рыбы сам сочиняй, в конце концов.
Данель взял первые аккорды и запел.
Негромок был у гондольера голос,
Но проникновенен и бархатист,
А звуки лютни - словно плеск воды,
Качающей гондолу осторожно:
Ты притупи, о время, когти льва,
Клыки из пасти леопарда рви,
В прах обрати земные существа
И феникса сожги в его крови.
Зимою, летом, осенью, весной
Сменяй улыбкой слезы, плачем - смех.
Что хочешь делай с миром и со мной, -
Один тебе я запрещаю грех.
Чело, ланиты друга моего
Не борозди тупым своим резцом.
Пускай черты прекрасные его
Для всех времен послужат образцом.
А коль тебе не жаль его ланит,
Моя мелодия его прекрасным сохранит!

Еще аккордом пробежав по струнам,
Данель замолк. Задумчив взор его.
- Нет, всё не то… Для демона любовь
Не служит развлеченьем… Погоди… А если…

Струну одну он тронул, вслед – другую,
Шепча тихонько, будто вспоминая что-то:
- Да, так и было… А теперь послушай
Ты мою балладу,
– и запел он снова:
Штиль, ветер молчит,
Упал белой чайкой на дно,
Штиль, наш корабль забыт,
Один в мире скованном сном.
Между всех времён, без имён и лиц,
Мы уже не ждём, что проснётся бриз.
Штиль, сходим с ума,
Жара пахнет чёрной смолой,
Смерть одного лишь нужна
И мы, мы вернёмся домой.
Его плоть и кровь вновь насытят нас,
А за смерть ему, может, Бог воздаст.
Что нас ждёт, море хранит молчанье,
Жажда жить сушит сердца до дна,
Только жизнь здесь ничего не стоит,
Жизнь других, но не твоя.
Нет, гром не грянул с небес,
Когда пили кровь, как зверьё,
Но нестерпимым стал блеск
Креста, что мы Южным зовём.
И в последний миг поднялась волна,
И раздался крик - впереди земля!
Что нас ждёт, море хранит молчанье,
Жажда жить сушит сердца до дна,
Только жизнь здесь ничего не стоит,
Жизнь других, но не твоя.

Данель застыл, в пространство глядя.
Несколько минут молчание, не тишина
Царило в зале. Падший снова лютню отложил.
- Признаюсь, за такую баркаролу
Меня свои же утопили б, демон,
Не зная, что всё это – быль моя.
Так что тебе по нраву боле?
Быль иль сказка? Кстати, выпьем!

Взял Падший кубок, - Вновь за Люцифера?
Нет, лучше за тебя! Ты ближе!
– он засмеялся
И тихонько дунул в висок Аиму, прядку убирая.

Отредактировано Benet Falk (2018-09-15 13:51:05)

+2

19

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
- Да, я не постоянен, но так намного веселее.
Наполнил свой бокал и Пашдему подлил.
«- Пускай напьется, молодым вином,
Которое еще не добродило, и потому
Пьянит сильней. И мне так интересней будет».
- Красота моя нетленна, то особенность моя,
Чтоб совращать людские души было мне
Сподручней. В глазах людей физическая
Красота и зло несовместимы.
Поешь ты хорошо, Эрнесто, но к сожаленью,
Сегодня музыка не трогает меня, увы.
Человеку я б не сказал об этом, ведь
Люди мыслят так – коль прекрасное тебя не восхищает

Лишен ты благородства и душа твоя черства.
Он задумался о прошлом, вспоминая:
- Было дело, с пиратами, я плавал в свое время
Торговые суда мы грабили. Часть команды убивали,
Часть продавали в рабство, нам не приходилось
Есть своих. А не тебя ли там, случайно, съели?
И съели бы еще разок, ты прав. Я выбираю быль.
Зачем мне сказки, мне интересна жизнь твоя.

Конечно, выпьем! За меня? Как мило,
«- Пытаешься заигрывать со мной?»
- Я не против. Давненько за меня никто не пил.
За настоящего меня.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-17 13:32:18)

+1

20

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- А я вот думаю, что красота
Людской лишь разум ослепляет,
И потому не видят зла за ней они,
Хотя и красота, и зло еще как совместимы,
И много есть тому примеров
В истории людской.
Но кто из них научен на ошибках?

