Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » One for death and two for birth


One for death and two for birth

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

One for death and two for birth

Three for wind and four for earth,
Five for fire, six for rain,
Seven' s joy and eight is pain,
Nine to go, ten back again!

http://s5.uploads.ru/LxDva.jpg
1. Место действия
Лондон, перекресток Рассел-сквера и Теобалдс-роуд, недалеко от больницы Грейт Ормонд Стрит
2. Время и погода
23.10.2011
+8
Утром прошел дождь, но сейчас воздухе только влажность, приносимая с реки.
3. Действующие лица
Кевин Лайтвуд, Шарлот Хорн

Начинать нужно всегда с малого. Вот Шарлот Хорн начала свой путь к спасению человечества с простой дорожно-патрульной службы в центральном районе Лондона. Происшествий тут мало, ведь все англичане славятся педантичным следованием правил, но все же попадаются и исключения в густой толпе туристов и местных жителей.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

2

Что может быть лучше, чем сбежать из дома?
Сбежать из чужого дома, конечно.
Кевин не считал дом Лайтвудов своим домом, поэтому справедливо считал, что может сбегать из него в любой удобный ему момент. А таких было множество, ведь, по сути, за ним никто и не следил. Есть он, нет его - все наплевать, их жизни и сердца не остановятся от этого. Кевину тоже наплевать. Он просто знает, что здесь не его дом, не его семья. как бы он не пытался притвориться, что это так. И возвращаться в этот дом ему хотелось все меньше и меньше с каждым днем. А ведь сколько в нем еще жить?.. Лет пять? Семь? Сколько он вообще еще собирается прожить?
С такими оптимистичными мыслями Кевин слонялся по улице уже третий или четвертый час. Пригород, в котором находился дом Лайтвудов, сменился на более оживленные спальные районы, переходя на обычные улицы и потом вливаясь в красивые старинные переулки центра. Вокруг толпами и парами ходили люди, иногда толкая в плечи, проезжали красные туристические автобусы. Жизнь цвела и жила,но спрятаться от нее за надетым на голову капюшоном было легче легкого.
Осенняя влажность оседала на ткани черной толстовки, пропитывая ее и противным холодом касаясь худых плеч. На тонких волосинках, выбивающихся из общей убранной набок челки оседали крошечные капельки влаги. Вода будто вталкивалась в легкие вместе с воздухом, выхлопными газами и запахами прелой влажной земли. Хотелось разодрать себе горло, чтобы вдохнуть полной грудью, проснуться и понять, что все было страшным сном.
Но все оставалось неправильно реальным.
И от этого он продолжал идти вперед, гонимый собственными мыслями и усталостью. Хотелось уже где-нибудь присесть и отдохнуть, но Кевин продолжал идти. Что-то вроде тренировки, чтобы вымотать себя так сильно, пока не захочется перестать думать. И тогда ему станет чуть легче. И можно будет возвращаться обратно.
Недовольно морщась от вразнобой говорящих туристов, которые пронзили улицы центра, словно стрелы - оленя, Кевин подошел к пешеходному переходу. Где-то там впереди должен был быть большой парк, в нем и можно было побродить без цели. А остановиться у набережной. Серая и унылая Темза как никто лучше поймет его настроение.
Пешеходный светофор догорал свои последние секунды, а Кевин выбрался из подошедшей толпы праздно шатающихся на самый край. Истории о смерти от давки слишком живо сидели у него в голове, чтобы он позволил себе остаться внутри этого импровизированного шествия.
Три...
Два..
Один.
Он первый шагнул на асфальт, разлинованный желто-белыми полосами, заставляя маленькую лужу под кроссовком расплескаться на сотни серых брызг грязной воды. Кевин даже успел сделать шаг, как совсем рядом сквозь ткань капюшона раздался визг покрышек автомобиля по мокрому асфальту и судорожный всхлип сирены, оборвавшийся, впрочем, очень быстро.
Удар пришелся на ноги. Его отшвырнуло, будто легкую куклу, прокатывая по пешеходному переходу пару раз. В груди защемило от сбитого дыхания, грудная клетка словно сжалась в тисках. Закричали болью руки, ноги и спина, заболели ребра, будто от перелома. Сложно было вдохнуть, но спустя секунду он смог втянуть в себя воздух ртом, выдыхая облачко пара в прохладный ноябрьский день.
- "Не умер?.."- прозвучало в голове разочарованным голосом. И правда. Не умер. Даже тут не смог хорошо справиться с задачей. Впрочем, горевать рано, он еще успеет.- "Как же больно..."
К нему подбежала какая-то женщина, помогая перевернуться на спину. Он легкого удара спиной об асфальт ребра окончательно разжало, и можно было вдохнуть. И хоть заныла стертая в кровь поясница, видная через задернувшуюся вверх толстовку, что обнажила худую нескладную фигуру, так было намного легче. Правда, открывать глаза все также не хотелось.
- "Просто дыши, Кевин. И боль пройдет..."- повторял он про себя, глубоко втягивая носом воздух и выдыхая его. По щеке пробежала слезинка от дикой боли в ногах, но лицо его практически не изменилось. Только побледнело, сильнее обнажая тени под глазами и острые скулы. Если каждому показывать свою боль, какой же ты Охотник.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

3

- И она, значит, выскакивает из такси и орет на всю улицу, - продолжал водитель, глядя на дорогу. – Стой! Ты арестован! А он деру. А она скидывает каблуки и прям босиком за ним по Гринфилд-роуд в своей этой юбке короткой...  Эй, ты слушаешь?
- А? Да, - кивнула Шарлот, оторвавшись от экрана своего телефона и свернув переписку личного характера. – Слушаю, конечно.
- Тебе вообще интересно за что Кавальски отправили штрафы выписывать?! – В голосе напарника звучало и возмущение, и обида, и разочарование одновременно.
- Ну да, интересно, - повернув голову.
Патрульная машина свернула с Саутгемптон Плейс на Блумсбери-уэй и Шарлот чуть приоткрыла окно, в тщетной попытке выветрить вонь куриных крылышек в специях, которые они взяли якобы на двоих десять минут назад.
- Я только не понимаю, что в этом плохого? Ну, что она…
- Бухая пыталась произвести задержание? – Перебил напарник, пристраиваясь за фордом перед светофором и притормаживая на желтый.
- А, - понимающе протянула Шарлот, расставив все по местам.
На самом деле ей было не очень интересно по нескольким причинам. Первая – она лично не знала эту Кавальски из убойного на Уайтчепеле. Вторая – про этот район и всех поголовно кто там есть байки травят еще со времен Джека-Потрошителя. Третья – у нее точно не сходилась банальная задачка, по причине того, что в сутках всего двадцать четыре часа и уложить в них дежурство и личную жизнь просто не реально.
- Ты вот… - напарник осекся, резко мотнув головой.
Где-то впереди загудела машина. Шарлот уставилась в лобовое стекло, видя как прохожие лавиной хлынули с тротуаров на проезжую часть, как начали из своих машин выскакивать водители и пассажиры.   
- Мать твою, - выдохнул напарник, отстегивая ремень безопасности и глуша двигатель.
Шарлот выскочила из салона раньше, чем сообразила зачем это делает. Выскочила и побежала вперед между машин, выстроившихся в два ряда перед светофором. На самом деле, там и понимать было нечего. Все говорило за одно – ДТП. Хотя, характерного звука от столкновения двух и более машин не было. Где-то уже у самого финиша, Хорн скорее догадалась, чем увидела, что случилось.
- С дороги, - орал ее напарник с большим стажем работы, но менее юркий и проворный чем коллега помладше.
Шарлот отпихнула зевак, просунувшись сквозь толпу к небольшому пяточку на «зебре». Мальчишка, еще подросток, лежал на асфальте. Хорн сделала глубокий вдох, быстро собираясь с мыслями. Луж крови не было. Светофор, красный, переход, тормоза, инерция, сила удара ощутимая, но не такая что у несущегося на всех парах грузовика.
Опустившись на колени, она стащила черный капюшон с головы мальчишки и нащупала пульс одной рукой, другой уже нащупывая рацию, чтобы вызвать скорую. Но крови реально не было. И вроде ничто не говорило за серьезные травмы. Она глянула на бампер, на офигевшую мину водителя, который боялся вылезти из салона, потому что толпа могла его линчевать прям тут, на месте.
- Я врач, - выкрикнул кто-то из этой самой толпы, пробираясь на пяточек. – Не трогайте его!
Хорн подняла обе руки, в одной зажимая уже рацию, но не спеша вызывать скорую. Мужчина средних лет, опустился по другую сторону и бегло осмотрел мальчишку, а потом аккуратно перевернул его на спину. Шарлот подалась вперед и заглянула мальчишке в лицо.
- Подвиньтесь, - одернул ее врач, продолжая осмотр.
- Хорн, тебе обязательно везде первой лезть? – Буркнул со спины напарник. – Иди давай водителя принимай.
Она повернула голову, глянув снизу в верх, а потом на водителя, запершегося в салоне с перепуганным лицом, потом на напарника.
- Ладно, я сам, - качнул головой тот.
- Эй, парень, сколько пальцев, - обратился врач и глянул на констебля. – Серьезных травм не вижу, но может быть сотрясение. Тут больница рядом есть. [icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-09-29 15:12:33)

+2

4

На асфальте было мокро и не очень приятно, но зато никто не трогал. Открывать глаза совсем не хотелось, ведь там противный мир, там надо что-то делать, решать, а тут можно просто лежать и лежать. И плевать, что ужасно болят ноги при каждой попытке ими шевелить, что ноет все тело, а в голове что-то шумит, словно сломанная радиостанция. Зато спокойно.
Ну, было спокойно, пока люди не решили твердо проявить свою гражданскую позицию.
Все бегали, отходили, слышались стуки каблуков о землю- больших и маленьких, чьи-то возгласы, даже крики. Кто-то стянул капюшон и макушки коснулся прохладный ветерок вместе с влажностью асфальта. Пальцы коснулись голой кожи, холодя ее и считая ровно бившийся пульс. Стало не так уютно, как раньше, поэтому парень поморщился и приоткрыл один глаз.
В глаза сразу ударился цвет - черный и белый. Черный жилет на белой рубашке, черные штаны, черный дурацкий и такой несерьезный котелок с черно-белыми шашками. Лондонские полицейские всегда выделялись какой-то даже дурацкой формой, которую, впрочем, хорошо было видно издалека.
Его парализовало, будто по всему телу пропустили крепкий разряд тока. Костяшки сжались в кулаки, пульс подскочил, как бешенный, стуча барабанами где-то в ушах и в голове, а боль отошла на задний план. Весь мир словно замедлился, сузившись до одной единственной мысли, что стала бить внутри головы.
Полицейские! Полицейские!
Женщина в типовой форме сама отстранилась, чтобы ее место занял обычный мужчина, серьезно оглядывающий Кевина. Только сейчас Розери смог сглотнуть и вспомнить, как дышать. Первый вздох получился тяжелым, словно ему очень было грустно от того, что его сбила машина. Пусть лучше так, чем признаваться в настоящей проблеме.
Ведь у нормальных людей не может быть такого страха. Нормальные люди уважают полицию, доверяют ей и обращаются к ней за помощью, чтобы они помогли решить им проблемы или спасти жизни. Нормальных людей не может парализовать от страха при виде даже манекенов в витринах магазинов специализированной одежды, они не переходят на другую сторону улицы, увидев уличный патруль, и не боятся толп на праздниках, где всегда ходит полиция. А ведь Кевин должен стать нормальным для всех вокруг. Или притворятся так сильно, как может.
- Пальцев?.. Три,- он посмотрел на два поднятых и один отставленный в сторону большой палец. Зрение не плыло, наоборот от страза будто стало лучше, но в ушах иногда начинало шуметь. Впрочем, это все еще может быть последствием шока от удара. Кевин был немного плох в биологии.
- Со мной все нормально,- он опустил голову, стараясь смотреть либо на мужчину, либо на асфальт или машину, но точно не на полицейскую рядом. Хоть ее присутствие и ощущалось всей кожей, словно горящий рядом пожар. Кевин попробовал встать, но по ногам словно ударил импульс дикой боли, разрывая голову изнутри, и с тихим шипением он опустился обратно. Джинсы были разорваны,пропитавшись чем-то мокрым и тяжелым. Дотронувшись до них, парень посмотрел на испачканные пальцы. В буром. Значит, кровь.
- Не совсем нормально...- пробормотал он, понимая, что до дома примерно десять с чем-то километров, денег у него нет, даже телефона, а встать он не может. Прелестная ситуация, как ни посмотри. А ведь он просто хотел дойти до парка.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+2

