Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Marco Polo


Marco Polo

Сообщений 1 страница 30 из 67

1

Marco Polo

http://sh.uploads.ru/Dczgv.jpg

1. Место и время действия:
Март-Апрель 1997 - Новая Зеландия (Клинт 11 лет, Леон 10)
Февраль 2001 - Новая Зеландия (Клинт 15 лет, Леон 14)
(временные интервалы еще будут добавляться по ходу игры)

2. Действующие лица:
Клинт Дамер, Леон Дамер, приглашенная звезда Аарон Дамер (потом)

Клинт несколько лет мечется между идеальным в его понимание мирком, который создала Сюзанн в своем доме, и тем сущим кошмаром, что творится в доме его отца. Между братьями, единоутробным и двоюродным. Между тем, как хочется, когда закроешь глаза, и тем как есть, когда их откроешь. И год от года не становится лучше, но становится понятнее кому стоит доверять, на кого стоит полагаться, кого защищать, а кто защитит тебя.

Отредактировано Morgan (2018-10-05 23:34:55)

0

2

Март-Апрель 1997
Новая Зеландия

Он стоял напротив окна и исподлобья смотрел в сад, сквозь огромное стекло, занимающее добрые две трети стены. Все чувства и желания как-то разом замолчали. А может их просто никогда и не было, в принципе. Может он просто повторял за взрослыми, что даже среди своей ненормальной семейки казаться относительно нормальным в их понимание. Хотя, одно чувство Клинт знал хорошо – злость. Откровенная такая и неприкрытая, застилающая взор и затуманивающая разум. Последние свое желание он тоже, в общем-то, хорошо помнил – причинить боль. Физическую, конечно, о какой-то другой он пока еще знал плохо.
Чаще всего он злился на своего отца и на саму ту ситуацию в которой оказался, на Жизнь или Судьбу. Злился даже больше от осознания, что не в силах что-то изменить, потому что еще слишком мал и слаб, чтобы открыто противостоять кому-то или чему-то. Что вынужден мириться, подстраиваться, подчиняться и оправдывать чужие надежды, особенно тех, кто может дать ему желаемое. Никто никогда особенно то и не интересовался, что хочет сам Клинт. Хотя, о своих желаниях он пару раз говорил и почти тут же понял, что они если не абсурдны, то просто опасны. Не для окружающих, конечно, для него самого. 
Он видел не раз и не два, что бывает с теми, кто смеет перечить его отцу. С Аароном. С матерью. Пожалуй, только Сюзанн и могла ему что-то возразить. Но даже это не всегда могло уберечь самого Клинта от гнева Рейнольда. Она забирала его, воспитывала сама и обучала, дарила дурацкую, обманчивую иллюзию, что может быть как-то по-другому. Только ощущение, что это все временно, что рано или поздно реальность его настигнет никуда не уходило, а лишь усиливалось. Порой оно рисовалось просто тревогой, порой обретало черты страха, но иногда становилось бесконтрольной паникой. А потом приходила злость.  На всех и вся, особенно на себя. За слабость. За беспомощность. За надежду.
Сбитые костяшки все еще болели. Хотя, не так сильно как хотелось бы. На самом деле, он  ждал именно боль, физическую. Которой часто награждал отец за проступки, за неправильные действия, слова, мысли. Ошибки. Потому что другая, которую ему сложно было объяснить хоть как-то даже самому себе, разъедала изнутри. Вчера. И еще даже утром, потому Клинт не спустился к завтраку и вообще ни к какой еде не притрагивался даже. Сегодня, сейчас он уже почти ничего и не чувствовал. Не хотел. Именно сейчас, когда солнце уже начало клониться к закату. Просто гнал от себя мысли, пытаясь сосредоточить взгляд на чем-нибудь. Ветка, лист, дерево, скамейка, травинка к травинке на почти идеальном газоне, каменный вазон с хорошо знакомой трещиной у самого ушка.
Ему некуда было бежать. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Но и остаться тоже было невозможно. По одному взгляду Сюзанн еще вчера, Клинт понял, что перегнул палку и капитально. Она ничего не сказала ему и не ударила. Она смотрела на него, как порой смотрела раньше на Аарона или своих братьев. Она замолчала. И молчала сих пор. Будто бы и не было его в этом доме вовсе. И сам дом молчал со вчерашнего вечера. Жаль, что никак не хотели замолчать чувства, мысли и желания. Они не слушались его даже когда Клинт досчитал до сотни и обратно. Они все равно стояли немым укором, маячили тенью, напоминая о потери.
Не сказать, что он был особенно близок со своей матерью. В общем-то нет. Ему было жаль ее, хотелось защитить, оградить, уберечь. Может и была любовь, но странная. Больше как к раненному зверю. И даже не сказать, что сейчас оплакивал ее, чувствуя то, что называют скорбью. Она не так чтобы занимала важное место в его жизни в последние годы, а что было до того Клинт и не помнил уже. Потеря ее не так чтобы прям остро ощущалась.
Не сказать, что Сюзанн старалась заменить ему мать. Нет. Никогда. Она скорее была другом, учителем, той монолитной скалой за которую можно было спрятаться. Может и была любовь, но больше уважение, доверие и чувство безопасности. Все это он потерял. Скорее всего потерял. Просто потому что по-другому быть не может, после того как Клинт дал выход даже не злости, а ярости с которой избил в общем-то ни в чем неповинного Леона. Потому что самому ему было боль и очень хотелось причинить боль окружающим, чтобы они наконец поняли, разделили его с ним. А Леон пришел сам. Он хотел. Понять и разделить. Но никаких слов не хватило, чтобы объяснить ему как это жить в страхе, как это терять надежду, как это испытывать злость на самого себя и что такое беспомощность.   
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-09-29 04:09:56)

+2

3

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]А в итоге Сюзанна почему-то усмехнулась и больше со вчерашнего дня не сказала ни слова. Обработала ссадины, пригладила взъерошенные волосы, окинула еще раз своего сына встревоженным взглядом и усмехнулась. Может смеялась над ним, что он как маленький не смог сразу дать отпор брату? Что едва не разревелся потом – не от боли, от обиды. Или этот нервный смешок был о чем-то совершенно другом? Леон не понимал, как не мог до конца понять, что вообще произошло накануне.
Он испугался. Нет, не так. Сначала он действительно не понял. Потом было буквально мгновение страха, а потом пришли обида, боль и злость, и он начал не только защищаться, но и отвечать ударом на удар. Потом на шум появилась мама и сцепившихся мальчишек растащили по разным углам. Его увела Сюзанна. Убедилась, что сын серьезно не пострадал, успокоила и усмехнулась. И замолчала.
Сначала он очень злился. Он же хотел помочь, поддержать. Он слышал новости, которые сообщила Сюзанна, и от одной мысли, что маму можно потерять, что такое случается, все внутри переворачивалось. Хоть и знал, что у Клинта совсем другие отношения в семье, и мама совсем другая, и он подолгу с ней не видится и даже, кажется, не особо скучает, но… это ведь все равно страшно. И больно. Клинт спрятался от всех, скрылся в библиотеке, и пришедшего спустя какое-то время Леона встретил вот так. Кулаками и яростью.
Вечером Леон сидел в своей комнате, откровенно дулся и был совершенно уверен, что такое предательство он не простит. Пусть Клинт уезжает и больше не возвращается. Может он уже собирает вещи. Может он вернется домой уже завтра. Пусть. Утром брат не появился за завтраком, и весьма довольный этим Леон ушел на речку один. Ему и одному есть чем заняться! Раз Клинту не нужна его поддержка и компания – ну и отлично. Однако несколько часов спустя оказалось, что не все так отлично. Рыбачить одному было скучно. И обстругивать ножом сломанные неподалеку ветки тоже скучно. Одно дело, когда Клинт в Англии, на другом краю света, неизвестно когда приедет снова и, хочешь - не хочешь, а ты один. А когда он тут, совсем недалеко, и мог бы быть рядом, одиночество стало заметным, гулким и царапающим. Можно было бы болтать о чем угодно, ожидая поклевки, можно вдвоем делать стрелы из веток и сравнивать, у кого сегодня получается лучше, можно уйти дальше по берегу до леса, лазать там, или метать ножики в ствол широкого дерева. А вместо этого он сидит тут один, и угрюмо ширкает лезвием по несчастной ветке.
К обеду Леон вернулся, а Клинта все еще не было. И мама по-прежнему молчала. От этого молчания у мальчика появилось странное ощущение, что это всё – какая-то задачка, решить которую он должен сам. Сам, один, может и должен разобраться. И хочет этого. Тоже сам. Леон поднялся к себе, попытался читать одну книгу, потом другую. Про тренировки сегодня и речи не было, что только радовало – здоровый синяк на ребрах и так противно ныл от любого движения. И губа. И колоритный фингал под глазом, нарисовавшийся за ночь от ссадины на скуле. Хотя все это было ерундой, и вполовину не так больно, как сломанная нога в прошлом году. Обида и то была больней. Но обида куда-то уходила, а злость, оказывается, исчезла еще раньше. День подходил к концу, и Леон понял, что Клинт сам так и не придет. Он не уехал, мама бы сообщила. Но не придет. Значит, Леон придет к нему сам.
Дверь оказалась не заперта. Кузен стоял у окна, и, похоже, давно. Даже не обернулся на звук шагов. Леон прошел в комнату, сел на пол, прислонившись к стене. Отсюда, сбоку, было видно, что и Клинту досталось, и это даже немного поднимало настроение. Леон смотрел на друга, не отрываясь, очень серьезно и внимательно. Молча. Вчера он уже пробовал разговаривать – и получил в ответ на свое сочувствие и попытки как-то поддержать. А Клинт первый начал драку – пусть сегодня первый и разбирается, что теперь делать.

Отредактировано Sintar (2018-09-27 22:17:37)

+2

4

Он слышал, как открылась дверь, слышал тихие шаги за спиной, но не отреагировал на то, что кто-то решился все же нарушить его уединение. Конечно, Леон. Он даже видел, как тот опустился на пол, где окно переходит в стену, но головы не повернул. Он только замер, напрягся, сжался внутри как пружина, словно в ожидание ключевого момента. Но Леон молчал. Просто смотрел на него и молчал.
Пять. Десять. Двадцать секунд. Минуту. Две. Пять. Клинт наконец соизволил повернуть голову и взглянуть на кузена. Сверху в низ. Крепко, до боли сжав зубы, потому что Леон тоже не особенно-то щадя бил в ответ вчера. По сути, за дело. По сути, был прав. По сути, он защищался. Только вот ощущать себя не правым, виноватым куда менее приятно, чем ту боль, что тебе причинили в ответ. Физическую.
Где лежат границы? Как понять, что настоящее, а что… Фантом? Или оно тоже настоящее? Когда болит не потому что кулаком к твоей челюсти приложились или не потому что упал и ударился, разбив лицо. Когда нет видимых ран и крови нет, нет синяков и ссадин. Но болит. Где-то внутри. Так болит иногда, будто ударили в солнечное сплетение и сбилось дыхание от этой боли. И ты не можешь понять от чего, потому что все разом смешалось внутри тебя. Все мысли, все чувства, все желания.
Клинт поднял руку и коснулся шеи. Он потерял вчера не только этот дом и Сюзанн с Леоном. Где-то там, во время драки он потерял подарок Аарона. Камень, который защищал. Клинт толком и не понимал от чего. Может и не от чего на самом деле. Хотя, зачем бы Аарону дарить ему бесполезную безделушку? Но ценность то была не в том, что тот обладал какой-то невидимой силой. А он потерял. Все. Так сильно хотел, чтобы ничего этого не было, что вот потерял, наконец. И теперь нет. Ничего. Даже какого-то камня-безделушки.
Он опустил руку, нащупав пустоту на шее, и отвернулся обратно к окну. Как крикнуть вчерашнему дню, чтобы он вернулся? Как прожить его заново, чтобы все исправить? Клинт отвернулся от окна и шагнул в противоположную от Леона сторону. Он прислонился к стене по другую сторону от окна и сполз на пол, вытянув ноги. Он бросил взгляд на сад за этим окном, который теперь лежал между ним и Леоном, потом на самого Леона.
Зачем тот пришел? И раз пришел чего теперь молчит? Не чего сказать? Так не приходил бы! Клинт сжал кулаки, чувствуя, как злость опять закипает, вытесняя все другие чувства. Злость на Леона. Потому что опять пришел. Потому что это его дом и его мать, его мир. Он вправе приходить и уходить, когда захочет. Его никто не гонит. У него никто ничего не отбирает. Клинт опустил взгляд и разжал пальцы, глядя на свои сбитые костяшки. Он злился на себя, потому что сам был во всем виноват.
- Я его потерял, - нарушил он молчание, наконец, и поднял взгляд на кузена, будто бы тот без лишних объяснений должен был понять, о чем идет речь.
Клинт усмехнулся, глядя на разбитую губу Леона и синяк под глазом. Нет, не чувствуя гордости за содеянное. Скорее пряча за этой гадкой усмешкой свою растерянность и непонимание. Зачем? Сюзанн велела? Сам? Хотел посмотреть сколько синяков успел оставить ему?
- Из-за тебя, - добавил Клинт.
Вряд ли тут была реальная вина Леона. Тот в запале мог даже и не заметить такой мелочи. Да и потом. Разве кто искал? Разве обратил внимание? Сам Клинт то не сразу обнаружил свою потерю. Только утром.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-09-27 23:30:52)