Данель  игриво на Аима посмотрел.
- Тебе же, впрочем, на руку, Аим,
Что люди так беспечны. А иначе
Ты договор не смог бы заключить.
Раз музыка тебе не по нутру,
Продолжим есть и пить.

Данель подвинул к себе поднос.
- А чем тебе так интересен я?
Ведь ты же знаешь, что бы не случилось,
Итог один – бессмертен Падший.
А съели не меня там, не надейся,
Хоть я и предлагал себя. Но деспот
Был капитан, и дал приказ команде
Бросить жребий. А он своих приказов
Не менял,
- Данель задумался,
В витраж оконный глядя.
- Среди зверей ведь не найдешь таких,
Кто б ел своих. А люди практикуют.

Тут Падший фыркнул зло
И кубок свой допил.
- Я долго думал, демон, кто я? Что я?
К чему я призван? Чтоб любить людей
И помогать им? Ведь я так вначале делал
И Пал. И долго жил среди людей
С надеждою вернуться. Что ж в итоге?
Да, я людей неплохо изучил.
И больше не считаю, что достойны
Они все помощи. Они привыкли к ней.
Чуть что – молитва: дай, дай, дай.
Они все дети, что взрослыми
Стать не желают, только внешне.
И если Ангелов создал Творец
Чтоб людям помогать, любить,
Лелеять безоглядно, то не согласен
Я теперь с таким подходом.
Я не Творец. Я их не создавал,
И мне они не дети.
Да, пока я на Его Пути был
Я так делал. Но я с Пути упал
И понял – возврата нет назад.
Не сразу понял, постепенно.
И теперь я всё яснее это понимаю.
Но не готов себя принять я окончательно.
Пока. Ты прав, Аим,
- Данель вздохнул,
- Что сладким ядом надежд моя душа полна.
Всё кажется – а вдруг сейчас случится чудо?
Я стал, как человек в надеждах… Тьфу!

Падший сплюнул, немного помолчал.
- Что ж я всё жалуюсь? Давай-ка снова выпьем!
И снова за тебя, коли давно никто не пил.
Что толку за отсутствующих пить?
За настоящее пить надо!
- тут Данель
Аима приобнял слегка за плечи.
- А ты со многими ли настоящий?
Вот и не укоряй людей,
Они слепые дети, на внешность падкие.

- «А вино-то, видно, молодое,
Уж в голове шумит слегка.
А, к черту! Хочется ведь иногда
Напиться и забыться навсегда.
Да только благодать такая
Мне недоступна.
»

Отредактировано Benet Falk (2018-09-17 13:27:57)

+1

21

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Мне интересно наблюдать,
Как ты меняешься, как меняет
Тебя мир и время. Согнет ли,
Перетрет ли, и ты смиришься…
Мне есть куда вернуться, «теплое» местечко.
Ты же сюда заброшен навсегда, и даже
Смерь тобою брезгует, не можешь ты
В ее объятиях забыться насовсем.
Елей на душу мне твои слова, шучу
На счет елея, это б было больно.
Они тебе не дети, как и мне.

Демон улыбнулся. - Слаб человек,
Его проблема в этом. Жизнь коротка
И жаден смертный до нее.
На все пойдет, чтоб жизнь продлить
И пожирней кусочек отхватить.
Впрочем, людей я не корю…

Приподнял бровь Аим, когда рука
Плеча коснулась, приобнимая.
«- Но кажется и ты на внешность
Падок стал, Данель». - Так выпьем!
Аим бокалы снова обновил.
– С тобой я настоящий.
Верить демону нельзя, но все равно
Скажу, что нравишься ты мне.
И если б мог, я в каждой твоей
Жизни бы с тобой встречался,
Но сложно отыскать тебя.
Выпьем за меня, и за провиденье,
Что вновь с тобой свело.
Быть может в следующий раз
Ты будешь встречи нашей рад.
Как ныне я. Хочу, чтоб ел и пил
Ты с наслажденьем в компании моей.