5

Мальчишка попытался встать и мужчина его даже придержал, но тот тут же уселся обратно на асфальт.
- Осторожно, - попытался мужчина вразумить парня, но он видимо и сам вразумился, не сумев толком поднять на ноги.
Констебль уставилась на врача. Это нормально? Не очень? Скорую? Что?! Тот пожал плечами и Хорн чуть рот не открыла от удивления. Как так-то? Кто тогда знает? Она уставилась на парня. Не совсем нормально?
- Где болит? – Спросила она, отодвигая уже «помощника» назвавшегося врачом и пытаясь вспомнить хоть что-то из курсов оказания первой помощи и инструктажа на тему работы с пострадавшими в ДТП.
На самом деле, последнее сводил к одному – ничего не трогать руками! В общем, первые минуты работы на любом месте любого происшествия сводилось именно к этому. Не трогать! Визуально оценить обстановку и вот уже потом… Она оценила. Рек крови нет, мозги вроде в голове, а не на асфальте. Раз пытался встать, значит позвоночник не поврежден капитально. Раз сел обратно, то не в норме, да. Травмы могли быть и не видимыми, но тут не понять на глазок среди улицы. Больница?
Народ начал понемногу рассасываться, поняв что смертоубийства с расползающимися по мостовой внутренностями не будет. Второй констебль занялся водителем, замечтавшимся на светофоре и не успевшим вовремя дать по тормозам. Хорн глянула на напарника, на врача, который мялся рядом, уже не решаясь отогнать девицу в форме от парня.
- Больница рядом, - выдохнула она, поворачиваясь обратно к мальчишке. – Я быстрее тебя туда отвезу, чем скорая сюда доедет. Да? Давай?
Вообще, задавать подобные вопросы подростку, который явно в шоке и плохо соображает глупо. Да и в целом, он может и нес за себя ответственность, но лишь частично. Кто-то должен был принять решение. Хорн опять глянула на напарника, который осматривал бампер и уточнял у водителя детали. Рядом застыли несколько свидетелей из числа проходивших мимо в момент столкновения и водителя рядом стоявшей машины.
- Его в больницу надо, - окликнула напарника Хорн. – Дай ключи, я сама отвезу. 
- Грэйт Ормонд, тут рядом, - напомнил о себе врач.
Констебль отвлекся от машины, сбившей пешехода, водителя, ей управлявшей, и свидетелей, переведя взгляд сначала на врача, потом на молодого констебля, потом на врача.
- Вы ему сердце пересаживать собрались или первую помощь оказывать? На Бомонт Плейс его везите! В Университетскую, в неотложку, - он вынул из кармана ключи и кинул в напарницу.
Девушка поймала ключи налету, чувствуя себя несколько глупо.  До Университетской тут было если не пешком дойти, то за пару минут доехать точно. И там действительно было отделение неотложной помощи, куда свозили всех пострадавших от чего угодно в этом районе. Как так она даже не подумала о ней? С чего вдруг вообще этого «врача» случает и пострадавшему подпустила, даже документы не проверив. Придирчивый взгляд скользнул по мужчине на против. Врач? Вообще, она привыкла им доверять. Зря?
- Встать попробуешь? – Обратила она все свое внимание на мальчишку. – За меня держись. Я обхвачу тебя.
Если тот и пытался возмущаться, отказывать или сопротивляться хоть как-то, констебль будто бы не замечала. Парень пострадал, не капитально, но в больницу надо и показать нормальным, настоящим врачам.
- Давай? – Потянула она к нему руки. [icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+2

6

Пока взрослый мужчина-врач с непонятной классификацией (дантисты тоже врачи, но доверять им осмотр человеческих тел, отличных от лица, никто бы не доверил) и взрослая женщина-полицейская где-то вне района поля зрения пытались решить, насколько он труп и куда его лучше отвезти, Кевин попытался провести собственный анализ самого себя. Разве не ему лучше знать, что с ним не так?
Самое главное - голова - было на месте, функционировало и даже не поцарапалось. Только грязь размазалась по щеке противной влажностью, но с этим вполне можно было жить. Вторыми по важности были руки, и здесь все было куда менее удачным. В кровь разодраны оказались оба локтя, ткань толстовки не выдержала и тоже порвалась, многочисленные синяки от падения явно сложились в интересные дорожки по всем плечам. То же самое можно было сказать и про тело, там и тут перепачканное в грязи, сквозь которую красивыми бусинами проступали красные капли крови, скапливаясь и выступая все больше и больше. Немного деревянными пальцами Кевин поправил толстовку, пряча разодранную поясницу в глупой попытке хотя бы согреть тело, если не защитить от еще чего-то.
Больше всего пострадали ноги. Правая ужасно болела при любой попытке как-то изменить положение, джинсы разорвались, обнажая окровавленную кожу вперемешку с грязью. С левой все было получше и, хоть ткань также не выдержала столкновения с английской землей, болело чуть меньше. Сильнее запахло кровью, попавшей на землю и на пальцы.
Стоило ли ему ехать в больницу?  Наверное, да. Стоило ли ехать туда вместе с полицейской? Абсолютно нет. А куда ее деть?.. Вряд ли она решит оставить его в покое, доверив скорой. Или даже не доверит. Почему все, кто идет в полицейские, такие дотошные? Почему бы все не пустить на самотек. Ведь если тут, на улице, у Кевина получалось отводить глаза и смотреть в пол, то вот в машине это будет намного сложнее. И намного подозрительнее.
А если он откажется, то она точно не отстанет и начнет еще выпрашивать номера родственников и прочую фигню, которую сообщать было бы нежелательно.
- "Как же сложно с этими энтузиастами..."- буквально с многовековой мудростью всех интровертов подумал Кевин, вздыхая и поднимая глаза на протянутые руки. Перед внутренним зрением галлюцинациями запрыгали черно-белые пятна, передвигаясь словно бы на периферии зрения, но, к счастью, никто кроме него этого не видел.
- Да... Спасибо за помощь,- смог выдавить он из себя вежливую благодарность, хватая констебля за руку. Кожу будто огнем обожгло от чужого тепла, но снова заболела нога и стало не до этого.
Благодаря чужой помощи и более менее действующей левой ноге, Кевин смог встать. Организм сам определил оптимальное положение конечностей так, чтобы все не болело, поэтому правую он держал не естественно прямо, чуть выведя вперед, чувствуя, как кровь течет по коже и противно-влажно хлюпает на ткани разорванных джинс. Сердце все никак не успокаивалось, перед глазами то и дело темнело от страха, а на то, чтобы двигать каждой клеточкой тела и преодолевать панический ступор, требовались неимоверные усилия. И это он еще не смотрит на полицейскую дурацкую форму прямо в упор.
Так как они все еще стояли на проезжей части, образовалась небольшая пробка. Машины недовольно объезжали их, а полицейская оказалась припаркована около тротуара буквально в паре шагов от пешеходного перехода. Сам невнимательный водитель выглядел ничуть не лучше сбитого пешехода, только лепетал что-то второму полицейскому и выглядел так, словно готов был получить инфаркт прямо не отходя от собственного средства передвижения. Моргнув и помотав головой, чтобы скинуть неприятную муть вместе с последствиями быстрого сердцебиения вроде нарастающего неприятного чувства в голове, Кевин посмотрел на полицейскую машину.
Если он останется сегодня живым, это будет, несомненно, подвиг, достойный саги или как минимум упоминания.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+2

7

Констебль помогла парню подняться и как только поняла, что тот может стоять лишь на одной ноге, подхватила его под спину. Заботливо так, боясь причинить лишние неудобства и дополнительно травмировать. До машины были считанные шаги, но их нужно же еще сделать. Перекинув руку мальчишки себе за шею и обнимая его одной рукой чуть пониже лопаток, Хорн глянула на напарника, потом на служебную машину. Тот и не собирался даже помогать ей. Сама влезла наперед, сама тащи теперь, отчетливо читалось в его взгляде. Или клади обратно и вызывай скорую. Хорн недовольно поджала губы.
- Давай, потихоньку, - ласково бросила она парню, отводя недовольный взгляд от напарника.
Да, он был старше, был опытнее, но не факт, что лучшее. Сидеть до сорока в констеблях? Ну, каждому свое, конечно. Только Хорн планировала уже к тридцати получить сержанта, как минимум. А еще лучше стать детективом. Конечно, если будет место хоть в каком-нибудь отделе и хоть кто-нибудь пытаясь заткнуть дыру в коллективе вдруг нечаянно так вспомнит о дочери инспектора Хорна, и о племяннице сержанта Хорна, а лучше о внучке суперинтенданта Хорна.
- Ага, вот так, - подбадривала она мальчишку, подбираясь со скоростью улитки к патрульной машине. – Еще немного осталось.
Хорн повернула голову на мгновение и глянула на напарника. Тот жестом отгонял машину виновника ближе к обочине и пытался отрегулировать движение, чтобы рассосалась пробка. Что ему будет за неоказание помощи пострадавшему? Да ничего. А кто узнает? Их было двое, обязанности поделили. Она вызвалась сама, взвалив на себя непосильную ношу.
- Голову аккуратно, - распахнула она дверцу на заднее сидение патрульной машины. – И пристегнись, пожалуйста.
Совсем еще подросток. Лет… Двенадцать? Тринадцать? На десять-одиннадцать не тянул уже. И один на улице. Хотя, в этом нет ничего эдакого. Сейчас многие подростки болтаются на улице, вне дома и родители порой ничуть не беспокоятся. Но, ведь зависит от семьи. Она захлопнула дверцу, когда мальчишка забрался в салон и села за руль. Вставив ключ в замок зажигания, Хорн обернулась.
- Как твое имя? И возраст. Мне все это нужно будет сказать в приемном, - сказала она и отвернулась, заводя двигатель.
Машина осторожно стронулась, перестраиваясь и вклиниваясь в движение, заходя на поворот. Хорн глянула в зеркало заднего вида на своего пострадавшего пассажира. Нужно будет еще сообщить родителям, значит спросить их телефон. Потом. Чуть позже. В голове зачем-то сами собой всплыли статьи по которым пойдет водитель. Конечно, отделается штрафом, скорее всего. Особенно, если семья мальчишки не будет возникать и не подаст никаких исков.
К чему она об этом думала? Думать надо было о мальчишке. Можно было еще и о том, что семья может подать иск и на полицию, мол что скорую не вызвали, а сами потащили. Вообще, сейчас прям мода какая-то была на эти иски о взыскании материальной компенсации за что угодно. Хорн улыбнулась, глядя в зеркало. Да, с мальчишкой надо было быть предельно аккуратной, вежливой, заботливой и внимательной. Лишних поводов схлопотать выговор никому же не надо. Особенно ей. Особенно сейчас.
Улыбка вышла вполне себе даже милая. Искренняя. Увидел ли ее мальчишка? Оценил ли? Вообще, в таком возрасте обычно на такие вещи внимания обращают. В смысле, на внимание от противоположного пола. Конечно, Хорн старше лет на десять, но разве они не вот в двенадцать-тринадцать в своих училок влюбляются? 
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+3

8

Рука полицейской сжала синяки на ребрах, заставив недовольно и чуть сипло выдохнуть. Но это были не следы сегодняшней аварии. Это его били ногами по ребрам дома, повалив на маты в тренировочном зале. Было больно, но сейчас большинство отметин уже сошло, так что констебль обладала крайней удачливостью, сжав пальцы именно на синяках.
До машины они словно шли вечность. Нужно было делать шаг правой, через боль наступать на нее и, продолжая опираться на больную ногу, делать шаг левой. Чтобы потом лишь пару секунд отдыхать, делая шаг другой ногой. И вот так до самой машины, которая припаркована была чуть ли не во Франции, по внутренним самоощущениям.
Страх никак не облегчал этот путь. Из-за то и дело возникающего потемнения в глазах приходилось чаще моргать, чтобы видеть куда вообще идешь, ноги норовили застыть как влитые, как только в поле зрения попадала расцветка полицейский формы, а сердце глухо стучало прямо в затылке. Определенно, сегодня не его день. А может и не его жизнь.
Но они дошли до машины, с подбадривающими словами констебля, которые никак не помогали. Задняя дверца открылась и Кевин кое-как смог сесть, облегченно выдыхая и руками затаскивая внутрь больную ногу, уже не обращая внимание на то, что в согнутом виде ему намного больнее. Лучше так, чем никак.
- Пристегнуться?..- тихо и с каким-то нервным смешком переспросил он себе под нос. Ну да. Полиция же. Все по правилам. Забавно будет, если он сегодня попадет в еще одно дорожное происшествие, только теперь в качестве пассажира. Наверное Кевин бы даже посмеялся, произойди это. Хотя он не смеялся уже... Несколько лет, наверное. С тех пор как в привычку вошло побольше молчать, чтобы не вызывать чужого гнева.
Но он все-таки пристегнулся, засунув металлическую бляшку в пластиковую коробочку у самого сидения. В ноге пульсировала кровь, недовольно сводя спазмами  всю нижнюю часть тела, но постепенно это ощущение становилось привычным и оттого не таким резким. Полицейская дама обернулась на него с водительского сидения, и Кевин постарался сосредоточится на ее лице, нежели на одежде. Строгие черты лица, убранные назад темные волосы, глаза будто у учительницы математики и общее ощущение собранности, нацеленности на что-то, стремления прийти к цели. Наверное, такими должны быть настоящие полицейские.
- Кевин. Мне тринадцать,- сообщил он, глядя в окно на медленно рассасывающуюся пробку и недовольные толпы людей, что стремились к набережной и от нее. В подставных документах он всегда просил не менять имя, потому что по глупой сентиментальности ему казалось, что это связывает его с мертвыми родителями. Все-таки, они дали ему это имя. Стоило уважать их выбор.
Машина задрожала и тронулась, влезая в общий поток и направляя к перекрестку. Куда именно они едут Кевин не знал, но, наученный быстро смиряться с неизбежностью смерти, особо этим вопросом и не задавался. Если и правда в больницу, то это неплохо. Если нет - такова его судьба на сегодня. Кому-то в этом мире точно станет легче, если он не вернется больше.
- А как Вас зовут?- спросил он больше из вежливости и опаски, нежели интереса. Боковым зрением он видел, как женщина улыбнулась, и это не выглядело пугающим. Может она и правда ему ничего не сделает. Это осознание, правда, не мешало фобии все еще владеть его телом, из-за чего Кевин продолжал смотреть в боковое окно, а не вперед.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+3