+2

5

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Просто так смотреть оказалось совсем не просто. Клинт демонстративно не замечал приблизившегося брата, да и в целом от Дамера прямо-таки фонило напряжением. Леон выдержал несколько минут, не замечая, как все сильнее напрягаются расслабенные вначале спина и руки. Он не знал, чего ждать от того, кто вчера был самым близким и единственным другом. Но если он нападет снова… второй раз он Леона врасплох не застанет. Когда Клинт наконец соизволил на него взглянуть, сжав зубы, Леон едва удержался, чтобы руки сами собой не сжались в кулаки. Снова драка? Или нет?
Нет. Клинт отошел еще дальше, и тут же стало спокойнее и почему-то холодней. Леон продолжал наблюдать за братом, пытаясь понять, что творится у того в голове и в душе, почему он так делает. Не понимал, но как-то интуитивно сейчас начинал чувствовать, что дело действительно не в нем. Беда Клинта была только его бедой. И следовало быть осторожней и, пожалуй, не трогать больное лишний раз. Вот ровно как берег больную ногу зимой.
Клинт все-таки заговорил, и в первое мгновение Леон нахмурился от очередного непонимания. Потерял? Что потерял? Через несколько секунд в голову пришло самое простое – обычные игры на внимательность, «что изменилось». Конечно, сейчас он не закрывал глаза и не искал перемен, произошедших за это мгновение, но постарался вспомнить как можно детальней Клинта вчерашнего. Обычного. Да, и этот жест минуту назад, перед окном… на шее брата определенно не было видно шнурка от его камня-амулета.
- Из-за себя, – припечатал он первым делом в ответ, не удержался. -  Твой камень? Где, там?
Леон все еще хмурился, быстро соображая. Да, шнурок вполне мог порваться и слететь в драке, а значит наверное отлетел куда-то в сторону на пол, или под кресла.
- Ты все проверил в библиотеке? Нет? А чего сидишь здесь тогда, пойдем искать.
Мальчик поднялся на ноги, не успев подумать, зачем. Это уже через мгновение, почти дойдя до двери, он вспомнил, что они же можно считать в ссоре, и вообще он на Клинта обижен, и с чего бы ему сейчас помогать. Но пришедшая мысль оказалась блеклой и неважной, глупой. Детской. Найти дорогой брату камень-амулет было куда важнее. Уже в дверях Леон обернулся:
- Идешь?

Отредактировано Sintar (2018-09-28 19:29:11)

+2

6

От ответного упрека Леона, Клинт инстинктивно подался чуть назад, вжавшись в стену, и сжал опять кулаки. Но тут же нахмурился, глядя на кузне исподлобья. Он уже был готов дать сдачи, но не успел. В библиотеке? Идем искать? Вместе? Слова Леона несколько выбели из колеи, сбив воинственный настрой обратно на растерянность.
Он поднялся и пересек комнату как-то так… спокойно? Естественно? Будто бы не было ничего? Будто бы все как обычно? Клинт понял голову, глядя на идущего к двери Леона. Растеряно глядя. Мешкая. Не зная, что ему теперь делать. Не было ничего? Но было же. Делать вид, что не было?  Будто бы так и надо? За взрослыми он это замечал не раз и ему это всегда казалось каким-то… лицемерным? Лживым. Глядя на них становилась как-то гадко.
Клинт поднялся, но шагнуть к двери не решался. Что-то нужно было сказать. Или сделать? Он не хотел касаться это грязи. Ну не в этом же доме. Не с Сюзанн и не с Леоном. Всегда должно быть что-то светлое, что-то чистое. Правильное. Честное. От чего не хочется бежать. Что будешь беречь всю свою жизнь. Ценить. Любить. Клинт опустил взгляд в пол. Идет ли он? Куда? Точнее, по какому пути ему идти? Лжи и лицемерия?
Он сунул руки в задние карманы джинс и ободранная кожа на костяшках неприятно коснулась грубой ткани. Он нерешительно шагнул вперед и поднял взгляд. Делать вид?
- Я… - как-то не уверенно, протянул Клинт и тут же осекся, глядя Леону в глаза.
Он виноват? Да. Он не хотел? Нет. Он больше так не будет? Не факт. Прости? Да вроде уже. Или нет? Объяснить? Странно, но даже после всех прочитанных тут книг, Клинт почему-то не могу найти нужных слов. И нет, предлагать забыть случившееся он не станет. Сюзанн всегда обращала их внимание на последствия и призывала думать, прежде чем что-то делать. Получалось реже, чем хотелось бы. А еще она всегда говорила о том, что у них все же есть выбор. Пусть не столь обширный как хотелось бы, но все же. Выбор каким быть. Не кем. Каким.
- Я опять тебя ударю, если полезешь, - наконец произнес Клинт, глядя Леону в глаза. – Не трогай меня. Не лезь!
Последнее прозвучало довольно агрессивно. И Клинт не считал нужным уточнять куда именно Леону не следует лезть. На самом деле, он и не смог бы. Но предупредить посчитал нужным. Тот же не глуп. Совсем не глуп. Может в чем-то даже умнее Клинта. Сам поймет. Наверно. Ну или получит еще раз. И тогда уже все. Совсем конец всему.
Он сделал еще один шаг, а потом еще и в итоге дошел до двери, остановившись в метре от Леона. Оттолкнуть и пойти искать свою потерю самостоятельно? Запретить идти за ним? Просто выгнать из комнаты и запереться одному? Нет. Ничего такого не хотелось. Наоборот.
- Иду, - буркнул Клинт и вздохнул так, будто сейчас делал великое одолжение.
Вопрос только. Кому? Себе? Леону? Им обоим? Смотреть в глаза было труднее всего, но Клинт опять посмотрел. Сначала мельком, потом задержал взгляд и усмехнулся, обращая внимание на синяк под глазом.
- Она права. Иногда ты медленный, как улитка, - зачем-то вставил Клинт и, распахнув дверь, вышел в коридор, не дожидаясь ответа.  [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

7

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Кузен выглядел несколько растерянным, как и ожидал Леон, обернувшись. Однако все-таки поднялся, постоял, подумал, и внезапно выдал совсем не то, что ожидал услышать Леон. Или чего-то подобного он тоже ожидал? Пожалуй да, только не вслух. А Клинт вот, выразился. И еще выразился, проходя мимо.
От такой наглости Леону захотелось вот прямо сейчас долбануть по упрямому затылку. Клинт пошел вперед, сделав вид, что так и надо, и, наверное, вполне догадывался о возможности возникновения такого обыденного желания. Однако по затылку не получил – повторять драку вот прямо сейчас совсем не хотелось. Потом когда-нибудь обязательно долбанет.
- А ты зато быстрый, как понос, - проворчал Леон, вынужденно направляясь следом. Демонстративно обгонять тоже не хотелось, он вообще чувствовал себя каким-то странно уставшим за вроде бы целый день безделья. – Больно надо к тебе лезть.
И тут же понял, что вот это сейчас было вранье. Надо, еще как надо. И полезет, и снова получит, вот разве что не сегодня. Потому что нельзя иначе. Потому что надо. Нельзя не замечать того, что болит. Как заноза в пальце. Если ее не трогать, лучше не станет – станет хуже. Почему-то в этом у мальчика сомнений не было, хотя объяснить причину своей уверенности он бы не смог. Кроме заноз, есть же и мелкие царапины и синяки, которые проходят сами. Вот только не было это мелкой царапиной, тут Леон поклясться мог. Он подумал, что стоит вечером поговорить с мамой, попытаться найти правильные вопросы и задать их. Может она сумеет объяснить или хотя бы подсказать. Ему нужно понять, очень нужно. Потому что… потому что это Клинт, и ему плохо, нужно и все. Сейчас у Леона было чувство, что Клинт снова только что вернулся из Англии, вчера, а не месяц назад. Каждый раз он приезжал замкнутым и чужим, и эти первые дни Леон ненавидел. Это было неизменным, и именно в первые дни они обычно и ссорились больше всего, и дрались. Не так, как вчера. Не по-настоящему.
Библиотека была пустой и тихой, как обычно, даже не верилось, что именно здесь они и сцепились накануне. С первого взгляда амулет ожидаемо не нашелся и Леон, не дожидаясь пока Клинт оглядится внимательней, скользнул направо, быстро обошел брата и скрылся за тяжелым креслом, тут же опускаясь на колени и заглядывая под него.

+2

8

Он сделал вид, что не слышал. Хотя нет, он хотел было обернуться и сказать в ответ, но едва сдержался, крепче сжал зубы, опустил голову и пошел вперед, будто не слышал. Это ведь было последствие и Клинт сам виноват. Последствие, которое ему теперь и разгребать. Потому что виноват. Потому что допустил ошибку. Позволил себе ее допустить. Потому что не думал. Не хотел. Позволил злости взять верх и затмить рассудок. Не сумел удержаться на краю и свалился в это все дерьмо. Сам. Еще и Леона за собой потащив. Просто, за компанию. Вместе ж веселей в грязи то барахтаться.
Библиотека была дальше по коридору, в самой глубине дома, за лестницей, что вела наверх, в спальни. Дверь не закрыта. Будто бы их ждали. Клинт с порога обвел комнату взглядом. Вчера они перевернули кресло и еще он так толкнул Леона, что когда тот налетел на письменный стол за которым любила сидеть Сюзанн со своими книжками и записями, тяжелый довольно предмет мебели сдвинулся, оставляя на деревянном полу царапины. Упала стопка книг. И ковер у дивана сбился в сторону, когда они оба по полу тут катались ничего не замечая вокруг. Теперь иначе. Теперь все как всегда.
Он повернул голову и чуть нахмурился. Нет, не все. Они еще вазу разбили. Но это уже когда пришла Сюзанн. Или прибежала. Не суть. Когда она пыталась их разнять и оттолкнула Клинта в сторону, встав между ним и сыном. Попятившись, он едва не потерял равновесие и ухватился за консоль, задев вазу локтем или… как-то так. Вспоминалось все легко, в деталях, только вот надо ли было это все вспоминать. Теперь не было ни вазы, ни цветов, которые Сюзанн зачем-то туда ставила постоянно. Ну да, как-то тут уютнее было с ними и теплее. Дом вдруг реально становился домом из-за таких мелочей. Но весь не обращаешь на них внимания, пока они есть. Лишь когда были и вдруг нет.
Леон нагнулся под кресло, которое они вчера перевернули, а Клинт так и стоял на пороге, восстанавливая в памяти картину вчерашней драки. Книга, в которой он хотел спрятаться от реальности лежала на каминной полке. Герберт Уэллс. В прошлом году Клинт все больше зачитывался Верном, а теперь его внимание переключилось на Уэллса. Война миров. Он шагнул к камину и взял книгу в руки. Война между людьми и нелюдьми. Вчера он не смогу осилить даже одну страницу. Мысли путались и он из всех сил старался их вытеснить.
- Почти как у нас, да? – Вдруг спросил он, оборачиваясь с книгой в руках к Леону, который был больше занят поисками. – Ну, только немного по-другому. Конечно. Просто…
Клинт поджал губы, вдруг осознав, как это все глупо. Он опустился на края дивана, кладя книгу на колени и раскрывая в произвольном месте.   
- Я знаю, чем кончится, - продолжил он, перелистывая страницы. – Как обычно. Все будет хорошо. У нас не так. Да? Хорошо никогда не будет.
Клинт оторвал взгляд от страниц и поднял на Леона. Он помнил зачем сюда пришел, в общем-то и в каком мире живет тоже никогда не забывал. Только вечно прятался от него, от всех. От себя тоже. Прятался на страницах таких вот книг, где всегда заканчивается хорошо. И при этом уже давно понимал, что в жизни все по другому.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