+2

22

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- Да, верить демону нельзя,
Но и не верить невозможно,
-
Данель задумчиво бокал свой пригубил.
- Не знаю, можно ль верить Ангелам,
Что Пали, но проверяю я себя сейчас,
А не тебя,
- он чуть плечо сжал демону
И отпустил, - Мне было интересно,
Что я почувствую с тобою рядом,
-
Усмехнулся Падший
И шутливо пальцем погрозил.
- Не спрашивай меня о результате,
Пускай пока ответом будет то,
Что не сбежал я. И не опасаюсь
В твоей компании хмельным вином
Напиться. Большего не жди.
Сейчас. Но должен я заметить,
Что обнимать приятнее намного
Сосуд прекрасный, нежели убогий.

Данель допил бокал и винограда
Взял кисть янтарную, и по одной
Стал ягодки губами отрывать.
- Да, верно ты сказал,
Смерть мною брезгует,
А потому из чистого упрямства
Я не согнусь и не смирюсь.
Хотя порою в такой дыре себя осознаешь,
Что просто диво – как тут люди существуют?
А существуют ведь…
- Данель немного помрачнел, -
Как тараканы… Что-то я опять отвлекся
От темы,
- он улыбнулся демону, -
Вот потому и сложно отыскать меня,
Что я не ведаю, куда меня забросит.
А вот последнее желание твоё
Вполне осуществимо – мне нравится,
Как приготовлен ужин, так что можешь
Ты повару поклон мой передать.

Представив, как Аим идет на кухню,
Данель опять развеселился, ухмыльнувшись.
- Впрочем, я понимаю, что к слуге
На кухню ты не пойдешь. Оставь,
Пустое это. Я захмелел слегка
И чушь уже несу. Вот, лучше
Винограду ты попробуй,
Прекрасный сорт, из местных,
-
С этими словами пару ягод
Данель с улыбкой отщипнул
И на ладони предложил Аиму.
- «Мне тоже интересно, демон,
Сможешь ты угощение от Падшего принять?
»

+1

23

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Не долго думая, Аим с ладони
Цапнул виноград и в рот его закинул
Прожевав: - Люди, что поумнее,
Говорят, что жизнь прекрасна
От того, что коротка, конечна.
Не успевает надоесть им жить,
Есть, пить, спать, сношаться
Им видимо приятнее чем нам.
Цветные людям снятся сны.
Тебе надежда – боль, они ж
Живут надеждой. Жизнь – одна,
Так говорят они пускаясь
Во все тяжкие. Однако есть и те,
Кто за умеренность. Мне это не грозит.
Как и понять их, впрочем. Но я рад.
Как ни забавно, но люди косвенно
Тому причина, что оба пали мы.
И ты и я, в конечном счете пали
Из-за людей. Но может в том и смысл
Неисповедимый. Ни для кого.

Аим улегся на пол, под локоть
Подушку подложив. Задумчиво
Взял винограда кисть: - Вот фрукт,
А вот вино. Они одно по сути,
Но такие разные по виду, вкусу
И эффекту. Сколько бы ни съел
Ты винограда, не опьянеешь
Как от вина. Что есть вино?
Всего лишь сок перебродивший
Винограда. А греки истину искали
В нем.
Демон улыбнулся:
- Но кто же знает истину, когда
У каждого она своя, быть может.

+1

24

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

- «Ну что же, может, и не врешь ты,
Что быть тебе со мной приятно.
»
Данель, прищурившись, на демона смотрел,
Как тот расположился поудобней.
- Да, люди жить спешат, согласен,
И порою я их понимаю, а порою – нет.
Прекрасно то, что никогда не повторится.
Они все смертны – мой удел иной.
Твой тоже. И хоть пали мы из-за людей,
Но истины они нам не открыли.
И смысл бытия, и твой, и мой,
Так и останется неисповедимым.

Тут Падший лоб нахмурил, помолчал,
Через мгновенье сбросил тень печали
И улыбнулся: - А почему пустует мой бокал?
Данель стакан к Аиму пододвинул.
- Пируем мы иль нет? Что толку в разговорах
Об истине с просохшим горлом?
Так наливай! А то сейчас спою, клянусь!

***
За каплей капля – вечность вдаль текла.
Уж месяц молодой в витраж оконный
Давно заглядывал, прозрачно намекая,
Что время за полночь. И непрозрачно тоже.
Опустошив поднос, Данель с трудом поднялся,
Чуть не упал, за кресло ухватился. Икнул.
- О, ты гляди, как заштормило к ночи
В канале – дом ведь ходит ходуном!