9

Контакт! Хорн улыбнулась, но теперь в душе, и глянула опять на мальчишку через зеркало. От нее ни на секунду не ускользнул тот факт, что парень назвал только имя. Без фамилии. Звоночек был тревожный, если судить по опыту и тем знаниям, что вдалбливались на курсах с подростковой тематикой. Перебирать варианты возможных причин она не стала, решив дать время и себе, и парню.
- Шарлот, - ответила она в его же манере, замалчивая фамилию, хотя была обязана представляться по всей форме. – Но коллеги зовут меня Чарли.
Машина свернула на Рассел-сквер. Непринужденно, мягко, ровно, ненавязчиво – перебирала она в голове слова, которые максимально должны были подходить к манере ее общения с мальчишкой. С первым и последним было сложно. Мысль, что можно схлопотать выговор или нарваться на очередной иск свербела в мозгу хоть и непринужденно, но очень навязчиво.
Хорн вдруг опомнилась и схватила рацию.
- Извини, - бросила она мальчишке так, будто бы у них был в разгаре важный разговор, а пришлось перебить и отвлечься на еще что-то более важное и срочное. – Констебль два семь четыре девять шесть диспетчеру. Везу пострадавшего в ДТП подростка. Серьезных видимых травм нет, сознание не терял. Едем в Университетскую, на Бомонт Плейс. Очень хочется, чтобы они там пошевелились, а не как обычно если череп не пробит и глаз не вытек, то можем и подождать.
Шарлот глянула в зеркало, а потом сосредоточилась опять на дороге.
- Поняла, - ответил женский голос из рации. – Сейчас свяжусь с ними.
Рация замолчала и Шарлот отложила ее, явно не собираясь продолжать разговор. Она опять глянула на мальчишку, отвлекаясь от дороги на считанные секунды. Дорога шла по прямой, хотя и со светофорами. Они ехали в общем потоке, без особой спешки, без сирен и звукового сигнала, требующего срочно пропустить патрульную машину.
- Нужно кому-то сообщить где ты, - продолжила она, обращаясь опять к мальчишке на заднем сидение. – Можешь сам позвонить или сказать потом врачу, он свяжется. Или мне, я вяжусь, пока врач будет тебя осматривать. Как хочешь. Но сообщить надо. И не забудь сказать, есть ли у тебя какие-то там противопоказания, и четко объяснить где болит. Врачу. Не мне.
Зачем она все это несла? Для подстраховки, потому что знала, что в стрессе порой выпадают из головы важные вещи. Аллергия, старые травмы – это важно. Хотя, врачи и сами спросят. Но мальчишка может качнуть головой, прослушав, не подумав, не посчитав важным. И мама так делала всегда. Ее. Знала где надо напомнить и когда. «Лотта, обрати внимания! Сейчас! Не потом, когда будет поздно! До! Предотвратить лучше, чем разгребать последствия…».
Машина начала притормаживать, а потом и вовсе остановилась перед перекрестком. Слева был парк, на право уходила Бернард стрит. Только сейчас Хорн вдруг вспомнила, что не заблокировала двери.  Чего она вдруг такая рассеянная? Хотя, череда выговоров, понижений и временных отстранений кого угодно доведут до паники. Работу терять не хотелось. Нет, не потому что она особенно прибыльная. Тут другое. Щелкнул механизм блокировки. Хорн глянула в зеркало на парня. Как-то все это она не вовремя сделала, да.
- Еще минут пять, - сообщила она и машину тронулась, дальше покатив по прямой. – Ты как? Не отмалчивайся. Я не могу смотреть назад все время, но должна быть уверена, что ты в сознании. Как думаешь, кто виноват? Ты или водитель?
Да, показания с мальчишки взять тоже надо было. Об этом она не забыла. Но опять же. Ненавязчиво, мягко, ровно и непринужденно. Будто болтают, чисто так по-дружески. Только ей еще нужно понять, где тот правду истинную говорит, а где сгущает краски. Может даже откровенно врет, чтобы выставить виноватым другого.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

10

- Странное имя,- не постеснялся он прокомментировать Кевин. Он, конечно, не был знатоком женских имен и имен вообще, но все равно "Шарлотт" казалось ему странным. Точнее, каким-то... Французским?.. Может, даже бельгийским. И разве не правильно говорит Шарлотта, как во всяких фильмах про страшных детей, вызывающих призраков и полтергейстов? И почему ее зовут Чарли?.. Ни одной ассоциации. Конечно, он бы спросил, потому что желание знать все про других свербело у него в голове получше, чем боль от удара, но недо-Лайтвуд решил смолчать. Вдруг это будет подозрительно выглядеть. Ему только этого еще не хватало.
Раздалось шуршание рации и объяснение случившегося от Шарлотт. Только сейчас, услышав позывной из цифр, Кевин задумался, почему она сказала имя, а не должность и фамилию. Для укрепления психологической связи? Он не маленький и вполне бы принял от нее и такую формулировку. Все-таки странно называть по имени кого-то, старше себя на десять лет, и имеющего табельное оружие в виде дубинки и баллончика. Особенно последнее. Людей с оружием стоит уважать.
За окном медленно проплывал Лондон, неспешно и спокойно. Туда-сюда ходили люди, все чаще стали попадаться семьи, вылезшие на улицу чтобы прогуляться со своими детьми. Кевин лениво провожал взглядом счастливую детвору, прыгающую по лужам в разноцветных дождевиках и резиновых сапожках. Беспечные счастливые дети, полные наивности в своей уверенности, что родители их защищат от всего на свете. Все они думают, что их родители бессмертны и никогда не исчезнут. Наивные, глупые, до противного счастливые дети.
- Мм?- он бросил взгляд на водительское кресло, ноги свело судорогой от страха и кровь побежала новыми веселыми каплями и ручьями.- Я сам из больницы позвоню. Не хочу лишний раз волновать, лучше потом... Когда врачи скажут, что все в порядке.
На самом деле им плевать, естественно, что мертвым, что живым, но лучше действительно отстрочить момент сообщения как можно на подольше. А, если повезет, в больнице он отделается от этой Шарлотт и просто убежит домой так. То, что его не было несколько часов, даже никто не заметит. А вот звонок от полиции не обрадует никого, абсолютно никого. Как бы ему дом не досталось сильнее, чем от машины. В психологическом плане, конечно. Лайтвуды умели давить на больное.
Кевин положил голову на стекло окна, закрывая глаза. Так ему было легче, ведь если не видишь, то не боишься, да и он немного устал после ходьбы и получения травм. Правда, щелчок заблокировавшихся дверей заставил его снова распахнуть глаза и мгновенно задержать дыхание, чтобы встревоженное судорожное дыхание не вырвалось наружу. Этот день он точно запомнит надолго.
- Я?.. В порядке. Нога болит, но в остальном просто синяки и царапины,- он все же смог вздохнуть, опуская взгляд на колени, чтобы понять, насколько еще целы его джинсы. Судя по явной багровой окраске штанины в области чуть ниже колена - не сильно. Самая сильная боль приходилась именно на это место, какой-то вспышкой концентрируясь на внутренней стороне голени ниже коленной чашечки. Скорее всего, это было нечто серьезнее царапины. Но не перелом. Болели точно не кости. Остался только разрыв мышц и прочих тканей. Судя по количеству крови, так и было.
- Виноват?..- Кевин в задумчивости выдохнул, заставляя окно покрыться тонком молочной пленкой его дыхания.- И никто, и мы оба. Водитель не рассчитал тормозной путь на мокрой дороге, я был в капюшоне и не увидел его. И поздно услышал гудок. Так что... Мы оба и никто из нас, одновременно. Но ведь Вам лучше знать, вы же полицейская. Разве нет? И что мне будет за это?
Все-таки, стоило спросить это раньше, но можно и сейчас. Он отчаянно не хотел светиться ни в одном из списков, что потом будет хранить местная полиция, даже дорожно-патрульный отдел. Слишком опасно, слишком заметно. Да и в отделении его точно накроет так, что он потеряет сознание. С одной полицейской еще неплохо можно было справляться посредством взгляда в окно или на самого себя.
- И почему Вас зовут Чарли?- он все-таки не сдержался и задал этот вопрос. Она же сказала говорить. Он говорит. И она пусть тоже. У них равноценным обмен информацией.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

11

В порядке? Хорн кивнула, мол услышала, приняла к сведению, запомнит. Парень в порядке, как он сам считает. Ответ на второй вопрос о виновности ее несколько озадачил. Констебль глянула в зеркало на мальчишку. Честно говоря, она ожидала обвинений в адрес водителя. Да все именно так обычно и делают. Я не виноват! Виноваты другие! Они во всем виноваты! Не я. Но мальчишка представил другую версию.
Хорн посмотрела на дорогу и несколько секунд молчала, потом опять глянула на парня. Она крайне редко сталкивалась с теми, кто готов был, хотел и в самом деле признавал свою вину. Теперь главное, чтобы он не отказался от собственных слов. Потом, когда придет в себя. Жаль, что не записала хотя бы на телефон. Это тоже улика, тоже доказательство. Тогда и водителю достанется меньше.
- Ничего с тобой не будет, - пожала она плечами и вновь уставилась на дорогу. – И я не могу знать лучше. Не важно кто я, меня там не было в тот момент. Я не видела, потому и спрашиваю у тебя.
Хорн сняла головной убор и бросила на пассажирское сидение рядом. Ситуация вполне позволяла выглядеть не по всей форме. Но следующий вопрос мальчишки на пару секунд поставил ее в тупик, как и недавний ответ. Констебль чуть склонила голову, потом улыбнулась и глянула снова в зеркало. Нет, дело было не в сути вопроса, а в факте того, что мальчишка перескочил с темы, переходя на личности. Личное. Обычно люди как-то отстранялись от стражей порядка. Им редко были действительно интересны их имена, еще меньше интересовались их жизнью, а порой так вообще за людей не считали даже.
- Потому что Шарлот, это женская версия мужского имени Шарль, а оно пишется так же как Чарльз, просто произносится по-другому. Оно французское. А Чарльза часто сокращают до Чарли и мои коллеги-мужчины посчитали, что это очень оригинально и смешно, - пожала она плечами и тут же чуть нахмурилась, глянув на мальчишку. – Серьезно. В полиции может и получше чем в армии, и женщин туда раньше брать начали, но не так чтобы уж намного. Некоторые даже в двадцать первом веке страдают еще шовинизмом, свойственным середине двадцатого.
Зачем все это говорить мальчишке тринадцати лет? Да, наверно, чтобы к двадцати трем не стал законченным козлом, как некоторые. На самом деле, уважение к противоположному полу закладывается с малых лет, когда дети видят отношения между отцом и матерью. И ни о каком равенстве речи нет. Шарлот считала его мифом и выдумкой, дурацкой причудой. Именно что уважение. Принятие со всеми плюсами и минусами. Без акцентов. Как есть.
- А ты что думаешь? – Зачем-то спросила она, опять глянув на мальчишку через зеркало. – Я не про имена. Про отношение. Тоже думаешь, что женщинам не место в полиции или в армии? Ну если только как обслуживающий персонал, а никак не командовать флотом, например. Или нам тоже можно?
Сложно было понять шутит Хорн или вполне серьезно. Лицо ее как раз было серьезным, как и тон. Хотя, в последнем можно было угадать едва уловимые мягкие нотки. Может и шутила. А может просто понимала, что говорит мальчишкой подросткового возраста, который вообще вряд ли задумывался о подобных вещах.
Она хотела было продолжить мысль, до того как мальчишка ответит. Дать ему подсказку может какую для правильного ответа или правильного хода мыслей, но промолчала. Подумала, что не стоит. Зачем? Самостоятельно думать, самостоятельно искать ответ хорошо. Правильно. Ее так учили когда-то. Помогали, страховали, подсказывали когда надо, но в целом нет, в целом позволяли делать свои открытия и совершать свои ошибки.
Уголок ее губ едва заметно дернулся вверх. Улыбки не вышло, лицо так и осталось серьезным, взгляд был устремлен на дорогу. Оставался последний перекресток, поворот и они на месте. 
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