9

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Внимательно осмотрев пол под креслом, Леон поднялся и с некоторым удивлением снова уставился на брата, как обычно не сразу понимая, о чем он на этот раз. Книга. Война миров, он ее узнал. Но… сейчас? Он, значит, будет ползать и искать клинтову безделушку, а его светлость граф-барон Дамер сидеть и книжку листать? Хотелось то ли возмутиться, то ли рассмеяться, но Леон только хмыкнул, переводя взгляд на следующего «подозреваемого» - стол. В конце концов, ему самому всегда лучше думалось, когда он был чем-то занят. Так почему бы не поискать камень, заодно разговаривая? Тем более если сам хозяин не торопится это делать. Кулон точно где-то здесь, вряд ли Клинт потерял его раньше или позже. И его точно еще не нашли, потому что тогда он бы был у Сюзанны, а она уже отнесла бы его владельцу.
- Хорошо – это всех убить? – донеслось уже из-под стола. – Да, так вряд ли будет. Их слишком много. Но если плохого будет меньше, а хорошего больше – это уже хорошо.
Леон вынырнул из-под стола и снова оглядел комнату. Диван, тот, на котором сидел Клинт. Кстати да, диван, они тут еще по ковру валялись. Кстааати… Леон решительно приблизился к дивану и почти что лег на пол, чтобы можно было заглянуть в невысокую щель.
- А еще мама как-то говорила, что хорошо – это когда каждый хорошо делает свою работу. Долг там выполняет, и все в таком духе, – мальчик, прищурившись и не переставая разговаривать, вгляделся в полумрак под диваном и попытался просунуть туда руку, правда, безуспешно. – И мне кажется, это верно.
Леон вновь поднялся на ноги, вновь огляделся и вернулся к столу. В одном из ящиков массивного монстра всегда лежали всякие ручки, маркеры и линейки. Линейка ему и была нужна. Разговор был странный, и Леон не особо задумывался над тем, что говорил. Как-то все это было… не серьезно. Не о том. Хотя вид делал серьезный, да.
- Будет хорошо, - упрямо повторил он, шурудя линейкой под диваном. – Не везде, но где-то ведь мы сделаем хорошо? Несмотря на… ни на что не смотря.
Камень не улетел очень далеко и его удалось подцепить и пододвинуть к краю, только шнурок нацеплял на себя пыли. Леон сел, скрестив ноги, протер и камень, и шнурок между ладонями и протянул брату на раскрытой ладони, не вставая.

Отредактировано Sintar (2018-09-28 22:54:31)

+2

10

Клинт все так и сидел на краю дивана, даже не думая приступать к поискам своей же потери. Этим усердно занимался Леон, будто то была его вина и скорее пытался искупить как-то или загладить. Нет, Клинт так не думал и даже не видел ничего подобного со стороны. Думать он старался как раз о другом. О чем угодно, только не о том что произошло вчера и не о последствиях. Не о том, с чего все это началось. Не о смерти матери. Не о рождение еще одного брата. Теперь уже совсем младшего.
Леон говорил. Говорил как обычно, первое что приходит в голову, что слышал от Сюзанн, о чем когда-то задумывался. Он не обдумывал, не взвешивал свои слова сейчас перед тем как их произнести. Да в целом, так было всегда. Это Клинту порой приходилось думать, что и кому он говорит. Чаще склонялся в сторону молчать. Но при Леоне не получалось. Потому что говорить то хотелось. Ну хотя бы с кем-то одним. Хотя бы иногда.
«Несмотря на…». Клинт оторвал взгляд от бесцельно перелистываемых страниц и посмотрел на Леона, сидящего на полу. Тот нашел. Не только камень, а скорее даже путь. Свой какой-то, который привел его обратно. А может обоих повел вперед, оставив позади случившееся. Или еще нет?
Клинт захлопнул книгу и положил на диван, а потом опустился на пол и сел напротив Леона. Он взглянул на его ладонь. Поднял взгляд на самого кузена. Посмотрел ему в глаза. Опять. На душе все еще было примерзко, но где-то там далеко или глубоко уже становилось теплее. Может камень и правда обладал какой-то волшебной силой. Ведь волшебство в их мире существовало взаправду. Угу, его называли колдовством, конечно. А ведьм жгли. Нещадно. Теперь уже не столь официально как в том же пятнадцатом веке и скорее образно, по факту используя иные, менее привлекающие внимание способы убийства.
- Я не знаю, хорошо ли это, - как-то тихо, будто боясь быть услышанным произнес Клинт, глядя Леону в глаза. – А ты уверен, что знаешь кто из нас реально «марсианин», а кто «землянин»?
Он пожал плечами и забрал камень с ладони кузена. Не разглядывая особо находку, Клинт завязал шнурок на шее крепким узелком и спрятал подарок под свитер. Он вновь глянул Леону в глаза.
- Аарон говорит, что нельзя, - качнул головой Клинт. – Даже думать. Он не сомневается. Он уверен. И отец. И все. Даже твоя мать. Они верят, что так правильно. Что нужно…
Он осекся и опустил взгляд, посмотрев на свои руки, на сбитые костяшки. Нужно бить того кто не такой как ты? Даже если он не представляет угрозы? Даже если хочет помочь?
- Тоже думаешь, что нужно? – Поднял он взгляд. – Просто нужно и все. Потому что они ведь тоже. Они и отца твоего убили.
Почему-то еще вчера Клинту даже в голову не пришло, что в чем-то они с Леоном похоже. Тот ведь тоже одного родителя потерял. Не важного какого, как и когда. Это просто было. Случилось. И вдруг сейчас захотелось спросить, прямо, открыто. Как это? Что чувствуешь? Сейчас. Спустя годы. Скучаешь? Жалеешь? Может быть даже не думаешь? Забыл? Такое можно забыть? Но вместо этого, он просто сидел напротив и смотрел ему в глаза. Молчал.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+1

11

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Леон пожал плечами, почему-то отвел взгляд. Клинт был мастером задавать странные вопросы.
- Они убивают людей. Ну, не все, но многие. А мы должны людей защитить. Даже если и мы здесь «марсиане», то мы правильные марсиане, а не как в «Войне миров». Хотя те марсиане наверное тоже считали, что они правильные…
Кулон вернулся к владельцу. Леон вытер оставшуюся на ладони пыль о штанину и развернулся, прислоняясь спиной к дивану и откидывая голову на подушки. Очень хотелось моргнуть и вообще забыть последние пару дней, как будто их и не было, но что-то внутри словно звенело, не позволяя забыть. Полулежать так и разговаривать было хорошо. И спокойно.
- Надо подумать, - резюмировал он, поворачивая голову к брату.
От упоминания имени старшего кузена Леон едва заметно поморщился. Аарон. Леон иногда вообще сомневался, что Аарон умеет думать. Хотя, наверное, умеет. Как-то. Старший брат Клинта был очень странным и честно говоря пугал. Иногда даже не хуже гипотетических вампиров и оборотней.
Что ответить вот так сходу, Леон не знал. Сюзанна и правда не сомневалась в необходимости их дела, а Леон пока понимал далеко не все. В чем опасность и вред некоторых из тех существ, о которых ему рассказывали, он никак не мог взять в толк. Конечно, всякая кровожадная нечисть не обсуждается, но… В общем, вопрос был непонятным.
- Да, мама говорила.
Мама говорила немного. Отец… отец для Леона был просто словом, фотографией в семейном альбоме. Вот этот человек – отец. Всё. Если сильно об этом подумать и поскрести где-то в глубине души, там находилась невнятная тоска по чему-то утраченному, только вот неизвестно, чему. Отец. Зачем? Вот у Клинта есть отец, и при этом Клинт явно предпочитает находиться здесь, на другой стороне Земли.
- Я не знаю, нужно или нет. Некоторых точно нужно, и мы должны уметь это делать. Разве не так?
Обучение самого Леона пока сводилось к теории и общим тренировкам. Быстрее, выше, сильнее и все вот это вот. Ему в целом нравилось, так же, как и сидеть с книжками. Или с математикой, если задачки были не особенно сложными. А дальше… Вот вечно угрюмый Аарон уже может быть и пробовал на самом деле применять полученные навыки. Но расспрашивать об этом Аарона Леон не стал бы ни за что.

Отредактировано Sintar (2018-09-29 00:28:36)

+2

12

Правильнее? Клинт хмыкнул. Ну да, к этому все и сводилось. Каждый считал себя правильнее другого и в итоге только и делали, что соревновались кто правильнее в своей правильности. Только правильно ли до полусмерти избивать своего сына или жену? В чем здесь эта правильность? И смысл какой от нее? Да и чем тогда человек отличается от того же существа, если так же стремится убить или покалечить слабого?
Подумать? Клинт давно уже задумывался и много вопросов себе задавал, только вот ответы не находились. Аарон слепо верил отцу и слушал его, не переча даже особо. Леон слушал мать и верил ей. А кому верить и кого слушать ему? Клинту. Он пожал плечами и глянул на кузена. Тот не ответил на его вопрос. Хотя ведь и Клинт его же не задал.
- А если ты оборотнем станешь или вампиром, я должен буду убить тебя? – Спросил он вдруг, но тут же качнул головой. – А ты сможешь убить меня если вдруг? Мы ведь должны, потому что так нужно. Да?
Клинт вдруг резко поднялся на ноги, глядя уже на кузена сверху в низ. Да, он читал и в общем знал уже, что иногда существами не рождаются вовсе, а становятся. Самые обычные люди. Их не только могут убить, но обратить в себе подобных. Тогда тех кого следует защищать уже нужно будет убивать. И никто не застрахован. Ни от чего.
- Нафига это все тогда? – Бросил он довольно грубо. – Все эти разговоры. Дружба вся эта. Родственники всякие. Я знаю, что они смогут. Отец. Или Вильгельм. Или может даже Аарон потом. А может прямо сейчас. Тебя или меня. А ты? Ты сможешь? Меня. Если вдруг.
Очень хотелось услышать «нет», хотя здравый смысл подсказывал другой ответ. Да. Просто потому что так устроен их мир и ничего изменить нельзя. Потому что он слышал такие истории и еще хуже. От отца и Вильгельма. Они много чего рассказывали. Кое что даже показали.
Клинт сжал кулаки, будто желая предупредить, будто бросая вызов опять: «Давай, попробуй! Я снова тебе покажу и тогда посмотрим кто кого по-честному. Если твоя мамаша опять не вмешается». Но на самом деле драться он не хотел. Не снова, не опять, не теперь. Хотел другого. Хотел вновь обрести почву под ногами и поверить, что есть на земле место, которое еще можно считать домом. Место, где безопасно. Где тебя не тронут. Не осудят за другое мнение. Где может думают так же. Хоть кто-нибудь. Один.
Но хотелось сказать, что «я смогу». Просто потому что смог бы отец и Аарон. Чтобы хоть где-то, хоть как-то, хоть в чем-то, хоть с кем-то. Не одному. Только почему-то думалось, понималось, а скорее даже чувствовалось, что не сможет. Но ведь нужно убедиться. Понять к кому можно поворачиваться спиной. С кем можно, а с кем и правда нельзя. 
- Вообще не важно, - не дав ответить, спустя считанные секунды бросил Клинт так, словно с презрение выплюнул. – Я все равно скоро уеду и больше не вернусь. Меня будет тренировать отец и Вильгельм.
Подобная перспектива пугала, а страх следом порождал злость. Опять безысходность. Опять безвыходность. Опять все то от чего бы он с удовольствием отказался, сбежал. И если правда есть выбор, то лучше остаться. Здесь. И Сюзанн права. Выбор есть, даже если путь один. И он его сделал вчера сцепившись с Леоном по глупости, из-за этой самой злости. Не осмысленно, не специально, не подумав даже о последствиях.
Клинт бросил взгляд на книжку. Он ее еще не дочитал, но думал, что уже знает чем та кончится, как знает и то, что пора бы начать собирать вещи. Он направился к двери. Опять бежал. Год назад от Аарона, теперь от Леона.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-09-29 00:53:30)