К кувшину потянулся Падший, потряс его,
Пытался внутрь заглянуть сквозь узкий носик,
Там ни черта не увидел, ругнулся смачно,
Чуть не уронил сосуд серебряный,
Но всё ж перевернул его и вновь потряс.
- Ни капли! – вынес он вердикт, - А жаль!
Что ж, раз такое дело, к иным нам берегам
Путь предстоит. А то мы здесь от жажды
Сдохнем. Ты, Аим, я знаю, и в Аду
Способен выжить без капли влаги.
За тебя не беспокоюсь, а мне домой пора,
В мою гондолу славную. Так. Где же дверь?

Шатаясь, словно бы от ветра, он огляделся,
И лютню мутным взором на полу узрел.
- Ээээ, не пойдет так! Эдакой красотке
Помягче нужно место!
– с этими словами
Падший кресло отпустил, почти на четвереньках
Лютню подобрал и до кровати умудрился
С ней добраться. Там на подушках
Инструмент пристроил, почти любовно
Ей бока огладив. – Спи, красотка!
Подобное – к подобному. Аим!
Не обижай прекрасную сеньору!
Ты где? Не прячься от меня!
Тебя благодарю премного я за угощенье
И за вино. Ну а теперь пора мне.

Он нетвердою походкой сделал шаг
И заорал: - Свистать всех наверх!
Отплываем! Ерша вам в задницу
И по медузе в глотку!
Нам шторм не страшен!
Лейте ворвань за борт
И рифы мы проскочим! Эй, Аим!

За демона Данель вцепился крепко.
- Будь путеводной ты звездой моей!
Тут нихрена ж не видно! Словно
В чрево к морскому чудищу
Мы угодили, иль еще куда пониже.
Но я тебя спасу! Не бойся, демон!

Бессвязно бормоча ругательства,
Данель в обнимку с демоном
С трудом попал в проем дверной,
И, опрокинув вазу в коридоре,
Потопал вниз по лестнице, к гондоле.

Отредактировано Benet Falk (2018-09-19 23:34:00)

+1

25

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
20 октября 1630 года. Около 6 часов вечера. +9 по Цельсию. Ветрено. Мелкий дождь.