12

Обладание простым и заурядным именем имело несколько плюсов и, помимо того, что тебя становится тяжелее найти из-за частой повторяемости имен, от простого имени нельзя образовать никакое обидное сокращение. Кевин никогда не сталкивался с тем, что описала Шарлотт - хитросплетения странного разума, которые, через тернии грамматики и произношения, видоизменяли одно имя на второе. Имя Кевина можно было только сократить до странного "Кев", но это слово использовалось в физике как единица измерения, поэтому ему не нравилась. Впрочем, наверное, особенно обидно, когда вместо твоего имени тебя называют совершенно чужим. Да еще и принадлежащим другому полу.
- Странные люди...- практически себе под нос пробормотал парень, выводя на запотевшем от дыхания стекле простую завитушку, вроде спирали. Конденсат капельками потек вниз из-за влажности даже здесь, в машине. Сегодня определенно был не самый лучший день для прогулок, и Вселенная четко на это намекнула. Правда, слишком поздно. Поэтому теперь Кевин гуляет на патрульной машине в сторону травматологии. Впрочем, врачи не такие разговорчивые, им бы сделать дело да отпустить на все четыре стороны своими ногами. Хорошие люди. Если не психологи только.
- Ну...- на улице проходило много женщин, торопящихся после обеденного перерыва обратно на работу или куда-то еще, по своим делам. Все они были сосредоточены, как и мужчины. Кевин не делил людей по полу, зная хорошие и плохие примеры обоих половых принадлежностей. Он помнил свою мать, которая, не смотря на неконфликтный характер, была сильной женщиной, и помнил мать из Лайтвудов, которая, казалось, почти ничего и не решала, лишь безучастно наблюдая.  Но помнил и сильных мужчин-Охотников из рассказов, а видел себя, физически далеко не самого крепкого. И там и тут были изъяны, и там и тут было что-то отличное. Как и везде в природе. Иногда люди, видимо, очень любили отойти подальше от более умного мироздания.
- Я верю, что у каждого есть свое дело в жизни. И никто не должен мешать другому найти его. Управление ли это кораблем, армия или домохозяйство...- он смазал ладонью нарисованный на стекле рисунок и вздохнул.- Все равно, кто будет делать каждое дело. Главное, чтобы оно было сделано.
Другая проблема в том, сколько времени понадобится на то, чтобы найти это самое свое дело. Но это уже вопросы лично для каждого человека. Кто-то определяется в детстве, а кто-то ищет всю жизнь. А за кого-то решает семья. И как лучше - непонятно...
Они осторожно вырулили на перекрестке, поворачивая на дорогу с более спокойным движением. Около больницы почему-то гонять никому не хотелось, видимо, неизбежность травм подсказывала людям скидывать скорость. Правда, один торопыга все же был - с пронзительной сиреной и горящими на крыше световыми устройствами мимо них промчалась скорая помощь, сворачивая на перекрестке на красный и спеша куда-то в сторону от той улицы, откуда приехали они.
- "Не я один везучий сегодня",- подумал Кевин, провожая взглядом яркую машину, бросавшую на мокрый асфальт пятна сине-белой мигалки.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

0

13

Шарлот усмехнулась, слушая мальчишку. Усмехнулась от того, что слова его… были какими-то взрослыми. Даже слишком. Она глянула на него через зеркало и чуть нахмурилась. Шарлот открыла было рот, чтобы что-то сказать, но ее заткнула сирена. Она проводила взглядом карету скорой помощи, и патрульная машина пристроилась почти следом. Нет, ни звуковую сирену, ни мигалки Хорн не включила. Просто пристроилась и следом за скорой въехала на парковку, перед больницей. 
- На месте, - сообщила она, паркуясь рядом как можно ближе к крыльцу. – Посиди минутку.
Что машины скорой, что полиции все ж имели некоторое преимущество перед остальными. Сейчас Шарлот им откровенно воспользовалась и, заглушив двигатель, выскочила из салона, а потом опять заблокировала двери. Теперь уже скорее на автомате, чем сознательно и беспокоясь том, что парень может просто воспользоваться моментом сбежать. Последнее, вроде бы, на взгляд Хорн, смысла не имело. Куда ему деваться с травмой ноги? И где еще искать помощи, как не в больнице.
Зайдя в приемное отделение скорой, она едва не налетела на молоденькую сестру, извинилась и уверена пошла дальше. Шарлот не было чуть дольше минуты, а потом она появилась, толкая перед собой кресло. Остановившись у патрульной машины, Хорн разблокировала замок, распахнула дверцу и протянула парню руку.
- Давай, так будет быстрее и удобнее тебе же, - объяснила Шарлот свое отсутствие очередным появлением заботы и беспокойства исключительно о парне.
А как еще? Она зачем-то добровольно взвалила на себя эти обязательства и пока еще даже не сожалела. Могла бы просто вызвать скорую и пусть бы фельдшеры возились с парнем. Потом бы заехала с напарникам взять показания. Ну, а если бы сбежал парень, так проще было бы водителя либо отмазать, мол парень сам бросился под колеса, либо обвинить, мол начал поздно тормозить и чуть подростка не угробил.
- Помнишь, да? – Помогая парню усаживаться завела о своем Шарлот. – Имя, фамилия, возраст, точно объясни, что случилось, где болит. Скажи на что есть аллергия и какие может травмы были раньше. Отнесись серьезно к этому. Это важно. Важно сейчас, чтобы ничего не упустили и оказали своевременную помощь.
Зачем объяснять, будто бы реально беспокоишься за первого встречного? Ну, она и правда беспокоилась. Правда думала, что от шока после аварии или от страха, что один оказался в больнице с полицейской мальчишка может просто растеряться, забыть сказать о важном, упустить что-то. Переживала, что по глупой случайности может еще что-то произойти. С мальчишкой, конечно, в первую очередь. В правильности собственных то действий она была уверена.
На самом деле Хорн перегибала, как перегибают матери слишком уж опекая своего ребенка и окружая его чрезмерной заботой. Оставалось только начать пылинки сдувать. И не сказать, что она видела подобное отношение со стороны родителей к себе. Нет. Те вполне знали меру. Порой не знала ее сама Шарлот, но со временем все же находила, нащупывая границы разумного методом собственных проб и ошибок.  [icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

14

Самая лучшая полицейская машина - без полицейского внутри. Наконец можно было расслабиться и, о боги, сесть ровно, а не полубоком. Окровавленная нога была против перемещений, но ей голоса не давали.
- Я влип...- выдохнул Кевин, глядя на белый потолок машины. Бежать из заблокированной машины было некуда, да и он и не смог бы, а в больнице нужны документы. С собой их не было, потому что он не привык еще таскать в карманах набор для выживания в городе, а что делать в таких ситуациях - не знал. Почему-то Охотников учили стрелять, убивать, душить и резать, а вот как убедительно врать насчет своей личности в детстве не обучали. Наверное, оставляли на сладкое. Жаль, что до сладкого доживали не все.
К больницам у Кевина не было особого доверия, но и страха тоже. Он просто там почти никогда не был. В школе их водили пару раз для того, чтобы сделать прививки, но это была даже не сама больница, а какой-то отдельный корпус, сонные врачи и витаминка после укола под лопатку. Ничего страшного и вообще запоминающегося. Поэтому больше страха было перед тем, что сказать.
Констебль Шарлотт вернулась с креслом-каталкой, какие были у инвалидов или безногих. Стало немного неуютно. Не то чтобы все приметы в мире работали, но было как-то... Странно. Но что поделаешь. Пришлось вылезти, опираясь на руки и более-менее здоровую ногу и сесть в импровизированный трон на колесиках. При свете тусклого солнца окровавленные джинсы выглядели совсем уж непрезентабельно. Интересно, а как он домой пойдет?..
- Да-да, я помню, мисс Шарлотт...- он послушно покивал, как болванчик, радуясь тому, что теперь можно будет на секунды отдохнуть от назойливого присутствия тревожащих образов перед глазами. И пусть ощущение и знание того, что полицейская стоит за спиной, проходились по затылку и спине как наждачка, стирающая кожу в кровь, так все же было лучше.
А еще кататься на кресле было довольно забавно.
В приемном отделении им немного удивились. Женщина, сидевшая на регистрации, приподнялась, чтобы лучше видеть, и как-то подозрительно быстро села обратно, тут же поднимая телефон и начиная кому-то звонить. Наверное, все-таки, внешний вид у Кевина был гораздо более потрепанный, чем его самоощущение. Так или иначе, врач прибежал довольно быстро, стуча каблуками деловых туфель по каменному полу больницы.
- Что случилось?- задал он первый вопрос, глядя больше на Шарлотт, чем на пострадавшего. Любые вызовы от полиции были чуть более в приоритете, поэтому приехавшая своим ходом полицейская с человеком на кресле-каталке выглядела для сотрудников больницы обеспокаивающе. Кевин махнул здоровой ногой, внимательно изучая белый халат врача, хирургические зеленые брюки и металлические часы на запястье. На нем был бейджик с именем, но написанным от руки, а поэтому немного непонятный, если смотреть снизу вверх.
- Здравствуйте,- все же решил проявить вежливость парень. Ему же тут еще быть сколько-то времени. А потом убегать. Надо заранее быть вежливым с этими людьми, которым потом выяснять, куда делся пациент. Хотя... Им же легче. На одного меньше лечить.
[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

15

Парень перебрался в кресло, под ее напоминания и Хорн даже улыбнулась, когда он назвал ее «мисс Шарлот», как учительницу прям. Ну да, именно так к ним и обращаются ж в школах, только по фамилии все чаще. Какая-то ее часть хотела одернуть парня, мол я не «мисс», я «констебль Хорн» вообще-то. Но Шарлот удержалась, захлопнула дверцу машины и покатила парня в кресле в приемную. Пусть она будет «мисс», раз ему так сейчас комфортнее.
- Пострадавший в ДТП подросток, - с порога почти заявила Хорн, хотя тут и так уже все были в курсе зачем она притащилась и кого притащила.
Дежурный врач появился ровно на мгновение позже и откуда-то со стороны, выскочив откуда-то из-за спины констебля. Та обернулась, открыла рот, закрыла рот, позволяя врачу обойти их с Кевином и встать лицом к обоим.
- ДТП, - повторилась Хорн. – Подросток, тринадцать лет. На месте оказался врач, осмотрел, сказал, что никаких серьезных травм нет, и мы решили привези его сами, чтобы не терять время.
Шарлот замолчала и голос подал мальчишка. На самом деле, она и не знала, как лучше объяснить, что с тем случилось. Да и зачем? Пусть врачи уже сами осматривают и решают. Шарлот опустил взгляд на мальчишку. Хотя видеть могла разве что его макушку, и колени, стоя за спиной, позади кресла.
- Идемте в травму, - махнул рукой врач и мельком глянул на администратора. – Мы третью займем. Пришли кого-нибудь из сестер. Побыстрее.
Последнее слово он произнес с некоторым, едва уловимым нажимом, чтобы администратор и правда пошевелилась с поиском сестры. На самом деле, приемное отделение было не тем местом где можно праздно страдать ерундой по пол дня. Тут всегда работы было выше смены и еще больше. Затишье бывало, но бывали и такие наплывы, что приходилось вызывать подкрепление или даже отказывать, отправляя в другие больницы.
Шарлот катила кресло перед собой, молча идя за врачом. На мгновение вся эта ситуация отозвалась в ней каким-то болезненным дежа вю. Врач, клиника, кресло, коридор, запах. Последний всегда одинаковый в подобных заведениях. И не важно в Лондоне, еще где-то, частная это клиника или общедоступная больница, приемная неотложки или закрытое отделение для душевнобольных. Откуда взялось это  скорее уже дежа векю Хорн прекрасно знала.
Она зажмурилась на мгновение и потерла глаза, прогоняя ненужные мысли и неприятные воспоминания. А когда открыла, врача перед носом не было. Он юркнул в право, в одну из смотровых палат. Хорн резко остановилась, сдавая назад и развернула кресло, вкатила его в палату. С двух рук помочь мальчишке перебраться на кушетку было куда удобнее и проще. Врач тут же натянул перчатки, усаживаясь рядом на табурет и придвигая столик с инструментами. Хорн припарковав кресло у стены, сначала подошла ближе, но поймала взгляд врача и шагнула назад.
- Я… - начала было Хорн, но опять поймала строгий взгляд врача, который вот так же молча, взглядом указал ей на дверь. – Ладно. Я буду в коридоре.
Согласилась она не хотя и, глянув на парня, вышла. Прислонившись спиной к выкрашенной стене, Шарлот скрестила руки на груди и глянула по сторонам в разные концы коридора. В принципе, вот именно тут люди в полицейской форме были почти в порядке вещей. Внимания на их обращали ну столько же как на мимо проходящего человека в больничной форме. Она глянула в дверной проем, увидев лишь часть смотровой, не самую интересную…  но о чем говорили врач и мальчишка не слышала. 
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