+2

13

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]- И я прямо сразу поверил, что ты этого так хочешь! – почти выкрикнул вслед Леон, чувствуя, как снова поднимается обида и разочарование.
Зачем он так? То молчит, а то засыпает вопросами, сам себе придумывает на них ответы и даже не дает слова вставить. Убегает от разговора, от всего, или вот, налетает с кулаками. Он уже даже поверил, что все снова хорошо, это непонятное нечто если не прошло, то утихло, и вот… Леон тоже встал, сжал кулаки, поджал губы, не зная, что делать – проигнорировать выходки братца, снова попытаться с ним разговаривать или догнать и отвесить тумаков.
Что Клинт сейчас несет какую-то чушь, Леон понимал прекрасно. Не хотел он домой. Каждый раз, из года в год, стоило Сюзанн дать понять, что она созванивалась с братом – Клинт менялся в лице, едва ли не бледнел и расслаблялся только когда убеждался, что еще не пора уезжать. Вернее, возвращаться. Где у него был дом? Леону хотелось бы, что б здесь, с ним. Здесь ведь здорово. А дома в Англии Клинту было хреново, отец их – странный и суровый тип, любящий распускать руки (этого Леон не видел, но все-таки слышал), мать… матери теперь нет. Отец, Аарон и маленький братик же еще. Леон вспомнил это только сейчас, мама же вчера сказала. Может и правда Клинт вернется в Лондон, будет заботится о младшем брате и больше никогда сюда не приедет? Забудет его, Леона? А может уже забыл, может он ему и совсем не нужен, у него же есть еще брат, теперь целых два.
Хотелось еще что-то крикнуть в спину, что-нибудь обидное, злое. Чтобы царапнуло до глубины души, как Леона сейчас вот эта мысль – уедет и все забудет. Но Клинт не вышел за дверь, остановился, и невыкрикнутые слова остановились. Леон длинно выдохнул, разжал и снова сжал кулаки. Он разозлился, а ведь злиться – плохая идея. Почему он вспомнил это впервые за сегодняшний день? Клинт был еще здесь и можно было снова сделать вид, что последних тридцати секунд здесь не происходило. Только зачем? Но то, что говорил Клинт до этого, слова, вопросы, которыми он так зло бросался, задели и не выходили из головы. Сможет, не сможет…
- Если я стану вампиром или оборотнем, ты сможешь меня убить. Потому что должен. Потому что я так хочу. Если когда-нибудь меня на охоте обратят, ты меня убьешь. Я не хочу быть оборотнем. И не должен им быть. И это будет дружба.
Леон говорил негромко, отвечая скорее на свои мысли, чем на выдохнутые вопросы брата. «А может прямо сейчас. Тебя или меня». В эти словах тоже была правда, дикая, страшная, от которой мороз поднимался по позвоночнику. Но это были неправильные, дикие слова, так точно не должно было быть, это было другое. Но это было. И вот туда, вот в это Клинт хотел вернуться?
Леон отвернулся, чувствуя, что к глазам почему-то подступают слезы. Не будет он реветь, ему не пять лет и давно! Один вопрос он так и оставил без ответа, потому что и не знал на его ответ – а смог бы… сам? Охотники решительны и уверенны, охотники не сомневаются. А он… Клинта… нет, этого Леон не мог себе представить.
- Ты правда хочешь уехать? – внезапно спросил он, не оборачиваясь.

+2

14

Он застыл на пороге, ловя в спину окрик Леона. Тот не верил? Да Клинт и сам себе не верил. Хотя, вроде бы убедительно так видел собственное будущее уже на совсем другом острове. Он склонил голову глядя себе под ноги и не решаясь сделать еще один шаг. На самом деле ничего же сложного. Просто переступить порог, завернуть за угол. Все. Леон не побежит следом. Зачем ему? Но он все говорил. Если…
Клинт чуть повернул голову, бросая взгляд через плечо. Леон стоял у дивана. Если? Должен! Он так хочет? Серьезно? Но он был прав. Пожалуй, прав. Клинт недовольно поджал губы и отвернулся. Последний вопрос был хуже удара. Хочет ли? Правда? Нет, конечно. И он хотел было мотнуть головой, но удержался. Зажмурился. Куда ему уехать? Туда где умерла мать? Перед глазами почему-то стояла одна из комнат их лондонского дома. Мать упала на пол и подняла голову, утирая кровь с губ. Отец стоял над ней. А где был Аарон? Клинт потер затылок. Наверно хорошо это, верить, что если Аарон был рядом тогда…
Он отрицательно мотнул головой, отгоняя воспоминания о том месте, что юридически было домом. Он дал единственный верный и честный ответ на вопрос. Ничего такого он больше не хочет. Хотя, теперь и не будет. Она же мертва.
Клинт повернулся лицом в комнату и прислонился спиной к косяку, окинув Леона взглядом. Если? Сюзанн показывала им, как надо наносить удары, чтобы наверняка. Показывала куда целиться, чтобы точно. Взгляд задержался на лице Леона, чуть выше переносицы, лоб. С такого расстояния Клинт точно не промахнется. Да даже если отойдет еще шагов на десять назад тоже попадет в цель. Если! Если не дрогнет рука. Стрелять по мишени то легко, целясь в центр или пусть даже в контур человеческой фигуры. Только это все же не живой человек, не твой брат. А разницу Клинт уже вполне себе осознавал.
Он нахмурился и лицо приобрело какое-то мученическое, болезненное выражение. Если…
- Ладно, - нехотя согласился он и вздохнул. – Если ты пообещаешь, что тоже так сделаешь. Тогда будет дружба. Навсегда теперь.
Клинт скрестил руки на груди, выжидающе глядя на кузена. Казалось прям решается судьба их. Одна на двоих. Может так и было. Может решалась. Ими же. Прямо сейчас. Пока более взрослые, более опытные, умные и мудрые были заняты своими делами, оставив подростков самостоятельно разгребать последствия своих необдуманных выходок.
И Леон решил. Простым кивком головы. Молча. Серьезно глядя на Клинта. Он усмехнулся, сам толком еще не веря и не понимая, что сложная задача решена. Наверно. Может быть. Никто же не знает, как надолго и что ждет завтра. Только стало как-то легче. Страх, парализующий мысли и тело вдруг сдал назад, выпуская из своих объятий. Клинт шагнул вперед, обратно в комнату, но замер по другую сторону дивана, положив ладони на спинку.
- Я останусь, если Сюзанн разрешит, - добавил Клинт. – И если ты не пойдешь к ней клянчить это разрешение. Ясно? Она должна сама.
Это было важно. Для него очень важно. Клинт прекрасно понимал, что решить вопрос с Леоном лишь пол дела. Синяки и ссадины они ставили друг другу постоянно. Только это было во время тренировок, а не так вот драка по злобе и глупости. Клинт поджал губы, глядя на Леона. Объяснять тому, с чего такие условия ставит он не собирался. Да наверно, учитывая, что Леон был далеко не глуп, и не требовалось. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

15

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Этот день запомнился Леону надолго. Вот этот короткий разговор, сосредоточенный взгляд брата и их договор, вроде бы такой наивный, но об очень серьезных и настоящих вещах. Они не шутили, они в самом деле обещали друг другу сделать все, что смогут. И что не смогут – тоже сделать. Что-то изменилось в этот вечер, может быть оба чуть повзрослели, или начали больше, на каком-то другом уровне доверять друг другу. Помимо общих тренировок и детских развлечений теперь их объединяло и что-то еще, протянутое в будущее, о котором оба еще только задумывались, и чаще не в позитивном ключе. Леон смотрел на Клинта и совершенно точно понимал, что никто никуда не уйдет. Потому что они братья и они вместе. А все остальные потасовки и разногласия – мелочи, и даже жизнь на разных континентах – не самая важная деталь.
Леон пренебрежительно дернул плечом, возмутившись предположению, что он пойдет что-то выпрашивать у матери. Во-первых, он очень сомневался, что Сюзанна вот так сгоряча отправила бы племянника обратно и перечеркнула все предыдущие годы. А во-вторых, мнением сына она всегда интересовалась, и это Леон знал твердо. Может быть она и не спросит его напрямую, но увидит. И учтет.
- Я и не собирался, между прочим.
В животе внезапно заурчало, Леон почесал ребра, сморщился, попав пальцами на кровоподтек и усмехнулся.
- А пошли с кухни сосиски утащим и на костре пожарим? Ты сегодня ел вообще? Нет?! Ну, тогда пошли нормально ужинать.
Последние слова Леон произнес с явным разочарованием, сидеть в приближающихся сумерках у костра было куда интересней, чем ковыряться приборами в тарелках на просторной кухне. Но если Клинт и правда с утра ничего не ел… или даже с вечера. Или с самой их драки, уже больше суток. Так же нельзя, ну.
- Если не будешь есть – ослабеешь, и в следующий раз я тебя побью, - Леон самоуверенно усмехнулся и хитро прищурился.
О каком следующем разе он говорил, Леон уточнять не стал. Еще одна вспышка ярости Клинта, обыденная тренировка, или несерьезная потасовка, начавшаяся с плохого настроения и «сам дурак». Какая разница? Всё пройдет. Их дружба всё равно важнее.

+2

16

Две неделе спустя

Клинт сидел на берегу местной речушки, вряд ли даже обозначенной на картах. Так, ручей может даже если сравнивать с Амазонкой какой-нибудь. Но рыба тут водилась и рыбачили здесь местные не без удовольствия. Берег с одной стороны был пологий, каменистый, а с другой крутой, больше похожий на обрыв и спускался к воде ступенчатыми уступами. Вот на таком мальчишки и пристроились, бросив жестянку с наживкой и обувь на траву, а сами уселись чуть ниже, закатав джинсы до колен.
Казалось, что все идет как обычно. Будто бы все вернулось на круги своя и не было никаких потрясений, заставляющих задуматься о прошлом, настоящем и будущем. Сюзанн же только способствовала этому, не став поднимать шум из-за драки, не выгнав зарвавшегося племянника к его отцу. Наверно, она думала, что мальчишки сделали нужные выводы и пересмотрели свои приоритеты. Может так и было. За прошедшие с того дня две недели проблем не было. Ни у кого. Никаких. Все встало по местам. Жизнь потекла дальше привычным ритмом. Возможно…
Клинт глянул на сидящего рядом Леона. Синяки уже сошли, оставив о себе слабое напоминание, ссадины затянулись. Ничто особо не угнетало вроде бы и поводов для тяжких дум не давало. Кажется. Но Клинт все равно продолжал задумчиво хмурится время от времени и замыкаться в себе на короткое время, а потом опять то ли вид делала что все хорошо, то ли и правда все было у него хорошо.
Почему-то не клевало и не собиралось даже. Хотя, они сидели то не больше получаса. Видимо в этом и была причина. Время. Его прошло слишком мало. Клинт вновь глянул на кузена, но тут же отвернулся к воде.
- У меня брат родился, - вдруг нарушил он молчание.
Что такое «родился брат» оба плохо понимали. Клинт был младшим до недавних пор, Леон вообще единственным ребенком. Они чувствовали, конечно, необходимость, чтобы кто-то был рядом. Понимали, что такое иметь брата или друга. Но никогда не имели дел с новорожденными.
- Я даже не знаю, как его назвали, - пожал плечами Клинт. – Я забыл.
Он нахмурился. Забыл? Может и не сказала даже Сюзанн. С того дня, как она сообщила Клинту о смерти матери при родах и рождение брата, тема как-то больше не поднимался. Сам он не спрашивал, а она не лезла с разговорами. Не лез больше и Леон. Будто бы усвоил урок. Не спешил доставать своими мыслями и Клинт, будто бы боялся сломать ту идиллию, которая опять воцарилась в доме.
- Или нет, - мотнул он головой, глядя на поплавок. – Не спросил. Я бы запомнил.
Клинт оторвал взгляд от воды и опять посмотрел на Леона. Только теперь не мельком, не пряча тут же взгляд. Посмотрел в глаза, немного щурясь от солнца, пробивающегося яркими лучами сквозь кроны подступающих к воде деревьев.
- А ты бы хотел брата? – Он и не ждал никакого ответа, просто говорил, потому что вдруг захотел поговорить именно об этом, спустя две недели. – Ну, родного. Настоящего. Только младшего. Вот как этот. Представляешь, я уже буду взрослый, а он еще совсем ребенок. Странный брат, да? И что с ним делать? Ни поговорить, ни порыбачить вот так. Его даже побить нельзя, как тебя.
Клинт усмехнулся и отвернулся к воде. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-09-29 18:08:14)