Все началось с двух трупов бездомных, о которых решили умолчать, однако через пару дней их стало на порядок больше, причем в разных концах города.
Процесс пошел, и Аим с трудом скрывал свое ликование.
Через неделю, когда скрывать правду уже не имело смысла, венецианские власти заявили, что это кара Господня за грехи. А бубонная чума тем временем уже распространилась по всему городу. Черный мор сеял и пожинал смерть в тесноте переулков, а долго не сходящая летняя жара, подогревая воду в каналах, только этому способствовала. Но и с похолоданием дела лучше не стали, не смотря на принятие упреждающих мер. Всех трудоспособных нищих принудительно послали на галеры, а остальных определили на больничный остров, тех же, кто не был уроженцем Венеции, выдворили из города. По известным причинам Герцога это не коснулось.
Каждый день, болезнь уносила около 500 жизней.
Больные отличались повышенной раздражительностью, бились и бредили. Лица их краснели и опухали, глаза становились похожими на бычьи. Возбуждение сменялось чувством угнетённости, страха и тоски, болями в области сердца. Дыхание больных было коротким и прерывистым, часто сменяясь кашлем с кровохарканием или мокротой. Моча и кал окрашивались в чёрный цвет, кровь темнела до черноты, язык высыхал и также покрывался чёрным налётом. На теле возникали чёрные и синие пятна, бубоны, карбункулы. Характерный тяжёлый запах исходил от заболевших.
Дворцы на Сан-Марко и Сан-Поло чума тоже не обошла стороной. Вот тут-то и орудовал Аим, ставший вхожим в дома богачей. Да, кроме души Герцога интересовали и деньги. Не по причине алчности, демон был весьма практичен.
Каждый день венецианцы выносили из домов тела умерших родственников и оставляли их лежать за дверью. Врач осматривал умерших, и если констатировал смерть от чумы, то дом закрывали на карантин. Двери дома забивали снаружи двумя балками крест-накрест - знак чумы. Многих людей, у которых не было признаков болезни, хотя они находились в контакте с заболевшими или трупами, отправляли на один из островов в Лазаретто Нуово (Новая больница). Мёртвые тела и больных, вместе со всеми их пожитками, носильщики грузили в лодки и отвозили на другой остров в Лазаретто Веккьо (Старая больница). Венецианцев, оставшихся в отмеченных чумными крестами домах, ожидала самая горькая участь. К ним никто не приходил, никто не помогал, и когда они заболевали, никто за ними не ухаживал. Город корчился в агонии, и его несчастным жителям казалось, что впереди уже не будет ничего, кроме чумы, страданий и смерти. Город закрыли наглухо. На входах и выходах поставили стражников.
Иными словами затея Аима удалась на славу. Вероятно, чума и сама бы пришла в город, через какое-то время, но… демону хотелось поучаствовать, раз уж он решил погостить в Венеции, не приезжать же с пустыми руками.
Свирепость лютующего бедствия повлекли за собой упадок нравов. В низших слоях поощряя разгул асоциальных инстинктов, как следствие рост невоздержанности, преступности и бесстыдства. Могильщиков и персонал, занятый уборкой и транспортировкой трупов, чума так же не щадила – они заражались и умирали, как и все, поэтому городские власти были вынуждены привлекать к этой работе арестантов и рабов с галер, а те, пользуясь своим исключительным положением, воровали и грабили. «Прислужники чумы» заходили в опустевшие дома и забирали всё, что им нравилось. Если в домах встречались ещё живые люди, то их вытаскивали из постели и бросали на телегу с трупами. Цены на продукты и вино возросли неимоверно, а мародёры всё забирали даром. В зачумлённой Венеции пили очень много вина – пили от страха, от отчаяния, с горя, чтобы забыться.
По городу ходили чумные доктора, в масках с птичьим клювом. Больным они приносили только лишние страдания прижигая и вырезая чумные бубоны. Облачение их помимо характерной «клювастой» маски включало длинный плащ, узкие брюки, перчатки, ботинки и шляпу. Все это было сделано из вощеной кожи или из пропитанного воском грубого холста. Клюв был заполнен сильно пахнущими лекарственными травами, которые облегчали дыхание среди запаха разлагающихся тел. Маска имела стеклянные вставки, защищающие глаза.
На следующий день после удавшейся на славу попойки, Герцог послал своих соглядатаев-демонов присматривать за Падшим, но к октябрю, они почти все по передохли, а с новыми телами для них образовалась вполне понятная проблема. Так что ему пришлось нанимать людей и не напрасно. Как только гондольер не появился в обычное время, Аим узнал об этом в числе первых.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-23 21:08:21)

