Special Forces

Объявление


ПАРТНЁРЫ И ТОПЫ


Рейтинг форумов Forum-top.ru Black Pegasus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Special Forces » Архив эпизодов » Five Nights at Mirolog's


Five Nights at Mirolog's

Сообщений 361 страница 390 из 497

361

пикча для отыгрыша
http://s012.radikal.ru/i319/1708/53/00801efe07a5.png

0

362

Я Водяной, я Водяной,
Поиграл бы кто-нибудь со мной
А то мои подружки,
Не тянут и три строчки
Фу, какая гадость!

Эх, жизнь моя - жестянка,

Не ролка, а болото...
И соигрок - поганка,
А мне писать, а мне писать,
Мне воду лить охота.

Я Водяной, я Водяной,
Играть все не рискнут со мной,
В постах моих водица,
Ну что с таким водиться,
Противно...

Эх, жизнь моя - жестянка,
Не ролка, а болото...
И соигрок - поганка,
А мне писать а мне писать,
Мне воду лить охота.

+1

363

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

364

Позднее я скину свой график, чтоб вы знали когда я жив, а когда мертв и что когда ждать

0

365

Я настолько не хочу думать, что просто дайте мне больше эпизодов про няшное безделье.

+1

366

Я не могу думать

0

367

Так ладно, завтра я завершу эпизоды глобалки. Я после анестезии все полимеры просрал. И проспал. Брррр.

0

368

Новый список дел

0

369

Буду сидеть, слушать тв3настоящиймистический и работать

0

370

У некоторых людей есть суперспособность. Отбивать всякое желание что-то делать у других.

0

371

Так
Щас я высплюсь
Возьму стул
Сяду
И сделаю

0

372

Понедельник
- 2 поста на СФ
- 2 поста на Краков
- 2 поста на Пегас
- Проза
Вторник
- 2 поста на СФ
- 2 поста на Иф
- 2 поста на Прайз
- Теория Русский Язык
Среда
- 2 поста на СФ
- 1 пост на Краков
- 1 пост на Исландию
- 1 пост на Прайз
- 1 пост на Пегас
- Теория Литература
Четверг
- 2 поста на СФ
- 2 поста на Иф
- 2 поста на Прайз
- Поэзия
Пятница
- 2 поста на СФ
- 2 поста на Исландию
- 2 поста Иф
- Проза
Суббота
- 2 поста на СФ
- 2 поста на Пегас
- 2 поста на Краков
- Теория Литература
Воскресенье
- Выбираю куда и что писать или не писать на своё усмотрение
- Кинематография

0

373

Придётся опять всех брать на себя! -_-

0

374

- В наше вот время такого не было, - сказала первая старушка, рыжая такая, но и седая местами.
- Да уж, не было... Раньше ж как было? Детей все берегли. Видят ребёночка бесхозного, плачущего, и к нему так обращаются, мол, что с тобой, кто обидел... А теперь и палкой могут. И на телефон ещё снимут, потешаться потом, - отозвалась ей уж совсем седая.
- Хорошо если палкой, - буркнул мужичок с порваным ухом, плюнув шкурку на землю. - А то и потяжелее чего.
- Да... Не берегут ни малых, ни старых. А эта мода, что, мол, чтоб красивый был...?
- А и красота не решает ничего, - тихо хмыкнула тоненькая девушка. - Я вон какая!... А всё равно.
- Ну то потому, что у тебя ноги ходить перестали!...
- А мой дед, между прочим, спасатель был. Людям помогал... - как бы невзначай сказала совсем седая старушка. - Хороший был парень. Да отравили его...
- Да, да... И травят, и бьют, и на улицу бросают... Как наиграются, - снова пробормотал мужичок. - Никакой ответственности!
- Дааа... А раньше, какие ж люди были кругом! Лица добрые, глаза добрые, руки тёплые, ласковые. Помогали всегда всем. Защищали слабых, - уныло опустила голову рыжая бабуля. - Эх, было время...
- Да они за своими-то здоровыми уследить сейчас не могут, чего уж мы, старики, да детвора, да калеки... Да бедняки без роду племени, бродяги уличные, - невесело хмыкнул дедок с кустистыми бровями и густой бородой, почесавши её небрежно. - Помню, один на девочку напал. Хорошеньку таку, как ты вон, худышка наша возрасту... Ну я его и того. Уму-разуму то. А она кричала так, плакала, бедна девочка. А они всё мимо, глаза отводят, мол, хата с краю. Она мне тогда поесть купила, говорит, дедушка, спасибо, только тебе и нужна была... Эххх, наелся тогда досыта.
- Да остались ещё, добрые-то. Мало просто.
- Да, остались, спору нет.
- Но раньше больше их было. Добрее они были. И к нам, и к друг другу...
- Время такое. Понять их можно. Живут тяжело, - сказал старик с бородой, тяжко вздохнув. - Нам наверху там терпеть их велели. Так потерпим.
- А людей настоящих терпеть не надо, - как-то грустно и мечтательно произнёс мужичок. - Люди настоящие не поступают так. Друзей не бросают. Друзьям больно не делают. И любят, какими есть... Хоть кривыми, хоть косыми...