+2

17

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Брат. Родился.
Леон покосился на Клинта, ничего не говоря, но отметив про себя, что заговорил об этом Клинт впервые. Словно они были здесь отрезаны от мира, и Европа – это несказанно далеко и их совсем не касалось. Конечно, касалось, конечно, никто ни о чем не забыл, но эта игра в молчанку, в которой участвовала даже Сюзанна, сложилась как-то сама собой и, кажется, всех устраивала. Леон легко болтал о какой-то ерунде, кузен его вроде как иногда поддерживал, а иногда они просто молчали. Как вот последние полчаса. Леон обвел взглядом речку, шмыгнул носом и чуть повернул голову к брату, показывая, что слушает его и слышит. Заглянул в глаза и задумался над вопросом, даже не заметив последней подначки.
Хотел ли он брата? Родного и маленького, младшего. Да, скорее хотел. Он видел совсем маленьких детей, только когда Сюзанн брала его собой в городок неподалеку, и они были какими-то забавными и трогательными. Что с таким малышом можно делать, Леон тоже не представлял. Водить за ручку, когда подрастет? Качать на качелях, таких невысоких и цветных, будто игрушечных? Здесь таких не было, только здоровое колесо от грузовика, привязанное прочной веревкой к толстой ветке. На нем можно было здорово раскачиваться, особенно если было кому подтолкнуть.
- Наверное, хотел бы. Он же не всегда будет маленький, вырастет. И можно будет его самому всему учить.
А еще родной брат оставался бы с ним всегда и никуда не уезжал. Только действительно, толку с того брата, если он младенец. Клинт лучше, он уже есть, хоть и вредный временами.
- А когда с ним можно будет рыбачить, как думаешь? Если ждать, пока ему будет как нам… нам будет уже двадцать лет, представляешь?
Леон усмехнулся. Названная им цифра была такой огромной и далекой. Они тогда уже будут совсем взрослые, старше, чем Аарон сейчас. А Аарону… Леон запутался, не вспомнив, сколько точно лет разница между Клинтом и его старшим братом. Много ему будет.
- Мне интересно, как его зовут. Он ведь и мой брат тоже! Двоюродный, как ты. Давай у мамы спросим, когда придем?
Следующую фразу, что мама может позвонить и узнать, если еще не знает, Леон не произнес, вовремя остановившись. О семье Клинта он вообще больше не заговаривал, терпеливо дожидаясь, когда заговорит сам Клинт. С Сюзанной – да, с Сюзанной он поговорил однажды вечером, оставив кузена в компании новой книги. Задал свои вопросы и внимательно слушал, что ответила ему мать. Сюзанн рассказала не все, учитывая возраст десятилетнего сына, но многое, о чем Леон слышал только мельком или догадывался, оказалось правдой. Теперь он не мешал Клинту молчать, сколько тому вздумается. Ему самому тоже бы не хотелось лишний раз говорить и даже вспоминать ту, совсем другую жизнь, в которой у себя же дома ты не можешь быть в безопасности.

+2

18

Хотел бы? Клинт мельком глянул на Леона не поворачивая голову, будто бы и не смотрел. Можно рыбачить. Вот тут он пожал плечами. Как-то не особенно то Аарон с ним рыбачил. В принципе, не особенно и общался. И в том не их вина. Возможности не было. Их разделили и поселили в разных домах. Аарон с отцом, Клинт с теткой. Да, виделись иногда. И что? Он сделал глубокий вдох.
Понимание, что был старший брат имелось. Да и даже хотелось чего-то такого же с ним, как было с Леоном. Только Клинт не знал, как подступиться. К Леону вот не надо было подступаться, тот просто всегда был рядом. Даже когда Клинт вел себя крайне отвратительно.  Он опять мельком глянул на кузена. А Аарон мог уйти. Развернуться и уйти, как это уже было. Он задумчиво поджал губы и отрицательно качнул головой.
- Не надо, - тихо сказал Клинт, глядя на воду. – Не будем спрашивать. Это не важно. Он останется там, я буду тут. Ну, когда-нибудь мы познакомимся. Потом.
Он опять пожал плечами, будто бы все это было не важно. Совершенно не нужно. Не имело никакого смысла ни сейчас, ни потом. А потом опусти голову, глядя на свои колени, а не на воду. На самом деле важно, нужно и имеет смысл.
- Я… - Клинт осекся, глядя Леону в глаза и нахмурился.
Одна секунда, короткое мгновение вдруг превратилось в вечность. Он хотел сказать, что боится. Теперь вот уже не за себя, а за этого маленького. Теперь то он сильнее, и старше, и больше. А тот совсем беспомощный. И если отец мог себе позволить ударить его еще не родившегося, то что теперь? Клинт захлопнул рот и плотно сжал губы. Втянул воздух через нос, качнул головой едва заметно.
- Может Сюзанн его тоже заберет? – Спросил Клинт так тихо и осторожно, будто боялся быть услышанным. – Зачем он им? С таким же не пойдешь на охоту. А матери нет, чтобы с ней оставить. Ты ж не будешь против? Сам сказал, что хочешь младшего брата. Мы то все равно друзьями останемся. Он еще долго не сможет с нами ни тренироваться, ни рыбачить. Сам же сказал. Ему будет как нам, а нам уже двадцать.
Он и не спешил услышать ответ. Он спешил обосновать необходимость забрать новорожденного с одного острова на другой и обосновать так, чтобы не высказать вслух свои истинные страхи. Клинт чуть нахмурился, когда замолчал, вглядываясь в черты кузена и пытаясь по глазам, по мимике понять тот сейчас правду скажет или соврет, чтобы тут же в нос не получить опять.
Где-то внутри неприятно заныло и на мгновение показалось, что он слышит запах крови. На мгновение всплыло в памяти лицо матери. Как-то совсем почти не знакомое. Без разбитых губ, ссадин и синяков. Даже моложе и симпатичнее. Может она улыбнулась? Может и вовсе не она. Клинт не помнил ее улыбки. Даже голос почти забыл. Он опустил взгляд, будто бы устыдился.
- Как думаешь? – Спросил он мгновение спустя, опять подняв взгляд и посмотрев Леону в глаза.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

19

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Познакомимся когда-нибудь… Леон слушал кузена и думал о своем. Ему пришло в голову, что ведь и маленького можно забрать сюда, к ним. Зачем ему быть там. С дядей Рейнольдом и Аароном и без матери? Ну, присматривать за ним надо… но их ведь двое, справятся.
Клинт почти тут же озвучил те же мысли. Или это Леон услышал его слова, пока они еще не были произнесены? Неважно. Главное не надо мучительно пытаться влезть в чужую голову и так мучительно пытаться что-то объяснить самому. Можно просто разговаривать.
- Я тоже об этом подумал. Конечно, я не против. Было бы интересно, наверное. Мы бы за ним присматривали. Ну, там, гуляли с ним. Сами. Это ж наш брат.
Однако Аарон тоже такой же брат – внезапно подумалось Леону, и он почему-то отвел взгляд. Аарон и Клинт – они такие разные. А этот, он будет какой? Захочет ли мама его забирать, как Клинта, или будет смотреть на нового Дамера с тем же непонятным выражением на лице, с которым всегда пристально следит за Аароном, если тот поблизости? Он не спрашивал у Сюзанн, почему Аарон не приезжает пожить здесь. Ему самому не очень-то этого хотелось, так зачем спрашивать? Старший брат мог и наподдавать ни за что, и… просто не хотелось и все. Обычную детскую ревность и нежелание делить внимание Клинта с кем-то еще Леон в себе конечно не отслеживал.
- Я спрошу маму. И не спорь! Об этом спрошу. Скажу, что мы с тобой так хотим, может она согласится…
Леон снова взглянул на брата, быстро, мельком. Интересно, догадывается он или еще нет, почему  Леон так сразу поддержал эту идею… Понимает ли, что кузен знает, пусть и не все, и в общих чертах, но знает то, что вроде бы ему никто не показывал? Леон не мог предугадать, как отреагирует на это брат. А вдруг снова сейчас разозлится? В речку вон его скинет, делов-то, пару раз толкнуть. Речка, конечно, страшной не была, страшнее было снова оказаться в бессмысленной ссоре. Получалось, что с Сюзанной он разговаривал как бы и за спиной самого Клинта… но что было делать, если Клинт ничего не говорил, а у Леона уже голова лопалась от непонимания происходящего? Вроде бы никакой вины за Леоном сейчас не было, но мальчик все равно почувствовал себя неловко, и постарался скрыть минутное замешательство за возней с удочкой.

+2

20

Леон как-то быстро и охотно подхватил его мысль. Клинт даже с некоторой осторожной подозрительностью глянул на кузена. Шутит тот, бездумно поддакивает, чтобы не подраться опять, или реально согласен? Клинт как-то неуверенно качнул головой, давая свое согласие на разговор с матерью. Сам бы он не стал. Не пошел бы упрашивать Сюзанн. Именно что не спрашивать, а упрашивать.
Он просто знал, что она знает, хотя никогда ничего не обсуждалось вслух. Но она знает и он знал. Может быть, поэтому и приютила у себя. Чтобы видел поменьше всякого в доме отца. Чтобы держался подальше от всего этого. Чтобы был таким же как Леон. Нормальным. Почти даже обычным ребенком. Чтобы тренировать их вместе, ведь разница в возрасте не большая. Просто удобно даже. Просто так он может читать книги и получать другое образование.
Клинт смотрел на воду и молчал. Леон чего-то копошился рядом с удочкой. Он глянул на него мельком. «Наш брат». Аарон тоже им был, только вот подобного восторга от Леона в его адрес никогда не наблюдалось. Аарон был старше, выше, сильнее, больше. Порой он пугал самого Клинта, хотя никогда, ничего дурного ему лично не делал. Наоборот. Казалось. Иногда. Или хотелось верить? Он был другим, но не плохим. Пугал, но просто потому что больше походил на отца. Старше, выше, сильнее, больше.
- Спроси, - каким-то гулким эхо ответил Клинт, глядя на поплавок.
Леон все возился и эта его возня… Клинт повернул голову и отвернулся. На мгновение страной показалась эта возня. Какой-то… Не естественной. Суетливой. Клинт потер нос. Все еще не клевало и даже не собиралось. Думать о том, что сегодня ужина не будет не хотелось. Хотя, спешить тоже было некуда.
- А Аарон? – Клинт опять глянул на Леона, но уже внимательно, задерживая взгляд, не спеша отворачиваться. – Ты бы хотел, чтобы и он с нами был?
Как бы странным это не звучало, но до сих пор обсуждение семьи Клинта не входило в круг интересов и разговоров между ним и Леоном. Оба не то чтобы старательно избегали данной темы. Просто Клинт не говорил. Леон не спрашивал. Ну оба знали, что есть Рейнольд, глава семьи, есть Вильгельм его брат, есть еще Абрахам больше брат Сюзанн и сама Сюзанн. Есть Аарон и Мириам, есть еще Ровена. Последнюю Клинт почти и не знал. Впрочем, предпоследнюю тоже не так чтобы особенно. Она была совсем взрослая. Даже намного старше Аарона. Знали оба кто кому приходится и чем занимается вся семья, поголовно. Это им втолковали уже давно. Клинту, кажется даже раньше чем Леону.
Он как-то тяжко вздохнул. Спросил и сам тут же пожалел. На самом деле, Клинт боялся услышать «нет» или увидеть, как Леон отрицательно качает головой. Он смотрел на поплавок. Пусть лучше соврет. Пусть скажет «да». Оба ведь знаем, что такого никогда не будет, но от одной мысли, пусть даже ложной станет как-то… Лучше? От лжи?
Клинт нахмурился, прожигая взглядом несчастный поплавок. Зачем он спросил, если не готов был услышать правду? Зачем вынуждает Леона врать ему?
- Ладно, не отвечай, - стремительно выдохнул Клинт, пытаясь исправить свою глупость. – Это я так. Отец его не отпустит. Никогда. Его там учат по-другому. Не так как нас с тобой. Лучше. Думаю, он уже много знает и умеет. Думаю, он даже уже… не знаю. Может быть.
Странно, но сказать прямо и открыто «ходил на охоту» или «убивал» не вышло. Клинт просто глянул на Леона, скорее пытаясь передать взглядом это слово, смысл, то о чем промолчал. Так проще. Иногда действительно легче без слов. Молчать. Смотреть в глаза и знать, что тебя понимают без слов. Что говорить не нужно. Наверно. Может быть Леон понимал. Хотелось так думать. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