16

Вмешиваться в разговоры взрослых Кевин не хотел. Он вообще считал, что не стоит участвовать в разговорах, в которых он особо и не требуется. Ради вежливости и приличия парень общался редко, да и быстро такое общение угасало из-за абсолютного отсутствия эмоций с его стороны. Да и, признаем, собеседником он был неважным.
Поэтому он наслаждался поездкой на кресле по полу, где колесики весело дребезжали на стыках плит. Было о чем подумать. Вспомнить подставную фамилию, придумать что-нибудь про родителей, попытаться объяснить почему он без телефона, документов, вообще безо всего ушел гулять в центр Лондона и не бьют ли его дома, ведь слишком уж много синяков по всему телу. Ладони от волнения начинали покрываться противной пленкой теплой влаги, но парень старался мысленно себя успокоить. Все будет хорошо. А если будет плохо - его всего лишь убьют. Ну не станет же СФ или кто еще, кому нужно его бренное тело и сознание, пытать ребенка. Им даже убивать детей сложно. Хотя такие же люди ведь, такие же охотники и существа. Просто чуть-чуть поменьше и понаглее.
Они приехали в палату, где место дислокации поменялось на кушетку. Поудобнее усевшись на ней, Кевин стал с интересом рассматривать колени. Сломанность собственного организма начинала подбешивать, ведь так нельзя толком ни оглядеться, ни присмотреться, а как придумывать план, если не знаешь, где находишься и как все тут устроено?.. Поэтому было здорово, когда врач весьма прямолинейно намекнул, что в цепочке социальных отношений врач-пациент не нужны лишние люди. И обиженная полицейская ушла с недовольством на лице. Кевин облегченно выдохнул.
- Ну-с, что случилось, молодой человек?- травматолог повернулся на табуретке, внимательно сканирующим взглядом изучая всего паренька. Недо-Лайтвуд неуютно повел плечами. Он не любил людей с такими взглядами.
- Меня машина... Немного толкнула. Нога болит, когда шевелю ей,- он показал на правую голень. Травматолог кивнул, как бы подтверждая для себя, что залитая кровью штанина означает место дислокации боли.
- Штанину срезать будем или сможешь закатать?- по-деловому поинтересовался он, беря ножницы с поддона с инструментами и оглядывая не самую толстую и весьма старую ткань. Кевин махнул рукой, как бы говоря, что отдается во власть судьбе и людям с медицинским образованием.
Ножниц легко разрезали деним пополам. Часть ткани упала свободно, а часть, прилипшая на спекшуюся кровь, отходила с трудом. Кевин внимательно и почти не моргая смотрел на операцию, не замечая нарастающем неприятной боли, словно с больного места отрывали пластырь. Только очень большой.
И вот кусок штанов все же убрали. В мешанине крови, грязи, сошедшей с джинс синей краски и просто пота видна была прелестная картина - кусок мяса на голени ниже колена слегка отставал от своего природного места, отклонившись в сторону, словно упрямая ветка, что растет против общего роста кустарника. Было видно чуть загрубевшее красное мясо, кровь от встревоженной раны снова начала капать, а где-то там точно что-то белело. Ногу свело от боли, но интерес к анатомии перевешивал все.
- Ого...- протянул он, вместе с травматологом глядя на это чудо.- Вы пришьете это обратно на место?

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

17

Шарлот отвела взгляд в сторону, глянув на персонал, занятый своими делами. Отлипнув от стены, она стянула резинку с волос и пересобрала коротких хвостик, пытаясь заправить постоянно выскальзывающие и падающие на лицо пряди. Ожидания в больницах всегда почему-то нервировали. Продолжая не особенно внимательно разглядывать персонал, констебль попыталась по памяти перебрать все травмы мальчишки. Ничего особенно пугающего в этой памяти не промелькнуло. Ссадины и царапины, ушибы, больше крови, чем реальной опасности. Сознание не терял. Нога? Выглядело жутковато, но точно не более пугающе чем реально расколотый череп или, хуже того, труп недельной давности, выловленный из Темзы. С последнего ее выворачивало пол дня при одном только воспоминании и нормально есть не могла еще двое суток.
Она опять скрестила руки на груди, сделала шаг в сторону и заглянула в помещение, отведенное для первичных осмотров и оказания помощи с не так чтобы серьезными травмами. Спина врача частично загораживала мальчишку. Первый замер со шприцем. Обезболивал или прививку от столбняка решил сделать? Шарлот поджала губы. Дополнительный штат никто не вызывал и панику не разводил. В принципе, она могла бы спокойно выдыхать. Будь что серьезное, уже началась бы беготня. Хорн, опять прислонилась к стене, уже плечом и заняв такую позицию, чтобы видеть и врача, и парня.
Хотелось верить, что с годами она точно привыкнет и к виду крови, и к разнообразным травмам с ранениями, и к покойникам всякой свежести. Пока именно последнее переносилось с огромным трудом. Первое, второе и третье тоже находило отклики, но реакции на степень тяжести уже зависела не от «у страха глаза велики», все больше от здравого смысла, нашептанного опытом работы на улицах. Чужую боль Хорн через себя не пропускала, хотя на сочувствие и сострадание была способна, когда это реально необходимо.
- Вернусь через минуту, - выдернул ее из раздумий врач, выходя в коридор.
Шарлот кивнула и устремилась к мальчишке. На первый взгляд с ним почти закончили. Может и совсем даже. Она улыбнулась парню. Спрашивать того насколько все серьезно было как-то не с руки. В конце то концов, сейчас врач вернется и все объяснит. Да и будь, опять же, все слишком плохо никто бы мальчишку не оставил в одиночестве. Помощь можно вызвать и отсюда, куда-то бегать совсем не обязательно.
- Как ты? – Глупый и стандартный вопрос, касающийся не точного диагноза, а именно его личного самочувствия.
Констебль присела на место врача и сложила руки на коленях. Взгляд скользнул по его травмированной ноге, которую уже привели в порядок.
- Мне тоже один раз швы накладывали, - кивнула она на его голень. – Не поверишь, на садовые вилы напоролась. Крови было море и болело жутко потом. С неделю сидеть могла только боком.
Хорн усмехнулась, переваливаясь на один бок и изображая наглядно как именно она тогда могла сидеть. Как ходила все ту неделю демонстрировать не стала. Умолчала и прочих подробностях, довольно глупых.
- Может я пока позвоню твои? – Опять предложила Шарлот. – Тебе бы и чистая одежда не помешала. В принципе, если они очень заняты чем-то и не могут тебя забрать, мы подбросим до дома, не переживай.
Вариант, что родители и правда ставили карьеры и прочие дела много выше судьбы детей далеко не нов. Один раз, на памяти уже даже Хорн, дошло до того, что пришлось привлекать социальную службу, чтобы обратить внимание родителей на проблемы ребенка. Чем дело кончилась Шарлот не отследила. Да никаких сил и времени не хватит, чтобы отслеживать судьбу каждого лондонского ребенка из группы риска. В конце концов, это не ее работа, а именно что социальных служб. И стоит ли именно сейчас к ним обращаться, констебль пока не решила. [icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

18

Когда всю кровь и грязь с ноги смыли, выяснилось, что уже не все так красиво, по субъективному мнению парня. Разорвавшиеся, видимо, от удара и последующего падения ткани оставили практически аккуратный разрыв на голени, обнажая внутреннее содержимое ноги. Травматолог лишь покачал головой.
- У страха глаза велики,- и стал набирать в шприц какое-то лекарство из ампулы. Видимо, обезболивающее, потому что после него все то, что было ниже колена, перестало ощущаться, как ноющая тупая боль, возникающая при каждом движении мышц. Стало намного легче, и даже игла, что стала сшивать кожу друг с другом, не ощущалась.
- "Интересно, будет шрам?.."- задумался Кевин, глядя то на инструменты, то на операцию на собственной ноге. Конечно, ему бы не хотелось иметь хоть какие-то опознавательные отличия на своем теле, да и немного глупо это - получать шрамы в чем-то, похожем на автомобильную аварию, а не на Охоте или в засадах. Хорошо, что этого не будет видно.
В итоге, на Кевине появилось семь лишних швов. А затем еще все ссадины и ушибы были обработаны перекисью водорода, забавно урчащей и шипящей в тишине кабинета. Травматолог удовлетворенно кивнул сам себе, откладывая пинцет к остальным инструментам и снимая маску.
- Ну вот, осталось перебинтовать, и все. Через три-четыре дня придешь, мы швы посмотрим, а потом они сами пропадут,- объяснил он вполне дружелюбным голосом. Кевин кивнул, соглашаясь с тем, что возможно что-то из вышеперечисленного когда-нибудь исполнится.- А пока не напрягайся, никаких физ.упражнений, покой и отдых.
- Хорошо,- снова кивнул парень, стараясь никаких негативных чувств у врача не вызывать. Конечно, никто не обеспечит ему покой и отдых. Более того, он никому и не собирался говорить о том, что произошло сегодня и где он был. Вряд ли кому-то это будет интересно, а лишняя шумиха семье не нужна.
- Посиди пока так. Скоро обезболивающее перестанет действовать, нужно посмотреть, как ты будешь себя чувствовать. Я сейчас,- мужчина ободряюще похлопал по плечу, а затем вышел из кабинета, оставив в долгожданной тишине и легком одиночестве.
Ровно на секунду.
Полицейским явно доплачивают за дотошность. Или ставят звездочки на большую доску, чтобы в конце года подсчитать их и выяснить самого дотошного. И дать ему какую-нибудь награду, вроде "Мистер Всем Надоел" или "Мисс От меня сбежали свидетели". Шарлотт явно стремилась к такой. У нее было бы звездочек пять, не меньше. на один сегодняшний день.
- Все нормально. Ничего серьезного не было,- Кевин осторожно дотронулся до кожи около самого шва. Больно не было, но выглядело все, конечно, немного странно. Но ему, наверное, стоит привыкнуть, учитывая то, как его любит Фортуна и коллектив, в котором он живет.
Шарлотт рассказала интересную историю про то, как она сама себя посадил на вилы, и парень фыркнул, не удержавшись. Да, наверное, со стороны это было забавно, несмотря на литры крови, что лились из бедренной, скорее всего, артерии. Такая веселая кровавая вечеринка. Это ж надо еще постараться, чтобы вилы найти.
Кевин поднял глаза на полицейскую. Ее силуэт словно бы раздваивался и расплывался в глазах, а цвета, причиняющие боль, наливались красками намного сильнее, чем это было в реальности. Словно галлюцинации, порожденные страхом, что засел где-то в глубине подкорки. Хоть со стороны он и продолжал выглядеть абсолютно нормально. Разве что взгляд чуть расфокусировался, но у Кевина такое случалось часто, когда он о чем-то думал.
- Я сам хотел им позвонить. Мама испугается, если ей позвонят из полиции или больницы. Ей... Нельзя волноваться, но она все равно сильно за меня переживает,- он ведь почти и не врал, разве что говорил про покойницу.- Только я телефон не взял сегодня. Может, у врачей есть какой-нибудь...
Он с надеждой посмотрел на двери, куда ушел доктор, давая себе и отдых, и возможность заранее увидеть, если травматолог придет. С ним, наверное, можно будет как-нибудь договориться, чтобы он увел настырную Шарлотт. Не то чтобы она сильно досаждала, но вот к дому ее подпускать точно не следует.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

19

Шарлот улыбнулась. Она почему-то вспомнила свою маму. Хотя, та редко пугалась или волновалась. Может быть в силу своей профессии. Но по факту, она просто привыкла все всегда держать в себе, не смущать никого своими пустыми страхами и волнениями. Зачем? Может они беспочвенны. Зачастую так и было. Переживаешь просто потому что тебе кто-то конкретный не безразличен. Думаешь о нем, беспокоишься, не желаешь, чтобы именно с ним случилось что-то плохое. Но иногда такое беспокойство доходит до края и превращает жизнь в ад.  Может мать этого парня была из таких? Из тех женщин, что всегда все преувеличивают?
- Я понимаю, - согласилась она и приподнялась, доставая из кармана свой личный телефон. – Возьми, можешь позвонить с него.
Шарлот протянула парню телефон и застыла на секунду, а потом просто положила его на край кушетки и встала с табурета. Наверно ей следует выйти? Или нет? Он ведь несовершеннолетний. По сути, это ее обязанность сообщить его родителям и куда там еще следует. Она опустила взгляд, даже не особенно скрывая свои колебания и размышления. Выйти или остаться? Еще пару секунд она смотрела на свой телефон. Неброская, простая раскладушка. Ее реальная ценность была в более стойком ко всяким там случайностям корпусе.
Констебль подняла взгляд на парня. Тринадцать? Она вообще себя в этом возрасте помнит? И дело не в том, что раньше была трава зеленее. В самой особенности данного возраста. Ты уже не ребенок, но еще и не взрослый. Ты хочешь больше доверия, свободы и независимости, но тебя продолжают опекать как маленького, за тебя все еще все решают.
- Позвони, - тихо добавила она, глядя мальчишке в глаза и направилась к дверям.
Она могла бы стоять у него над душой, контролировать, убедиться для того чтобы снять с себя ответственность и сделать все по протоколу. Много чего могла бы. Просто иногда были такие моменты, когда нужно отодвинуть правила. Потому что не ими едиными живет человек. Потому что иногда надо доверять и не искать подвоха. Уважать чужое право на свободу и независимость? Позволить быть взрослым?
Шарлот пересекла коридор и остановилась опять у той самой стены. Она не услышала бы, если бы парень говорил со своими тихо. Но она видела его и увидит, как тот будет набирать номер. Увидит лицо с которым тот будет сообщать своим новость. Увидит, когда он закончит и вернется. На мгновение, она отвела взгляд, будто бы даже он мог помешать парню сделать звонок в более комфортных условиях, нарушая его приватность. Взгляд зацепился за идущего от стойки врача. Он улыбнулся и кивнул констеблю.
- Пришлось наложить несколько швов, но в целом серьезных травм нет, - начал он еще подходя и остановился так, что немного загородил обзор. – Я вколол обезболивающие, так что еще пол часика посидите и мы вас не держим.
Хорн усмехнулась. Еще бы они их держали. Кому тут нужна лишняя головная боль? Никто не помирает и хорошо. Первая помощь оказана, претензий нет, вот и идите, пока они не появились вдруг. Лучше до того, как объявятся родители мальчишки. Пусть они потом полиции свои жалобы катают, а не больнице, которая недосмотрела или не оказала должного внимания. 
- Хорошо, спасибо, - ответила она, переводя взгляд с врача на парня, которого он частично загораживал плечом.
- Вы же его отвезете сами и нам не придется держать мальчишку в холле, ожидая когда там соизволят явиться его родители или ваша соцслужба? – Уточнил врач, явно давая понять насколько им тут не нужен еще один здоровый и не нуждающийся в помощи.
- Да-да, - кивнула Шарлот, теряя интерес ко врачу. – Я о нем позабочусь, можете не забивать себе голову.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