Дверь скрипнула и все стихли.
- Ребята, а мы вам новенькую привезли! Смотрите, хорошая какая... Вот так, Леди, давай... Знакомься, это Нюрка, а это вон, Лайма. А тот с порваным ухом - Пират. А это вот наша Луша, у неё лапки задние ходить перестали, как тумбочка упала... А это старичок наш, дедушка Боб. Герой настоящий! Не бойся, Леди, не бойся... Маленькая наша красавица...
Девушка в высоких резиновых сапогах и замызганной одежде спустила в вольер маленького щенка.
- Завтра Сашка к нам приедет, ребята! Ох, заживём! - шмыгнула носом девушка. - Еды вам привезёт... Да тебя, Луш, в центр лапки лечить повезёт. Хорошо всё у нас будет... Ох, хорошо!
И заплакала горько.
А маленькая ей руки-то давай лизать...
- Чегоб понимала... А уже друг, - тихо сказал Пират, посмотрев в небо, думая о своём о чём-то, о дружеском... О собачьем.

+4

375

- Девушка, вы очередь задерживаете, давайте уже, проходим, смиряемся с вечностью в Геенне Огненной и всё такое прочее, - архангел скучающе дрогнул своими многоглазыми крыльями.
Два других ангела тащили молодую женщину, но та яростно вырывалась и кричала:
- Да не самоубийца я! Да ни разу нет! Я успешный адвокат! У меня есть муж и двое детей! Позовите сюда администрацию немедленно! Кто тут главный!? Немедленно позовите мне главного!
Архангел закатил все глаза сразу. Очередь смотрела на девицу с осуждением: всем уже хотелось побыстрее закончить.
- Подумать только, умереть в очереди в супермаркете и попасть в очередь здесь, - пробормотала бабуля в очках. - А мы потом на государство жалуемся... Да в Небесной Канцелярии ещё и похуже.
- Девушка, да дайте мне уже спокойно в Ад, я Сатанист!
- О, Сатанист! - воскликнул архангел. - А Сатанисты у нас без очереди, проведите его, да... Вот.
Женщина бросила короткий взгляд на слишком довольного мужчину и нахмурилась.
- Так кто у вас главный?
- Да я главный, я! Ну послушайте, у меня всё записано... Ну, на душе вашей записано. Самоубийство, смертный грех, доставить в Ад, чего мы комедию-то с вами ломаем?
- Я не могла покончить с собой! У меня муж, дети, собака! Да я лучший специалист у себя в городе! Ко мне все люди за помощью обращаются! Требую обжалования приговора и расследования моего случая! И вообще... Требую ангела-хранителя!
Архангел потёр виски когтистой лапой, устало выдохнув и щёлкнул пальцами. Появился ещё один ангел, худой до ужаса, бледный, перепуганный. Он посмотрел на женщину и на архангела, тут же заулыбавшись виновато и приобняв свою подопечную.
- Извините, радиГосподаБогаНашегоИисусаХриста, онаневедаетчтотворит, - затараторил Хранитель, кланяясь архангелу.
Тот цокнул языком и поджал губы, с укором глядя на младшего собрата.
- Я сейчас же ей всё разъясню, честное слово...
- Да уж пожалуйста. Придётся потом её без очереди... Не об этом я мечтал, рождаясь из Первозданного Света... Следующий!
- Наконец-то!
Ангел отвёл женщину в сторону и повёл вперёд. Темнота, окружавшая их, превращалась в коридор, очередь за их спинами покрывалась будто рябью и таяла, а женщина всё смотрела, как это происходит и поражалась происходящему тихонько, про себя.
- Послушай, милая, ну вот чего ты ерепенишься? - спросил у неё наконец ангел, выводя из размышлений, положив руки на её плечи. - Мы же оба знаем с тобой, что ты сама на себя руки-то наложила, так чего ради ты скандал затеяла? Мне вообще с тобой говорить не положено уже...
Она сбросила его ладони со своих плеч.
- Да говорю же, не может быть такого! Где доказательства? Я была счастливым человеком, у меня всё было! Какое самоубийство? С чего вдруг?
Ангел прищурился и внимательно посмотрел в её глаза.
- Что, правда не помнишь?
Она сощурилась в ответ, вскинув одну бровь вверх.
- А должна?
Хранитель замолчал. Его плечи опустились, а голова поникла. Он развернулся и сделал пару шагов вперёд от неё, махнув ей рукой, мол, идём. Она, всё ещё хмурая, но полная мрачной решимости пошла следом.
Коридор был ужасно длинным, по нему никто кроме них двоих и не шёл, но она ощущала чьё-то незримое присутствие, от чего по коже бегали мурашки. Ангел остановился перед какой-то замызганной дверью и повернулся к ней.
- Взглянуть хочешь, точно? - он оглядел её, склонив голову чуть набок.
- Непременно, - процедила она.
Ангел тяжело вздохнул и открыл перед ней дверь.

