Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Скажи-ка, дядя...


Скажи-ка, дядя...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Скажи-ка, дядя...
http://s5.uploads.ru/8v9DZ.jpg
1. Место действия
Нидерланды, Амстердам,  порт.
2. Время и погода
06.10.1906 г.
18:00
Солнце почти село, с серо-красных небес крапает противный дождь, ветрено.
3. Действующие лица
Айен МакФас, Чёрт, НПС

В портах рассказывается много сказок. И больше всего им готовы доверять мигранты, бегущие из Европы в сказочную и волшебную Америку.

0

2

Грязно-белый конец веревки направлен на себя. Чуть выше легко складывается петля, куда проводится конец, затем он скользит по коренной части, той, что прямо над петлей, обводя ее справа налево и уходит обратно в петлю. Огон из беседочного узла накидывается на специальный металлический кнехт и вот – корабль пришвартован и крепко связан с пристанью пуповиной каната. Айен поднимается с одного колена, отряхивая руки, и поворачивается к спускающимся по трапу пассажирам. Приподняв шляпу перед одной из дам, направил взгляд к потемневшему небу, слегка прищуриваясь, точно должен был разглядеть какой-то, только ему понятный знак.
- Поздно прибыли, да? – поинтересовался Штивсон, подошедший сзади. Кельпи даже не заметил, как спустился их секретарь – полный коренастый старик, с бледно – голубыми, словно покрывшаяся льдом вода, глазами, наверное, уже вечность работающий на этом гражданском судне.
- Не вовремя. – согласился он, провожая взглядом уставшие, а порой и болезненно бледные лица людей.  Штивсон достал из кармана платок и, вытерев слезящиеся глаза из под обода очков, открыл крышку золотистых часов.
- Почти шесть. – в тот же миг ударили маленькие колокольчики на небольших башенных часах. Айен повернулся, чтобы взглянуть на бледнеющий в темноте циферблат, затем на Секретаря и усмехнулся. Он подметил какую-то гравировку на крышке его карманных часов, но не стал присматриваться и вдаваться в расспросы.
- Или уже совсем шесть… - пробормотал он, быстро подкручивая свои часы под местное время.
- Торопитесь? – вежливо поинтересовался МакФас, не отрывая взгляда от людской череды и не забывая добродушно кивать тем, с кем пересекался взорами.
- Пожалуй что так. – Штивсон опустил руку в нагрудный карман, возвращая часы на место. – Сколько в этом мире портов столько и старых знакомых, которых стоит навестить. Добрая кружка пива не помешает, а только укрепит ночные разговоры. – он поднял лицо на своего мичмана. – А что до вас, молодой человек?
Кельпи пожал плечами.
- Журналы сами себя не заполнят. Да и с ребятами посидеть хочу. Никто не спешит расходиться, когда в запасе еще неделя легкого безделья.
- Да-да, точно…- кивнул секретарь столь отчужденно, что Айен понял – его не слушали. Мысли хорошего знакомого были уже достаточно далеко для того, чтобы не воспринимать что-либо другое. Он положил руку на его спину прямо между лопаток и мягко улыбнулся.
- Идите. Все будет хорошо, не ждите конца. – Секретарь внимательно поглядел на Айена, а затем кивнул, соглашаясь.
- Скажите за меня Смиту.
- Всенепременно. – МакФас поклонился и, хмыкнув поднял взгляд на борт, где стояли остальные из команды и так же приветливо, хотя и устало, улыбались выходящим пассажирам. Так, в молчании, продолжалось какое-то время. Айен чувствовал что-то похожее на грусть от завершения работы, единственные обстоятельства, что хоть как-то разбавляли и прибадривали – предстоящий вечер в компании хороших парней, да следующая поездка ровно через неделю. Что делать все свободное время в Амстердаме фолкс абсолютно не представлял. Знакомых у него здесь не было, девушки тем более, а магазины, да бары где можно было растратить свою выручку закончатся очень быстро, это он знал на собственном опыте. Возможно, стоило заглянуть в книжную лавку и найти что-то, что скрасит эти дни. Он не сомневался, что они располагают некоторым количеством английской литературы.
Когда последняя пара спустилась на пристань, Айен поднялся по мостику на борт и устало потер ладонью лицо. И так, что теперь? Журналы учета – вещь конечно великая, но если честно сейчас это было не так уж и обязательно.  Или просто не хотелось. Кто-то всегда остается на корабле, так почему бы сегодня не быть ему?  Медленно лавируя между тех, кто уже закончил работу и спускался в порт, чтобы оккупировать местный кабак, он вошел в свет фонаря, что висел на крючке, вбитом в матчу и замер, смотря вперед, за борт. На винные, в свете заката, волны.