20

Эта женщина была неоправданно добра к нему. Может, это было частью ее работы, но Кевин все равно чувствовал ее... Нерабочее отношение. Как забота или что-то похожее, очень слабое, практически растворенное. И от этого он чувствовал себя неловко, неудобно. Он не заслужил такого отношения.
Была бы она такой же доброй, зная, что у него чужая, человеческая кровь на руках?..
Но он не знала. Никто не знал, может, потому и пытались быть к нему добры. Абсолютно зря тратя свой ресурс на такого, как он. Ведь кто-то мог действительно нуждаться в этой помощи, заботе, доброте и учтивости. А что до Кевина... Он справится как-нибудь сам. Или, что вероятно, просто не будет обращать внимания. Так и не больно, и ничего не волнует.
Однако, он все равно взял телефон в руки, не мигая глядя в чужие, почти такие же темные глаза, и кивнул. Он позвонит, если так всем будет легче. Не ему, но всем вокруг.
Пальцы по привычке набрали один номер. Это был единственный, который он помнил наизусть - остальные менялись так быстро, что запоминать их просто не успевалось. Но этот еще не меняли. Возможно, потому что это был его собственный номер.
В трубке слышались гудки. Сам телефон лежал на тумбочке, на видном месте, где его мог взять любой из двух соседей по комнате или их гости из соседних. Однообразная мелодия гудков казалась выматывающей, но особой надежды на то, что кто-то и правда ответит не было. Брать трубки с незнакомыми номерами было плохой идеей, когда твое существование под запретом. Впрочем, любопытство всегда могло перевесить.
Сухо треснула связь, обрывая гудок в середине его печального звучания. Не успел голос на той стороне нематериального провода ответить, как Кевин сразу же выпалил:
- Это я.
В трубке молчали, но отчетливо слышалось чужое дыхание. Видимо, сосед или кто-то еще решали, верить ли незнакомому номеру или все-таки нет. Они не так давно все потеряли семью, по частям или же полностью, и здоровая доля паранойи многим шептала в голову странные вещи.
- Ты где?- ему все же ответили. По голосу это был кто-то не совсем знакомый, но, видимо, знающий Кевина. Возможно, кто-то из ребят, что занимались на стрельбище. Несколько раз они там болтали, пока никто не видел.
- В больнице. Тут полицейская.
В трубке промолчали, но дыхание явно стало быстрее. Непроницаемо спокойное лицо Кевина стало чуть более печальным. Если так можно сказать про сосредоточенный взгляд, устремленный в пол, поджатые тонкие губы и едва видную за падающими волосами остальную часть лица.
- Если не вернусь сегодня... Не ищите,- на выдохе произнес парень, зарываясь бледными пальцами в волосы и зачесывая их в сторону. Голос в трубке напоминал ему тонкую ниточку что связывала весь этот нормальный, общепринятый мир с тем, в котором он жил. Словно окошко в ужасный Ад правды, крови, тренировок и смертей. Ужасный, но уже слишком привычный, чтобы видеть в нем только плохое.
- Не будем,- согласился с ним голос в телефоне.- Прощай.
- Прощай...- раздались гудки, ударившие по ушам после тихого дыхания и голоса. Кевин отключил связь, зашел в контакты телефона и стер только что вызываемый номер из базы данных. На душе стало как-то пусто. Ну вот и всё, все предупреждены, никто не будет его ждать или искать, если с ним что-то случится. Дальше надежда только на себя, на свои слабые силы, на свою отсутствующую удачу. Было в этом что-то обреченно прекрасное.
Он снова положил телефон на кушетку, а затем пару раз качнул ногой. Обезболивающее прекрасно сдерживало боль швы выглядели более-мене надежными. При желании, он сможет ходить без помощи со стороны, и, наверное, даже делать это быстро. Хватит ли ему сил на то, чтобы бежать или прыгать?.. Это можно будет узнать только экспериментально.
Дверь палаты открылась и зашел врач, за спиной которого на мгновение мелькнула любопытная Шарлотт. Кинув профессиональный взгляд на пациента, травматолог удовлетворенно кивнул и улыбнулся.
- Все хорошо, не бойся. Бегать и в футбол играть сможешь,- попытался подбодрить он парня.- Сейчас полчаса посидишь в коридоре и, если не будет ничего болеть, отправишься домой. Констебль сказала, что довезет тебя.
- Класс,- весьма безрадостно ответил Кевин, но травматолог лишь хмыкнул в ответ, понимая нежелание подростка получать такой сомнительный конвой до самого дома.
Место швов замотали сначала обычным, а потом и эластичным бинтом, дополнительно стягивая края получившейся раны. Получив инструкции по тому, когда надо будет снять и сменить бинт, о том, что нельзя трогать швы, а спать лучше в перевязке и одной позе, Кевин наконец-то смог встать. Нога почти не болела, лишь странное покалывающее чувство было в том месте, где сейчас были швы.
До коридора он дошел сам, врач лишь страховал его, держа ладонь у предплечья. Но, как только они вышли к Шарлотт, он убрал руки, глядя на пациента, словно художник на свою работу.
- Еще минут двадцать. Если что-то будет не так - головокружение, тошнота, слабость - говорите, мы поможем,- сказал он, больше обращаясь к констеблю, а потом ушел обратно в кабинет, чтобы прибрать там остатки окровавленной ваты, использованных игл и срезанной джинсовой ткани. Кевин вслед ему только вздохнул. Компания врача нравилась ему больше. Возможно, потому что у него не было страха перед ним. А тут снова накатило тревожно-дерганное чувство опасности, вкупе с легкой рябью у периферийного зрения.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

21

Двадцать минут. Шарлот глянула на парня, а потом улыбнулась врачу и приняла его пациента под свою уже опеку. Лишь доведя его до холла и усадив в одно из кресел подальше от стойки и спиной к окну, она вспомнила про свой телефон, бросив взгляд в сторону коридора. Бежать за ним Хорн не особенно то собиралась. Может врач сам сейчас его принесет или сестра. Она присела рядом и взглянула на парня.
Он не выглядел так чтобы испуганным, да и в целом все это время вел себя довольно спокойно. Даже как-то слишком, а все что можно было списать на «не спокойно» более чем укладывалось в рамки данной ситуации. За неполных два года работа в полиции Шарлот успела повидать разного. В смысле, разных реакций на чужие травмы и на свои собственные.
- Видишь, все совсем не страшно и не особо серьезно, - заверила она то ли себя, то ли парня. – Так оно часто бывает. В прошлом месяце тоже девчонку привезли после аварии. Ударилась об руль лицом. Выглядела жуть, вся отекла, в крови. На самом деле нос сломала и так, по мелочи. Отпустили тут же тоже. 
Шарлот улыбнулась и легонько похлопала парня по плечу. Все же утешала она больше его, в правильности своих действий констебль особо и не сомневалась уже. Оказала помощь, не напрягая никого. В конце концов, если родители и вздумают предъявлять претензии, то им можно предъявить встречные. А что ваш сын делал на улицы один и без средств связи? Вы вообще в курсе как он проводит свое свободное время и с кем? А может связаться с соц службой и пусть они разбираются? Последних не особенно любили. Те всегда совали свой нос куда не следует и слишком много задавали неудобных вопросов, порой даже забирали детей из семей.
Хорн видела, что парень с кем-то говорил по телефону, но не слышала о чем. Конечно, была вероятность и того, что тот лишь симулировал или друзьям звонил. Много было всяких вероятностей и оказывать доверие первому встречному вообще глупо. Люди врали в любом возрасте, много и постоянно. Особенно полиции. Даже когда были ни в чем не виноваты. Почему-то врать или умалчивать было нормально реакцией. Но и оскорблять недоверием с порога тоже как-то не добавляет тебе самому плюсов. Шарлот еще хотела верить людям. Точнее, она не хотела пока еще расставаться с этой способностью и подозревать каждого во лжи с первого взгляда.
Она открыла было рот, но двери приемной распахнулись и два фельдшера вкатили каталку в пострадавшим, следом за ними семенила женщина средних лет, прижимая к груди дамскую сумку. Тут же подбежал медперсонал их сестер и врачей. На пару минут образовался хаос с гамом голосов. Едва все это стихло, исчезнув в коридоре, Хорн глянула на парня.
- Ну так за тобой приедут или я отвезу? – Спросила она.
В принципе, надо бы связаться с напарником и выяснить где он там застрял. Добраться до больницы ему ничего не стоило. Шарлот глянула на настенные часы над стойкой. Да, уже вот-вот должен был бы закончить и подойти в больницу. Хотя, в запасе еще было минут двадцать. Она была почти уверена, что тот воспримет ее идею отвезти парня домой как бредовую. Нет, законную, но… это ж лишний геморрой. А они хотели поесть. Да, даже крылышки взяли и те до сих пор лежали на пассажирском сидение, рядом с водительским. Уже остыли. Как и кофе остыло в стаканчиках между креслами. Последнее она не любила, но нормальный чай делали далеко не везде. Уж точно не там, где они сегодня решили обедать.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

22

- А я и не боялся,- и это, наверное, было нечто, о чем он правда не соврал этой женщине. Ему правда не было страшно за свою судьбу, целостность или вообще за свой организм. Ему было, скорее, наплевательски интересно, что же будет дальше. Тот самый больной интерес, с которым дети убивают жучков, отрывают себе заусенцы до фаланги пальцев, отрезают волосы или поджигают газовые плиты. Посмотреть, что будет, если совершить нечто опасное или неприятное, и как это повлияет на действительность и него самого. И ни одной мысли о том, что так можно и умереть. У детей еще нет понятия жизни и смерти, а Кевин уже знал и смирился с тем, что непременно умрет.
Двери в конце коридора распахнулись, открываемые массивной белой каталкой, вокруг которой суетились врачи и еще одна женщина. Поднялись короткие, лаконичные крики, просьбы притащить аппарат ИВЛ, позвать хирургов и крик о том, чтобы звали с третьего этажа анестезиологов. Видимо, случилось что-то чуть более серьезное и интересное. Кевин даже заинтересованно приподнял голову. пытаясь понять, что случилось с человеком на каталке, но не успел разглядеть даже его лицо. Вся врачебная ватага заехала в травматологическое отделение, и гомон стих. Только торопливый стук каблучков медсестер, что побежали за нужными аппаратами и врачами, раздавался в соседних коридорах больничной паутины. Но стих и он.
- Мм?- от интересных проблем "кого это там поцарапала жизнь" пришлось вернуться обратно к скучным попыткам дожить сегодняшний день самому.- Врач сказал, что вы отвезете... У нас нет машины дома, так что мама будет долго добираться. А я им тут, наверное, не нужен.
Он красноречиво качнул головой в сторону только что убежавшей суеты. Как это ни парадоксально, но здоровых людей в больнице видеть обычно не желали. Сильно израненных, впрочем, тоже. Люди и нелюди средней потрепанности жизнью были самыми желанными гостями, сразу после тех, с кого можно побольше взять денег.
- Но у Вас, наверное, дела, мисс Шарлотт... Я могу подождать. Если Вам пора идти,- в его голосе было что-то вроде и сожаления от того, что у полицейской есть дела поважнее, и принятие того, что мир продолжает свой путь, не смотря ни на что. Частично это даже было правдой. Лучше посидеть с человеком, который проявляет хоть какие-то добрые качества к тебе, даже если от одного взгляда на нее в глазах мутнеет, а адреналин в крови скачет, как бешеный, чем возвращаться к тем, кто рад был бы его смерти, а не жизни.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