21

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Леон наконец оставил удочку в покое и снова выпрямился. Очередное совпадение мыслей его уже не удивило. Клинт задал тот же вопрос, что чуть раньше он сам себе почти что задал.
Что-то, похожее на ревность или зависть, шевельнулось внутри. Клинту было бы лучше и интересней еще и с братом, компании кузена недостаточно? Или он был бы не против и вообще заменить одного на другого? Ну а что, родная кровь, родной брат, уже почти взрослый… сколько там Аарону, 15-16? Дружить с ним наверняка круче, больше знает, умеет… Но это если дружить. А какие отношения сейчас между двумя братьями с разницей в возрасте лет пять – Леон толком не понимал. Ну, Клинт Аарона ценит. Может даже любит. Аарон его тоже, как-то по своему, это Леон видел. Но дружба? Возможность вот так, как сейчас они вдвоем, сидеть на берегу, или просто болтать, или строить планы – на следующие полчаса или следующие два года? Было ли что-то подобное там, в Лондоне, в те недели, когда Леон оставался тут один, только с матерью? Он и сам был бы не против старшего брата, ну, только не такого мрачного, как Аарон.
Пока Леон собирался с мыслями и подбирал слова, Клинт как-то странно и резко попытался сам отменить свой же вопрос. Леон вскинул взгляд на брата, непроизвольно чуть нахмурившись – так всегда получалось, когда его что-то внезапно озадачивало. Зачем не отвечать? Клинт действительно передумал и не хочет знать, что скажет кузен? Это вряд ли, сначала говорить, а потом думать было скорее свойственно Леону, Клинт же в этом плане часто был не по годам рассудительным. Он… он ждал ответа и… боялся? Но чего? Но Леон и так не собирался говорить ничего резкого, да и не было ничего такого в его мыслях и отношении к старшему двоюродному брату.
- По-настоящему охотился? – негромко договорил Леон невысказанное и слегка кивнул. – Мне тоже так кажется. Хотя я не знаю.
Мальчик на мгновение прикрыл глаза и продолжил, все так же негромко, отвечая на ранее заданный вопрос и игнорируя это спешное «ладно».
- Я не знаю, Клинт. Я мало знаю твоего брата, совсем не знаю. Ты думаешь, так было бы лучше? И… он сам хотел бы быть здесь?
А вот этот вопрос был дурацким. Судя по тому, что говорила про отцовскую заботу Рейнольда о старшем сыне Сюзанна, тот предпочел бы быть где угодно, но не дома. Хотя это он, Леон, так считает, а Аарон… вдруг он согласен и не задумывается, и думает, что так и правильно, что так и надо растить настоящих Охотников? Леон помолчал, перевел взгляд на собственные руки, сжал кулаки, разглядывая их. Совсем не слабые, да и у Клинта тоже силы будь здоров. И все же…
- Как думаешь, кто сильнее – мы с тобой, или Аарон? Ну, в смысле, когда мы вырастем, кто будет сильнее? Может…
Леон остановился. Предположение, что сила может зависеть от жесткости, жестокости, боли, ему не понравилось. Нет, этого не может быть. Мальчик покосился на сидящего рядом Клинта, пытаясь представить, каким тот будет потом. Высоким, сильным. Охотником, а не мальчишкой.

Отредактировано Sintar (2018-09-30 22:16:08)

+2

22

Не отвечать Леон не стал, а подхватил мысль. У него тоже, видимо, имелся свой взгляд и были свои вопросы. Задавал он их куда более открыто и смело чем Клинт. Даже называл некоторые вещи своими именами. От этого не то чтобы мурашки по спине, вроде не с чего, но становилось как-то дискомфортно.
«По-настоящему охотился». Клинт глянул на кузена. Он понимал, что оба вкладывают в это действие один смысл. Понимал, что речь идет не о белках, зайцах или куропатках. Нет. Некоторые их тех на кого вели охоту были похожи на людей. А кто-то даже когда был человеком. Понимал, что по существу это убийство. Самое настоящее.
Он читал. Нет, не так что бы реально сам видел взаправду, но читал и вполне себе ясно представлял, что такое убить, что такое смерть. Понимал, что последнее процесс необратимый. А следом приходило и понимание всего того ужаса, если вдруг совершишь ошибку, если отнимешь жизнь у невиновного. О таком он тоже читал. В книгах. Об убитых просто так. Случайно, забавы ради, по роковой ошибке. Только пока реально это были лишь буквы на странице и за ними не стояли чьи-то лица, имена, жизни.
Мысль, что убивать придется тяготила уже давно. Особенно в ключе «нужно» и «должен». Особенно обучаясь этому. Хотя, Сюзанн тренировала их так, что некогда было задумываться, соотносить и проводить параллели. Она не лгала им, не подменяла понятия, но как-то умудрялась находить такие слова от которых не выворачивало на изнанку и не хотелось бежать как можно дальше, лишь бы ничего такого больше не слышать, не видеть, не знать.
Клинт пожал плечами, глянув на Леона.
- Я и сам его плохо знаю, - признался он.
Казалось бы, это было ответом на заданный вопрос Леона и тот перескочил вдруг на другую тему. Кто сильнее? Клинт нахмурился, вздохнул глядя на поплавок и усмехнулся, а потом посмотрел на кузена.
- Не знаю, - опять пожал он плечами. – Иногда кажется, что тот, кто умнее. А иногда… Кто подлее? Кто ни перед чем не остановится идя к цели?
Клинт качнул головой и отвернулся, опять глядя на воду. По-прежнему не клевало и шансы поймать ужин становились все меньше. Наверно. Кто ж знает?
- В книгах все по-другому, - продолжил он свою мысль. – Там можно верить, что все кончится хорошо. Обычно так и бывает. Справедливость сильнее. Но на самом деле не так. В жизни. Везет не всем и не всегда. И в книгах об этом тоже написано, но как-то… Осторожно. Наверное, чтобы мы все же верили. Только когда ты уже знаешь, верить в справедливость тяжело.
Клинт тяжко вздохнул и опять нахмурился. Он говорил зачем-то об одном, но думал совсем о другом. Глянул опять на Леона и хотел было отвернуться, но задержал взгляд.
- Аарон не злой, - качнул он головой. – Отец хочет, чтобы он таким был, но на самом деле он не такой. Может быть, когда-нибудь станет таким. Я не знаю. Но не все рождаются злыми, иногда просто выхода нет. Понимаешь? Я в это верю.
Хотелось попросить, что бы и Леон верил, но Клинт не стал. Он замечал взгляды Сюзанн, хотя та открыто не высказывала своего мнения. Он даже допускал, что для этого есть повод. Но вера, она иногда бывает довольно абсурдной и совершенно ни чем не подкрепленной. Только требовать именно слепой верой Клинт не мог. Понимал, что не имеет на это права. Не может заставить. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

23

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Ответ на вполне конкретный, с точки зрения Леона, вопрос последовал вполне в духе брата – такой, чтобы вроде и в тему, и при этом глобально, и в итоге снова задуматься. Не все определяется только физической силой, здесь Клинт прав. Сильнее тот, кто умнее или подлее… Нет, подлость – это слабость. Это признак, что нет возможности победить честно, а значит – ты слабее. И даже если в одной ситуации подлость поможет – следующая все равно сломает тебе шею. А вот умнее… это точно. Предусмотрительней, внимательней, осведомленнее. Это, пожалуй, серьезная заявка на победу. Вот только одним умом не всегда можно что-то решить, и прямой в нос выбивает этот ум на раз-два. Леон еще раз сжал и разжал кулаки, определяясь с собственной точкой зрения. Ум – это отлично, но и просто физически слабее он тоже не будет. Никогда. Он будет тренироваться сам, потому что сам так хочет, а не потому что ему приказано, и станет сильным. И вот тогда сможет утверждать, что так встревожившая его мысль о необходимости жестокости и боли неверна. Он сам эту мысль опровергнет. Он и Клинт, потому что наверняка брат считает так же.
Леон длинно выдохнул, снова оглядывая речку и противоположный берег, слушая рассуждения кузена – на этот раз о справедливости. Справедливости в мире действительно наблюдалось не густо. Разве справедливо, что Рейнольд бьет своих сыновей и считает, что он прав? Разве справедливо доставалось тете Жюстин – ее Леон видел совсем немного раз, но запомнил, как очень мягкую и беззащитную. По сравнению с Сюзанной Жюстин казалась тенью, не более. А малыш, который недавно родился и сразу остался без мамы – где там справедливость? Нет ее. Но и признавать, что справедливости не бывает совсем, Леону не хотелось. Наверное, действительно нужно было верить в эту самую справедливость, потому что иначе… мальчик не мог даже сам себе сформулировать, что будет в противном случае. Ничего не будет. Какая-то абсолютная бессмысленность. По крайней мере, в книгах справедливость действительно чаще всего побеждала, а в жизни… а в жизни можно помогать ей побеждать.
Клинт замолчал, а потом внезапно сказал про Аарона, словно возвращаясь на шаг назад в их неспешном разговоре.  Не злой. Сам Леон скорее был склонен поверить, что все-таки злой, но раз Клинт так уверенно это говорит… может это и в самом деле так? В конце концов, если бы его самого нарочно делали злым, разве он не стал бы им? Еще как стал. А вот оставаться на самом деле не таким, когда все вокруг против…
Леон помолчал, обдумывая новую мысль.
- Если он не злой на самом деле, значит он очень сильный. Очень. – пояснять подробно происхождение этого вывода мальчик не стал, почему-то считая, что Клинт и в этот раз его поймет. -  Раз ты веришь в это – я тоже верю тебе.
Леон помолчал несколько секунд, глядя в глаза брата и понимая, что действительно верит словам Клинта, с такой убежденностью произнесенным. Даже если потом это окажется ошибкой. Лучше считать человека лучше, а потом разочароваться, чем ставить на нем клеймо сразу. Если этот человек не твой враг, конечно, вот там лучше предполагать худшее. Но ведь брат Клинта не может быть ему врагом?
В реке что-то плеснуло, и мальчик быстро повернулся, надеясь что хоть какая-то рыбка обратила внимание на приготовленную наживку. Но нет, тревога оказалось ложной, и их гипотетический улов никак не собирался становиться фактическим. Леон усмехнулся:
- Говорят, человек может прожить без еды почти месяц. Без ужина мы по-любому проживем, так ведь?