***
- Почему ты скорбишь по ней до сих пор? Разве она не бросила тебя и детей?... И чего ей только в жизни не хватало...
- Она бы и не бросила. Она была больна, а я не воспринимал всерьёз... Никто не воспринимает такое всерьёз, пока это не случается. Она продолжала улыбаться и работать, гуляла с детьми, спала со мной в одной постели, но... Она всё это время была больна, а я не видел этого. Мы все не видели.
- Она дала слабину! Ты не должен винить себя! Это её решение! Она бросила вас!
- Она бы ни за что этого не сделала... Это болезнь...

***

- Следующий!
- ...у меня без очереди...

+2

376

Тот момент, когда тебя не хватает на умные посты и ты идёшь писать эмоциональные и глупо-счастливенькие

0

377

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

378

Рассуждение 2. Умирание.

Хотим ли мы быть живыми?
Сложный вопрос. Иногда, глядя на них, мы чувствуем себя совсем другими и гораздо более человечными, чем они. Нас они за людей не считают уже. Не все, конечно, есть нормальные люди, а есть отвратительные мертвецы, как всегда, в любой семье не без урода и не без доброй души, но, преобладающее большинство к нам относится весьма прохладно.
Я уже говорил, что дети и подростки - самые частые из тех, что обращаются последнее время? Именно из-за этого нашим городам и приходит конец. Дети остаются детьми. Доверчивыми и глупыми, неразумными, иногда слишком жестокими. Двадцать Второй, Двадцать Восьмой и Шестидесятый пали из-за детской глупости.
Обо всём по порядку.

Один мальчик поверил, что его дядя приехал с добрыми намерениями. А дядя оказался козлом. Конец.
Он застрелил его почти сразу же и следом за ним в город въехали бандиты, вооруженные до зубов. Всего десять живых уничтожили сразу три города, не поверите. Всё потому, что везде преобладало детское население. Это было похоже на библейское избиение младенцев: они просто стреляли на поражение во всех подряд, бросали гранаты в дома, а огонь, если его не потушить, тоже нас убивает: доходит до мозга и всё, пока, бренный мир... А между городами мёртвых было сообщение. Железная дорога. В каждой стране своя. Закрытые поезда ездили между городами, так что, в случае чего, городская дружина, в которой я, кстати, состою, могла добраться до другого города и помочь разобраться с чрезвычайной ситуацией. Разумеется, в Двадцать Второй поехали из Двадцать Восьмого. Казалось бы, что могут десять человек? А они, оказалось, в сговоре с охраной поезда. Как только дружинники вышли из поезда, по ним открыли огонь охранники поезда. Двадцать Восьмой лишился своего усиления и это было командой для тамошних гостей, что, мол, можно из гостей становиться захватчиками. Шестидесятый они атаковали все вместе несколько дней, пока беспорядки не прекратили силовики.
Правительству ситуацию представили совсем иначе, потому что поверили живым. Всех мертвецов Шестидесятого зачистили, а железную дорогу везде сломали, закрыли или просто запустили до безобразия. Станции остались и на них можно посидеть и пофантазировать, как там, вдалеке.
Из-за этого случая, в Городах Мёртвых, из-за вот тех самых чрезвычайных ситуаций, стало резко падать мёртвое население. Как только переваливало за черту, причём она всегда была разной, так город закрывали, а мёртвых заставляли переселяться.
Поэтому, в общем-то, и остались только эдакие крупные города, вроде нашего. До мегаполиса нам, конечно, далеко, но двести тысяч мёртвых у нас уже есть и город заметно расширили, хоть и наши живые соседи устраивали митинги и шествия протеста, закидывали городские стены дерьмом и тухлыми яйцами.
Конечно, будет ложью сказать, что только из-за этого у нас проблемы. Так как лекарства у нас необычные, мягко говоря, да и рацион ну такой, особый, то и это становится проблемой. Не все готовы жертвовать нам хоть что-то.