23

Она улыбнулась мальчишке. Искренне так, мягко и тепло. А потом кивнула и, сидя рядом, чуть развернулась, тронув его плечо.
- Отвезу, конечно, - пояснила она и свою улыбку, и свой жест. – Не переживай.
Доверие? Да, оно необходимо. Врут многие, но не все. Этот вот Кевин видимо и не врет, а действительно нуждается в ее помощи, и она готова помочь. Отчасти, в этом ее работа и заключается – помогать. Защищать, конечно, тоже, но порой это вторично, чаще люди нуждаются именно что в помощи.
- Не-не, что ты, - качнула она головой, все так же глядя на парня и опять улыбнувшись, но более сдержанно. – Все мои дела сейчас это ты. Посидим тут, сколько врач сказал и потом поедем, куда скажешь.
Что мальчишка в подобном возрасте точно знает свой домашний адрес как-то и не приходилось сомневаться. Такие вещи порой известны даже пятилеткам. Шарлот обратно села прямо и даже откинулась на спинку кресла, всей своей позой показывая, что никуда не спешит. Спрашивать, куда именно надо везти парня она не спешила. А зачем?
- Знаешь, мой дед был врачом, - зачем-то сказала она, глядя на стойку, к которой подошла женщина с выдающимся уже животом, довольно громко заявляющим о положение той. – Хирургом. И прадед тоже. И… В общем, несколько поколений хирургов. Мужчин, конечно. Моя мама была первая из женщин в этой семье, кто получил серьезное медицинское образование. Даже забавно теперь уже и мало кто задумывается, но еще каких-то там пару поколений назад женщины не могли быть ни врачами, ни полицейскими. А сейчас, пожалуйста.
К чему она заговорила об этом? Да просто к слову, точнее к месту, глядя на беременную молодую женщину у стойки, такую же молодую медицинскую сестру, которая записывала что-то в бланк и только что подошедшую третью женщину, уже куда старше первых двух, опытнее, врача.
- Она бы тоже могла стать врачом, но предпочла… - Шарлот осеклась и глянула на парня, поймав себя на мысли, что вот такие истории ее семьи будут точно сейчас лишними.
Нет, в общем-то в том, чтобы быть коронером ничего плохого не было. Лично она не видела, никогда. Даже наоборот. Они тоже делали довольно важную работы, говорили за мертвых. И здесь тоже нуден был свой особый подход, немалые знания. Просто большинство людей относились к подобному как-то… боялись? Пожалуй, да. Большинство боялись Смерти. Они старались держаться подальше от тех, кто имел с ней дела.
- Она… - начала было Хорн, но опять осеклась.
Мысль нужно было закончить, просто как-то… подходящими словами? Да, пожалуй. Чтобы не напугать, не вызвать ненужных ассоциаций и мыслей. Сохранить то уважение к профессии ее матери, с которым она сама к нему относилась.
- Она говорила за те, кто уже сам ничего не может сказать, - наконец сформулировала Шарлот, глядя парню в глаза. – Иногда это тоже нужно и очень важно, чтобы понять кто виноват, как это все случилось, чтобы найти и призвать к ответу тех, кто вредит людям.
Да, почему-то оказалось невероятно сложно назвать простые вроде бы вещи своими именами, когда смотришь в глаза подростку. Она вскрывала трупы. Она работала с мертвыми. И это действительно важно. Она объясняла, как человек умер, могла подсказать кто и чем его убил. Она помогала находить тех, кто убивал. Хорн опять улыбнулась, но теперь как-то виновато и неуверенно. Нет, не сожалея о том, что сказала. Скорее о том как и что не сумела подобрать нужных слов. Может даже извиняясь за то, что говорит с парнем, что наверняка считает себя взрослым, как с ребенком.
- Извини, это тебе мало интересно, - добавила она и качнула головой. – А почему ты сегодня не в школе? 
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

Отредактировано Morgan (2018-10-30 20:03:35)

+1

24

Наверное, это даже был передоз внимания, ведь становилось как-то по-приятному неуютно. Словно в темной комнате вдруг включили прожектор, выделяя только тебя. Вроде и светлее стало, и не так страшно, но все равно напрягающе-давящее чувство нажало на спину, заставляя чуть согнуться, словно бы сутулясь. Жизнь с отцом-паранойиком не подготовила его к тому, как реагировать на внимание. Как избегать - да, но не как реагировать.
Впрочем, Шарлотт умно перешла на другую тему, вспомнив свою семью потомственных врачей. Отец, дед, даже мать... Странно, что она сама пошла в полицию. Обычно семьи врачей любят заставлять детей продолжать род занятий, иначе как вообще появлялись эти семейные частные клиники. Но, видимо, не у всех так. Хотя у Охотников с этим строго: если твой прадед, дед и отец убивали существ, то тебе даже думать над будущим особо не надо. Впрочем, кто-то успевал выгодно умереть и оборвать семейную линию.
- За тех, кто уже сам ничего не может сказать...- Кевин вслух протянул слова полицейской, нахмуривая брови от раздумий. Формулировка показалась литературно-запутанной, даже не понятно было с первого раза о ком именно она. Впрочем, такие промедления, слова о том, что это поможет наказать плохого человека, да и "те, кто уже сам ничего не может сказать"... Очевидно, речь была о самом интересном, что можно было обсуждать в больнице. О трупах.
- Ваша мать суд.мед.эксперт?- сразу масса интереса. О трупах Кевин знал достаточно мало - часть знаний дала школьная биология, часть он получил от практических исследований птиц, животных и насекомых, а совсем немного дали знания Охотников, пересказанные вслух, какие-то истории и небольшие рассказы. В общем, не так много, как могло бы быть, и следовало восполнить этот пробел.
- Нет, очень интересно,- наверное, даже слишком вовлеченно ответил парень, но что поделать, если правда интереснее говорить о таких крутых профессиях. Явно интереснее, чем о школе. Там вообще довольно скучно, пока еду не дают.
- Ну, у нас репетиция выступления к Ночи Гая Фокса, а я не играю. Разрешили идти домой пораньше,- Кевин пожал плечами. В школьных спектаклях он не играл ни разу, трезво оценивая свою замкнутость на публике и буквально в голове слыша запрет отца на то, чтобы быть в центре внимания.
- Расскажите, пожалуйста, про профессию Вашей матери... У нас на Дне профессий не было такого интересного. Только юристы и продавцы в магазинах,- он с интересом подпер ладонью впалую щеку, упирая локоть на собственное здоровое колено и поворачивая лицо в сторону Шарлотт, стараясь концентрироваться на ее лице, а не на форме. Тема разговора стоила того, чтобы немного потерпеть физические проявления фобии. Да и вообще он уже словно почти что и привык.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

25

Такого интереса Шарлот не ожидала. Вот совсем. Она даже чуть подалась назад, поворачивая голову и обдавая парня удивленным взглядом. Тот сразу догадался кем работала некогда ее мать. Однозначно. Он даже произнес это вслух. Ответ про школу прошел как-то фоном. Нет, Хорн его услышала, просто… Интересно? Рассказать? Она никак не могла поверить в этот интерес без привычно «фу, как можно в трупах копаться». Да, люди боялись Смерти во всех ее проявлениях.
- Нууу, да, - протянула она, глядя на мальчишку. – Да. Она была именно таким экспертом.
Шарлот запнулась и отвела взгляд. Была. В прошедшем времени. До сих звучало как-то странно, хотя о большей части ее семьи можно было говорить как раз только в прошедшем времени. Были. Хорн качнула головой и опять глянула на парня.
- Точно, это не та профессия о которой мечтают в школе и не та о которой рассказывают школьникам, - усмехнулась она. – На самом деле, она хотела быть врачом и много лет училась. Ну, как ее отец и дед. Просто… Ей сложно с людьми. С живыми. Знаешь, иногда не достаточно одних только знаний по какому-то предмету, иногда нужны и другие навыки. Вот она не смогла. Тогда пришлось думать, где еще ее знания могут пригодиться. Там, где поменьше людей. Таких, которые все болтают и болтают, на что-то жалуются, чего-то там требуют.
Шарлот пожала плечами и чуть нахмурилась. Он же не ждет, что она будет ему про трупы в разрезе рассказывать? Да и что Хорн о них знала? Собственно, ничего эдакого знать и не хотела, потому пошла изучать закон. Правда ничего не вышло. Будущее какого-нибудь там адвоката по семейным делам, читай разводам, дележке имущества и детей, она для себя закрыла, бросив университет после второго курса.
- Иногда в жизни бывает все не так как ты хочешь, - отвела она взгляд. – Ты учишься на одно и даже может уже видишь свое будущее, а потом что-то случается и все становится иначе. Совсем по-другому. Но жизнь то продолжается и тебе надо идти дальше, только теперь по другому пути.
Шарлот оторвала взгляд от стойки, которую даже и не видела пока говорила и посмотрела на мальчишку. Она опять улыбнулась, но теперь как-то грустно и задумчиво. Нет, Хорн не сожалела о том, что бросила университет и пошла в полицию. Даже наоборот. Ей это нравилось.
- Я тоже не планировала работать в полиции, но вот так случилось, - пожала она плечами. – Этого вам ведь тоже в школе не говорят, да и дома. Не то чтобы не знают или не задумываются о подобном, просто не хотят расстраивать. У вас ведь должна быть цель, чтобы уверено идти к ней. Это правильно, на самом деле. Ты уже думал о том, чего хочешь дальше? После школы. Выбрал куда пойдешь учиться?
А может все и не так? Может кто-то другой решает, а не ты или твои родители? Странно, но как-то раньше Шарлот об этом не задумывалась. Просто не было случая, может быть. Ей всегда нравилось то, чем занимались ее родители. Она и свою будущую занятость относила к этому же разряду, просто с другой стороны. Просто даже не задумывалась как-то, что родители хотят ей иного и потому советуют изучать законы. Сначала общие, а потом уже… Адвокат по семейным делам. Она изучала, ей было интересно. Только не сложилось. Только теперь все равно она занимается тем же, чем занимались они. Будто бы сама Жизнь подтасовала карты так, чтобы выпали именно те, которые нужны.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

26

Мисс Шарлотт явно была удивлена такому интересу, и, наверное, ее можно было понять. Обычно люди сторонились смерти, испытывая естественный страх перед тем, что будет дальше, перед потерей своих любимых и близких, перед абсолютным ничего. Но воспитание семьи Розери надежно позаботилось о том, чтобы за двенадцать лет сознательной и бессознательной жизни почти весь страх смерти из головы единственного отпрыска выбить. Ни смерть, ни боль не были так страшны в глобальном смысле. Тело вернется в норму, даже если его истязать, душа продолжить жить, даже если ты умрешь. Да и разве не смысл жить, чтобы в конце умереть?.. Как у книги есть хорошая концовка, как у фильма - финальные титры, так и у человека - его смерть. Поэтому зачем боятся неизбежного. Нужно просто идти к нему своим путем, не сворачивая, но и особо не петляя и не кружа на одном месте.
Довольно простая истина, но в тринадцать лет, наверное, она была слишком ненормальной для ребенка. Впрочем, так можно было описать и всю его жизнь. "Слишком ненормальная для ребенка".
- С мертвыми и правда легче... Наверное. Они молчат. Ваша мать знала, куда идти,- Кевин невидящим взглядом уставился в пол. Он вспомнил труп, который видел сам, и причиной появления которого и являлся. Единственный раз, когда он разглядел мертвое тело достаточно близко, и был рядом с ним какое-то время. Странное ощущение застывшего времени, ведь только что человек был живым, ходил и разговаривал, а сейчас лежит в луже крови и постепенно становится холодным. Но ни одна морщина не шевелится на его лице, он словно бы замер в этой реальности. Бесконечно долгое, завораживающее зрелище. Наверное, оно должно было пугать, но тогда было все равно. Сейчас, впрочем, тоже. Совестью мертвых из гроба не вернешь.
- А кем Вы хотели стать?- даже интересно, что такого может случится в жизни человека, чтобы появилось неумолимое желание сеять справедливость своими руками. Такое вроде либо есть, либо нет. Неужели этим заразится можно и посреди жизни?..
- Я? Нет, не знаю, не определился... Не думал об этом пока,- точнее, не думал о своем будущем вообще. Кевин даже не мог представить себя взрослым, старшим, ему казалось, что теперь он останется вот таким навсегда. Если не снаружи, то хотя бы внутри. Но будущее все равно было покрыто густой пеленой тумана. Да и, если честно, было плевать. Время само решит за него, а он может просто плыть по его течению.
Где-то дзинькнул лифт, и с грохотом и шумом из него выбежали медсестры, какие-то врачи и аппарат, похожий на компьютер на толстой ножке на колесиках. Вся врачебная ватага вбежала в палату, куда недавно ввезли нового пациента, и снова стало тихо. Только женщины за регистратурой негромко переговаривались.
- Похоже, им уже совсем не до нас...
Почему он сказал "нас", а не "меня"? Почему он обобщил?..