+3

26

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

На следующее утро Данель продрал глаза в своей гондоле с ощущением, что весь пылающий Ад вдруг сконцентрировался в одной точке пространства - в его собственном горле.
- "Славно вчера попировали... " - Падший мрачным взором прошелся по оконным витражам палаццо, пока нашаривал под  скамьей кожаную баклажку с водой. Сделав несколько жадных глотков, он задумался. С одной стороны, он уступил своим низменным инстинктам, но с другой стороны, а почему он должен себя за это корить? Что ни говори, а Аима он был рад вчера видеть. Сначала он этого не понял, а вот потом... Может, соскучился? Данель усмехнулся.
- "Ангел скучает по демону...  Скажи мне кто такое еще лет пятьсот назад - придушил бы собственными руками, а сейчас... Я сделал то, что хотел, и не собираюсь себя за это осуждать. Если я меняюсь, то так тому и быть."
Найдя некое равновесие со своим внутренним "я", Падший отвязал гондолу и отбыл восвояси. У него еще оставались сомнения, стоит ли искать с Аимом следующей встречи, но разворачивающиеся события полностью вытеснили из головы подобные мысли.
На Венецию опустилась чума.
Как только это было признано властями, Эрнесто сразу же вступил в отряд тех, кто вывозил из города трупы. О себе он не думал - какая ему разница, годом раньше, годом позже. За Аима и вовсе беспокоиться не стоило - что демону высшего порядка сделается? Горожане? Ну что ж, он тоже думал, что это кара Творца за распущенность нравов. И раз он, Данель, оказался в этот момент здесь, он должен помочь в осуществлении воли Творца и очистить город от грешников. Как их узнать? Да очень просто - те, кто заболел, ведь это сам Творец на них указывает.
И Эрнесто принялся чистить город. Он вывозил не только трупы - если в "чумном" доме были еще живые, но заболевшие жители, Падший с короткой молитвой просто сворачивал им шеи, нисколько не сомневаясь - их отметил Творец.
Вначале Эрнесто старался препятствовать мародерам, и не одну рожу в кровь разбил, но потом бросил это занятие - это все равно, что пытаться остановить ветер.
Два месяца он исправно плавал на своей гондоле, забираясь в самые узкие улочки, и чистил, чистил, чистил... И уже мелькали мысли, что если он переживет этот мор, то это знак... Но нет - во второй половине октября, Эрнесто вдруг почувствовал себя плохо и понял, что чума не обошла его стороной. Он еле доработал до вечера, обменялся тяжелым взглядом с распорядителем работ по очистке - издали, не приближаясь - и тот все понял по прерывистому дыханию и согбенным плечам гондольера, кивнул и тихонько перекрестился.
Эрнесто отпустили умирать.
Как в тумане добрался он до своего жилища. Неширокий, двухэтажный домик в конце узенького канала в квартале гондольеров. Эрнесто занимал нижний этаж, а семья со второго умудрилась покинуть город в самом начале эпидемии. Падший привязал свою гондолу, своего "черного лебедя", как он ее называл, провел рукой по бронзовому ферро, вздохнул, с трудом добрел пару шагов до двери. У него уже начался сильный жар, но он нашел силы и сам приколотил заранее заготовленные на всякий случай доски крест накрест ко входу. Знак чумы. Войти в дом это не особо мешало, простая, одностворчатая дверь открывалась вовнутрь. Эрнесто на четвереньках пролез под досками, кое как дотащился до комнаты и рухнул на узкую, простую кровать. В полузабытьи он провел ночь, только одежду из провощенного полотна, в которой работал, скинул в угол, оставшись в простых матросских брюках и рубахе. На следующий день у него появились характерные бубоны, а ближе к вечеру закончилась вода.

+1

27

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Днем демон был немного занят, поэтому к Падшему направился ближе к вечеру, прихватив воду и фонарь. «- Он, конечно, может быть уже мертв, а может и нет. Хорошо бы если нет.»
Находиться около умирающих людей чаще всего было отвратительно, но Данель другой. Смерть его не пугает, как и страдания, он переживал все это раз за разом. К боли нельзя привыкнуть, но можно перестать ее бояться.
«- Привычка умирать… так странно это звучит», - тут он подумал о своих слугах-демонах. -
«- Ну ничего, месяца через три-четыре чума начнет спадать, отъеду лиг на сто и всех верну».
Демон вышел из очередного палаццо в приподнятом настроении, о чем нельзя было догадаться по скорбному выражению его лица. Собственно и лица тут же стало не видно, он наглухо замотался надушенным шарфом, оставив только щель для глаз – такая смрадная вонь стояла снаружи. Не без труда, но он нашел гондольера, который и так уже собирался домой.
- Что понадобилось знатному синьору в грязных подворотнях? – спросил тот, помогая войти на борт и расположиться.
- Мы договорились о цене? Договорились. Так что не твое собачье дело, - рявкнул Аим, стряхнув его руку с покрывала.
На улице стемнело и их путь был освещен только фонарем, да редким светом из окон. Всю дорогу Герцог молчал, да и перевозчик не посмел более раскрыть рот. Наконец, отвернув в узкий боковой канал они причалили.
- Приехали, Сеньор.
Аим расплатился и вышел из лодки. Можно было конечно убить его и сбросить в канал, но из окна как на зло кто-то выглянул, а убивать их всех, сегодня не было настроения. Возможно чуть позже.
Это был очень бедный район. Все халупы были похожи друг на друга, но демона уже вело чутье. Фонари здесь не горели вовсе, но у Аима был свой. У видев дверь заколоченную крест на крест, он подумал о плохом, но все же решил войти внутрь. Он пнул дверь и она отворилась, ибо не была закрыта изнутри или как-то зафиксирована. Доски были прибиты прямо к дверной коробке. Гондола Эрнесто была пришвартована тут же. Не долго думая Герцог пролез под досками. Даже через шарф в нос ударил смрад.
«- Воняешь почти, как святой», - подумал демон, ухмыльнулся в полумраке и сделал шаг вперед.