Я всё застал. Вообще всё. И побывал на двух сторонах баррикад, можно так сказать, пусть живым я был и не очень долго... Я не могу понять эту ненависть к нам. Мы не делаем ничего плохого. Нам запрещено участвовать в выборах, из городов не выходим, существуем себе и всё... И да, ищем лекарство. Потому что мы хотим жить. Так же, как жили когда-то. Не все, конечно, но вот я очень хочу снова дышать, уставать не просто телом, когда ложишься и лежишь, но уснуть не можешь, потому что спать не хочется, хочу ходить в туалет, хочу блевать, хочу заниматься сексом, болеть, в прямом смысле, хочу потеть, кашлять... Идиотизм, да?
Разум по всему этому скучает, а телу это всё не нужно... Мы работаем и учимся, в основном, развлекаем себя фильмами и танцами до утра. Я выучил за это время три языка. Испанский, итальянский и вот бес попутал русский учить. Кажется, ближайшие лет десять я буду заниматься только им.
Опять же, некоторые не верят в выздоровление и смирились, а некоторые не верят и... Решают, в общем, одним махом. Мы с дружиной постоянно, каждый день, убираем минимум один-два трупа (из тех, что на виду, надо отметить, некоторые ещё хрен найдёшь) и становимся свидетелями двух-трёх попыток убить себя. Тут никакие психологи не помогают, это всё страшнее, чем депрессия. Это умирание, затянувшееся на долгие годы. Напрасно живые считают, что их жизнь - это умирание, нет. Вот то, что происходит с нами гораздо ближе по сути. Твоё тело ходит, но оно умерло и всё, что у тебя осталось - ты сам, твоё сознание, может, душа, и всё это умирает. Теряешь себя, не понимая, зачем ты продолжаешь ходить и смотреть на всё вокруг, касаться этого мира, зачем хочешь есть, зачем вообще всё это... Иногда, не буду врать, и на меня накатывает желание всё это остановить, но потом появляются моменты, когда ты понимаешь, что ты всё ещё живой, там, внутри. Вот это всё, что осталось, этого предостаточно и это растёт, развивается, твой внутренний мир становится оживлённее, в нём появляются мысли, которых при жизни у тебя не было, потому что ты вечно куда-то торопился и воспринимал информацию так же быстро, бегло, не пытаясь её фильтровать, потому что долго, долго, надо же столько всего в жизни успеть! Гонка длинна, а ты ведёшь её с самим собой, не имея ни минуты, чтоб остановиться и задуматься: зачем ты ведёшь её, к чему ты бежишь, где твой финиш и чем тебя наградят-то? Точно ли это гонка, а не побег от чего-то?
И именно из-за того, что у нас есть время думать, смотреть, рассматривать, обдумывать, мы и находимся в умирании. Живым, в большинстве своём, некогда задаваться вопросом глобального потепления и вырубки лесов, некогда думать о мусоре, о своём предназначении, о других, о своём месте в мире. Они заняты тем, что живут здесь и сейчас. Даже якобы думая о том, что природа и планета страдают, они думают, прежде всего, о своей жизни. О том, как будет им и их детям, увидят ли их дети какую-нибудь редкую птицу, или нет... По сути, планета, как и говорил когда-то Карлин, отряхнет нас как блох, если мы будем ей мешать, и, может, мы появились, потому что ей был нужен полиэтилен? Мы озадачены тем, почему природа продолжает жить не смотря ни на что и стараемся продлить её жизнь, потому что мы уже умерли. Если она умрёт, в какое чудовище превратится она? Сажаем деревья, мало расходуем воду и электричество, у нас есть целые недели, когда мы живём вообще не используя никаких благ цивилизации. Жаль, что с животными отношения не складываются. Они нас боятся. Даже птица гнёзда не вьют здесь.
Без животных, оказывается, тоже очень тяжело. Меня раньше ужасно бесили попугаи и я боялся собак. Сейчас я бы всё отдал, чтоб погладить дворового пса или покормить попугая вкусняшкой за то, что он научился говорить своё имя.
В этом я тоже вижу что-то от природной мести: она сделала нас такими, какими мы должны быть в глазах всего живого, наконец-то. Страшными, невписывающимися в их спокойную жизнь с естественным отбором и брачными танцами. И опыты с лекарствами мы проводим на себе, даже предполагая, что нам настанет конец. Сколько животных умерло так, во время того, как живые тестировали какую-нибудь гадость? Мы-то теперь знаем, что такое умирать. Что такое невыносимая боль, что такое беззащитность, абсолютная, бесповоротная.
Возможно, если бы мы хотели уничтожить живых, мы бы это сделали. Но зачем? Они и сами справляются.
Вот, видите, видите, о чём я? Думая обо всём этом, мы черствеем и приходим к тому моменту, когда вопросы, идущие друг за другом, приводят к удручающему ответу вроде: "Неизвестно." Это тот ответ, который никто не хочет услышать, а мы доходим до него и... Всё так гадко становится. Пока ты находишь ответы, отличные от этого, ты ещё живёшь. Как только на всё ответом становится именно это "неизвестно", ты умер. И надо заканчивать.