+2

24

Клинт молча кивнул и как-то тяжело вздохнул, а потом поднял руку и сам того не осознавая коснулся камня на шее. Сильный. Настолько, что отдал вещь, способную защитить, младшему брату, а не оставил себе. А потом он глянул на кузена.
Глядя Леону в глаза, Клинт скорее увидел и почувствовал эту веру. Хотя и слова звучали вполне убедительно. Верит? Клинт усмехнулся и отвернулся на звук всплеска в воде. Это много значило для него. Вера Леона. Даже больше, чем он сейчас мог понять и полноценно осознавал.
Клинт хохотнул и опять глянул на Леона. Да, могли бы прожить без ужина, но как-то не очень хотелось. Собственно, обедом их полноценно тоже никто кормить не собирался. Более того, Сюзанн вообще куда-то уехала, выдав им задание, которое займет на целый день и оставив корзинку скорее с перекусом, чем с существенным и полноценным обедом.
- Аха, - бросил он и поднял удочку.
Поплавок взлетел над водой и обнаружилось, что никакой наживши на крючке уже нет, как нет там и улова. Скорчив мину, Клинт поднялся, поймал поплавок и потянулся к банке за новой наживкой.
- Мне кажется, они умнее нас, - усмехнулся он, кивая на воду в которой вообще-то рыба то водилась и им даже иногда удавалось ее поймать к ужину.
Закинув обратно удочку, Клинт опустился на землю, поерзал и опять глянул на Леона.
- Я так говорю не просто потому что он мой брат, - продолжил Клинт, вдруг как-то осмелев и заговорив уверенным, спокойным тоном, даже расслабившись, будто бы обсуждали ту самую рыбу что не хотела ловиться.
Ему и правда верилось в собственное, независимое от кровного родства мнение. Возможно, так оно и было. Может быть, Клинт вполне уже здраво и непредвзято рассматривал одни только факты, исключая эмоциональные привязанности. Да и были ли они? Если совсем осознанно? Если четко видимые и признанные. Если в самом дальнем, темном углу, куда очень не хотелось заглядывать, потому что за чем-то хорошим стояли огромные тени всего того что не хотелось вспоминать.
- Я так говорю, потому что… - Клинт запнулся, вдруг опять как-то внутренне напрягся и глянул на Леона, словно не был уверен, что можно сказать как есть. – Потому что совсем злой человек не беспокоится о других и ему нравится причинять вред другим или смотреть как его причиняют. Вот Аарон не такой. Ну, со мной. Он не даст причинить мне вред и сам не причинит. Специально нет. Думаю, даже если его будут заставлять, тоже нет.
Он пожал плечами и отвернулся к воду, крепко сжав зубы, глядя на поплавок.
- Может потому что я младше и слабее, - зачем-то добавил он и опять пожал плечами, будто бы боялся чего-то.
И он действительно боялся, только пока сам не особенно этот страх понимал. Боялся разочароваться.
- Может когда-нибудь он станет другим, - опять пожал плечами Клинт. – Может тоже сможет причинять вред тому кто слабее и меньше.
Он вдруг замолк. И вроде озвучил мысль до конца, и вроде бы можно не продолжать, но оборвалось как-то натянуто. Будто струна лопнула, звеня недосказанностью. «Тоже». Клинт крепко сжал зубы. Лишь замолчав, он понял где допустил ошибку. Одно слово и мысль получилось недосказанной, с подтекстом, с непроизнесенным именем. Заменить бы это «тоже» на «потом» и вышло бы гладко, чисто, не разбрасывая в чужой голове семена ненужных мыслей, которые могут вырасти в вопросы или даже выводы. [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

25

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]- Не, они просто ленивые. Им лень даже открыть рот и съесть наше отменное угощение, - Леон усмехнулся в ответ на замечание о рыбах, чуть пошевелил удочкой и, прищурившись, посмотрел на солнце. – Но мы терпеливей.
Клинт снова опустился рядом и продолжил говорить. Леон слушал его, боясь почему-то перебить или вообще вставить хоть слово. Как ни странно, но они никогда раньше не говорили толком об этом – о доме Клинта, о его братьях. Об его отце. Леон не колеблясь сказал бы, что кузен ему друг, и очень близкий, если конечно уместно было бы так говорить при условии, что вообще единственный, но некоторые темы оставались запретными. Нет, его это не тяготило… раньше. Просто наверное и не нужно было об этом всем думать здесь, в их маленьком замкнутом мирке, созданном волей Сюзанны. А сейчас что-то изменилось, сейчас стало нужно. И похоже не только ему, но и самому Клинту. Словно приоткрывалась тайная дверца, впуская Леона в ту часть его жизни, которую раньше он не делил ни с кем, и было очень страшно влезть туда случайно грязными ботинками.
Леон кивнул, пока по-прежнему молча. Да, получается, что Аарон не злой. Хотя Леона почему-то зацепило вот это «Ну, со мной». А с другими? Вот будь Аарон здесь, что бы было? Стал бы он относиться к Леону, как к брату, или отлупил бы просто от дурного настроения? Если человек не злой только с кем-то одним, а с остальными другой – он все-таки злой или не все потеряно?
Клинт замолчал, как-то резко, словно оборвав сам себя, и Леон тут же напрягся, физически ощущая изменившуюся атмосферу. Младше и слабее. Почему-то вспомнилось начало их разговора и маленький брат Клинта. Леон представил его здесь, с ними, уже подросшего. Вот он бегает, мешает рыбачить, роняет случайным пинком банку с наживкой. Смог бы он его ударить, вот чтобы серьезно? Нет. А Клинт? Леон почему-то был уверен, что тоже нет. И Аарон тоже. Наверное. Хотя нет, Аарон по-прежнему оставался неизвестной величиной. А вот их отец мог. Недосказанность слов Клинта была перед Леоном как на ладони, и он медлил только потому, что не мог сам определиться, как ему следует поступать. Продолжать притворяться, что ничего не знает? Или быть честным, до самого конца, к чему бы это ни привело?
- Если он правда сильный – этого не будет.
«Он не станет таким, как отец». Леон все-таки не смог произнести следующую фразу и мысленно ругнулся на себя за минутную трусость (трусость! и ничего другого!). Он осторожно вздохнул, словно стараясь незаметно набрать воздуха в грудь перед нырком в холодную воду. Смешно, они ведь просто разговаривают. Только честно.
- Он защищает тебя? Или тебе меньше достается?
Леон задал вопрос совсем тихо, но не сомневался, что брат его услышал. Они совсем скоро перестанут быть детьми. Пора разговаривать честно и всерьез.

+2

26

Он не вздрогнул, не напрягся, не ощутил холод или что-то еще малоприятное. Он окаменел. Разом, в одно единственное мгновение. На секунду померкли все краски и стихли все звуки, будто кто-то одним словом отрезал его от реального мира, погрузив в вакуум. Но в следующую секунду тот тут же наполнился тенями. И в первой же он узнал собственного отца. Тот медленно склонялся на другой тенью у своих ног. Вторая тень вскинула руку, в тщетной попытке защититься. Но первая тень ухватила вторую за волосы у самого затылка.
Он хотел зажмуриться, но не смог. Хотел сжать клаки, как тогда, только пальцы не слушались, упрямо вцепившись в удочку. Оцепенение отпустило не сразу, отходя в тень нехотя и не спеша. Клинт не шелохнулся даже когда был уже в состоянии. Он смотрел прямо перед собой на воду, которой отражалось солнце множеством слепящих искр. Почему-то сейчас подумалось, что вода ледяная и даже увиделось будто ее покрывает едва заметная, тончайшая корка льда. Может потому и поплавок застыл, и не клевало.
Шелест листвы больно ударил по ушам, оповещая о том, что пора бы вернуться в реальность. Клинт медленно повернул голову, опуская руки и упирая широкий конец удочки с землю. Нет, ему не хотелось ударить и злость почему-то не пришла на смену… Страху? Это был даже не страх. Взгляд, холодный, оценивающий скользнул по лицу кузена, будто бы Клинт видел его первый раз в жизни.
Наверно должно было бы пронестись в голове сотни мыслей. Или, хотя бы одна? Но не было ничего, кроме теней, обретающих плоть. Он почему-то слишком явно почувствовал запах крови. Не вкус. Клинт с трудом качнул головой, пытаясь избавиться от запаха, и заглянул Леону в глаза. Тот вообще понимал, что спросил? Откуда он узнал? Сюзанна?! Как… За считанные секунды мысли, сорвавшись, пронеслись все разом. Одни только вопросы. Но и когда они кончились так же стремительно, как и начались, злость не постучалось следом.
Клинт отвернулся. Ему не не хотелось говорить. Он не знал, что нужно сказать. Меньше? Смотря с чем сравнивать. С тем сколько доставалось Аарону? Смысла нет. Ему и не положено было столько. С матерью? Она и не должна была столкнуться с чем-то подобным. С Леоном? Тот не шел ни в какое сравнение, в принципе. Он не особенно даже понимал о чем спрашивал.
Клинт пожал плечами. Сказать, как есть? Все рассказать? И, особенно то, из-за чего его спешно спровадили обратно к тетке? Он отрицательно качнул головой и, чуть ссутулившись, потер затылок. Пальцы скользнули по коротко стриженным на затылке волосам и запутались в длинных прядях. Клинт нахмурился, глядя на воду.
- Да, - довольно внятно и четко ответил мальчишка, убирая руку от затылка. – Его этому и учат. Защищать меня. От всего. Как угодно. Даже, если надо, собой закрыть.
Клинт осторожно повернул голову и глянул на Леона. Тот точно понимал на какой тонкий лед ступил и что может услышать? Как много мать ему рассказала? Зачем?! Чтобы знал с кем имеет дело? Чтобы в следующий раз думал с какой силой давать сдачи и какие последствия могут быть?
- Меня просто учили защищаться, - глядя кузену в глаза, продолжил Клинт. - И не объясняли, когда делал ошибку, как Сюзанн нам объясняет. Просто продолжали «учить», пока сам не пойму, пока не надоест… делать ошибку. Там все по-другому. Там нет дома. Ни для кого. Есть только правила, которые нельзя нарушать. И не важно на сколько ты мал или слаб, ребенок ты, женщина или… Ты это хотел услышать? Может увидеть тоже хочешь? Но не думаю, что Сюзанн тебя отпустит. Меня то она не отпустить не может. И забрать больше никого тоже не может. Так что мне повезло быть тут так часто. А тебе, что ты никогда там не был и не будешь.  [icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

27

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Клинт не замолчал, не буркнул что-то невразумительное в ответ и не разозлился. Он отвечал, как-то рвано и зло, но искренне, это чувствовалось, без сомнения. Вот только от его интонаций у Леона на мгновение возникло ощущение, что если бы он просто молча разъярился, как тогда – было бы проще… Он считал, что готов вот так открыто разговаривать, но это выходило сложнее, чем казалось всего минуту назад. Одно дело – слушать спокойные и отстраненные слова Сюзанн, и совсем другое – вот это, болезненную откровенность от того, кого все обсуждаемое касалось напрямую.
Леон снова непроизвольно хмурился, жадно вслушиваясь в слова брата, стараясь ничего не пропустить, уловить каждый оттенок, каждую деталь. Все было еще сложнее, еще… неизвестней. Леон понял, что, в сущности, ничего так и не знает до сих пор, кроме пары сухих фактов, услышанных от матери. Наивным было считать, что он все понимает, очень наивным. Ему еще только предстоит понять. Если Клинт допустит и объяснит, покажет всю неприглядную изнанку их семьи. Почти каждое слово имело словно бы не один смысл, и Леон вслушивался, стараясь не запутаться, не дать себя унести возникающему водовороту чувств и эмоций.
Вот те же простые слова о защите… даже они не были простыми. Клинт говорил о чем-то другом, не об обыденной опеке старшего брата над младшим. Закрыть собой? Учат? Только этому и учат? Все обучение Аарона – защищать брата? Но почему? Что кроется за этим, почему Рейнольду так ценен именно Клинт? Голова шла кругом, так, что хотелось зажмуриться и встряхнуть ей, но Леон сидел, замерев, продолжая ловить каждое слово.
«Но за что, мам?!»
«За всё.»