+1

28

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

К вечеру Данель впал в какое-то полузабытье. Бессмертная сущность каждый раз переживала все прелести смерти человеческого тела. Снова и снова, в различных вариантах и подробностях. Но сути это не меняло – Падший мучился ничуть не меньше обычного человека. Ему казалось, что он уже привык к боли, попритерся к ней, что ли, за столько-то веков – и каждый раз удивлялся новой изощренности пыток человеческого бытия.
Искупление или насмешка? Почему-то Данель всё чаще останавливался в мыслях на втором варианте, хотя и самому себе еще не мог в этом окончательно признаться.
Воспалённый мозг метался среди каких-то необъяснимых образов, одни из которых были нестерпимо яркими и холодными, а другие – тёмными, но манящими и теплыми.
Между светом и тьмой. И он, Данель, никак не мог решить, куда же. Он был когда-то там, в свете – но теперь они отталкивали его. А тьму он должен был презирать вроде, но теперь она притягивала и обещала защиту. Свет резал и карал, тьма успокаивала и обещала покой… Куда же?
В это смятение мыслей вдруг ворвался звук распахнувшейся двери, шаги… С трудом стряхнув с себя горячечный бред, Данель на автомате сунул руку под подушку, где у него был припрятан добрый кинжал.
- «Мародёры, паскуды… Шваль галерная!»
Рука заучено метнула оружие на звук в дверной проем – и только потом Падший почувствовал знакомые ощущения в затылке. До этого они просто затерялись в боли человеческой плоти.
- Проклятье! – Данель выругался хриплым полушепотом, попытался нашарить оловянный стакан с водой рядом на табурете, но вспомнил, что вода кончилась – и бессильно уронил руку на кровать.
- Прости, Аим, не сразу почуял. Думал, мародёры. Плохо мне.
Говорил Падший отрывисто и с трудом. Вода начинала мерещиться озерами там, сразу за дверным проёмом.
- Зачем пришел, демон? Как видишь, прекрасным тут совсем не пахнет. Кара Господня меня не минула.
Данель через силу усмехнулся в обманчивые тени сгущающихся сумерек.

+1

29

[icon]http://sg.uploads.ru/zNC0g.jpg[/icon][nick]Винсенте Герра[/nick]
Кинжал лишь частично достиг цели. В последний момент демон заметил в полумраке быстрое движение, рефлекторно отшатнулся и кинжал лишь поцарапал плечо, прорезав плащ.
- Ну вот, - фыркнул Герцог, изображая оскорбленного в лучших чувствах, - я тебе водички принес, а ты в меня ножами кидаешься. Испортил хорошую вещь, я плащ имею в виду. Он перестал дурачится и смягчился. – Да ничего, новый куплю. Я демон не бедный, а теперь еще и знатный.
Он поставил фонарь на стол, так чтобы тот освещал Данеля, сам сел на табурет около кровати, взяв с него стакан.
- Что? Опять умираешь? Страдаешь и все такое. Сказал бы что сочувствую, но нет, скорее пришел полюбопытствовать.
«- И немного поглумиться»
Вижу, что плохо - выглядишь дурно, эту ночь не переживешь,
- театрально вздохнул и продолжил, разматывая шарф, скрывающий лицо.
- Я точно знаю, все мои демоны сдохли в корчах на моих глазах. Да тут во всем городе так пахнет, я уже принюхался. Кара говоришь Господня? Я бы не сказал…
Герцог склонил голову на бок:
- Как ты мог заметить, за тобой приглядывали со дня нашей последней встречи, и знаешь, у меня есть вопрос. Ты убивал из состраданья или помогал карать? Или и то и другое? И вообще, почему не уехал, пока ворота не закрыли, ты же не дурак и с чумой знаком не понаслышке. Зачем остался? Денег нет. Мог бы у меня попросить. Или Падшие демонов ни о чем не просят? - он вопросительно приподнял бровь и улыбнулся.
Аим налил воды из амфоры и протянул Данелю, другой рукой он коснулся лба – Падший весь горел.
- Пей! Чистая, родниковая, холодная, из личных запасов.