Я ещё нахожу другие ответы.

+1

379

Программа для видео полетела и удалила мою работу. Хэллоуинский ролик, к сожалению, не выйдет, ибо времени сделать заново у меня не будет. (

0

380

Миролог

Вааа, как жаль и как несправедливо  Т____________Т

0

381

Завтр... сегодня уже будет дохрена всего сделано мной.
Потому что ближайшие два дня будут крайними перед тем, как у меня начнется полная жесть, о которой я напишу отдельно.

0

382

с завтрашнего дня только так пишу-работаю.
http://s11.radikal.ru/i183/1711/35/99f307b134d0.png

0

383

http://sverhnovaia.ru/wp-content/uploads/billboard.png

0

384

Окна.

В ночном городе мне всегда уютно, если я просто смотрю на огни города или иду, не разбирая дороги, слушая музыку. Меня не смущают ни туман, ни дождь, ни снег, ни ветер, ни люди, которые бродят по улицам.

Меня на странные мысли всегда наводят окна.
Задерживаясь у какой-нибудь лавочки, щёлкая зажигалкой, в, как правило, удачной попытке закурить, я стараюсь не смотреть на них.
Но иногда я стою и смотрю и если начал, то уже не могу остановиться.

В каких-то из них горит свет. В каких-то нет.

Я знаю, что в окне на пятом этаже всегда темно. Не так, как в других окнах. Днём там тоже темно, вспоминаю я. Никаких лампочек, ни в праздник, ни в будний рабочий. Не видно телевизора или кошки на подоконнике. Ничего. Просто темно и всё.
На шестом в окно глядит пёс. Иногда он жалобно воет на луну и я слышу это даже сквозь голос Стинга в наушниках. На том же этаже в другом окне можно увидеть мать, качающую своё дитя и танцующую в одном нижнем белье красотку.
Там, на седьмом, по ночам, в темноте всегда можно разглядеть мрачно стоящий неподвижно силуэт. Днём я никогда не видел его. Стоит и будто смотрит куда-то. Может даже на меня или на других людей. Едва загорается свет, как он исчезает. А сосед кому-то из дома напротив азбукой морзе, с помощью фонаря, передаёт послания, на которые никто не отвечает.
На восьмом я часто вижу пламя свечей. Иногда в окошке появляется милая пожилая женщина и гладит свою кошку.
На десятом я всегда вижу, как молодая пара ругается. Она, бывает, бьёт его по лицу, наверняка громко кричит. Он, бывает, берёт в руки что-то и показывает ей, а она поднимает свои вверх. В соседнем окне ребёнок сидит над тетрадками, затыкая уши руками.
На одиннадцатом в окне уже полгода снежинки и гирлянды, которые никогда не горят. Там же есть окно, из которого часто выпускают клубы дыма, а кто-то из гостей, раз в неделю, нет-нет да и встаёт на подоконник, широко расставив руки. И окно, в котором старик курит папиросу, глядя куда-то вперёд.

С чувством тревоги я тушу сигарету и всегда ухожу не оглядываясь. Глядя в окна на чужую жизнь, эта самая жизнь смотрит на тебя в ответ.

Я живу на седьмом.

+2

385

Плохо быть.

0

386

Мне 25. Охренеть.

+1

387

Охреневать будешь когда стукнет 30, как мне. Может даже в качалку запишешься... и пожалеешь об этом.

+1

388

Sarah McDaniel

0

389

https://www.amalgama-lab.com/songs/h/ho … _bite.html

Аарон, пади выди

+1

390

Гспди, как же классно осознавать, что это место я сегодня покину как работник уже навсегда. Никакого Красного Куба!

+1


Вы здесь » Special Forces » Архив эпизодов » Five Nights at Mirolog's