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

27

Кем она хотела стать? Шарлот усмехнулась, подавшись вперед и уперев локти в колени.
- В общем-то мои планы не так чтобы сильно изменились, - заметила она и глянула на парня. – Я хотела быть адвокатом. Даже отучилась пару курсов. Но когда погибли мой дед, а потом и отец, поняла вдруг, что не хочу никого обвинять или защищать. В смысле, в суде. Стоя такая в мантии и в этом дурацком парике, имея дела только со словами. Я захотела делать это как-то иначе. Ну, как мой отец, как его братья, и другой мой дед. Они все были полицейскими.
Хорн качнула головой. По сути и правда. От чистой работки она отказалась в пользу грязной, если так можно сказать. И то, и другое пересекалось. Порой даже тесно. То сотрудничая, то конфликтуя. Даже если касаться только семейного права по разводам, дележкам имущества, опеке или наследовании. Странно, но пару лет назад ей это тоже казалось правильным и полезным. Она даже гордилась в некотором роде, что учится в университете. Считала себя на голову выше полицейских, у подавляющего большинства из которых только и было то школьное образование и спец курсы. А теперь она сама была такой.
- Ну, у тебя еще есть время, - улыбнулась она. – Можно пойти по стопам отца или матери. Если, конечно, тебе нравится, чем они зарабатывают вам на жизнь. А можно найти свой, если они позволят. Но ты подумай сам, что тебе нравится. К чему есть интерес. Чего ты хочешь? Мнение родителей важно, конечно. Просто иногда оно бывает…
Шарлот осеклась. Что она вообще такое говорит?! В своем вообще уме?! Как можно настраивать парня на конфликт с семьей. Она ведь даже не в знает что там за семья. Хорн пожала плечами.
- Они всегда хотят нам лучшего, но как сами это лучшее понимают, - закончила она, понимая, что вот так оборвать мысль нельзя, нужно закончить ее.
Дзинькнул лифт, Шарлот оторвала взгляд от мальчишки и уставилась на больничный персонал. Точнее, на суматоху, которую те устроили тут. Да, парень был прав. Им точно было не до них. С чего бы? Тут возникли проблему куда серьезнее чем разбитая коленка или распоротая голень. Кто-то боролся за жизнь. Видимо. Взгляд опять скользнул по лицу мальчишки. Хорн начала вставать и коснулась его плеча.
- Я пойду схожу принесу тебе сок, - улыбнулась она. – Или колу? Может хочешь шоколадку или чипсы? Ты потерял не мало крови и в целом. Знаешь, сладкое полезно. Иногда. Что скажешь?
Что-то странное в нем было. Неуловимое такое и пока непонятное. Казалось, будто мальчишка много старше тех лет что назвал. Нет, не визуально. Так то он волне соответствовать возрасту. Это было иначе. По глазам, по словам, даже по тому как он произносил эти слова, спокойно. За это все время она не уловила в его голосе ни единой истеричной или испуганной нотки. Слишком спокойно. Будто бы… Такое уже было?
В ее жизни было и ее жизнь изменило. Изменилась и сама Шарлот, растеряв в один миг всю свою наивность и ветреность, вдруг став спокойнее и серьезнее. Она смотрела на мальчишку, в ожидании ответа. И хотела спросить, но как-то… А имеет ли право лезть в его жизнь настолько глубоко? Хотя, может все пустое. Может все у него отлично и просто это последствие шока. У кого-то истерика, у кого-то вот такое полное затишье. Люди разные и реагируют по разному.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

+1

28

Да, родители, конечно, хотели лучшего для детей. Хотели, чтобы их дети росли в достатке. Хотели, чтобы у детей было достойное, хорошее образование. Хотели, чтобы их дети выжили среди дикой охоты за теми, кто им подобен. Простые, обычные желания.
Кевин не был уверен, чего для него хотели родители. Отец - чтобы он стал Охотником. Но чем дальше шло время, чем больше сводил его с ума собственный страх, тем больше его наставления сводились к тому, чтобы просто выжить. Необязательно охотником, необязательно в семье и с промыслом - просто выжить. А мама... Мама желала ему быть нормальным, наверное. По-крайней мере, именно эту заботу о попытках быть нормальными Кевин запомнил больше всего. Какие-то мелочи, просьбы, иногда даже приказы. Она, наверное, просто хотела, чтобы ее ребенок был счастлив в ужасающем водовороте смерти, что сжимался вокруг них все сильнее и сильнее.
И чего же хотели они оба?..
С Лайтвудами было проще, но Кевин и не считал их родителями. Он не испытывал к ним ничего, кроме остаточной благодарности и осознания чувства долга перед этой семьей. Они спасли ему жизнь - он постарается делать все, что ему скажут, чтобы отплатить эту цену. Но до их желаний, в обход приказов, ему было все равно. Его они все равно мало когда касались. Он просто был одним из. Самым средним, незаметным, обычным.
Так чего хотели для него родители?.. Вопрос без ответа навечно.
Поэтому он просто промолчал, проводя пальцами по толстому края бинта, что стягивал ногу в одно наиболее структурно целостное составляющее. Действие обезболивающего постепенно проходило, начинала ощущаться пульсация крови там, под белым бинтом. Еще минут десять - и его организм начнет возмущаться тому, что его прошили нитями в нескольких местах. И тогда парень снова окажется скованным по рукам и ногам.
- "Нужно убежать раньше..."- с каким-то даже сожалением, смешанным с удовлетворением, подумал Кевин. Все-таки, ему нужно было нормальное, спокойное общение. Но в маленьких количествах, пока он не привык к социуму и тому, что вокруг находится действительно много людей. Часть из которых, вероятно, страстно желает его смерти.
А, пока они еще вместе, почему бы не принять приглашение на поглощение сладкого. Ведь сладкое это и правда полезно. Химия мозга, химия метаболизма, все вот это вот. Очень полезный раздел знаний, который Кевин успел зацепить на биологии в первом классе средней школы. Да и что-то такое иногда доносилось в школе от старшеклассников, гуляющих между кабинетами химии и физики.
- А там есть мармелад?..- поинтересовался Кевин, в котором сразу проснулся интерес к жизни и существованию в данном отрезке времени. Он уже давно не ел мармелад. Года два или три, как деньги в семье стали сводится к самому минимуму, нужному для проживания. А тут такой шанс и надо быть дураком, чтобы упустить его.- И сок... Если можно.
Где-то в глубине души он ждал разочарования, ведь жизнь показала, что не стоит ждать ничего хорошего, ведь тогда плохое ударить по тебе еще сильнее. Но... Вдруг?.. Бывают же чудеса и сказки. Почему бы не побыть мармеладу.

[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1

29

Шарлот вновь улыбнулась глядя на мальчишку. Мармелад и сок? Теперь он казался ей самым обычным. Может даже младше своих лет. Сок и мармелад? Кажется, обычно, в тринадцать то просят колу и чипсы. Но этот хотел мармелад и сон. Хорн кивнула.
- Я возьму тебе мармелад, если есть, - ответила она и развернулась, а потом пошла прочь.
Прежде чем повернуть за угол, Шарлот обернулась и глянула на мальчишку. Как-то одиноко, сиротливо сидел он в кресле. Никого рядом. Как-то так был похож теперь на нее саму. Ведь и правда больше никого рядом.
- Мисс, - окликнула администратор. – Констебль!
Хорн повернула голову в другую сторону. На «мисс» она и не отреагировала бы, в общем женщина поняла это быстро и потому окликнула повторно уже «должности». В руках администратора была телефон. Простенький такой, ничего новомодного, но функциональный и вполне себе отвечающий тому необходимому минимуму, который требовала от подобных аппаратов Шарлот.
- Вы забыли в палате, - заметила та, кладя телефон на стойку.
- Спасибо, - улыбнулась Шарлот, подходя и забирая свою потеряшку.
Она сунула телефон в карман брюк и вновь глянула на мальчишку, а потом кивнула ему и направилась дальше по коридору к автомату, который, кажется, вечность тут стоял. Следом за телефоном она сунула в карман и обе ладони. Нет, не затем, чтобы достать мелочь. Пока нет. Просто чтобы куда-то деть руки. Куда-то спрятать мысли. Чувства.
Как же тяжело было находиться в больнице. Любой. Раньше она такого за собой не замечала. Ну, год назад, например. Даже скорее, два. Это чувство, давящее и душащее,  развилось в ней за последние месяца. Может, год. Или все же два? Она не заметила как и когда, но теперь чувствовала его слишком отчетливо, будто бы навалилось на нее всем своим весом и пригвоздило к полу. Каждый шаг давался тяжело, каждый вздох с трудом. Да, ей было невероятно тяжело идти вперед, ей было душно и очень хотелось со всех ног кинуться к выходу. На улицу. Подальше. Забыть. Не думать. Не чувствовать.
Шарлот замерла перед автоматом и совсем не с первого раза поняла предлагаемый ассортимент. Мармелад? Того, что она любила в детстве тут не было. Но то было ее детство. Теперь же дети предпочитали другое. Взгляд застыл на нарисованных на ярком пакете мишках. В общем-то, почти мармелад. Глазами современных детей. Мармелад в форме мишек со вкусом… Шарлот чуть наклонила голову. Ассорти.
Она бросила в автомат несколько монет. Сначала упал пакет с мишками, потом коробочка сока с трубочкой. Склонившись, Хорн достала и то, и другое. Она развернулась обратно и первым делом увидела в дальнем конце двери. Выход. Нужно было лишь преодолеть коридор, пересечь холл, пройдя мимо стойки администратора и выйти. Первый шаг дался легко. Нерешительно, но легко. Так сложно дверь была наваждением, миражом. Но нет. Она распахнулась и в холл вошел ее напарник. Сделав пару шагов, мужчина в полицейской форму застыл и обвел холл взглядом, а потом направился к стойке, заискивающе улыбаясь девушкам. Он всегда так улыбался девушкам, а дальше следовали довольно неуклюжие попытки флирта. Шарлот от них тошнило. Благо уже через пару недель напарник перестал флиртовать с ней подобным образом, опустив до скучного и почти бесполого существа. Но тошнить не перестало.
Хорн сделала вдох и решительно пошла по коридору к холлу. Уже на выходе, она махнула рукой напарнику, но тот и так ее увидел. Да, с подсказки администратора, которая махнула рукой в сторону коридора.
- Ну как у нас тут? – Поинтересовался он. – Сплавила родителям? Молодец! Быстро ты.
Шарлот открыла было рот, переводя взгляд с напарника на ряды кресел. Тот что был у самого окна пустовал. Полностью.
[icon]http://s7.uploads.ru/0je61.jpg[/icon][nick]Charlot Horn[/nick]

Отредактировано Morgan (Сегодня 00:29:42)

+1

30

Кевин просто кивнул на слова Шарлотт.
В голове, постепенно приходящей в относительную норму (если слово "норма" было когда-либо применимо к нему вообще) с отдалением постоянно маячащего рядом триггера, стали четкими наметками прорисовываться детали. Время, расстояние, место, наличие людей вокруг, собственное самочувствие и количество обезболивающего, что еще действовало на организм. И все это сплеталось в одну четкую и понятную фразу. Либо сейчас, либо никогда.
Когда фигура Шарлотт полностью скрылась, он медленно встал. Нога чувствовала себя средне - при сгибе начинала пульсировать легкая боль, но в прямом виде все было нормально. Так или иначе, спасибо, что не отваливается, как было получасомранее.
Он неспешно, даже лениво прошел к окну, около которого стояла инфостойка со всякими брошюрами про полезность прививок, необходимости следить за гигиеной и прочими медицинскими изысканиями. Хотя они не рассказывали о чем-то важном, например, о том, как терпеть боль, как перевязать самому себе рану, как правильно дышать, когда хочется кричать от боли, но немного знаний - тоже знания. Тем более для обычных людей, большинство которых никогда в жизни и не испытает ничего страшного.
Подоконник был на уровне диафрагмы, поэтому дотянуться до ручки пластикового окна не составило труда. Осторожно и плавно, чтобы ни один звук не привлек ничье внимание, Кевин повернул ее  шикнул замок, а рама отстала на пару сантиметров, запуская в теплое помещение больницы влажный прохладный сквозняк.
Ногу укололо новой порцией боли, когда он, подпрыгнув, сел на подоконник. Забинтованная нога с отрезанной по колено джинсой одной из штанин выглядела как нельзя подозрительно, но выхода из этой ситуации не было.
Окно выходило на внутренний двор больницы и людей отсюда видно не было. Открыв окно так, чтобы можно было пролезть, Кевин свесил ноги наружу. Приятная прохлада пригладила бинты и ноющие раны, словно пытаясь увлечь за собой, на улицу.
— "Извините, мисс Шарлотт."
Прыгать было совсем недалеко, но внеплановая тряска ударила по месту сшивания так, будто кто-то с садистским удовольствием ударил по ране топором. Пришлось прикусить губы и на секунду зажмуриться, абстрагируясь от боли. Словно она происходит с кем-то другим, не с ним. Ему ведь нужно идти, разве есть у него время испытывать боль?..
Полностью закрыть за собой окно не получилось. Констебль не дурочка и догадается практически сразу, поэтому единственным козырем сейчас было выигранное время.
Бежать пришлось сквозь кусты, а потом по дальней дорожке, что вела не к основному выходу из больницы, а ко второму, со стороны менее активных улиц. Холодный влажный воздух бил по легким, оставляя шрамы где-то внутри, боль вспыхивала в ногах каждую секунду, но на это некогда было обращать внимания. На одном запале, буквально без задержек он бежал несколько улиц. Затем организм окончательно отказал, заставляя рвано и судорожно остановится, опираясь на какой-то забор, быстро дыша. Прогулы тренировок неплохо сказались на нем, как и то, что он потерял некое количество крови, так и не успевшее восстановиться.
— "И мармелад я не съел..."- ха это было особенно обидно. Вздохнув, Кевин вытер рукавом грязной толстовки лоб, стирая мокрую прохладную испарину. В районе легких все болело, мышцы напрягались, будто готов были вытянуться в одну тонкую линию и прижаться к костям, но нужно было бежать дальше. Как можно дальше от больницы, как можно более узкими, тонкими дорогами, где сложно проехать машине.
В сторону дома, где его, быть может, уже считают покойником.
А может уже и забыли.
[icon]http://s9.uploads.ru/H9ojr.png[/icon][nick]Kevin Lightwood[/nick][status]Just get away from me[/status]

+1


Вы здесь » Special Forces » 2000-2020... » One for death and two for birth