[icon]http://s3.uploads.ru/d5TsM.png[/icon][nick]Abhaienn MacFas[/nick][status]-[/status]

Отредактировано Iren (2018-11-12 23:11:24)

+1

3

Черту было, истинно, чертовски плохо.
Он, кажется, не ел уже дня три или четыре. Пришла гребанная холодная осень, солнце стало выглядывать все меньше, зато начались первые утренние заморозки и противные моросящие дожди, смешивающие дороги в полные непроходимой глины заторы. Словно сама природа хватала за руки и ноги, тянула обратно, затягивая в серую бесконечность одного и того же повторяющегося дня. Ни просвета, ни благодати. Хоть он и не был достоин этого, если говорить честно.
Он блуждал тут уже, наверное, месяц или даже больше. Среди неизвестных городов, непонятных улиц, шумов сотен языков, сплетающихся в одну кашу, среди всего чужого, незнакомого и пугающего. Ничего не вызывало радости, ничто не могло заставить улыбнуться или рассмеяться. Время будто застыло в одной точке, не давая событиям двигаться дальше и позволяя сполна прочувствовать горечь потери, страх чужих земель и обреченность невозможности вернуться. Ведь он сказал, что уйдет до тех пор, пока все не станет нормальным.
Что значит быть нормальным?.. Ему ли знать.
Черту пришлось покинуть Российскую империю. Все чувства подсказывали, что скоро начнется то, из-за чего ему будет плохо, поэтому надо убегать. Пусть больно, пусть неприятно, но он привык верить чувству опасности в своей голове. Хоть сейчас и проклинал его, ошиваясь по промозглым, холодным землям. На душе было также паршиво, как и вокруг. Чувство вины перед самим собой ядовито переплеталось с виной перед друзьями, знакомыми, да даже перед гребанным СФ, чтоб они сдохли. Ведь от них он услышал о том, что, в отличие от друзей, может пользоваться всеми способностями в полную силу по всему земному шару, а не только в районе Восточной Европы.
Рискнул бы он убежать, не зная этого?..
Так или иначе, назад было возвращаться поздно. Глупая гордость и ответственность за сказанные слова гнали его вперед, буквально сдирая с одного места и заставляя идти дальше, к неизведанному и опасному океану. Там, если верить рассказам, хорошая страна. Страна, которая должна стать его пристанищем в попытках спрятаться от неумолимой цепи судьбы.
Последним пристанищем Европы был Амстердам. Едва понятное подобие Петербурга, только вместо постоянных дождей постоянные ветра, намеревающиеся сдуть всех нечестивых куда подальше от своей святыни. Осень сделала город мрачнее, и хоть очарование улочек, скверов и площадей все еще царило среди брусчатых дорог и красной черепицы, Черту было совсем не до него.
Последнее время его самочувствие резко ухудшалось. Когда к дикой тоске по Родине и друзьям вместе с беззвучными истериками от каждой неудачи добавились долгие периоды голода и сна на холодной земле или камнях, тело непрозрачно стало намекать, что пришли их худшие времена. Постепенно и незаметно Черт сбавил в росте на добрый десяток сантиметров, сильно осунулся, побледнел. Острые плечи и локти, выступающие, словно айсберги, костяшки на кулаках, ставшая не по размеру изношенная одежда - он стал походить на ребенка, выкинутого на мороз. И, если честно, он бы злился. Вот только сил не было.
В Амстердаме нужно было сесть на корабль. Он приплывал со дня на день и, кажется, должен был потом снова свалить с этого материка куда подальше. К этому стоило подготовиться и, как это ни странно, у Черта даже были деньги на билет и какие-то способности к коммуникации в чужой стране. Но желания что-либо делать у него не было. Странная и несвойственная ему апатия накатили за пару дней до приплытия корабля. Хотелось, чтобы прилетела Фея-Крестная и сделала все за него. Ну или хотя бы мозги прочистила от всякой дряни.