Отредактировано Noel Blackwood (2018-09-24 16:07:39)

+1

30

[icon]http://sd.uploads.ru/gjFV8.jpg[/icon][nick]Эрнесто Инганнаморте[/nick]

По реакции демона Падший понял, что в Аима он все-таки попал… Вот же некстати… Конечно, он демон высшего порядка, и ему этот кинжал даже меньше, чем ничего. Но всё равно, некстати. Ведь что ни говори, а увидеть здесь и сейчас именно Аима Данель был рад… и несказанно удивлен. Падшего не так бы удивило, явись тут сейчас Творец – в этой ситуации было бы, скорее, недоумение. А вот демон, коего Данель знал, как практичного эстета, удивил… Падший, пожалуй, и подзабыл уже это будоражащее душу чувство.
Данель явно выглядел виноватым, несмотря на лихорадочный блеск глаз, тяжелое дыхание и нудный кашель, который он старался заглушить подушкой.
Он не знал, что ответить демону, голова соображала совсем плохо. Зато протянутый стакан сразу приковал внимание. Вода! Не церемонясь особо больше, Данель жадно схватил протянутое, охватив его своими руками поверх руки Аима, ибо боялся, что сам сейчас не справится и прольет драгоценную влагу – и быстро осушил стакан за пару-тройку глотков.
- Благодарю, Аим, - Данель глубоко вздохнул, отпуская руку демона. Ему даже показалось, что он стал яснее мыслить… что ж, значит, и ответить может.
- Ты прав, умираю. Опять, - Падший хотел усмехнуться, но вышло криво, потому что он закашлялся и уткнулся в подушку. Подавив приступ, он продолжил:
- Любопытно? Ну что ж, твоё право, я не обижаюсь. Правда, это не так зрелищно, как на арене в Капуе, но тебе виднее. Я догадываюсь, что не переживу эту ночь.
Данель помолчал, прикидывая, не будет ли наглостью с его стороны попросить еще воды, но пока сдержался.
- А, так вот кого я чуял временами… Твои соглядатаи. А я думал, что просто мелкая шелупонь потянулась в город в надежде поживиться. И чем же тебя так заинтересовала моя персона?
Он пристально посмотрел на Аима.
- И то, и другое. Чума – это кара Творца городу. Я здесь с рождения живу… с последнего рождения, и знаю не понаслышке. Люди тут грешат больше, может, место такое, может, еще чего… Так что да, я карал их, раз этого хотел Творец, - Падший произнес это даже с неким вызовом во взгляде, который быстро потух.
- А некоторых убивал и из сострадания – чтобы не мучились вот так… Потому и не уехал. Да и не бегал я никогда от опасности, Аим… Какая мне разница, умереть сейчас или через десять лет? Я думал, что Творец хоть на этот раз заметит мое рвение… Но нет, снова нет.
Падший вздохнул, любуясь лицом Аима в дрожащем свете фонаря.
- Деньги у меня и у самого есть. По твоим меркам немного, тысячи три золотых дукатов. Хотел пожертвовать куда… но не судьба. Знаешь, забери их лучше ты, вон в том сундуке, на дне мешочек, а то мародёрам жалко. Они же как крысы по городу шастают…
Данель сглотнул, снова подавляя приступ кашля. Пить всё еще хотелось.
- Вот я тебя и попросил, чтобы ты меня не укорял, - он через силу улыбнулся, - И еще попрошу… воды, если есть. Кстати, там, в сундуке, у меня и свечи есть, если тебе хочется поярче осветить картинку для удовлетворения своего любопытства. Ничто не занимает человека больше, чем смерть другого человека, особенно, если она мучительная… И уж демона я точно не буду за это осуждать.
Падший замолчал, только глаза лихорадочно поблёскивали.
- «Странно… Своим присутствием ты сделал мне подарок, Аим… Зачем?»
- Открой окно, что ли… Мне уже всё равно.

Отредактировано Benet Falk (Вчера 00:20:51)

+1


Вы здесь » Special Forces » 1600-1800 » II. Смерть в Венеции