Есть только правила, которые нельзя нарушать.
Речь шла совсем не о том, что привык понимать под правилами Леон. Не четкая и ясная система, логически обоснованная и даже объясненная, с того момента, как он подрос достаточно, чтобы понимать, о чем говорит мать. А это… Сюзанна похоже выразилась точно – за всё. Леон ловил взгляд брата и в этом взгляде и в его словах словно видел всю эту атмосферу. Место, где нет дома, есть только паутина опасностей, где каждый шаг может оказаться неверным… и где ты слаб, и ничего не можешь.
Чувства зарождались вихрем где-то в глубине. Простые, искренние, так созвучные тому, о чем они недавно говорили. Справедливость. Где справедливость? Леон сжал зубы, захваченный яростным, детским, эгоцентричным желанием – дать сдачи, поставить на место, восстановить эту чертову справедливость! Вот только взметнувшийся вихрь тут же натыкался на отточенное тренировками осознание своих возможностей. Нельзя. Не выйдет. Не сейчас. Сил нет, нет даже шанса. Ни о какой сдаче не может быть и речи. Только терпеть, молчать… и сбегать сюда. В эту солнечную тишину, что внезапно стала казаться лишь декорацией в какой-то совсем другой и незнакомой жизни.
Он снова молчал, подбирая слова и поджимая губы.
- Но зачем, Клинт? Так ведь не должно быть!
Любые слова были глупыми и наивными. Любые. Удочка чуть дрогнула в руках Леона, и он, рывком обернувшись, слишком резко и сильно дернул ее вверх. Рыба, серебристо блеснув на солнце, сорвалась и с громким плеском упала в воду.
- Ччерт…

+2

28

Зачем? Клинт умудрился и плечами пожать и головой отрицательно мотнуть. Он понятия не имел как ответить на этот вопрос. Он и сам задавался им много раз. Тем более имея наглядный пример совсем иного подхода к обучению и воспитанию. Все познается в сравнение. Верно. Вот он и сравнивал. Но Аарону или Леону не с чем было сравнивать. Это Клинт болтался где-то между тем и этим домом. И как объяснить? Когда сам не знаешь. Зачем…
Он даже не знал точно, как должно быть. Как правильно. До того, как попал под опеку Сюзанн, Клинт думал… Он вообще не думал и не гадал. Просто тот дом и все то в нем творилось было нормой, в порядке вещей. Это уже потом все стало как-то иначе. Хотя нет. Осталось по прежнему, но Клинт стал иначе смотреть на вещи. Начал сравнивать и спрашивать себя: «Зачем?»
Мальчишка резко обернулся и даже дернулся, заметив выскочившую из воды рыбину. Та только сверкнула чешуей на солнце и плюхнулась обратно. На вырвала его на мгновение из мыслей и воспоминаний, из необходимости продолжать болезненную тему. Хотя… Клинт глянул на Леона. Он хотел говорить, ему нравилось. Хотел понять почему так и зачем. Но… От того что он все перемешивал в своей голове легче не становилось. Наоборот. А вот теперь было по-другому. Сейчас, когда рыба сорвалась с крючка и плюхнулась обратно в воду. Он вдруг почувствовал легкость. Странную такую, едва ощутимую и почти непонятную. Но она была.
- А я не знаю, как должно быть, - продолжил Клинт, довольно грубо, будто бы защищался. Продолжал защищаться, скорее по привычке уже, чем по необходимости. – Сначала я думал, что так и надо. Что не бывает по-другому. А потом узнал, что бывает иначе. И не знаю, зачем.
Он опять пожал плечами и уставился на воду. Задумчиво хмурясь. Молча уже не потому что не хочешь говорить. Он просто подбирал слова, пытаясь выудить из множества своих мыслей нужные именно сейчас, оформить их понятными словами и произнести вслух. Для Леона. Чтобы тот знал. Чтобы хоть кто-нибудь еще знал. Понимал. Смогу объяснить ему.
- Может, если тебя слишком хорошо учат что-то ненавидеть, то потом ты начинаешь ненавидеть вообще все, - заговорил он вновь. – Я не знаю. У них только отец один, а матери разные. Может это имеет значение? Сюзанн. Она другая. Совсем. Не такая, как мой отец или Вильгельм. И Аарон другой. Не такой как ты.
Клинт опять подал плечами, глядя на воду и хмурясь. Они и раньше много говорили о разном, но не о чем таком.
- Не знаю какой я, - добавил он и глянул на Леона. – И Сюзанн не знает, думаю. Никто не знает. Они так только думают. Видят тебя таким, каким сами хотят и делают из тебя то, что им нужно. Как им удобно. Как считают нужным. Так ведь? А зачем? И нас с тобой никто не спрашивает, как мы хотим. Хотим ли вообще! Зачем?
Клинт резко дернул рукой, задирая удочку вверх и поплавок выскочил воды. Он поймал его и поднялся ноги, а потом бросил удочку на траву.
- Других детей водят в школу, - к чему-то вспомнил Клинт. – А нас нет. Зачем? Чему мы там научимся? Быть нормальными? Не искать чудовище под кроватью или в шкафу, прежде чем лечь спать? Не бояться, что твой сосед нелюдь какой? Я не знаю. Но они, твоя мать, мой отец. Они все знают. И делают что хотят. А нам ничего не объясняют. Даже она! Сюзанн. Твердит, что так надо. Надо не быть нормальным, не иметь нормальный дом, нормальную семью и родителей, которые не тащат тебя в подвал из постели среди ночи, посмотреть, как загнанного оборотня лучше убить, но предварительно стоит помучить и понять где у него предел.
И опять он пожал плечами, а потом мотнул головой, мол чего об этом всем говорить и так все ясно. Но и смириться, согласиться, принять и жить дальше по указке Клинт тоже не мог. Уже никак. Он давно начал понимать разницу. Видеть отличия. Задумываться. Видимо, много раньше Леона. Хотя, вопрос «зачем?», ответа так и не нашлось пока.
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

+2

29

[icon]http://s5.uploads.ru/tkdL0.jpg[/icon][nick]Leon Duhmer[/nick][status]еще не злой[/status]Ну вот как же так?! Просидели почти час, первая удача – и так бездарно упустить. Леон с досадой поднялся на ноги, ловя рукой леску, снова нацепил наживку, снова закинул и сел обратно. Рыба, однако, была совсем не дура и даже чтобы сорваться, выбрала удачный момент. Словно вместе с рыбой с берега сорвалось что-то еще, и стало немножко легче.
- Я плохо знаю все эти семейные истории. Мама не любит об этом говорить, говорит, что это неважно.
«А может не неважно, может просто считает меня еще маленьким».
Леон и в самом деле знал только самое основное. Из взрослых семьи Дамер – есть  Сюзанна и Абрахам, и есть Рейнольд и Вильгельм. И они вроде как все вместе, одна семья, но это только на первый взгляд. Об этом, понятное дело, мальчишке никто не говорил, сам догадался. Взять хоть то же перетаскивание Клинта от отца к тетке. Со стороны – милая семейная договоренность и взаимовыручка, почему бы мальчику не отдохнуть подальше от шумного Лондона. Ага, сейчас.
И их действительно никто не спрашивал, что они хотят. Сам факт рождения в семье охотников определял все, расписывал наперед годы тренировок и всю дальнейшую жизнь. Однако сейчас Леон понял, что видимо он сам относился ко всему этому куда проще. Может быть просто у него не было причин сомневаться в словах матери, он ей всецело доверял и мог терпеливо ждать, пока она объяснит что-то, кажущееся непонятным. Или не объяснит – Леону было достаточно ее уверенности, что так должно быть. А Клинту этого достаточно не было.
- Я знаю, какой ты.
Леон пожал плечами, глядя на поплавок. Лишь бы только Клинт не попросил объяснений, а то мальчик сейчас в деталях ощутил точность старой шутки – «как собака, все понимаю, а сказать не могу». Ну как это объяснить? Точно слов не подберет. Но и правда ведь – знает.
- А ты хотел бы ходить в школу? Я иногда думаю, что хотел бы. Но тогда мы бы не успевали тренироваться. В школе учат другому. Те, кто там учатся, потом будут врачами, или строителями, или там банкирами… кем угодно. А кто будет охотниками, если мы не будем учиться здесь? Этому ведь в школе не научат.
Выслеживать, обезвреживать, уничтожать. Видеть и замечать мелочи, на которые обычные люди не обратят внимания. Знать, как можно навсегда уничтожить практически бессмертную тварь, чтобы эта тварь больше никого не убила. Знать, что за твари могут скрываться в ночной тьме, насколько они опасны. Защищать людей от этой тьмы и нечисти.
- Думаешь, они еще многое нам не рассказывают? Считают малявками? И… ты правда уже видел сам… как их убивают? Я нет. Мама говорит, через года два, не раньше. Что сейчас еще рано.

+2

30

Клинт глянул на Леона. Он был выше кузена. Не на много, но все же. И чуть старше. Тоже не на много. Но все же. И так же не знал всего о собственной семье, еще больше не понимал. А хотел ли? Иногда да. Порой думалось, что понимание спасет. Но оно не приходило и тогда Клинт вгрызался в книги, которых было в изобилии у Сюзанн. Может там? Хоть что-то похожее хотя бы. Сравнить. Найти аналог. Узнать. Понять. Успокоиться.
Он усмехнулся. Леон знает какой Клинт? Он качнул головой, отвернулся и взобрался на берег выше. Туда где стояла их корзина и валялась обувь. Он прошелся босыми ногами по траве. Уже было далеко не "лето" и может даже большинство бы нормальных родителей запретили своим детям разгуливать по траве босиком. Он остановился и опять глянул на Леона. Сверху в низ. Даже не с высоты своего роста, а уже с высоты берега, на тот уступ где стоял кузен.
Он и сам не знал хочет ли в школу. Вот так чтобы по-настоящему. Только если это сделает его нормальным. А если просто нужно будет притворяться таковым, то нет. Не хочет. Зачем? Если только практиковаться в искусстве лжи, лицемерия и лицедейства. Но именно от этого его и выворачивало всякий раз, стоило только посмотреть на отца в присутствие той же Сюзанн.
- Ничего я не видел, - откровенно соврал Клинт, глядя себе под ноги.
Посмотреть в этот момент Леону в глаза не вышло. Значит еще стоит поучиться и попрактиковаться. А потом он повернул голову и глянул на кузена, поймав его взгляд.
- А ты что хочешь посмотреть? – Даже не думая скрывать свое удивление, спросил Клинт. – Как кто-то кого-то убивает? По-настоящему?
Он подошел к самому краю и присел, но все равно был чуть выше Леона. Меньше чем на полголовы, но все же выше. Плечи как-то сами собой стали сутулые.   
- Ты вообще понимаешь, что такое смерть? – Спросил он даже не дав ответить на прошлые вопросы. – Это когда навсегда. Совсем!
Клинт вдруг резко спрыгнул обратно на уступ, схватил удочку Леона и бросил ее в воду, как можно дальше от берега. Течение тут же подхватило ее и потащило дальше вдоль берега.
- Вот примерно так, - махнул он рукой в сторону воды. – Только еще хуже. Потому что я могу прыгнуть в воду или ты можешь, и достать. И я читал, что иногда из мертвых можно вернуть. Воскресить. Слышал о таком? Только представь, что мы с тобой не умеем плавать и удочку достать из воды некому. И из всех людей на планете плавать умеют только пару человек, но им дела нет до твоей удочки и вообще они за миллион миль. Ее больше нет! Все. Навсегда. И новую не купить!
Зачем он так примитивно объяснял, как пятилетке? Просто потому что по-другому не мог. И дело было не утрате матери. А может быть и в этом тоже. В самом факте невозвратной потери, который Клинт уже давно начал понимать. Еще задолго до того, как умерла Жюстин и ему об этом сообщила Сюзанна. Просто тогда этот факт, которых был просто часть известного ему мир, ворвался в его личный, маленький мирок и стал навязчивой реальностью от которой не сбежать, которую теперь точно никак не изменить.
- Я не буду прыгать в воду, - резко сообщил Клинт и скрестил руки на груди, стоя напротив кузена. 
[icon]http://sh.uploads.ru/x3yfv.jpg[/icon][nick]Clint Duhmer[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-10-05 17:33:57)

+2


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Marco Polo