А в последний день он проснулся и обнаружил еще одно обновление в своем внешнем облике. Все шикарные кудри, гордость и стать, буквально единственное, что всегда было с ним и осталось сейчас, лежали на подушке мертвыми темными прядями, свитые в красивые узоры. Большая часть волос выпала, оставив вместе некогда буйной и пышной шевелюры тонкие и короткие прядки, острыми иглами торчащие наверх. Потускневшее и старое зеркало дешевой гостиницы отражало теперь совсем неизвестного человека.
- "Больше ничего не держит... Пора уплывать",- с какой-то фаталичной обреченностью подумал русский. Несмотря на слезы, что рвали горло и лишали голоса, где-то внутри себя он чувствовал успокоение. Будто бы кто-то одобрил его выбор. И он уже был не совсем один здесь, в городе-порте.
В порту всегда было многолюдно и оживленно, что вынуждало нервно поднимать воротник истрепанной большой куртки. Казалось неуютным быть среди такой кучи живых существ, если последние дни его компанией было зеркало да собственный голос в голове, разговаривающий с мухой, что летала по комнате. А здесь отовсюду слышались голоса на разных языках, крики, плач, ругань и хрип простуженных чаек. То и дело случайно скользящий туда-сюда взгляд упирался в чужую фигуру и в голове начинало свербить, будто от ментального чиха. Значит, не только люди, но и существа. Оно и понятно, кому как не бессмертным или приближенным к ним путешествовать и сматываться, в поисках теплого уголка и кусочка мяса посытнее.
- "Ты блять про еду еще подумай, умник нашелся",- пришлось одернуть самого себя, потому последний раз во рту что-то съестное было, кажется, вчера. Тут либо кров, либо еда, выбирать нужно было с умом. А сейчас правомерно было бы купить билет, но платить за проезд - моветон и пережиток богатых дней. Поэтому Черт просто направился к кораблям, умело лавируя меж широкоплечих матросов и еще больше напоминая приблуднившегося потеряшку бездомыша. Вряд ли он доставал сейчас хоть кому-то выше груди. Что ж, так легче прятаться.
Нужный корабль от других ничем не отличался. Кроме, может, опущенной доски-трапа, по которой, видимо, недавно сошли прибывшие пассажиры. Что ж, так даже легче, можно будет войти почти официально. А в темноте вечера, освещаемого лишь багровыми отблесками солнца, уже почти спрятавшегося в море и окрасившего его в кровавый цвет, несложно просто исчезнуть из людского вида.
- "Я вообще раньше плавал на кораблях?.."- если думать о чем-нибудь дурацком, то об ужасах жизни рассуждать сложнее. Это Черт уже давно запомнил.- "Главное, за берег не выброситься. А то стану русалкой... Или просто трупом. Зачем я вообще сюда приехал, боги?.. Хотя... Вы тоже нихрена не знаете"
С весьма оптимистичными мыслями поднялся Черт на борт, оглядываясь и понимая, что нужно где-то спрятаться. Голова работала с трудом - сказывался долгий голод, плохие условия жизни и угнетенное состояние в общем. В другой ситуации он бы уже, конечно, нашел укромное местечко, как мышь под печкой, но сейчас просто оглядывал палубу корабля. Пока не уткнулся взглядом в фигуру, стоявшую в свете фонаря у мачты.
Глаза нервно дернуло тиком.
- "И че, видит от меня или нет?.. Я так далеко не чувствую..."

[icon]http://sd.uploads.ru/eaC9b.png[/icon][nick]Heck[/nick][status]Let's do this...alone[/status]

Отредактировано Sun Wukong (2018-11-13 21:50:51)

+1


Вы здесь » Special Forces » 1900-2000 » Скажи-ка, дядя...